http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Как не поймать дракона


Как не поймать дракона

Сообщений 1 страница 32 из 32

1

https://i.imgur.com/4ihcW60.png
https://i.imgur.com/qTwCTWt.jpg

https://i.imgur.com/AriI4An.pnghttps://i.imgur.com/aLNTwrC.png Майретчи'риата
https://i.imgur.com/aLNTwrC.png Дрэйк Ларт
                  

https://i.imgur.com/UKQOD4z.pngСтарая, давно забытая шахта где-то в глуши неподалеку от Скалистых гор, на рассвете морозного зимнего дня 10592 года.

https://i.imgur.com/VpbW0dr.png[indent]Шахта самоцветов, охраняемая огромным черным драконом. Местные жители, бывшие шахтеры, давным-давно уже смирились с тем, что их место работы давно стало жилищем неуязвимого зверя, но когда жадность твари взяла вверх, заставляя его покинуть логово и вновь начать угрожать жизни и здоровью простых людей, они решили, что с них довольно.
[indent]Бравый наемник согласился сыграть роль ведьмака-драконобойца, чтобы освободить эти земли от гнета дракона, но его ловушка оказалась занята не совсем тем зверем, которого он пытался поймать. Хотя, конечно, простому человеку неоткуда было узнать разницу между драконом черным и обсидиановым.

https://i.imgur.com/JgFiW6T.png

Отредактировано Майретчи'риата (04-07-2018 19:07:19)

+1

2

Иногда в жизни случается так, что силу нельзя побить ещё большей силой, а перехитрить хитрого себе дороже, но когда на стол ложиться солидный контракт, а под вопрос ставиться уровень твоего профессионализма, начинаешь забывать об осторожности и страхе, пытаясь найти способ решения сложной задачи, которую тебе поручили шахтёры.
Разумеется, что лезть к дракону в пещеру было явным самоубийством, а по тому пришлось провести несколько недель в библиотеке собирая информацию о драконах, рисуя чертежи всевозможных ловушек, изучая схемы шахты и тоннелей, попутно прикидывая, что может пригодиться из зелий и волшебных артефактов. Задача была не простой, но в случае успешного завершения принесла бы не только золото, но и известность, которой молодому наёмнику из Аримана катастрофически не хватало. Хотя о его похождениях уже знали многие, вот только древние захоронения, контракты телохранителя и заказы на мелкую нечисть стали ограничивающим потолком, выше которого пока не удавалось подняться.

За три недели Ларт несколько раз хотел отказаться от контракта, но каждый раз откладывал этот поступок на утро, а утром ему в голову приходила очередная светлая идея и он опять допоздна пропадал в библиотеке, рассматривая новый план со всех сторон.
К концу отведенного срока Дрэйк был невероятно вымотанным, уставшим, голодным и отчасти злым, но зато смог придумать, как из старой шахты сделать ловушку для дракона. Правда для этих целей ему потребовалось привлечь кузнецов из соседних деревень, городского алхимика и бригаду шахтеров, чтобы прокопать несколько дополнительных штреков.

Сам план был по сути прост. Нужно было лишь дождаться, когда дракон залезет внутрь шахты, тогда можно обрушить часть горных пород, а следом и толстые заостренные брёвна с железными крюками, которые не позволят ему выползти обратно. Таким образом, лишив ящера маневра, можно будет подобраться к нему с боку по одному из дополнительных штреков и проткнуть горло.
Разумеется, что на какое те время сам наёмник окажется замурованным в шахте, но на этот случай было решено сделать небольшой запас еды и воды, чтобы дождаться, когда шахтёры откопают вход. Разумеется, Ларт не рассчитывал, что всё сложиться так просто, как в мыслях и на бумаге, а по тому прикупил зелья выносливости, регенерации и простенький амулет защищающий разум от влияния дракона. И хотя цена подготовки оказалась высока, но в случае успеха она была бы покрыта полностью, поскольку самоцветы ценились достаточно высоко на Альмарене.

В означенный день и час, выследив дракона и убедившись в его отсутствии, молодой наёмник кое-как уговорил шахтёров начать работу. Даже пришлось выставить нескольких дозорных, что должны были предупредить о возвращении рептилии. Несколько дней к ряду, люди работали не покладая рук, готовя взрывные смеси, блокирующие балки и прорывая дополнительные боковые отводы. Лишь когда всё было завершено, Дрэйк отправил людей по домам, а сам с сумками припасов и зелий, остался в шахте, ожидая появления зверя.
Нервы были натянуты словно струны, усталость давала о себе знать, но Ларт решил не отступать и завершить начатое, поскольку помимо золота и самоцветов у него будет целая туша дракона, которую можно будет продать целиком или по частям. Тела драконов, как и части тел высоко ценились. А ещё у него будет авторитет и известность.

Сидя у самого входа, наёмник смотрел вдаль и терпеливо ждал. По его прикидкам, дракон должен был вернуться со дня на день. Главное не проспать его появление и вовремя убраться в глубокие пещеры и начать действовать.

Отредактировано Дрэйк Ларт (04-07-2018 19:53:04)

+1

3

Резкий маневр в воздухе, разворот крыльев против направления полета, быстрое замедление и, после еще нескольких быстрых взмахов крыльев, мягкое приземление сначала на задние, а затем и на передние лапы. Спуститься на землю ближе к месту своего назначения Майретчи не могла из-за деревьев, что практически полностью скрывали вход в пещеру, но ее местонахождение она знала очень точно, а в короткой прогулке по мягкому снегу не было ничего плохого.
Зимний лес встретил дракона практически полной тишиной, и ее спутниками стали лишь вой ветра среди вечнозеленых елей да похрустывание снега, который не мог выдержать веса зверя и податливо уходил вглубь при каждом шаге, оставляя отчетливые следы. Впрочем, методичное помахивание хвоста мгновенно эти следы затирало, и, судя по ровной снежной глади впереди, хозяин этого логова не забывал делать то же самое.
Запрыгнув на невысокий уступ, Майретчи'риата осторожно заглянула во тьму старой шахты, и, не заметив в ней ни движения, ни жара, которое оставил бы после себя черный дракон, вошла внутрь. Она не успела зайти слишком далеко до момента, когда рассветное солнце более не могло освещать ей путь, а в кромешной тьме даже кошка не увидит собственного носа. Телекинезом подхватив с пола тройку удачно подвернувшихся под лапу факелов и выдохнув на них тонкую струйку пламени, одновременно зажигая все три, гостья заставила их двинуться вперед, освещая и путь под ее лапами, и своды шахты в глубине.
Редкие самоцветы, что еще выглядывали из горной породы, словно играли с драконом своим блеском, преломляя неровное свечение факелов и рассеивая его по потолку и стенам, создавая различные формы и интересные тени. Впрочем, Майретчи не обращала на них слишком большого внимания, медленно продвигаясь вглубь, следуя тем же путем, что и старые шахтеры.
То здесь, то там она находила обломки костей - далеко не старых - и иные признаки присутствия здесь существа, которого любой назвал бы ее собратом. Сама же обсидиановая в этом была далеко не уверена. Мало того факта, что черные драконы были совершенно иными как внешне, так и по своему характеру, так хозяйка гонцовой службы в принципе не считала никого из драконов собственной братией. Конечно, она прожила среди них больше половины своей жизни, но едва ли они дали ей что-то, что определило ее нынешнюю жизнь.
Причиной же, почему Майретчи покинула город и отправилась в это короткое путешествие, была ее репутация. Вернее, тот факт, что эту репутацию кто-то намеренно или случайно пытался испортить. Имя Черной вестницы было хорошо известно, и нередко им же называли и других драконов, не имеющих никакого отношения к Вестникам. Так и местный черный крылатый создавал у местных жителей впечатление, что та самая гонцовая служба пытается испортить им жизнь. "Пернатые вести" пытались остановить эти слухи, доказать невиновность их дракона, но в конечном итоге все эти попытки провалились. Последней мерой оставалось лишь найти "собрата" и либо втолковать здравого смысла в его голову, либо принести эту самую голову шахтерам. Особых предпочтений у Майретчи в этом вопросе, в общем-то, не было. Ей не нравился ни один из вариантов.
Вдруг, факел выхватил из тьмы покосившуюся деревянную дверь, под которой уже скопилась крупная лужа. Обсидиановая не могла протиснуться сквозь нее не принимая человеческого облика, а прятать крылья в подобном месте ей совершенно не хотелось. Впрочем, приоткрыв дверцу, она подошла ближе, и ее длинная шея позволила дракону осмотреться внутри.
На длинном стеллаже виднелось несколько десятков кирок, лопат и иных инструментов горного дела; пять двойных кроватей, установленных тесно друг к другу, хоть и были грязными, но определенно использовались не так давно, и в самом воздухе этой комнаты ощущался едва уловимый запах горючего, словно кто-то был здесь всего пару дней назад, не позже.
"Дракон покинул свое логово, и шахтеры вернулись к работе? Тогда почему сейчас здесь никого нет?.."
Майретчи'риата вздохнула, и из ее ноздрей вырвалось маленькое облачко дыма. Выходит, она просто зря потратила свое время, добираясь сюда. Радовало ее лишь то, что ей не пришлось лететь через снежную бурю.
Развернув хвост в противоположную от входа сторону, обсидиановая двинулась обратно, все так же освещая себе дорогу несколькими факелами, что уже начинали выгорать. Она была разочарована, но в то же время чувствовала облегчение. Хотя бы ей не придется сражаться со зверем, что был никак не мельче ее самой.

+1

4

Что-то неуловимо изменилось в окружающей обстановке. Тихое завывание ветра, эхом гулявшее по старым штольням, стало тише, а вскоре и вовсе сошло на нет. Сидящий у стены наёмник осторожно пошевелился, скинул с головы капюшон и посмотрел в темноту уставшими и воспалёнными от недосыпа глазами.
"Он здесь" - Тихим шепотом пронеслась мысль в голове и мужчина неспешно поднялся на ноги.
От волнения и тревоги, казалось, что все окружающие звуки слишком громкие и выдадут присутствие человека раньше, чем он успеет воплотить свой план в действие. Даже собственное сердце, барабаном бухавшее где-то в груди, казалось играло на стороне дракона, желая выдать его местоположение.
Од длительного ожидания и сидения конечности несколько затекли, так что пришлось немного присесть, расслабить и напрячь мышцы прежде, чем двинуться вдоль стены в один из боковых тоннелей.
Где-то за спиной заплясали отголоски света факелов, шорох тяжелой поступи и шелест крыльев. Зверь явно пробирался в глубины пещеры. Оставалось надеяться, что он зайдёт достаточно далеко, чтобы успеть обрушить вход.

Едва дыша, Ларт осторожно переставлял ноги по каменистому полу, опасаясь потревожить камни и издать лишний звук, который может его обнаружить. Казалось, что время остановилось, а тело застыло в нём, как насекомые застывают в древесной смоле. Потеряв счёт времени и ощущая, как на загривке волосы встают дыбом от страха, Ларт добрался до небольшой каменной насыпи, где был спрятан один из фитилей, ведущий к заложенным зарядам.
Воровато оглянувшись, мужчина присел, сливаясь с камнями своей серой одеждой, отгородился от окружающего мира полами плаща, достал огниво и трут. Зажмурившись на один глаз, он несколько раз чиркнул кресалом о кремень, высек искру и перенес её на фитиль. Ярко вспыхнув и зашипев словно полоз, огонёк с невероятной скоростью устремился к выходу.

Резко обернувшись, Дрэйк смог заметить рваную тень, что уже двигалась в обратном направлении. Скоро должен был прозвучать взрыв и начаться обвал, а значит, нужно было успеть отбежать на безопасное расстояние. Вот только сделать это было чуть сложнее, поскольку из-за яркой искры перед глазами плясали цветные пятна. Пришлось начать двигаться на ощупь, ведя пальцами по холодным каменным стенам.
"Десять, девять, восемь, семь..."
Наёмник отсчитывал оставшиеся секунды, углубляясь всё дальше и дальше в штольни.
"Пять, четыре, три, два..."
Закрыв голову и уши руками, Ларт резко прыгнул вперёд и кубарем покатился по полу.

Земля над головой и своды пещеры вздохнули, поднялись, вздрогнули и зашатались. Следом пришел гром, посыпались камни с потолка, стали трескаться стены, а пол, на котором лежал мужчина, мелко задрожал от количества обрушиваемой у входа породы. Внутренне пространство пещеры заволокло каменной пылью, от чего стало трудно дышать, а глаза заслезились.

Оглушенный и несколько дезориентированный, Дрэйк поднялся на четвереньки и прислушался. Где-то высоко над головой камни всё ещё продолжали падать, но в пещере уже не чувствовалось притока свежего воздуха.
"Значит вход завален. Осталось только выяснить, спел дракон покинуть пещеру или нет."
Вытащил из ножен закопченый на огне меч, Ларт неторопливо принялся двигаться по штрекам в надежде, что план сработал и рептилию удалось не только запереть, но и придавить.

0

5

Темнота. Холодная, гудящая и… острая темнота. Все тело дракона было вялым, слабым и столь тяжелым. Она попыталась поднять лапу, но ей не хватило сил. Она попыталась приподнять хотя бы голову, но не смогла даже сдвинуть ее с места. Открыв глаза, Майретчи увидела лишь ту же тьму, что окружала ее со всех сторон.
Чувства медленно возвращались в чешуйчатое тело, придавая сил и усиливая пульсирующую боль. Не до конца понимая, что с ней произошло, обсидиановая дышала медленно, стараясь шевелиться как можно меньше, и прокручивала в голове события, которые помнила.
Она заглянула в странную комнату, в которой явно кто-то недавно был, решила, что ей здесь делать больше нечего, развернулась и двинулась к выходу. Факела очень быстро погасли, но, ориентируясь по памяти, Майретчи почти столь же уверенно двигалась к выходу. Добраться до него, правда, она не успела. Вся пещера затряслась, и через мгновение ее свод начал рушиться прямо на дракона. Первые несколько камней она успела отбросить телекинезом, от другого увернулась в прыжке, но когда на нее обрушилась вся горная порода, что столетиями мирно лежала под землей, у нее уже не было шанса.
Где-то между камнями проскользнул красноватый отблеск факела. Майретчи’риата, мгновенно вернувшись в реальность, собрала остатки своих сил и что было мощи ударила телекинезом по камням, придавившим ее голову. Она никуда не целилась, стремясь лишь освободить себя достаточно, чтобы осмотреться вокруг и оценить масштаб бедствия.
Ближайшие камни попросту превратились в пыль, оказавшись зажаты между ударной волной и своими сородичами, остальные же с мощным грохотом разлетелись по шахте. Несколько кусков гранита, что поспешили занять освободившееся место, ударили дракона по морде, но позволить вновь завалить себя она не могла. Резко оттолкнувшись задними лапами от чего попало, Майретчи подалась вперед, освободив шею и одну из лап, но тут же задрала голову от боли, а из ее глотки вырвался сдавленный хрип. Резкая боль в боку пронзила все ее тело, ясно давая понять одно. Покинуть эту пещеру без единой царапины у дракона уже не получится.
Вдруг, то ли услышав посторонний звук, то ли почувствовав движение воздуха, Майретчи'риата замерла и прислушалась внимательнее. Похрустывание мелких камней, шуршание одежды. Она определенно была не одна. На секунду она замялась, ведь она не могла не почувствовать чужое присутствие, намеренно проверяя пещеру на наличие в ней кого-то живого, но когда магическая нить, протянутая к источнику звука, отклонилась в сторону против воли дракона, все стало понятно. Защитный артефакт.
Нащупать амулет оказалось просто. Мысленно “постучав” по нему, проверяя уровень мощности артефакта, обсидиановая почувствовала себя крайне глупо. Этот амулет явно был создан учеником или дилетантом. Он действовал, да, но стоило на него один раз надавить, он попросту лопнет вместе с защитным пузырем, что окутывал его владельца.
В обычных условиях Майретчи ничего не стоило бы пробить защиту столь примитивного артефакта, но испытывая постоянную боль и все еще не до конца оправившись от вялости во всем теле, ей пришлось потратить на это несколько долгих секунд. Когда же артефакт, наконец, раскрошился прямо на шее мужчины, его владелец услышал весьма недовольный голос в собственной голове, в котором, впрочем, нельзя было не заметить и нотку усталости:
«И кто же на сей раз желает моей смерти?»

