http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/85053.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/48012.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » За перекрестком новой жизни


За перекрестком новой жизни

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

10 мая 10605 года.
Леса Гульрама. Утро. Приятно теплое и яркое солнце. Одуряюще пахнет жизнью.

Начало истории

Боль...
Раскалывающаяся голова...
Голод, разрывающий нутро и пожирающий все мысли чуть ли не до самых глубин сознания, оставляющий лишь отголоски человеческих чувств и бушующие инстинкты. Тело движется само, не давая мозгу даже возможности хоть как-то проконтролировать процесс. Голова была лишь поставщиком зрительных, обонятельных и слуховых образов, но никак не управляющим центром, ведущим активную работу.
Зеленое марево листвы. Деревья, скрывающие за своими толстыми сочными стволами юркую живность. Пронзительно чистый воздух, наполняющий легкие силой. Перестук чего-то. Тонкие пальцы с длинными когтями. Прыжок за прыжком. Тело несется вперед, выискивая что-то, что может хоть ненадолго заглушить голод, зовущий его вперед.
Чей-то рык.
Хлесткий удар в ответ. Страх бьет по ноздрям приятным ароматом. Тонкие пальцы смыкаются на горле, погружаясь в белый с оранжевым мех. Брызжит кровь, чей солоноватый запах одуряюще бьет по нервам, заставляя прижаться к жертве лицом, чтобы с вожделением слизывать живительную жидкость, упиваясь ужасом, исходящим от жертвы.
Еще одно движение, и внутренности каскадом выпадают из одним взмахом выпотрошенной, но еще живой жертвы. Пальцы сжимаются на еще бьющемся, пусть и с каждым ударом медленнее, сердце. Последний удар оно совершило уже вне тела за мгновение до того, как острые зубы смыкаются на еще теплой плоти, а из горла вырывается утробное рычание освобожденного зверя.
Кусок за куском красная ароматная мякоть, разбрызгивая алую, раздирается, вырывается, пожирается, заставляя от непередаваемого вкуса сходить с ума. Алкая кровь, как лучшее вино, вкушая мясо как самый изысканный деликатес, наслаждаясь безумием дикой охоты и не менее дикой трапезы... Все чувства вопят о пресыщении. Все мысли спутались в ком. Все знания оставлены за поворотом жизненного пути...
Взмах крыльев и лес остался где-то внизу, размазавшись в зеленое поле без конца и края. Деревья снова растворяются, только в этот раз в голубом мареве небесной выси. Полет завораживает. Полет вызывает бурю восторга. Прохладный ветер приятно касается голой кожи. Облака кристалликами воды ласкают тело. Тишина и бесконечность дарит чувство настоящей свободы.
Свобода пьянит.
Свобода заставляет смеяться. Дико. Без ума и памяти.
Без страха и сомнений.
Но тут что-то обжигает, будто огнем. Изнутри. И снова в голове появляется что-то, кроме пьянящей и безудержной беспечности хищника. Мысль разрезает всю красоту момента, ударяя молотом по наковальне обыденности.
Такого не может быть... Я не умею летать!
И тело камнем падает вниз. Лишь в самый последний момент тормозя. Инстинктивно. Бездумно. Вопреки сознанию и мыслям. Вопреки крику, исторгающемуся из груди. Над самой водой широкой реки. И смертельный удар о водную гладь превращается в болезненный нырок. Тело, привычное к плаванию, легко выбирается на берег. Опять же, не благодаря мыслям, а вопреки им.
И тут же замирает на краю, среди трав, спускающихся к самой воде. Ведь среди цветов и стеблей оказываются не те руки. Не те ноги. И тем более... Длинный хвост и кончики крыльев по краям зоны зрения - это вообще было совсем не то, что можно было ожидать. Шатаясь и с трудом преодолев сопротивление тела, бреду до воды. Чтобы в очередной раз чуть ли не завопить от...
Ужаса!
В ломанном зеркале воды отражалось совсем не то, что можно было ожидать. Длинные женские ноги, заканчивающиеся острыми копытами, переходили в женский таз... Дальше шел идеальная линия талии и плоский животик с легко заметным мышечным рельефом, переходящий в упругую, пусть и немного тяжеловесную грудь. А дальше начиналось самое сложное... Ведь дальше моему взору открылся вид на красивейшее лицо с пылающими золотом глазами и рыжими волосами, спадающими чуть ли не до самой задницы.
Крылья, когти, рога, зубы, потеки засохшей крови, напоминавшие о былой трапезе, - это все отступало на второй план по сравнению с этим великолепием.
Ведь эта... демоница... это не я!
НЕ Я!!!

