http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » За перекрестком новой жизни


За перекрестком новой жизни

Сообщений 1 страница 38 из 38

1

10 мая 10605 года.
Леса Гульрама. Утро. Приятно теплое и яркое солнце. Одуряюще пахнет жизнью.

Начало истории

Боль...
Раскалывающаяся голова...
Голод, разрывающий нутро и пожирающий все мысли чуть ли не до самых глубин сознания, оставляющий лишь отголоски человеческих чувств и бушующие инстинкты. Тело движется само, не давая мозгу даже возможности хоть как-то проконтролировать процесс. Голова была лишь поставщиком зрительных, обонятельных и слуховых образов, но никак не управляющим центром, ведущим активную работу.
Зеленое марево листвы. Деревья, скрывающие за своими толстыми сочными стволами юркую живность. Пронзительно чистый воздух, наполняющий легкие силой. Перестук чего-то. Тонкие пальцы с длинными когтями. Прыжок за прыжком. Тело несется вперед, выискивая что-то, что может хоть ненадолго заглушить голод, зовущий его вперед.
Чей-то рык.
Хлесткий удар в ответ. Страх бьет по ноздрям приятным ароматом. Тонкие пальцы смыкаются на горле, погружаясь в белый с оранжевым мех. Брызжит кровь, чей солоноватый запах одуряюще бьет по нервам, заставляя прижаться к жертве лицом, чтобы с вожделением слизывать живительную жидкость, упиваясь ужасом, исходящим от жертвы.
Еще одно движение, и внутренности каскадом выпадают из одним взмахом выпотрошенной, но еще живой жертвы. Пальцы сжимаются на еще бьющемся, пусть и с каждым ударом медленнее, сердце. Последний удар оно совершило уже вне тела за мгновение до того, как острые зубы смыкаются на еще теплой плоти, а из горла вырывается утробное рычание освобожденного зверя.
Кусок за куском красная ароматная мякоть, разбрызгивая алую, раздирается, вырывается, пожирается, заставляя от непередаваемого вкуса сходить с ума. Алкая кровь, как лучшее вино, вкушая мясо как самый изысканный деликатес, наслаждаясь безумием дикой охоты и не менее дикой трапезы... Все чувства вопят о пресыщении. Все мысли спутались в ком. Все знания оставлены за поворотом жизненного пути...
Взмах крыльев и лес остался где-то внизу, размазавшись в зеленое поле без конца и края. Деревья снова растворяются, только в этот раз в голубом мареве небесной выси. Полет завораживает. Полет вызывает бурю восторга. Прохладный ветер приятно касается голой кожи. Облака кристалликами воды ласкают тело. Тишина и бесконечность дарит чувство настоящей свободы.
Свобода пьянит.
Свобода заставляет смеяться. Дико. Без ума и памяти.
Без страха и сомнений.
Но тут что-то обжигает, будто огнем. Изнутри. И снова в голове появляется что-то, кроме пьянящей и безудержной беспечности хищника. Мысль разрезает всю красоту момента, ударяя молотом по наковальне обыденности.
Такого не может быть... Я не умею летать!
И тело камнем падает вниз. Лишь в самый последний момент тормозя. Инстинктивно. Бездумно. Вопреки сознанию и мыслям. Вопреки крику, исторгающемуся из груди. Над самой водой широкой реки. И смертельный удар о водную гладь превращается в болезненный нырок. Тело, привычное к плаванию, легко выбирается на берег. Опять же, не благодаря мыслям, а вопреки им.
И тут же замирает на краю, среди трав, спускающихся к самой воде. Ведь среди цветов и стеблей оказываются не те руки. Не те ноги. И тем более... Длинный хвост и кончики крыльев по краям зоны зрения - это вообще было совсем не то, что можно было ожидать. Шатаясь и с трудом преодолев сопротивление тела, бреду до воды. Чтобы в очередной раз чуть ли не завопить от...
Ужаса!
В ломанном зеркале воды отражалось совсем не то, что можно было ожидать. Длинные женские ноги, заканчивающиеся острыми копытами, переходили в женский таз... Дальше шел идеальная линия талии и плоский животик с легко заметным мышечным рельефом, переходящий в упругую, пусть и немного тяжеловесную грудь. А дальше начиналось самое сложное... Ведь дальше моему взору открылся вид на красивейшее лицо с пылающими золотом глазами и рыжими волосами, спадающими чуть ли не до самой задницы.
Крылья, когти, рога, зубы, потеки засохшей крови, напоминавшие о былой трапезе, - это все отступало на второй план по сравнению с этим великолепием.
Ведь эта... демоница... это не я!
НЕ Я!!!

Упав на колени рядом с водой, я смотрю в свое (свое ли?!) отражение и не верю... Ничему не верю! Такого не может быть... Но тонкие пальцы, касающиеся воды, - я их чувствую. Именно они и передают так точно и детально каждое касание жидкости моей кожи. Все чувства взвинчены до невероятных высот, я вижу и слышу много больше того, что было раньше. Но... Опять же... Что это?.. Почему это со мной?!!
Я плещу водой в лицо, стараясь проснуться, очнуться от кошмара, но руки задевают за рога. И я понимаю, что из этого кошмара так просто не вырваться... И со злости ударяю кулаком в слишком красивое отражение. Неправильное. Чужое. Это не я!!! Эта мысль раз за разом вертится в голове, но чем больше я ее думаю, тем меньше остается сомнений. Ведь и мир вокруг - не мой. Не серая смесь стекла и бетона, щедро покрытая отходами производств. Нет. Зеленый массив могучего леса, что меня окружает... Его нет нигде поблизости от моего дома.
Где я?
Кто я?..

-Что это за дерьмо такое?!! - вырвался из моей груди яростный рык, совершенно не похожий на мой прошлый голос.
Гнев вскипел внутри, вырвался, как лава из вулкана, и тут же вокруг зашипело, запарило, будто я в бане стою... Или в центре гейзера... Или мое тело горит! Огонь вился вместо волос, копыта раскалены до красна, вода, касаясь нечеловеческого тела, испаряется, как в кузнице от заготовки. Но меня это не трогает, ведь мой гнев лишь сильнее распаляется с каждым мгновением...
И ярость, что полыхает внутри, выплескивается наружу всесокрущающим пламенем. Пар, дым, чад... И пепел.
Запах страха бьет по ноздрям. В этот раз страх имеет особенный привкус осознанности. И вот тело уже с легкостью преодолевает расстояние до новой жертвы, которая уже скована не просто ужасом, но и длинным гибким хвостом, медленно сжимающим свои объятия кузнечного пресса, расскаленного достаточно, чтобы прожигать плоть.
Крик. Человеческий. Прерванный яростным и победным рыком. И вот... в моих руках оказывается оторванная голова, которая слишком легко отделилась от тела вместе с куском позвоночника. В остекленевших глазах застыл ужас. И отражение...
Мое отражение?..
Боль пронизывает все тело. Я падаю на землю. Стон вырывается из груди. Рядом со мной обезглавленное тело женщины. И из груди доносится тихий всхлип, переходящий в вой. Это не я!!! Так и хочется кричать, но нет уже сил. Казалось, вместе с яростью из меня выкачали все соки, и я, подрагивающей кучкой плоти валюсь рядом со своей (что отвратительно сильно бьет по нервам и сознанию) жертвой.
И я слышу чей-то крик на непонятном языке. И боль стегает по изможденному телу. Но это все - где-то там, за стеной из самоосуждения и непонимания.
Кровь на моих руках... Кровь человека!..
И тут меня накрывает тьма, отгораживая сознание от нечеловеческой вины и торжествующего воя подсознания. И вместе с тьмой чувствую касания чего-то жгущего. И при этом - мягкого.

***ВАЖНО***
Кару накрыл откат. Ее схватили работорговцы, кинули в клетку, опутав магической сетью, не дающей ей вовсю пользоваться магией и сильно ослабившей физически. Некоторые возможности к менталу остались, так что мыслеречь ей еще доступна. Пока она без сознания. Караван двинулся к Гульраму.

Отредактировано Лэанкаре (08-01-2018 16:59:26)

+6

2

Керн из Тормунда

Имя: Керн из Тормунда.

Возраст: 32 года.

Раса: оборотень-скунс.

Род занятий: ныне мошенник и вор, в прошлом слуга, ещё ранее бродяга и тоже вор.

Внешность: Черноволосый и черноглазый ещё молодой на вид мужчина. Радужки глаз крупнее человеческих, из-за чего порой кажется, что белков нет вовсе, и глаза выглядят, как два чёрных провала. Особенно это заметно, когда Керн злится или нервничает. По той же причине в благодушном настроении он становится похож на какого-то мелкого зверька, хорька или куницу. Волосы густые и прямые, впереди стрижены коротко, чтоб не мешали, сзади отросли и завязаны в низкий хвост на затылке. Щетина не растёт. Её отсутствие, как и не совсем обычные глаза, следствие давней примеси нелюдской крови, но никаких других последствий это не вызвало. Смуглая кожа, впалые щёки, острые скулы, крупные уши и нос. Большой, не совсем ровный рот, хотя этого никто не замечает из-за живой мимики. Высокий рост, сухощавая, немного сутулая фигура. Привычка постоянно жестикулировать при разговоре. Одевается предпочитает хорошо, но не вычурно, при отсутствии такой возможности носит, что есть, но всегда чистое.

Особенности характера: Пожалуй, при первой встрече с Керном, он создаёт впечатление любителя больших компаний и весьма разговорчивого малого. При некоторой грубости черт у него подвижная, выразительная мимика, быстрая речь и говорит он, действительно, много. Но на самом деле, Керн скрытен, а его разговорчивость лишь намеренно приобретённая манера общения. Он склонен к преувеличениям, остёр на язык, порой откровенно бестактен и охотно упражняется в мастерстве насмешек и издевательств. Но если присмотреться, то взору предстанет совсем другой человек, себе на уме и с двойным, а то и тройным дном в простых грубоватых шутках. Он расчётлив и осторожен, из-за чего порой сам становится себе противен и с головой бросается в какую-нибудь авантюру. Так и живёт из крайности в крайность. Керн неглуп, мало-мальски обучен грамоте счёту и письму, но до знаний не жаден. Зато упрям, зол, завистлив далеко не белой завистью, и скверно относится ко всем, кто в чём-то превосходит его, особенно если этим превосходством кичатся. Любит добиваться своего и бывает тщеславен, но если риск становится слишком велик, то скорее откажется от задумки, чем поставит на кон свою шкуру. Особенно, если будет иметь достаточно времени всё обдумать. Никогда не признаёт ошибок. Неправым может быть кто угодно, только не Керн.

Способности
- немагические умения и способности: Неплохо управляется с одноручным мечом, хотя для него это слишком дорогая вещь. Зато топором, ножом, куском цепи, выломанным из забора дрыном и всеми прочими подручными средствами, кои можно превратить в оружие владеет отменно. Умеет ездить верхом, знает кое-какие охотничьи приёмы, разбирается в хозяйственных делах. В лесу с голоду не помрёт, но всё же предпочитает город. Там он тоже весьма недурно умеет охотиться за чужими кошельками, вскрывать замки и обчищать карманы.
- магия: школа иллюзий (на низком уровне).

Оружие и артефакты: Сейчас гол как сокол и не имеет не то что оружия и артефактов, а вообще ничего, кроме штанов.

[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/%D0%9A%D0%B5%D1%80%D0%BD.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]
Первой мыслю, что забрела в гудящую, словно набатный колокол, и такую же тяжёлую башку было: "Как же я вчера так надрался?.. И главное – чем?" Муки похмелья Керну приходилось испытывать и прежде, но каждый такой случай был особенным, если не сказать уникальным, потому что тощее тело оборотня переваривало себе на благо почти любую отраву. Впрочем, было бы желание, как говорится, а способ сыщется.
Несколько минут он тяжело сопел, безуспешно пытаясь оторвать голову от дощатого пола, но не преуспел в этом. Пить хотелось неимоверно и, чтобы отыскать живительную влагу, глаза всё же пришлось открыть. Следующая мысль не имела какого-либо словестного выражения, это было одно единственное ощущение полного и абсолютного непонимая всего, начиная от своего места во вселенной и заканчивая временем суток.
А потом сквозь пелену белого шума стали прорываться осколки воспоминаний. Керн не пил вчера ничего спиртного, да и вообще ничего, кроме воды. И не ел дня уже, наверное, четыре, а может и больше, кто знает, сколько он провалялся без сознания. Что-то, определённо, пошло не так. Может быть, в тот момент, когда он открыл колодки и попытался сбежать. Или ещё раньше, когда решил, что сможет попасть из Таллинора в Гульрам без попутчиков, и покинул купеческий обоз, с которым отправился в путь, при этом прихватив кое-что из товаров. Или задолго до того, когда, прикончив двух стражников, бежал из Таллинорской крепости с такими же преступниками, как он сам. Или когда угодил в эту самую крепость за воровство. И так он перебирал событие за событием, отматывая время назад, пока не добрался до момента собственного рождения, который тоже счёл неудачным.
В обратном порядке всё это выглядело несколько путано, на самом же деле история вышла простая. В большой крестьянской семье народился мальчишка, не похожий на остальных, за что бывал бит отцом неоднократно. А когда к четырнадцати годам он от злости превратился в какую-то невидаль лохматую, то и вовсе стало понятно, что нагуляла его родительница где-то на стороне. После такого домой обратно ходу не было. Керн сбежал и по случаю подвернулся баронскому егерю, которому оборотничество оказалось не в новинку.
Пять лет прожил он при дворе, повзрослел, подучился малость, а потом прознали, какой он породы, и пришлось с той хорошей жизнью тоже расстаться. Подался в разбойники – не понравилось. Чего уж хорошего, зад морозить, вшей кормить, да урчание голодного брюха слушать. То ли дело в городе, там если и кошель не срежешь, то какая-нибудь вдовушка или шлюха сердобольная непременно приютит и накормит. Только оплошал Керн и там. На мелочи попался, палками на площади побили бы да отпустили, так нет, сбежать они с дружками надумали.
Побег тот кончился кровью и в Таллиноре больше оставаться не было никакой возможности. Да ладно, вроде бы. Других городов по миру хватает. Но вот надо же было такому случиться, что по дороге в Гульрам, попался Керну на глаза кошель с самоцветами, что один из купцов вёз. Это ж с такими-то деньгами не просто в новый город можно перебраться, а сразу чуть ли не правителем там стать. Стянул он этот кошель и сбежал, только не утерпел до Гульрама и загулял на постоялом дворе по дороге. Нагнали его купцы, долг вернуть захотели, а взять-то уже и нечего, только руки-ноги свои и остались. Вот их торговец и решил продать в уплату долга. Так оказался Керн в колодках. Опять сбежал. Опять попался. И вот теперь всё в тех же колодках, не дающих ощупать разбитую башку, валялся на полу клетки и малодушно надеялся сдохнуть поскорее.

Отредактировано Милена (12-01-2018 21:15:33)

+2

3

Кровавая муть медленно отступала, выпуская из своих цепких лапок сознание жертвы. Мир начал обретать звучание, пробиваясь в ушей чередой скрипов, свистов, странного говора и чьих-то (возможно, даже моих) стонов. Потом начала проступать фактура вместе с осязанием неструганных досок подушечками пальцев и щекой и другими частями тела. Потом в нос пробрались запахи, требуя обратить на себя внимание и выбивая слезы амбре не очень-то мытых тел, лошадей, дерева, смолы и походной кухни. И лишь после того забрезжил свет сквозь со скрипом открываемые веки.
Ну, здравствуй, новый мир, мать твою!
Злость бьет по нервам, и я чувствую, как сходить с ума беснующаяся ярость внутри. И тут же в ответ чья-то воля сжимает вокруг меня клетку, впивающуюся острыми жилами в мое тело, заставляя корчиться от боли и рычать в бессильной ярости, царапая дощатый пол острыми когтями. Из груди рвется лишь беспомощный рык и стон, смешанный с болью. Я в бессильной злобе бью по полу, отчего доски натужно заскрипели, но выдержали.
А в моей голове медленно всплывали картинки недавних событий... И вот тут уже накрывает по настоящему, и рык сменяется на вой. Хочется разодрать в кровь новое тело, чтобы вырвать себя из этой задницы, которая хоть и отличалась красотой, но была не моей! Еще и женской!!! Мать моя женщина... Что же за дерьмо собачье?! И я вою, как сумасшедший, только из груди рвется не мой голос, а тот, отвратительно прекрасный, низковатый женский голос, которого у меня никогда не было.
Как и этих отвратительных крыльев и прочего демонического, что мне досталось в этом месте и... мире?
-Что за сраное дерьмо! - крик вырывается из груди, ломая последние замки самоконтроля, раскалывая волю в лоскуты, и рычание сменяется плачем. Обжигающе соленые слезы катятся вниз по щекам, а в груди пылает пожар из смешанных боли, отчаяния и непонимания того, что со мной происходит. И один за другим удары сотрясают пол моего нового пристанища, которое я даже не хочу разглядывать. - Что за...
Дальше проследовала длинная и пространная матершиная сентенция.
Но она разрушена чьим-то вмешательством. Чьей-то чужой мыслью, вдруг простучавшей в голове. "Сдохнуть поскорее".
-Я не сдохну!!! - я со всей силой кричу в ответ.

***ВАЖНО***
Ее последние слова в виде мыслеобраза получил с ударной нагрузкой и Керн. Но если мысль ему была понятна, то ее слова - нет. Говорит она на русском.