Отредактировано Майретчи'риата (16-07-2018 14:18:11)

+1

6

Ни одной свечи, уголька, факела или отблеска света, кругом сплошной мрак. Куда двигаться- непонятно. Лёгкие заволакивает каменной пылью, глотку несчадно дерёт, но приходится подавлять в себе желание кашлять. Любой неосторожный звук может стать последним в этой бесконечной гонке наперегонки со смертью, в попытке убить дракона.
Присев на колено, Ларт ощупал свою куртку, убедился, что склянки целы и облегченно выдохнул. Нащупав слева пузатый сосуд, наёмник вытщил его из кармана, плотно обхватил горлышко губами и только потом, зубами достал затычку, чтобы даже тихий "чпок" не огласил своды тёмной могилы, которая таковой станет для кого-то из двух, а может и для обоих сразу.
Купленное зелье для ориентации в темноте начинало действовать не сразу, но с каждой секундой чернота отступала и перед глазами начинали вырисовываться чёрно-серые силуэты скальной породы, камней и глубоких ответвлений боковых тоннелей. Хотя, было ли это зрением в полной мере или лишь образы, что рисовало сознание?
Когда "видимость" стала достаточной, Дрэйк понял, что во время взрыва потерял ориентацию и теперь сидел напротив стены, в которую едва не врезался носом, пытаясь отползти на безопасное расстояние.
Упавшие камни достаточно сильно изменили очертания шахты и стоило немалых трудов понять, где он сейчас находиться и в какую сторону ему лучше двигаться, чтобы не выйти прямиком к пасти дракона. Нужно было как-то обойти через боковые тоннели, вот только знать бы, в каком положении лежит дракон и лежит ли он вообще?
"Всё! Если выживу, больше никаких драконов! Обещаю! Имир, ты меня слышишь? Никаких драконов, даже ящериц буду стороной обходить... Слишком уж с ним хлопот много."
Впереди что-то шевельнулось, заставив Ларта остановиться и пристальнее всмотреться в серые очертания, в которых совершенно было непонятно, кто или что перед ним. Как говорит житейская мудрость: "Ночью все кошки серы.". Это же утверждение оказалось верным и для черного дракона в тёмной шахте, чья чешуя не сильно отличалась по цвету от окружающего пейзажа, особенно с учётом того, что чешую покрыл слой пыли и камней.
"Да уж, не просто разыскать дракона в тёмной пещере, особенно если его там нет..."
Наёмник попытался улыбнуться, но приступ кашля заставил его согнуться пополам и заткнуть рот рукавом, чтобы не выдать своего местоположения.

Шевеление повторилось, но уверенности по прежнему не было, что попытавшись атаковать сейчас, Дрэйк не ударит мечом по камню. Будет всего одна попытка, а второй может уже и не представиться. Дожидаясь удобного момента, наёмник осушил вторую склянку, дававшую временный прирост силы, чтобы нанести достаточно сокрушительный удар и пробить прочную чешую дракона.
Сложно сказать, в какой момент и почему Ларт был обнаружен, но почувствовал он это слишком поздно. Амулет на шее сначала завибрировал, потом потребовалось время, чтобы понять, что он сопротивляется воздействию, потом последовала некоторая заминка и сложный выбор дальнейших дейсвтий. Отступление или нападение? Дрэйк решил, что отступив, он уже не сможет незаметно подобраться к чудовищу и решил атаковать, пока действие амулетов и зелий не закончилось. Разбег сквозь заваленный тоннель, замах...
Амулет рассыпается в прах, но со столь близкого расстояния наёмник уже видел мерно вздымающийся бок дракона и знал, куда нужно бить. Вот только следом за рассыпавшимся амулетом пришел ментальный удар, к которому простой человеческий разум был не готов. Его можно было сравнить с ударом дубиной по голове, вызвавшей сильное головокружение и чувство тошноты, от которых тело чуть покачнулось, но этого оказалось достаточно, чтобы меч, устремившийся в желаемую точку удара, немного отклонился и разрубил крупный валун, что лежал рядом.
Повалившись на камни, Ларт до хруста сжал челюсти, пытаясь прикрыть уши, словно это могло помочь и пытался подняться на ноги, чтобы повторить удар, но всё вокруг кружилось, а ноги никак не хотели слушаться, словно после славной попойки.
- Те, кого ты оставил сиротами и обрёк на голодную смерть этой зимой... - прорычал сквозь стиснутые зубы наёмник, не оставляя попыток подняться, используя меч, как точку опоры.

Отредактировано Дрэйк Ларт (16-07-2018 21:50:34)

+1

7

Острый, тяжелый и на удивление легко разрубающий камни меч, пролетевший рядом с драконьей мордой, вовсе не порадовал ее обладательницу, скорее, он едва не заставил ее прожарить мерзавца до хрустящей корочки, но она сама была далеко не в том состоянии, чтобы избавляться от потенциальной помощи. И, как бы странно это не звучало, именно потенциальной помощью мог стать этот человек, или кем он там был. Ведь, похоже, целью покушения была вовсе не Майретчи'риата.
В первые секунды после удара она не отреагировала, внимательно прислушиваясь к металлическому скрежету. Протяжный скрип, звонкий удар о каменный пол, глухой удар по нему же, вероятно, вызванный ботинком или просто тяжелой ногой мужчины. Он поднимался на ноги. Дождавшись, пока человек, по драконьим ощущениям, уверенно стоял на своих двоих, Майретчи телекинезом ухватила меч, аккуратно нащупанный заранее, и резким движением вырвала его из руки владельца, отправив кусок острого металла куда-то еще глубже во тьму.
«Попрошу повременить с обвинениями. Если кто-то и остался сиротой по моей вине, то их родители явно заслуживали то, что получили. В вашем же случае, подозреваю, что вы желали встретиться с совершенно иным драконом...»
Обсидиановая вновь захрипела - вместо отчаянного рычания - пытаясь освободить себя из-под завала. На второй толчок камни, наконец, поддались, освобождая и заднюю половину чешуйчатого тела. Боль в боку же только усилилась, заметно отдавая в лапу и левое крыло при каждом движении. Запах крови, к несчастью, чувствовался отчетливо, но сказать, что именно было повреждено и насколько серьезно - Майретчи не могла. Она не столь часто попадала в подобные ситуации, чтобы хорошо познакомиться с собственной анатомией, а главный "драконолог" всея Вестников был слишком далеко, чтобы помочь.
Держа больную лапу в воздухе, дракон сделала пару шагов и без сил обрушилась на здоровый бок, все еще стараясь следить за движениями ее потенциального убийцы. Недостаточно опытного, к счастью. Было бы глупо умереть за деяния сородича, которого сама пришла остановить.
«Я прекрасно знаю о злодействах черного, что обитал здесь. По крайней мере, мне сообщили, что это его логово, но, коль вы тоже здесь, делаю вывод, что мои источники были правы. Я пришла его остановить, поскольку он порочил мое имя. Если вы слышали о Черной Вестнице, то, быть может, понимаете, что ей нет резона жечь поля и закусывать шахтерами. Мне просто незачем заниматься подобным. И я надеюсь на ваше благоразумие и понимание в этом вопросе».
Обсидиановая осторожно подвинулась, чтобы в сторону ее собеседника была направлена, наверное, самая здоровая часть ее тела. Хвост. Реши мужчина вновь напасть на дракона, Майретчи могла просто отмахнуться хвостом, даже если магия по какой-то причине ее подведет. Сегодняшний день и без того доказал, что полагаться на нее во всем было чревато. Впрочем, подбитой крылатой хотелось надеяться, что человек не станет действовать поспешно. У дракона найдется более чем достаточно терпения, чтобы объяснить свою точку зрения с немалой долей деталей, и она была только рада все объяснить, если это означало получить хотя бы временного, но союзника.
В голове же обсидиановой, как и обычно, выстраивались длинные цепочки развития событий, и те случаи, когда двое застрявших в старой шахте существ работали вместе, были куда более благополучны как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Рано или поздно Майретчи'риата смогла бы и сама разобрать завал, но вот долететь до города она сможет очень не скоро, поэтому помощь даже простого двуногого ей очень бы пригодилась. Оставаться в этой пещере ей не хотелось на лишнюю минуту, не говоря уже о нескольких днях.

+1

8

Как же это неприятно, когда кто-то влезает в чужую голову.
Вероятно, если бы у Дрэйка было больше опыта общения с менталистами и им подобными, он бы и реагировал более спокойно и сдержанно, опираясь на полученный ранее опыт. Сейчас же, новые и необычные ощущения, просто стучали по голове. Иногда казалось, что чужие слова полностью вытесняют собственные мысли и их обьём, едва ли не заставляет череп трещать изнутри. К собственному изумлению, неприятные ощущения и начинавшаяся мигрень, проходили так же быстро, как и появились, что позволило подняться на ноги и даже попытаться замахнуться для повторного удара. Вот только проклятая магия заставила потерпеть неудачу снова. Меч вырвало из руки и отбросило в сторону.

Если бы на месте Ларта оказался кто-то другой, то это могло бы стать для дракона последним, что тот успел бы сделать, поскольку меч-Контракт обладал удивительной возможностью возвращаться к своему владельцу. Парню только и оставалось, что продолжить замах, призвать меч в руку и нанести колющий удар под приподнятую левую лапу в междуреберье, чтобы достать до сердца. Да, Дрэйк может и не был лучшим, самым сильным, самых храбрым или магически одаренным, но он не был и дураком. Знания, полученные от мастер-наставника о различных существах, позволяли использовать их в свою пользу. Но, Дрэйк был тем, кем был.

Дернувшись было вперёд, наёмник остановился и опустил руку с появившимся в ней клинком. Молодой и острый разум достаточно резво соображал и сопоставлял факты. Тот, кто был ему нужен не стал бы "говорить", а попросту попытался убить. Значит, что-то пошло не так, где-то была допущена ошибка или просчёт. Но как, где и почему?
- И чем же заслужили смерти горняки, пытавшиеся выковырнуть из камня несколько самоцветов, чтобы прокормить свои семьи? - всё ещё настороженно и недоверчиво, поинтересовался Ларт, крепко сжимая в руке рукоять меча.
- Мне нужен черный дракон, что обитает в этой пещере и пожирает людей и их скот... Я его встретил. Вот только есть одно маленькое отличие. тот, кто мне нужен, не стал бы говорить. Совсем.

Наёмник чуть отошел в сторону, чтобы не попасть под камни, которые отбросило в стороны, когда дракон выбирался из под завала. Не стал он приближаться и позже, когда зверь улёгся возле дальней стены.
Выслушав очередную речь ящера и перенося её уже легче, чем в первый раз, Дрэйк несколько секунд размышлял прежде, чем ответить. Что-то в услышанном его насторожило, но он пока не мог понять что именно.
- Два черных дракона слишком много для одной шахты... - голос звучал почти спокойно, хотя в нём и чувствовалось напряжение. Явно парню хотелось сказать гораздо больше, но пока он благополучно помалкивал, старательно подбирая слова. - Я наёмник Рузьянской Химеры, а в ней не жалуют нелюдей. Возможно, кто-то и старших братьев слышал о "Черной Вестнице", но до меня такой информации не доходило...
И тут Ларт понял, что именно в услышанном резануло ему ухо.
"Я пришла... Не пришел, не пришло, а именно пришла. Выходит, что дракон не дракон, а..."
Наёмник тяжело вздохнул, тихонечко выругался и одним движением вернул меч в ножны на спине.
- Плохи дела... - тихо прошептал он и присел на колено, чтобы скинуть ранец.
- Несколько месяцев планирования, дни раскопок тоннелей и подготовка ловушки пошли на смарку. Действие зелий скоро закончится... И это не самое плохое. Плохое начнётся, когда вернётся тот, кто должен был быть здесь. Сами мы быстро не выберемся, времени и возможности подготовить ещё одну ловушку нет...
Достав из ранца факел, кремень, кресало и трут, парень запалил огонь и поднял факел над головой, оглядывая серое от каменной пыли нутро пещеры, где всё, включая дракона и его самого было одного серо-буро-черного цвета. Осмотрел драконицу, сокрушенно мотнул головой, от чего из волос вылетело облачко каменной выли.
- Да и вы, Вестница, в таком состоянии не боец...
Развернувшись, Ларт отошел к завалу, подсветил его, убедился, что ловушка хорошо захлопнулась и вновь вернулся к собеседнице, обходя крупные булыжники на своём пути.
- Насколько всё плохо? - Взгляд устремился к лапе, боку и крылу дракона. - Я немного разбираюсь во врачевании и достаточно хорошо в анатомии. Если что-то не предпримем до ЕГО возвращения, то эта шахта станет нашим склепом...

