http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Забытые » В море никто не услышит твоего смеха


В море никто не услышит твоего смеха

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Участники: Зарифа и Захир(нпс) 
Время: 10606 год, весна

  Безлунная и тихая ночь окутала пузатый корабль Аюба Ас-Сахри пеленою густого тумана. «Аркана» стоит на якоре и отдыхает перед долгим дневным переходом. Под тихое поскрипывание снастей дремлет экипаж. Патрульные вслушиваются в каждый шорох и плеск, опасаясь этой ночи, как и всех прочих безлунных ночей в великом южном море. В просторном трюме спят рабы, путешественники и торговцы. Укутавшись в тёплые плащи и накидки они видят мятежные сны. Среди них с самого края лежит смуглолицая красавица, на которую заглядываются все члены команды...
  Тем временем... Фонари «Арканы» светят не дальше бортов и во мраке полуночи нельзя разглядеть ужасного хищника, что на всех парусах плывёт к заветной плавучей сокровищнице. Поджарая «Чернокрылая» едва скользит по водной глади, пока десятки пиратов готовят оружие и скалят позолоченные зубы, слушая тихие приказания своего безумного капитана. Захир смотрит вдаль и руки его стискивают рукоять сабли. Для них всех настал час грабежа. Час крови, насилия и безумного смеха.

https://preview.ibb.co/gWv8Uo/image.png

«Чернокрылая»

История: Некогда «Чернокрылая» принадлежала богатому эмиру, который за целую кучу золота построил её по каким-то своим чертежам, подселил на корабль морского духа по имени Бас и занимался в море охотой за головами, дабы поставлять рабов на рынки Гульрама. Корабль носил имя его любимой жены, и в портовых списках числился как «шебека» - что дословно переводилось с местного наречия как «малый боевой корабль». Захир отбил этот корабль много лет назад в порту, когда бежал из Гульрама. В ночи он и его товарищи выбрали давно запримеченное судно, вырезали дюжину его стражников и увели прочь ещё до рассвета. С тех пор «Чернокрылая» служит рыжебородому капитану. 
Общее: Конструкцией своей она обязана как раз тому старому хозяину. У неё острая поджарая форма, выпирающая корма, маленький трюм, три мачты с косыми чёрными парусами, четыре эльфийских стреломёта и собранный из тёмного пустынного дерева каркас. Это в некоторой мере произведение искусства, ибо красоте её резных бортов может позавидовать иная сгирдская ладья. Но помимо красоты этот корабль ещё и смертоносен.
Экипаж: Может вместить впритык сотню человек, хотя для комфортного плавания желательно иметь не меньше десяти и не больше сорока людей. Сейчас на «Чернокрылой» двадцать два пирата и тринадцать пленников.
Груз: Не создана для перевозки грузов, просто не имеет должной вместимости, ибо весь небольшой трюм чаще всего забит припасами. Сейчас трюм почти полон из-за пленников, провизии и награбленного.
Магия: При строительстве к кораблю ритуалом привязали морского духа, который может управлять снастями и рулём корабля, а также имеет несколько других талантов. Этот дух является своеобразной душой «Чернокрылой» и тесно связан с капитаном судна.

Капитан Захир

https://image.ibb.co/iOFdvT/79eb4c447f6892d72bb88e357ad53e74.jpg
Имя: Захир Чернокрылый, Красный. При рождении звали Закария.
Возраст: 39 лет.
Раса: человек.
Внешность: рыжебородый симпатяга с серыми глазами. Чуть выше среднего роста, очень крепко сбитый.
Роль: капитан.
История: когда-то родился в западных землях, но в четыре года попал на рынок рабов в Гульраме. До девяти лет служил рабом для утех всяческих богатых извращенцев, пока не взял в руки нож и не прорезал себе путь к свободе. Уже будучи мальчишкой слегка тронулся умом. Полноценно проявил свою кровожадность на пиратском корабле «Бассия», на котором сперва был юнгой, а после попытался устроить бунт и в 13 лет стать капитаном корабля. Попытка провалилась, юношу выбросили за борт, но он выжил и уже на другом корабле продолжил свой грабительский путь. В 17 снова попал на рынок работорговцев, будучи пойманным охотниками за головами, но его не успели продать. Собрав группу таких же рабов, он сбежал прочь, украв из порта Чернокрылую. С тех пор он плавает по всем морям, сеет своё семя в портовых шлюх, творит дурачества, учится искусству убийства и грабит с командой разные суда.
Навыки: Он великолепен в бою, ибо это его суть. Стреляет из лука и арбалета, фехтует клинками, сражается топорами, метает оружие, дерётся в рукопашную и подвернувшиеся под руку вещи на высоком уровне. Магия огня на низком уровне. Кроме того хороший капитан и хитрозадый пират со слегка поехавшей кукухой.
Артефакты: Пламенная сабля, огненный лук со стрелами.

Команда

Бас
Возраст: 107 лет
Раса: магическое существо, дух корабля, артефакт.
Внешность: выглядит девочкой лет девяти. Длинные белоснежные волосы, приятное округлое личико, вздёрнутый носик, пухлые губки. Глаза бесцветные, словно бы затянутые бельмом.
Роль: дух “Чернокрылой”. 
История: некогда была духом-сиреной, завлекающей моряков на опасные скалы своими иллюзиями. Потом её поймали и превратили в артефакт, который стал частью корабля ещё во время его постройки. Нынче старается, чтобы корабль (и она вместе с ним) не потоп и не разрушился, помогает капитану и мотивирует команду.
Навыки: высокий уровень ментальной магии и магии иллюзий. Является частью корабля, потому может управлять им (снасти, штурвал), видеть всё, что происходит в любом его уголке. Имеет две оболочки - материальную и эфемерную. Зависима от корабля - не может с него сойти; умрёт, если “Чернокрылой” нанести критические повреждения.     
Экипировка: -


Рух ибн Амр
Возраст: 38 лет.
Раса: человек, гульрамец.
Внешность: Сухопарый, безбородый, безусый и выстриженный под расчёску. Одевается в лёгкие шелка красных цветов. У него тёмно-карие глаза, и пустой взгляд. Высок.
Роль: Помощник капитана.
История: Бывший купец. Был разорён и продан в рабство ростовщиком-мошенником. Служил переводчиком и счетоводом при новом господине, но 9 лет назад Захир потопил судно, на котором они плыли. Хозяина вздёрнули на рее, а самого Руха приняли в команду.
Навыки: знает несколько языков, умелый счетовод; стрельба из лука, фехтование саблей и рукопашный бой - высокий уровень, также средне метает.
Экипировка: тонкая гномья кольчуга, островерхий шлем с полумаской и куфией, перчатки с металлическими костяшками, сабля, длинный лук и стрелы. 


Лакан «Мертвец»
Возраст: 41 год.
Раса: человек, каридец.
Внешность: Беловолосый, смуглокожий, борода наполовину окрашена басмой, во рту целый клад золотых коронок. Высок.
Роль: Помощник капитана.
История: Некогда был капитаном «Божьей Милости» - одного из каридских кораблей. Был осужден короной за работорговлю и уплыл прочь вместе с казённым судном. Совершал набеги на прибрежные деревушки по всему югу и востоку. 7 лет назад Захир потопил его корабль, самого Лакана взял в плен, а после принял в команду.
Навыки: хороший корабельный управитель, ведает распорядком и погрузкой. Парные топоры, ножи, палаши, метание и рукопашный бой - высокий уровень.
Экипировка: кольчуга с кожаным длинным нагрудником, парные топоры, засапожный нож и болас. Помимо того Лакан очень силён.


Узза
Возраст: 19 лет.
Раса: человек, гульрамка.
Внешность: Имеет рыжие волосы, смуглое лицо и мутно-серые глаза миндалевидной формы. Вдоль всего тела от нижней губы до лобка идёт вытатуированная двойная дорожка чёрных ромбиков. Такие же плетения галад-берских узоров украшают ладони. Низкого роста.
Роль: пират.
История: была рождена в одном из прибрежных городов Гульрама, в портовом борделе. Уже в 8 лет приобщилась к шлюшьему ремеслу, но в 10 лет уплыла вместе с Захиром, которого назвала своим предположительным отцом.
Навыки: Стрельба из лука, рукопашный бой и владение короткими мечами - высокие. Очень пластичная и гибкая, имеет великолепную координацию.
Экипировка: кожаный нагрудник, эльфийский длинный лук со стрелами, короткий меч.


Гельман «Малыш»
Возраст: 26 лет.
Раса: человек, кельмирец.
Внешность: Верзила двух метров ростом, с густой гривой светлых волос, пышной бородой, косыми глазами ярко-голубого цвета и светлой кожей. Высок.
Роль: корабельный оружейник.
История: Был подмастерье оружейника на корабле «Золотой Рог», пока оный не потопил Захир. Оказался среди выловленных из моря пленных, а после был принят в команду.
Навыки: Плох в общении, прилипчив, но зато превосходный оружейник. Средний арбалетчик и топорщик; отлично стреляет из стреломётов и дерётся в рукопашной.
Экипировка: кираса, кожаные наручи и поножи, глубокий шлем с гребнем, топор с резной рукояткой, арбалет с болтами.


Ульвер Крейн
Возраст: 59 лет, выглядит на 23.
Раса: человек, гресец.
Внешность: Простоватое (но привлекательное) лицо с веснушками, без растительности. Спутанные пшеничные волосы до ушей. Едва загоревшая на солнце кожа скорее розоватая, чем оливковая. Серые глаза. Извечно пахнет морской солью. Строен сложением, высок ростом.
Роль: корабельный маг.
История: Происходит из благородного гресского рода, рано поступил в школу магии. В 27 лет покинул родные края, чтобы исследовать мир, был тем ещё школяром-заучкой, застенчивым малым, завсегдатаем иноземных библиотек. В 32 года сама судьба занесла его на Вармвинд, где тогда остановилась Чернокрылая. Он один из немногих, кого Захир присоединил к команде не через взатие в плен. Теперь от того школяра не осталось уже ничего. Ульвер стал почти неотличим от прочих головорезов Чернокрылой.
Навыки: магия воды - высокий. Очень начитанный, умеет ориентироваться по звёздам. Рукопашный, щит и короткий меч - средне. 
Экипировка: кожаный доспех, каплевидный щит из лёгкой раскрашенной кости, нож и обычный меч.


Максимилиан «Глаз»
Возраст: 16 лет.
Раса: человек, милиагросец.
Внешность: выглядит на свой возраст. Черты лица без единой лишней складочки, ровные. Волосы светло-барханного цвета, а глаза пронзительного бирюзового. Среднего роста.   
Роль: впередсмотрящий.
История: рождён в Милиагросе, в семье дворянина-купца. Матерью его была кухарка, полуэльфийка. От неё он унаследовал свои невероятного цвета глаза. В семье никто не жаловал бастардов (коих, впрочем, было больше одного). В какой-то момент было приянто решение сослать куда-нибудь неугодного мальчишку, да так, чтобы духа его не было. Максимилиан же выбрал побег вместо ссылки. Попавший в беду, он был буквально за шкирку вытащен Захиром, а после принят в команду.
Навыки: от рождения наделён очень острым зрением, и видит зачастую дальше всех, кто его окружает. Уж мутация это, кровь далеких предков - кто ж его знает.  Сносный арбалетчик, ловко обращается с саблей, хорошо умеет бороться. 
Экипировка: кожаный доспех, арбалет с болтами и гульрамская сабля.


Амман «Принц»
Возраст: 25 лет.
Раса: человек, гульрамец.
Внешность: смуглокожий и красивый как принц со своими карими большими глазами, пухлыми губами, ровными бровями. Лишён одного уха, а второе почти отсутствует. Чуть выше среднего роста, сухопарый, носит лёгкие одежды.
Роль: пират, немного врачеватель.
История: был рождён в маленьком городке, где с детства его заставляли вести жизнь собирателя фиников при эмирском саду. Сам он любил драки и приключения, так что в 12 лет покинул родной край, присоединившись к команде Чернокрылой.
Навыки: Стрельба из лука, сабли, щиты, метание и рукопашный бой - высокий уровень. Совсем немного сведущ в алхимии, очень прыткий и акробатичный, почти неуловимый и очень непредсказуемый в бою. Немного сведущ в алхимии, умеет читать, танцевать и знает пару тройку гульрамских сказок. 
Экипировка: эльфийский лук со стрелами, сабля, гульрамский щит с лужёной эмалью и пара ножей.


Нейман «Актёр»
Возраст: 62 года.
Раса: человек-гном.
Внешность: рыжий симпотяга с большими зубами, крепкой челюстью, кустистыми усами и бакенбардами. Меж зубов имеется щель, сквозь которую он имеет обыкновение плеваться. Глаза карие, на розовом лице веснушки. Коренастый, крепкий, низкий. 
Роль: пират, оружейник, маг и переговорщик.
История: Родился от танцовщицы и прибившегося к труппе актёров гнома-наёмника. Отец ушёл ещё до рождения Неймана, но мать ещё долго воспитывала чадо в шумном караване певцов и актёров. В 19 лет полукровка отправился в свои собственные странствия, бросив труппу. Бывал в Хенеранге, где учился быть гномом, но так и не смог. После блуждал по миру и в конце-концов во время одного из плаваний бухим был взят в плен с корабля, а после охотно пошёл в команду Захира.
Навыки: Артистичен, силён, хороший кузнец, владеет магией рун на низком уровне. Топоры, рукопашный бой, стрельба из арбалета, метание и щиты - высокий уровень. Также очень много знает о мире и в целом хорошо ориентируется в людях.
Экипировка: топор, гномский арбалет с болтами, широкий щит и мифрильная кольчуга под одеждами.


Асия
Возраст: 27 лет
Раса: человек, галад-берка
Внешность: смуглая, обладательница шоколадного цвета волос и карих глаз с едва заметными золотыми прожилками. Нос её изломан в многочисленных боях. Эти же бои оставили следы по всему её телу. Только руки с длинными ловкими пальцами чудом остались не тронуты противниками. Высокая.
Роль: хозяйственник, портной, пират.
История: уроженка Галад-Бера, попавшая в рабство вместе с родителями за их долги. В возрасте десяти лет была разделена с отцом и матерью. Была выкупленна для боёв, где прекрасно показала свой кровожадный характер в бойцовских ямах. Там же познакомилась с другим членом команды - Дэниэлем Красным. С ним же попала на “Чернокрылую”.
Навыки: прекрасно штопает (как раны, так и паруса); отлично владеет саблями; высокий уровень рукопашного боя. 
Экипировка: парные сабли, лёгкий галад-берский нагрудник с сегментной матерчато-кожаной юбкой, металлические перчатки с чешуйчатыми фалангами.


Дэниэль Красный
Возраст: 29 лет.
Раса: человек, галад-берец .
Внешность: черноволосый, смуглый и высокий мужчина. Один глаз его неестественного для человека красного цвета. Лицо множество раз было избито, а конечности переломаны. Кривой нос и пальцы - лишь первое, что бросается в глаза.
Роль: пират.
История: раннее его детство прошло на улицах небольшого городка в дне пути от столицы Галад-Бера. Он был мелким воришкой, путающимся под ногами у взрослых. Став чуть постарше, он лез во всевозможные уличные драки. А после, как и многие бродяги, был пойман и отдан в рабство. Бойкий и ловкий, он отправился в бойцовские ямы для увеселения народа. А его врождённый дефект - красный глаз, стал его самой яркой фишкой. В бойцовских ямах познакомился с Асией, и с ней же вместе был принят Захиром на “Чернокрылой”.
Навыки: высокий уровень рукопашного боя; неплохо владеет саблей, хорошо владеет цепным оружием.
Экипировка: лёгкий галад-берский нагрудник, металлические перчатки с чешуйчатыми фалангами, сабля и гасило.


Урбас
Возраст: 26 лет.
Раса: орк.
Внешность: выглядит как типичный орк. Очень высокая гора мышц с кожей серо-зелёного цвета. Глаза яркого зелёно-жёлтого цвета. Голова Урбаса обрита налысо, и иного орк не приемлет. Спина его покрыта бордовыми татуировками в виде угловатых символов.
Роль: пират, оружейник.
История: Один из многих орков клана “Острого клыка”. Был подающим надежды молодым орчонком, любил охоту, приобщался к кузнечному делу. Но больше всего любил свободу, потому ушёл из клана, желая по молодости приключений и бойни, вольных странствий. За свою не такую долгую жизнь был и разбойником, и вышибалой в трактире, и наёмником. Жизнь ему преподносила и хорошие, и плохие сюрпризы. Он успел обзавестись семьёй с полуорчихой из Сгрида. Но и из этого “клана” он просто ушёл. Побывал в Городе Нежити, где работал на Научное Сообщество несколько лет.  В итоге всех своих скитаний оказался на “Чернокрылой”.
Навыки: отличное владение топорами и метание оных, хороший навык рукопашного боя, большая сила от орочьей природы. Неплохие знания в охотничьем ремесле, немного знает о кузнечном деле.
Экипировка: чешуйчатый длинный доспех, металлические наручи, наплечники, поножи, шлем с полумаской, чёрные сегментированные перчатки, два магических топора, возвращающихся в ладони хозяина.


Мудэри
Возраст: 61 год. Выглядит на 20.
Раса: оборотень (сокол, проклят)
Внешность: смуглый выходец Золотой пустыни. Чёрные жёсткие волосы, светло-карие глаза, почти песочного оттенка. Взгляд хищный. На лице частенько присутствует хитрая ухмылка. Среднего роста.
Роль: навигатор, пират.
История: До своих двадцати лет Мудэри был самым обычным расхитителем гробниц, который путешествовал по пустыне, искал древние храмы и города. А после продавал свои находки в Миссаэсте и Ставке Хастин. В двадцать лет нашел храм мелкого божка, олицетворенного в виде сокола. Проклятие оборотничества легло на Мудэри. Лишь спустя десятилетие он научился полностью контролировать своё проклятье, и обращаться не только полнолуние. Проклятого не хотели видеть нигде, даже среди обычных оборотней. Потому Мудэри долгое время был разбойником и во многих городах за его голову ещё лет десять назад давали приличную сумму. Теперь же он часть команды Чернокрылой.
Навыки: обращение в сокола по собственному желанию и в полнолуние. Повышенная сила и прочие показатели за счёт проклятия. Высокие охотничьи навыки, знание ловушек, очень неплохие лидерские качества. Впрочем, не особо использует их на корабле. Владеет луком, арбалетом, мечом и копьями на высоком уровне.
Экипировка: крепкий зачарованный лук, способный наделить двадцать стрел морозной силой - раненный такой стрелой противник быстро теряет тепло. Лук восполняет полностью потраченную магию четыре дня. Также имеет колчан со стрелами, короткий меч, кожаный доспех с металлическими вставками.


Кейл
Возраст: 43 года
Раса: человек, рузьянец.
Внешность: Кейл как будто собрал в себе образ всех коков из пиратских баек. Он толстый и невысокий. Правый глаз прикрыт повязкой в виду его отсутствия. Оставшийся левый - голубого цвета. Всегда гладко выбрит, а тёмно-русые волосы прячет под уже давно выцветший на солнце платок.
Роль: кок.
История: Родился в Рузьяне, но нелёгкая судьба занесла его в Таллинор, откуда Кейл перебрался в Гульрам. На протяжении всей жизни был поваром - то в трактирах и тавернах, то в полях во время походов кашеварил для наёников. Никогда не отличался склонностью к разбоям, довольно равнодушно относился к рабству. Но ровно до того момента, как его сына не украли для Галад-Берских бойцовских ям. К сожалению, мальчишка умер чуть ли не в первом бою. А Кейл, убитый горем, хотел мстить, но не мог. Захир же помог ему приобщиться к делу убийства работорговцев теми силами, которые у Кейла были.
Навыки: превосходный кулинар, немного травник, совсем капельку разбирается в алхимии. Хорошо владеет ножами, но на кухне.
Экипировка: мясной тесак.