Упав на колени рядом с водой, я смотрю в свое (свое ли?!) отражение и не верю... Ничему не верю! Такого не может быть... Но тонкие пальцы, касающиеся воды, - я их чувствую. Именно они и передают так точно и детально каждое касание жидкости моей кожи. Все чувства взвинчены до невероятных высот, я вижу и слышу много больше того, что было раньше. Но... Опять же... Что это?.. Почему это со мной?!!
Я плещу водой в лицо, стараясь проснуться, очнуться от кошмара, но руки задевают за рога. И я понимаю, что из этого кошмара так просто не вырваться... И со злости ударяю кулаком в слишком красивое отражение. Неправильное. Чужое. Это не я!!! Эта мысль раз за разом вертится в голове, но чем больше я ее думаю, тем меньше остается сомнений. Ведь и мир вокруг - не мой. Не серая смесь стекла и бетона, щедро покрытая отходами производств. Нет. Зеленый массив могучего леса, что меня окружает... Его нет нигде поблизости от моего дома.
Где я?
Кто я?..

-Что это за дерьмо такое?!! - вырвался из моей груди яростный рык, совершенно не похожий на мой прошлый голос.
Гнев вскипел внутри, вырвался, как лава из вулкана, и тут же вокруг зашипело, запарило, будто я в бане стою... Или в центре гейзера... Или мое тело горит! Огонь вился вместо волос, копыта раскалены до красна, вода, касаясь нечеловеческого тела, испаряется, как в кузнице от заготовки. Но меня это не трогает, ведь мой гнев лишь сильнее распаляется с каждым мгновением...
И ярость, что полыхает внутри, выплескивается наружу всесокрущающим пламенем. Пар, дым, чад... И пепел.
Запах страха бьет по ноздрям. В этот раз страх имеет особенный привкус осознанности. И вот тело уже с легкостью преодолевает расстояние до новой жертвы, которая уже скована не просто ужасом, но и длинным гибким хвостом, медленно сжимающим свои объятия кузнечного пресса, расскаленного достаточно, чтобы прожигать плоть.
Крик. Человеческий. Прерванный яростным и победным рыком. И вот... в моих руках оказывается оторванная голова, которая слишком легко отделилась от тела вместе с куском позвоночника. В остекленевших глазах застыл ужас. И отражение...
Мое отражение?..
Боль пронизывает все тело. Я падаю на землю. Стон вырывается из груди. Рядом со мной обезглавленное тело женщины. И из груди доносится тихий всхлип, переходящий в вой. Это не я!!! Так и хочется кричать, но нет уже сил. Казалось, вместе с яростью из меня выкачали все соки, и я, подрагивающей кучкой плоти валюсь рядом со своей (что отвратительно сильно бьет по нервам и сознанию) жертвой.
И я слышу чей-то крик на непонятном языке. И боль стегает по изможденному телу. Но это все - где-то там, за стеной из самоосуждения и непонимания.
Кровь на моих руках... Кровь человека!..
И тут меня накрывает тьма, отгораживая сознание от нечеловеческой вины и торжествующего воя подсознания. И вместе с тьмой чувствую касания чего-то жгущего. И при этом - мягкого.

***ВАЖНО***
Кару накрыл откат. Ее схватили работорговцы, кинули в клетку, опутав магической сетью, не дающей ей вовсю пользоваться магией и сильно ослабившей физически. Некоторые возможности к менталу остались, так что мыслеречь ей еще доступна. Пока она без сознания. Караван двинулся к Гульраму.

Отредактировано Лэанкаре (08-01-2018 16:59:26)

+3

2

Керн из Тормунда

Имя: Керн из Тормунда.