+1

9

Динамика разговора всегда становилась особенно интересной, когда обе стороны имели абсолютный аргумент против собеседника. Правда, не слишком комфортно осознавать, что смерть стоит рядом с косой наготове. Майретчи недовольно фыркнула, когда кусок металла вернулся в руку человека даже не ударившись об стену, к которой его отбросило, но более трогать меч она не стала. Неизвестно, сколько слоев зачарования оружия нужно человеку, чтобы выжить в этом мире.
Когда же своды туннеля озарил неровный свет факела, обсидиановая вздохнула, увидев, кто именно поставил на нее ловушку. Он даже не выглядел старым и матерым наемником, скорее он был похож на паренька, что схватил снаряжение отца и отправился в путешествие. Хотя не стоило недооценивать того, у кого были реальные шансы разделаться с драконом, даже несмотря на то, что шансы эти шли в первую очередь от подготовки и оружия, а не от его собственных навыков.
«Черные обитают исключительно одиночками. Мой же род, хоть и любит пожирать собственных отпрысков для развлечения, иногда собирается в... “семьи”».
Вспомнив собственные ранние годы жизни, Майретчи на секунду закатила глаза. С ее точки зрения эти десятилетия были по большей части потрачены совершенно бесцельно, и никакой привязанности к предкам в ее сердце никогда не было. Сложно было назвать драконий пик семьей, но за неимением лучшего слова в человеческом языке, приходилось использовать то, что было доступно.
Конечно, среди любого драконьего рода были исключения. Обсидиановая считала себя настолько большим исключением, что иногда сомневалась, имеет ли она право называть себя драконом после стольких лет в мире людей. Но это определенно был вопрос на другой день и другую компанию.
«Хотя, конечно, с моей стороны было амбициозно ожидать, что вы заметите разницу между черным драконом и обсидиановым. Особенно, если вы не из этих земель. Но что же касается бывшего хозяина этой шахты, я очень сомневаюсь, что он сюда вернется. Подобные шахты в принципе не являются их любимым местом обитания. Черные предпочитают болотистые земли, а нередко и вовсе устраивают логово под водой».
Крылатая задумалась. Если дракон держал все окрестности в страхе, а шахту и вовсе сделал своим обиталищем, то местные никак не сунулись бы в его логово. Однако в той комнате определенно недавно кто-то был, и, судя по количеству инструментов и постельного белья, далеко не один человек. Значит, наемник привлек шахтеров к подготовке ловушки вместо использования магии, а значит, это вряд ли можно было сделать за день.
«Если я верно понимаю, над вашей ловушкой работали местные шахтеры. Они не сунулись бы сюда, зная, что дракон внутри, а значит, логово пустовало приличное время еще до начала работ. Скорее всего, хозяин уже давно покинул эти места».
Приподняв больное крыло и раздраженно выдохнув облачко дыма из-за резко усилившейся боли, Майретчи’риата сама посмотрела на пробитый бок. На пыльной чешуе, покрытой запекшейся кровью, оказались отчетливо видны места ранений, из которых торчали острые обломки камней. Судя по всему, взрыв разбил горную породу на крупные осколки, которые нашли способ пробить драконью чешую. Конечно, Майретчи - ящер еще молодой, и ее броня просто не успела превратиться в неуязвимый монолит, но осознавать подобную степень уязвимости ей было совершенно не приятно. Однако более угрожающей новостью стало то, что основным источником боли являлись даже не колотые раны в боку, а место ближе к груди, там, где на чешуе не было никаких видимых повреждений. И именно это место заставляло обсидиановую шипеть при каждом неудачном движении.
«Все просто прекрасно...»

+1

10

Наёмник неодобрительно фыркнул, услышав про то, что рептилии ещё и пожирают собственное потомство. Откровенно говоря, внутренне парня даже передёрнуло, когда он представил младенца лежащего на подносе, с румяной поджаристой корочкой и с яблоком во рту, как обычно подают молочных поросят в трактирах и тавернах. Нет уж, это было слишком и молодой наёмник постарался унять своё богатое воображение, от которого едва не вывернуло наизнанку. Благо было нечем.
- Какая мерзость... пожирать собственных детей ради развлечения. Но, похоже, вам повезло и вы пропустили всё "веселье" своего семейства...
Дрэйк отошел подальше и присел на один из камней, размышляя над тем, что говорила дракон. Ну да, с высоты её полёта было легко рассуждать о том, кто и в чём разбирается, особенно учитывая, что люди редко живут более ста лет, тогда как драконы могут прожить и две тысячи лет, если их не сожрали в младенчестве. И если для человека встретить дракона за всю свою жизнь уже редкость, а пережить эту встречу великая удача, то ничего удивительного, что изучая этих рептилий по книгам, старым картинкам и скупым описаниям, можно легко ошибиться в разновидностях  и спутать в кромешной тьме шахты черного и обсидианового. Не даром же говорят, что "ночью все кошки серы".
Ларт был возмущен, но памятуя строки о надменности драконов, предпочитал держать своё недовольство при себе.
- Я из Аримана... - только и позволил себе сказать наёмник, чтобы потешить себялюбие дракона, хотя внутри уже всё кипело от негодования.
Продолжая слушать доводы опасного собеседника, наёмник чувствовал то же самое, что чувствовал в детстве, когда отец нанимал учителей и наставников и они втолковывали пареньку такие вещи, в которых не всякий взрослый мог разобраться. А ведь Дрэйку не было разницы, голову которого из драконов принести селянам, они бы заплатили за любую, не особо разбираясь черная она или обсидиановая. Да и ловушку он сделал хорошую, всё спланировал и подготовил, вот только свои принципы и убеждения не изменил и не позволив совершить убийство того, чья вина не была доказана.
Тяжело вздохнув, Ларт достал тетрадь и карандаш и принялся записывать то, что ему только что рассказали о черных драконах. Гордость гордостью, но разум прежде всего должен думать на перспективу. любая информация о рептилиях может быть полезна в будущем, даже если не самому Ариманцу, то кому то из драконоборцев.
- ... болота... под водой...
Парень оторвался от писанины и посмотрел на Вестницу. Чуть склонив голову на бок, он утвердительно кивнул и пояснил.
- Работы велись одним днём, это подготовка заняла более двух месяцев. Были выставлены дозоры, на случай возвращения, а местные рассказывали, что дракон периодически отлучался из шахты и возвращался чрез несколько дней. Я не так много знаю о драконах, как сами драконы, но могу предположить, что раз он облюбовал это место, то этому есть некая причина. Почему не было выбрано болото или озеро? Из-за самоцветов? Он провёл здесь много времени и теперь решил отказаться от него без видимых на то причин? Я нахожу это слишком неразумным... В прочем, мне бы очень хотелось, чтобы вы оказались правы...
Продолжая наблюдать за действиями ящера, Дрэйк не оставлял мыслей о том, что делать, если всё же черный вернётся. Пусть человеческая жизнь была хрупкой и недолговечной, но отдавать её просто так без боя, молодой наёмник не собирался, как не собирался отдавать жизнь другого дракона, оказавшегося в ловушке по ошибке.
Отложив тетрадь, парень вновь покопался в своем ранце, извлёк бесконечную флягу с водой и направился к драконице.
- Дайте посмотрю, на ваше "Великолепие"... - Дрэйк подошел со стороны морды, точно так же как привык подходить к коням, чтобы не получить копытом. Попытался заглянуть в глаза. Откупорив флягу, протянул руку к губам дракона.
- Вода.. - пояснил ариманец и немного наклонил флягу, чтобы вода стала вытекать.

+1

11

Предложенная наемником фляга вызвала у дракона недоумение. Щедрый поток прохладной жидкости уже стекал по чешуйчатой морде когда ее владелица вспомнила старый эпизод из своей жизни. Длинный диалог, в котором ей усердно объясняли, что такое “забота”. Подобная концепция была тогда была для нее чем-то совершенно новым, и даже зная о ее существовании, сталкиваться с этой заботой Майретчи’риате приходилось нечасто. Т’рик и Вейран’риата, конечно, относились к обсидиановой совершенно не так, как стоило относиться к руководителю, но у них были на то свои причины. Почему же случайно встреченный наемник, что минуту назад желал отрубить дракону голову, теперь пытался о нем позаботиться?..
”Люди - странные создания”
Майретчи приоткрыла пасть и позволила влаге попасть себе на язык, принимая проявленную заботу. Пить ей, впрочем, не хотелось, поэтому пасть очень быстро и закрылась.
«Благодарю», - обсидиановая кивнула и приподняла крыло, вновь осматривая свой поврежденный бок. С этим действительно нужно было что-то делать, но позволять ариманцу прикоснуться к своей чешуе дракон совсем не хотела. Она припомнила старый метод “лечения”, которым ей приходилось пользоваться всего пару раз. Невероятно груб и несколько болезненен, но эффективен. Главный - и единственный - драконолог Вестников утверждала, что работает он исключительно из-за врожденного самоисцеления, присущего драконьему роду, но Майретчи не слишком думала о причинах. Ей был важен результат.
«Прошу отойти на несколько шагов».
Выждав несколько секунд, дракон прикрыла глаза и принялась ментально ощупывать свои раны. Крепко ухватив все осколки телекинезом, она резко выдернула их с такой силой, что, ударившись о свод пещеры, обломки камня либо рассыпались в пыль, либо так и остались торчать из каменного потолка.
Темная кровь мгновенно принялась сочиться из свежеоткрытых ран, а дракон уже набрала воздуха в грудь, чтобы прижечь ее своим пламенем, но, взглянув на человека, Майретчи остановилась. Даже короткая струя пламени использовала бы слишком много воздуха в закрытой пещере, чтобы ему было комфортно. Поэтому обсидиановая решила действовать иначе.
«Если позволите...»
Все тем же верным телекинезом она забрала у наемника факел, стараясь действовать аккуратно, но настойчиво, и одну за одной прижгла все свои раны, недовольно фырча от боли. Запах, наполнивший пещеру, был не из приятных, но ариманец наверняка успел привыкнуть к нему за годы убийства… кого бы он там не убивал.
С основным же источником боли Майретчи ничего сделать не могла. Она подозревала, что было повреждено одно из ребер, но на большее ее знаний не хватало. Люди справлялись с подобными травмами фиксацией больной кости в одном положении, но на дракона мало того, что никаких бинтов не хватит, так еще и крылья мешают. Будь Майретчи человеком, все было бы куда проще.
”Будь Майретчи человеком…”
Переведя взгляд на ариманца, она вздохнула. У нее было лишь два варианта. Так и остаться лежать на месте, пока кость не заживет, или отказаться от уютной чешуи в пользу возможности ходить, не задействуя передние лапы. Ни один из вариантов не был особенно привлекательным, но первый не нравился дракону куда больше, чем второй.
Мужчина получил свой факел обратно, а крылатая туша медленно скрылась в темном тумане. Спустя секунду облачко резко уменьшилось в размерах, принимая форму хрупкой женской фигуры, одиноко сидящей у стены. Отбросив в сторону волосы и оценивающе взглянув на наемника - все люди по-разному реагировали на смену облика дракона -, Майретчи попыталась стянуть с себя верхний слой одежды, но остановилась, почувствовав все ту же боль в боку.
«Я думаю, человеческая анатомия вам больше знакома».

+2

12

Молодой наёмник поднёс флягу ближе к губам дракона, чтобы той было комфортнее промочить горло, вот только предполагаемого результата достичь не удалось. Очень скоро громадная ящерица захлопнула пасть. Не то чтобы Ларт сильно расстроился, но из-за летавшей в воздухе каменной пудры прополоскать рот или пасть было полезно, чтобы всё это каменное многообразие не оседало в лёгких, а в последствии не осело там и не привело к хроническому кашлю. В прочем, может это только людям такое свойственно, что из их лёгких каменная пыль не выводится, а у драконов всё совершенно иначе. Вон, огнём то они как-то плюются.

Напоив невольного "сокамерника", Ларт и сам припал к горловине фляги, жадно лакая холодную воду, прополаскивая глотку и периодически сплёвывая её себе под ноги.
- Не стоит благодарности. - отозвался парень, чей голос звучал уже не так скрипуче и хрипло, как при первом знакомстве.
Он уже собирался умыть лицо и сполоснуть руки, когда услышал в своей голове предупреждение и, не зная чего ожидать, отскочил в сторону с ловкостью достойной большой кошки, что никак не вязалось с его крупными размерами.

Сначала Ларт не понимал, что собирается делать дракон, но когда осколки камней полетели во все стороны, он пригнулся и попытался спрятаться за ближайшим валуном и понял намерения только тогда, когда ящерица взяла факел и стала вытворять совершено глупые и бессмысленные вещи. Разумеется, Дрэйк не был целителем, не знал магических заклинаний, но он вполне сносно разбирался в терапевтике и боевой медицине, чтобы понять, насколько большая глупость сейчас происходила. Утешало лишь то, что это дракон. Большой, умный и знающий, что делает. Возможно именно так они себя и излечивают, вырвав всё мешающее в теле, обливаясь кровью и надеясь на природное исцеление.

Выглянув из-за своего временно укрытия, Ларт убедился, что очередных "каменных взрывов" не последует и уселся поверх валуна, продолжая с нескрываемым любопытством наблюдать за происходящим. Факел вернулся в руку и наёмник попытался пристроить его между камней, когда началось ещё одно представление, по завершении которого он уже сидел с открытым ртом и растерянно хлопал глазами.
Да уж, сколько не читай, сколько не готовься, а мир гораздо интереснее и удивительнее, чем могут рассказать книги и древние манускрипты. Если бы не внутренняя выдержка ариманца, его сдержанность и скупость на внешние эмоции, кто знает, как бы отреагировал простой человек не только на близкое присутствие дракона, но и на факт его преображения.

Наёмник поёрзал на, ставшем вдруг неудобном, камне. Кашлянул, поднёс флягу к губам и сделал несколько больших глотков.
"Однако, загадка. Это дракон превратился в женщину или женщина умеет превращаться в дракона?"
Дрэйк задумчиво потёр подбородок и утвердительно кивнул собственным мыслям. Или это были уже мысли женщины-дракона?
- Д-да... Намного лучше... Больше было опыта...
Соскользнув со своего "насеста" наймит подхватил факел, затем ранец, приблизился к сидящей женщине и воткнул факел между камней, чтобы освободить себе руки. Присев в полуметре от дракона и где-то на подсознательном уровне всё ещё испытывая страх и опасение, принялся что-то искать в ранце. Было боязно, что женщина вновь увеличится в размерах, а человечишка просто не успеет отпрыгнуть и будет раздавлен.
- Не знаю, как у вас, у драконов принято залечивать раны, но то, что вы делали - верх глупости и безумства.
Вытащив из своего бездонного рюкзака несколько склянок и целый ворох свернутых бинтов и тряпок, желтоглазый наёмник посмотрел на вестницу.
- Во первых, вынимать вот так осколки не следует, поскольку они могли повредить артерию и закупоривать её. Вытащить такую затычку и кровь покинет организм быстрее, чем успеете остановить кровавый фонтанчик. И во вторых, кто-же так варварски запечатывает раны? Ну да, на какое-то время вы остановите кровь, но вы повреждаете мягкие ткани. телу и так плохо, а вы ему ещё ожоги добавляете, которые потом превратятся в язвы, что затянет заживление и оставит шрамы... - как мог, парень пытался отвлечь женщину разговорами, пока готовил мази, настойки и тряпки.
- Следовало осторожно и по одному вытаскивать каменные осколки, пережимать артерии, сшивать и накладывать кровоостанавливающие мази. Для организма меньше было бы хлопот. В прочем, что я знаю о драконах, верно?
Вновь откупорив флягу, Ларт зажал её между колен и помыл руки, плеснув немного на них жидкости крепко пахнущей алкоголем.
- Вы позволите? - на одну из чистых тряпиц, он нанёс некую темную субстанцию, пахнущую хвоей, мятой, ромашкой и бог весть какими цветами и растениями. - Для начала перевяжу мелкие ранки, а потом... - Склонив голову на бок, желтоглазый посерьезнел и поинтересовался. - ... займёмся вашим "великолепием". Сильно болит?