+1

4

Рядом послышалась незнакомая речь. Вернее, слова были незнакомы, а эмоции - очень даже. В первый раз Керн проснулся в клетке точно с такими же. И даже орал так же. И его тоже никто не понимал. Ох, как же давно это было, лет десять назад, наверное... Нет, больше. Глупо вышло, попался охотникам в облике зверя. Но в итоге всё обернулось хорошо.
Меланхоличные поиски воды наощупь прервал такой внушительный подзатыльник, что у оборотня чуть голова не оторвалась. Мгновенно передумав помирать, он подхватился с места и отскочил к решётке, попутно перевернув искомую миску с водой.
Удивительно, но кроме него и рогатой девки, тоже закованной на совесть, в клетке никого не было. Стало быть, ударить его никто не мог, но в башке-то до сих пор звенело. Керн приблизительно понял, что только что произошло, проворно отполз в угол и со всей дури замолотил пяткой по решётке.
- Э! Вы чего там, очумели совсем? – хрипло крикнул он, пытаясь привлечь хоть чьё-то внимание. – Она ж магичит!
Вокруг был лес, по-летнему жаркий, душный и влажный. Повозки стояли кру́гом в тени, прямо между ровными голыми стволами деревьев, поднимающимися на непомерную высоту, где их кроны смыкались в сплошную зелёную кровлю. В нескольких шагах слева сквозь неё пробивались солнечные лучи. Должно быть, в той стороне была дорога. По другую же сторону горел костёр, завтракали купцы и несколько охранников. Керн знал их в лицо и кое-кого даже помнил по именам, но сейчас они не обращали на него внимания.
- Эй, Акрам! – оборотень не собирался так просто сдаваться. – Это бешеный ифрит меня прикончит и за вас возьмётся. Сделай же что-нибудь!
На языке вертелось: "Выпустите меня отсюда". Но Керн смолчал об этом, а то подумают ещё, что хитрит, договорился с этой девицей и сбежать надумал. Не докажешь ведь потом, что ифритка в самом деле взбесилась.
Почему-то он сразу и безоговорочно причислил это существо к злобным духам огня. Скверная стихия, не способная ничего создавать, только рушить. И если это чудище не лишили возможности колдовать, то она и в клетке, и связанная опасна. Спалит тут всё и всех к демоновой матери, а сама целёхонькой останется. Золотые глаза рогатой, казалось, смотрели прямо в душу.
- Акра-ам!.. – на неожиданно высокой ноте завопил Керн и вжался в прутья клети.
Имя человека творит чудеса. Смуглый, тяжёлый, немолодой уже охранник с пышными бакенбардами и кривым мечом на поясе поднялся и вразвалочку пошёл проверять пленников.
- Чего орёшь, иблисово отродье? Девки с копытами испугался?
В последнюю очередь оборотня беспокоили её ноги, потому копыт он и вовсе не заметил, пока на них не указали. Да и какая разница, как она выглядит, с рогами, копытами и клыками или в образе маленького очаровательного существа, смерть приходит в разных обличиях, но встречаться с ней всё одно не хочется.
- Магичит она, говорю тебе, - повторил Керн, с трудом вернув собственный голос. – Изловили такую, так хоть бы амулет какой повесили.
Акрам подошёл к самой решётке, осмотрел пленницу.
- А то без тебя не сообразили. На месте всё, - отмахнулся он. – Сиди тихо, пока самому чего-нибудь не навешали.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/%D0%9A%D0%B5%D1%80%D0%BD.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

+1

5

Чужая речь привлекает внимание и заставляет осмотреться уже пристальнее. Сдерживающие путы не дают рефлексам этого тела сработать раньше головы, и до того, как с яростным рыком броситься вперед в попытке разорвать случайного попутчика, мне удается не просто разглядеть человека, но и оценить окружающую обстановку. А так же симпатичную дощатую клетку, в которой мы, как звери в зоопарке, сидели, с ненавистью глядя по сторонам. У меня на руках и ногах, даже на шее - цепи с толстыми скобами кандалов, крылья жестко связаны, не давая ими махать или использовать ее хоть как-то... В общем, заковали меня на славу.
На пареньке же были колодки. А сам паренек орет, как потерпевший, призывая кого-то к нам. Как я это понимаю? Да черт его знает! Слов-то не понять, но вот будто читаю прямо из его головы. И он считает это обычным, пусть и не совсем нормальным... А вот и некий Акрам, который тоже не блещет умением разговаривать на понятном языке, но чьи мысли - вот они, на ладони.
И среди них явно читалось, что же он собирается сделать со мной. А я не собираюсь давать ему это делать! Я ему не подопытный кролик и донор, чтобы давать из себя кровь выпускать ради продажи. Кем бы и чем бы не было сейчас мое тело, но оно - мое! Другого нет...
Но пока я медленно опускаюсь на пол клетки и заставляю себя прикрыть глаза веками, мол, покоряюсь и принимаю мир, каким он есть. Хотя в действительности это было совсем не так, но кого волнуют такие мелочи? А вот в его голове отлично читались раздражение, злость на паренька, которого, как оказалось, зовут Керн, желание поскорее угомонить "сраную демонскую суку, оттраханную всеми бесами пустыни", то есть меня. Но самое главное, что нашлось в его голове...
У него есть ключ!..
И я собираюсь выбраться из этого дерьма всеми возможными способами! Они хотели выпустить из меня кровь... Но я не собираюсь уподобляться им. Что я, чудовище какое?!
Акрам что-то там бормочет на непонятном мне языке, о чем я лишь по отголоскам мыслей понимаю. В основном, о том, что все силы из меня уже выкачали, и вообще, у меня только огненная магия. И все это перемежалось огромным количеством разного сорта матершины. Что-то в переводе не нуждалось, что-то по образам не разберешь. Я почти справляюсь с бешеным и жаждущим насилия телом, как раз вовремя, чтобы охранник наклонился надо мной и не почувствовал угрозы. Ведь я и не собираюсь ничего такого делать...
Но как-то моего мнения никто и не спрашивал. По всему телу резко растекается волна боли, заставляя скрючиться, забиться всем телом в конвульсиях. Но... почему мне это, мать моя женщина, нравится?!! Что за дерьмо с этим телом творится? Почему оно горит от наслаждения?!! Взбудораженное болевыми импульсами тело постепенно переваривает боль во что-то другое. Аррррх... Истома, бьющая по голове кувалдой, отзывается на каждое мгновение боли. На каждый нерв приходит сразу два потока импульсов, противоречащих друг другу. Я схожу с ума от боли и от радости. Когти скребут пол, выдирая из него длинные полоски дерева.
И вместо крика, с моих губ не срывается ни звука, а лишь дикими волнами расходятся волны безудержного удовольствия... Сквозь закрытые глаза я не вижу ничего, но слышу... Но что? Звуки падения?.. Не понимаю... Не хочу понимать... Я сгораю в пожаре неправильной, невозможной неги...
Помогите...

***Важно***
Акрам решил обезопасить себя и остальных, на всякий случай запустив контролирующий артефакт, вызывающий болевой шок у носителя. Вот только результат был немного непредсказуемым. Эмпатическая волна бесконтрольного удовольствия пробила по всем присутствующим, заставляя чувствовать тоже, что и Кара. А вот результат у всех был разным. Кто-то просто свалился от столь грубого удара по чувствам и восприятию. Кто-то заорал. Кому-то удалось это перетерпеть достаточно стойко, чтобы потом услышать ментальный крик демоницы.

Отредактировано Лэанкаре (24-01-2018 13:41:53)

+3

6

"Вот сейчас… сейчас… ещё полшага… полшажочка…" – уговаривал себя Керн, медленно отлипая от решётки. Вот сейчас Акрам подойдёт ближе, к самой клетке и можно будет выхватить у него ключи. Или нож. Или хотя бы сделать вид, что собираешься это сделать. Колодки всё равно едва ли позволят. А потом за это, наверняка, изобьют. Но чтоб избить, придётся сначала вынуть отсюда, а там уже посмотрим кто кого.
Слава всем богам, охранника интересовала только рогатая девица. Оно и понятно, голые магички вообще отлично отвлекают внимание. Керн изготовился к прыжку и тут же едва не упал от того, что ему опять дали по мозгам. Что творилось с рогаткой - непонятно, но прилетело и ему. Да и не только ему, судя по исказившемуся лицу Акрама. И уж если оборотня едва не сбило с ног, то человеку точно пришлось не сладко.
Или сладко, тут с какой стороны посмотреть. Керну сейчас больше всего хотелось лечь, свернуться большой пушистой чёрно-белой подушкой и остаться так насовсем, только чтобы не сходить с этого места и не утратить вгрызшегося в душу наваждения. Он знал удовольствие от сытого брюха, от шепчущих грибов, вина и женщин, но то было другое, наружное, а это шло из нутра, пусть не из его собственного, но чувствовалось-то оно именно так.
Оборотень зарычал, с рыком выпуская весь воздух, и выглядел он в этот момент действительно жутко, словно пытался сладить со своим внутренним зверем, хотя зверь молчал, а из-под контроля вышла именно человеческая его натура, оказавшаяся стократ страшнее хищнических инстинктов. Но перевёртышу урезонивать часть себя было привычно, Акрам же не выдержал такого испытания и повалился на решётку. Керн тоже упал, но по собственной воле и, прежде чем охранник успел осесть наземь, схватил его за одежду.
Кисть вывернуло из сустава, да тут ещё рогатая двинула ему копытом в спину, но добычу свою он не выпустил. Вот только толку с того вышло немного. Ключи и нож на поясе, одной рукой не ухватить, ведь если рубаху выпустишь, Акрам совсем завалится. А другой рукой не достать, колодки мешают. Керн попытался опереть охранника о клетку, но тот был тяжёл и получалось это плохо, особенно когда перед глазами то и дело возникала танцующая на углях девица. Она вертелась перед ним, нагая, с развевающимися крыльями и волосами, и с куда большим удовольствием Керн ухватил бы сейчас её, а не этого упитанного, пахнущего потом и кабаньим нутряным салом бородача.
- Да чтоб тебя… - полустоном вырвалось из груди.
Его-то боль была настоящей, отрезвляющей, почему у этой девки не так? Он уже хотел извернуться, и пнуть её, чтоб попустило, но вовремя понял, что сделает этим только хуже. И тут часть пола под ними затрещала и просела. Сосновая, в два пальца толщиной доска не выдержала веса двух тел и когтей демоницы. Бросив охранника, Керн с трудом поднялся, и шагнул поближе к рыжей, подставляясь под те самые когти, но зато оказавшись аккурат над трещиной и упершись плечами в потолок клети, надавил ещё сильнее. Ноги-то ладно, заживут. Голова всяко подороже будет.
Не успел он об этом подумать, как пол проломился окончательно. Оборотень ухнул вниз, но неуклюжие колодки застряли, и он повис, оказавшись всем телом снаружи, а головой ещё в клетке. Вот и получилось, что подставил самое дорогое. Если теперь демонице вздумается брыкаться, то не башку ему оторвёт, так без глаз оставит. Это Керна никак не устраивало и он бочком, бочком, но постарался втиснуться в образовавшуюся дыру целиком, покуда ещё действительно был целым.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/%D0%9A%D0%B5%D1%80%D0%BD.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

+1

7

Боль затихла, оставив после себя ощущение недостаточной наполненности. Голова пустая, но тело хочет еще чего-то. Жаждет продолжения. Охранник лежал у моих ног, рядом с ним копошился провалившийся в дырку в полу паренек. Но мой взгляд скользит мимо него, останавливаясь на кольце с ключами, столь отчетливо виденный мной в его мыслях. И теперь уже я воспользуюсь тем, что меня решили не запирать в колоду, как копошащегося парня. Все-таки дерево демона не удержит... А с цепями и кандалами у меня достаточно расстояния и сил, чтобы подтянуть Акрама к себе.
-Давай же, сука обдолбанная, - негромко ругаюсь, снимая заветную железячку с пояса. А вот дальше начиналась откровенная жесть. Орудовать этими длинными пальцами с не менее длинными когтями было очень сложно, и лишь с третьего раза попадаю в замочную скважину кандалов. Мой рык мог разбудить всех окружающих... - Ах ты ж дерьмо собачье!..
Впрочем, именно это и происходит. Заворочался Акрам, заворочались остальные. Но мои руки уже свободны, и сила, державшая в узде мою новую натуру исчезла, а в груди клокочет пожар ненависти к тем, кто посмел меня пленить. Все подернулось красным туманом, из которого я уже не смогу просто так выбраться.
Ярость сжигает все и всех. Ярость горит в руках, ногах и волосах. Ярость...
Лишь картинки мелькают перед глазами. Красные. Кровавые. Страшные. Когти, рвущие чужую плоть. Огонь, выжигающий людей изнутри. Крики... Торчащие белыми зубьями наружу кости. Позвоночник, которым прибит к земле еще кто-то, воющий и сучащий ногами по ставшей красной траве. Повешенный на собственных кишках. Чье-то вырванное горло. И кровь... кровь повсюду.
Лишь потом я снова прихожу в себя. Кровь покрывает меня с головы до ног. Что-то саднит в бедре. Медленно поворачиваю голову и вижу арбалетный болт, засевший по самое оперенье и вышедший с другой стороны. Ломаю его конец и выдергиваю, нисколько не обращая внимания на боль. Меня интересует последний оставшийся в живых. В ладони играет пламя, но я не обращаю на него внимания, будто так и должно быть.
Я вся горю бесчеловечной яростью. И от каждого шага вспыхивает земля под ногами.
Я чувствую запах пепла.
Я иду за тем, кто меня предал...
И тут меня накрывает осознание... ЧТО Я ДЕЛАЮ?!
И я снова на коленях. Боль снова бьет по нервам, но боль не сладкая. Боль страшная, человеческая, правильная. Но она прочищает голову. Шатаясь, я подхожу к пареньку и ломаю его колодки, чтобы в изнеможении повалиться рядом. Отвратительный комок подбирается к горлу, пока я мутным взглядом обвожу лес вокруг. И все то, что сотворено моими руками...
Хочется блевать.

Отредактировано Лэанкаре (24-01-2018 23:12:14)

+2

8

Когда рогатка дотянулась до ключей, застрявший в проломанном полу Керн собрался было напомнить о своём существовании, но посмотрел на неё и передумал. Из-за своего неудобного положения он не видел бо́льшей части того, что происходило в лагере, но и того, что девица сделала с Акрамом, оборотню хватило с лихвой. На остальное он и не смотрел. Пока рыжая бесчинствовала, Керн не оставлял попыток выбраться, но ломать клетку и не шуметь при этом, чтобы, не приведи боги, не привлечь внимание ополоумевшего дикого создания, выходило так себе, да и рогатка управилась подозрительно быстро.
Она снова появилась в поле зрения оборотня, окутанная пламенем, почти так, как он представлял себе несколько минут назад. Керн замер, запоздало подумав, что надо было наплевать на шум и выбираться, пока была возможность, а теперь уже слишком поздно.
"Хана котёнку, больше срать не будет..." – как-то тоскливо подумалось ему. Из всего, что он успел заметить за этой девкой, совершенно однозначно следовало, что сейчас его освободят от колодок. Вернее, колодки от него, посредством отделения головы от туловища. Оборотень скривился и закрыл глаза, будто у него заломило зубы. Демонские когти вонзились совсем рядом с ухом, но вместо хруста костей он услышал треск дерева. Дырявая доска, что удерживала его запястья и шею, сломалась пополам и Керн соскользнул под телегу, не эстетично плюхнувшись на задницу.
- Б-благодарствую… - робко проблеял он, потирая саднящий загривок и, наконец, ощупав коросту на недавно разбитом затылке. Там уже ничего не болело, но судя по всему, прилетело ему вчера изрядно.
Но рогатка не слышала его благодарностей, она повалилась рядом и вид у неё был такой, словно девица нализалась собственной шерсти и её комок теперь застрял у рыжей в глотке. Уж в чём, в чём, а в умении удивлять этой барышне не было равных. Ну, и в перепадах настроения тоже, пожалуй. Керн настолько обалдел от подобного поворота, что даже позабыл о своём намерении сбежать в лес при первой же возможности.
- Ты чего?.. Человечину в первый раз попробовала, что ли? – он выполз из-под телеги и покрутил головой из стороны в сторону, с удовольствием ставя позвонки на место. – Надо же, нежная какая.
По молодости, пока ещё не совладал с внутренним зверем, Керн тоже всякую ересь творил. Не всё из этого он помнил, но и чего помнил было довольно, чтоб задуматься. Ну, например, над тем, для чего звери дерьмо жрут.
Брезгливость в нём ещё тогда повывелась, но, осмотрев стоянку, оборотень таки решил, что обыскивать трупы не станет. Нечего потому что там было обыскивать, почти никого целого не осталось, а из живых и вовсе только рогатка да он.
Странная девка, то вроде ярость в ней бесится, а то самой от себя противно. Одержимая будто. Бывают ли такие как она одержимыми, Керн не знал, но и объяснения другого найти не мог, потому остановился пока на этом. А одержимые, они обычно к какому-то делу постоянно стремятся. Вот этой, похоже, людей убивать нравится, будь она неладна. Почему-то только людей, ведь его же она не тронула. Хотя, может не успела просто, так-то он тоже двуногий, и от остальных ничем не отличается.
Обмозговав всё это, он понял две вещи. Прежде всего, к людям рогатке нельзя. Она ж со своим колдовством и силушкой деревню за пару часов подчистую выкосит. Сказать по совести, Керн не любил людей, но не до такой степени, чтоб вырезать всех подряд от мала до велика. Ну, и самому ему под это покос попасть совсем не хотелось, потому он взял, да и принял своё звериное обличие.
Рогатка всё равно болтает на непонятном языке и его тоже наверняка не понимает, рванину, что была на него напялена, беречь не стоило, да и со стоянки Керн ничего забирать не собирался. К тому же, сейчас лучше в лесу отсидеться какое-то время. А то ведь трупы-то найдут и на тварь, что их убила, начнут охоту. Рогатку то ли видели с торговцами, то ли нет, а вот его-то видели точно. И ничего хорошего это оборотню не сулило.
Крупный, размером с хорошую собаку зверь поднялся на лапы и встряхнулся, скидывая остатки ненужного больше тряпья. Он был весь чёрный, только посреди морды красовалась белая отметина, переходящая в "шапочку" на макушке и расходящаяся дальше на две симметричных полосы по бокам, заканчивающиеся у короткого, но очень пушистого хвоста. Шерсть на нём была до того длинная, что казалось, этот хвост и есть половина зверя. Керн изогнул спину, зацокал, зафыркал и принялся скакать вокруг демоницы.
"В лес! В лес! Надо в лес! Сейчас же!" – без конца повторял он, не особо надеясь на понимание, но всё же не желая упускать даже такого мизерного шанса втолковать этой пусторогой, что нельзя просто сидеть здесь и дожидаться, пока кто-нибудь с дороги не заметит неладное.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/%D0%9A%D0%B5%D1%80%D0%BD.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

Отредактировано Милена (26-01-2018 16:02:49)

+3

9

Я сижу и не понимаю. Я не хочу осознавать, почему мои руки красны, а на губах солоноватый привкус чужой крови. Я не хочу признавать, что вот это чуждое удовольствие и упоение чужими смертями... что этот голод до чужих страданий... любовь к крови и сырому мясу... что вот это все - теперь я. Я не хочу! Я не могу...
Ведь это не я... Это не я... По чужим щекам текут мои слезы. Слезы бессильной злобы и ненависти. Встряхнув головой, я со всей силы ударяю в землю копытом, и оставляя в ней глубокую рытвину. Силы этому телу явно не занимать... Что прекрасно видно по состоянию всех, кто оказался таким недалеким, чтобы разозлить... Меня? Черт! Что за дерьмище-то творится, высоковольтник им в жопу с поворотом?.. Может, я просто в дурке лежу, свихнувшийся и завернутый в рубашку с длинными рукавами?..
Это было бы лучшим выходом из сложившейся ситуации. Лучше быть психом, чем... Вот этим вот секси-ужасом на копытах и с крыльями... И с сиськами!.. Хотя не могу не признать, что тельце досталось мне слишком красивое. Даже чрезмерно, мне кажется. Ведь несмотря на мое отношение к этому происходит со мной, оно возбуждает.
Жесть-то какая... Я возбуждаю сам себя?.. Или сама себя?!
Я так с ума сойду нахрен...