Возраст: 32 года.

Раса: оборотень-скунс.

Род занятий: ныне мошенник и вор, в прошлом слуга, ещё ранее бродяга и тоже вор.

Внешность: Черноволосый и черноглазый ещё молодой на вид мужчина. Радужки глаз крупнее человеческих, из-за чего порой кажется, что белков нет вовсе, и глаза выглядят, как два чёрных провала. Особенно это заметно, когда Керн злится или нервничает. По той же причине в благодушном настроении он становится похож на какого-то мелкого зверька, хорька или куницу. Волосы густые и прямые, впереди стрижены коротко, чтоб не мешали, сзади отросли и завязаны в низкий хвост на затылке. Щетина не растёт. Её отсутствие, как и не совсем обычные глаза, следствие давней примеси нелюдской крови, но никаких других последствий это не вызвало. Смуглая кожа, впалые щёки, острые скулы, крупные уши и нос. Большой, не совсем ровный рот, хотя этого никто не замечает из-за живой мимики. Высокий рост, сухощавая, немного сутулая фигура. Привычка постоянно жестикулировать при разговоре. Одевается предпочитает хорошо, но не вычурно, при отсутствии такой возможности носит, что есть, но всегда чистое.

Особенности характера: Пожалуй, при первой встрече с Керном, он создаёт впечатление любителя больших компаний и весьма разговорчивого малого. При некоторой грубости черт у него подвижная, выразительная мимика, быстрая речь и говорит он, действительно, много. Но на самом деле, Керн скрытен, а его разговорчивость лишь намеренно приобретённая манера общения. Он склонен к преувеличениям, остёр на язык, порой откровенно бестактен и охотно упражняется в мастерстве насмешек и издевательств. Но если присмотреться, то взору предстанет совсем другой человек, себе на уме и с двойным, а то и тройным дном в простых грубоватых шутках. Он расчётлив и осторожен, из-за чего порой сам становится себе противен и с головой бросается в какую-нибудь авантюру. Так и живёт из крайности в крайность. Керн неглуп, мало-мальски обучен грамоте счёту и письму, но до знаний не жаден. Зато упрям, зол, завистлив далеко не белой завистью, и скверно относится ко всем, кто в чём-то превосходит его, особенно если этим превосходством кичатся. Любит добиваться своего и бывает тщеславен, но если риск становится слишком велик, то скорее откажется от задумки, чем поставит на кон свою шкуру. Особенно, если будет иметь достаточно времени всё обдумать. Никогда не признаёт ошибок. Неправым может быть кто угодно, только не Керн.

Способности
- немагические умения и способности: Неплохо управляется с одноручным мечом, хотя для него это слишком дорогая вещь. Зато топором, ножом, куском цепи, выломанным из забора дрыном и всеми прочими подручными средствами, кои можно превратить в оружие владеет отменно. Умеет ездить верхом, знает кое-какие охотничьи приёмы, разбирается в хозяйственных делах. В лесу с голоду не помрёт, но всё же предпочитает город. Там он тоже весьма недурно умеет охотиться за чужими кошельками, вскрывать замки и обчищать карманы.
- магия: школа иллюзий (на низком уровне).

Оружие и артефакты: Сейчас гол как сокол и не имеет не то что оружия и артефактов, а вообще ничего, кроме штанов.