+2

13

Молча - а как же иначе - выслушивая длинные речи ариманца, Майретчи'риата стараясь не показывать, насколько она была поражена невежеством этого человека. Она сама была далеко не мастером в вопросах анатомии, даже ее собственной, но, услышав слово "ожог", обсидиановая едва не скосила глаза в разочаровании. Ладно еще кровь, особо крупный осколок действительно мог бы повредить артерию и вызвать кровотечение несколько более обильное, чем тонкая струйка, но предполагать, что дракону может навредить огонь - это как пытаться испарить нимфу, брызгая на нее водой, или пугать вампира свежей кровью.
Вытянув здоровую руку и сунув ее прямо в огонь стоящего рядом факела, Майретчи укоризненно посмотрела на наемника. На ее лице не отражалось ни боли, ни дискомфорта. Да, она чувствовала жар, она понимала, что этот огонь горячий, но на ее коже не было ни следа ожога.
«Пожалуй, я возьму свои слова назад. Я уверена, что человеческая анатомия вам знакома куда лучше», - добавила девушка, демонстративно крутя ладонью над пламенем.
Впрочем, в чем-то ариманец был прав - ее "великолепием" действительно стоило заняться. Не совсем теми средствами, что он готовил, но стоило. Расстегнув пряжку на уровне груди, дракон скинула с себя верхнюю накидку, а остальную одежду верхней половины туловища попросту порвала телекинезом. Это было существенно быстрее и менее болезненно чем пытаться стянуть их с себя больной рукой или тем более просить об этом наемника. Особенно учитывая, насколько неадекватно мужчины иногда реагировали на драконье тело в человеческом облике.
Помимо всего прочего, что ариманец наверняка заметил в первую очередь, на боку Майретчи виднелись несколько тонких бордовых рубцов, чье количество совпадало с ранами, откуда несколько минут назад она вырвала осколки камней. Парень наверняка ожидал увидеть открытые кровоточащие раны, окруженные обожженной кожей, но даже начинающий лекарь без сомнения бы понял, что эти отметины скорее были царапинами, чем серьезными ранениями. Однако, что на самом деле требовало внимания, так это крупное синее пятно на левой половине груди. Разглядеть его в неровном свете факела было той еще задачей, но Майретчи'риата прекрасно его чувствовала, поскольку именно оно сковывало ее движения.
«Так у вас есть идеи, что сделать с этим?» - вопросительно посмотрела на ариманца дракон, ткнув пальцем в поврежденную часть своего тела. Выражение лица мужчины в этот момент почему-то напомнило ей короткий эпизод из прошлого, когда Вейран'риата, которая помимо основных своих обязанностей иногда была еще и драконьим лекарем, накладывала чешуйчатой перевязь при похожем ранении. Если Майретчи не подводила память - а это было маловероятно - управляющая говорила что-то о гематоме и переломе ребра, что означало никаких полетов и, в идеале, никаких крыльев и прогулок на четырех лапах. Обсидиановая тогда провела полдня в постели, а затем почти неделю не могла отделаться от Вейран'риаты, следующей за ней по пятам и следящей, чтобы дракон даже не вздумала принимать свой истинный облик. Быть заключенной в человеческом облике - опыт не самый приятный, и повторять его Майретчи совершенно не хотела, поэтому она надеялась, что на сей раз ее рана восстановится быстрее.
Оставалось надеяться лишь на то, что наемник действительно знает свое дело.[AVA]https://i.imgur.com/o6d85qk.jpg[/AVA]

+1

14

Как не суди человека с высоты своего полёта и положения, но отрицать то, что смертные не так часто встречают драконов, было бы глупо. Вот и суждения наёмника были вполне логичными с его человеческой точки зрения, хотя кому-то из более сведущих могли показаться абсурдными. Ну не мог парень понять одну простую вещь: Если огонь не оказывает на драконов воздействия, то как же можно прижигать раны? С таким же успехом можно было бы пытаться остановить кровь прикладывая подорожник. А если оказывает, то почему не должен оставлять ожогов и иных повреждений? Судя по тому, что делала Вестница, огонь всё же воздействовал на неё и обеспокоенность Ларта была не беспочвенной, хотя возможно, и несколько преувеличенной.
Мужчина действительно переживал за состояние своей новой знакомой, понимая, что сейчас она является единственным шансом на спасение, если старый обитатель шахты решит вернётся. Ну и разумеется были ещё пункты два и три. Второй -  дракон должна улететь или уйти пока простой люд не попытался добить раненную. Третий - драконы редкость, а те, что не пытаются тебя сожрать и убить и подавно.  А ещё чувствовалась некая вина и угрызение совести, что причиной всех случившихся неприятностей был сам наёмник. Не будучи злым и циничным убийцей, Ларт по возможности избегал кровопролития и достаточно сильно переживал, когда страдали невиновные. Его вера в Светлых Богов, его помысли и убеждения говорили, что добро должно быть с кулаками, но сила нужна для созидания.

Дрэйк было дернулся, когда женщина потянулась к огню и опустила свою руку в языки пламени, но видя, что подобное не доставляет ей никакого вреда и дискомфорта успокоился, глядя на происходящее несколько растерянным взглядом.
"Ну и как это понимать?"
- Мммммдааа... - Протянул Ариманец, потирая подбородок. - Человеческая анатомия может и знакома, но вот это...
Договорить он не успел, да и что можно было сказать в сложившейся ситуации?

А дальше последовало вовсе нечто невероятное, что еще больше удивило и... восхитило наёмника. Расстегнув пряжку, скинув плащ и избавившись от одежды, Вестница обнажила грудь, показав не только приятные глазу формы, но и оставленные осколками рубцы и шрамы, что виднелись на светлой коже темными полосками и пятнышками. Да, Ларт был горяч и молод, он был Ариманцем, но это не мешало ему сохранять рассудка при виде женского тела. Разум парня в делах был столь же прочен, как и передок в делах постельных. Взяв факел, он приблизился к женщине, присел рядом на колено и осмотрел более пристально повреждения тела, увидел разросшуюся гематому и тяжело вздохнул. Зафиксировав источник света среди камней, мужчина снял свой плащ, накинул на плечи женщины-дракона, прикрывая лишние, оголенные участки тела. Нет, не по тому, что женское тело отвлекало, просто внутри человека работал какой-то странный инстинкт, побуждавший проявлять заботу и участие. Вновь осмотрев раны, наёмник поднял взгляд и заглянул в глаза собеседницы.
- Теперь у меня точно нет никаких идей. Я в полной растерянности от увиденного. По отдельности я ещё могу придумать, что можно сделать, но сейчас я просто теряюсь в догадках и предположениях, кто же вы в большей степени, дракон или человек, может быть иллюзия человека?
Вытянув руку, Ларт осторожно пощупал воздух перед собой, но не наткнулся на чешуйчатый бок, значит всё же не иллюзия. Потянулся дальше, коснулся кончиками пальцев кожи женщины, убедившись в верности формы. Значит, каким то невероятным образом, Вестница уменьшила своё тело до размеров человеческого. И хотя оставалась масса вопросов, таких как , что стало с весом, куда делать излишняя масса и как чешуя стала мягкой кожей, их было решено обдумать позже.
- С человеком было бы проще, но с вами... - Дрэйк поджал губы. - После увиденного, я не уверен, что человеческие методы лечения подойдут вам в полной мере, учитывая ваше естество. Возможно, всё же имеет смысл попытаться, хотя нет никаких гарантий, что это поможет...
Запустив руку в свой походный ранец, мужчина достал толстую тетрадь в добротном кожаном переплёте и принялся листать страницы, на которых было много текста и картинок всевозможной направленности. Майретчи'риата могла заметить и портреты и пейзажи, рунические круги, древние письмена, рисунки животных, растений, оружия, анатомические зарисовки и много всего полезного, что наводило на мысли о неком "Альманахе" в который её новый знакомый заносил всевозможные полезные сведения. Добравшись до раздела терапевтики, мужчина несколько минут изучал строчки текста, после чего закрыл и отложил тетрадь в сторону.
- Судя по тому, что мне довелось наблюдать, ваша скорость регенеративных процессов значительно выше человеческих, тем не менее, есть опасность, что повреждения рёбер могут представлять для вас опасность в случае, если присуствует внутренне смещение кости и осколок находится в непосредственной близости от лёгкого...
Вновь вытянув руки вперёд, на этот раз обе, мужчина принялся ощупывать поврежденный бок, едва ощутимо скользя подушечками пальцев по коже.
- Нужно наложить обезболивающую и успокаивающую мазь, потом перевязать грудную клетку и какое-то время не шевелиться, пока костная ткань будет срастаться...
Убрав руки, наёмник взял несколько приготовленных баночек, откупорил одну из них и принялся сначала обрабатывать маленькие ранки и рубцы.
- Посидите тихонечко. Может быть для вас это и не важно, но человеческие женщины не любят, когда на их телах остаются шрамы, считая их уделом мужчин. - Улыбнувшись, Дрэйк посмотрел на собеседницу, которая могла рассмотреть человека в деталях и заметить не только шрам на лице, но и то, что он уходят куда-то под одежду.
- Эта мазь обезболивает, способствует скорейшему заживлению и препятствует образованию шрамов. Надеюсь и вам поможет. Может это одно из множества доступных вам тел, а может и нет, но незачем портить такую красоту...
Руки едва ощутимо касались тела Вестницы, осторожно покрывая ранки и синяк тонким слоем лекарства.

+1

15

«Не множества. Вы уже увидели все доступные мне облики», - словно несколько устало и снисходительно мысленно проговорила
Майретчи, краем глаза наблюдая за манипуляциями ариманца. Она старалась не двигаться и практически никак не реагировала на боль от прикосновений мужчины, хоть иногда та и была весьма заметной.
«У большинства драконов есть второй, человеческий облик. Насколько я знаю, получить его может любой, но не каждый видит в этом необходимость. Нередко он списывается с облика знакомого человека, или просто того, кто окажется рядом. После чего изменить свой второй облик становится... сложно. Хотя это скорее эмоциональная проблема, чем магическая привязка. К тому же, списанный образ никогда не идеален, и человек, что стал прототипом, будет на дракона похож, но не более того».
Быть может, говорила дракон для того, чтобы отвлечь саму себя, ведь чем больше она прислушивалась к боли в боку, тем более сильной она становилась, а терпеть подобное приятного было мало. К тому же, объяснив человеку некоторые детали о своем роде, обсидиановая могла надеяться на наилучшее доступное ей лечение в текущей ситуации, одновременно избегая возможных неловкостей и потерь времени в будущем. В любом случае, она не видела причин держать столь общую информацию в секрете. В конце концов, любой драконолог знал все это с первых лет своего изучения крылатых ящеров.
«Обращение происходит на магическом уровне, и насколько я знаю, у нас нет ничего общего с оборотнями. Поэтому даже древний дракон размером с гору может обратиться хоть в человеческого ребенка. Впрочем, все ранения и увечья переносятся из одного облика в другой, что означает, что исцеление моего человеческого вида имеет смысл и для истинного».
"И по той же причине я не могу говорить с вами так, как вы привыкли..."
Обсидиановая едва заметно усмехнулась. Она давно привыкла, что ни в одном облике у нее нет голоса, но иногда это осознание вновь накатывало на нее, вызывая смешанные эмоции. С одной стороны, едва ли подобное отличие ей мешало, но с другой... иметь обычный человеческий голос определенно было заманчивой перспективой, будь у дракона такая возможность. Майретчи нашла полсотни способов обходить ограничение своих возможностей в повседневной работе, но на каждый случай, когда это срабатывало, находился и такой, когда она желала вернуть себе свою речь. Или, вернее, получить. Невозможно вернуть то, что никогда и не было ей дано.
Девушка скосила глаза на наемника. Она посмотрела на детали его кожи, все еще непривычно непохожей на чешую, на глаза со странно круглыми зрачками, на длинный шрам, конец которого прятался где-то под одеждой. Эта отметина была действительно серьезной, и мужчине наверняка повезло, что и он не лишился важной части себя в той стычке. Будь удар немного точнее или глубже, ариманец мог потерять зрение, и лечил бы тогда слепой немого. И неизвестно даже, что хуже в такой ситуации - потерять зрение или сразу потерять жизнь.
«Не могу сказать, что понимаю боязнь женщин получать шрамы. В моем деле даже отметина вроде вашей не станет помехой, хоть мне нередко приходится общаться с мужчинами. Хотя людское общество никогда не переставало меня удивлять, так что я допускаю, что мне нужно познать еще немало истин».
Майретчи'риата подумала немного, а затем добавила:
«Говоря об условностях общества... я могу поинтересоваться вашим именем? Коль вы не сочтете это секретом».[AVA]https://i.imgur.com/o6d85qk.jpg[/AVA]

+1

16

Дрэйк неопределенно пожал плечами с интересом слушая рассказ собеседницы о возможностях драконов.
- Даже два облика, для простого смертного человека, это слишком много. Мы можем сменить одежду или прическу, но не более того. Да и об идеальности людей говорить бессмысленно. Возможно у тех, в чьих венах течет эльфийская кровь,  больше совершенства, но людская их часть всё равно добавляет изъянов.
Наёмник старался поддерживать беседу и пытаться отвлечь существо от неприятных ощущений, которые вызывали медицинские процедуры начиная от нанесения мази и заканчивая перевязкой.

- Как-то странно получается. Стоит дракона вынудить принять человеческий облик и он становится уязвим даже для простого ножа. Ни тебе превосходящих размеров, прочной чешуи или огненного дыхания, ничего такого с чем было бы сложно справиться... - Досадливо вздохнув, Ларт на краткий миг задумался, как бы всё было проще, если бы прошлого хозяина пещеры удалось застать в людском облике. Вот только как понять, кто перед тобой? Дракон или человек? Может быть это шахтер, а не грозный огнедышащий ящер?
- Да и вы сейчас стали лёгкой мишенью. Задумай я нечто дурное, достаточно было бы всего одного удара в горло... В прочем, сейчас это было бы крайне глупо, учитывая то, что ожерелье защиты рассыпалось, а второго у меня нет, как нет и желания совершать поступок против собственной совести...
Длинные и ловкие пальцы бережно скользили по коже нанося мазь лёгкими движениями и с каждым разом покрывая всё большую площадь гематомы, осторожно подбираясь от самого края к серединке по мере того, как средство начинало действовать и притуплять боль.

- Возможно, у такого существа, как вы, есть масса достоинств и шрамы никак не повлияют на дела и судьбу, особенно имея возможность менять облик, в вот большинство наших женщин, не обладая подобными талантами и имея весьма ограниченный срок жизни, переживают за свою красоту, поскольку это единственное, что у них есть и что неумолимо забирает время. Разумеется они переживают по поводу каждого более или менее заметного шрама, портящего их внешний вид.
Закончив с мазью, Ларт поднял голову и вопросительно уставился на Вестницу.
- Ларт. Дрэйк Ларт. Ариманский наёмник, авантюрист и охотник за чудовищами к вашим услугам...
Странно, но только сейчас мужчина понял, что у них не было времени представиться, поскольку сначала он пытался убить дракона, потом был сильно удивлён, а затем пришлось пытаться полечить ту, от которой зависела его дальнейшая жизнь или смерть. Как-то было не до церемоний.
- Простите великодушно моё невежество. Я из простых, уличных псов и часто забываю о манерах...
Ариманец смущенно улыбнулся и учтиво склонил голову в приветствии, прижимая ладонь к собственной груди на уровне сердца.