Шмель
Возраст: 18 лет.
Раса: тифлинг.
Внешность: невысокий, щуплый, с очень грубой безволосой кожей. Даже на голове у него нет волос, зато присутствуют чуть выше лба наросты, которые похожи на неоформившиеся рога. Кожа у него с лёгким красноватым оттенком, пальцы длиннее, чем у обычного человека. А так же имеется хвост, увенчанный острым кончиком, похожим на копьё. Он выглядит (да и является) немного наивным, очень любознательным и активным.
Роль: помощник кока, пират.
История: своё новое имя он получил уже на корабле, когда Кейл прозвал его так за расторопность, вездесущность, жало на хвосте и те самые рожки, дающие отсылку к громадному северному рогатому шмелю. До того как попал на “Чернокрылую” был оставлен матерью-человеком, гоним в деревеньках Греса и Элл-Тейна. Короткое время (меньше года) пиратствовал с менее удачливым капитаном, чем Захир.  Но после крушения попал к этому рыжеволосому засранцу.
Навыки: Ловок, быстр и прекрасно владеет своим телом в драке. Непредсказуем в пылу сражения. Из оружия неплохо владеет обычными топорами и ножами.
Экипировка: топор, засапожный нож, кожаный нагрудник.


Яррон «Седой Медведь»
Возраст: 48 лет.
Раса: человек, сгридец.
Внешность: седые волосы с редкими пшеничными прядями. Глаза тёмно-зелёные. Лицо со следами пережитой оспы: розоватое, морщинистое и круглое. Нос кривой, правое ухо выглядит пожёванным. Борода и усы закрывают кривой рот. Всё тело покрыто шрамами. Среднего роста, плечи широкие, из под рубахи выпирает брюшко.
Роль: судовой врач.
История: родился в семье лекарши и корабельного мастера в Сгирде. Всю жизнь посвятил плаваниям на кораблях и искусству врачевания. В команду был принят одним из первых, лечил израненных беглецов Захира в одном из прибрежных селений, за что был признан таким же головорезом. С тех пор плавает на Чернокрылой и всеми силами минимизирует потери среди состава.
Навыки: высокий навык меча и рукопашный, средний арбалета и топора. Превосходный врач, хорошо знает алхимию, травы, настойки, лекарства.
Экипировка: северный меч, ламеллярный доспех из крепкой чешуи, набор хирурга-целителя.


Джет
Возраст: 34 года.
Раса: человек, хастиец.
Внешность: смуглый, кареглазый, среднего роста. Волосы Джета чёрные и жёсткие, мелко вьются. У него не хватает переднего зуба (а также ещё нескольких, но это уже не так заметно). В целом - выглядит старше своего возраста, уже сильно заметны морщины, под глазами залегли мешки. Джед - большой любитель приложиться в бутылке с ромом, оттого и выглядит вечно помятым. Но руки его не дрожат даже после выпитого. 
Роль: плотник.
История: Джед родился от связи хастийской торговки и раба её сестры. Мать любила своего сыночка, хотя в родном доме он был не на лучшем счету. Позже сам был рабом, вкалывал на всевозможных стройках. Там и нахватался знаний о плотницком ремесле. В двадцать лет был выкуплен плотником на торговый корабль в Милиагросе. Корабль был потоплен Захиром, но по чудному стечению обстоятельств Джет остался жив, да ещё и был принят в команду.   
Навыки: высокий уровень плотницкого мастерства. Владеет фалькатой на среднем уровне, а также умеет стрелять из стреломётов.
Экипировка: милиагросская фальката, кованная кираса, наплечники, наручи и полушлем с лужёным гребнем, доспешная юбка из сегментированных полос кожи с металлическими вставками.


Пио
Возраст: 29 лет
Раса: человек, ариманец.
Внешность: среднего роста, со светлой кожей и серо-голубыми глазами. Лицо его украшает небольшая бородка и усы на ариманский манер. Высокий.
Роль: пират.
История: на “Чернокрылой” появился не так давно - не прошло и года с момента посвящения в команду. До этого с 18 лет служил в городской гвардии Аримана. На службе связался с нечистыми на руку личностями. Два года отсидел в темнице, пока не сбежал с ещё несколькими заключенными. С тех пор его жизнь посвящена разбоям как на суше, так и на воде. 
Навыки: высокие навыки рукопашного боя и владения сабельным оружием.
Экипировка: гвардейская сабля с травлением, чешуйчатый доспех, шлем с наплечниками и засапожный нож.


Уго
Возраст: 24 года.
Раса: человек, гресец.
Внешность: мышиного цвета волосы коротко стрижены. Ожог не так давно испортил вполне приятное лицо, он тянется от подбородка до переносицы и повторяет контур ладони Захира. Зато у Уго выразительные брови и глубоко посаженные большие глаза мутно-зелёного цвета. Парень пусть молод, но высок и выглядит матёрым, со слегка выпирающим животом.
Роль: пират.
История: был рождён в семье вполне себе честного рыбака и крестьянки, но судьба распорядилась так, что отец его от непроглядной бедности взял в руки оружие и пошёл в разбойники. В 9 лет сын ушёл вслед за отцом. Шайка кочевала вдоль Серебрянки, пока не вышла к морю. Там бывшие крестьяне добыли себе судёнышко в одной из деревень Милиагроса, а после благополучно попали в руки команды Чернокрылой. В той потасовке Захир наградил Уго шрамом пламенной ладони через всё лицо, потом юнца из пленных набрали в команду.
Навыки: стрельба из лука - высокий уровень. Топор и рукопашный бой - средний уровень.
Экипировка: составной лук и стрелы, топор, кожаный нагрудник.


Урфин
Возраст: 23 года
Раса: человек, сарамвеец.
Внешность: среднего роста, хорошо сложенный молодой человек. Однако в сравнении с Айтом выглядит более щуплым. Кожа Урфина смуглая. Глаза у обоих близнецов раскосые, кофейного цвета. Волосы тёмные, мягкие и прямые, отпущены до плеч и собраны лентой в хвост. На носу небольшая горбинка. 
Роль: пират.
История: Родился посреди Золотой пустыни, в городе Сарамвее. С детства закален песчаными ветрами и рассказами о всевозможных пустынных монстрах. Является братом-близнецом Айта, вместе с ним прошёл от рождения и до сего момента, когда оба после недолгих скитаний и наёмничих работ оказались на “Чернокрылой”. Одно время промышляли с братом тем, что устраивали пари и всяческие бои (начиная с обычный кулачных, и заканчивая собачьими и даже петушиными) в различных городах западной части материка.
Навыки: высокий уровень владения луком. Средний уровень владения метательными кинжалами, рукопашным боем и ножами. 
Экипировка: крепкий эльфийский лук, колчан со стрелами, засапожный нож, перевязь с кинжалами, кожаный нагрудник.


Айт
Возраст: 23 года
Раса: человек, сарамвеец.
Внешность:  среднего роста, хорошо сложенный молодой человек. Однако в сравнении с Урфином выглядит более массивным из-за более развитого мышечного каркаса. Кожа Айта смуглая. Глаза у обоих близнецов раскосые, кофейного цвета. Волосы тёмные, но голову время от времени обривает налысо и не даёт отрасти волосам больше, чем на два сантиметра. На носу небольшая горбинка. Через всё лицо идёт свежий рубец от левого виска к правой стороне нижней челюсти.   
Роль: пират.
История: Родился посреди Золотой пустыни, в городе Сарамвее. С детства закален песчаными ветрами и рассказами о всевозможных пустынных монстрах. Является братом-близнецом Урфина, вместе с ним прошёл от рождения и до сего момента, когда оба после недолгих скитаний и наёмничих работ оказались на “Чернокрылой”. Одно время промышляли с братом тем, что устраивали пари и всяческие бои (начиная с обычный кулачных, и заканчивая собачьими и даже петушиными) в различных городах западной части материка.
Навыки: высокий уровень ближнего боя и владения парными клинками.
Экипировка: парные сабли из чёрного металла, кожаный доспех с металлическими вставками, засапожный нож.


Барсил «Шрам»
Возраст: 34 года.
Раса: человек, миссаэстец.
Внешность: пышные чёрные усы, щетинистый подбородок и щёки, густые брови, волнистые волосы до мочек ушей. По-кошачьи хитрые узкие глаза с чёрными радужками и золотистыми прожилками. Всё тело исчерчено бледными шрамами, лицо тоже местами напоминает то ещё рубище: кривой маленький нос, три длинных рубца через всю мордашку. У Шрама кривые ноги, он низок ростом, широк в плечах и матёр. Его предплечья больше напоминают обезъяньи из-за мясистости и чёрного волоса, который густо покрывает их вплоть до пальцев.
Роль: пират.
История: С малых лет был посажен в седло «заботливым» отцом и выслан прочь из родного селения. С тех пор и живёт как перекати-поле. Был вольным всадником сколько себя помнит, именитый вор женщин, грабитель и убийца. Лет шесть назад его едва не изловили власти Милиагроса в одном из прибрежных селений, застали врасплох и скакать кроме моря уже было некуда... но Шрам на свою удачу быстро отыскал в порту такую же компашку бравых ребят и, не дожидаясь петли, свалил в закат на Чернокрылой вместе с командой Захира.
Навыки: стрельба из лука, верховая езда, владение щитом и клинковым оружием - высокий. Быстро учится, хитрозадый, теплолюбивый и находчивый.
Экипировка: крепкий лук со стрелами, палаш, круглый щит и ламелляр степняка.


Идлис «Борода»
Возраст: 33 года.
Раса: человек, лайнидорец.
Внешность: густая рыже-каштановая борода с усами, бритая голова с парой шрамов, болотного цвета большие глаза. Идлис симпатичен как мужчина, похож на пустынного купца-семьянина, улыбчив и смешлив. Чуть ниже среднего роста, крупный, мускулистый, с выпирающим брюшком.
Роль: пират.
История: был сыном купца, со временем стал водить свои караваны, в итоге дело обернулось дерьмово и Идлис вынужден был «отпустить бороду» - что в его краях означает дословно «стать грабителем». В конце-концов со своей шайкой попал гребцом на гульрамские галеры, три года назад был вызволен Захиром и завербован на Чернокрылую.
Навыки: арбалеты, короткие клинки и рукопашный бой - высокий уровень.
Экипировка: гульрамский резной арбалет с болтами, два бандитских тесака, кольчуга и кожаный нагрудник.

[AVA]https://image.ibb.co/iV8bh8/image.png[/AVA][NIC]Захир[/NIC][SGN]    [/SGN]

Отредактировано Малак (23-07-2018 00:30:11)

0

2

Есть что-то хорошее в близком дыхании смерти. В агонии, что предшествует полному забвению. В страхе, что появляется незадолго до последнего выдоха. Тогда и только тогда можно ощутить всю полноту своих сиюминутных возможностей. Перед смертью человек - это концентрированная и направленная на выживание личность. Желание жить, все несбыточные мечты, все чаяния, вся любовь, храбрость и жажда до времени - всё это проявляется в последнее мгновение особо сильно. И на это прекрасно смотреть, это прекрасно чувствовать на себе.
   Захир смотрел в мрачную и непроглядную темноту. Его команда молчаливо заполняла плоский борт шебеки. Они цеплялись за верёвки, готовились перебрасывать крюки и стягивать борта кораблей. Слышны были шарканья длинных перекидных мостков, брошенных по правому борту. Кто-то курил, другие молились или молчаливо стояли, словно псы, ожидающие приказа. Вооружённые до зубов головорезы желали поскорее напитаться запахом смерти. Кто-то из них дорожил болью. Кто-то хотел узреть смерть воочию вновь, как и сотни раз до этого. Они были готовы к ней, боялись её, но желали о ней. Что же чувствовал сам капитан? Только жгучую ярость и азарт приближающегося боя. Его глаза хищно следили за огоньками торгового корабля...
   Борта соприкоснулись. «Чернокрылая» проскрежетала боком о бок своей большой сестры, крючья полетели вверх. Раздался крик, кто-то призывал защитников к оружию, но Захир почти взлетел по канату, бросился на крикуна и голова его слетал с плеч единым ударом. Второй летел на него, но упал, проткнутый палашом другого чернокрылого пирата.
   Этот бой походил на конвульсивные попытки человека с перерезанным горлом бороться. Бессмысленный бой. Лёгкий. Двое гульрамцев вылетели на Захира из трюма, крича какие-то бессмыслицы о своём ложном боге... но капитан с рёвом ринулся на них в ответ и их колени задрожали при виде пламенного клинка и его пламенного хозяина. Огненное лезвие рассекло брюхо одного из них, он был так юн и прекрасен со своими карими глазами. Второй получил рукоятью по зубам, прочертил по воздуху дугу и грохнулся об стену головой. Кареглазый юноша стоял в замешательстве и страхе. Клинок упал ему под ноги, он подбирал кишки и смотрел на кровь, что выливается из него. Захир прикоснулся к его ране и властно, с рыком, просунул руку сквозь всю требуху, слушая предсмертные крики боли и мольбу о пощаде. А потом юноша упал, открыв капитану проход в трюм. «Я научил их единственной истинной вере».
   Защитники были окружены или убиты. Капитан Аюб Ас-Сахр умолял пощадить его и Захир даровал ему пеньковую милость. Труп с выпущенными кишками повис на рее и залил палубу слегка колышущегося на низких волнах корабля. Все прочие трупы бросили в воду, а живых защитников усадили рядом с захваченными рабами и экипажем. Безоружные, испуганные и окружённые окровавленными головорезами, эти люди далеко не в полном составе застали рассвет. Капитан корабля часть из них убил самолично. Смуглокожие работорговцы, их дети и жёны - они должны были умереть. Дельцы, мало-мальски связанные с рабством - тоже были казнены. После них пришла очередь перепуганных защитников корабля.
   Когда солнце наполовину показалось из-за спины - борт «Арканы» уже был почти полностью покрыт кровавыми пятнами. От экипажа осталась горстка рабов, пара путешестенников и девка, которую хотел получить каждый из грабителей. Кроме неё женщин на захваченном корабле не осталось, а чресла убийц полнились желанием.
   - Забирайте этих, свяжите и бросьте под палубу. На островах мы посмотрим, насколько ценны их шкуры. А шлюху бросьте в мою каюту и привяжите. - Люди заулыбались. Порой капитан запрещал насиловать женщин из каких-то своих странных соображений, но этот раз был другим. Они были не против пользовать её после него.
   Девку под локти уволокли с захваченного корабля и привязали к штырю посреди капитанской каюты. Товары перекочевали на борт шебеки следом, вместе с пленниками. Захир наблюдал, считал товары и довольно скалился. Когда подсчёты закончились и корабли начали расходится, Захир поджёг «Аркану» и прыгнул на борт «Чернокрылой». Всюду раздавались песни: головорезы ставили паруса и распивали захваченное вино. Капитан же двинулся в каюту, чтобы смыть с себя кровь и справить одну из нужд...

[AVA]https://image.ibb.co/iV8bh8/image.png[/AVA][NIC]Захир[/NIC][SGN]    [/SGN]

Отредактировано Малак (21-06-2018 21:19:33)

+1

3

Когда ты заходишь по шаткому трапу на борт корабля - ты тут же подписываешь своего рода бумагу самой судьбе, что будешь не в обиде на неё, если вдруг окажешься на морском дне, тебя сожрут неведомые твари или на корабль нападут пираты. Не сказать, что Зара ожидала от этой поездки хоть чего-то из перечисленного. Она была окрылена предвкушением чего-то нового, неизведанного. Тот странный запад, о котором она читала в книгах, о котором рассказывал ей Бах.
Сны о прекрасном западе с его необычными нравами, традициями и сказками посетили девушку и в эту ночь, когда “Аркана” бороздила тёмные воды. Качка корабля убаюкивала гульрамскую девку, не оставляя ей шанса на лишнюю бдительность… Хотя один из путешественников уже пытался склонить Зарифу к сексу за бесплатно, за что получил ожог. А капитан пригрозил девице выбросить её на съедение акулам, если она хоть ещё хоть раз зажжёт хоть искру на его корабле. Ну или перестанет прикрывать её зад и отдаст команде. Но после этого инцидента никто не хотел провоцировать гульрамку. Никто же не знал, что в её арсенале всего пара фокусов.
  Пробуждение от криков ужаса, страдания, бесконечной боли - не самое лучшее, согласитесь. Оно злит, будоражит, заставляет проникать в кровь и распространяться по телу адреналин. Вместо медленного пробуждения Зару будто бы вырвали из царства бога сна. Но теперь… Плач смешивался с хрустом и хлипкими звуками. Зарифа предполагала, но не надеялась, что её коснётся встреча с морскими разбойниками. Гульрамская девица тряслась от страха вместе с остальным женщинами, оставшимися в трюме. Мужчины же проливали кровь наверху.
   Смотря на лица пиратов Заре хотелось сдохнуть. И от этой иронии она была готова рассмеяться в голос. Каждый раз во время очередного приступа боли она молила о смерти, мечтала об избавлении. А сейчас, когда её лицо кровоточило от ударов, рёбра ныли, а на приоткрывающуюся из разорванной рубахи грудь похотливо пялятся неумытые пираты - она совсем не хотела умирать. Но стать подстилкой для всей этой толпы было равнозначно долгой и мучительной смерти.
  -  Забирайте этих, свяжите и бросьте под палубу. На островах мы посмотрим, насколько ценны их шкуры. А шлюху бросьте в мою каюту и привяжите. - это был их капитан. Бесспорно.
  Гульрамку поволокли к капитанской каюте, грубо, с грязными ругательствами и описаниями того, что сделали бы с её загорелым молодым тельцем. Они вызывали у Зары желание подпалить им лица, но не столько из-за мести. Была призрачная надежда, что за такое они убьют её на месте. “Отрубленная голова - очередная ирония”, - шлюха не удержалась от усмешки. Окровавленные губы болели от этого действия, а голос лишь хриплым стоном вырвался из груди.
Всё тело ныло, отказывалось повиноваться. Рукам было больно от стягивающих запястья верёвок. Верёвки же врезались на животе, мешали нормально дышать. “Спалить, спалить их корабль вместе с собой”, - желала Зарифа. Но на магию совершенно не было сил.
Распахнулась дверь, являя рыжеволосого капитана, всего перепачканного кровью. Тошнотворное зрелище. Правда, оно уже не вызывало рвотных позывов, как это было вначале. Мужчина должен был внушать ужас, но сил не осталось и на него.