И уж точно от вида того, как человек берет и превращается в огромного скунса. Мать моя женщина! Это что за выверты сознания? Или это подсознание балуется, подсказывая, что окончательно катушки отправились в неизвестном направлении... А вместе с ними - остатки разума из этой рогатой головы. Матерь божья да наковальней об валенок!
Но самобичевание приходиться отложить. В гудящую, будто колокол, голову нагло стучаться чьи-то не менее настойчивые мысли. И они зовут в лес. Точнее, парнишка... точнее, скунс... точнее, парнишка-скунс... Да твою же мать! У меня и так голова кругом от всего происходящего, и тут еще этот выпендривается! Тля подмозговая, будто паленой водкой по башке долбануло - такая же белка, только черно-белая.
Но он продолжал настойчиво звать. И среди его образов я начала понимать целое одно слово. "Лес".
-Да иду я, иду, - махнув рукой, сказала и сильно подумала я, стараясь сделать то же, что сейчас делал этот пушистый преобразователь мимими в вонь. - Ох, как меня все это задрало...
Так, пошатываясь, мы поковыляли в сторону леса. Спецэффекты отключены, поэтому не остается за мной выженных кругляшей, а вот ходить на копытах было сложно... Наверно, как девушкам на каблуках. Тело-то мое привычно к такому, но вот голове было сложно... А тут еще такой противовес спереди, в который то и дело взгляд упирается. Это еще если не вспоминать о крыльях, которые не напоминали о себе ничем.
Пока...
И почему я о себе в женском роде начинаю думать?!

Отредактировано Лэанкаре (31-01-2018 20:46:32)

+2

10

Споро перебирая короткими лапами и распушив необъятный хвост, Керн торопился скорее убраться подальше от дороги, всё больше забирая на юго-запад, к неизведанным землям. Самое подходящее место, чтобы скрываться. В той стороне границы Гульрамского государства были весьма условны, но стражи местных феодалов не пойдут далеко от владений своих господ. Единственные, от кого можно было ждать неприятностей, это оголтелые паладины триумвирата, которые отрядами и поодиночке мыкались по миру в поисках подвигов и якобы очищая его от поражений Рилдира.
Конечно, не все они были отбитыми идиотами, некоторые работали весьма добротно, но те и о выгоде своей не забывали. Купцов не ограбили, разорвали только, значит, монстр деньгами не шибко-то интересовался. На таком много не заработаешь и, если нападения не повторятся, то они этим случаем не заинтересуются. Награды ведь тогда тоже толком получить не удастся. Не с кого будет её получать потому что. А с одиночками, буде таковые появятся, он уж как-нибудь разберётся… они разберутся.
Керн оглянулся на идущую позади рогатку, которую невольно исподтишка разглядывал. Не каждый день женщину с копытами встретишь. Ему вот ещё ни разу не доводилось. В принципе, копыта чем-то походили на башмаки, так что, если не приглядывается… и не обращать внимания на иначе устроенные колени… и одеть… О-о-о! Да кого он обманывает, не похожа она на человека, хоть ты тресни. И дурная, а жутко делается.
Не раз и не два оборотень думал нырнуть в кусты и поминай, как звали, дальше каждый сам по себе. Думал, но так этого и не сделал. И помешали ему, как ни странно, не страх и не жалость к этой бешеной недотёписотй девице, а гордость. Какая-никакая она у Керна всё же имелась и драпать, покуда на него ещё никто не нападал, было стыдно. Перед собой, потому что на мнение кого другого плевал он с крепостной стены.
Ну, и сама по себе девица была манкая, держала возле себя, а чем – так сразу и не поймёшь. То ли тем, то была рыжая. Вся, с ног до головы. Такие на солнце будто светятся и глаз сам собой цепляется за яркие детали, да так, что не замечаешь, как начинаешь таращиться, куда не следует. То ли несоответствием дикого нрава аккуратным, правильным чертам. То ли всем этим, вместе взятым. В общем, не хотелось от неё уходить. А вот пожрать чего-нибудь было бы очень даже неплохо, но это, наверное, только к вечеру, когда будет можно передохну́ть. Или даже к ночи, чтоб поохотиться.
Весна и начало лета самое голодное время в лесу, ничего ещё не поспело, ягод и орехов нет, коренья проросли и стали жёсткими. Остаются молодые побеги трав и мясо, если, конечно, поймать получится. Да ещё жара эта, чтоб её. Керн несколько раз останавливался, принюхиваясь, но воду он не учуял, а услышал. Поперёк небольшого ручья упало дерево, образовав естественную запруду и мелкое, но обширное озерцо. Потом воды стало слишком много и она промыла ход рядом с деревом, вернувшись в старое русло по узкому порожистому проходу.
Вот это-то журчание и уловило чуткое ухо оборотня. В запруде вода согрелась и была не такой студёной, как могла бы, но Керн и такой был рад. Он мучился жаждой с самого пробуждения и с разбегу влетел в ручей по самое брюхо, жадно хватая пастью воду, фыркая и брызгаясь, а напившись, улёгся на дно, оставив над водой одни уши и счастливо пуская пузыри. Так-то лучше! Длинная шерсть колыхалась в воде, словно чу́дные чёрные водоросли. Керн вынырнул и с аппетитом захрустел панцирем крупного ручейного моллюска. Ещё парочка таких и можно будет безболезненно до ночной охоты потерпеть.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/ek1xojlimj1l90p/Керн%201.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

Отредактировано Милена (03-02-2018 21:32:22)

+1

11

Идти было с одной стороны - тяжело. С другой стороны - легко. Я не могу совладать с этим телом разумом, но инстинкты делают все сами. И стоит только отпустить вожжи, и все происходит само. И вот мои копытца отбивают стаккато по корням и земле, будто я на них уже сотню лет хожу. И даже почти удается не обращать внимания на эти полусферы, призывно колышущиеся при каждом шаге. Раз за разом откидывая длиннющие рыжие пряди с лица и ударяясь о длинные рога, я понимаю, что мои приключения не могут закончиться весело...
А ущипнуть себя, чтобы проснуться, я уже пару раз пытался... пыталась...
Да идрить твою налево с нахлестом! Я так точно нахрен копыта откину вместе с остатками мозгов! Благо, теперь есть, что откидывать...
Вздохнув, я продолжаю путь, понимая, что лучше куда-нибудь идти, чем просто сидеть на месте и ждать у моря погоды. Как кричат мысли господина перевертуса, ничего хорошего ждать не приходится. Отправят по нашу душу карательный отряд местной инквизиции и поминай, как звали. Я, конечно, не схожу с ума от радости от того, кем я являюсь сейчас, но и дохнуть преждевременно не собираюсь. "Жить-то хочется, ребята" - как кто-то когда-то сказал.
За этими не радостными мыслями прошли незаметно минуты... или часы? И мы оказываемся на небольшой прогалине, где в запруде, созданной рухнувшим деревом, весело искрится чистая водичка, коей сразу решил воспользоваться мой черно-белый, аки зебра, товарищ по несчастью. Вот только его счастливая мордочка, появляющаяся из запруды с раком в зубах, намекает и очень толсто о том, что именно этот индивид животного-маргинального образа ни черта не несчастлив, а чуть ли не доволен жизнью.
Я медленно подхожу к воде, взбаламученной прохвостом, чья шерсть, казалось, заполнила все пространство водоема, и скунс растворился в нем, как соль... Хочется пить, но, посмотрев на покрытые кровью чуть ли не по плечи руки, я решаю обождать, чтоб не перекрашивать животное в другой цвет. Пусть понежится.
Мне ничего не оставалось, кроме как сесть на торчащие и уже очистившиеся от земли корни дерева и, сложив руки на коленях, задумчиво разглядывать довольного бандюгана и пытаться разобраться в себе, в произошедшем и в том веселом состоянии, что мне присуще теперь, когда я превращаюсь в мясорубку.
И почему я к произошедшему отношусь так спокойно?
Хотя... я и в своем мире не отличался любовью к рабам и торговле людьми... Так что чему я удивляюсь сейчас? Вот то, что у меня, мать моя женщина, сиськи пятого размера и задница исполнительницы ритма и блюза - вот это удивительно и занимательно. Не говоря уж про другие физиологические особенности хвостато-копытно-рогато-крылатой тушки, в которой мне приходится обитать уже... ммм... два дня? Ну и надо разобраться, как черта я тут чужие мысли умею читать...
Хотя в этом есть определенные преимущества.
-Мыть, - с трудом выговариваю я слово, выуженное из головы оборотня вместе с образом действия, и показываю покрытые кровью руки. - Можно?
Тяжело привыкать к новому звучанию чужого языка, но там, дома, изучался не один язык, поэтому мне сейчас попроще - главное, в принципах построения разобраться. А там с каждым словом будет проще.

Отредактировано Лэанкаре (07-02-2018 13:21:55)

+2

12

Услышав знакомую, но неожиданно осмысленную речь, Керн даже чавкать перестал. Говорящая рогатка потрясла его чуть ли не больше, чем рогатка, крушащая всё вокруг, потому что первое слово, которое она произнесла, было "вылизывать". Оборотень хотел было спросить, кого именно, но вместо этого только удивлённо тявкнул. Вот где пригодилось бы человеческое горло, впрочем, наблюдая за её жестикуляцией, Керн всё же кое-как сообразил, что это он вылизывается, а в двуногой форме моются иначе.
"Вот свинья шерстенная!" – приблизительно означал его возглас и относился он исключительно к самому себе. Рогатка, поди, тоже пить хочет, вместе ведь в клетке сидели, а он сдуру взял и всю воду перебаламутил. Только о себе и думает. Не то чтобы это было для Керна чем-то необычным, но вот в этой конкретной ситуации показалось почему-то особенно неуместным. Пожалуй, немалую роль в пробуждении у оборотня такта и порядочности сыграл тот факт, что рыжая могла испепелить его на месте, но, как бы то ни было, он зажал добычу в зубах и, виновато прижав уши, поспешил выбраться из ручья.
Сложилось такое впечатление, что при этом Керн забрал половину озерца с собой, и под чёрным зверем мгновенно натекла огромная лужа. Вся его необъятная пушистость прилипла к телу и теперь можно было увидеть, что в четвероногой форме, даже не смотря на огромные для обычных скунсов размеры, Керн так же худ и неказист, как в человеческой. К тому же, оказывается, у него не было половины хвоста, ещё не отросшего после прошлых неприятностей.
Вода и еда, к сожалению, оборотня совершенно не успокоили, напротив. Если раньше он мучился от жажды и подпрыгивал из-за каждого шороха, опасаясь погони, то теперь просто сидел и, уже не скрываясь, пялился на роскошную наготу огненной девицы, об одежде, казалось, и не слышавшей. Душевному равновесию это зрелище не способствовало и в какой-то момент он поймал себя на том, что не может вспомнить, о чём только что думал.
Хорошо тем, кто может скривить рожу и начать фукать на рога и копыта, рыжину или ещё какую особенность. Кому-то маленьких подавай, кому-то высоких, чёрненьких, беленьких, пышечек или стройняшек. Керн так не умел. Женщины ему нравились и он в толк не мог взять, что с того, если какая-то из них лицом походит на лошадь, если в темноте всё равно ничего не видно. Но вот сейчас был день и оборотень опять потерял мысль.
"Всё-таки надо поговорить с ней, - решил Керн, - хотя бы попытаться". С причинами этого решения он так до конца и не определился, вернее, не все из них оборотень готов был сходу признать. Но, тем не менее, он всё же вернул свой двуногий облик. Хруст костей стих и Керн, хрипло откашлявшись, уселся на траву, снова уставившись на рогатку своими чёрными глазищами. Человеческое лицо выражало куда больше эмоций, чем звериная морда и теперь его интерес стал ещё более явственным, но всё же подходить без спросу парень опасался.
Он был загорелый и слишком широкоплечий для своего телосложения, из-за чего выглядел костлявым и, пожалуй, слишком изнеженным, потому что именно такое впечатление создаёт мужчина его возраста, на котором нет ни единого шрама.
- Помочь, поди… вылизаться? – ухмыльнулся перевёртыш и снова неловко кашлянул, он собирался начать разговор совсем не с этого. – Звать-то тебя как, чудо рогатое? – наконец, спросил Керн то, что нужно было узнать первым делом, он старался говорить медленно и внятно, хотя сразу после обращения голос слушался плохо. – И откуда ты свалилась такая на мою голову?
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/Керн.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

Отредактировано Милена (14-02-2018 19:36:20)

+1

13

Вот тут мне достался первый урок для чтеца мыслей-самоучки: в зависимости от объекта чтения мыслей его мыслеобразы могут означать разные вещи. И я это отлично вижу, читая его насмешливые мысли, где есть реакция на мою фразу, которая в итоге означала "вылизаться", судя по дальнейшим картинкам в его голове... Хмыкнув, я качаю головой, а на лице маячит улыбка, чье отражение в воде наводит на мысли о многом предосудительном, но сегодня и здесь я не спешу сорваться в загул, исследуя все особенности нового тела, как этого требует любой гендер-бендер-хентай.
А все события последних дней именно о нем мне и напоминают. И я догадываюсь, что ничего хорошего, если судить по стандартной канве сюжета этих "мультиков", меня не ждет. Качнув головой, я махнула Керну рукой. Удивляться его перевоплощению я уже не спешу, хотя эта эскапада дала мне еще немного пищи для размышлений. А вот тело мое отвечает на эти происшествия совсем по-другому. Но горячие позывы где-то внизу живота удалось сдержать... Все и так пошло по тому самому месту с самого моего попадания в этот мирок.
-Не вылизаться... - тут я уже улыбаюсь в полный рот. Слова даются мне все проще. - Вымыться. Ту часть можно... потом.
Я показываю ему руки в крови в очередной раз, и встаю, чтобы добраться до запруды. Боги... как же сложно ходить на этих копытах, не давая бедрам совершать колебания в полметра, а ограничиваясь хотя бы приемлемо пошлыми десятью-пятнадцатью сантиметрами... А то его мысли прямо стучатся мне в голову о своей похотью в отношении моей новой оболочки. И да, я его отлично понимаю. Будь на его месте, я бы тоже слюни пускал бы...
Но я-то, мать мою за ногу, на своем месте! И теперь я - объект фапа, а не кто-то еще! И это - полная кислота и жесть! Но...
Тут начинается новый этап веселья. Одно из копыт коснулось воды, и тут поднялось ввысь облако пара, будто раскаленную кузнечную заготовку в воду окунули. С шипением меня обдало влажными парами, которые прохладными каплями постепенно оседали на моем теле, но тут же испарялись следом за остальными. Но я чувствую их ласковые касания, не дающие мне окончательно погрузиться в пучину страстей и пороков, которыми заполнено сердце под этой роскошной грудью.
Наконец, вода перестала шипеть. И я смываю с себя грязь и кровь прошедшего дня. Провожу руками по волосам, чувствую их бархатистую нежность, но... Я не чувствую рогов! Где эта привычная тяжесть на голове? Да и крыльев с хвостом... Вынырнув из воды, я начинаю осматривать свое тело, преподнесшее очередной сюрприз! Теперь я - просто женщина! Роскошная, конечно, ведь ни грудь, ни попа, ни ноги никуда не делись, но вот этих рожек, крыльев, хвостов и прочих атрибутов демоняшек не наблюдалось. Только вот глаза... Золотистые глаза с вертикальными зрачками остались.
-Ну что же за дерьмо-то такое, а? - вою, усевшись на это самое бревно, подарившее нам отличную возможность помыться. - Что еще я о себе не знаю?
Я не догадываюсь, что говорю на понятном Керну языке, доставая слова напрямую из его головы, где сейчас они были в лучшем доступе, чем когда он был пушистым мимимишкой.