[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/%D0%9A%D0%B5%D1%80%D0%BD.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]
Первой мыслю, что забрела в гудящую, словно набатный колокол, и такую же тяжёлую башку было: "Как же я вчера так надрался?.. И главное – чем?" Муки похмелья Керну приходилось испытывать и прежде, но каждый такой случай был особенным, если не сказать уникальным, потому что тощее тело оборотня переваривало себе на благо почти любую отраву. Впрочем, было бы желание, как говорится, а способ сыщется.
Несколько минут он тяжело сопел, безуспешно пытаясь оторвать голову от дощатого пола, но не преуспел в этом. Пить хотелось неимоверно и, чтобы отыскать живительную влагу, глаза всё же пришлось открыть. Следующая мысль не имела какого-либо словестного выражения, это было одно единственное ощущение полного и абсолютного непонимая всего, начиная от своего места во вселенной и заканчивая временем суток.
А потом сквозь пелену белого шума стали прорываться осколки воспоминаний. Керн не пил вчера ничего спиртного, да и вообще ничего, кроме воды. И не ел дня уже, наверное, четыре, а может и больше, кто знает, сколько он провалялся без сознания. Что-то, определённо, пошло не так. Может быть, в тот момент, когда он открыл колодки и попытался сбежать. Или ещё раньше, когда решил, что сможет попасть из Таллинора в Гульрам без попутчиков, и покинул купеческий обоз, с которым отправился в путь, при этом прихватив кое-что из товаров. Или задолго до того, когда, прикончив двух стражников, бежал из Таллинорской крепости с такими же преступниками, как он сам. Или когда угодил в эту самую крепость за воровство. И так он перебирал событие за событием, отматывая время назад, пока не добрался до момента собственного рождения, который тоже счёл неудачным.
В обратном порядке всё это выглядело несколько путано, на самом же деле история вышла простая. В большой крестьянской семье народился мальчишка, не похожий на остальных, за что бывал бит отцом неоднократно. А когда к четырнадцати годам он от злости превратился в какую-то невидаль лохматую, то и вовсе стало понятно, что нагуляла его родительница где-то на стороне. После такого домой обратно ходу не было. Керн сбежал и по случаю подвернулся баронскому егерю, которому оборотничество оказалось не в новинку.
Пять лет прожил он при дворе, повзрослел, подучился малость, а потом прознали, какой он породы, и пришлось с той хорошей жизнью тоже расстаться. Подался в разбойники – не понравилось. Чего уж хорошего, зад морозить, вшей кормить, да урчание голодного брюха слушать. То ли дело в городе, там если и кошель не срежешь, то какая-нибудь вдовушка или шлюха сердобольная непременно приютит и накормит. Только оплошал Керн и там. На мелочи попался, палками на площади побили бы да отпустили, так нет, сбежать они с дружками надумали.
Побег тот кончился кровью и в Таллиноре больше оставаться не было никакой возможности. Да ладно, вроде бы. Других городов по миру хватает. Но вот надо же было такому случиться, что по дороге в Гульрам, попался Керну на глаза кошель с самоцветами, что один из купцов вёз. Это ж с такими-то деньгами не просто в новый город можно перебраться, а сразу чуть ли не правителем там стать. Стянул он этот кошель и сбежал, только не утерпел до Гульрама и загулял на постоялом дворе по дороге. Нагнали его купцы, долг вернуть захотели, а взять-то уже и нечего, только руки-ноги свои и остались. Вот их торговец и решил продать в уплату долга. Так оказался Керн в колодках. Опять сбежал. Опять попался. И вот теперь всё в тех же колодках, не дающих ощупать разбитую башку, валялся на полу клетки и малодушно надеялся сдохнуть поскорее.

Отредактировано Милена (12-01-2018 21:15:33)