Отредактировано Зарифа (21-06-2018 22:08:57)

+1

4

Захир едва заметил привязанную к полу смуглянку. Она коротко дышала, перепуганная, уставшая и слегка побитая. Прежде чем капитан прорвался в трюм, туда же через второй люк вломилась Асия - эта любила устраивать кровь всюду, где только можно. Она выволокла жену работорговца за волосы, а этой смуглянке едва не выбила все зубы палкой. Если бы не рыжий, то наверное среди захваченных пленных не было ни одной женщины. И всё-же сейчас, когда бойня закончилась, капитан испытывал лишь лёгкую горечь. Противник оказался недостойными, и бой кончился слишком быстро.
    - Ты знаешь общий? - Спросил капитан, макая в бочку тряпку и стирая с лица, рук, шеи и груди капли крови. Его голос звучал негромким рокотом, стелился по деревянному полу и не выражал ничего, кроме лёгкой усталости. Тон Захира не подразумевал собственно разрешения говорить, он допрашивал свою пленницу, и это был лишь первый вопрос. Второй не заставил себя ждать. - Откуда ты, и почему от тебя несёт магией? Ты волшебница? - Слегка заметная магическая аура этой пленницы ещё на корабле ввела в ступор Захира, ибо он отчётливо слышал от допрошенных членов экипажа, что конкретно эта девка - берёт пару медяков за пользование своим телом любому. - Или ты шлюха? А может волшебница-шлюха? - Его рот искривился в ухмылке, хотя видеть этого пленница не могла. Пират всё ещё отирал кровь с рук мокрой тряпицей и стоял к девке спиной. - А зовут тебя как? Зарифа? - Это он тоже слышал от её спутников. Он знал имена всех, кого казнил сегодня на палубе «Арканы». Завтра уже едва ли будет знать, но сегодня ещё знает. Капитан бросил порозовевшую тряпку на бочку и выплеснул плошку с грязной водой в раскрытое оконце размером едва ли с книжку. Его взгляд наконец обратился на смуглокожую шлюху-волшебницу, которая сегодня должна была лечь спать с травмами меж ног, возможно переломанными рёбрами и треснутыми бёдрами. Его команда не славилась цивилизованными повадками. Сам он был едва ли не лишён здравого рассудка, по-крайней мере так о нём говорили.
   Корабль слегка пританцовывал на мелких волнах и пират привычно покачивался в такт этому ходу. Чернокрылая плыла. Захир тем временем выхватил из-за пояса нож и медленно двинулся к Зарифе, не угрожая как бесноватый, не вытягивая лезвие вперёд. Клинок покачивался в его расслабленной руке.
    - У тебя слишком много ушей, глаз и сосков, на мой взгляд. А ты как считаешь, тебе нужно всё это, чтобы ублажить горстку пиратов и умереть к завтрашнему дню? Ты хочешь видеть и слышать, как тебя грубо используют потные, грязные, омерзительные твари? Как кости трещат под весом одного из них - особенно жирного. Как безумный насильник пихает тебе остриё ножа туда, куда совсем не следовало бы пихать. - Капитан сел рядом с гульрамкой, скрестив ноги. Его рука с ножом легла на плечико девице, остриём Захир ловко убрал пряди с девичьего ушка и холодная сталь коснулась её виска. Глаза пирата смотрели пристально, ловя малейшее движение девичьих зрачков. - Мне не нужен твой страх или мольбы. Я просто спрашиваю, зачем тебе твои глаза и уши? А рот?
[AVA]https://image.ibb.co/iV8bh8/image.png[/AVA][NIC]Захир[/NIC][SGN]    [/SGN]

Отредактировано Малак (17-07-2018 19:29:39)

+1

5

[indent] Не будь Зарифа так вымотана во всех смыслах, не болели бы и без того у неё рёбра, не ныли затёкшие руки - она бы возможно разрыдалась. Внутри боролось два чувства - желание собственной смерти и, собственно, её полное нежелание. “Но если боги уготовили мне смерть, то уж пусть она будет быстрой. Пожалуйста”, - взмолилась она мысленно, скашивая взгляд на лезвие.
- Да, я Зарифа, - гульрамская девка кивнула ему в ответ. Она отвечала на вопросы невпопад. с совершенно диким от усталости акцентом, - и  гофорю на общем, как фидишь.
Собраться с мыслями, когда тебе у виска держат нож - задача сложная. Неужели этот пират не понимает, что подобным запугиванием он только усложняет их разговор? Или ему так хочется растянуть пытку шлюхи, что он готов слушать её тихий лепет сколько угодно, пока она сформулирует каждый ответ?
- Я обладаю даром к магии, - продолжила говорить Нармин, - к огню. И да, я - шлюха. Хотя имеет ли это значение, когда мне не дожить до утра ф любом случае?
Страх напороться на клинок был высок, страх смерти просто зашкаливал. Но, вместе с тем, Зара вполне серьёзно рассматривала вариант нарваться как можно сильнее, получить роковой удар и больше не испытывать этого страха и боли.
  - Либо ты меня убьёшь, либо тфоя команда, - голосок подрагивал, но Зарифа пыталась перед лицом смерти казаться достаточно храброй. Не просто второсортной шлюхой (которой, впрочем, сама себя никогда и не считала), а человеком с хотя бы каплей храбрости. Но страх плескался в тёмных глазах, он проскальзывал на вздрагивающих губах, - либо я сбалю тфой корабль.
Уйду на дно вместе с обломками. Стану кормом для акул… Боги, что вы творите? На что вы меня отправили?”.  Самое простое в такой ситуации было винить богов. Не себя, взошедшую по трапу, а богов, которые сидят себе где-то и даже не знают, что какая-то гульрамка вспоминает о них.
Замечания о лишних частях тела она не отвечала. И так было очевидно. что никакой человек не желал бы прощаться ни с глазами, ни с руками… соски ещё были под вопросом, но сама Зара не хотела бы лишаться их. Уж точно не при жизни.
Взяв небольшую паузу. чтобы поразмыслить и перевести дух, гульрамка ответила на последние его слова:
- Рот мне нужен, чтобы зарабатыфать себе им на жизнь. Уж рассказыфая истории и сказки или отсасывая у очередного мужика - не фажно. Теберь уже нет. 

Отредактировано Зарифа (25-07-2018 22:55:10)

+1

6

Захир сидел перед шлюхой и слушал негромкие откровения. Ему становилось всё скучнее и скучнее с каждым её словом, так что он обратил свой взор к её колышущейся груди и почти перестал слушать. Дыхание девушки было кратким и быстрым из-за боли, так что смуглое вымя под рубахой поминутно дрожало. В одном месте порванная ткань свисала лоскутом, а в дыре виднелся кусочек тёмного соска. Пират убрал нож от её виска и положил рядом. Ладони его сошлись под подбородком смуглянки - на воротнике. Мозолистые руки головореза рванули ткань и та с громким звуком порвалась до самой груди.
    - Вот так лучше. Твоё гульрамское блеяние навевает лишь скуку. Я сегодня довольно скучал. Неужели «Аркана» везла одних овец, лишённых сердца и души, одних бездарей с опустевшими глазами? Один мусор... - Его пальцы крепко сжали челюсть Зарифы и он плюнул ей в лицо, выражая своё презрение. - Ты такой же мусор? Так может мне и тебя разрезать на части, запихать в мешок и бросить в море? - Мозолистая ладонь обрушилась хлёсткой пощёчиной на лицо девушки, оставляя красный след. При желании он мог бы свернуть ей шею, одним ударом выбить весь дух... но пощадил шлюшку. Всего лишь хлёсткая пощёчина. Она размазала красноватые слюни по лицу девушки и слегка мотнула её голову. Груди дрожали в такт спешным вдохам Зарифы. - Сжечь мой корабль? Ну пробуй, маленькая шлюха, к чему это позёрство и угрозы? - Ещё один хлёсткий удар оставил более отчётливый след ладони на лице гульрамки. - Сосать члены и рассказывать сказки? Где же твои сказки и почему ты всё ещё не хлюпаешь ртом у моих бёдер? - Его злость была сиюминутной вспышкой, неконтролируемой, холодной. С такой холодной яростью лев вымещает недовольство на маленьком сурикате, гоняя его меж своих лап.
   Едва уловимым жестом Захир поднял с пола нож и резанул по верёвкам так, что они лопнули у самого узла.
   - Только войдёт ли мой член в твой мелкий гульрамский рот? Может мне сделать его шире для удобства? - Остриё ткнулось в пухлые губы девушки, раскрывая их и обнажая рот, полный здоровых и светлых зубов. - Тогда ты будешь выглядеть в разы самобытнее. - Пират снова смотрел в её глаза и хмурился. Нож его исчез, на этот раз в ножнах. - Тебе страшно, ты не понимаешь чего от тебя хотят? Ничего, нам не нужно ничего от такого мусора как ты. Ты лишь грязь. - Его рука снова снова хлопнула по щеке Зарифы, на этот раз без боли, лишь со слабым звуком. - Хочешь, чтобы всё просто прекратилось? В венах стынет кровь, руки ватные от страха и тугих верёвок? Думаешь о том, как бы спастись? - Он рассмеялся ей в лицо. - Чем можно успокоить меня и всех этих головорезов? Чем можно купить себе жизнь и здоровье? А может свободу? - Захир говорил, взяв шею Зарифы обеими руками и обратив её лицом к себе. - Мы полны дерьма, мы не сдерживаем злость, не видим в своих пороках ничего дурного, презираем богатство и любим смерть больше, чем любой из гульрамцев любит жизнь. Чем же ты хочешь купить бессердечную команду моего корабля? А меня чем купишь? - Новый удар, снова хлёсткий, приводящий в чувства и выбивающий непрошенную слезу. - Думаешь что это бессмысленные вопросы? Думаешь, я не дам тебе такую возможность? - Капитан усмехнулся. - Нет, дам. Считай себя избранной, ты вытянула счастливый жребий, была спасена богами от неминуемой кары, над тобой сама тьма сошлась клином! - Захир бросил её на пол, уже не связанную по рукам и ногам. - А теперь ползи из моей каюты, а когда выйдешь к ним, скажи, что тебя выбрал сам Бог Чернокрылой, дабы ты пополнила нашу команду. Упади на колени и молись о том, чтобы тебя приняли. Целуй их ноги и руки, гладь и ласкай их, говори им нежности. Никто из них не ударит и не возьмёт тебя силой. К концу дня я выйду и мои люди решат, будешь ли ты кормить акул, или станешь одной из нас... - Капитан встал, ногой убрав с дороги пятку рабыни, и прошествовал к двери. Послышался слабый скрип и в каюте стало намного больше света. На коробках, палубе и бортах корабля сидели пираты, кто-то стоял в одиночестве, кто-то играл в карты, не глядя в сторону двери. Захир стоял и ждал, пока шлюха выйдет к ним, под свет обличающего света. Выйдет, чтобы говорить с пленителями и убийцами. Чтобы стать одной из них к ночи, или умереть.
   Почему он выбрал её? Не сказать, что тут обошлось без тщательного отбора. Среди прочих пленников она была самой изолированной, не успела ни к кому привязаться, была бедной по своей сути, была шлюхой, а значит глаз её не был замылен счастливыми картинами мира. К тому же, она была красива, красивее чем многие женщины, хотя и не без недостатков... впрочем, даже они казались притягательными. Причин было много. А ещё одной было обычное желание Захира. Сиюминутная прихоть, которая заполняла его корабль несхожими мёртвыми душами.
[AVA]https://image.ibb.co/iV8bh8/image.png[/AVA][NIC]Захир[/NIC][SGN]    [/SGN]

+1

7

Зарифа вся содрогалась в болезненной дрожи. Затёкшие конечности теперь нещадно кололо, пока кровь вновь разбегалась по ним. Каждый вздох - словно настоящее испытание - через боль, страх и перепутанные желания - стоит делать вот этот последний или Рилдир бы с ним? Ответить капитану корабля она была просто не в состоянии, ведь губы шевелились совсем не в такте с мыслями.
  Ещё какое-то время она смотрела на дверь. То самое время, которое ей понадобилось, чтобы хоть чуть-чуть унять колотящее состояние. Там на палубе был день, но гульрамка видела пылающий закат перед глазами. Но и он через несколько минут унялся. И сделала первый неуверенный шаг в сторону выхода из каюты.
  На четвереньках она ползла по скрипучему тёмному дереву, вдыхая и выдыхая горячий солёный воздух. Он иссушивал всё внутри девки. Губы снова трескались и рот заполнял металлический привкус. На палубе не было толком тенька, чтобы спрятаться. Только за грудой мешков и ящиками можно было спрятаться хоть ненадолго. Но укрытие Зарифы не уберегало её от взглядом команды. Злых и кровожадных. Похотливых. Нармин в который раз усомнилась в наличии хоть чего-то человеческого в этих морских разбойниках. Они ведь даже на залитую кровью девку с ранами смотрели как кусок мяса, который можно без зазрения совести трахнуть. Где-то глубоко в душе это злило Зару, но чувство это естественным образом притуплялось   
  Почти все чувства начинали меркнуть перед ощущениями голода и жажды. Желудок, как это любят описывать почти все, прилип к позвоночнику. От этого и качки девушку подташнивало. Один единственный рвотный позыв не принёс облегчения, только скрутил всё и без того больное тело, предвещая потерю сознания. Девица почти отключилась, прислонившись спиной к мягким тюкам. Перед глазами уже успели заплясать тёмные образы. Они были едва различимы и сплетались в невероятный танец, кои практиковали в борделях славного Гульрама.     
Её вырвали из небытия голоса совсем рядом. Они не были обращены к ней, просто двое пиратов проходили мимо и переговаривались между собой и громко смеялись. Парочка даже не обратила внимание на едва разлепившую глаза шлюху. Зато затуманенный жарой взгляд наткнулся на одиноко расположившегося у бочки пирата. Он был у противоположного борта, стоял опершись задом о фальшборт и из деревянной кружки попивал...   “Вода”, - Зарифа почти слышала собственный скулёж в голове, - “и еда”. Простенький корнеплод, который с бочки взял пират, выглядел сейчас для Зары соблазнительнее золота.
  Гульрамка попыталась встать, опираясь о навал. Ноги еле держали от истощения, норовили подкоситься в любой момент. Ещё и плавная качка заставляла мир вокруг танцевать, словно бы Зару кружили в медленном танце. Медленном и устрашающем, словно сам тёмный бог кружит её сейчас на пороге смерти.
- Б… - втаптывая остатки восточной гордости в палубную пыль попыталась сказать Зарифа, - б-брошу, - голосок её едва было слышно. Он был сухим, а вырывался из груди с тяжестью и хрипом, - фоды… - девка упала на колени перед моряком, коснувшись задом пяток.

+1

8

Перед Зарифой стоял головорез с широкой отметиной клинка на лице и полузакрытым левым глазом, к тому же ещё слепым. Он оценивающе разглядывал девушку, прежде чем положить ладонь на её голову. Пальцы вплелись в чёрные слипшиеся от пота волосы. Радужка единственного глаза мужчины была ярко-красной, а сам он казался больше жилистым, нежели мясистым.
   - Почему никто не сказал, что капитан закончил со шлюхой? - Громко молвил пират, не отвлекаясь от девицы и не переходя на крик. Шебека не была настолько большой, чтобы в хорошую погоду кричать друг-дружке. Слышно были и так.
   - Закончил? - Тупо повторил верзила с другого конца корабля и послышался топот массивных стоп по палубе. Чей-то насмешливый хохот раздался откуда-то сверху.
   - Капитан то закончил, а вот тебе ещё додраивать, Малыш. Возвращайся к работе, сладкое для настоящих пиратов. - Раздался шлепок и звук треснувшей ткани.
   - Малыш хочет тоже закончить. Как Захир. Малыш хочет, хочет. - Голос верзилы стал очень тихим и обиженным, но по удаляющимся шагам можно было понять, что Зарифой сперва займутся другие. Их топоток по палубе был тих, кого-то даже намётанным ухом расслышать было нельзя.
   - Неси свой зубной молоточек... Я не хочу чтобы она откусила мне член… Да и кровавый отсос куда лучше обычного, это все знают. - Молвил кто-то из-за плеча Зарифы, но поддержки не получил.
   - Все знают что у тебя нет члена. - Сказал бархатистый голос с гульрамскими призвуками. Этот пират подошёл сзади, сел на корточки рядом и со знанием дела повернул лицо смуглянки в свою сторону. Его большой палец раскрыл её рот настойчиво, прошёлся по языку. Гульрамское лицо головореза было молодо, красиво и казалось лицом какого-нибудь эмирского сыночка. Истинный восточный принц, за исключением ушей… они были оба повреждены, одно наполовину откусано. - У неё прекрасные зубы и прекрасное лицо… ни одного белого пятнышка, кареокая сладость… Как можно портить такое чудо? - Его губы впились в губы девушки на мгновение, прежде чем красноглазый пират забрал у гульрамца свою добычу, оттянув за волосы к фальшборту.
   - Прибереги свои поцелуи, Принц. Сперва я трахну её в этот рот, а после целуй сколько угодно. - Сказал он с презрением. Пират доел и облизывал руки от сладкого плодового сока.
   - А мне нужна просто её дырочка, дайте мне её и забудьте о моём существовании! - Раздался какой-то писклявый скрипучий голос, который у обычных людей ну просто не встречается. Разве что на сцене какого-нибудь западного театра. Все расхохотались, скорее всего от тона, с которым говорящий кого-то пародировал.
   - Нашёл что вспомнить, я же только поел! - У красноокого едва ли не сопли от смеха потекли. Прочие тоже хохотали.
   - Ну хватит, шутники хреновы, мне ещё борта чистить. Либо делом займитесь, либо дайте я им займусь. - Ещё  одна рука легла поверх ладони красноокого и тот ослабил хватку за девичьи волосы, уступив девушку без борьбы.
   - Эй, мелкий ублюдок. Чёрта с два я буду пользовать её после тебя. Я не хочу потом хрустеть солью, которой ты ей всю щель забьёшь. Проваливай мыться, или будешь последним. - Это снова был шутник, только на этот раз говорил он серьёзно, впрочем, кто-то прыснул и на это его замечание.
   - Вообще, я должен быть первым. - Заметил кто-то ещё, совсем негромко.
   - Проваливай, Глаз. - Хором произнесли и гульрамец, и красноокий, и пахнущий солью парень, и любитель кровавых отсосов, и шутник, и несколько ещё никак не проявивших себя мужиков. И снова раздался дружный хохот.
   - Не все сразу, оставьте хотя бы кусочек Уззи, или она разозлится когда проснётся. - Напомнила о себе какая-то девушка. Её сладкозвучный голос доносился от мачты.
   - У неё есть ты… хотя, сомнительная радость. Да, надо будет оставить что-нибудь и для неё. - Пираты своими тенями обступили гульрамку. Пахнущий солью парень ткнул её лицом в своё бедро и потёр о лежащий в шароварах наискось член. Горячая плоть твердела от прикосновения к щеке Зарифы.
[AVA]https://image.ibb.co/gq9JEy/fc89b451065bd85979cc81e6cfae679b.jpg[/AVA][NIC]Команда «Чернокрылой»[/NIC][SGN]   [/SGN]