Отредактировано Лэанкаре (19-02-2018 15:39:58)

+3

14

Это была шутка. Естественно, через раз понимающей общий рогатке оценить её было сложно и Керн уже собрался объяснить разницу, но услышал продолжение и передумал. Шутки шутками, а ему тут ещё и перепасть что-нибудь может. В смысле, помимо сломанных копытами рёбер. О том, что ещё ему может перепасть, сейчас думать было совершенно не время. Но не думать, увы, не получалось.
Хороша, конечно, рыжая, ничего не скажешь. Особенно, когда ни на кого не кидается. Но Керну хотелось к людям, в какой-нибудь хоть мало-галльский городишко, где можно затеряться и подзаработать. Да и просто нравилось ему жить среди людей. А с рогаткой туда не сунешься. Хотя… с такой он бы и в лесу на пару лун остался. Не, ну, а что?
Голову наблюдавшего за походкой рыженькой оборотня саму собой повело вбок, потому что с этого ракурса вид был ещё лучше. И хвост меньше мешал. Нет, вообще-то хвост штука полезная и нужная, для равновесия там, прыгать, следы заметать, но тут он был совершенно лишним. Что-то он у неё спросить хотел и забыл уже. Как зовут и откуда взялась, наверное. А сам сидит, о хвостах думает.
Керн ругнулся про себя и вспомнил пепелище, оставшееся от лагеря торговцев, от крови которых это очарование теперь отмывалось. Не помогло. Керну не помогло. А рогатка умудрилась смыть с себя не только кровь, но ещё рога, копыта, крылья и, к вящей радости оборотня, хвост тоже. А потом села и разревелась.
Как и большинство мужчин, Керн не переносил женских слёз. Не то чтобы это было какое-то особенно неприятное зрелище, просто он не знал, что делать в такие моменты, и чувствовал себя очень глупо. Даже ещё глупее, чем когда под хвост ей заглядывал. Хуже всего было оттого, что он толком не понимал причины этих истерик.
- Да ладно тебе, рогатка… - начал Керн, потом понял, что что-то не то. Какая она "рогатка" без рогов?
Оборотень перебрался на бревно, уселся рядом, опустив ноги в воду, и хотел приобнять страдалицу, но ладони оказались в земле. Он обтряхнул их о бёдра и всё таки неуклюже прижал рыжую к себе.
- Успокойся, ну. В тебе прорва магии, даже я её чую. Вот и творится всякое. Если хочешь обратно свои копыта, то пожелай и они, наверное, снова появятся. Хотя, по-моему, так тебе лучше. Смотри вон, какая красавица, - поглаживая её по плечу, Керн наклонился чуть вперёд и кивнул на дрожащее отражение.
Красивая. Тёплая. Мягкая. И пахнет вкусно. Добытчица. Человеку бы, наверное, такой запах показался странным, но не оборотню. У Керна заломило в паху. Он зажмурился и сам едва не завыл. Оказывается, способность говорить иногда пропадает даже в человеческом обличии.
- Успокойся, - повторил он уже для себя и снова посмотрел на отражение рыжей. – Так ты и в глаза меньше бросаешься… ну, то есть, на человека больше похожа. В общем, так, правда, лучше.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/Керн.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

+1

15

Чужая рука на плече обжигает. По телу бегут разряды истомы и какого нетакого голода... Его мысли стучаться мне в голову вместе со словами, которыми он пытается меня успокоить. И от этого становится лишь хуже. Потому что... Да срань господня! Меня в суккуба засунули, что ли?! Ах ты ж карга старая, в жопу стаей пчел укушенная!
-Слушай, Керн... - я аккуратно сняла его руку с плеча, и почувствовала, как стихает буря в моем теле, нагло провоцирующая на занятия непотребствами прямо здесь и сейчас. Он-то хочет. Мое тело - тоже. А я? Вот ответа на этот вопрос я не знаю... Быть парнем, запихнутым в тело девушки (особенно такой!) - это сложнейшее испытание для психики, мать его разэтак. И моя уже никуда не годится - это точно. Выдохнув, я смотрю на Керна и качаю головой, перед тем, как встать... И понимаю, что даже это нехитрое движение в исполнении ЭТОГО тела превращается в бенефис грации и эротичной пластики.
-Северный пушной зверек... - негромкие слова сами вырываются из груди. - Прости, но я пока... да блин! Я просто не знаю, что со мной! Да я даже не знаю, кто я, понимаешь?! Говоришь, копыта и рога могу вернуть? Да мне и этого тела не надо...
Злость клокочет внутри... И вместе с ней вокруг становится жарче. А потом... Я понимаю, что источник жара - это я. И рыжие волосы превратились в рыжее пламя, а глаза сверкают, аки раскаленные недра вулкана. Психоделическая картина, отражаемая неспокойной гладью воды. Демоническая... И огонь слетает с кончиков пальцев, оглашая пространство клокочущим стрекотом пожирающей пространство стихии. Из груди рвется рык, но... Я дергаю головой, и пламя гаснет... На мне. А вот подожженное вокруг в вспышке гнева пространство гаснуть не собирается.
-Твою же мать за ногу... - вот тут я уже начинаю понимать, в насколько опасную ситуацию я вляпываюсь. Но с другой стороны, пламя - оно щенок в моих руках. Не обжигает, а лишь ласкает, напоминая о том пожаре страстей, что бушует внутри. - Не... злиться мне нельзя, да? А то тут можно пожар устроить... Или еще что похлеще.
Я хмыкаю и устало качаю головой, потирая виски от ноющей боли в голове. От щелчка пальцев, выполненного чуть ли не на подсознании, пламя вокруг потухает, оставляя лишь пепел. Я морщусь и задумчиво оглядываюсь. Разрушений от меня с каждым часом все больше. Опасная ситуация. И мне остается только вздохнуть, признавая свой неуемный темперамент.
-Ладно, ты прав... Надо идти, и в таком виде явно это будет проще... Вот только куда? - я смотрю на него. - Я-то не особо понимаю даже то, ГДЕ я нахожусь, не говоря уж про то, КУДА идти.

+2

16

Напоминание о бесконтрольной магии рогатки внезапно пришлось к месту. Керн никогда не думал, что такое трухлявое и насквозь пропитанное влагой дерево может гореть. И ведь каждый раз, когда рыжая выходила из себя, рядом что-то вспыхивало. Он отчётливо представил, как обращается в кучку золы в процессе воплощения одной из своих жарких фантазий и с непередаваемым чувством медленно выдохнул сквозь зубы. Вот привалило ему счастьица, и хочется, и колется, око видит да зуб не имёт. Ведь даже если она не оторвёт ему голову и подпустит к себе, то потом зажарит в процессе. Тут есть над чем задуматься.
Ещё она начала его понимать, а вот он её – нет, к сожалению. То есть, слова-то были понятные, но складываться во что-то они совершенно не желали.
- Злиться точно не стоит, - закивал он, ухватив самое главное, подумал и добавил: - И я пушной, но не сказать, чтоб северный. Наоборот, теплолюбивый. – Подумал ещё и дальше пошло легче: - Ты, действительно, не переживай так. Ну, не знаешь и не надо. Разберёмся. Мы живые, уже хорошо. Здоровые и свободные, ещё лучше. Ты, наверное, ифрит. Или саламандра. Или ещё что-то из огненной стихии. Я про вас слышал, но мало, да и то ещё неизвестно правду ли, так что умного ничего не скажу. Тебе бы с магом хорошим посоветоваться. Вот он должен знать, кто ты и что с тобой. А с моей стороны… - Керн поднял взгляд выше, чтоб смотреть на лицо, - всё вполне нормально выглядит. Я бы даже сказал, что очень хорошо.
С остальным попроще будет. И одновременно сложнее. Мы между двумя городами Гульрамом и Таллинором. Ближе ко второму, я думаю, да это и не так важно. Если свернуть с дороги между ними и пойти на юго-запад, то в любом случае упрёшься в реку. Называется она Элайдой и на правом её берегу начинаются ничейные земли. Ну, то есть, ничейной земли не бывает, конечно, но крепостей и крупных городов там нет. Там звери живут, полудикие племена всякие и люди, которым среди своих места не нашлось. Скрываться там очень удобно и вообще. Я хотел пойти в ту сторону, разжиться одеждой и, может, лошадьми, а потом уж и в большой город податься. И тебе можно так же. А потом в школу там какую или храм, чтоб разузнать, что с тобой такое.
Хотя нет, в храм, тебе, пожалуй, ходить не надо… но об этом лучше будет после подумать. А пока мы голые посреди леса, что скверно. Замёрзнуть, не замёрзнем и с голоду не пропадём, но это не жизнь, так что идём-ка дальше.

В самом деле, что толку сидеть на месте, раз уже напились и умылись. Босыми ногами ступать по лесной подстилке было не так хорошо, как лапами, но перекинуться снова Керн не мог. Непростое это дело и больше пары раз за сутки такое не осилить, да и то, если не подряд придётся. Если повезёт, сегодня-завтра они отыщут реку, переправятся, а там как получится. За Элайдой были безопасные караванные тропы и вполне обжитые места, но были и болота, древние эльфийские развалины, оставшиеся ещё со времён, когда эльфы жили по всему Альмарену, и кто знает, что ещё. Потому о тех, кто уходил осваивать новые территории, очень часто больше ничего никогда не слышали и оборотень понятия не имел, как получится у них с рогаткой.
- Меня Керном звать, кстати, а тебя? - спохватился он, потом вспомнил, что его имя рогатка уже знает, но только рукой махнул, от торговцев, должно быть, услышала или ещё где. – И почему вдруг ты не знаешь, кто ты? Забыла? Слыхал я, что такое бывает, если пугаются сильно или по голове получают, - оборотень потёр место, где ещё несколько часов назад была ссадина от удара чем-то тяжёлым и покосился на вышагивающую рядом рыжую. – Но по тебе не похоже…[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/Керн.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

Отредактировано Милена (03-03-2018 19:27:18)

+1

17

Я смотрю на него и понимаю, что все запутывается еще сильнее. А как меня звать? Да черт его знает! Явно не Пашкой... Но как лучше? Паулина, что наиболее близко звучит к моему тому имени, - это имя какой-то проститутки придорожной или девушки из эскорт-услуг. Внешность, конечно, мне это позволяет, но... я-то таковой (или таковым? Да твою же мать об колено! От этих разночтений можно заворот мозгов получить, не говоря уже про более простые материи) не считаю. Хотя с теми ощущениями, которые возникают в моем теле, стоит только кому-то коснуться меня... Или мне посмотреть куда-то ниже пояса.
Пушистый зверек... Я же прям тут сейчас взвою, как волк в лунную ночь!!! И даже не знаю, что потом произойдет со мной и Керном...
Но явно - ничего хорошего. Хотя... это с какой стороны посмотреть. Возможно, мне и понравится это делать в ЭТОМ теле...
Сука... О ЧЕМ Я ДУМАЮ, траханный в жопу гамадрил?!! Что за дерьмо у меня в голове крутится?
Я тру лицо руками, пытаясь прогнать все эти лишние мысли и порвать логические цепочки в голове, в надежде, что это - лишь краткое помутнение рассудка, а не начавшаяся деформация личности в соответствии с требованиями тела и обстановки, чем так славятся произведения в жанре Хентай и gender-bender. Но я не хочу такого! Не. Хо. Чу...
Но кто меня будет спрашивать?..
-Я... не знаю, Керн, - вздыхаю в ответ на его вопрос. - Я вообще ничего о себе не знаю. Так что, возможно, и били по голове. Просто на этой тушке все слишком быстро заживает... Так что, веди, куда, думаешь, нам лучше идти. Попробую ничего больше не спалить. Но не обещаю.
Улыбка сама наползла на губы, и мне было сложно ей сопротивляться. Это уже нервный жест, с которым сознательно бороться бесполезно. Кстати, насчет одежды надо все-таки озаботиться. А то мысли оборотня настолько настойчиво стучаться в мою голову своей похабной силой, что уже и на меня начинает тяжелым молотом падать возбуждение.
Сра-а-а-ань господня.
-Постарайся так громко не думать о моей заднице, Керн, - с усмешкой прошу я его, отходя за него. - А то твои мысли заставляют меня тоже думать... всякое. А я пока не готов... - небольшая заминка, потраченная на то, чтобы вспомнить, что я вообще-то сейчас рыжая баба с упругой задницей и красивой грудью, а не какой-то задохлик очкастого вида, - а. Так что иди впереди, так проще будет. Надеюсь...
Но лучше от этого не стало. Теперь уже я смотрю на его тело... И мое отзывается совсем не так, как должно. И я со злости бью со всей силы по стволу дерева, ожидая прихода отрезвляющей боли. Но вместо хлесткого удара по нервам я получаю... Хлесткий удар по лицу широкими листьями сломанного с одного удара дерева, чем-то похожего на пальму.
-Вот же... охренеть, - тихо выдыхаю я, ошарашенно рассматривая дело рук своих. Но, с другой стороны... Есть лианы, эти огромные листья и время, чтобы по-быстрому сделать хоть какую-то одежку... - Зато можно одеться, хех.

Отредактировано Лэанкаре (02-03-2018 15:15:29)

+2

18

Она ещё и мысли читает. Хотя, это многое объясняло в поведении рогатки и чего-то подобного, пожалуй, следовало ожидать. Керн и сам умел слышать мысли или вложить в чужую голову свои, но это получалось не со всеми и не всегда, а бо́льшей частью при обоюдном согласии.
- Попробую, - усмехнулся он в ответ на высказывание рогатки. – Но ничего не обещаю.
Керн пошёл впереди, но сделал всё с точностью до наоборот, представив, как смачно можно шлёпнуть по этой самой заднице. Картинка получилась даже чересчур яркой и богатой на детали, но сделал это оборотень не из вредности или озорства, как можно было подумать, а для того, чтобы и самому попытаться отыскать дорожку в мысли рыжей. Просто так это было невозможно, ведь Керн воспринимал только направленные именно ему посылы, а так она ему точно ответит.
Что-то у него даже получилось, но что именно оборотень толком не разобрал. Он окунулся в ворох каких-то ярких, но практически бессвязных образов, где увидел себя, рыжую и ещё много всего. Бо́льшую часть из этого он не понял, но уловил, что рогатка очень возбуждена и порой думает о себе в мужском роде. Для того, чтоб понять первое, в мысли заглядывать было не обязательно. Она и так чуть что, вспыхивает, как сухая солома. Второе его поначалу озадачило, впрочем, и тому быстро нашлось объяснение.
Одно время Керн пытался найти себе честную работу, но везде ему мешало оборотничество. Кто захочет держать в доме существо, раз в месяц превращающее в зверя, да ещё в такого? Но как-то раз ему всё же повезло. Он несколько лет прожил в замке у одного из малых баронов, где неплохо научился махать мечом и узнал много нового о себе и о мире.
Так вот, тогда от Лемминской родни барона он слышал много странных историй о ледяных демонах. Вроде бы, те меняют своё тело, как хотят и могут быть в разное время и мужчинами, и женщинами. Для себя он решил, что у огненных демонов, видимо, тоже есть похожая способность. Может быть, у этой… или этого что-то пошло не так, вот и с головой теперь непорядок. Может быть. Но ему-то, Керну, никакой разницы в том не было. Кем уж рогатка была до того, это её дело. Сейчас она точно девка и никаких мужских частей у неё не осталось. Он сам видел.
Оборотень попытался представить, какой бы из рогатки вышел парень. И получился рыжий мускулистый детина, но почему-то с косой и хорошенький, будто девчонка. Керн сплюнул под ноги и услышал глухой удар за спиной, а потом на тропинку упало дерево. Он отпрыгнул и непонимающе уставился на рогатку, но та, похоже, была удивлена не меньше. Ну, даёт!
- Одеться, говоришь? – хмыкнул он, с сомнением окинув взглядом крону поваленной пальмы. – В листья?.. Мешаться будут. Нет, не моему обзору, а вообще. Или ты собираешься вот так, прогулочным шагом телепать до самой границы? Бегом-то быстрее будет. И полезнее. Когда сосредоточишься на том, куда поставить ногу, всё остальное отходит на задний план, - он внимательно посмотрел на рыжую, которая, похоже, подобную возможность в расчёт не принимала. – Ты сильная, выносливая и просто обязана уметь хорошо и быстро бегать. Даже если ты этого не помнишь.
Поговорить на бегу тоже особо не вышло бы, потому Керн с этим и не торопился. Но теперь, когда в всём более-менее разобрались, а до вечера ещё добрых несколько часов, можно было и темп нормальный подобрать. Откровенно говоря, он плохо представлял себе, как женщины бегают со всеми своими красотами, особенно такими выдающимися, как у рогатки, но ведь точно же бегают как-то.
- Давай попробуем, - он поднял голову, прикидывая, где сейчас солнце и куда им нужно попасть, и указал направление. – Наперегонки. А если из этого ничего не выйдет, то я сам тебе листьев на платье наломаю.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/Керн.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

Отредактировано Милена (04-03-2018 20:00:14)

+2

19

-Ах ты хитрая жопа!.. - кричу вслед рванувшему вперед оборотню. Ему-то хорошо, а мне как с этим богатством бегать? Мало того, что оно еще выпирает и весит дай боже, так еще и при каждом шаге подпрыгивает, как пара мячей для волейбола! А что будет, если бежать с этим вот?.. Я делаю быстрый шаг, и эти два мячика прыгают вверх, а потом тяжело бухаются вниз. И тут до меня доходит, что попытка бежать приведет к конкретной разбалансировке меня и этих противовесов спереди, которая может привести к непредсказуемым последствиям.
Но делать-то нечего - надо двигаться, мимимишка уже улепетал вперед, и его надо догнать, а то я рискую потеряться в этих джунглях. Возвращаться к звериным методикам поведения мне не очень хотелось… А пришлось бы, удери этот пушной зверек от меня. И рык сам собой рвется из груди, а следом за ним - и я почти что телепортируюсь вперед. Настолько быстро конечностями перебирает моя новая тушка, что я мир по краям поля зрения, казалось, размазывается.
И тут я понимаю, что принцип бега эльфиек из одной хорошо известной игры в том мире оправдан… Как раз их объемным противовесом, сравнимым с тем, которым меня наградила сложившаяся ситуация. Хотя, конечно, бегать, отклячив задницу, неправильно, но лучше уже так, чем видеть колыхание подушек безопасности ежесекундно.
Зато как представлю, как это со стороны выглядит… ммм… картина, мягко говоря, фееричная.
Босые ноги с легкостью справляются с неровностями пути, будто там не нежнейшая кожа, по мягкости сравнимая с младенческой, а загрубевшая подошва тяжелого ботинка. Корни, ветки, камни, торчащие острые сучья - все это было нипочем… И такая вседозволенность немного пугала. А потом…
-Ну что, черно-белый? Съел? - насмешливо кричу ему на бегу, поравнявшись с ним. Но потом ствол дерева заставляет меня уступить Керну дорогу - ведь он лучше знает, куда нам бежать. Наше движение продолжается, я держу ровный темп чуть позади оборотня, чтобы он слишком активно не думал о том, как мне приходится бегать и как это выглядит со стороны.
И тут на меня сверху что-то упало. Сдавило в своих объятиях, выдавливая из легких остатки воздуха. Я пытаюсь вскрикнуть, но черные крепкие жгуты до хруста давят мое тельце, и уже не осталось возможности даже пошевелиться. А в голове бьется истерическая красная надпись.
АНАКОНДА
Шесть и более метров счастья и недюжинной силы, способной проглотить меня целиком. Только предварительно они предпочитают жертву удушить или сломать все конечности. Что сейчас со мной и происходило.
Срань-срань-срань-срань... Что делать-то?!!