+2

3

Кровавая муть медленно отступала, выпуская из своих цепких лапок сознание жертвы. Мир начал обретать звучание, пробиваясь в ушей чередой скрипов, свистов, странного говора и чьих-то (возможно, даже моих) стонов. Потом начала проступать фактура вместе с осязанием неструганных досок подушечками пальцев и щекой и другими частями тела. Потом в нос пробрались запахи, требуя обратить на себя внимание и выбивая слезы амбре не очень-то мытых тел, лошадей, дерева, смолы и походной кухни. И лишь после того забрезжил свет сквозь со скрипом открываемые веки.
Ну, здравствуй, новый мир, мать твою!
Злость бьет по нервам, и я чувствую, как сходить с ума беснующаяся ярость внутри. И тут же в ответ чья-то воля сжимает вокруг меня клетку, впивающуюся острыми жилами в мое тело, заставляя корчиться от боли и рычать в бессильной ярости, царапая дощатый пол острыми когтями. Из груди рвется лишь беспомощный рык и стон, смешанный с болью. Я в бессильной злобе бью по полу, отчего доски натужно заскрипели, но выдержали.
А в моей голове медленно всплывали картинки недавних событий... И вот тут уже накрывает по настоящему, и рык сменяется на вой. Хочется разодрать в кровь новое тело, чтобы вырвать себя из этой задницы, которая хоть и отличалась красотой, но была не моей! Еще и женской!!! Мать моя женщина... Что же за дерьмо собачье?! И я вою, как сумасшедший, только из груди рвется не мой голос, а тот, отвратительно прекрасный, низковатый женский голос, которого у меня никогда не было.
Как и этих отвратительных крыльев и прочего демонического, что мне досталось в этом месте и... мире?
-Что за сраное дерьмо! - крик вырывается из груди, ломая последние замки самоконтроля, раскалывая волю в лоскуты, и рычание сменяется плачем. Обжигающе соленые слезы катятся вниз по щекам, а в груди пылает пожар из смешанных боли, отчаяния и непонимания того, что со мной происходит. И один за другим удары сотрясают пол моего нового пристанища, которое я даже не хочу разглядывать. - Что за...
Дальше проследовала длинная и пространная матершиная сентенция.
Но она разрушена чьим-то вмешательством. Чьей-то чужой мыслью, вдруг простучавшей в голове. "Сдохнуть поскорее".
-Я не сдохну!!! - я со всей силой кричу в ответ.

***ВАЖНО***
Ее последние слова в виде мыслеобраза получил с ударной нагрузкой и Керн. Но если мысль ему была понятна, то ее слова - нет. Говорит она на русском.

+1

4

Рядом послышалась незнакомая речь. Вернее, слова были незнакомы, а эмоции - очень даже. В первый раз Керн проснулся в клетке точно с такими же. И даже орал так же. И его тоже никто не понимал. Ох, как же давно это было, лет десять назад, наверное... Нет, больше. Глупо вышло, попался охотникам в облике зверя. Но в итоге всё обернулось хорошо.
Меланхоличные поиски воды наощупь прервал такой внушительный подзатыльник, что у оборотня чуть голова не оторвалась. Мгновенно передумав помирать, он подхватился с места и отскочил к решётке, попутно перевернув искомую миску с водой.
Удивительно, но кроме него и рогатой девки, тоже закованной на совесть, в клетке никого не было. Стало быть, ударить его никто не мог, но в башке-то до сих пор звенело. Керн приблизительно понял, что только что произошло, проворно отполз в угол и со всей дури замолотил пяткой по решётке.
- Э! Вы чего там, очумели совсем? – хрипло крикнул он, пытаясь привлечь хоть чьё-то внимание. – Она ж магичит!
Вокруг был лес, по-летнему жаркий, душный и влажный. Повозки стояли кру́гом в тени, прямо между ровными голыми стволами деревьев, поднимающимися на непомерную высоту, где их кроны смыкались в сплошную зелёную кровлю. В нескольких шагах слева сквозь неё пробивались солнечные лучи. Должно быть, в той стороне была дорога. По другую же сторону горел костёр, завтракали купцы и несколько охранников. Керн знал их в лицо и кое-кого даже помнил по именам, но сейчас они не обращали на него внимания.
- Эй, Акрам! – оборотень не собирался так просто сдаваться. – Это бешеный ифрит меня прикончит и за вас возьмётся. Сделай же что-нибудь!
На языке вертелось: "Выпустите меня отсюда". Но Керн смолчал об этом, а то подумают ещё, что хитрит, договорился с этой девицей и сбежать надумал. Не докажешь ведь потом, что ифритка в самом деле взбесилась.
Почему-то он сразу и безоговорочно причислил это существо к злобным духам огня. Скверная стихия, не способная ничего создавать, только рушить. И если это чудище не лишили возможности колдовать, то она и в клетке, и связанная опасна. Спалит тут всё и всех к демоновой матери, а сама целёхонькой останется. Золотые глаза рогатой, казалось, смотрели прямо в душу.
- Акра-ам!.. – на неожиданно высокой ноте завопил Керн и вжался в прутья клети.
Имя человека творит чудеса. Смуглый, тяжёлый, немолодой уже охранник с пышными бакенбардами и кривым мечом на поясе поднялся и вразвалочку пошёл проверять пленников.
- Чего орёшь, иблисово отродье? Девки с копытами испугался?
В последнюю очередь оборотня беспокоили её ноги, потому копыт он и вовсе не заметил, пока на них не указали. Да и какая разница, как она выглядит, с рогами, копытами и клыками или в образе маленького очаровательного существа, смерть приходит в разных обличиях, но встречаться с ней всё одно не хочется.
- Магичит она, говорю тебе, - повторил Керн, с трудом вернув собственный голос. – Изловили такую, так хоть бы амулет какой повесили.
Акрам подошёл к самой решётке, осмотрел пленницу.
- А то без тебя не сообразили. На месте всё, - отмахнулся он. – Сиди тихо, пока самому чего-нибудь не навешали.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/%D0%9A%D0%B5%D1%80%D0%BD.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