+1

9

Зарифа ощущала себя безвольной игрушкой, с которой сейчас можно было сотворить что угодно. Она позволяла трогать себя, впиваться пальцами в перепачканные и влажные волосы. Просто потому, что окружившие её пираты сковали пленницу новой порцией страха и непонимания. Как так? Капитан же сказал, что никто даже пальцем её не тронет. А тут вдруг не просто пальцем трогают, но целуют, прижимают к себе и всячески делят. Спятить можно…
  - Берестань, - вырвалось у Зары. Наверное, она как раз таки спятила, потому что со всей своей слабостью, со всей своей беспомощностью толкнула от себя пирата. Но эта мимолётная смелость сошла на нет.
   Пропахший солью мужчина качнулся и на мгновение застыл, словно сопротивление застало его врасплох, но всё-же удержал Зарифу за волосы. Кто-то ещё навалился на её плечи сзади, мозолистые руки легли на девичьи плечи тяжёлой ношей. У красноокого была жуткая хватка, которой можно было сломать девичье запястье или раздробить ладонь. Ещё несколько теней почти закрыли для гульрамки окружающий мир, залитый беспощадным светом дневного солнца. Зара предпринимала вялые попытки вырваться, глотнуть побольше влажного и удушающего воздуха.
  - Фаш… - Нармин ловила ртом воздух и ощущала себя глупо, очень глупо. Словно пытается оправдаться перед уличными псами, - кабитан сказал… Что фы не тронете..
  - Ты тычешь членом в меня, идиот… стоп, что? - Поползновения на девичью честь прекратились в мгновение ока. Часть насильников просто исчезла, даже не попрощавшись, а подле Зарифы остались всего три тени. Пропахший солью пират с каким-то ругательством выпустил девичьи волосы и продолжил говорить на странном (глухо звучащем) языке, пока отходил прочь.
   Парень с бирюзовыми глазами сидел на ящиках и хмуро пялился на Зарифу. Его ровный скульптурный подбородок переходил в приятные алые губы и ровный миссаэстский нос с чеканным царским профилем, а тот уходил от выступающих бровей к ровному лбу без единой складочки, к волосам светлого барханного цвета. Пират был юн, но в глазах его легко можно было увидеть десятки и сотни сражённых врагов, измученных женщин и мужчин. Именно он выпустил кишки капитану «Арканы», когда тот завозился в петле, пытаясь освободится. Теперь лишь этот юнец и красноокий составляли компанию для Зарифы, впрочем, второй перешагнул через девку и ушёл также как и все прочие. Парень остался, но молчал, просто наблюдал за девушкой и как будто оценивал.
  Нармин не могла поверить в то, что все просто разошлись. Шлюха не проводила взглядом ни одного из них, пялилась лишь в доски палубы прямо перед собой. Её тело вновь содрогалось как от безудержных рыданий, но слёзы по грязному лицу не текли. “Хвала богам”, - как мантру повторяла про себя Зара, - “хвала богам”. Но возносила ли она действительно эту хвалу или же пыталась вытеснить тем самым ужасные картины, встающие перед глазами - девка и сама не разбирала.
  - Бочему? - тихо, почти неслышно спросила Зарифа. По её виду и не скажешь, что она обращалась к кому-то конкретному. Если только к полу, в который всё ещё упиралась взглядом, покачиваясь на коленя и вытянутых перед собой руках в такт волнам вслед за Чернокрылой.
  - Что почему? - Спросил юноша. Его ещё не до конца окрепший голос звучал негромко. Он снял с пояса бурдючок и отпил одним большим глотком, сперва промочив горло, а после всё-же сглотнув. Этот звук привлёк внимание Зарифы, и гульрамка подняла на юношу затравленный взгляд. В этот самый момент сильно захлопал убранный парус и где-то на мачте заорала девица, проклиная всех богов на свете. Похоже, она штопала корабельное вооружение.
- Фода, - думать о чём-то другом в такую жару, когда плеск внутри бурдюка так близок - невозможно, - божалуйста, - пересохшие губы едва слушались, но даже через боль Зара пыталась просить. Жалостливо, вновь стоя на коленях перед очередным пиратом. Даже ругань откуда-то сверху не волновала так, как волновала жажда.
  Девушка уже протянула руку вперёд. Впрочем, при всём своём желании, она не могла надеяться на милость того, кто ещё недавно хотел её использовать в качестве подстилки. Мир поплыл перед глазами, резко солнечный день сменился пылающим закатом и тьмой на какие-то секунды. Этого хватило, чтобы конечности подкосились, и гульрамка мешком рухнула на пол.
- Жизнь, - заскулила она, находясь в полубредовом состоянии, истекая потом и пытаясь вновь подняться хотя бы на руки, - он обещал жизнь. 
  - Сомневаюсь. - Ответил паренёк с холодной насмешкой и как будто бы инстинктивно почесал свой живот. Глаза его своей светлой бирюзой обжигали едва видимый сосок в дырке на одежде Зарифы. - Жалкие черви должны умирать. Он сам говорит так. Ползи и добудь воду, пей мочу или чужую кровь, но мольбы не дадут тебе даже быстрой смерти. Это Чернокрылая, а не дворец халифа… к тому-же, кто ты такая, чтобы я делился с тобой своею водой? - Юноша встал и несколько мгновений стоял, разглядывая лежащую девушку, такую притягательную в своей беспомощности. Его естество оттопыривало шаровары, но он лишь цокнул языком и оставил смуглянку наедине с её жаждой.
   Никто не трогал её. В нескольких метрах отсюда между собой переговаривались пираты, жаловались на солнце, играли в кости и проклинали удачу, но никто не подошёл, чтобы поинтересоваться о здоровье смуглянки. Всем словно стало безразлично это валяющееся существо.
Безвольной тряпкой она лежала на палубе и смотрела в лазурное небо. Одинокие облака плыли медленно, практически не застилая никого от палящего солнца. По ощущением Зарифы, прошла целая вечность, прежде чем хоть одно облако прикрыло небесного истязателя.
  Нармин приоткрыла глаза, смотря на потускневшие вокруг себя краски. Голова раскалывалась от жара, душной влажности. Губы просто слиплись, как и волосы. Запёкшаяся кровь на щеке стягивала кожу. Но только сейчас она расслышала плеск возле себя. Ведро, в котором плавала старая вонючая тряпка стало спасительным маяком. Вода уже изрядно нагрелась на солнце, но ощущать её в своих ладонях было приятно. Она переливалась из ладони в ладонь, смывала грязь с гладкой кожи лица и шеи. Одежды местами намокли от стекающих по коже ручейков. Мысли прояснились, переставали крутиться лишь вокруг одного только питья. И хотя эту пропахшую воду гульрамка не пила, жажда будто бы притупилась.
  “Они где-то берут воду”, - подумала девушка, - “они же не могут обходиться одним бурдюком на всех”, - Зара сидела, прислонившись к фальшборту спиной. Из-под приопущенных ресниц век наблюдала Зарифа за кипящей на борту жизнью, стараясь заметить хоть что-то полезное для себя. И вот один из пиратов как раз полез в какую-то бочку…
От этого места едва уловимо веяло магией и прохладой, а на чернёных ободах бочек виднелись письмена. Зара покачнулась, но удержалась, ухватившись за снасти. Вода, стоило только открыть крышку, соблазнительно заиграла и заискрилась. Её плескающаяся песня была так сладка для ушей девицы, что так невольно подумала, что сошла с ума.
Зара пила жадно, не отдавая себе отчёт в том, что от такого количества воды её может вывернуть наизнанку. Но так хотелось пить… так хотелось просто окунуться головой в прохладную воду. И стало так хорошо, когда прохладные струи потекли заместо тёплых по коже из сложенных лодочкой рук. Так упоительно, что мокрая брюнетка просто рассмеялась, запрокидывая голову. И смех этот бил по рёбрам, заставлял задыхаться, хвататься руками за снасти, чтобы не упасть. Он был хриплым, совсем не весёлым. Но он был живым и довольным. “Кажется, я и вправду сошла с ума”.
  Когда истерика улеглась, Зара ощутила всю свою усталость. Пыльным мешком она ударила по голове гульрамку. Веки налились свинцом, а разум словно опьянел, ноги едва держали девку на ногах. Вновь найдя укромное местечко (на сколько это возможно на палубе корабля), Нармин немедленно уснула на каких-то мягких мешках.

Отредактировано Зарифа (04-07-2018 16:01:32)

+1

10

Меж ног всё тянуло, живот болел и казалось, будто она не чувствует ног. Привязанная к потолочному крюку фляга покачивалась в такт морским волнам. Узза выдула всё лекарство до дна, пытаясь приглушить пагубные признаки кровавых дней, но омерзительное пойло не помогло утихомирить влияние цикла. Боль снова и снова накатывала на пиратку. Она не прекращалась, лишь становилась то сильнее, то слабее. «Когда же я наконец сдохну», про себя шептала Узза, лёжа на гамаке и раскачиваясь вместе с громадной равнодушной «Чернокрылой».
   Ночью наверху раздавались крики, был бой, после которого её собратья бросили в небольшую клетку пленных. До её слуха доносились шепотки этих мужчин, темнокожие, смуглокожие, белокожие - все они бесили её, хотелось убить каждого, но даже встать она не могла. Глаза закрывала пелена слёз, Узза ненавидела эти слёзы боли, непрошенные и омерзительные. Пиратка не была слабой, но отчего-то каждый месяц сами Небеса били её лицом об палубу корабля. «Мы никто и жизнь наша - боль, страдания, принуждение. Кто-то в ней менее удачлив, а кто-то более…» - так говорил отец, когда она была впервые ранена и едва ли не умерла. Он сидел над её кроватью, лечил её, целовал её лоб и шептал молитвы своему жестокому богу.
   Асия проведывала её, но Узза каждый раз прогоняла её прочь с бранью и проклятиями. Ей не нравились ласковые руки этой галад-берки. Прилипчивое чудовище, она каждый раз склоняла Уззу к поцелуям и объятиям, даже когда к тому не было никаких предпосылок. А в такие минуты пиратка и вовсе не любила общества. Захир терпел боль в одиночестве, а она была его дочерью. Ей незачем жалость, незачем сострадание...
   Боль прошла лишь ближе к вечеру, может лекарство подействовало, а может она перетерпела ещё один цикл. Узза поднялась на палубу в поисках Принца, который втюхал ей бесполезное обезболивающее. Этот прохвост красовался перед Глазом, стоя на ящике с кинжалом в руке. Его слушатель всеми способами показывал, что ему неинтересен очередной рассказ этого сказочника, но из-за какой-то природной скромности молчал и явно не знал куда себя деть. «Ну уж я то знаю», Узза не любила их обоих, да она вообще никого не любила, кроме себя самой. Пиратка с наскока за рубаху отправила мелкого за борт, а принцу треснула кулаком по голове, так что тот шарахнулся с ящика на палубу.
   - Ты сын двух шлюх и одного пса, из-за тебя моё брюхо горело как чёртово солнце! - Гульрамец поднял руки, пытаясь защитить драгоценное лицо от женского гнева. Она следовала за ним по пятам, бросая проклятия. В ней клокотала ярость, которую пиратка высвобождала через оплеухи и тумаки.
   - Успокойся, солнце моё! Я не виноват! - Вопил смуглокожий головорез, отступая спиной через ящики, пока не грохнулся прямо на лежащую на мешках Зарифу. За ним через бочки перепрыгнула и Узза и уже было пнула мужчину в бедро, как вдруг заметила маленький сонный комок смуглокожей плоти. Принц перекатился и уполз из под ног наступающей пиратки, но та уже и не замечала беднягу. Она встала над гостьей. Один глаз рыжеволосой чуть прикрылся, словно она заметила какого-то ну уж очень интересного жука. Узза молчаливо стояла и оглядывала ещё одно смуглокожее чудо, лучница замерла в своей озадаченности. Из-за её спины доносились матюки вылезающего на борт миссаэстца и хохот других головорезов. И снова ей было плевать на всё это. Нога пиратки ткнулась во внутреннюю часть бедра пленницы.
   - А ты ещё что такое? - Медленно спросила она, подпуская в голос изрядную долю соблазнительной хрипотцы. Она пропустила весь бой, но и не надеялась застать таких вот приятных подарочков по случаю своего «выздоровления».

[AVA]https://image.ibb.co/fZGKCJ/111.jpg[/AVA][NIC]Узза[/NIC][SGN]    [/SGN]

Отредактировано Малак (04-07-2018 17:06:47)

+1

11

Зарифе снилось, что она в своём родном доме. Мама штопает чьи-то порванные на заднице штаны, ругая при этом их обладателя всеми знакомыми Зарифе словами. На самом деле мама никогда так не ругалась, во всяком случае при Заре. В раскрытое окно проникал солнечный свет, заливал цветастый ковёр на полу. Зарифа же поймала себя на мысли, что такого ковра она отродясь не видела в их доме, но где-то ещё она его точно встречала. В этом сне не было никаких заманчивых или метафоричных образов - это позволило девушке почувствовать спокойствие и даже забыть, что она находится на корабле похитивших её пиратов. Но ничего не может длиться вечно.
  Гульрамка подскочила на служивших ей постелью мешках и коротко вскрикнула от неожиданности. Потом, не совсем отошедшая ото сна, испытала удивление: где она, почему из прохладной комнаты перенеслась на палубу корабля, в эту нестерпимую жару. Но осознание не заставило себя долго ждать. А за ним появилось разочарование. Слабость, бывшая ещё недавно, заметно спала, возвращая шлюхе её былые силы. А осознание того, что по приказу капитана её не тронут - придавало немного уверенности.
- Фы корабль ограбили, - брюнетка подняла взгляд с ноги, ткнувшейся ей в бедро, на лицо смуглокожей пиратки, - и меня брихфатили. Забыла? - теперь гульрамка опиралась на локти, но вставать пока не собиралась.     
  - В смысле забыла? - Лицо пиратки стало чуть злее, как будто её оскорбили. - Я не забываю ничего, пёсья дочь! А ну говори, кто ты вообще, или я по-настоящему тебя забуду! - Пиратка оглянулась через плечо, хмуро отыскивая кого-нибудь не гогочущего, и отыскала красноглазого хрена. - Эй, кто она такая?
  - Мне? Никто. Отвали от меня вообще, я тебе что, голубь почтовый? - Равнодушно ответил красноглазый, даже не изменившись в лице.
  - Захир дал ей выбор. Она ждёт вечера. - Пояснил кто-то из пиратов, проходя мимо с полным ведром. Рыжеволосая обернулась обратно к незнакомке, её губы были очень подвижными, но мимика казалась совсем не женской. Вот и сейчас пиратка словно катала во рту язык, собирая с зубов и дёсен налёт.
   - Угу… третья значит… - Только и сказала девка, словно распробовав эту мысль на вкус.
- Третья? - переспросила Нармин. Она подвинулась назад, чтобы сесть на своём необычном ложе.
Рыжеволосая девица хоть не стала набрасываться на гульрамку как на кусок мяса, хотя и совсем не помнила её с захвата “Арканы”. Уже за это можно было пусть даже в одних только мыслях, но сказать пиратке спасибо.
- Ты бро… - робкое предположение, - команду?
Этот вариант казался Заре наиболее верным. Всё же, кроме этой рыжей и ещ какой-то девки, других женщин в команде она пока не встречала. Или те просто где-то скрывались. 
  - Да бросьте, теперь мы берём тех, кто даже считать не умеет? - Снова взорвалась девушка, только без громких криков. Её голос сам по себе был взрывным, она в тональностях постоянно переходила от хрипловатого гульрамского произношения, к взрывному общему, словно выставляя ударения на словах.
  - А когда было иначе? - Спросил парень, который не так давно тыкал Зарифу лицом в свой член. Он сидел ссутулившись у одной из мачт и тоже кажется спал, прежде чем его разбудили. Один его глаз был закрыт, а второй наблюдал с тигриной цепкостью за развернувшейся драмой. - Когда мы взяли тебя на борт, Узза, ты сама умела только брать чужие члены в рот без спроса. - Парень пожурил её пальцем, на что девушка фыркнула.
  - Катись в ад, Крейн… - Она вернулась взглядом к Зарифе и показала ей три пальца. - Да, три. Три женщины. - Девушка явно уже сама потеряла нить своего повествования, потому мотнула головой и выпрямилась. - И как же тебя зовут? Кто ты и откуда?
Перед ответом Нармин немного почмокала губами, потворствуя своей жажде. До заветной бочки было не так далеко - всего-то перейти палубу поперёк. Но настырная Узза, как её назвал один из пиратов, не производила впечатление человека, которая привык быстро отставать от других.
- Зарифа, - произнесла девушка. Продолжать рассказ о себе ей не очень хотелось, ведь одно упоминание о роде деятельности могло во взглядах всколыхнуть к ней вполне недвусмысленный интерес. Хвала богам, что только во взгляде. Но опыт твердил, что уж точно не этого стоит опасаться сегодня, - шлюха из Гульрама, если не углубляться в тонкости.
У Зары было куда больше талантов, чем просто умение трахаться за деньги. Шитьё, готовка, умение читать и даже способность к магии… Но и сама Зара о своих талантах не думала и распинаться перед пиратами не особо горела желанием. Тем более, что судьба её ещё не была решена, и чувство приближающейся смерти усиливалось по мере приближения солнца к горизонту. Которое, за время её сна, уже заметно переместило далеко за полдень.   
  - А чего ты здесь дрыхнешь, шлюха из Гульрама? Или не боишься смерти? А ведь именно она тебя ждёт этим вечером. - Узза оглянулась через плечо, словно пытаясь отыскать кого-нибудь, кто бы молвил поперёк. Таковых не сыскалось и девушка снова посмотрела прямо на Зару. - Тебя никто не хочет видеть рядом с собой. Кажется, эта ночь действительно будет твоей последней. - По традиции высокой драматургии пиратке стоило отойти, закончив свою реплику такой вот точкой, но она просто пялилась на девичью грудь, прикусывая губу, потом из под бровей смотрела в глаза Зарифе и снова возвращалась к груди.
  Напоминание о смерти этим вечером, сделанное с такой уверенностью заставило Зару сглотнуть. Появившийся свет надежды начинал меркнуть и гаснуть до состояния, охватывающего гульрамку ещё с утра. Но потом девушка заметила, как пиратка пялилась на её тело. Порванная рубаха действительно открывала куда больше, чем было положено одежде. Из порванного ворота так соблазнительно виднелся самый краешек ореола соска. Да и в целом соблазнительные округлости молодой девицы просматривались так даже слишком хорошо.
- Твои дружки не дали мне фысбаться, - попыталась отшутиться Зара. “Они меня не тронут… пока не прикажет капитан”, - бришлось досыбать здесь, - движение плечами вышло неуверенным. Но обманчивое ощущение собственной безопасности всё ещё преследовало кучерявую от всей это влаги брюнетку. И взгляды пиратки её немного напрягали, - и как жаль, что нельзя их трогать только ботому, что хочется? А на мёртфой будет уже не то.
  - Вот именно… - Сказала пиратка, снова прикусив губу. Ей явно нравилось направление их беседы. - А ну ка… пойдём со мной в трюм. Я напою тебя хорошим вином… а то ты выглядишь такой голодной и жаждущей. - Горстка слушающих зрителей распадалась, мужчины махали руками и возвращались к своим делам, а кто-то засыпал снова, расслабляясь. Корабль шёл далеко от берегов, но по хорошему курсу, так что беспокоится стоило лишь горстке бегающих туда-сюда навигаторов и моряков. Узза встала на одно колено, так что то упёрлось меж ног Зарифы. - У нас есть фрукты… - Сказала она снова тем же хрипловатым соблазнительным голосом.
Выпивка, фрукты - это звучало для Зары сейчас соблазнительнее, нежели “я осыплю тебя золотом”. Девица почти ощущала у себя во рту сладковатый вкус спелых плодов и терпкое послевкусие вина. Память словно бы сама подталкивала её в руки пиратки. А желудок только усиливал соблазн, тихонько урча под рёбрами свою незатейливую мелодию голода. И, в то же время, желание помочь выглядело подозрительным и странным. Но чем Рилдир не шутит?
  - Феди, - чуть прищурив карие очи ответила Зарифа.