Отредактировано Дрэйк Ларт (30-08-2018 08:18:19)

+1

17

«Должна сказать вам, господин Ларт, что я повидала на своем веку немало псов, как уличных, так и одомашненных, но ни один из них даже не приближался к вашему уровню учтивости», - ответила Майретчи, медленно и осторожно поднимаясь на ноги. Никакой магии с ее ранением не произошло, и боль в боку никуда не пропала, но пахучие мази либо просто ее приглушали, либо они действительно имели целебное действие, но движения приносили чуточку меньше неприятных ощущений, чем раньше. Да и в любом случае, оставаться на месте и ждать лучшего эффекта дракон не собиралась.
«Майретчи'риата», - девушка на мгновение склонила голову.
«В дословном переводе - "Глас ворона". Очень приятно».
Одарив Дрэйка благодарным взглядом, она повернула голову в сторону кромешной тьмы, что ждала их в глубине шахты. Факел, воткнутый меж камней, позволял собеседникам видеть друг друга на удивление хорошо, но его свет быстро рассеивался, да и рано или поздно от факела останутся лишь угли. Впрочем, свет большой проблемой как раз и не был.
Быстрый взгляд, безмолвный приказ, и из лежащей на земле накидки прямо девушке в руку устремилось ярко пылающее перо феникса. Старый артефакт, который неизведанными путями судьбы оказался в ее владении. Майретчи совсем недолго хранила перо в своем кармане, но оно не раз помогало ей в самых неожиданных ситуациях. Само по себе оно не обладало никакими особыми свойствами, кроме возможности писать им где угодно, хоть в воздухе, не используя никаких чернил. Простой человек вряд ли найдет подобному трюку применение, кроме как показывать фокусы ничего не подозревающей публике, но для рунного мага подобный инструмент был попросту незаменим.
Пошарив взглядом по мелким камням у своих ног, Майретчи выбрала наиболее гладкий и тем же самым способом заставила его взлететь прямо в ее ладонь. Несколько твердых штрихов, и красно-оранжевые линии на камне засветились чуть ярче.
«Надеюсь, вы ничего не имеете против света».
Дракон завершила контур руны, и камень мгновенно вспыхнул в ее руке, словно крошечное солнце. Этот свет оказался мягким, в тех же оттенках, что и факел наемника, но его силы хватало на то, чтобы осветить пещеру на полтора десятка шагов вперед. Заклинательница заставила камень зависнуть над ее плечом, на приличной высоте, чтобы не слепить наемника, если тот решит посмотреть дракону в глаза, а перо феникса спрятала где-то под плащом, столь любезно ей предоставленным.
Шаг вперед, и в бок вновь выстрелила резкая боль. Обсидиановая поморщилась, но упорно сделала еще один шаг. Нет, она совершенно не собиралась оставаться здесь, какой бы не была цена.
«Вы не собираетесь остаться здесь навечно, господин Ларт?» - мысленно бросила Майретчи, на секунду замедлившись, но не оборачиваясь. Не дожидаясь ответа, она двинулась вглубь шахты, заметно хромая на одну ногу и недовольно шипя при каждом неудачном шаге. Но ничего. Терпения у этого дракона всегда было предостаточно.[AVA]https://i.imgur.com/o6d85qk.jpg[/AVA]

+1

18

Ларт несколько смутился, услышав “слова” собеседницы. Как-то не привык простой Ариманский мужчина к возвышенным словам о своей персоне, справедливо полагая, что лучшая благодарность и признание заслуг это звонкая монета. Не будучи городским щеголем или выходцем благородного дома, Дрэйк ларт был скромен в оценках своих дейсвтий и прекрасно понимал, что его воспитание далеко от идеального, но чего у него было не отнять, так это обходительного отношения к женщинам, которые были женами, дочерьми и матерями Ариманских мужчин. Впрочем, не только Ариманских.  И пусть минутами ранее Ларт видел перед собой древнего ящера, но как оказалось она тоже была женщиной.
- Рад знакомству, уважаемая Мачиричи… - Наёмник закрыл глаза, плотно сжал челюсти, сосредоточился и несколько раз прокрутил в памяти услышанное имя, которое для ариманского языка было труднопроизносимым. Но Ларт не был бы Лартом, наёмником, авантюристом и искателем сокровищ, если бы отступал каждый раз, встречая новые и незнакомые слова в древних книгах, манустриптах, сказаниях и песнях. Его работа требовала умения работать с письменными и устными источниками и частенько уметь правильно воспроизводить заклинания и заговоры, которые открывали доступ к древним знаниям, сокровищам и усыпальницам.
- Майретчи'риата… - Произнёс Ларт через несколько секунд тишины и тут же, достав толстую тетрадь в кожаном переплёте, записал аккустическую транслитерацию имени новой знакомой и сделал небольшую приписку с переводом.
- Глас ворона? Именно по этому вы вначале спросили, слышал ли я что-то о Вестнице? - Дрэйк умел достаточно быстро сопоставлять факты, а то, что услышал однажды, не забывал никогда. Годы тренировок давали о себе знать. И пусть он не достиг вершин мастерства в чём-то конкретном, но зато у него был широкий кругозор и обширные познания в совершенно различных областях знаний, что не раз помогало в работе.

   Склонив голову в почтительном полупоклоне, наёмник засвидетелсьвовал своё почтение к женщине, дракону и собеседнице. Но в следующее мгновение пришлось отпрянуть, поскольку появившееся перо показалось огненным щаром и тренированное тело инстинктивно отклонилось, готовясь принять удар, которого так и не последовало.
   С интересом наблюдая за действиями новой знакомой, молодой наёмник улыбнулся, поскольку сам не так давно стал изучать рунистику. И тем больше был его интерес наблюдать за действиями другого рунного мага, чтобы почерпнуть немного знаний и опыта в этой сложной, но очень занимательной дисциплине.

   Вновь спешно раскрыв тетрадь, Дрэйк принялся переносить схему заклинания на бумагу, но не доводя линии до конца, чтобы оно не сработало прямо на странице. Да, общие правила начертания рун наёмник успел изучить, а новое рунное слово или узор, всегда могли пригодиться в будущем. Сейчас же его “арсенал” состоял из нескольких зажигательных, замедляющих и взрывающихся арканов, ну и арканы “Тысячи повторений”, которая долгое время снилась в кошмарных снах.
- Рожденному под солнцем и почитающему Светлых богов грешно противиться свету… - с лёгкой улыбкой отозвался ариманец, заканчивая записи в тетради.
Света стало больше и, глядя на то, сколь тяжело даются движения Майретчи, Дрэйк поспешно закрыл и спрятал тетрадь, приблизился к женщине и предложил свою руку в качестве опоры.
- Боюсь, что у меня просто нет этой вечности, миледи. Позвольте вам помочь. Камни под ногами шаткие, а ваш бок лучше какое-то время не беспокоить резкими движениями и падениями.
Стащив со спины меч, Ларт перехватил его поудобнее и посмотрел в темный зев штрека.
- Ох и не люблю я эти темные подземелья и тварей в них обитающих. Но, похоже, выбора у нас нет…
Улыбнувшись, наймит медленно двинулся вперёд, стараясь двигаться так, чтобы женщине-дракону было удобнее держаться за него.

+1

19

Пренебрегать предложенной помощью Майретчи'риата не стала. Чувство гордости как таковое пусть и было ей знакомо, но его силы редко хватало чтобы повлиять на мышление дракона. Стоит добавить, что даже ближайшее ее окружение не всегда соглашалось с решениями обсидиановой поставить собственную гордость под удар для достижения столь привлекательной выгоды, но мало кто знал, что вся организация, ныне известная как Вестники, зародилась с того, что один определенно-не-дракон провел несколько лет в добровольном рабстве у человека, работа с которым и в его лучшие-то годы была малоприятной, а когда он поднялся в высшие эшелоны подпольной иерархии, то и вовсе превратилась в постоянный поток морального и физического насилия по отношению ко всем его подчиненным. Тот период собственной жизни Майретчи не желала даже вспоминать - и это с учетом ее низких стандартов к собственной гордости, - так что неудивительно, что он оставался неизвестен практически всем ее приближенным. Практически, но не всем.
Ковыляя вперед по неровному полу шахты, дракон то и дело отправляла свое карманное солнце в ответвления, уходящие в сторону, проверяя их на наличие чего-то полезного или примечательного, но она не находила ничего, кроме старых телег, обломков инструментов, мелких завалов - часть из которых определенно была свежей, но о причине долго гадать не приходилось, - да редких просветов природы. Подземные путники явно забирались в более старые участки шахты, где корни растений, растущих далеко на поверхности, начинали пробираться в созданные людьми пещеры, делая воздух более влажным, что, вкупе с низкой температурой, заметно изменяло и внешний вид шахты. Свет отражался от влаги и льда на камнях, ослепляя путников, поэтому Майретчи призвала солнце к себе в ладонь и изменила несколько линий, делая его более тусклым. Его хватало лишь на то, чтобы освещать путь прямо под ее ногами, но ничего интересного на протяжении всего пути этот свет и не показал, так что потеря была невелика.
«Касательно моего имени», - после долгого ментального молчания внезапно сказала обсидиановая.
«"Глас Ворона" - проявление плохого чувства юмора у моих... прародителей. Я не имею голоса с рождения, а моя чешуя, видимо, напомнила им оперение птицы, вот и всего. Черной Вестницей же меня прозвали люди. Я связана с организацией, доставляющей вести, а "черная"... я до сих пор не уверена, банальное это имя или в него вложен смысл плохих новостей».
И тут камень под ее ногами закончился, уступив место бесконечной тьме. Мгновенно ухватившись свободной рукой - второй она все еще опиралась на ариманца - за ближайшую стену, Майретчи'риата резко потянула себя назад, зависнув с одной ногой над пропастью, в которую посыпались мелкие камешки. Тусклый свет карманного солнца не успел предупредить путников об этой небольшой проблеме, и обсидиановая мгновенно укорила себя за нежелание терпеть отблески света на льду. Даже временно ослепнуть было лучшей участью, чем свалиться со скалы без возможности расправить крылья.
Отойдя на пару шагов назад, дракон взмахнула рукой, призывая свой парящий светильник обратно на ладонь, извлекла пламенное перо из потайного кармашка и принялась вновь возиться с рунным знаком, предварительно рассеяв руну света, погружая пещеру во тьму.
«Здесь "Полуночный рассвет", а здесь - "Таран" с обратным эффектом», - пояснила обсидиановая, позволяя Дрэйку в деталях рассмотреть горную породу в своих руках, на каждой стороне которой теперь красовался огненный рунический знак. Она заметила, с каким интересом он наблюдал за ее работой, и решила поделиться теми именами, что этим знакам дал ее наставник. Впрочем, чего она не могла сказать, так это попытался ли ариманец сделать копию и этих рун. В темноте подобный трюк был, конечно, не невозможен, но удобного в нем тоже было мало.
Завершив последнюю линию, Майретчи'риата коротко бросила:
«Закрой глаза. Когда услышишь удар - внимательно смотри по сторонам».
Инструкция была простой и четкой, и обсидиановая даже позволила своим манерам несколько проскользнуть, обратившись к ариманцу на "ты". В тот момент она уже сосредоточилась на том, чтобы с как можно большей силой разогнать этот "Обратный таран" и заставить его соприкоснуться со сводом пещеры на той стороне разлома. Очевидно, Майретчи надеялась, что у разлома есть "та сторона". В противном случае ее план провалится вдребезги.
Камень сорвался с ее ладони, засвистел в воздухе и устремился во тьму. Обсидиановая, следуя собственному совету, закрыла глаза и принялась ждать удара. Прошла секунда. Вторая. Дракон уже начала сомневаться, что на той стороне что-то есть, но после третьей секунды послышался глухой удар, и пещера, наконец, озарилась лунным светом.
Конечно, его источником была магия, а не настоящая луна. Разбившись о стену, рунный камень создал ослепительную вспышку, а затем его мелкие обломки разлетелись в разные стороны, продолжая излучать яркий свет. Сила удара была столь велика, что весь разлом оказался освещен на несколько добрых секунд, пока энергия руны окончательно не иссякла, но этих секунд хватило чтобы понять, насколько огромной оказалась эта пропасть. Вглубь она уходила на неопределенное расстояние, но верхний свод оказался достаточно близко. Быть может, Майретчи смогла бы достать до него в одном прыжке в своем истинном облике. В стороны же от прохода уходили два широких разлома, по краю которых, казалось, можно пройти, но дорожка была столь узкой и неровной, что только совсем отчаявшийся путешественник рискнет двинуться по ней.
Самым важным же, что можно было успеть заметить за короткое время, пока пропасть была подсвечена заклинанием дракона, был проход по другую сторону пропасти. Он выглядел примерно так же, как и тот, в котором стояли путники, что мягко намекало о недавнем появлении всего этого зала. А вот уж причина его появления определенно оставалась загадкой.
«Я думаю, нам нужен привал...»[AVA]https://i.imgur.com/o6d85qk.jpg[/AVA]

+1

20

Ларт двигался неспешно, тщательно выбирая место куда наступить и постоянно приглядывал за попутчицей, чтобы вовремя остановиться или поддержать. Делал он это легко и непринужденно, не акцентируя внимания на ограниченных возможностях визави и совершенно не думая о том, что совершает что-то уж чрезмерно важное или благородное. Даже когда спутница останавливалась, Дрэйк также останавливался, прислушивался к окружающим звукам или вглядывался в боковые ответвления, справедливо полагая, что дракон знает и может чуточку больше, а значит если она остановилась, то тому есть веская причина. По началу парень несколько недоверчиво реагировал на летающее маленькое солнце, но после третьей или четвертой демонстрации привык, чего нельзя сказать о ментальном общении. Когда Майретчи'риата обратилась к нему после долго молчания, то вполне явственно ощутила, как под её пальцами тело наёмника напряглось и вздрогнуло от неожиданности. Повернувшись к женщине, Ларт коротко кивнул и прошептал:
- Я мало что знаю об истинном смысле имён драконов, но гонец не виноват в тех вестях, которые он принёс. Так что осмелюсь предположить, что “черная” имеет отношение скорее к оперению, чем… - мужчина умолк на полуслове, но дракон смогла уловить эхо его мыслей: “Если только вы не приходите сообщить, что явились забрать жизнь...”
И хотя, как успела заметить Май, Дрэйк шел закрыв один глаз, реакция у него оказалась хорошей. Едва она оступилась, как рука наёмника крепко, но бережно сомкнулась на запястье, а в следующее мгновение осторожно, но настойчиво, потянула в сторону от пропасти, пока они не оказались на безопасном удалении. Стоя рядом, Ларт с интересом наблюдал за тем, что делала Вестница. И хотя его руки были заняты и не было возможности перенести новые рунические узоры на бумагу сразу, Майретчи'риата могла бы удивиться, насколько у парня хорошая и натренированная память, позволяющая запоминать новое, а потом переносить в виде рисунков на бумагу.