+3

20

Бегать на двух ногах неудобно. По крайней мере, тем, кто делает это редко. Керну было хорошо, что так, что так, ведь оборотень, он всегда оборотень, в обеих своих ипостасях. Он был выносливее и крепче людей, да и к холоду не шибко чувствителен, хоть и звал себя теплолюбивым зверем. В том, что рогатка тоже шустрая, он не сомневался, но даже не подозревал, насколько. Через минуту он уже не был уверен, что угонится за ней.
Как бы то ни было, так действительно вышло быстрее и веселее, да и от постоянных фантазий об обнажённой красавице таки отвлекло. Керн всё равно посулил ей, что непременно съест, как поймает. Хотя выполнять своих угроз не собирался. Вообще, с тех пор, как выяснилось, что с рогаткой можно осмысленно разговаривать, ему стало полегче, по крайней мере, пока было чем ещё заняться, кроме созерцания её неземных красот.
К слову, двигаться она умела не только быстро, но и бесшумно. Даже чуткое ухо оборотня улавливало не столько звуки шагов, сколько шелест веток, оглаживающих её по бокам. Бежали хорошо, направление Керн выбирал больше интуитивно, но можно было надеяться, что к ночи они достигнут реки. Так и вышло бы, если б им не помешала здешняя живность. Почуяв неладное, оборотень резко остановился и увидел, что рогатку-таки поймали, но, увы, не он.
Змея, толщиной в его ногу, обвила девушку несколькими кольцами, накрепко прижав руки к туловищу. Но вмешиваться Керн не спешил, ведь рыжей стоило один раз полыхнуть пламенем и у них на ужин будет жареная змея, не то чтобы их мясо это какое-то особое лакомство. На вкус, как варёная без соли рыба, зато много. Но, видимо, что-то пошло не так. Магия рогатки почему-то не действовала и оборотень запоздало всполошился.
Самое уязвимое место у змей за головой. Будь гадина раза в три меньше, можно было просто туда укусить, даже в человеческом обличии, и на том бы дело закончилось. А на такую здоровую у него и в звериной форме пасть не разинется. Да и не мог он пока сменить форму. Керн сломал об колено первую найденную палку, которая выглядела достаточно надёжно, и прижал змеиную голову к земле, пользуясь тем, что всё остальное туловище закручено вокруг рогатки.
Змея оказалась сильнее, чем можно было подумать на первый взгляд, и едва не скинула его, но оборотень предусмотрительно загнал один из концов палки под торчащий корень. Теперь приходилось держать только второй её конец, что было значительно проще. Керн придавил своё оружие коленом и, ухватившись за змеиную голову, снова оглянулся на рогатку.
Огненная магия и не думала работать. Собственно, он всегда знал, что магия штука ненадёжная. Но как же не вовремя! Перехватив башку под нижнюю челюсть, Керн резко повернул её в сторону, но змея, определённо, была против. Сходу свернуть ей шею не вышло, но и оборотень не собирался сдаваться. Он зарычал, на руках и шее вздулись жилы и голова медленно начала поддаваться. Ни хруста, ни щелчка не было, просто она повернулась вокруг своей оси и, лишившись опоры скелета, повисла на мышцах и коже. Вот только рогатку это не спасло, напротив, в последней рефлекторной судороге змеиные кольца сжались ещё сильнее.
Добрых полчаса ушло на то, чтобы распутать этот пульсирующий клубок и окончательно угомонить обезглавленное животное. Когда, наконец, с этим было покончено, Керн, тяжело дыша, уселся прямо на змею.
- Ну, ты... - было желание трёхэтажно выругаться, но в висках стучало и ничего достаточно выразительного в голову не пришло, да и рогатка выглядела так, что ругаться на неё стазу расхотелось. – Жива? Кости целы? – он встал на колени и осторожно прощупал её бока. – Синяки и ссадины к утру заживут, лишь бы рёбра не переломало, а то мы здесь надолго застрянем.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/Керн.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

+2

21

События развивались стремительно... по-первости. А потом... Потом до меня дошли пара важных моментов и одно циничное понимание.
Первое и основное - этому ремню-переростку грохнуть меня будет очень сложно, ведь кости этого тела... просто слишком прочны, а воздух мне теперь нужен уже в гораздо меньших объемах. То есть пока эта тварюга меня будет убивать удушением и переломами, я уже и покурить сходить успею. Можно вместе с изысканной одежкой из этой самой самобеглой (точнее, самоползающей) части гардероба любителя БДСМ. И это, кстати, наталкивает на еще всякие-разные мысли, которые я собираюсь претворить в жизнь.
Второе - если пресмыкающемуся меня грохнуть сложно, то мне - пресмыкающееся - легко. Время назад от моего кулачка пало смертью храбрых дуболомов дерево. Нормальное такое дерево. Это не говоря уже про такие полезные вещи, как огонь ото всюду, когти, копыта, рога и крылья, коими наградила это прекрасное и соблазнительно (и не только как основное блюдо) тело сама природа, сколь извращенной бы она ни была. Так что решить текущие проблемы у меня были не только силы, но и время.
Ведь это только в первые мгновения меня обуяла паника. А потом... Мозг заработал настолько быстро, что, казалось, мог бы обработать не только весь тот поток информации, что уже на меня падал, но и попутно решать логарифмы и сочинять стихи с музыкой сразу. В общем, вычислительных мощностей кочану моему хватало, а вот сами мысли были пугающе бесчеловечными. Ну нельзя так поступать, когда можешь не поступать. Но мне, по каким-то причинам, было все равно.
И это странно.
Именно на этом мы приблизились к последнему пункту произошедшего. Мне понравилось, что он (Керн, в смысле) меня спасает. Просто понравилось. Как бабе. Ведь каждой девушке приятно, когда ее хотят защищать? Вот и мне было очень... тепло на душе от того, как Керн ринулся на мою защиту. И ему, думаю, тоже понравилось ощущение нужности и своего места в происходящих событиях. И именно поэтому я просто жду и почти ничего не делаю все то время с момента, как заработали мои мозги, а не страхи, до момента, как он меня действительно спас.
А после этого... я аккуратно сажусь рядом с ним на его трофей и прижимаюсь к его плечу. Мне зябко и холодно от пережитого адреналинового всплеска, внутри бурлят эмоции, и я чувствую, что еще немного - и они найдут лазейку в защитной стене воли, срывая предохранители, которые установило мое сознание.
Я дрожу, и он чувствует мою дрожь, и тот вулкан, что полыхает внутри, сильно отзывается в его голове схожим каскадом из огненно-ясных чувств сожаления, боли, ненависти и голода. Голода не только физического, и даже не духовного. Греховный голод требовал выхода, но я пока еще держусь.
Пока еще.
-Мне холодно, Керн, - тихий шепот сам срывается с моих губ. И все четко расписанные планы не только о применении туши у наших ног, но и о том, куда эти ноги направить, рушатся в небытие. Ведь мое дыхание обжигало жаром страстей.
Не слушай меня, Керн! Пожалуйста...

+3

22

Глядя куда-то в сторону, оборотень молча обнял Кару за плечи. Он сам не раз и не два совал башку туда, где мог её и оставить, и, как и все более-менее вменяемые существа, конечно же, не хотел подобного исхода. Смерть пугала своей неопределённостью и необратимостью, но страх этот, всё же был вполне преодолим. Самому умирать было даже не столько страшно, сколько досадно, ведь жизнь порой такая приятная штука. Расставаться с ней не хотелось, но если придётся, то это ведь раз и всё. Отмучился сколько положено и нет тебя. Совсем другое, непривычно тягостное ощущение возникало, когда опасность грозила кому-то другому. Это воспринималось, как некая оплошность, недосмотр, будто ты рискнул тем, чем рисковать не должен был, чем-то, что тебе не принадлежит, и вина за несовершённый проступок давила, не давая вздохнуть нормально. Скверное чувство.
Керн всё же попытался. И вздохнуть, и избавиться от этого гнетущего ощущения. Он и сам не заметил, когда успел начать опекать обеспамятевшую рогатку и, самое главное, с чего бы вдруг. Прижавшуюся к нему непутёвую рыжую девицу трясло, видать хорошенько перепугалась, и оборотень развернулся к ней, обняв уже обеими руками. В конце концов, ничего непоправимого не случилось. А в такие моменты какая только ерунда в голову не приходит.
Вот у него, например, такие чу́дные и непонятные мысли скакали, что Керн даже не сразу заметил, что рогатка так и пышет жаром и трясёт её явно не от испуга. Золотые глаза прожигали насквозь и крупная дрожь передалась ему, но не внешне, а отзываясь где-то глубоко внутри.
- Нечасто встретишь девушку, чтобы понравиться которой нужно её придушить, - произнёс он, положил ладонь рыжей на шею и сдавил, не слишком сильно, но ощутимо.
Не смотря на всю свою силу и магию, демоница выглядела такой хрупкой и уязвимой. Кожа её была горячей, а по обе стороны от горла под пальцами Керна трепетали бьющиеся жилки. Звериная часть его натуры, как будто взбесившись, рвалась наружу. И почему-то он был убеждён, что сейчас с рыжей можно делать что угодно, что он имеет на это право. Осталось только придавить чуть сильнее, опрокинуть её на спину и воплотить всё то, что с самого утра вертелось у него на уме.
Но оборотни далеко не звери. И пусть по сравнению с другими урождёнными, Керн долго учился контролировать свою сущность, но, в конце концов, он всё же обрёл это умение. Привычно осадив распоясавшиеся инстинкты, он убрал руки и поднялся.
- Достаточно на сегодня приключений. До реки всё равно засветло не доберёмся, так что переночуем здесь. Это место не хуже любого другого. Сейчас соберу дров, выберем какую-нибудь полянку, разведём костёр и согреешься, - Керн хмуро глянул на рогатку и исчез в ближайших кустах.
Обойдя окрестности на сотню шагов вокруг, оборотень наткнулся на старый, наполовину ушедший в землю и поросший мхом ствол. Сам по себе он был не интересен, но на нём росли крупные древесные орхидеи, листья которых, скрученные в виде кувшинчиков, собирали дождевую воду. Как раз то, что нужно, учитывая, что пить здесь больше нечего. Сухих веток вокруг тоже было предостаточно и он просто сгрёб их в неаккуратную кучу, бросив сверху и те, что уже успел насобирать.
Можно было возвращаться к рогатке, но прямо сейчас этого почему-то делать не хотелось. Керн нашёл поблизости несколько крупных булыжников и сложил из них круг на поляне, ободрал с трухлявого дерева большой кусок коры, чтобы не сидеть на земле, а если соберётся дождь, что в джунглях случалось чуть ли не ежедневно, то его можно будет перевернуть и сделать укрытие. Всё это можно было сделать и после или не делать вовсе. Но он возился со всякой ерундой и думал, что только что упустил шанс, который может больше никогда не представиться. И пёс с ним. Керн любил женщин, но не так.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/Керн.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

+2

23

http://sa.uploads.ru/pNBLP.png
Керн... Миленький... Какой же ты умничка. Я тебя почти уже люблю.
Я смотрю за тем, как он двигается и куда двигается, а дрожь тела медленно уходит вместе с тем, как проходит всепоглощающая жажда, руководящая моими мыслями и желаниями. И я до сих пор не знаю, жажда чего поглощает меня с головой. Крови? Насилия? Секса? Убийств? Душ? Чего хочет это развратное тело, в котором я теперь нахожусь? Я не знаю. Я еще ничего не знаю о себе нов... ой? Все-таки я теперь женщина, как бы не хотелось мне другого.
И Керн, который так правильно ушел, оставив меня в одиночестве, и мне удалось, наконец, собраться с мыслями и думами. И это было невероятно сложно, матерь божья да черту на ночь. Ведь очень сложно заставить себя поверить, даже после двух дней, проведенных в этом теле, что я, сук, женщина. И женщина, сук, с такой фигурой, что упасть-не встать и членом землю рыть, аки плугом. А потом туда семян насажать.
Белых.
Кхм... правда, мне теперь это тоже не грозит. Это от меня народ падать в перевозбуждение будит, а не я - повторять телодвижения пубертатного подростка... Хотя, определенные предпосылки к тому, чем мне тут предстоит заниматься, я уже вовсю вкушаю полной ложкой. И, почему-то, от содержимого этой ложки сильно так несет. Я встаю, тру виски, пытаясь прогнать это ощущение гадливости от своих же поступков. И пусть мне кричат, что это мое тело творило. Оно, быть может и творило... Вот только, во-первых, оно мое уже МОЕ, а во-вторых, мне же, черт меня за ногу нахлестом во все щели, этого хотелось тоже.
Так что, как я понимаю, придется учится или контролировать свое повышенное либидо, или... расслабиться и получать удовольствие. Первый вариант - правильный. Второй же - простой... И, чувствую, именно является наиболее реальным, ведь я даже просто от мыслей об этом всем завожусь так, что между ног горит, а соски твердеют...
И они, сук, такие чувствительные, оказывается! А я и не знал...
Где тут в мыслях копирайт?
Вообще, спектр чувственных реакций и порог восприятия у женского организма (как минимум, моего теперешнего) простирается настолько шире узкого диапазона, доступного мужчинам, что мне даже как-то жаль теперь моих бывших коллег по полу... Это же, прямо говоря, печаль-беда, насколько они обделены настоящими нюансами цветов, запахов, осязательных ощущений... Они - калеки рядом с женским сверхчувствительным бумом.
И тут откуда-то из глубин подсознания и из-под массивных полукружий груди зазвучал глубокий грудной голос, полный какой-то странной тоски... А слова... да, давно это было написано. Еще ТЕМ мной, которого уже нет. Но в исполнении ЭТОЙ меня эта песня приобрела особый смысл, который оказался гораздо сложнее того, что вкладывалось в эти слова изначально.

Сделанный шаг никто не отменит,
Исчезнувший миг никто не вернет,
Бремя судьбы никто не измерит,
И панацею никто не найдет.

[indent] Но ты зажги в домах огни
[indent] Зажги и пусть они горят
[indent] Поверь есть место для любви
[indent] Поверь - Иисус не зря распят

Голос набирает силы, становясь каким-то потусторонне прекрасным, но слишком объемным для столь хрупкого тела. Казалось, он собирался заполнить окружающее пространство одним своим звучанием. Даже птицы умолкли, казалось, заслушавшись звучанием человеческой речи. А на каком языке я пою?..
Одним богам известно... Я и сама не понимаю.

Но повод ли в том понуренных взглядов?
Причина ли в том опущенных рук?
Или мы все боимся Икаров?
Или уходим от бренности мук?

[indent] Но ты зажег в домах огни
[indent] Зажег, и пусть они горят
[indent] Поверь есть место для любви
[indent] Поверь - Иисус не зря распят

Мысли наслаивались одна на другую, не давая мне прийти хоть к какому-то выводу. Так же и в песне куплет, казалось, идет отдельно от припева, иногда даже противореча ему. Но в действительности они - часть одного разговора. Просто там двое.
Кто эти двое?

Кто-то кричит нам: "Не бойся, а делай!"
Кто-то лишь молча отводит глаза.
Кто-то в огонь спасать шагнет смело...
А кто-то... положит мобильник в карман.