+1

12

[indent] Cовместно с Зарифой
  Рыжеволосый пират провожал взглядом уползающую шлюшку, на лице его застыл самодовольный оскал. Покачивающаяся в такт задница уползающей гульрамки создавала музыку прямо в мозгах капитана: звон гульрамских бубенцов, тонкая мелодия флейты и длинной лютни, нарастающий многослойный голос певицы, звучащий как закатная пустыня и растекающийся по смуглой коже мёд. Владыка Чернокрылой смотрел на Зарифу и видел тень - поджарую, словно силуэт уставшей израненной львицы, идущей на водопой. Губы Захира скривились ещё сильнее. «Пусть же рокот твой зазвучит над морем, маленькая шлюха...», подумал он.
  Девушка выползла и дверь со скрипом затворилась, засов проскрежетал по стальным кольцам. Уютная темнота сгустилась вокруг капитана и он медленно прошёл по тёмным доскам вглубь своей берлоги. Когда-то здесь царил изящный простор и свет магических фонариков озарял всю капитанскую каюту - ещё при прошлом хозяине. Теперь она была мрачной, захламлённой пыльными сундуками и мешками. Кровь пятнами покрывала доски пола и нескольких стен, черепа работорговцев свисали с потолка и светились магией как тусклые светляки, едва дающие свет. Прибитая к полу кровать громоздилась напротив двери у самого края - к ней Захир и поковылял.
  - Бас… - Его голос звучал устало и отчасти мелодраматично. Заметив это, капитан прокашлялся и чуть более суровым тоном добавил. - Вылезай из своей узкой норки и зашей мне раны, маленькое чудовище.
Ответом капитану стало лишь поскрипывание досок корабля и шорохи мышиных перебежек. Свет от черепов не дрогнул, как то обычно бывает при появлении Бас. Сирена просто не отозвалась на его зов.
  Захир нахмурился. Правая часть его тела плохо слушалась, отчасти из-за того что рубаха пропиталась кровью, отчасти из-за широкой раны вдоль лопатки и боли. Пират не мог сам зашить себя, но и звать Медведя не хотел… в конце-концов, эта мелкая сволочь всегда зашивала ему раны… это почти ритуал, который они соблюдали уже много лет.
  - Бас… малышка, иди ко мне. Без твоих пальцев здесь не справиться… - Сказал он чуть мягче, но явно через силу. Эти просьбы тоже стали почти ритуалом, но далеко не самым приятным. Захир не особо любил норов этой морской бездельницы и унижаться перед ней тоже не любил. Вот и сейчас его хватило не надолго. - Эй, да иди уже сюда!
  Душа Чернокрылой могла обижаться на своего капитана и даже частенько делала это неприлично долго, но не тогда, когда ему действительно нужна была её помощь. Захир нравился Бас, как зачастую детям нравятся их игрушки. И терять его была не намерена.
  - А вот теперь я тебе понадобилась, - девчачий голосок звучал из ниоткуда, но свет едва видимо задрожал, выдавая присутствие духа в каюте. Тон слышался совсем не довольным.
  - Если бы ты не была мне нужна, я бы давно уже… - Захир остановился, дальнейшие слова могли надолго обидеть его мелкую собеседницу, потому он закрыл глаза и начал медленно стягивать пропитанную кровью рубаху. - Неважно… поможешь мне, Бас? Ты мне действительно теперь понадобилась.
  Бас не тратила времени зря и воплотилась прямиком перед капитаном. Никаких игр с шорохами и прочими излюбленными духом штуками. Она взглянула на окровавленную справа рубаху и всплеснула своими детскими ручками.
  - Ну так раздевайся, - и удалилась к столу, из ящика которого достала небольшую шкатулку с иглой и нитками, а также небольшую склянку с мутной зеленоватой жидкостью. Бас повернулась обратно к Захиру, - или мне лучше просто пообещать, что я тебя заштопаю? Чудодейственные обещания, они ведь так работают? А то посмотри, какие шелковистые мои волосы после твоего вчерашнего обещания. Чудо, правда? - для пущей убедительности она провела свободной рукой по светлым длинными волосам.
  - Как по мне, ты итак краше всех. - Сказал Захир, бросая испорченную рубаху на пол. Его веки снова напряжённо сомкнулись от боли и пират негромко вздохнул. А ведь ещё предстояло выдержать пытку мазями и ниткой. Не говоря уже о том, что в ближайшие дни ему придётся следить за своими движениями… откуда вообще прилетел этот коварный удар? Сразу после сражения он спросил у Неймана, ибо тот крутился где-то рядом, но полугном лишь развёл руками. Удар прилетел из-за спины… может быть от кого-то из своих же. А если так, то от кого? Захиру думал об этом, пока милашка готовила свои инструменты экзекуции. - Это не ты натравила на меня кого-то из команды во время боя? Я… не помню чтобы подставлялся под удары этих арканских бездарей. Сзади меня были только наши… вроде бы. - Капитан снова открыл глаза и проследил за движениями Бас. Она уже уселась рядом с ним, рассматривала рану своими подёрнутыми белизной глазами и вставляла нить в иглу. Только при взгляде на её волосы он вернулся к изначальной теме их обсуждения. - А за волосы не переживай, мелочь, я так тебя расчешу, что ещё шесть лет будешь хихикая вспоминать старину Захира… 
[AVA]https://image.ibb.co/iV8bh8/image.png[/AVA][NIC]Захир[/NIC][SGN]    [/SGN]

Отредактировано Малак (25-07-2018 22:48:22)

+1

13

Совместно с Захиром

  По лицу Бас можно было прочесть её малость скептический настрой. Но говорить что-либо против или за дух не стала. Но вот на более ранний вопрос Захира она всё же дала ответ:
- В этом бою я не участвовала совсем. Как и тебе советовала.
Из откупоренной баночки доносился слабый травянистый аромат. Девочка окунула в эту вязкую жидкость пальцы и, не особо жалея мази, начала закладывать её прямиком в рану капитана.
- Но тебя всё равно можно поздравить с ещё одной победой. И забавными пленниками, - говоря всё это, Бас взяла с пола упавшую бутыль и, по глупому вытащив пробку зубами, хорошо плеснула ромом на иглу, - во всяком случае, один из них слишком печётся за украденный с их корабля груз.   
  - Я бы тоже не был доволен, если бы меня обобрали до нитки пираты. - Ответил капитан едва ли не сквозь зубы. Конечно он никогда не был миролюбивым парнем, но к боли привыкнуть было почти невозможно. Говаривали, что в определённый момент из-за всех этих повреждений теряешь чувствительность кожи, и всё же с Захиром такого до сих пор не произошло. Всё тело его было истерзано оружием и рабовладельческими кнутами, а он всё также чувствовал любое лёгкое дуновение ветра и прикосновение мягких пальцев. - Потом займёмся этим слишком ретивым переживальщиком. Арр… - Захир почувствовал прикосновение иглы к коже, но не двинулся, лишь низко зарычал. - Тише, маленькая сучка… иначе я трахну тебя в ухо и выброшу акулам… - Капитан снова стиснул зубы в ожидании очередного прикосновения иглы и добавил тихо-тихо, с лёгкой усмешкой. - Просто… будь чуточку аккуратнее… ты всё таки шьёшь величайшего красавца всех известных морей...
  Бас чуточку ухмыльнулась, когда в очередной раз после этих слов протыкала кожу пирата иглой. Его страдания доставляли духу некоторое удовольствие. И не только маленькая месть за нерасчесанные волосы, но и природная любовь к чужой боли заставляли девчонку ухмыляться. Но зашивать она стала чуть более аккуратно - этого нельзя отрицать.
Когда рана была полностью зашита, а сама Бас откусила остатки нитки от узелка, на шов легла новая порция мази. Дух стала собирать свой инструмент, вновь поливать его ромом. При этом она под нос стала напевать себе мелодию, которая крутилась у самого Захира прошлым вечером в голове. Такую назойливую, будто её играл горе-бард в каком-то кабаке на милиагросском берегу.
   - Отставить эту мерзость… я только перед боем смог выбросить её из головы. Лучше просто неси свою обычную чушь. - Сказал Захир чуть громче. Капитан не двигался, ибо своё дело корабельный дух не закончил. Да и в целом двигаться хотелось меньше всего. Странное дело… пока рана не была обработана - он не чувствовал себя таким ограниченным. - Довяжи меня и найди свой гребень… расчешу тебя, пока буду отдыхать.   
Всё необходимое Бас нашла быстро. И ткань для повязки, и гребень. Прекрасный костяной гребень с искусной резьбой. Дух отыскала его в одной из партий украденного груза примерно десятилетие назад. И с тех самых пор девочка донимала своего капитана просьбами расчесать её длинные локоны.
  Перевязав потуже Захира, Бас вручила ему прямо в руки гребень и уселась перед ним на пол. Чернокрылая под ними плавно покачивалась на волнах, черепа под потолком каюты покачивались и создавали подрагивающее свечение, а старые чёрные доски пели свою скрипучую песнь.
- Ты же мне дашь позабавиться с этой девкой? - в мыслях Захира Бас видела планы на пленённую шлюху, но ей хотелось услышать от своего капитана разрешение на то, что он сам называл ритуалом принятия.   
[NIC]Бас[/NIC][STA]Душа Чернокрылой[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/CBb2i.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

Отредактировано Зарифа (25-07-2018 22:54:35)

+1

14

[indent]Cовместно с Зарифой
  Захир держал гребень во рту, так что долго молчал, в это время играясь с волосами девчонки. Они были шелковистые и без лишних расчёсываний, она вся была гладкой как персик. «Один я из года в год всё больше напоминаю уличного пса», думал капитан. Его ладонь легла на лицо духа, он пальцами зарылся в мягкие пряди и медленно прислонил голову Бас к своему бедру. Мозолистые пальцы пирата погладили открывшееся взору плечико и миниатюрную шею малявки. Она вся была такой тоненькой, что казалось - вот вот сломается в руках или рассыпется прахом. «Каждый раз хочется её чуть-чуть придушить, то-то мелочь бы закашлялась и начала верещать», с улыбкой подумал Захир, зная что дух читает его мысли. На самом деле ему нравились дети. Он с удовольствием понянчил бы её в руках, какие ещё удушения, она же милый цветочек. В конце-концов, дети невинные. Да и духи почитай что заложники своих первозданных стихий. «Да я вот-вот заплачу от умиления, все вокруг настолько невинные», сам себя поддразнил Захир. Мозолистые пальцы пирата скользнули по подбородку и маленькому ушку девчонки, он собрал оставшиеся пряди и пятернёй зачесал их на другой бок.
  - А что мне за это будет? - Спросил пират, вытащив изо рта гребень и начав расчёсывать Бас. - Ты будешь в следующий раз помогать мне в бою? Может будешь меньше обижаться? - Спросил он, рукой цепанув её за носик. - Я же надеялся на тебя, всего себя извёл, думал “Эх, без малютки Бас не справлюсь, вот бы она мне помогла”, а ты меня получается предала? Ну и как мне теперь давать тебе сладкое? За что, спрашивается? - Он отпустил кончик её носа и вернулся к гребню. - Не дело это, ой не дело...
  - Ты же великий пират всех морей, - девчонка развела руками в стороны, будто пыталась охватить весь мир. Сейчас она выглядела как обычный ребёнок, полный привычной для детей непосредственность и даже наивности. Впрочем, на то Бас и дух, чтобы спустя даже сотню лет своей жизни быть немного странной, - и ты прекрасно справился и без моей помощи. Может это мне стоит надуться на тебя, что ты весь такой самостоятельный?
  Впрочем, каждый раз, когда Захир касался даже нечаянно ещё щеки или подбородка, она пыталась потереться о его руку. Не ребёнок, а котёнок какой-то. И в словах её не было былой обиды. Просто очередные мысли вслух.
  - А сладкое за то, что я в который раз зашила тебя, хотя ты пошёл поперёк моего совета. И я могла бы оставить тебя на милость грубого лекаря.
  - Медведь только выглядит грубым, ты бы знала какие аккуратные у него руки. - Хмыкнул Захир. Когда-то давным-давно на безымянном острове капитана ранил кабан и Яррону пришлось его лечить… и это было почти как… не лечиться. То-есть, он шил быстро, аккуратно и почти без боли, а мягкие прикосновения меж делом успокаивали и отгоняли тяжёлые мысли о том, что кровопотеря - это вообще-то смертельно. В общем, Седой Медведь лечил великолепно. Просто Бас была лучше… с ней ещё и поругаться можно было, да и просто поболтать. - Но да, ты заслужила сладкое своей помощью… и всё-же? Будешь помогать своему капитану впредь или мне найти какого-нибудь экзорциста, чтобы он закрыл тебя в банку и унёс куда-нибудь в качестве маленького обидчивого светильника?
  Бас из игривой и наивной стала хмурой.
  - Я тебе не привидение, чтобы меня изгоняли эти экзорцисты, - вот теперь в голосочке девочки звучала обида, - будешь меня ещё сравнивать с этими полувидимыми, - духа обидело такое сравнение. Но обида та была мимолётной - сложно было бы не привыкнуть к угрозам Захира изгнать Бас с корабля, - А если задумаешь в банку закатать, то посажу тебя на неё. И буду до скончания жизни освещать твой внутренний мир.   
  Захир широко улыбнулся и хохотнул, подняв малявку за поясок и усадив себе на колено. Его большое рыжебородое лицо нависло над мордашкой духа.
  - Какое ты недружелюбное создание… - Усмехнулся капитан, накрыв половину лица девчонки своей ладонью и приподняв её так, чтобы мелочь могла смотреть ему прямо в серые глаза. В былые годы эти глаза глядели с особой жестокостью, демонстрируя жертвам неотвратимую судьбу. Теперь же он глядел на Бас просто ухмыляясь. - Я ведь не грозился усадить тебя на что-нибудь... Это больно, между прочим, маленькое ты чудовище. - Его пятерня снова расчесала шелковистые волосы, так что лицо малявки оказалось ничем не прикрыто. - Так что смотри мне.
  - Я видела в твоих снах, как ты сажал женщин на свой член, - небрежно высказала свою мысль Бас, - и они не выглядели как те, кому больно, - по после этого дух стала выглядеть куда более задумчивой. Даже светлые бровки сошлись ближе к переносице, - но я видела и как на член сажали мальчишку, до жути похожего на тебя. И вот ему, кажется, было больно…
  - Разве я так похож на маленького мальчика? - Спросил Захир негромко, коснувшись лица Бас своим лицом. - Едва ли, маленькая моя старушка… - Ладони его сошлись на девичьих ушках, так что он закрыл лицо духа почти полностью, а после губы рыжебородого тепло прижались ко лбу малявки.
  Он сидел так, не выпуская Бас из своих объятий, закрыв глаза и задумавшись о чём-то своём. А дух не пыталась вырваться из рук пирата. Спустя минуту, проведённую ими в таком положении, магия девчонки мягко коснулась разума пирата, заставляя Захира заснуть. Уж слишком устал капитан.
[AVA]https://image.ibb.co/iV8bh8/image.png[/AVA][NIC]Захир[/NIC][SGN]    [/SGN]

Отредактировано Малак (25-07-2018 22:52:20)

+1

15

Совместно с Захиром

  Сон без сна накатил на капитана, а спустя пару часов дрёма отступила и Захир проснулся лёжа в своей кровати. Он был полунаг, перевязан и уже совсем не пах чужими кишками. Простынка покрывала его могучий торс, в то время как ноги разбрелись по матрацу, запутавшись в исподнем.
   - Бас… я же не просил… Бас… - Он хрипло звал свою добродеятельницу: нужно было как-то поставить духа на место, хотя бы словами. Впрочем… пират был благодарен ей за эти часы отдыха. - Бас… я когда-нибудь высосу из твоего рта все зубы и выплюну тебе в щёлку. Маленькое ты чудовище...
Бас, сидящая возле горы тюков и ящиков, обернулась к своему капитану. Похоже, всё это время она просидела здесь: вокруг неё было раскидано слишком много всяких мелочей, пустых мешков, а также стоял злостно вскрытый ящик. Что поделать, любопытство - ещё один порок бывшей сирены.
- И это будет самый пылкий поцелуй за всё моё существование, - девочка показала язык Захиру и подкинула небольшой свёрток, находящийся у неё в руке. Тот едва слышно звякнул чем-то внутри да и рассыпался от удара о ладонь мелкими драгоценными камушками, - а.. ничего интересного, - Бас тут же потеряла интерес к сокровищу и переключилась на копание в ящике.
   - Под рубашкой твоей ничего интересного, оставь в покое наши сокровища… - Голос капитана всё ещё звучал хрипловато, но уже чуть твёрже. Он медленно поднимался на кровати, потирал лицо и щурился. - Клянусь, каждый раз, когда я вижу тебя, мне хочется потопить Чернокрылую и сыграть на органе, пока она тонет… Что ты опять натворила? - Захир встал и в несколько шагов подошёл к Бас, взял её за руку и забрал из пальцев очередную хренотень.
  - Эй, - Бас вскочила на ноги и потянулась к той штуке, что была у капитана в руках, - отдай обратно. Она, - и дух запнулась на мгновение, видимо думая о том, как пересказать рыжебородому свои ощущения, - она слишком интересная! - и девица предприняла попытку вырвать вещицу из рук мужчины.
   - Да ты что? Ты не участвовала в битве, разбросала трофеи, без спроса усыпила меня, с какого хрена мне возвращать её в твои потные ладошки? - Бас каждый раз заставляла Захира почувствовать себя мальчонкой. Только из-за её непосредственности и дурашливости он каждый раз выглядел глупо в своей же каюте. «Да хоть совсем сюда не заходи», про себя ругнулся пират. Ему конечно нравилось порой спорить и ругаться с этой малюткой… даже не порой… это всегда доставляло какое-то странное и почти неповторимое удовольствие, но всё-же… «Я здесь царь и бог… я здесь папка и мамка… я здесь»… - Хватит читать мои мысли…  Ах… - Он до того не замечал, как стреляет в правой ладони… но сейчас боль кольнула очень сильно и пират выронил круглую штуковину на пол, так что та покатился по доскам и закатилась под кровать. - Отлично… я точно пущу тебя на рассол для огурцов, бестолковый дух.
- Чтоб ты потом захлебнулся этим рассолом? - насупившись переспросила Бас.
  А потом глянула на руку пирата, в которой ещё совсем недавно лежала такая уж больно занятная игрушка, с совершенно непонятным магическим фоном. Об этом нюансе она не успела предупредить Захира, и теперь, судя по всему, это давало свои плоды.
- Что у тебя с рукой? - она взяла ладонь мужчины аккуратно, но не нежно… скорее уж брезгливо. Потому что от метки на внутренней стороне ладони теперь красовалось нечто, что духу было в большей степени неприятно, - ч...что это? - а после брезгливость сменилось страхом за свою самую лучшую игрушку. Всё же, из двух капитанов рыжебородый был и правда самым любимым и вполне заслуживал такое звание.
[NIC]Бас[/NIC][STA]Душа Чернокрылой[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/CBb2i.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

16

[indent]Cовместно с Зарифой
  - Что? - Захир пригляделся к своей забитой татуировками ладони и сперва не понял, на что именно обратила внимание Бас. В конце-концов, расплывчатые рисунки на руках сопровождали его на протяжении почти вот уже двадцати лет. - Что? Говори внятно, что случилось? Нас атакуют? - Он сверкнул глазами в сторону перевязи с саблей, но острый слух капитана не выловил никаких звуков битвы. Ухо уловило смех команды за дверью, голос Актёра, рассказывающего какую-то басенку, крики чаек ничего более. - Что? - Спросил снова Захир, вернувшись взором к девчонке и своей руке.
  - Ну как же.. - белокурая девица выглядела потерянной. Вдобавок она, похоже, видела то, чего не видел сам пират. Пока или вообще, - ты совсем ослеп, рыжий пёс?! - теперь голосок срывался почти на крик, но какой-то сдавленный, - посмотри же!
  Бас не стала тыкать Захиру в центр ладони, потому что прикасаться к этой чёрной фигне не было у духа совершенно никакого желания. Но указала мужчине точно на место появление метки.
  Захир поднёс ладонь к черепу-фонарику и пристально вгляделся в набитый рисунок. Может быть там был шрам, или какая-то ещё штуковина. Магию он чувствовал слабо, чаще вообще не чувствовал, потому не сразу разобрал едва различимое тёмное пятно посреди ладони. Это был какой-то концентрический круг с какими-то начертаниями внутри. До того капитан слышал о таких штуках только в сказках и портовых байках. Говаривали, будто тёмные курьеры используют чёрные метки для того, чтобы находить и уничтожать пиратов, похитивших груз. Чтобы следить за доверенными капитанами… чтобы сопровождать важные грузы…
  - Твою жешь мать… твою мать… твою мать! - Только и смог выдавить из себя поражённый Захир, вглядываясь в это уродство. В этот знак погони. В этот знак неминуемой гибели. - Бери штурвал, Бас… я не знаю сколько дней между нами и этими гончими… - С этими словами капитан бросился к своим штанам и саблям, на ходу натягивая на себя одежду и перевязь оружия. По пути он скользнул к кровати и вытащил из под неё кругляш, запихав в карман. «Чёрт, чёрт, чёрт!» - проносилось в его голове.