Вспышка оказалась достаточно яркой и её удалось ощутить даже сквозь закрытые веки. На всякий случай, Ариманец выждал одну лишнюю секунду, а затем быстро оглядел пространство пещеры, проходы и разлом, уходящий в обе стороны, прежде чем окружающий мир погрузились в непроглядную тьму. И хотя в подземелье стало темно, женщина услышала шорох одежды, тихое бряцание железных застёжек и тихое поскрипывание чего-то кожаного, приглушенный удар о землю чего-то увесистого. Чья-то тёплая ладонь осторожно коснулась её предплечья, затем вторая ладонь прошлась от одного плеча к другому, ненавязчиво развернула женщину в неизвестном направлении и голос спутника тихо прошептал:
- Как пожелаете, Вестница. Присядьте. За вами на земле ранец, а я пока зажгу факел.
Крепкие и сильные руки продолжали удерживать её, пока она не опустилась на ранец из сыромятной кожи и коленом не упёрлась в бок мужчины. Ладони исчезли, а через секунду она увидела силуэт, сидящий к ней полубоком и высекающий искру, чтобы не ослепить яркой вспышкой. Похоже, наёмник заметил, что яркие вспышки и блики доставляли дракону неприятные ощущения и теперь он делал всё так, чтобы искры не били по глазам.
Когда желтое пламя факела осветило небольшой пятачок, мужчина повернулся к спутнице и зафиксировал светильник между камней.
- Если позволите, мне бы хотелось попробовать перенести на бумагу полученные знания и немного попрактиковаться…
Ларт смущенно улыбнулся, вытащил из кармана уже знакомую тетрадь и флягу с водой. Флягу протянул женщине, а тетрадь раскрыл так, чтобы и Май могла видеть страницы. Неспешными движениями принялся переносить рунический узор на бумагу, периодически замирая и копаясь в глубинах памяти.
- Можно попробовать соорудить переправу или пройти по уступу, но это занятие мне видится не только долгим, но и опасным. Возможно, где то в нижних штреках есть проход, ведущий на другую сторону через разлом…
Ненадолго, Ларт прекратил писанину и посмотрел на собеседницу, ожидая её реакции на предложение. Будь он один, наверняка бы попытался пройти по узкому уступу, но сейчас это была не лучшая идея, поскольку женщина была ранена, а акцентировать на этом внимание было грубо, тем более, что он сам стал причиной полученных ранений.

+1

21

Пусть мысль Ларта и не удосужилась чести быть произнесенной вслух, его спутница прекрасно поняла, что он имел в виду. Впрочем, опровергнуть его мысли она не имела права. Сама Вестница крайне редко пускает свои когти в дело, но ее иное воплощение, Эльза Безмолвная, сейчас бредущая по холодной пещере, делает это куда чаще. Она не гордится тем, что ей приходится делать, и она ищет возможности избежать лишнего кровопролития, но иногда это просто единственный доступный выход.
Майретчи попросту перевела взгляд на что-то впереди и оставила фразу наемника без ответа.

И вновь проявление этой странного странного человеческого отношения, именуемого заботой. Майретчи'риата подчинилась требованию - вовсе не предложению - опуститься на относительно мягкий ранец. Конечно, она могла и воспротивиться, но... зачем? Обсидиановая давно уже установила, что ариманец не горит желанием вновь покушаться на ее жизнь, ибо у него было достаточно удобных для того моментов, так что она просто решила следовать всем его проявлениям повелениям, заодно пытаясь выяснить, что же это, на самом деле, за эмоция такая.
Впрочем, в какой-то момент Ларт определенно переоценил нужду дракона в этой самой заботе. Да, карманное солнце - почти столь же яркое, как и небесное светило, если смотреть прямо на него - создавало весьма неприятные отблески во льду и воде на своде пещеры, но прятать от девушки свет факела определенно было чем-то лишним. Наградив мужчину честно заслуженным вздохом, Майретчи закрыла глаза и прислушалась.
На переднем плане, разумеется, слышалось лишь напряженное дыхание ариманца да неравномерное шипение вылетающих искр, что упорно не хотели превращаться в пламя на конце факела, но дракон попыталась пропустить все это мимо ушей, сосредоточившись на звуках иных, едва различимых. По стенам пещеры стекала растаявшая вода, просачиваясь меж камней куда-то в нижние пещеры; в разломе, пробираясь сквозь узкие расщелины, свистел холодный ветер, и где-то далеко куда-то с грохотом катились булыжники. Это случалось периодически, и Майретчи списала подобное явление на недавний взрыв, который наверняка хорошо потряс всю горную породу в области, повышая угрозу обвалов. К счастью, до сих пор единственный обвал, с которым дракон встретилась лично, был тем самым, из-за которого она и застряла под землей.
Голос Ларта вывел обсидиановую из транса. Она безразлично кивнула - в конце концов, какое у нее было право решать, чем ее спутник будет заниматься в свободное от попыток освободиться время, - приняла протянутую ей флягу и слегка встряхнула ей, прислушиваясь к содержимому. Казалось, что она уже наполовину пуста, но Майретчи еще в прошлый раз приметила, что количество воды, из этой фляги вытекшее, никак не могло в нее поместиться, а значит, была в ней и магическая природа.
Перевернув флягу вверх дном, дракон принялась наблюдать за движением струйки воды, что, прямо как и ее дикие сестрички, бежала меж камней, ища путь вглубь. Только вот Майретчи'риата намеренно лила воду туда, откуда у нее не будет способа сбежать, поэтому под ногами девушки образовалась приличных размеров лужа, а фляга, казалось, стала только полнее.
«Вы не обратили внимание на расщелины по краям?» - ответила она на размышления Ларта.
«По камням течет вода, но они все еще острые, как после взрыва. Этот разлом здесь недавно. Хотя очень сомневаюсь, что это ваша работа».
Взгляд дракона все еще оставался прикован к лужице. Задумчиво нахмурившись, она ментально ухватила жидкость, сжимая ее со всех сторон и превращая в подобие желе, пусть внешне это никак не проявилось, если не считать замерших на поверхности волнений. Фляга, положенная на лужицу, принялась погружаться в нее столь медленно, словно это было невероятно густое масло.
Удовлетворившись результатом, Майретчи ослабила хватку, и фляга мгновенно достигла дна лужи с небольшим всплеском.
«Будь эта пропасть полна воды, я, быть может, смогла бы удержать ее поверхность достаточно плотной, чтобы мы смогли пройти на другую сторону».
Обсидиановая посмотрела куда-то во тьму, но через секунду в ее черных глазах вспыхнула идея. Она дернула пальцем, и фляга, выскочив из лужи, прыгнула прямо Ларту в ладони.
«Насколько быстро эта вещь может производить воду?»[AVA]https://i.imgur.com/o6d85qk.jpg[/AVA]

+1

22

Когда Ларт зажигал факел, то он закрывал от женщины лишь искры, которые высекались огнивом, но едва факел занялся огнём и разгорелся он повернулся к женщине и пристроил светильник между камней. В этот момент, Вестница и могла заметить, что у молодого наёмника был открыт один глаз, а второй прикрыт. Дрэйк хорошо знал, как яркие искры в темноте бьют по глазам и оставляют цветные пятна перед глазами, мешающие зрению. Это было не тоже самое, что смотреть на блики солнца на льду или водной глади. Там солнце просто слепит, в тёмных же подземельях, когда зрачки расширены, "засветка" и временная слепота с последующими всполохами, делают человека уязвимым. Именно этим и было обсловленно желание человека оградить спутницу от неприятных последствий, поскольку она могла и не знать подобных тонкостей. В прочем, Ларт не был уверен на сто процентов, что драконы, даже в человечьем обличии, подвержены людским недостаткам, но всё же решил подстраховаться.
   Сидя на камне и положив тетрадь на колено, ариманец достаточно сноровисто перенёс рисунок на бумагу и уже с интересом наблюдал за действиями Май.
- Вода камень точит, но ей нужно достаточно много времени, чтобы сгладить острые углы и неровности. Одной человеческой жизни явно недостаточно, чтобы сделать стены гладкими...
Подобрав несколько плоских камней, наёмник уложил их себе на колени и принялся копаться в них, выбирая те, что наиболее подойдут для нанесения рунических узоров. Пера, подобного тому, что использовала Вестница у него не было, как не было и её знаний, а по тому приходилось искать максимально плоские поверхности, чтобы искажение узора было минимальным и его было легко компенсировать.
- Вполне возможно, что разлом образовался несколько раньше, когда шахтёры вели выработку в этой местности. Возможно их отцы или деды...
Осмотрев очередной камень и найдя его состояние неудовлетворительным, парень откинул его в сторону пропасти и прислушался. Сначала последовало несколько глухих ударов, а потом всё стихло. Никаких "бульк" и "хлюп " эхо не принесло.
- Вода сочиться по камням, но разлом не наполнился водой. Этому может быть два объяснения. Либо разлом действительно появился недавно, либо есть пещеры, в которые утекает вода.
С некой опаской, Ларт принял флягу. Взболтал её, проверяя содержимое, потом поднёс к губам и сделал несколько глотков.
- К сожалению, нам это никак не поможет. Вода во фляге, хотя и не заканчивается, её хватает чтобы не испытывать жажды, но вот чтобы наполнить ей пещеры... Боюсь, что я умру от старости быстрее, чем она покроет хотя бы половину расселины.
Ариманец наконец выбрал несколько камней, достал небольшой ножичек и принялся чертить на нём руны. В какой-то момент его лицо приняло задумчивый вид, лоб нахмурился, а брови сошлись к переносице. Он оторвался от своего занятия и вновь посмотрел на разлом.
- Или вы хотите лить воду под ноги и пытаться удерживать её... в подобном состоянии... - кивком головы, Дрэйк указал на лужицу, но почти сразу отрицательно закачал головой.
- Слишком долго. Вы ранены, а подобная задумка слишком трудозатратна, может быть... - парень резко повернулся к собеседнице и подбросил камень на ладони. - Вы же разбрасывали камни завала? Так?  А что если сделать из досок и верёвок некое подобие носилок, залезть в них и перенести на другой край? Или встать на камень и перелететь на нём? Тогда не нужно будет тратить много сил на поддержание и можно сосредоточиться на переносе одного обьекта?
Дрэйк посмотрел на Майретчи'риату, ожидая от древнего и мудрого существа опровержения или подтверждения своей идеи, поскольку только она сейчас могла сказать, хватит ли её сил для выполнения такой странной задачи по переносу двух существ верхом на камне или носилках.

+1

23

Древнее и мудрое же существо лишь отрицательно покачало головой.
«Не выйдет. Пытаться удержать что-либо в воздухе - это как держать нечто тяжелое на вытянутой руке. Вполне возможно, и поначалу вовсе не тяжело, но уже через несколько мгновений рука начинает болеть и непроизвольно опускаться. К тому же, чем дальше этот предмет, тем тяжелее он становится, а значит, мне нужно переносить нас обоих одновременно. Я еще не встречалась с тем, кто был бы на подобное способен, и, признаться, встречаться не желаю».
Майретчи'риата вздохнула. То ли с облегчением, то ли от безысходности. Если ее идея не может быть воплощена в жизнь, это означает, что у застрявших под землей все еще нет никакого плана по возвращению на поверхность, но в то же время, им не придется ждать неопределенное время, пока разлом заполнится водой. Хотя, размышляя об этом в ретроспективе, дракон заметила, насколько наивным было ее предложение.
Дернув пальцем, она толкнула немного влажного воздуха в сторону факела, на секунду сбив пламя и отвлекая внимание наемника. Полученное мгновение Майретчи использовала чтобы оттолкнуться от стены пещеры и рывком подняться на ноги, на секунду оскалившись от боли, вновь пронзившей ее бок. Когда свет факела вернулся и расползся по стенам пещеры, обсидиановая одарила ариманца легкой улыбкой и вернулась к краю разлома. На сей раз она остановилась в нескольких шагах от бесконечной тьмы, скрестила руки на груди и задумчиво уставилась в пустоту.
«Не нравится мне все это», - решила она вовлечь Дрэйка в свои размышления, не поворачивая головы.
«Вся ситуация, в которой мы оказались. Не похоже, что все это лишь случайность. Нас обоих словно заманили в это место, где предлогом был один и тот же дракон, которого здесь вовсе и нет, и я не видела никаких веских доказательств того, что он и вовсе когда-то здесь был».
Девушка вздохнула.
«К сожалению, мой опыт показывает, что если происходящее не кажется случайностью, то оно ей и не является».
Она не стала добавлять ничего об источнике этого опыта, но за свою недолгую жизнь дракон уже успела нажить себе немало недоброжелателей. Большинство из них не представляли ей серьезной угрозы - либо не представляли изначально, либо после принятых Вестниками мер, - но ловушек на своем веку крылатая повидала немало. Настолько немало, что ей редко доводилось попадать в подобные ситуации и не узнавать потом, что это была лишь очередная попытка заставить ее расстаться со своей жизнью.
Вдруг, она услышала тихий скрип металла рядом с собой. Пошарив рукой по стене пещеры, обсидиановая нащупала на нем толстое металлическое кольцо, вбитое в горную породу. С конца свисало несколько звеньев старой цепи, которые, по-видимому, и решили скрипом возвестить о своем существовании.
Проведя пальцем по обледеневшему металлу, Майретчи'риата вновь скосила глаза во тьму, а затем мысленно произнесла, удивляясь, как она не додумалась до этого раньше:
«Веревки. Нам нужны веревки. Я могу забросить что-то на другую сторону, точно так же, как и камень, что я использовала для освещения. Если это "что-то" окажется достаточно прочным и острым...» - она демонстративно дернула цепь, которая с готовностью заскрежетала - «...у меня хватит сил, чтобы вогнать его в стену на добрый локоть. Тогда у нас будет нечто реалистичное, от чего можно планировать переход на другую сторону».
Бросив цепь и вернувшись в импровизированный лагерь, обсидиановая добавила, требовательно глядя на Дрэйка:
«Правда, за веревками мне придется обратиться к вам».[AVA]https://i.imgur.com/o6d85qk.jpg[/AVA]

+1

24

Ариманец удивленно приподнял бровь. Ему, человеку далёкому от магии, было сложно понять все магические нюансы, но приземлённое сравнение он воспринял вполне серьезно. Получалось, что левитация имеет какие-то свои законы, которые функционируют так или иначе в зависимости от магической школы. Какой именно школой обладала Вестниница, Дрэйк только догадывался, но её словам он поверил сразу, не задавая вопросов "Как и почему".
- Понимаю... - задумчиво прошептал наёмник, осмысливая услышанное. Нужно было искать другое решение возникшей проблемы и, если бы дракон была в полном порядке, то проблема бы исчезла сама собой.

Факел задрожал и Ларт инстинктивно повернулся к источнику беспокойства, ожидая появления кого-то или чего-то, что могло потревожить влажный воздух пещеры. Затаив дыхание и прислушиваясь к звукам подземного мира, он пытался уловить малейший писк, скрежет или шепот в темноте, но так ничего и не услышал.
- Странно. Откуда под землёй сквозняк, если противоположный выход завален камнями?.. - Повернувшись к собеседнице, он не обнаружил её на прежнем месте и недоуменно перевёл взгляд в сторону, где к краю обрыва направлялась женская фигура. Улыбнувшись в ответ, желтоглазый вновь прислушался к голосу звучавшему в голове.