[indent] Но ты зажег в домах огни
[indent] Зажег, и пусть они горят
[indent] Поверь есть место для любви
[indent] Поверь - Иисус не зря распят

+3

24

До темноты ещё было время, но Керн уже стоял над будущим кострищем, мял в пальцах кусок волокнистого сухого листа и раздумывал, а не разжечь ли огонь прямо сейчас, как раз успеет. Конечно, это была несусветная глупость, возиться с камнями, когда можно просто подёргать рогатку за косички и поджечь от неё. Так было бы проще, логичней и разумней, но поступать разумно и логично отчего-то не всегда получается.
Весь сегодняшний день прошёл нелепо, легко и весело, а к вечеру всё вдруг сделалось таким сложным. Может в глубине души оборотень начал понимать, что рогатка для него это слишком, а может просто не встречал таких раньше и сам пока не решил, чего же он всё-таки хочет. Ну, помимо очевидного. С одной стороны, хотелось оставить её себе, но с другой оказался здравый смысл, который твердил, что ручных демонов не бывает. А значит, и думать тут было нечего. На цепь её не посадишь, хоть ей вроде и самой только того и надо, но пытались вон одни, видали мы, что с ними стало. Захочет – сама придёт, а не захочет... ну, не понравился, значит. На нет и суда нет.
Керн бросил измятый лист в будущее кострище, потом пригодится, развернулся и зашагал в ту сторону, где оставил рогатку. Сегодня он очень много думал, так много, что с непривычки аж башка загудела. Пора было с этим прекращать. Наверное, пришлось бы ещё поискать рыжую в зарослях, но тут она вдруг запела. Голос у рогатки оказался подстать всему остальному. Оборотень пошёл за ним, но чуток не дошёл, тихо остановился за кустами и прислонился к дереву.
Он стоял и слушал. Совершенно не разбиравшийся в музыке Керн не мог сказать, пела она хорошо или плохо, понятно или не очень, да и не всё ли равно, на самом-то деле. Зато он чувствовал, как песня проникает внутрь и задевает за что-то живое. Настолько, что даже глаза без причины сделались влажными. А ведь больше от песни ничего и не нужно.
И даже после того, как она закончилась, оборотень ещё постоял, собираясь с мыслями и настраиваясь выйти из-за дерева и поумничать о том, что, мол, нечего голосить на весь лес. Вышел, посмотрел на сидящую на земле рогатку и сказал почему-то совершенно другое:
- Я место для ночёвки присмотрел. Идём.
Он ухватил змею за хвост и поволок  в направлении заветной полянки, снова показывая дорогу. С такой ношей через подлесок пришлось не пробираться тихонько, а чуть ли не ломиться, благо, что напрямик до выбранного Керном места было недалеко. Но за этот короткий отрезок времени его угрюмое настроение совершенно выветрилось и вот оборотень уже с гордостью показывал свою находку.
- Это, кстати, ещё не всё, - заявил он, укладывая змею рядом с корягой. – Попробуй пока костёр разжечь, а я сейчас, - оборотень снова было ушёл, но тут же высунулся из-за дерева и наставительно поднял палец: - Только костёр! Никаких лесных пожаров, поняла?!
Конечно, учитывая её уровень владения магией, оставался хороший такой шанс, что вместо отдыха им придётся уносить ноги от разбушевавшегося пламени, но ведь если не делать, то и не научишься никогда. Пусть попробует, решил Керн, получится – хорошо, не получится – в лесу последствия всё же будут не такие разрушительные, как в каком-нибудь поселении.
Сам он сначала собирался подождать и посмотреть, что будет, ну, на всякий пожарный случай, но потом взял себя в руки и, демонстративно топая погромче, чтоб рогатка наверняка знала, что осталась одна, направился туда, куда собирался с самого начала. В подступающих сумерках слух привел его к расколотому грозой дереву, на котором висел неровный округлый плод, снаружи будто обёрнутый несколькими слоями пергамента. При ближайшем рассмотрении это оказался вовсе не плод, а улей диких пчёл.
Весной в лесу полакомиться особо нечем, зато всё цветёт и соты наверняка полнёхоньки. Керн влез на дерево с другой стороны, подобрался к улью и заткнул его входное отверстие пучком травы. Спрятавшиеся на ночь насекомые остались внутри и бешено зажужжали, но вылететь уже не могли, оставалось только отделить улей от ветки, перевернуть и налить туда воды прямо сквозь травяные стебли, пчёлы утонут, а мёд можно будет съесть. Будет им с рогаткой десерт, заслужили.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/Керн.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

+2

25

Песня закончилась, и вместе с ней - величие момента. И снова я - голая девка, которой руководит похоть и инстинкты посреди непролазных джунглей, сидящая верхом на дохлом червяке переростке. И впору снова невесело рассмеяться, да вот появился второй любитель эксгибиционизма,  говоря что-то про место ночевки. И мое привыкшее к комфорту двадцать первого столетия сознание завопило о том, что без кровати и одеялка спать я не смогу, а вот шикарное холеное тело, выросшее в реалиях средневековья и магии лишь пожало плечами.
-Хорошо, веди, Керн. Я за тобой, - и улыбка сама появляется на губах при взгляде на его немного нескладную худощавую фигуру.
Он потащил вперед анаконду, нарушая условную тишину окружающего пространства треском кустарников и матюками. А я... а что я? Я девочка! И ничего носить, кроме сумочки не обязана! И плевать, что в состоянии этот ремешок трехсоткилограммовый завернуть в узел и так и пожарить. Но это же мелочи, не так ли? Я вообще милая, добрая и глупая обладательница четвертого (или пятого?) размера груди и больших золотых глаз на симпатичном лице, и не должна отличаться умом и сообразительностью. И вообще я - рыжая!
Боги, за что мне это?..
-Ну а что... Неплохо, - осматривая наше новое прибежище, высказываю свое очень важное в условиях полного отсутствия понимания того, как организовывать походный бивуак, мнение. - Не хватает только люстры и интернета для идеального воплощения любых мечт наших даунгрейдеров...
Керн, наверно, не поймет всей иронии моих слов, но вот мне сейчас смешно до икоты. Жизнь меня зашвырнула в неведомые дали, в неведомое тело и заставляет творить неведомую херню... Тут до простой женской истерики остается совсем чуток. А уж к чему может привести истерика в этом теле - я даже думать боюсь. А еще больше боюсь прихода ПМС, о котором так много рассказано было моими опытными друзьями.
Когда ПМС у обычной девушки - это страшно. ПМС у демоницы... это реально северный пушной зверек должен быть. Впрочем, даже Керн уже понимает всю глубину песца, который я из себя представляю.
-Не беспокойся, не устрою, - махаю ему в след, хоть уверенности в моих словах было не шибко много. - По крайней мере, постараюсь.
Дождавшись, пока мысленный след Керна расстает в тенях деревьев, я хрущу костяшками пальцев, разминая их перед собой, и, хмыкнув, приступаю к играм с огнем. И огонь отвечает мне взаимностью, ластясь, как любящий кот, танцуя в моих ладонях, играя и отвечая моему зову. Это было странно. И восхитительно. Живое пламя горит прямо на моей ладони, но я лишь чувствую его тепло, но оно меня не обжигает, а будто нежно касается, как чуткие пальцы любящего человека.
И я любуюсь им, чувствую, как дикий нрав огня отражается в моих глазах, проникая в самые глубины души, ломая вековые устои и заставляя... Измениться? Но я не хочу! Я не хочу... Но кто меня спрашивает? И вот в груди разгорается... нечто. Глаза обжигает яростным пламенем, и они сами становятся им. Как и волосы. Как и то, что теперь заменяет мне само естесство. Я - демон. И огонь - это моя часть.
Теперь.
И пламя внутри стихло, сжавшись до огонька на кончике пальца, которым я и зажигаю этот очаг, должный греть нас и наш ужин. А в виске как будто маяк бьется. Призывает к чему-то. И я следую этому зову, не в силах сопротивляться. Как сомнамбула я иду туда, куда велит мне... что-то. Как робот или механизм наклоняюсь, разгребая листья, корни, отгребая камни с какими-то письменами, разламываю ящик, чтобы...
Достать оттуда огромный рубин, так хорошо подходящий к моим волосам. Казалось, что в рубине бьется какая-то сущность, и он будто пульсирует в моих пальцах. И, хоть мое сознание требует бросить это, но я не могу. Мне кажется, что этот рубин - такая же часть меня, как рука или нога. Я не хочу с ним расставаться. А он - со мной. И тут из него выплескивается... нечто, чтобы вскоре окутать меня пеленой неги, страсти и удовольствия. С губ срывается стон, а тело пронзает волна экстаза. Я извиваюсь, не желая противиться этой буре. Глаза мои закрыты, а руки ласкают саму себя...
Я ничего не контролирую...
Но потом все кончилось. И вот я стою посреди джунглей, и мое тело будто вдруг обрело вторую кожу. Я смотрю вниз и вскрикиваю.
На мне появилась одежда! Откуда?..
Почему?
Я слишком часто задаю этот вопрос в последнее время...
-Вот дела... - только и смогла я высказать свое мнение, рассматривая свое новое облачение... Длинный, пафосно драный черно красный плащ, перчатки без пальцев, доходящие до середины плеча, черное нечто с огромным рубином, отдаленно напоминающее топ, повязка на бедрах и высокие лакированные ботфорты на толстом каблуке, которому явно не место не только в этой местности, но и в это времени...
Но все это выглядело слишком... возбуждающе.
И это проблема.

Картиночки
Процесс

http://sa.uploads.ru/QoJqK.jpg

Окончание

http://sh.uploads.ru/CV7GF.jpg

Отредактировано Лэанкаре (27-03-2018 06:50:34)

+3

26

Негромко насвистывая похабную песенку про баронессу, муженёк которой отбыл в дикие земли, а за время отсутствия у него народилось четверо ребятишек, Керн вернулся на стоянку и не обнаружил на месте своего рыжего несчастья. Хотя костёр горел, змеюка лежала на прежнем месте и всё, вроде бы было спокойно. Ну, мало ли, куда девке отлучиться приспичило. Может по нужде отошла. Потому он, не слишком за это переживая, пристроил пчелиный улей между веток, влил туда воды и снова заткнул травяной пробкой, подбросил сушняка в костёр и собрался было освежевать змею, но как-то ему сделалось неспокойно.
Всё-таки рогатка очень уж непутёвая. Говорит вроде разумно, а делает… ох, что и как она делает, так даже и слова-то приличного не подберёшь, чтоб то обозначить. К тому же, и песенка как раз закончилась. Барон воротился из похода, признал в одном из сыновей своего изрядно помолодевшего любовника и всем остался доволен. Оборотень вывел последние аккорды, замолк и прислушался. Лес жил своей обычной жизнью, в быстро сгущающихся южных сумерках раздавалось множество звуков, но ничего тревожного Керн в них не уловил.
- Рыжа-ая! – позвал он. Ответа не было. – Тфу, так тебя и разэдак… надо ей имя дать какое-то, что ли, - проворчал оборотень, осматривая землю вокруг костра.
Искать следы в темноте, это то ещё удовольствие, потому пришлось больше полагаться на нюх. Благо, чем пахнет рогатка, ему было отлично известно. Керн пошёл за нею и вскоре нашёл свою рыжулю, с видом абсолютного довольства сидящую у свежевырытой ямы.
- Твою же мать!.. – начал оборотень, но потом вспомнил, кто у рыжей мама и решил, что на ночь глядя её лучше не вспоминать, да и вообще лучше не трогать, а то явится ещё. – Чего ты тут опять делаешь? В земле вон вся повывозилась и… ещё в чём-то.
Что это такое чёрное намазано на рогатке, Керн не знал, но подходить, а тем более трогать это не собирался, вдруг оно заразное. На первый взгляд походило, будто её взяли и по бёдра окунули в смолу, потом перевернули и то же самое сделали с руками, а под конец той же смолой нарисовали крест на груди. Особенно тщательно Керн присмотрелся именно к этой части тела и разглядел на шее у рогатки большой красный камень.
- Даже знать не хочу, где ты его прятала и что это опять за тёмное колдунство, - вздохнул он, в ноздри ударил неотвязно преследующий рыжую запах текущей самки, который сейчас почему-то стал особенно сильным, - и чем ты тут занималась, тоже, - добавил оборотень, хотя уже не так уверенно.
Морально он уже подготовился к тому, что у реки снова придётся отмывать эту непутёвую и едва ли это будет так уж просто. Но земля и смола это, в общем-то, не самое страшное, что могло с ней случиться. Вот же заимел себе развлечение, полудикую девицу. Хоть на поводок её сади, чтоб больше никуда не вляпалась, право слово.
- Идём назад, наказанье ты моё. Я есть хочу, - буркнул Керн и пошёл обратно к тому месту, где остались их костёр и снедь.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/Керн.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

+2

27

-Ты бы знал, как я хочу... - улыбка сама наползла на лицо от вида его удивленно-обреченной физиономии. - И чего я хочу, мальчик мой...
Подойдя поближе, я лишь подмигиваю ему и провожу пальчиком по его щеке, понимая, что опять во мне взыграло совсем не то, чего бы мне хотелось, но с демонической натурой особо не поспоришь, а она требует творить всякие непотребства и приставать к всяким оснащенным личностям. И это оснащение должно быть твердым и продолговатым...
М-да... опять куда-то мысли покатились не в ту степь.
-Прости... меня опять понесло, Керн, - пожав плечами, я прикрываю свою излишне открытую кожу длинным плащом и качаю головой, устало признав свою неспособность что бы то ни было контролировать. Да и желания особого у меня уже не осталось. - Пошли, поедим. Завтра дальняя дорога, которую нам еще надо осилить. А из анаконды можно сделать и хороший ужин, и, возможно, что-то еще. Кожа прочная и достаточно эластичная. Хоть не в этом ходить буду... - я показала ему свои эпично-эротичные обноски. - Это слишком для этой местности, я думаю. Как и для любой другой в этом мире.
Да, я хочу одеться. Бегать голышом, обладая столь убийственно тяжелым арсеналом женской красоты - это слишком сложно и неудобно. Сиськи, прямо говоря, мешаются. Надо их хоть как-то закрепить на теле получше. Да и прикрыть остальные плюс-сайз части моей новой фигуры тоже желательно. А то слишком... кхм... выдающиеся.
-Как ты относишься к змеятине на гриле, Керн? - улыбнувшись чуть менее нервно, чем до этого, спрашиваю у своего невольного спутника, пытаясь хоть как-то разрядить обстановку. - Я, наверно, смогу ее неплохо приготовить. Или ты умеешь готовить лучше, чем я?
Улыбка на лице появилась сама. И я пытаюсь говорить так, чтобы скрыть слишком глубокое дыхание, наполненное похотливой жаждой. Черт, ему надо срочно одеться. Иначе я прямо тут и сейчас на него накинусь со вполне обыденными желаниями... Хотя, сомневаюсь, что в этом мире принято среди женщин столь активно проявлять свои низменные предпочтения.
Остается только тряхнуть головой, накинуть на голову капюшон этого странного плаща и печально выдохнуть. Я уже почти умею отсекать чужие мысли и не лезть в чужие головы, но вот свои, думаю, транслирую в широком диапазоне. Потерев виски, я поднимаю золотистые глазища в надежде найти хоть какой-то якорь, чтоб отогнать от себя всю ту муть, которой так жаждет мое распутное тело.
-Керн, прикройся, пожалуйста... Или сегодня я тебя изнасилую. Или дождись этого момента. Тут уже тебе решать, - я невинно улыбаюсь, рассматривая длинные коготки на тонких пальчиках.