***

  На палубе Чернокрылой царило умиротворение. В одном углу слышались байки, в другом пираты резались в карты. В одной руке Лакан “Мертвец” держал бутылку с прохладной чистой водой, а вторую положил на рукоять штурвала. Смуглокожий каридец расслабленно направлял громадину корабля по намеченному капитаном и навигаторами курсу. Ветерок едва гнал по небу редкие облака, трепал одежды пиратов и паруса. Солнце уже не так пекло головы каждого, кто рискнул остаться на палубе, но удушливая жара не собиралась покидать эту часть света, и жажда непрерывно мучала помощника капитана. Лакан время от времени раздавал указания, пока Захир отдыхал после абордажа “Арканы”, следил за порядком и скоростью выполнения приказов. 
  Морская идиллия была нарушена звуком резко захлопавших парусов. Асия, практически закончившая со всей своей верховой работой, едва не свалилась с насиженного места и теперь покрывала ругательствами всё, на чём стоит белый свет. Уже в который раз за этот день. Лакан бы не придал этому значения, если бы ветер и правда поднялся.
  Следующим тревожным звоночком стало самостоятельное движение штурвала. Лакан тут же убрал руки и сделал шаг назад от этого чёртвого руля. Уж кому, как не Мертвецу знать, что в такие моменты лучше не трогать вообще ничего на корабле. Иначе может и верёвкой по заднице прилететь…
  Лакан занервничал: курс сменился на пятнадцать градусов без предупреждения капитана. Да ещё и опять этот рилдиров корабль управляет сам собой. Такое бывало только в самых экстремальных ситуациях.
  - Лакан, твою мать, какого дьявола ты творишь?! - Рух громко проявлял своё недовольство. И уже почти бежал к Мертвецу.
  - Это не я, - Лакан указал на штурвал, - это она, Чернокрылая.
  - Что у там происходит, дери вас в зад? - прокричала через всю палубу Асия. Эта ловкачка уже успела спуститься и теперь выражала своё недовольство. К ней подключались и другие, правда выражали они больше обеспокоенность.
  Но вместо ответов команда получила распахнувшуюся дверь капитанской каюты и своего рыжебородого капитана. 
[AVA]https://image.ibb.co/iV8bh8/image.png[/AVA][NIC]Захир[/NIC][SGN]    [/SGN]

+1

17

Совместно с Захиром

  Десятки черепов-светильников свисали с потолка и их тусклый белый свет озарял переднюю часть трюма. Здесь слегка покачивались сложенные гамаки - никто из пиратов в этот час не спал. Здесь царила славная тишина, которую никто старался не тревожить. Разве что за перегородкой слышались шепотки пленников и негромкий голос Медведя, который успокаивал снятого с «Арканы» мальчонку-раба. Тот всхлипывал поминутно, но даже его спутанные жалобы на таллинорском языке были слышны постольку поскольку. За той же перегородкой ходил тяжёлый кок вместе со своим помощником - они похоже проверяли свежесть награбленного провианта. У Шмеля был чудесный нос, которым он мог уловить малейший запах гниения, и Кейл не стеснялся этим пользоваться.
  - Вино лучше дать команде, бочка треснула, продать не успеем. - Деловитым басом сказал кок, прощупывая края и выемки сосуда. Слегка вымокший в вине палец он запустил в рот и хмыкнул. - Ниборнское... где-то из под самых гор, попробуй. Вкус чувствуешь? Это из-за того, как их хранят. Тамошние бондари делают полдела.
   Кок рассказывал и рассказывал, его голос проникал в эту тишину и становился её частью. Всхлипы, приглушённый бас, шёпотки… скрип досок под ногами шлюхи и пиратки.
   - Ты выглядишь очень уставшей… а все эти мужчины слишком трусливы, чтобы против воли Захира выходить новобранца. Правда ты может и умрёшь сегодня… но разве кто-то запретить мне накормить тебя и дать отдохнуть? Пусть попробуют... - Молвила Узза, останавливаясь у своего гамака. Он почти единственный не был убран под потолок.
  - Если бы не кабитан, то у них были бы софершенно другие желания, - ответила Зарифа, - а так хоть фообще никаких нет.
  Очередное напоминание о возможности скорой кончины напрягали гульрамку. Но, не смотря на это, после спуска в трюм у Зары улетучилась часть напряжения. Узза первая и единственная, кто проявил к ней сочувствие. И девушке было плевать на то, из каких побуждения оно было проявлено - интерес, женская солидарность или простая прихоть, которая в будущем может обернуться чем-то более неприятным.
- Они ожидали бодстилку, а не нофобранца.
Зара сама пока не понимала - радоваться такому стечению обстоятельств или нет. К жизни на пиратском корабле она не была готова от слова “совсем”. Даже весь проделанный путь на Аркане давалась не самым лучшим образом для гульрамской девки. Эта качка, необходимость спускать естественную нужду просто за борт корабля почти у всех на виду, почти вся еда была солёной, от чего мучала бесконечная жажда… Да и в чём-то изнеженная шлюха не представляла себя скачущей по снастям, штопающей паруса и бегущей на абордаж мирного судна.     
  - Я пока тоже ума не приложу, чего это Захир решил, будто ты пригодишься. Умеешь драться? В бою себя показала? Может ты маг или хороший целитель? Что ты умеешь то? - Узза взяла Зарифу за едва прикрытую грудь и слегка пожала. Гульрамка рефлекторно дёрнулась, - Обычно он за добротные сиськи в команду не берёт… но может ты стала исключением? - Пиратка усмехнулась в точности как отец, почти один в один, и убрала руку. - Может ты сбежавшая гульрамская принцесса? - Поинтересовалась рыжеволосая, всё ещё ухмыляясь своими пухлыми губами. Зная Захира, могло статься и так, что они подобрали саму воплощённую Ллос. Этот плут вечно отыскивал себе необычных братьев и сестёр. 
  - Ага, - кивнула Нармин, - я бринцесса, и сбежала из такой сказки, что теберь даже жалею.
  Шутки шутками, но жалость всё же была. “Не сиделось восточной красавице на месте, на запад её потянуло. Вот и попалась в капкан собственных желаний”, - в сказочной манере интерпретировала это Зара.
  - А ещё бамять у меня хорошая, - почти со вздохом продолжила девушка, - а ты обещала меня накормить.
  - И то верно… обманывать сказочных принцесс - себе дороже. - Хмыкнула Узза, взгляд её стал чуть более одобрительным и свойским. Низкорослая девка положила ладонь на плечо Зарифы и указала в сторону двери, ведущей к складу с провиантом. Обычные товары и трофеи можно было держать где угодно, всё-равно никому на Чернокрылой даже в голову не пришло бы воровать… но еда… Многие пираты здесь были обжорами и выпивохами, потому для провианта была выделена целая огороженная территория трюма. Там заведовал толстяк Кейл. - Идём, разорим запасы нашего рузьянского кока…

+1

18

[indent]Cовместно с Зарифой
  Шмель первым заметил чужое присутствие на складе. Как бы тихо Зарифа не приоткрывала дверь, как бы тихо она не шагала по постоянно скрипучим доскам - тифлинг их слышал. Да, кроме того, он их чуял своим невообразимо тонким обонянием.
  - У нас-с тут гос-сти, - тихо произнёс юноша. Хвост тифлинга едва заметно дёрнулся, а на лице появился недобрый оскал. Но завидев за спиной смуглой брюнетки свою рыжеволосую соратницу, Шмель сменил гнев на милость.
  Кейл тоже обернулся, держа в руках деревянную чарку, в которой в такт кораблю плескалось вино.
  - Узза, кого ты притащила сюда? - толстяк единственным глазом уставился на Зарифу, - это случайно не та девка, про которую все уши мне прожужжал Айт?
  - Нашипел уж скорее, мелкий пустынный змеёнышь. - Ответила Узза, разглядывая склад. Тот преобразился за это утро. Похоже, Аркана везла на борту немало нажористой провизии. И мешки со специями, и бочки с рыбой, вином, и ящики с чем-то ещё. Пиратам всего этого должно было хватить надолго, а часть еды и вовсе можно было продать. - Она тебе не девка, а целая Принцесса… вот есть у нас Амман - наследный собиратель фиников всея Гульрама, а теперь есть и Зарифа, госпожа шлюх-сказочниц… хотя… лучше звать её просто Султана, так ведь, сказка моя восточная? - Ухмыльнулась пиратка, всё также задумчиво разглядывая всё вокруг. Наконец взгляд её остановился на полуоткрытой бочке и она ткнула пальцем в его сторону. - Налей нам винца и дай чего-нибудь пожрать. Я сама голодна, не говоря уже о Султане...
  Зарифе не понравилось, что пиратка решила дать ей имя на свой вкус. Но сил, да и особого желания спорить сейчас - не было. Пусть как называет, но лишь бы дала уже наконец обещанное.
  - На свой вкус я тебе могу сейчас дать только это, - Кейл почти не глядя указал на открытый ящик с фруктами. Там уже явно кто-то покопался и изрядно помял остатки плодов, - могу предложить ещё сыр. Как раз по рузьянским традициям - к вину. Эти ребята везли столько сыра, - толстяк не удержался от того, что бы изобразить это руками, - что им можно даже пленных кормить не переставая. Правда, - кок сделал неопределённый жест рукой, - сама знаешь, какой он на вкус.
  - Ты прос-сто так и не привык к нему, - оскалился Шмель, - я вот привык, - и когтистыми пальцами отломил кусочек от белой головки сыра, а после отправил его себе в рот.
  По лицу тифлинга было заметно, что вкусом он наслаждается. А вот Кейла аж перекосило от такой картины.
  - Ладно, берите еду и выметайтесь со склада, - сам кок набрал в две большие деревянные кружки вина и вручил их Заре, - сказочница... Что же ты им наплела, что тебя до сих пор не порвали? А то у нас тут и принцесс, и графинь… того.
  - Только изъяфила им фолю кабитана.
  Шмель уже стоял позади неё, почти вплотную, и принюхивался к шее. Однако, ни одним пальцем он девку не трогал.
  - Этот с-сладкий запах вос-стока, - буквально промурлыкал тифлинг, - а также пота и страха, было бы жаль, если бы Малыш порвал такое тельце. Ммм… 
  - Этот сладкий запах тёмной крови… - Буквально промурлыкала Узза, подойдя сзади к Шмелю и обняв его за пояс. - А также пота и семени… Было бы жаль, если бы Захир трахнул такое тельце саблей в задницу за приставания к новобранцу... - В её руках щёлкнула застёжка тифлингского ремня, ладонь пиратки юркнула внутрь его брюк и сжала член. Щекой рыжеволосая уткнулась в худую спину женоподобного тифлинга и пару мгновений стояла так. Кайл поставил плошки на ящик и двинулся вглубь склада чтобы закончить осмотр. На ходу кок бурчал что-то неодобрительное в сторону похотливых юнцов, мол “Да вам бы только потрахаться, бездари патлатые”. Узза этого даже не заметила. - Сделаешь мне потом немножко своего сыра... - Рассмеялась она, высвобождая руку и отпуская возбуждённого тифлинга из своих объятий. Пальцы её перекочевали в рот, слизывая смазку рогатого юнца. У него был какой-то специфичный сладковатый вкус, будто хвостатый сын демонов постоянно объедался фруктами. - А пока отвали и дай нам поесть... - С этими словами Узза взяла их с Зарифой плошки и, покачивая бёдрами, пошла в сторону выхода со склада. 
[AVA]https://image.ibb.co/fZGKCJ/111.jpg[/AVA][NIC]Узза[/NIC][SGN]    [/SGN]

0

19

Совместно с Захиром

  Нармин не удержалась от короткого смешка, за что Шмель наградил её довольно неоднозначным взглядом. Расценивать его можно было как “я тебя съем”, но в совершенно разных вариациях. Но это явно забавляло шлюху и вытесняло из головы пессимистичные мысли о возможной гибели. Тёмноволосая девка юркнула мимо юноши вслед за Уззой.
В трюме было светло, потому глазу было легко зацепиться почти за любую мелочь, что была в этом помещении, и что была на каждом из его обитателей.
  - У тебя бятно, - прозвучал голос Зары в воцарившемся молчании. Та самая хвалёная женская солидарность взыграла в гульрамке, пока рыжеволосая пиратка не уселась хоть куда-нибудь, - на заднице.
  - Угу… - Ответила Узза, жуя слегка переспевший персик. Её взгляд был устремлён на Зарифу, но пиратка явно была погружена в какие-то свои мысли. - Знаешь, чем больше женщин на корабле, тем лучше. А то тут либо старики, мнящие о себё черте что, либо Крейн с Актёром. Все мужики и у всех вместо мозга воот такой вот пискарик. - Она показала фалангу пальца и снова откусила от персика. - Вот не поговоришь с ними так, как нужно… - Рыжеволосая хмуро оттянула поясок и глянула себе меж ног. - Вот хоть бы о пятнах на заднице. Я только сейчас поняла, что Амман меня напоил какой-то мочой. Небось намешал дульсиньи в стопке и решил, будто услугу мне оказал… мужчинам она боль на раз снимает... но ведь женщины от этой травы ещё и трахаться хотят... Знаешь, хоть на мачту сейчас садись… идиот гульрамский. - Узза всё ещё задумчиво смотрела куда-то вдаль, сок персика тёк по её губам на подбородок, капля упала на брюки. - Вот урод...
  Зара поставила обе кружки с вином на ближайший к Уззе ящик и сама уселась на его край. Проблема была очевидной и даже способна была вызвать сочувствие. Всего две женщины среди стольких мужчин - это куда лучше чем одна, но всё равно дискомфортно. Да и плевали мужики на женские проблемы.
Душнотел нужен, - почти не задумываясь сказала гульрамка, -  на нём готофится отфар. И тебе ни детей, ни бятен. Фо фсяком случае, не таких больших.
  Нармин тоже стала выглядеть задумчивой. “А ведь теперь все мои бутылочки на дне морском или побились. Ни тебе ослабленных кровотечений, ни спасения от головных болей. М-да...”. С этими грустными мыслями Зарифа поглядела на вино в кружке, да и отпила пару глотков. Приятным привкусом жидкость прошлась по языку, оставляя после себя слабое жжение, характерное для некоторых вин. А после появился кислый привкус.
- Только если к боли какой есть склонность - душнотел усилит.
  Зарифа потянулась к ближайшей плошке и отломила себе кусок того самого сыра, который кок считал слишком специфическим на вкус. Заре же он показался достаточно вкусным. И, что самое главное, привычным. Хоть капелька чего-то привычного в этой напряжённой истории с пиратами.

+1

20

[indent]Cовместно с Зарифой
  - А ты как относишься к тому, что на твоих глазах всю команду Арканы зарезали? - Спросила вдруг Узза. Мысли её похоже метались где-то вокруг той идеи с мачтой и она гнала их от себя, отдаваясь то одним вопросам, то другим. - В конце-концов, мы тебя не на пир пригласили. Тебя изрядно облапали наверное, да и вещей лишили. Мстить небось собираешься? Или бежать? - Рыжеволосая пиратка глянула прямо в карие очи своей собеседницы.
  Зара попыталась отогнать восставшие перед глазами утренние картины. Кровь, внутренности, крики боли и отчаяния. Гульрамка мотнула головой и выпила ещё вина. Отчасти это помогло.
  - С осуждением, - наконец коротко ответила Зарифа.
  Её кружка была уже наполовину пуста, а голова от жары, духоты трюма и выпитого начинала кружиться. На остальное она не находила ответов даже для себя. Пыталась, но не могла точно ответить. Побег посреди моря был таким же смертельным делом, как и месть прямо на борту корабля. А так, пока она не рыпается - шансы на выживание есть. А жить отчего-то очень хотелось. 
  - С осуждением? - На лице Уззы появилась кривая ухмылка. - Да тут всё настолько переплетено, что даже сам Имир не смог бы рассудить, кто прав, а кто виноват. Ну убили пару торгашей, рабовладельцев и просто идиотов. Кому от этого хуже то стало? Может ты на ком из них жената была? Должен из них кто-то тебе был сто тысяч монет? Они бы нас тоже кокнули и бровью не повели. Не будь у нас Чернокрылой и оружия в руках, нас бы кинули мордой в песок, заковали в цепи и повели работать на благо богатеев. А ежели бы даже и не заковали, то может тебе шибко высокую роль в мире уготовили с рождения, что ты так переживаешь за толстосумов? Пошли они к чёрту. Ни один из них ни разу не продавал свою задницу, чтобы просто пожрать. С чего бы кому-то вообще их жалеть? У них нет права на неприкосновенность. Ни у кого нет… не хотят умирать, пусть точат клинки тщательнее. - Узза доела свой персик, бросила косточку в плошку и подобрала ещё один, побольше и посочнее.
[AVA]https://image.ibb.co/fZGKCJ/111.jpg[/AVA][NIC]Узза[/NIC][SGN]    [/SGN]

0

21

Совместно с Захиром

  Восточная кровь ответила на слова пиратки горячим бурлением - так можно образно описать состояние Зарифы. Лишённая сковывающей паники, девка под действием вина лишалась и тормозов.
- Я не режу бошки на браво и лефо, чтобы для меня это было нормальным, - кружка с грохотом опустилась на ящик, так что часть вина пролилась на его поверхность, - я не дикарь, чтобы ботрошить и убифать.
Грудь, едва прикрытая порванным воротом рубахи, вздымалась в гневных порывах. И воздуха в трюме становилось для Нармин катастрофически мало.
- И я осуждаю фашу дикость, - выпалила гульрамка, - фсех фас! Меня хотели отыметь фсе за бросто так! И тфои дружки, и идиоты на Аркане. Мрази! Если бы я не защищалась на том корабле…
  Новая мысль заставила Зарифу остановить речевой поток. Грустное осознание того, что за свою шкурку она не только деньги брала, но и была готов прирезать или спалить любого, кто попытается прикоснуться к ней без согласия и ожидаемой суммы. Та же дикость и жестокость. Только после нападения пиратов почему-то инстинкт самозащиты не сработал.   
- Тфою мать, - уже куда спокойнее сказала Зара. Она стояла задрав голову и смотря в потолок над собой, а потом закрыла глаза и засмеялась. Уже в который раз за этот грёбанный день.
  - Ну, защищаться - это правильно. - Рассудила с ухмылкой Узза, её зубы в очередной раз впились в сладкий плод и она заговорила с забитым ртом. - Ф мире шарят факие хишные поряки, шо… - Она проглотила и облизнулась. - Защищать жизнь кого-то кроме себя и соратников вообще не хочется. Разве что совсем уж слабакам можно помочь. Вот вроде этих рабов. - Пиратка указала на стену, за которой была клетка с гульрамскими рабами. Гульрамка, прекратившая смеяться, проследила за движением руки пиратки, - Их везли куда-нибудь, чтобы трахать или может обучать ремеслу, за которое они ни гроша бы не получили. Красить шелка любишь? Когда руки все серобурмалиновые, воняешь как свинья постоянно, а к тридцати годам умираешь от лёгочной болезни… так вот. Мы их перепродавать не станем, выкинем к чертям в месте, где работорговли нет, и пусть крутятся как хотят, распоряжаясь своими телами сами. Такое себе благодеяние, но мы и не корчим из себя добряков. Зато в задницы их никто тут трахать не станет и глотку просто так не перережет. В общем… ты это, не осуждай нас. Или осуждай… чёрт с тобой. Суть в том, что если Захир решил сделать тебя частью Чернокрылой - он сделает. - Узза кинула очередную косточку в плошку.
  Зара слушала рыжеволосую стоя, но как только та прекратила свой монолог - уселась обратно на ящик. В словах пиратки было то, что убеждало снова остывшую Нармин в правоте. Гульрамка лишь хмыкнула, припоминая сказочку о таком же “благородном” разбойнике из Гресских земель. Сказк той уже не одна сотня лет, а подобные её главному герою - вот они, прямо перед сказочницей.
  - Бравда беред этим кабитан хотел отдать меня на растерзание команде, - цокнула шлюха языком,- у него желания меняются быстрее, чем у кабризной бабы.
Зарифа тоже взяла персик и, не долго думая, откусила от него небольшой кусок. Сочный налитый фрукт оказался сладким, даже чересчур. Сок его тонкой струйкой потёк по предплечью, по наливающемуся синевой синяку, по мелким ссадинам. Другая струйка текла по подбородку, прямо на грудь.
  - Но ты гофоришь, что я вечером фозможно умру. Бочему? 
  - Я не люблю таинственных этих пассов руками... шепотков из-за спины и прочей актёрской чуши. - Хмуро и негромко произнесла Узза, глядя на Зарифу. Поиграв челюстями и выковыряв изо рта кусочек персика, она продолжила. - Ритуал будет вечером. Никто не становится частью команды без ритуала. Он тяжёлый для всех, иногда смертельный, иногда сводит с ума… после чего мы убиваем поехавшего крышей беднягу и бросаем за борт труп. В общем, сейчас ты может быть кушаешь в последний раз за свою жизнь. И… вечер уже почти наступил. Ты можешь сейчас попытаться выковырять мне глаз чем-нибудь и нырнуть в море, чтобы Крейн поднял тебя обратно на борт… а можешь продолжить сытно кушать и не волноваться о том, что всё-равно предопределено. Большая часть людей проходит этот обряд. Правда Малыш слегка замкнулся после него, но ему это только на пользу. Не суть… - Узза взяла кружку и отпила вино, ополаскивая горло. Наверху на грани слышимости прозвучал знакомый скрип двери и тонущий за почти волшебной тишиной трюма голос Захира. - Угу… скоро всё для тебя решится...
- Феликолебно, - только и вымолвила Зарифа. Вроде и было в речи Уззы что-то почти ободряюще на взгляд гульрамки. “Большая часть людей” - так и вилось назойливой мухой в разуме девушки. Только вот аппетит пропал от рассказа, а то, что уже было съедено - запросилось наружу. Но уж этот дискомфорт легко подавился допитым вином.
Задать новый вопрос Зара не успела. Наверху послышались шаги, куда более активные, чем раньше. А голоса стали громче. Так что даже Шмель вылетел из-за двери склада и понёсся куда-то наверх. Гульрамка только с вопросом посмотрела на рыжеволосую пиратку. 
  - Пора… - Только и молвила Узза, ободряюще взяв будущую пиратку за руку.