- Возможно, вы правы, Майретчи'риата, но к чему горнякам лгать о драконе поселившемся в шахте? Слишком дорого оплачивать услуги наёмника и слишком много сил было вложено в постройку ловушки. Если только взглянуть шире и предположить, что кто-то оплатил не только их расходы, но работу и молчание. - Ларт нахмурился, пытаясь представить сумму в которую обошлось бы это мероприятие и едва не присвистнул. - Сумма выходит довольно внушительная. Я человек маленький и моя голова явно столько не стоит, а вот вы... Ваши недоброжелатели должно быть очень состоятельные персоны, чтобы провернуть такое дело чужими руками. Вы кого-то конкретно подозреваете?
Понимая, что лезет не в своё дело, Ларт прикусил язык и сосредоточился на гравировке камней, пока его вновь не отвлёк голос в голове.
- Да, у меня есть веревка, но будет ли её длинны достаточно? - отложив камень и ножик в сторону, Дрэйк порылся в своём бездонном ранце и извлёк бухту веревки.
- В качестве "якоря" может подойти мой меч. Он волшебный и достаточно прочный, а в случае неудачи, я могу вернуть его в руку...
Отмотав немного веревки, ариманец принялся её привязывать к рукояти, используя один из сложных узлов, которые сами точно не развяжутся. Закончив, Ларт приблизился к Вестнице и показал то, что у него получилось.
- Постарайтесь воткнуть его чуть ниже уровня нашего пола, чтобы у веревки был небольшой уклон...

+1

25

«Какие герои, такие и злодеи», - многозначительно ответила Майретчи, принимая меч из рук ариманца. Ей не пришлось притрагиваться к нему и пальцем, но острый клинок, зависнув в воздухе, угрожающе повернулся к тьме, в которой скрывалась противоположная стена. Цель для "выстрела" была более чем крупной, но проблемой становилось больше расстояние, нежели точность, а также угол полета снаряда. Меч должен вонзиться в камень именно острием, иначе он просто отскочит в сторону и все силы будут потрачены зря. Пусть даже Дрэйк и может призвать свое оружие обратно, силы дракона все же ограничены, а в одну свою атаку она собиралась вложить едва ли не все, что в ней еще оставалось.
«Не держите веревку слишком крепко. Если ее длины не хватит, уверяю, ваши пальцы с ней не справятся».
Майретчи'риата вытянула руку, и меч поднялся повыше, словно желая к ней прикоснуться. Обсидиановой редко приходилось использовать методы, более привычные человеческим колдунам, но, несмотря на всю уникальность драконьего подхода к магии, основные принципы оставались точно такими же. Аналогия, которую дракон приводила наемнику, на самом деле была близка к истине, и приблизившись к цели заклинания всего на шаг, уже можно весьма существенно усилить получившееся заклятье.
Казалось, что в первые несколько секунд ничего не происходило. Девушка так и стояла с вытянутой рукой и стеклянным взглядом, словно задумавшись о чем-то, но тот, кто мог видеть колебания магического фона, видел перед собой яростный вихрь, струящийся меж ее пальцев. Вращающиеся в замкнутом круге, волны ментальной энергии становились все сильнее с каждым следующим оборотом, и с каждой же секундой все больше этой энергии просачивалось в физический мир. Воздух вокруг меча начинал колебаться, словно над горячим песком в жаркий день, искажая и искривляя образы по другую сторону от наблюдателя. Поначалу эта прозрачная аура исходила из кончиков пальцев заклинательницы, но очень скоро она окутала ее руку до самого локтя, а от прямых линий клинка не осталось и следа. Словно отражение в кривом зеркале, он искажался, а его силуэт словно окутался едва заметной дымкой.
А затем... она сжала кулак. В то же мгновение раздался оглушительный грохот, сравнимый с небесным громом, а мощный порыв ветра, разносящийся от места, где только что находился искаженный магией клинок, был достаточно силен, чтобы сбить с ног неподготовленного человека. Майретчи же, казалось, его вовсе не заметила. Она замерла в той же позе, все также глядя уже в пустоту, но через секунду ее ноги подкосились, и она обрушилась на колени, громко зашипев от резкой боли в боку.
Глаза же Майретчи'риаты, доселе черные, словно уголь, теперь сияли ярким янтарем. Тем же самым, которым были наполнены глаза дракона в ее истинном облике. Ее маскировка, полностью сотканная магией, дала трещину, проявив настоящую личину крылатого создания. Правда, лишь на мгновение. С каждой секундой яркий окрас драконьих глаз вновь уступал место насыщенной тьме, но не заметить столь резкое изменение во внешности спутницы ариманец попросту не мог.
Гадать об успехе всего сплетенного заклинания обсидиановой не пришлось. Лишь взглянув в сторону, куда отправился снаряд, она увидела две вещи: яркий след остаточной магии и угасающий силуэт по ту сторону обрыва, чуть ниже уровня ее взгляда. Он не лежал на земле, он не падал в бездонную пропасть, а значит, он прочно засел меж камней старой пещеры. Вполне вероятно, что он вошел внутрь вместе с рукоятью. В силе заклятья Майретчи себя совершенно не ограничивала.[AVA]https://i.imgur.com/o6d85qk.jpg[/AVA]

+1

26

Дрэйк понимал, что рискует. Меч был единственным артефактом в его арсенале, который служил верой и правдой долгие годы, был памятью о наставнике и служил напоминанием о выбранном жизненном пути. Вместе с Контрактом Ариманец прошел не одну сотню лиг Альмаренских дорог, не раз попадал в неприятности и выходил из них почти целым. Если бы не клинок, то многих знакомств и связей так же бы не случилось. Потерять свой рабочий инструмент было как потерять часть себя, но в сложившейся ситуации альтернатива была не самая лучшая. Выбирая между собственной жизнью и дорогой вещью, Ларт склонялся к мысли, что мертвому наёмнику меч уже без надобности, а значит лучше пожертвовать "рукой", чем жизнью.

- Возможно, вы правы. - после нескольких секунд размышлений согласился Дрэйк. - Мир слишком большой, а события непредсказуемы, чтобы разобраться в них целиком и полностью. У людей есть хорошая поговорка: "Если что-то выглядит и крякает, как утка, то это и есть утка." Вот только сомневаюсь, что удастся найти того, кто стоит за этим контрактом.
Как только меч повис в воздухе, Ариманский наёмник выпустил оружие из рук и даже отступил немного в сторону, чтобы, даже случайно, разматываемая веревка не зацепила его. Что там пальцы, если может оторвать ноги. В прочем, не смотря на целые конечности, парень едва не лишился головы, наблюдая за тем, как творилась настоящая магия. Нет, к такому определенно невозможно привыкнуть, сколько бы раз не наблюдал за подобным.  Магия в руках чародея сильно отличалась от той, что была заложена в артефактах и для молодого наёмника казалась чем-то с родни проявлению божественного откровения или чуда. Только сдержанность и выдержка удерживали Ларта от проявления бурных эмоций и восторженных возгласов. Стоя в стороне, мужчина наблюдал и пытался запомнить происходящее в мельчайших деталях, хотя и понимал, что повторить нечто подобное никогда не сможет. громкий хлопок заставил его чуть пошатнуться и отвернуться, сберегая глаза от возможного каменного крошева. Спустя секунду, он уже вглядывался в непроглядную темноту пещеры, но близкое движение отвлекло его и он успел заметить краем бокового зрения, как женская фигурка оседает к земле. Первое, что промелькнуло в голове: "Она падает". На краю сумрака показалось, что женщина вот-вот рухнет в бездонный разлом. Тело само дернулось вниз и в сторону в надежде успеть поймать, ухватить за края одежды и не дать упасть. Менее чем через полтора удара сердца, Ариманец застыл возле Вестницы, крепко удерживая за плечи и с беспокойством оглядываясь по сторонам. Кажется обошлось. До обрыва было ещё несколько шагов.
Взгляд мужчины встретился с глазами женщины и в них полыхал точно такой же желтый огонь, но в отличие от дракона, в глазах Дрэйка не было и толики магии. Неотрывно глядя за происходящими изменениями, мужчина не проронил ни слова, пока облик женщины принимал прежние очертания.
- Что с вами? - участливо поинтересовался Ларт, пытаясь понять чем именно вызваны такие перемены. Был ли то магический откат и истощение или виной всему напряжение организма, которое потревожило свежие раны. Вероятно и то и другое.
- Вам нужно отдохнуть и немного восстановить силы. У вас всё получилось, уважаемая Майретчи'риата, но перед тем, как двинуться дальше, я настаиваю на передышке. Позвольте...
Словно невесомую, молодой и рослый Ариманский наёмник, подхватил спутницу на руки и отнёс в сторону, где скинул с себя плащ и уложил на него Вестницу.
- Я могу вам чем-то помочь? Может быть воды?

+1

27

И снова величественная и прекрасная Майретчи'риата, обсидиановый дракон, повелитель неба, каллиграф с десятилетиями опыта и ментальный маг, способный сломить волю своего врага, не притронувшись к нему и пальцем, оказалась в руках неизвестного ариманского наемника. На сей раз - буквально.
Комментировать происходящее с ее глазами она не стала. Отчасти потому, что сама не до конца понимала всей природы собственной магии, что позволяла ей менять облик. Подобное проявление истинного вида драконьих глаз происходило с Майретчи и раньше, но она знала об этом лишь по рассказам очевидцев. Вейран'риата, главный "драконолог" Вестников, предполагала, что применение столь сильной магии вытягивало часть энергии и из заклинания, поддерживающего дракона в его человеческой форме, постепенно развеивая его. Но это было лишь предположением, подтвердить которое оказалась задачей более сложной, чем казалось изначально.
- Я могу вам чем-то помочь? Может быть воды?
Обсидиановая помотала головой. На какое-то время она желала воздержаться от ментального общения. Да и от общения в принципе. Ощущения после столь заметного перенапряжения заставляли задуматься о целесобразности применения сильных заклинаний для настолько примитивных целей. Лежа на плаще Дрэйка - который он, видимо, достал из своего бездонного мешка, поскольку первый свой плащ он не удосужился с дракона снять - Майретчи'риата недвижимо смотрела во тьму. В ее теле вполне хватало сил, чтобы пошевелиться, быть может даже чтобы встать и помочь наемнику, но в ее голове... то была совершенно иная история.
Пустота. Бездонная, бесконечная пустота. Отсутствие воли, отсутствие желания, отсутствие сил. Дракон попросту не могла заставить себя сделать что-либо. Она не желала делать что-либо. Абсолютная и всепоглощающая лень завладела ее разумом, на короткое время превратив некогда величественное создание в нечто жалкое и беспомощное.
А спустя всего несколько мгновений чернокрылая заметила, как ее глаза закатываются, веки захлопываются, а ощущение реальности, и без того шаткое, испаряется окончательно. Но у нее не было никакой возможности этому сопротивляться. Майретчи провалилась в ненормальный, пустой сон, растворилась вне времени и пространства, едва дыша и не подавая никаких иных признаков жизни.
Она словно плыла на поверхности теплой реки, не ощущая ничего и никого рядом, но с каждой секундой к дракону возвращалась возможность мыслить. Поначалу она лишь начала вспоминать факты из своей жизни, затем - осознавать, что находится во сне, но лишь через несколько добрых минут Майретчи смогла заставить себя пошевелить рукой.
Вскоре ее силы воли стало достаточно, чтобы перевернуться на живот и, уперевшись локтями в землю, встать на четвереньки.
"Когда-нибудь я так себя и...", - начала было мысленный монолог обсидиановая, поворачивая голову туда, где только что лежала, но дар мысли, совсем недавно к ней вернувшийся, тотчас же отправился туда, откуда пришел. Майретчи широко раскрытыми от удивления глазами смотрела на... себя, лежащую все на том же плаще лицом кверху. Она видела и Дрэйка, который, к счастью, не собирался ее здесь оставлять, но смотреть на собственное лицо со стороны было чем-то... жутким.
И тут реальность ударила дракону в голову. Схватившись за голову, она принялась судорожно скакать взглядом по своему окружению, пытаясь понять одну простую истину.
"КАКОГО ЛЕШЕГО СО МНОЙ ПРОИСХОДИТ?!"[AVA]https://i.imgur.com/o6d85qk.jpg[/AVA]

Пояснение

Данный пост описывает наполовину реальный сон Майретчи. На самом деле она так и лежит на месте без движения, но ментальная магия вкупе с перенапряжением привели к подобному состоянию. Несмотря на то, что ее, если можно так выразиться, астральное тело невидимо и не имеет физического проявления, она все еще может влиять на окружающее пространство через телекинез, пусть ей и будет казаться, что она просто, например, подбирает предмет рукой.

Отредактировано Майретчи'риата (03-11-2018 20:12:08)

+1

28

Быть наёмником значит быть готовым к любым поворотам судьбы и потенциальным неприятностям. Вероятно, именно по этой причине, Дрэйк Ларт некогда и приобрёл бездонный ранец, позволявший не только носить с собой весь необходимый запас вещей, продовольствия и инструментов, но и выносить из древних усыпальниц и сокровищниц гораздо больше полезного и ценного товара. Что не говори, но если ты не успел унести всё и сразу, то вернувшись во второй раз, можно застать лишь пустые комнаты. И не было ничего удивительного в том, что отдав свой тёплый, зимний плащ женщине, ариманец достал запасной - осенний. Не такой тёплый, но в холодной пещере и этого было достаточно, чтобы не замерзнуть. Более того, где-то в недрах ранца хранился ещё один, так называемый парадно-выходной, рассчитанный на тёплую погоду и всевозможные культурные мероприятия.

В ответ на предложение воды или иной помощи, Майретчи'риата отрицательно покачала головой и Ларт, понимая, что сейчас лучшая помощь это покой и отдых, так же молча кивнул в ответ и поправил плащ, которым та была укрыта. Заметив, как глаза спутницы закатываются, Ларт всего на пару мгновений отвернулся, чтобы взять флягу, но когда повернулся вновь, то... Сначала Дрэйк не на шутку взволновался опасаясь за жизнь и здоровье женщины. Наклонившись, он поднёс ухо к груди, потом к губам и прислушался к биению сердца и тихому дыханию. Похоже, Май уснула или потеряла сознание, вот только, как приводить дракона в чувства и стоит ли это делать?
   Плеснув себе в ладонь воды, Дрэйк подождал пока она немного согреется, после чего освежил личико девушки и убрал с лица несколько выбившихся прядок волос. Продолжая оставаться рядом, мужчина устроился поудобнее поджав под себя ноги и легонечко коснулся пальцами подбородка спящей. Как для рептилии, но личико было вполне приятным и симпатичным. Можно было легко обмануться этой красотой, если не знать истинной сути лежащего рядом существа.
- Вот такая она, магия... Не верь глазам своим, не верь чувствам, всё равно будешь обманут...
Сделав несколько глотков из фляги, Ларт вытащил засапожный нож и положил рядом. Огляделся и прислушался к звукам пещеры. Пока всё было тихо и ничто не предвещало беды.
"А если она уснула на недели, месяцы или годы? Что тогда? Оставить её здесь на растерзание подземным крысам или продолжать охранять? Уйти могу и один, но вот как переправить спящую через пропасть? И даже переправив, куда я с ней подамся? Везти в Ариман? Искать кого-то из Вестников? Милостивый Имир, где мой разум? Она сейчас беззащитна и станет лёгкой добычей для тех, кто состряпал столь сложный план по её убийству моими руками. Если кто-то среди Вестников куплен, то для неё это будет верная гибель... "

Коснувшись плеча спящей, Ларт едва заметно улыбнулся и тихонечко прошептал, словно общаясь с старой знакомой.
- Не волнуйся и отдыхай, я не дам тебя в обиду, пока дышу.
   Чтобы как-то скоротать время в ожидании, ариманец хотел вернуться к начертанию рун на камнях, но едва он достал всё необходимое, как девушка неожиданно дернулась. С ней явно происходило что-то неладное. Отложив "рукоделие" в сторону и придвинувшись ближе к изголовью, Дрэйк наклонился и коснулся губами лба. Достаточно быстро осознал, что подобный метод определения температуры неприменим к дракону, поскольку о стандартной температуре огнедышащих ящеров он ничего не знал. Тяжело вздохнув, бережно положил голову себе на колени.
- Тише, тише... спокойнее... всё хорошо... ты не одна... я всё ещё рядом...
Прохладная ладонь легла на лоб девушки, словно это хоть как-то могло успокоить и придать сил.
   Непонятно почему, но Ларт чувствовал, что должен оставаться рядом и помочь Вестнице, возможно виной всему было чувство вины, а может такова была воля Светлых богов, решивших свести человека и дракона вместе для одних им ведомых целей. Что же, понять замысел богов невозможно, остаётся только ждать и надеяться, что будущее раскроет тайные смыслы.