+3

28

Уже разглядев, что на демонице вовсе не смола, а какая-то одёжа из ткани, вроде эльфийского шёлка, в который любят затягивать ножки знатные дамочки, Керн всё равно едва сдержался, чтобы не дёрнуться от её руки. Всё-таки эта штука не внушала ему доверия. И то, что на ней надето тоже. Хотя, в змеиной шкуре рыжая едва ли будет выглядеть скромнее. Да хоть в монашеский балахон её наряди, хоть в мешок с дырами, ничего от этого особо не изменится, потому что дело тут было не только во внешности.
То, что с наружи, не выбирают, а вот то, что внутри, в смысле, в башке, а не в потрохах, это да, с этим беда. Оборотня настораживали именно "хочу – не хочу", постоянно сыпавшиеся из рогатки. То вроде хочет она мужика, а через десять минут уже не захочет и спалит за то, что самой же понравится. Остановилась бы уж на чём-то одном, было бы хоть понятно, что с ней делать. Впрочем, сейчас это было понятно и так. Надо пожрать для начала, а там видно будет.
- Вот приготовишь и попробуем, - кивнул он, раздвинул кусты и вышел на то место, где остались их невеликие пожитки, нажитые за сегодняшний день. – А со змеиной кожей делай, что хочешь. Выделывать её не сложно, но большой разницы в сравнении с нынешним твоим нарядом не будет, мне кажется.
Он подбросил веток в почти прогоревший костёр, раздул угли и уступил рогатке место, хозяйничай, мол, а я погляжу. И тут она выдала ему свой последний перл.  За те несколько мгновений, что Керн глазел на неё, пытаясь сообразить, серьёзно ли это или рыжая шуткует так, в голове у него пронёсся целый хоровод мыслей. Прежде всего, рогатка задела его самолюбие. Она ведь ни капли не сомневалась, что сможет это сделать. И от того, что сам Керн, в общем-то, был с ней согласен, становилось только обиднее.
Может быть, напялить на себя что-нибудь и имело смысл. Вот только что? Оборотень представил себя сначала в набедренной повязке из листьев, потом из змеиной кожи и расхохотался на весь лес, даром что скунс, а не гульрамский жеребец. Нет, рогатке, определённо, нужен было мужик, вот только он этим мужиком хотел быть всё меньше и меньше. Что и говорить, она умела будить жгучие и необузданные желания, даже ничего особо для этого не делая. Но такая уж штука огонь, чем ярче горит, тем быстрее выгорает, будь то обыкновенный костёр или вспышка страсти. Вот и у Керна перегорело за день.
- Ладно, - снисходительно согласился он, отсмеявшись. – Поужинаем, а после и с этим разберёмся. Сама же понимаешь, натощак ни сон не полезет, ни что другое. [AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/Керн.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

+1

29

-Ты прав, Керн... Ты прав, - такое ощущение, что я пьянею. От чего? От воздуха ли, или от близости с оборотнем - я не знаю. Но в голове вдруг стало так спокойно, и жарящееся на огне мясо змеи напоминало скорее о прошлом, которое осталось далеко позади, за поворотом междумирья, и я лишь вдыхаю ароматы, очищая себе голову от грязных мыслей и возможность наконец подумать нормально. - И... спасибо, что ты со мной.
В моем касании не было похоти. Даже толики страсти не было. В касании пальцев была лишь благодарность и привязанность, переданные мягкой дрожью кончиков и пугливым отдергиванием сразу после мгновения близости. Я не хочу больше поддаваться своему нутру демона. Я хочу быть человеком. И я надеюсь, что мне хотя бы пару часов удастся это сделать. А потом, когда он заснет, я рвану в небо, чтобы успокоиться. И чтобы не дать себе сотворить что-либо такое, о чем потом буду сожалеть. А я буду сожалеть, если что-то случится с Керном. Он мне слишком дорог.
Вот так вот и признаешься себе в том, что кто-то тебе вдруг становится слишком важен. Это еще не любовь, но привязанность и дружба - вот они, сидят на плечах, помахивая опахалами всяких невысказанных вслух мыслей. А внутри... внутри усталость и неведомый доселе страх, заставляющий мелко дрожать коленки, как у молоденькой девушки перед первой дискотекой.
Вот только дискотеки не предвидится. А лишь джунгли, работорговцы, войны, насилие и кровь. Я чувствую это всеми фибрами своей души и всеми порами нового тела. Подсознание радуется, ведь оно-то демоническое. Сознание - бьется в панике. А я в-целом - думаю... Просто думаю и хочу просто забыться.
И снова, под треск огня и тяжелые думы из груди рвется песня, написанная мной, но и не мной. Не здесь. Нигде...

Дьявол продал наши души.
Богу вновь нас не сыскать!
Карфаген уже разрушен,
Но мечту уж не унять!
Мир за шагом, шаг за миром -
Междумирье - как любовь.
Ты же был моим кумиром,
Ты же стал скульптурой вновь.

Мир без правых, мир без мнимых,
Мир опять бросает в дрожь.
Я шагал, шагал же мимо,
С неба же за мной шел дождь...

В Рим ведут ведь все дороги...
То - дороги в никуда.
Я раздал дары безногим,
А безгласым - дал себя
Варвар, лекарь, чернорясец
Иль ученый всех мастей...
Я - солдат из глупых басен.
Я - герой чужих кровей.

Войн без счета, войн без смысла,
Войн за правду и за грош
Видел я... и видел тризны...
Лил же слезы только дождь.

Казалось бы, это никак не имело отношения ко мне. На первый взгляд. А в действительности... Это же я и есть. Тот самый герой из глупых басен, о котором и поется в этой песне, написанной не здесь. И в груди стало еще тоскливее. Ведь я уже понимаю, что назад мне дороги нет. И лишь песни и воспоминания удерживают меня на краю пропасти... во ржи, хех.
-Прости, Керн. Еще раз... - втягиваю носом ароматы мяса и улыбаюсь, стараясь прогнать тяжелые мысли. - А наш ужин-то готов. Кушать подано, садитесь жрать, пожалуйста.

+2

30

Будто очнувшись, оборотень взглянул на неё и шмыгнул носом.
- Знатно поёшь. И при этом мясо умудрилась не сжечь. Талантище, - улыбнулся он. – Не переживай, рыжая, нормально всё будет.
Стянув кусок мяса с подобуглившейся палки, Керн покатал его в руках, подул и надкусил, хрустнув зажаристой корочкой. Горячее, говорят, сырым не бывает. Но сегодня вечером это утверждение проверить не удалось, мяско действительно пропеклось отменно. А огонь даже без специй придал столь необычному продукту вполне приятный вкус. Хотя может, дело было в том, что Керн проголодался. А то ведь, если не нравится еда, стало быть, вы сели есть на три дня раньше.
Пальцы залоснились от жира. Надо же, как такая вроде бы неторопливая ползучая тварь отожраться умудрилась. Оборотень проглотил кусок, посидел, прислушиваясь к себе, и вроде ничего необычного не почувствовал. Даже если змеюка и была ядовита, то их с рогаткой эта отрава не возьмёт.
- И хозяюшка, - похвалил Керн, засовывая в рот следующий кусок и протягивая ветку с мясом демонице. – Фама попробуй. И это… нввать тебя фсёже как-то надо, а то рывая, рывая. У меня были две знакомицы с севера, Зима и Урсула, у вас в характере что-то общее есть. Нет, не в характере даже, а в повадках, что ли. Ещё танцовщица была, Сограна, - он обрисовал в воздухе колоритный женский силуэт и снова захрустел змеиным филе. – Тоже… фигуристая, как ты, только чёрненькая. Да много хороших имён: Сабина, Селия, Иветт, Фета, Ирида, Вайрис. Вот последнее бы тебе подошло. Оно означает "воительница", вроде. Или просто "война"… Ты, когда бушуешь, ух, как похожа.
Он отвлёкся от мяса, вытащил из ветвей припрятанный улей, разломав его на куски, вывернул наружу вкусные соты, а потом снова вернулся к еде. Вообще, ел Керн не жадно. Пара дней не так много, да и сил он в эти дни почти не тратил, половину времени провалявшись в беспамятстве, а ещё треть проболев с похмелья. Но всё равно удивительно было, куда в него столько лезет. Будто на неделю вперёд отъесться решил.
- А вообще, мне один жрец рассказывал, что если нужен ответ на какой-то вопрос, то можно задумать его перед сном, чтоб не забыть, а потом задать первому из тех, кого встретишь в сновидении. Вот что он ответит, то и правда. Имени своего ты не помнишь, но может так получится его узнать? – Керн почесал макушку, окинул оценивающим взглядом остатки змеи и понял, что доесть её всё же не получится. – Спасибо, рыжик, накормила. А теперь надо что-нибудь придумать. Я же обещал, а мужик сказал – мужик сделал, верно ведь, - он снова почесал макушку. – Погоди, я сейчас.
Перевёртыш скрылся в зарослях папоротника, а вскоре оттуда выбрался кругленький, довольный собой и жизнью скунс. Керн давно заметил, что на его человеческую и звериную формф реагируют по-разному. Едва ли он заинтересует рогатку в таком виде. Чёрно-белый зверь потянулся и улёгся рядом с демоницей.
- Ну вот. Делов-то, - мысленно заявил оборотень, нагло положив голову ей на колени и уставившись в огонь. – Теперь и я одет, и ты выспишься как следует.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/Керн.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

Отредактировано Милена (07-05-2018 16:48:28)

+1

31

В ответ на его вопрос о имени я задумалась. Глянула на руку, затянутую в магическую перчатку, но даже сквозь непонятную ткань я видела письмена, покрывающие предплечье. И теперь я могу понять, что это. Имя. Лэанкаре. Странное, непонятно, необычное, не мое... Но и мое. Точнее, имя этого тела и той силы, что в нем спрятана. Спрятана во мне...
-Кара... меня зовут Кара, - шепчут мои губы сквозь дурман странных мыслей. Но потом голова проясняется, и я начинаю соображать чуть лучше, чем обычно. Но все равно хреново. Это же я. Ведь мне так и не понятно, почему нельзя говорить полное имя, которое огнем выжжено на предплечье. - Пусть будет Кара Вайрис - не худший вариант, мне кажется.
Съесть такую тушу было... несложно. И я, и Керн, как оказалось, отличаемся неслабым аппетитом. Ведь хороший аппетит - признак здорового растущего организма. Значит, мы как раз такие: здоровые и растущие. Молодые! Хотя не удивлюсь, если моей тушке окажется далеко за сотню. Демон же, и плевать, что сознанию только-только двадцать два исполнилось - это же мелочь. Будет очень весело встретить кого-то, кто знал мое тельце до того момента, как в нем объявился новый жилец. Интересно, как они отреагируют на это?
Думаю, ничего хорошего из этого не получится. Но было бы весело - это точно.

Огонь весело похрустывает, освещая раскрашенные черным и красным джунгли вокруг. Мы сидели, дожевывали мясо, и огонь согревал наши тела не хуже центрального отопления. Хотя вокруг и не было холодно, но круг света пламени давал какую-то защиту от окружающего. Пусть и эфемерную, но защиту. А ее так не хватает двум бездомным... нелюдям в глубинах странных и страшных джунглей вдали от какой-либо цивилизации.
Хотя, нужна ли защита тому, чей второй облик - зверь? Судя по его поведению - не особо. Этот пушистый выдавателей смехолюлей продолжает меня веселить всеми возможными и невозможными способами. Хмырь черно-полосатый.
-Да-да, теперь все хорошо, - просмеявшись, я нежно касаюсь губами его черного, влажно поблескивающего в свете костра носа и треплю его по холке, зарываясьв густую шерсть на загривке, и встаю, чтобы размять косточки после долгой трапезы. - Хорошо, я последую словам твоего жреца и крепко задумаюсь над важнейшим вопросом современности: кто виноват и что делать. Хотя это два вопроса... Многовато для моей женской головушки... Или нормально? Как думаешь?
Я улыбнулась, чувствуя касания теплого ветерка на почти голой коже. Скоро закончится этот день... Очередной день в шкуре самого сексуального и озабоченного оружия массового поражения в этом мире (сарказм и гипербола, но все ж). И я не знаю, как быть дальше.
-Ладно, спи, Керн. Я еще посижу. Мне еще не хочется... Пока я тут с огоньком посижу. Обещаю, колдунить не буду.
Хмыкнув, я умещаю свои слишком выпуклые выпуклости на наше бревнышко и задумчиво тыкаю подобранной палкой в огонь. Поднимаются искры, и мне становится как-то спокойнее. В моих мыслях наконец-то настает умиротворение, и я могу просто сидеть, смотреть на танцующие языки пламени и не думать. Тишина, спокойствие, нега.
И тихое сопение оборотня неподалеку.
Я прикрываю глаза длинными ресницами, качаю головой, криво улыбаюсь и... Мощным взмахом появившихся ниоткуда крыл взмываю в воздух, чтобы танцевать с облаками и парить в холодной прохладе небес. Чернота неба никак не нарушается пламенем моих волос, ведь они тоже стали темными, потеряв оттенки и былую яркость. Я радуюсь свободе и безмолвию. Я радуюсь...
Ночью все кошки серы...
Кто твою дорогу усеял серебром?
Ночью по улицам гуляют перед сном
Любови, Надежды и Веры.

Так я и играю с небом в догонялки до самого рассвета. И когда становится особенно темно, предвещая скорый восход, я, улыбаясь, камнем падаю вниз, чтобы снова оказаться около нашего бревнышка рядом с погасшим кострищем. Ночь была прекрасна. И я собираюсь сделать таким же день.

Отредактировано Лэанкаре (17-05-2018 18:16:10)

+2

32

Проснулся Керн с мыслью, что жить хорошо. В четвероногой ипостаси вообще всё воспринималось несколько иначе, проще. Да и о чём переживать? Тушка целая, брюхо сытое, иди куда хочешь, даже у рогатки имя появилось. А ещё оборотень понял, что какой бы Кара порой не выглядела сумасшедшей, но спать он рядом с ней не боялся. С таким характером демоница едва ли станет нападать на кого-то исподтишка, тем более во сне, она или при свете дня зубы пересчитает, или сначала разбудит, а потом уже башку оторвёт. Хорошо же.
Перевёртыш сладко потянулся, зевнул во всю пасть, напился из свёрнутого кувшинчиком листа, попутно опрокинув на себя содержимое ещё двух таких же, встряхнулся и решил пока остаться на четырёх лапах. День обещал быть долгим и жарким. Лес шумел на тысячу голосов и благоухал сотнями разных запахов.  Кара и Керн шли, придерживаясь прежнего направления и после полудня достигли берега реки. Элайда это или нет, однозначно утверждать было трудно. Слишком уж маленькой она выглядела для такой значимой реки, которая удостоилась быть отмеченной на карте мира.
Небольшую водную преграду просто перелетели, но следом за ней оказалась другая, побольше, потом ещё одна, совсем маленькая, и снова потянулись нескончаемые джунгли. Где-то на их бескрайних просторах путникам попалась какое-то разрушенное строение. Сохранившийся фундамент и часть стены, сложенной из грубо выточенных гранитных блоков. Своей лаконичностью находка внесла некоторое разнообразие в примелькавшуюся пестроту увитых лианами древесных стволов.
Потом Керн почуял гнездо сорных кур и долго копался там, нарыв дюжину яиц и насобирав на шкуру клещей. Треклятые насекомые! Он бы, пожалуй, проводил в звериной ипостаси куда больше времени, если б не они. А ближе к вечеру ещё и прошёл дождь. Короткий, яростный, как это обычно бывает в тропиках, он прокатился по лесу, намочил и растрепал кроны и умчался в неизвестном направлении. Хотя падающие на макушку капли ещё долго напоминали о его визите.
Теперь нужно было идти осторожнее. Росли тут такие травки, к которым прикоснись влажной кожей и ожог получишь. Перевёртыш раздвинул мокрые кусты, вывалился на другую сторону и обомлел. Прямо под его ногами начинался обрыв, изрытый ногами земляных вьюрков, а от него и до самого горизонта простиралась бесконечная водная гладь. Присмотревшись, можно было разглядеть только тонкую полоску противоположного берега.
- Мне казалось, тут будет уже. Такое расстояние пешком за целый день не преодолеть, а уж вплавь… - Керн уселся на краю и вдумчиво почесал задней лапой за ухом. – Будем строить плот или у тебя есть идеи получше?[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/ek1xojlimj1l90p/Керн%201.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

Отредактировано Милена (20-05-2018 12:49:04)

+1

33

Бегать по миру в поисках нового бытия - это отвратительно скучно. Явно не для меня. Не для новой меня, ведь и само слово "рефлексия" мне знакомо, как строчка в словаре, но не более. Чем больше я живу в этом теле, тем меньше во мне остается качеств, присущих тому человеку, которым я была (или, точнее, был... или как это теперь говорить? Как сложно с этой насильной сменой пола, блин...) в том мире. И кто я теперь?
Ходячая секс-бомба с тягой к насильной проституции и смертоубийствам. И мне это нравится.
Мне вообще нравится та свобода, которой наделил меня этот скачок во времени и пространстве, отменивший все возможные правила, запреты, установки. Даже нормы приличия - и те пошли по тому самому месту. И вот я теперь бегаю аки Ева, причем за веселым пушистиком, умеющем превращаться в человека, хочу, простите, трахаться и вообще довольна жизнью.
Ну еще прибухнуть можно для комплекта, но об этом остается только мечтать в долгом путешествии по джунглям... Так что просто шевелим ягодицами, улыбаемся и машем (зачеркнуто). Хотя и махать-то некому, поэтому я и бегу, волосы назад. Мои красивые рыжие волосы назад. И остается только смеяться, как дурочка и вспоминать песню группы Ленинград.
И где мои лабутены?.. А, точно, на мои точеных ножках. Подошва-то у моих сапожек кошерно красная, как и должно быть.
Да и от Сереги я бы не отказалась, знаете ли... В любом виде. Но лучше - голом. И во всеоружии, хе-хе. Но это мелочи жизни, опять же. А крупняк сейчас у нас приближается семимильными шагами в виде... Реки. Мы добежали до речки и теперь мой нелетучий черно-белый друг застыл, задавая вопрос о нашей дальнейшей судьбе. И вопрос этот был прямо как у классиков, только без первой части.
Что делать будем?..
-Есть у меня идеи, дорогой мой Керн... - сквозь смех и легкую примесь безумия говорю я ему, и за моей спиной распахиваются крылья, чтобы через мгновение поднять меня и оборотня, чье тельце уже зажато в моих когтистых лапах. Взлет наш оказывается быстрым и ярким. Пара мгновений, и мы болтаемся над серединой речки... - Ну вот полпути проделано. Готов к рывку?
И тут мощный порыв ветра сносит нас в сторону большой воды... И мне от этого только веселее. Черт, а я похоже окончательно сойду с ума... Или уже. Ведь меня это все только еще больше распаляет и заводит, хотя у нас тут вообще-то сильно внештатная ситуация с большими шансами летальных исходов.
Но это же, сцуко, весело!
И порывам ветра вторит мой смех. В это время крылья сильными взмахами нас все ближе подводят к целевому берегу, пусть и с сильным смещением относительно изначальной позиции, но нам без разницы, где приземляться... Наверно. Хотя аборигены деревень на том берегу могут считать по-другому. И судя по их беготне - это так и есть. Видеть они нас не очень-то и рады.