Отредактировано Зарифа (27-07-2018 20:27:22)

+1

22

[indent]
  Был вечер. Солнце по правому борту клонилось всё ниже к персиковому горизонту. Палуба из тёмного дерева была как сковорода, на которой жарились пираты. День остывал слишком медленно, потому многие сопели за ящиками, обливались водой или кутались в платки наподобие сарамвейских, чтобы тонкие светлые ткани скрывали от всё ещё палящего порозовевшего солнца.
  Захир поёжился на этой жаре, после тенистой каюты она казалась удручающей. Если бы команда брала на абордаж Аркану вот в такую погоду - кого-нибудь из них точно бы кокнули. На такой жаре даже думалось туго.
  Капитан свистнул в два пальца и обратил на себя внимание команды. Уставшие головорезы, можно было по пальцам тех, кто выглядел свежо. «Ну ничего, день поспали, ночью освежитесь», подумал рыжий, в три шага забрался на ящики и опёрся массивной ладонью на мачту так, что его можно было разглядеть отовсюду.
  - Вставайте-вставайте! - Громыхнул он без капли жалости, зато насмешка в его словах звучала так явственно, что её почти можно было потрогать и даже положить в карман… ну почти. - Иначе на ближайшем острове я наберу в команду тюленей, а вас оставлю гоготать, клевать носом рыбу и трахать друг-друга. О да, все мы любим гоготать и трахаться… может быть я даже сам останусь там с вами… Чёрт, как заманчиво. - Пират хохотнул и сверкнул зубами. - Но пока мы все здесь, и у нас большая проблема. - Захир поднял руку над головой так, что слегка сверкающая в свете розоватого заката метка стала видна. Он крутанулся, обведя ладонью всех присутствующих. - Все слышали байки портовых псов о Курьерах? Вот эта хреновина кажется принадлежит им. - Капитан вытащил из кармана кругляш и продемонстрировал его также как свою метку. - И, похоже, мы попали в очередную магическую переделку…
  - Наконец-то. А я уже думал, когда же ещё одна магическая переделка. Часики то тукают. - Хмыкнул Крейн, но мало кто поддержал его позитивный настрой.
  - С чего ты взял, что это вообще метка? - Спросил Урбас, которого испугать было почти невозможно. Да и вопросы он частенько задавал правильные. - И кто такие эти ваши курьеры?
  - Маги, сопровождающие некоторые грузы. Я не знаю кто они, откуда и что делают, но когда кто-то крадёт их товары, обычно летят головы. Я думаю, Рух знает как выглядит их метка, а? А ты, Лакан, уже видал подобное? - Оба пирата кивнули, они были темнее тучи, как и прочие старики. Сам Захир испытывал смежное чувство: ему хотелось выкрикивать судорожные приказания, но одновременно с этим и чрезмерно пугаться всяких магических башмаков было не в его стиле. Подумаешь, какие-то курьеры. Он как-то раз плыл на плоту и встретился с кракеном, пожирающим дохлого кита. - Я тоже уже где-то её встречал, только хрен знает где. Не помню я тех пиратов, что после неё надолго в этом мире задерживались. Потому готовьте свои мечи и стрелы. Эта ночь может быть последней не только для нашей смуглой шлюхи-новобранки… Кстати, где она?
  - Здесь она… - Отозвалась Узза, поднимаясь на палубу по лестнице. Все взгляды оказались прикованы к Зарифе, которая шла следом.
[AVA]https://image.ibb.co/iV8bh8/image.png[/AVA][NIC]Захир[/NIC][SGN]    [/SGN]

+1

23

Совместно с Захиром

  Опять на гульрамку было направлено очень много взглядов. Они мало изменились с последнего раза, у кого-то даже похотливые нотки не выветрились: один из пиратов беззастенчиво пялился на еле прикрытую грудь. Кареглазая оглядела собравшуюся толпу - взволнованную.
   “Все они жаждут этого зрелища? Ритуала? Что это будет? Капитан меня разденет и трахнет перед всеми? Не-не-не… этот безумец придумал бы что-то поинтереснее. Тем более, Узза говорила о таинственных пассах руками. Может, это будет магический ритуал?”, - мысли мельтешили в голове, путались и спотыкались друг о друга. Ноги стали ватными, потому Зара следовала за пираткой медленно, стараясь вдобавок ещё не запнуться о какую-нибудь ненароком приподнявшуюся доску или снасти. Ответом на собственные мысли стал короткий смешок, прозвучавший где-то внутри черепа. Тонкий голосок мало походил на собственный глубокий голос Зары. “Ну всё”, - сглотнула смуглянка после этой странности.
  Скорее всего Зарифа Нармин сейчас выглядела снова жалко. Побитая, измождённая от жары, с вновь трясущимися руками. Спутанные волосы липли к потеющему лицу.  У гульрамки так пересохли губы, что движение языка по ним отдавалось гадким жжением. И вот такая она предстала рядом с рыжеволосой пираткой перед капитаном Чернокрылой.
  Захир с медлительностью уставшего кота спустился по ящикам вниз. Члены команды стали отходить так, что до каюты капитана словно образовался какой-то пиратский коридор. Они сидели на ящиках, стояли с мечами и луками, оглядываясь вокруг.
   - Познакомилась с кровинушкой моей… Верный выбор. Клянусь, рыжий друг лучше сотни не рыжих. - Хмыкнул капитан без особого веселья. Ладонью он поправил свои короткие красноватые волосы и остановился в метрах двух от гульрамки. Узза отошла, став частью того коридора, что распростёрся за спиной капитана. - Как дела? Прости что побил утром. Битвы портят настроение, особенно такие дерьмовые. Не бери в голову, больше я тебя пальцем не трону. 
  Трудно было описать то замешательство, что подобные слова капитана вызвали у Зарифы. Ей даже не нашлось сначала что ответить - девица просто несколько раз как рыба открыла и закрыла рот. То безумный капитан, то рыжий прохвост, который извиняется за побои и возможные травмы. Нармин была и возмущена, и растеряна, и подавлена. “Безумец”, - только и подумала сейчас Зара, глядя на будущего своего капитана.
  - Ну что, совсем сказать нечего? - Спросил пират, оглянувшись на хлопнувший парус. Крепкий порыв заставил мачту скрипнуть, но ничего сверхъестественного не случилось, просто ветер. Взгляд серых глаз вернулся к гульрамке.
  Зарифа вдохнула жгучий солёный воздух и выдохнула. Это придало немного уверенности, но усилило и без того сильную жажду. Почему-то внезапно захотелось размять шею, что чернокудрая девица и сделала, слегка потянувшись. В голове снова прозвенел короткий детский смешок.
  - Бохоже я уже сбятила, так что хуже не будет.
  Зара этот детский голосок старательно спихивала на выпитое вино, на жару, на собственную усталость и нервозность и начинающийся сдвиг разума. Но ощущение, что кто-то не то наблюдал, не то копался прямиком в голове - не покидало

+1

24

[indent]Cовместно с Зарифой
  - Со всеми случается. - Развёл руками Захир, подошёл к новобранке и обнял за плечо так, что почти вся команда корабля могла видеть бывшую шлюху и своего капитана. - О дети Чернокрылой, её кровь и плоть. Кто из вас хочет вышвырнуть прочь эту девку, вспоров её горло и может быть даже трахнув в задницу? - Спросил он своим раскатистым громким голосом. Слова пирата звучали на удивление складно и почти певуче, словно он повторял их миллион раз и приноровился к ритму. Дюжина пиратов откликнулась на его вопрос вразнобой, но тоже почти музыкально. Казалось, они все были хором.   
  Заре стоило бы ожидать, что после утреннего знакомства мало кто из команды захочет принять её. Она - чужая для них, как и они для неё. В который раз за день страх сковывал её, а дышать становилось вовсе нечем. Шумный ответ давил, втаптывал в доски корабля, а шум рассекаемых морских волн за бортом просто утопал в едином гласе.
  - Хреново твои дела. - Хмыкнул на ухо новобранке Захир, а после поднял руку и пираты перестали шуметь, обещая девушке ужасную, мучительную гибель. - А кто из вас хочет плыть с ней рядом и слышать смех? Кто готов убивать с ней бок о бок, жрать и пить? Кому до неё есть дело? - На этот раз голосов сперва не было, но после Узза, тифлинг, орк и ещё одна пиратка прозвучали также в унисон рыком, шипением и негромкой угрозой. Их было всего четверо против дюжины. Остальные присутствующие вроде как промолчали, похоже, им была безразлична судьба гульрамки.
  - Урбас… чем это ты охмурила нашего орка? - Хохотнул капитан, прижав девушку к себе за плечо и потрепав по волосам. - Ладно, замолкните уже. Кто-то её да поддержал, этот кто-то и будет в будущем тянуть лямку её бесполезности, если она таковой окажется. Ты принята, шлюха. Ну командой уж точно… правда теперь осталось спросить тебя… - Он сжал её плечо чуточку сильнее и в свободной ладони его будто по волшебству появился сосуд. - Вот здесь на дне находится всё то, чему Чернокрылая может тебя научить. Выпив этого пойла, ты никогда уже не будешь смотреть на мир так, как смотрела прежде. Вопрос лишь в том, струсишь ты и умрёшь прямо сейчас в моих руках, или выпьешь и примешь ту участь, которую приготовила для тебя Чернокрылая. Выбирай…
[AVA]https://image.ibb.co/iV8bh8/image.png[/AVA][NIC]Захир[/NIC][SGN]    [/SGN]

+1

25

[indent]  Гульрамка недолго выбирала. Каждое слово Захира подталкивало её к очевидному правильному ответу. А желание пожить чуточку подольше только удваивало силу произнесённого капитаном. Потому девица взяла из рук рыжебородого флягу и быстро опустошила её.
Что-то сладкое разливалось по языку, протекало в глотку и стекало по пищеводу. Оно было абсолютно холодным, но неимоверно сладким. Как нектар, как сказка, как пьянящий… наркотик. Зарифа поморщилась и выронила сосуд из рук. Она вновь начала задыхаться, только уже от одурманивающей сладости напитка. Она упала на колени и упёрлась ладонями в пол, ловила ртом воздух и хрипела что-то нечленоразтельное, но явно ругательное. А потом эта пьянящая боль прекратилась. Но вместе с ней прекратился и прошлый мир.
  Кареглазая подняла голову, но никого не видела вокруг себя, только непроглядную пелену, из которой появилась.. девочка. Белокожая, с подёрнутыми белоснежной пеленой очами. Она смеялась, и голосок был точно таким же, как ранее в разуме Зарифы.
- Поднимись, - рта девочка не открывала, но голос её был везде, - поднимись и оглянись.
  Не отрывая взгляда от существа, гульрамка поднялась с колен и глянула назад через плечо. А после, вскрикнув, сделала шаг вперёд. Смотреть назад, на искалеченное тело матери она не могла. На глаза невольно наворачивались слёзы, Заре хотелось сжаться и спрятаться от этого зрелища. Но неведомая сила заставила её вновь повернуть голову к тому, что некогда было её родительницей.
- Касим приказал убить её сразу после твоего побега из Гульрама, - теперь голосок девочки звучал прямо над ухом, - ты поступила подло по отношению к ней, Зарифа. Ты чувствуешь свою вину? Ты чувствуешь себя зверем почище любого, кто окружал тебя сегодня на корабле? Чувствуешь ли ты свою вину за смерть Хади?
  Образ матери сменился на другой, но не менее кровавой картиной. Убитый друг и подельник, он валялся на чёрных досках Чернокрылой и заливал их яркой кровью. Зару начало тошнить, и недавняя сладость снова подкатила к горлу, грозясь вырваться наружу. Ледяное прикосновение заставило обернуться, но позади никого не было.
  - Не такая уж и страшная картина, я люблю такие, - голосок звучал успокаивающе, почти убаюкивающе, -  Хотя в твоей голове их немного.
- К-кто ты? - Зарифа говорила на родном языке, но голос дрожал от бесконечного потока слёз. Нармин буквально захлёбывалась их солью.
- Чернокрылая, - ответ звучал как само собой разумеющееся. Только вот успокоения или удовлетворения Зарифе он не принёс. Девочка очутилась перед Зарой и ткнула ту пальчиком меж грудей, - но речь не обо мне, а о тебе. Ты думаешь, тебя кто-то ещё ждёт на берегу? Может, быть, Бах? Этот по своему очаровательный старый увалень? Он забыл о тебе, стоило лишь ступить на борт Арканы.           
  Слушать это было неприятно, но уже не так критично, как видеть растерзанную мать или Хади с рассечённой глоткой и вспоротым брюхом. Но девушка всё равно не знала куда податься и скрыться от этой мелочи, что так хорошо играла на воспоминаниях и домыслах Зарифы. Слёзы всё текли, но всхлипы стали реже, а после и вовсе сошли на нет, когда девочка привстала перед шлюхой на цыпочки и погладила своей ледяной ладошкой по щеке.
- Тебя никто не ждёт, - с жалостью повторила Чернокрылая, а потом заулыбалась, - Но посмотри сюда.
И дёрнув за остатки ворота вниз, девчонка заставила Зару чуток склониться. Кареглазая посмотрела туда, куда указывал белый пальчик. Завеса расступилась, и палубу залил яркий оранжевый свет. Тут снова было людно, но вот лица гулрамка сначала не узнала. Чернокрылая ухватилась цепкими длинными пальчиками за подбородок Зары и повернула её лицом к рыжеволосой красавице, усыпанной поблёскивающей в закатном солнце россыпью узоров.
- Посмотри на неё, - приказала девочка, - посмотри ну ту, кто первая и единственная решила помочь тебе на моём борту. Пусть из собственных корыстных побуждений, но она приняла тебя даже такой сукой, какой ты являешься. А ведь она могла бы предложить самый извращённый способ убить тебя на потеху всем остальным.
Зарифа едва узнавала в видимом образе черты Уззы. Но глаза, красные и мокрые, распахнулись шире. Чувство какого-то неведомого прозрения переполняло черноволосую. Но от всплывающих размышлений её одёрнула девочка, заставив посмотреть чуть в сторону.
- Не отвлекайся, - детский голосок звучал по-взрослому строго, - а смотри сюда.
  Ещё несколько фигур, так же мерцающих приятным сиянием. К ним глубоко в душе зарождалось чувство благодарности. Зара уже понимала, чьи это фигуры.
- Шмель, Урбас и Асия, - произнесла девочка и отпустила подбородок Зары, - они тоже решили тебя принять, пока ещё не как свою, но настроены на это. Ты выглядишь для них забавной, жалкой, беспомощной.. Но это почему-то их не останавливает.
Зарифа выпрямилась и уже по собственной воле огляделась вокруг. Остальные члены команды выглядели куда более страшными, с клыками, с разрисованными чёрными чернилами рожами. Хотя, какие там рожи? Это животные морды.
- А вот они тебя презирают и хотели бы отыметь, а потом выбросить за борт. Но они пока не знают, на что ты способна, ведь так? Ох, да ты и сама ещё не знаешь, каких дел можешь натворить! - и Чернокрылая рассмеялась, словно эти слова показались ей лучшей шуткой в мире. А потом заставила грубым движением развернуться туда, где стояла последняя фигура, возвышающаяся над всеми, - Захир… Он славный капитан, кровожадный, безумный, - в голосе девчонки звучало обожание, - и он даёт тебе новый дом, новую семью. Я даю тебе новый дом и новую семью.
  Зара была преисполнена каким-то трепетом, что явился из ниоткуда. Будто бы обожание Чернокрылой передалось и ей. Почти обжигающее чувство. Но потом холод пальцев девочки снова вернул гульрамку “на землю”. Это отдалось болезненным уколом в разуме.
  - А теперь реши, готова ли ты принять этот бесценный дар? - Чернокрылая взяла личико восточной красавицы в свои ладони. Белоснежные глаза взглянули в карие, и Нармин поёжилась под таким пристальным взором, - но учти, что если откажешься, то… Ты прогневаешь меня. Я не дам убить тебя, но это станет наказанием. Ты лишишься души, никогда не сможешь найти в этом мире тепла, не сможешь даже на дюйм подойти к своей цели, достичь своих мечт. Ты станешь не нужна этому миру, но не сможешь покинуть его.
Чем дольше Чернокрылая говорила, тем больше холодок распространялся по телу гульрамки. Тело покрывалось мурашками, тонкие волоски по всему телу вставали дыбом. Дышать было легко, но это не приносило ощутимых результатов, словно Зарифе и не нужно было дышать. И думать. И вообще жить. “Ужасно”, - только и подумала девушка.
Да, ты правильно поняла, - улыбнулась девочка и отпустила щёки Зарифы, - именно это ожидает тебя, если ты откажешься. Это не принуждение, это всего-навсего плата за моё добродушие.
  Зарифа не понимала, как на таком милом личике может быть такой кровожадный оскал. А ведь именно его демонстрировала Чернокрылая своей собеседнице. Но к этому моменту их общения подобные мелочи уже не особо тревожили бывшую шлюху. Почему-то саму себя Зара уже ощущала именно “бывшей”.   
  - Ну так что? Ты примешь мой дар, дар Захира и тех четырёх человек, что готовы приютить тебя?
Да”, - в мыслях ответила Зара. Всё равно девчонка могла читать её мысли.
- Произнеси это вслух! Каждый из присутствующих должен слышать это! - Чернокрылая уже стояла в нескольких шагах и разводила руки, указывая на команду.
- Да, - громко и отчётливо произнесла Зара.
  На краткий миг она ощутила, что подписала невидимый контракт с самим Рилдиром, но это ощущение моментально пропало. А девочка улыбнулась ещё шире, демонстрируя ровные зубки и слегка увеличенные клыки. Через мгновение она стояла уже почти вплотную к гульрамке.
- Тогда умри и воскресни частью команды, - совсем шёпотом произнесла Чернокрылая.
  Живот пронзила острая боль, словно бы Зарифу пырнули. Девушка схватилась за живот, ощущая под пальцами горячую вязкую кровь. Белокожей девочки уже не было рядом, а мир вокруг принимал всё более тусклые краски. Каждый из команды становился похожим на себя, но расплывался перед взглядом Зары. Она опустила взгляд на свои руки, на богато украшенный кинжал, торчащий из брюха, на ручейки крови, стекающие под разорванной юбке прямиком на всё больше чернеющие доски палубы. “Нет, нет, нет… нет!”, - гульрамка попыталась вытащить кинжал, но тот просто исчез от одного прикосновения. Девица пыталась закрыть дыру в животе дрожащими руками, но кровь сочилась между пальцами. Карие глаза расширились до возможного предела, на языке почувствовался металлический привкус собственной крови. Чернокудрая  повалилась на пол, а потом весь мир окрасился в чёрное…