Отредактировано Дрэйк Ларт (03-11-2018 23:08:38)

+1

29

"Нет-нет-нет-нет-нет... это неправильно, этого не должно быть, меня не должно здесь быть, я должна быть там, нет-нет-нет..."
Невидимый дух дракона выписывал широкие круги по подземному лагерю, бросая нервные взгляды на собственное тело. Несмотря на всю ее сдержанность и терпеливость, подобное положение дел заставляло нервничать даже Майретчи'риату. Она встречалась с различными проявлениями магии, и не раз встречалась с тем, чтобы магия действовала не так, как ей бы хотелось, но отказаться отрезанной от собственного тела - это нечто новое.
Недовольно прорычав что-то бесшумное, обсидиановая вернулась к себе и опустилась на колени, переводя взгляд то на лицо Дрэйка, то на свое собственное. Прогулка по кругу позволила ей хоть немного успокоиться, и теперь Майретчи размышляла настолько здраво, насколько она вообще могла в подобной ситуации. К тому же, поведение наемника медленно перетягивало дракона из состояния страха в негодование. Он перетащил ее безвольное тело себе на колени и прошептал...
То, что он сказал, обсидиановая услышала ясно и отчетливо, словно кто-то прошептал ей это прямо на ухо. Ей потребовалось несколько мгновений, чтобы осознать, что она все еще слышит вон теми ушами, пусть и смотрит на мир с совершенно иной точки. Это... обнадеживало. А вот холодная ладонь, что прикоснулась к ее лбу, заставила дракона вздрогнуть, а затем безуспешно попытаться схватить эту самую руку. Полное несоответствие того, что Майретчи видела, и того, что она чувствовала, дезориентировало и сбивало с толку, но это позволяло понять одно - она все еще там, она все еще жива, но ее магия играет с ней злую шутку.
А затем она задумалась. Неужели то, что делает Дрэйк - еще одно проявление той самой... заботы? Чувства, которое люди испытывают по отношению к своим близким и любимым. А также к своим питомцам и тем, кого они считают слабее. Последнее, конечно, имело смысл, ведь безвольное тело дракона едва ли способно защищаться от какой-либо угрозы, но подобное отношение было для нее чем-то новым. Те несколько человек (или почти человек), что могли позволить себя так вести рядом с Майретчи'риатой, имели на это вполне обоснованные и материальные побуждения. Например, Вейран'риата была откровенно одержима драконьим родом, а Т'рик - он... он...
И обсидиановая не нашла объяснения поведению своего главного управляющего.
"Неужели вы оба в меня..."
Мысль дракона оборвалась. Она усмехнулась собственной глупости. Дитя гор, далекое от людей, неспособное распознать даже проявление привязанности. Это не объясняет того, как Дрэйк успел столь быстро к ней привязаться, но его стремление о Майретчи позаботиться - вполне даже объясняет.
Засмотревшись на лицо ариманца, обсидиановая почувствовала странное рвение прикоснуться к нему. Конечно, ее дух нематериален, она не сможет к нему прикоснуться, но это был один из тех запретных фруктов, который теперь висел столь низко, что не сорвать его было еще большим грехом. И она протянула ладонь, ожидая, что ее пальцы проскользнут сквозь кожу мужчины.
Когда же этого не произошло, она инстинктивно отпрыгнула до противоположной стены пещеры, где мгновенно получила подтверждение материальности своего присутствия в этом мире, ударившись головой о выступающий камень. Несколько секунд ей потребовалось, чтобы осознать произошедшее, а затем к Майретчи вернулось ее привычное прагматичное мышление.
Она спала. Она попросту спала, но не так, как положено спать нормальному дракону. Обсидиановую подвела ее собственная магия, и теперь ей просто нужно заставить себя проснуться, а при невероятной чувствительности человеческой кожи даже слегка прохладная ладонь мужчины кажется ледяной, чего уж говорить о воде, готовой замерзнуть в любое мгновение.
Майретчи подбежала к одной из лужиц на земле, выбрав наиболее крупную, зачерпнула из нее воды, и выплеснула ее себе - лежащей на коленях Дрэйка - в лицо, надеясь тотчас же открыть глаза...
Но нет, этого не произошло.[AVA]https://i.imgur.com/o6d85qk.jpg[/AVA]

Отредактировано Майретчи'риата (16-11-2018 23:52:00)

+1

30

Дрэйк сидел почти неподвижно, если не считать нескольких движений, которыми он укутал спящую в полы плаща, чтобы как можно дольше сохранять тепло тела. Вполне возможно, что в силу своей природы дракон, даже в человеческом облике не испытывает неудобств от холодных камней, но пока нельзя было сказать наверняка, Ларт перестраховывался. Да и вообще, что он знал о драконах, кроме их внешнего вида и скверности характера? Пожалуй ничего такого, что могло хоть как-то изменить возникшую ситуацию. Оставалось полагаться на волю случая и терпеливо ждать, когда Май, а именно так Ариманец стал именовать попутчицу для краткости и простоты, очнётся и подскажет, что нужно сделать.
Вот только ожидание было достаточно быстро прервано.
Что-то невидимое, но вполне осязаемое и ощутимое коснулось лица, заставив дернуться и на миг отшатнуться. Вновь бросив настороженный взгляд в обе стороны пещеры, мужчина нахмурил брови и сжал в ладони рукоять лежащего рядом ножа. Почему-то показалось, что некая подземная, летающая тварь задела его прохладным крылом и тут же отскочила в темный уголок пещеры. Прислушавшись, Ларт так и не смог услышать ничего, что хоть отдалённо напоминало хлопанье крыльев.
- Странно. Неужели в этой пещере поселились призраки? - едва слышно проговорил мужчина едва шевеля губами и пальцами свободной руки доставая из кармана оберег, символизирующие слияние двух Светлых богов.
"Надо было тебя раньше спросить, Май, что делать в подобной ситуации. Но знать бы где упадёшь - соломки постелить."
Рассчитывать на ответ было глупо и наёмник решил, что не будет большой беды, если обратиться к богам с молитвой о защите от неупокоенных духов. Склонив голову, Ларт принялся тихонечко нашептывать слова молитвы.

И хотя внешне ничего не изменилось, Майретчи'риата, находившаяся в несколько ином состоянии, могла заметить как его тело тронуло лёгкое золотистое свечение. Слабое, тусклое, едва заметное, но выдававшее предрасположенность к светлой магии. Судя по всему дар ещё дремал, а сам мужчина не знал о нём и не умел им пользоваться, поскольку магическая аура новичков была в разы сильнее.
- ... оградите и защитите... - слова молитвы прервались, когда послышался плеск воды, а затем капли брызнули на лежащую на коленях женщину. Встрепенувшись, Дрэйк поднял нож на уровень груди, предположив что кто-то сейчас бросится из темноты, но нападения не последовало. Нервы были натянуты, сердце колотилось с неимоверной силой, разум пытался понять происходящее и только внешний облик оставался спокойным и сосредоточенным. Выждав несколько мгновений, наёмник успокоился и попытался посмотреть на происходящее с другой стороны. Даже если его лица коснулась не летучая мышь, а водой окатил не подземный обитатель, то странно, что нападения не последовало. А если не хотят нападать, тогда что всё это может значить? Возможно ли, что кто-то или что-то пытается помочь и даёт подсказки?
Ларт вновь посмотрел на флягу, на лицо женщины и, положив нож рядом, достал из кармана платок, чтобы стереть холодные капли с женского лица.
- Думаешь, что это поможет? - обращаясь неизвестно к кому, прошептал мужчина, откручива крышку бездонной фляги. - Как бы потом не лишится головы за такие выходки... Винить будет некого...
Перевернув флягу, Дрэйк как следует намочил платок и принялся осторожно протирать лицо женщины начиная со лба и заканчивая подбородком и шеей.
- Прости меня, Вестница, что не даю отдохнуть...

+2

31

Недовольно глядя на то, как ее собственное лицо против ее воли протирают от прохладной воды, Майретчи размышляла. Размышляла о только что увиденном. Молитва Дрэйка заставила дракона инстинктивно содрогнуться от неприятного жара в груди. Ничего удивительного в этом не было, ведь светлая магия и темные создания никогда не сочетались между собой, но вот то, как непроизвольно сжались кулаки безвольного тела девушки, натолкнуло ее дух на одну мысль. Опасную и неприятную, но весьма интересную мысль.
Если заставить ариманца повторить молитву, но с большей долей искренности и вложенной в нее силы, это может... выжечь ауру обсидиановой достаточно, чтобы пробудить ее ото сна. Подобная затея Майретчи совершенно не нравилась. Нужно обладать особым складом ума, чтобы радоваться потенциальной боли, но если это могло вернуть бестелесный дух дракона обратно в тело, которому он принадлежит, подобная жертва определенно стоила того.
Опустившись на колени перед собой, дракон посмотрела Дрэйку в лицо. Он выглядел сосредоточенным и полностью сфокусированным на своем занятии. С его преданностью и навыками он вполне мог стать отличным Когтем "Пернатых вестей", а если учесть и его вероятные чувства, то он и вовсе мог быстро подняться по карьерной лестнице до ранга Крыла, оказавшись рядом с самой Эльзой, но с его честностью и искренностью... он вряд ли уйдет выше звания Пера. Быть может, когда-нибудь в будущем, если они вновь встретятся, Майретчи и предложит будущему Дрэйку присоединиться к ней, но не сейчас. Не тому ариманцу, которым он является.
Вынырнув из своих размышлений, обсидиановая приступила к делу. Конечно, она не могла просто попросить мужчину повторить свою молитву, но коль он считает, что где-то в пещере обитает кто-то иной, невидимый и неосязаемый - и ведь вполне небезосновательно, - этим можно воспользоваться. Выхватив у него из рук платок и демонстративно выбросив его куда-то во тьму, дракон схватила наемника за запястья, старательно игнорируя связанные с этим странные ощущения, и сложила его ладони вместе, в тот же жест, который он изображал во время молитвы. Затем, ухватив его за затылок, Майретчи склонила голову мужчины, опять же, имитируя его собственную позу минуту назад. В качестве последнего же намека, вероятно, необязательного, обсидиановая прикоснулась к его векам, пытаясь прикрыть и их. Без возможности что-либо сказать, это было лучшее, на что она способна.
Тяжко вздохнув, понимая, к чему ее старания приведут, дракон прикрыла и собственные невидимые глаза, взяла себя за руку и приготовилась.
"И пусть этот кошмар наяву уже закончится..."[AVA]https://i.imgur.com/o6d85qk.jpg[/AVA]

+1

32

К величайшему сожалению и разочарованию, обращенная к Светлым богам молитва не принесла сколь либо видимого эффекта. Вестница продолжала лежать неподвижно, хотя от цепкого и нетренированного взгляда не укрылся момент, когда её ладони сжались в кулачки. Был ли это добрый или худой знак, Ларт не успел обдумать, ведь кто-то невидимый и неосязаемый вновь проявил себя, выдернув платок и начав пихать, толкать и дергать с разных сторон.
- Да что б тебя…
Дрэйк был хорошим и ловким бойцом. В этом Майретчи'риата смогла убедиться лично, когда в очередной раз дернула наёмника и его вскинутая рука прошлась лезвием аккурат по бестелесному  горлу. Окажись на месте духа кто-то более осязаемый, то получил бы смертельную рану, а так… Жест завершился косым взмахом словно ариманец попытался добить невидимого противника. И только после “подзатыльника” с мягким прикосновением к ресницам мужчина немного успокоился, глубоко вздохнул и опустил оружие.
Железо никогда не сработает против призрака, а невидимку он бы наверняка достал хотя бы раз. Можно было призвать свой меч, который способен был разить в равной степени живых, мёртвых, с телесной оболочкой или без неё, но глядя на женщину, что лежала сейчас рядом, Ларт сомневался, что для этого настал подходящий момент. Второго “заброса” клинка маг может не выдержать, а значит он или они останутся в этой пещере надолго.
- Что же тебе нужно? - тихо прошептал наймит, обращаясь к окружающей пустоте и беспокойному духу, что летал где-то поблизости и донимал отдыхающих.
- Я не священник и даже не маг. Мои молитвы не обладают той силой, что способна даровать тебе покой…

Дрэйк смущенно отвел взгляд куда-то в сторону, прекрасно понимая, что тех знаний, которые были им получены от светлой целительницы, едва ли хватит даже на то, чтобы освятить воду, не говоря уже о чём-то более сложном. Даже сам факт освящения, казался мужчине чем-то божественным, но никак не зависящим от него самого.
- Не веришь? Я могу попробовать. Может хоть так ты оставишь меня в покое и поищешь кого-то другого, способного даровать тебе покой и умиротворение.

Отложив нож в сторону, Дрэйк достал из кармана небольшой флакончик с прозрачной, маслянистой жидкостью и, капнув себе на пальцы немного ритуального масла, начертил на лбу священный символ Светлых богов. Лишь после этого небольшого приготовления, мужчина вновь сложил руки на груди, склонил голову и сосредоточился на молитве, прося Имира и Светоносную Играсиль явить свою милость и помочь нуждающимся, исцелить болезнь и помочь неприкаянному духу. Душа и совесть наёмника из Аримана были чисты, а помыслы благородны, им двигало чувство долга, неких обязательств и необходимость помощи страждущим, что не могли справится с неприятностями самостоятельно. Не самая лучшая черта для “продажной шлюхи с мечом”, именно эта репутация человека слова и дела, являлась визитной карточкой удачливого наёмника, картографа, авантюриста и охотника за сокровищами.

В этот раз слова молитвы звучали чуть громче и более отчетливо. Резонируя от стен пещеры они усиливались и переходили в некое песнопение, наполняя сердце праведным трепетом.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Как не поймать дракона