+2

34

С какой скоростью могут летать демоны? Как птицы? Как летучие мыши? Скунсы не летают вообще и единственное, с чем Керн мог сравнить эти ощущения, это со свободным падением. Сравнение было так себе, ощущения тоже. Стоило Каре взлететь, как сердце провалилось куда-то в желудок и того гляди, норовило выскочить через задницу. Оборотень попеременно то молился, то богохульствовал и, в конце концов, просто закрыл морду лапами. Демоны, они, конечно, сильные, но ведь и он зверь не мелкий. А ну, как уронит. Да об воду со всего маху. Размажет же.
Он уже раз сто успел пожалеть, что так много вчера сожрал, но Кара не уронила его, не размазала и даже не поцарапала. Они благополучно добрались до противоположного берега, где всё это запросто могли сделать местные жители. Те, кто селился на свободных землях, обычно были хорошими охотниками и рыбаками, но и воинами тоже были неплохими. Иначе тут просто никак. Особенно на самой границе с цивилизацией, ведь с другого берега реки чего только не приносило и беглых рабов, и преступников, и опальных аристократов. Теперь вот демона с оборотнем подмышкой.
Как бы то ни было, Керн был счастлив почувствовать твёрдую почву под ногами. Вот только вольные крестьяне оказались совсем не такими, каких он ожидал увидеть. Обыкновенное забитое мужичьё, будто и не покидали они приграничья крупных государств. Он даже задумался, а точно ли Элайду они пересекли. Может, перелетели через какое-нибудь озеро, не отмеченное ни на одной, из трёх виденных оборотнем карт. Или он просто позабыл о существовании этого водоёма. И чтобы это выяснить, хочешь – не хочешь, а придётся говорить с местными.
- Ладно, пошли, - облизав морду, кивнул он демонице. – Если что, ты Кара Вайрис, боевой маг в поисках заработка. Спросишь у них, нет ли тут каких монстров или хищных тварей, которых можно прикончить за умеренную плату, и народ сразу подобреет. То, что можно купить, их не пугает. Если спросят насчёт крыльев и прочего, скажи, что ты тифлинг. Это… такие создания, у которых одним из родителей был демон. Характер у них обычно буйный и внешность часто странная, так что в это поверят. И магия у них от родителей всякая бывает. Сойдёт, в общем. Про то, что ты демон помалкивай. У вашей крови и разных частей много всяких чудодейственных свойств. По крайней мере, так говорят. Всякие колдуны и алхимики большие деньги за них платить готовы, больше чем за драконьи даже. То, что можно продать, тут тоже любят, но в том смысле, в каком тебе не понравится. – Керн почесал загривок задней лапой. Проклятые клещи! – А я, значит, просто... ну, питомец, как бы.
За то, что кто-нибудь признает в нём оборотня, Керн не беспокоился. Ни разу ещё такого не было. Оборотней представляют волками, тиграми, медведями или ещё чем-то таким же хищным, большим и сильным. Ну, вороном, летучей мышью, собакой или лошадью, в крайнем случае. Чтоб непременно глаза горели и слюна из пасти капала. Но вот слона, корову, хорька или скунса увидеть не ожидают. Так что на этот счёт можно быть спокойным и с наступлением темноты смело тащиться в деревню, рыться в мусоре и выпрашивать лакомства у ребятни. Главное, от взрослых подальше держаться, чтоб вилами в бок не схлопотать. Оно не смертельно, конечно, но приятного всё-таки мало. Хотя рядом с Карой его навряд ли тронуть посмеют.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/ek1xojlimj1l90p/Керн%201.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

Отредактировано Милена (03-06-2018 18:28:48)

+1

35

Так... Теперь у меня есть питомец, работа и какое-никакое прикрытие. Звучит все это бредово, но суеверные людишки вряд ли будут пытаться проверить мои слова, потому что встретить демона в чистом поле - это плохо, как я понимаю. Особенно, вспоминая, что я устроила, когда только освободилась из той клетки. Сильно кровавенько получилось. Сомневаюсь, что даже толпа крестьян полезет на одну единственную меня, ведь с большой долей вероятности я разорву эту толпу в мелкие лоскуты и кровавые ошметки...
А мне этого не хотелось бы.
Наверно.
Поэтому я лишь киваю в ответ и посылаю мысленное подтверждение того, что я понимаю совет своего проводника в этом мире. Его опытом пренебрегать не стоит, поэтому я буду внимательно слушать и скурпулезно исполнять то, что он говорит... По крайней мере, ближайшие минут двадцать-тридцать, пока снова что-нибудь в голову не ударит. Возможно, что-то желтое и жидкое... Хотя это, конечно, плохая идея. Но свисток в чайнике моей головы уже давно надрывается как дурной. Все-таки пересадка мужского сознания в женское тело с конкретными такими искажениями в подсознании - это прям квест.
И я сейчас пытаюсь найти из него выход.
-Хорошо, я готова строить из себя какого-то там мага в поисках работы, - шепотом говорю я, медленно планируя в сторону основного скопления людей. В последний момент перед приземлением вокруг нас вспыхивает пламя, закрыв нас от взгляда людишек, чтобы скрыть перевоплощение обратно в человеческую форму. Мои одежды были достаточно эпатажны... для любой местности, чтобы отвлечь думы людей от каких-то несущественных моментов вроде исчезнувших крыльев, рогов и копыт.
-Приветствую! - вытащив из их голов здешний диалект, я с легким акцентом заговорила на понятном им языке. - Я Кара Вайрис... Маг по найму. Ищу работу.
На этом я  заканчиваю представление своей персоны, посчитав, что все остальное будет лишь оправданием или выглядеть таким образом. А мне надо производить впечатление и разбрасываться пафосом, что в моих сверкающих одеждах черно-красной гаммы было достаточно просто... Особенно, когда сиськи так и норовят выскользнуть из страстных объятий топа, но тот всеми силами не давал им это сделать. И эта завораживающая борьба многим мешала сосредоточиться. О чем мне отлично сообщали их мысли.
-Да, конечно, госпожа Вайрис... - собравшись с мыслями, выступил вперед один из самых толстых встречающих с толстой книгой в руках... - Но для начала... прошу вас к нам в гости.
Так просто? Не верю. А потом в их мыслях я чувствую кое-что еще. И вот это мне сильно не нравится. Понесло со всех сторон с хорошим таким привкусом дерьмеца высшей пробы неприятностями. Причем, крупными. С отваливающейся от костей плотью. "Слышишь, Керн? - я отправила свои предчувствия оборотню. - Похоже, у них действительно есть проблемы, которые они как раз хотят решить нашими руками". А вот подробностей, почему-то, из их голов я выловить не могу. И это вот - очень странно.
Видимо, я уже привыкаю к тому, что дают мне способности нового тела. А когда они дают сбой - это нервирует.

Но ответов нам ждать недолго, ведь до деревушки и идти недалеко - всего-то около получаса. И с каждым шагом настороженное молчание все сильнее давит на плечи, заставляя понять, что дела тут не просто плохи, а катастрофически плохи. И я чувствую, как лучики надежды вылазят из-за черных туч страха. И кое-что начинаю видеть в их головах. Пропажи. Смерти. Боль.
Мы умудрились угодить в самый эпицентр проблемной зоны, где пропадают люди, а те, кто их ищут, оказываются убитыми и подвешенными вверх ногами на воротах с содранной заживо кожей. Милые картинки, однако. И почему я не испытываю отвращения от их вида? Странно. Но все это я добросовестно передаю Керну, чтобы он знал, во что мы умудрились вляпаться. Старательно замытые потеки крови на воротах тына, показавшегося из-за поворота, легко различимы, если знать где и что искать.
"Вот мы вляпались, - мысленно говорю я специально для оборотня. - Похоже, тут нас чуть ли не как спасителей собираются встречать. Вот дерьмище-то..."
Но пока нас отводят в постоялый двор, где усаживают за стол, на котором начали появляться одно за другим явства. И на мое удивленное вскидывание брови здешний бургомистр ответил лишь нервным подергиванием головы, а в его мыслях явственно звучало желание задобрить магичку перед тем, как просить о чем бы то ни было. Видимо, дела очень плохи, а денег - и того меньше.
-Без платы не работаю, - коротко говорю я, предвосхищая дальнейшие обсуждения. - Если есть, чем заплатить, тогда и будем разговаривать.
"Какие мысли, хвостатый? - снова обращаюсь к своему товарищу по несчастью. - Будем узнавать, что за хрень происходит. Или просто свалим?"

Отредактировано Лэанкаре (10-06-2018 19:53:52)

+2

36

Деревня была большая, в полсотни дворов, наверное. Даже кабак свой имелся. Ну, как кабак?.. Скорее что-то вроде общинного дома, то есть большой, относительно чистый сарай с очагом, столами, лавками и пирамидой пивных бочек в дальнем углу. В общем-то, при желании можно даже городом называть, потому что всё поселение было огорожено бревенчатым частоколом. Жили все более-менее ровно. По крайней мере, подворья старосты, если таковой тут имелся, Керн сразу отличить не смог. Народ с виду откровенными бандитами не выглядел, скорее это были немного охотники, немного рыбаки, немного земледельцы, ну, и самую малость разбойники, куда ж без этого.
Перевёртыш семенил за набежавшей встречать незваных гостей толпой и, пользуясь тем, что от зверя никто особо не таился, с интересом прислушивался. В поселении, которое называлось Варьежи, явно творилось что-то неладное, но что именно так сразу было не разобрать. Потому, продолжая свою разведывательную деятельность, Керн заел пережитый в полёте страх половиной вкуснейшего рыбного пирога, запил щедро выделенной ему миской молока и завалился на спину под столом, у ног Кары, изредка с сожалением поглядывая на пивные бочки и стараясь не нарушать легенды про ручного скунсика рыжей красотки.
Картинки, вынутые демоницей из голов селян, ему откровенно не нравились, да и ввязываться в чужие проблемы оборотню не шибко хотелось. Можно было обзавестись едой, одеждой и, наплевав на всё это, отправиться дальше. Отыскать место поспокойнее или вообще уйти в центральные земли, в большой город, где много вина, женщин, разжиревших богатеев и никто его не знает. Но с другой стороны, что выпить нашлось бы и здесь, девки были пусть нечета городским, но тоже справные, да и своя у него имелась, причём такая, энергию которой требовалось направить в мирное русло. Ну, пусть не в мирное, едва ли это возможно при её-то вкусах, но хотя бы в полезное.
- А ты, в смысле, думаешь, что дальше в неизведанные земли будет лучше? – осведомился он, валяясь на спине и созерцая демоницу с нового, внезапно оказавшегося весьма интересным ракурса. – Власть герцогов на этот берег реки не распространяется вовсе не потому, что он далеко, а потому что здесь такое творится, что удержать её они не в состоянии.
Мимо прошла одна из девушек с большим медным блюдом, на котором горкой была уложена мелкая жареная дичь, и Керн отвлёкся, глубоко вдохнув манящие ароматы и того, и другого, проводил взглядом чумазые стройные ножки и подумал, что, пожалуй, погостить тут стоит не только ради того, чтобы найти достойное занятие для Кары.
- Денег у этих людей, скорее всего, нет. Не нужны им деньги-то, тратить их здесь негде и не на что. Но золотишко они, наверняка, моют. Или камешки. Или ещё что. Не просто же так они именно в этом месте обосновались. Ну, если уж совсем с этим туго, то можно натурой взять, - оборотень снова кинул взгляд на мелькнувший мимо стола девичий подол. – Едой, одеждой, оружием. Слыхал я, тут порой можно очень редкие и ценные вещички встретить, которые с трупов таких же как мы путников сняты. Да и вообще, мы с тобой к этому городищу не привязаны, уйти в любой момент сможем. Давай хотя бы разузнаем для начала, что тут делается и чего от нас хотят. И это... - чёрный нос оборотня появился меду коленей демоницы. - Там со стола сыром пахнет, что ли? Дай кусочек.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/ek1xojlimj1l90p/Керн%201.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

Отредактировано Милена (18-06-2018 03:42:58)

+1

37

Слушая мысли своего коллеги по несчастьям, создаваемым одной единственной рыжеголовой особой, я лишь улыбаюсь. Мысленно, конечно. Иначе реноме серьезного боевого мага не сохранить. И пофиг, что магией я пользуюсь... ну дня два. Керн не собирается сваливать сейчас. И мне не советует. Значит, будем продолжать этот фарс и делать вид, что я та, за кого себя выдаю. Сняв со стола несколько кусочков сыра побольше, я скидываю их своему спутнику под стол под внимательными и заинтересованными взглядами собеседников, а в их головах явственно светятся мысли: "Вот же маги долбанутые! Ладно бы тигр там, кошка... летучая мышь или хотя бы сова! Но нет же! Скунс! Да и сама распутнее шлюх одета. Вот бы ей..." Обычно, на этом моменте мысли заканчиваются, разрушенные внимательным взглядом золотых глазок с вертикальными зрачками.
Моих глазок.
-Итак, - негромко говорю я, отправляя кусочек мяса в рот.
-Что?.. - от удивления вздрагивает староста, возвращаясь из мира грез, где он меня буднично берет на сеновале. Скучный такой... Я бы ему столько разных идей предложила, будь у меня желание. - Да-да! Точно... Нас третий месяц грабят, госпожа...
-Вайрис. Кара Вайрис, - напоминаю я ему, хотя его взгляд упорно соскальзывает с моего лица на грудь, очищая его голову до кристальной чистоты. Я вздыхаю и перекидываю плащ так, чтоб он прикрыл излишне оголенные достоинства. - Как это понимать? Кто грабит?
-Призраки, госпожа! - крикнул кто-то из-за его спины. - Чудовища из темных руин! Они требуют наше золото и самых красивых женщин...
-Заткнись, Санх! - рявкает на вылезшего поперек батьки староста, снова став почти самостоятельным, выбравшись из тенет гипнотических полусфер. И, сглотнув, он начинает говорить почти нормально. - Хотя, конечно, этот бурдюк с вином прав - нас уже три месяца грабит банда из призраков. Сегодня ночью они снова придут к нам. И, если мы не отдадим дань, - наша деревня будет уничтожена, как и несколько до нее.
Сам староста не совсем верил, что те, кто к ним приходит, призраки или какие-то потусторонние существа. Но зверства... о да, ребята знали толк в насилии. От картинок, что показывала наконец открывшаяся память человека напротив, Пашка бы уже блевал где-нибудь в подворотне. Кара же лишь задумчиво перещелкивала их, как диафильм без сопровождающей пластинки. Но пара интересных моментов была отложена на полочки в памяти в виде памяток: вешать людей на кишках других людей, заставлять жрать мясо друг друга, убивать совокупляющихся людей одним колом насквозь...
-Интересно... И что же вы хотите от меня? - вздергиваю бровь в вопросе. - Найти ваших ночных гостей и уничтожить их? Какова плата?
О-ох какой деловой тон-то? Мне бы в том мире уметь так говорить - не пришлось бы прозябать за копейки! Но чего нет, того нет...
-Слушай, Керн, а сколько имеет смысл просить в случае охоты за призрачной бандой? - это я мысленно обращаюсь к моему гуру здешних обычаев. Ведь кто, если не он, укажет мне верный путь?
-Да, госпожа Вайрис, - твердо говорит староста, а сам кладет на стол кошелек с чем-то сыпучим. Впрочем, догадаться легко - золотой песок, что он мне и показал, открыв горловину. Граммов так двести, а может, триста. Серьезный клад даже по меркам того мира.
-А ты что скажешь, Керн? Нормальная цена за наши услуги?

+1

38

Схарчив сыр, оборотень лизнул Каре руку и снова повалился на бок. С ответом он не спешил, прикидывая и подсчитывая в своём полузверином уме, что за карты сдала им судьба. Банда призраков это хорошо. Звучит, в смысле, хорошо. Трепет внушает. Кто бы до этого ни додумался, башка у него явно не дерьмом набита. Хотя сей коричневой запашистой субстанции в этой истории хватало.
Нет, убивать призраки конечно могут, ещё как. Вот только грабежами им заниматься ни к чему. Первым и самым очевидным вариантом Керну показался некромаг. Тот мог бы заставить недомёртвых тварей на себя поработать. Но тогда призрак, скорее всего, был бы один. И этого бы за глаза хватило, чтоб напугать жителей до мокрых штанов. А тут…
- Ну, - наконец, вдумчиво начал он. – Сколько б ты взяла за зачистку древних эльфячьих руин с ловушками и всяким таким, в которых обитают от пяти до пятнадцати ублюдков, как минимум один из которых маг? Хотя… пятнадцать, это я погорячился. Такую толпу даже в руинах скрыть непросто. Всё равно какой-нибудь вылезет по пьяни или глупости. Да и кормить их надо, опять же. Человек семь-десять, скорее. Маг иллюзий. Может быть, ещё какие есть, но едва ли выше добротных середнячков в мастерстве. В общем, сдаётся мне, те призраки очень будут на меня похожи. Ну, и сволочи они изрядные, сама видела. Так что вполне нормальная цена. Но можно и ещё чего с горожан вытрясти. Тебе ж по сути за избавление от страха платят, если всех тонкостей им не объяснять, то страху больше, а стало быть и цена выше.
В животе сыто заурчало и перевёртыш подумал, что призраки эти тем ещё сволочи, что назначили день уплаты на сегодня. Нет бы дня через три. Или завтра хотя бы. Поесть бы, вымыться, выспаться как следует, сходить бы днём к эти развалинам. Но делать нечего, сегодня, так сегодня. И дальше мысли оборотня потекли совсем в другом направлении. Он прикидывал, чем сможет быть полезен Каре, но так и не решил, в каком виде от него будет больше толку, и пока остался как есть.
- А ещё я думаю, что ночи дожидаться не стоит. Нас, наверняка уже видели, а то может и здесь какой-нибудь соглядатай толкётся. Идти, так сейчас.
Нельзя сказать, что Керн чувствовал себя шибко уверенно, но и тянуть тоже смысла не видел, если и бить кому рожу, то на своих условиях и по светлу оно всё-таки сподручнее.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/ek1xojlimj1l90p/Керн%201.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » За перекрестком новой жизни