+1

26

[indent]
  Сонм молчаливых пиратов в свете заходящего солнца представлял из себя что-то наверное даже красивое. Разные внешне и внутренне, они все наблюдали за гульрамкой. Она лежала и закрытые глаза её светились за веками, роняя бледно-голубые лучи на доски палубы. Волосы её рассыпались гривой вокруг плачущего лица. Пираты смотрели. Потом она открыла сверкающие глаза, огляделась вокруг, стала судорожно закрывать живот и снова рухнула в забытие, наконец угаснув. Захир проверил пульс девушки и подозвал Урбаса. Здоровяк не говоря ни слова принял крохотное тельце… в его руках любой казался ребёнком или подростком.
  - Неси в каюту. Узза, устрой её и возвращайся. - Произнёс Захир каким-то несвойственным ему спокойным голосом. В это мгновение житель Запада мог принять рыжеволосого капитана за рыцаря или благородного господина. От расхлябанной и непрошибаемой бравады на мгновение не осталось совсем ничего, но, словно заметив это, сам пират мотнул головой и прищурился. - Крейн, будь настороже, Курьеры могут перенести к нам каких-нибудь тварей, чтобы насолить. Сделай из них ледяные статуи или свари в кипятке, чтобы мы могли их сожрать... Остальные в караул. Этой ночью Чернокрылая сама ведёт нас в объятия возможной гибели… но хрен кто скажет, что мы обоссались от страха! - Лучи закатного солнца подкрашивали рыжие волосы капитана золотом. Он смотрел вокруг и слушал море, словно оно шептало ему всякие безумства. Скрипнула дверь каюты, новобранка покинула опасную палубу и теперь могла отлежаться… правда проснётся ли она с командой, которая была ей обещана, или на дне морском… этого никто не знал.
  - Я опросил наших. Крейн сказал, что на борту Арканы был какой-то маг-вивенди. Кажется, именно он нанёс тебе удар в спину, а потом Лакан его вроде вырубил. Не знаю куда он делся потом, но в битве его навыки команде вообще не пригодились… - Нейман выглядел слегка напряжённым, ему, как полугному, не нравились все эти таинственные магические переделки. Он не любил из-за сомнительных безделушек рисковать шеей. Ему ведь даже сундука золотых не пообещали. И вправду, что за приключение без баснословных богатств?
  - Его не было среди пленных? - Спросил Захир, разглядывая свою команду. Гельман готовил стреломёты, кто-то занимал удобные позиции для стрельбы и оглядывался вокруг. Максимилиан о чём-то болтал с Асией, которая отвечала ему пренебрежительно и даже отчасти раздражённо.
  - Нет, вроде бы… разве что одним из рабов притворился. Надо будет проверить… но давай этим займётся Рух? Или Мудэри, вот он прям чует всех этих ваших вивенди. А я вон там сяду со своими топорами и буду ждать возможной смерти. Я же не много прошу? - Полукровка выглядел понуро. Не так уж и много вещей на свете могло сбить его с толку… потому стоило дать ему всё-таки собраться с мыслями.
  - Иди… и скажи Руху, чтобы проверил трюм вместе с Пио. Эти двое могут убить кого угодно в паре… уж не знаю с чем это связано. - Хмыкнул капитан, впрочем, шутка была такой себе. Просто гульрамец и ариманец славно сработались и представляли нечто очень грациозное в связке друг с другом. Такое бывает, просто приноравливаешься к отработанному ритму какого-то соратника и вдруг замечаешь, что вы рисуете узор какого-то своего особого танца. За пределами сражения вы можете даже не знать друг-друга, но это и не необходимо, в конце-концов.
  Сам Захир пошёл раздавать прочие приказы. Он не хотел посылать Мудэри в разведку, ибо не знал, чего можно ожидать от потенциального врага. И всё-же послал. В конце-концов, лучше использовать все возможные преимущества. Крейн сидел и почти медитировал, прислушиваясь к морю, наблюдая за обстановкой и заранее проговаривая заклинания для возможной будущей битвы. Принц и Шмель спустились  в трюм, отойдя вслед за Рухом и Пио. Актёр положил арбалет на ящики и приготовил топор. Уго и Урфин нашли себе удобную точку, у которой их сторожили Айт и Идлис. Барсил расхаживал по борту, распевая похабные молитвы какой-то богине секса, и размахивая своим палашом так, что голова могла закружится. Джет и Малыш заряжали стреломёты и готовили их к использованию. Красный отвлёк Асию от болтовни с Глазом и рассмешил какой-то своей меланхоличной шуткой. Урбас с Лаканом о чём-то говорили и хохотали своим идиотским корам. Из каюты Захира показалась Узза и заняла место рядом с этими двоими. Все нашли свои позиции. Все были готовы к ночной драке. А солнце уже почти исчезло за горизонтом, только краешек его был виден теперь. «Может быть этой ночью я наконец умру?», подумал капитан, с ухмылкой разглядывая исчезающее рыжее светило, «Да нееет, скорее из моря вырвется гигантский наг, чем меня кто-то кокнет»… а после солнце исчезло, наступила ночь и...
[AVA]https://image.ibb.co/iV8bh8/image.png[/AVA][NIC]Захир[/NIC][SGN]    [/SGN]

Отредактировано Малак (28-07-2018 20:21:41)

+1

27

Совместно с Захиром

  Наступила ночь и… маг раскрыл глаза, нащупав наконец тени могучих тварей в воде… Их было почти полсотни. Морские легенды, пиратские байки и захватывающие дух сказания далёких остров - всё постепенно оживало в фантазии Ульвера Крейна, как давным-давно, когда он только-только ступил на борт пиратской посудины. Маг как в первый раз нацепил на себя кожаный нагрудник, сложил руки на груди. Взгляд его был направлен вперёд, за едва различимый горизонт. А губы, растянувшиеся в улыбке, едва заметно двигались.
   Его соратники пялились в темноту, ровно в ту же самую сторону, куда смотрел сам Ульвер. Они взволнованно пытались рассмотреть неведомую опасность в водной ряби или в облачном небе. Слепцы. Их проблема была далеко от поверхности воды. И совсем с другой стороны… Лишь Чернокрылая, казалось, вместе с  волшебником чувствовала приближение глубоководных тварей. Руль провернулся в сторону и послышался хлопок вновь опущенных парусов. Палуба покачнулась под ногами пиратов. “Молодец”, - подумал Ульвер, словно обращался к самому кораблю. Он ухватился за снасти, чтобы во время манёвра не упасть с ног, как то произошло с Джетом. Поддатый плотник и так-то едва на ногах стоял, а тут такое…  “Толку от тебя”, - махнул рукой Крейн, - “никакого”.
    - К нам гости. Большие и склизкие, прямо из морских глубин, - громко сказал маг, так чтобы все слышали. - Трое гигантов и какие-то мелкие твари.
Больше он не обращал внимание на команду. Сначала Ульвер краем уха слышал звон доставаемых из ножен клинков и звон тетивы. А потом даже ругательства ускользнули от мага в непробиваемую тишину концентрации. 
   - Ur’aqer shida, - неистово шептал Крейн, практически хлыстал воздух своим голосом, - erde’mon shida.
  Вместе с произнесением древних заковыристых словечек волшебник совершал движения руками, словно пытался охватить перед собой что-то огромное и незримое. Тонкие нити водной магии тянулись от кончиков волшебных пальцев и светились, разгоняя ночной полумрак. В своих мыслях, сконцентрированных на свершении большой магии, Ульвер представлял как заключает в объятия всю Чернокрылую. Почти невидимый тонкий водный слой покрыл борта, обволок дно. Корабль едва ощутимо качнулся, а довольному своей работой магу осталось только выдохнуть… Часть работы была выполнена… Только вот части было недостаточно...
  Дыхание перехватило одновременно с сильным толчком из глубины. Ульвер чувствовал, как невероятно громадная тварь несётся прямо в борт Чернокрылой, хопает хвостом и рвётся вверх, раскрыв пасть. Корабль снова совершил манёвр, выводя мага из равновесия, но тот только крепче ухватился за снасти. 
  - Aqer ex’plo! - пророкотал волшебник, выставляя перед собой руку и разжимая сжатые в кулак пальцы. Чудовище было так близко, что море вокруг Чернокрылой заребрилось и вздулось. Как же быстро двигалась эта тварь… навстречу своей смерти. Вместе с завершающим жестом заклинания Ульвер совершил непроизвольный рывок к палубе, словно желая спастись, уберечь своё тело, схватится за что-то и укрыться от могучей туши… и в этот самый момент, слегка накренив нос корабля, из воды вылетели куски разорвавшегося гиганта. Кровь ударила столбом вверх, забрызгала паруса и дождём пролилась на палубу корабля. Куски костей, мышц, мяса и сухожилий разлетелись в разные стороны.
   Маг закрыл жабры и пасть твари, а после обратил огромную массу воды внутри создания в тяжёлый пар, так что гадина разлетелась на части. “В последний момент… как всегда”, - подумалось Крейну. Ошмётки наги с громким бульканьем падали в воду, приземлялись с плеском на палубу. Корабль качнулся от волны, созданной уходящими под воду остатками громадины. Вода рядом с бортами пошла пузырями и пеной.
- Сука! - срывающимся голосом прокричала совсем рядом Асия. Судно накренилось, она не смогла удержаться на ногах и повалилась прямиком в кучу наговых внутренностей. Вместе с ними пиратка начала сползать в сторону противоположного борта. Красный попытался ухватить её за протянутую руку, но потерпел неудачу так ещё едва не сорвался следом за ней.
- Aqer ola! - прокричал Крейн, совершил несложный пасс рукой, и накренившийся борт лизнула волна, заставляя Чернокрылую выравняться.
  Мужчина чувствовал, как у него кружится голова, а к горлу подступает комок блевотины. И его вырвало остатками ужина, когда пиратскую посудину снова тряхнуло. Удар был не сильный: щит справился на отлично и ещё держался… Но едва ли его хватит на ещё один действительно сильный удар. А на новый барьер волшебник уже был не способен. После применённого к самой большой громадине разрывного заклятия Крейн едва стоял на ногах.
- Жив? - почти безучастно поинтересовался Красный. Он помогал Асии подняться из горячих внутренностей погибшей тварюги.
- А то не видно, - прохрипел окровавленный маг… и даже сейчас от него несло вовсе не кровью, а грёбанной морской солью… хотя, было бы кому нюхать.
  Откат настиг стихийного мага не вовремя, он лишился изрядной части своих сил, но говорить о том, что Ульвер Крейн готовился склеить ласты - было бы большой ошибкой. “И не из такой жопы выбирались”. Волшебник сплюнул на пол скопившуюся во рту слюну - предвестник новых тошнотворных позывов. 
- Там! - снова подал голос маг, беззастенчиво указывая пальцем в сторону корабельного носа.
  Метрах в тридцати от Чернокрылой из воды вырвался длинный джиннообразный змей с щетинистой синей шевелюрой. По нескладным вогнутым рукам его тянулись нити магических начертаний. Он светился глубинной лазурью и голос его звучал как печальная песнь одиночества в тёмных-тёмных глубинах. Тварь вырвалась и словно гейзер породила высокие брызги. Рука его медленно раскрутила что-то зажатое в кулаке, а после гигантский полузмей метнул в Чернокрылую горсть больших чёрных… штук, которые на лету визжали как резаные.
    Этот наг снова упал спиной в воду, мелькнул его хвост и гигант исчез… зато где-то слева вынырнул его старший брат, да так, что корабль снова качнуло. А громадные крабы росточком по колено вцепились в паруса и доски Чернокрылой, а после поползли по борту в поисках таких желанных пиратских лодыжек. Один из них обрушился с реи прямо на Крейна и повалил, так что маг едва-едва удержал его громадные клешни, которые норовили вцепится в симпатичное лицо.
   “Мы все умрём, чёрт его дери…”,-  только и смог подумать Ульвер, стуча зубами и барахтаясь в крови, пока морская гадина всё ближе протягивала свои клешни, - “Мы все умрём…”.
[NIC]Ульвер Крейн[/NIC][STA]Покоритель морской соли[/STA][AVA]https://image.ibb.co/gq9JEy/fc89b451065bd85979cc81e6cfae679b.jpg[/AVA]

Отредактировано Зарифа (14-08-2018 00:46:48)

+2

28

[indent]Cовместно с Зарифой
  Крабы летали, море бурлило и ходило ходуном, всюду была кровь, бегали хохочущие и рычащие пираты, Захир чего-то орал напару с Урбасом (оставалась лишь воображать, какой славной парой были бы эти двое крикунов и как тяжело было бы уснуть, кабы они снизошли до секса друг с другом), Ульвер валялся и хрипло звал на помощь, хотя расслышать высокомерного гресского школяра едва представлялось возможным, а ещё вырывающиеся из воды наги, плывущие вдали и дующие в свои глубинные горны тритоны. Было весело, в общем. И посреди всего этого веселья стояла пара, буквально созданная для подобной вакханалии. Как два близнеца, такие непохожие (вплоть до того, что один из них был мужчиной, а другая - женщиной), но такие почти одинаковые. Бывшие рабы. Бывшие псы бойцовских ям. Связанные кровью напарники.
  Даниэль был спокоен, ибо, как ни странно, знал что подобное случится. Он всегда предполагал самое худшее и был готов ко всем перипетиям судьбы. Стычка с кракеном, потасовка с кораблём-призраком, изнасилование огромным скатом - он мог предсказать всё за многие месяцы и годы. При этом ни ясновидению, ни гаданию он обучен разумеется не был. Просто за постной миной его скрывалось богатое воображение. Вот и сейчас разбросанные по борту куски громадной гадины показались Красному лишь забавной неприятностью, а облепившие борт Чернокрылой крабы - даже и этого класса бедствия не удостоились. Хрень панцирная, не более.
  - Будешь должен. - Громким бесцветным голосом произнёс одноглазый, сильным пинком отправив краба (того самого, который решил обнять Крейна) в сторону своей напарницы. - Сахарок! Лови! - И снова бесцветный хлёсткий крик посреди всех прочих горлопанствований. А краб отскочил панцирем от палубы и полетел на Асию, желая вырвать её сладкие кишочки.
  Асия привыкла следить за движениями напарника. Это был язык, который не требовал голоса, но требовал хорошего внимания и понимания со стороны партнёра. Ещё даже до того как в очередной раз Красный назвал девицу Сахарком - она была готов принять в свои металлические объятия этого дичайше милого зверя. После бойцовских зверей - громадных псов, тигров и даже львов, - ей краб ростом едва ли по колено казался действительно милым.
  Хруст разрубаемого панциря потонул в общем гомоне криков. А холодные внутренности краба упали к ещё не успевшим остыть кишочкам нага. Асия злорадно оскалилась, а после выкрикнула в сторону Даниэля:
  - Сзади!
  Крабы падали с парусов и мачт, но не этот панцирный дождь досаждал больше всего, а стоящий вокруг шум. Наги пели какую-то песенку, ревели рога тритонов, визжали крабы… и вот последнее прямо таки мешалось. Даниэль запрыгнул на ящик и лишь по направлению взгляда Сахарка мог понять, что сзади его ожидает приятный сюрприз. Он сгруппировался и нырнул вперёд, так что сверху провизжал и клацнул клешнями краб. Боец на лету поймал его за задние ножки и треснул об борт. В этот момент пёс арены выглядел как орангутанг… массивная пятка его сапога с металлической подбойкой отпустилась на хитиновые передние клешни чудовища и он в два крепких удара раздробил обе конечности, а после снова поднял тварь и от плеча запустил в море.
  Асия в свою очередь разбиралась с двумя мелкими надоедами, которые пытались ухватить её за ноги да отгрызть из своими клешнями по колено. Даже вдвоём мелочи были бы лёгкой целью, если бы не кружили вокруг и не пытались вывести противника из равновесия. Галад-берка буквально танцевала с ними, правда недолго. И в итоге пришла к мысли, что хруст панцирей - настоящая услада для её ушей. Вот только как потом отмывать сапоги от вязких внутренностей морских гадов? 
  Для команды Чернокрылой вездесущие крабы не были серьёзной проблемой. Шрам мог убить сотню таких при желании и после сварить в своей крутой горячей моче… ну он по-крайней мере именно так будет наверное рассказывать после боя… и в целом даже не совсем приврёт. Разбойники уверенно размазывали этих тварей по палубе в кашу. Урбас схватил сразу двоих и так ударил панцирями, что бедные крабики растрескались и умерли от удара. Но… конечно это было не всё.
  - Асия, помоги утащить Крейна в трюм, иначе его тут убьют. - Маг был к ним ближе всего, он ворочался в кровавой луже и пытался встать, но у него почему-то не получалось. Красный же вытащил из-за пояса своё гасило и раскрутил его так, что новый краб, решивший рухнуть на него, распополамился с жутким треском. - Я всегда говорил, что маги - беспомощный народ.
  Отбившись от очередного надоеды Асия кинулась к раненому пирату. На Ульвера как раз нацелился очередной клешневладелец и уже был готов оттяпать беспомощному в этот небезопасный момент магу нос… или покромсать горло... Асии было насрать, на самом деле. Не в её компетенции разбираться сейчас в этих тонкостях.
  - Сдохни, - и девушка пнула хитинового гада.
  Но тот уцепился за её сапог одной клешней (изрядно попортив обувку) а другой попытался оттяпать ногу пиратке. Асия взвыла, когда клешня располосовала ей штанину и кожу - настолько эти твари неприятно цапались. Но в ответ девушка отрубила крабу клешню, а затем и вовсе воткнула упавшему противнику саблю туда, где по её смелым домыслам должен был быть мозг. 
  Пока им с Крейном особо ничего не угрожало и крабы были заняты окружающими  бойцами, Асия прихрамывая потащила мага в сторону трюмного люка. Без всяких церемоний - просто ухватила за запястье и потащила.
  Даниэль сопровождал её, оглядываясь по сторонам. А крабовый дождь всё продолжался и продолжался. Крабы просто заполоняли Чернокрылую. Того и гляди - потопят её своим весом. Наги выныривали, создавая волны и обсыпая борт корабля зачарованными панцирниками. Вокруг стоял визг, лязг мечей и тетив. Без водного мага было тяжело - корабль мотало из стороны в сторону, ноги разъезжались по мокрой древесине палубы. Казалось, это никогда не кончится, но… это всё-же кончилось. С тяжёлой поступью широколицых тритонов, которые почти влетели всей гурьбой на борт. И тогда-то крабы показались лишь сладким аперитивом перед основным блюдом, к которому некоторые уже были совершенно не готовы - сыты хитиновыми суками по горло. 
  Одна морозная стрела, выпущенная из глубинного лука просвистела над ухом Даниэля, а вторая воткнулась бы в грудь Асии, если бы Красный не ринулся на тритона лучника, получив под ребро стрелу и попытавшись размозжить голову твари. Ему не удалось. Ещё один подводный житель с пищащим стрекотанием вместо речи подлетел и щитом отразил удар пирата, а после повалил и без того раненого беднягу на палубу. Эти твари наступали… а в голове Даниэля осталась лишь одна мысль. «Не надо было отказываться от второй порции, так хочется жрать»
  - Дан!  - воскликнула Асия. Зверила падающего на пол напарника со стрелой в боку пугало поболе всего того кошмара, что творился вокруг. Секундный взгляд на Крейна. Это был быстрый выбор в пользу Даниэля, над которым уже заносил свою зазубренный меч тритон, - даже не надейся, мразь, - прошипела пиратка и отрубила ему руку одним из своих клинков. Писк подводного обитателя, призвавший на помощь ещё парочку.
  “Мать моя шлюха”, - думала Асия, смотря на широколицых скользких уродцев, - “мы все сдохнем”.
   Борт усыпали живые и мёртвые крабы, по ним ползали, бегали и прыгали пираты Чернокрылой и тритоны, возглавляемые троими оркоподобными “патриархами”. Один из них как раз отбросил своего мелкого сородича, пнул в лицо Красного и с огромным топором рванулся к Асии. Огни его белых глаз обещали стать последним, что бывшая рабыня увидит в своей жизни...
[AVA]https://image.ibb.co/gq9JEy/fc89b451065bd85979cc81e6cfae679b.jpg[/AVA][NIC]Асия и Дан[/NIC][SGN]    [/SGN][STA]Кровные Друзья[/STA]

Отредактировано Малак (20-08-2018 00:21:31)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Забытые » В море никто не услышит твоего смеха