+1

5

Чужая речь привлекает внимание и заставляет осмотреться уже пристальнее. Сдерживающие путы не дают рефлексам этого тела сработать раньше головы, и до того, как с яростным рыком броситься вперед в попытке разорвать случайного попутчика, мне удается не просто разглядеть человека, но и оценить окружающую обстановку. А так же симпатичную дощатую клетку, в которой мы, как звери в зоопарке, сидели, с ненавистью глядя по сторонам. У меня на руках и ногах, даже на шее - цепи с толстыми скобами кандалов, крылья жестко связаны, не давая ими махать или использовать ее хоть как-то... В общем, заковали меня на славу.
На пареньке же лишь был ошейник. А сам паренек орет, как потерпевший, призывая кого-то к нам. Как я это понимаю? Да черт его знает! Слов-то не понять, но вот будто читаю прямо из его головы. И он считает это обычным, пусть и не совсем нормальным... А вот и некий Акрам, который тоже не блещет умением разговаривать на понятном языке, но чьи мысли - вот они, на ладони.
И среди них явно читалось, что же он собирается сделать со мной. А я не собираюсь давать ему это делать! Я ему не подопытный кролик и донор, чтобы давать из себя кровь выпускать ради продажи. Кем бы и чем бы не было сейчас мое тело, но оно - мое! Другого нет...
Но пока я медленно опускаюсь на пол клетки и заставляю себя прикрыть глаза веками, мол, покоряюсь и принимаю мир, каким он есть. Хотя в действительности это было совсем не так, но кого волнуют такие мелочи? А вот в его голове отлично читались раздражение, злость на паренька, которого, как оказалось, зовут Керн, желание поскорее угомонить "сраную демонскую суку, оттраханную всеми бесами пустыни", то есть меня. Но самое главное, что нашлось в его голове...
У него есть ключ!..
И я собираюсь выбраться из этого дерьма всеми возможными способами! Они хотели выпустить из меня кровь... Но я не собираюсь уподобляться им. Что я, чудовище какое?!
Акрам что-то там бормочет на непонятном мне языке, о чем я лишь по отголоскам мыслей понимаю. В основном, о том, что все силы из меня уже выкачали, и вообще, у меня только огненная магия. И все это перемежалось огромным количеством разного сорта матершины. Что-то в переводе не нуждалось, что-то по образам не разберешь. Я почти справляюсь с бешеным и жаждущим насилия телом, как раз вовремя, чтобы охранник наклонился надо мной и не почувствовал угрозы. Ведь я и не собираюсь ничего такого делать...
Но как-то моего мнения никто и не спрашивал. По всему телу резко растекается волна боли, заставляя скрючиться, забиться всем телом в конвульсиях. Но... почему мне это, мать моя женщина, нравится?!! Что за дерьмо с этим телом творится? Почему оно горит от наслаждения?!! Взбудораженное болевыми импульсами тело постепенно переваривает боль во что-то другое. Аррррх... Истома, бьющая по голове кувалдой, отзывается на каждое мгновение боли. На каждый нерв приходит сразу два потока импульсов, противоречащих друг другу. Я схожу с ума от боли и от радости. Когти скребут пол, выдирая из него длинные полоски дерева.
И вместо крика, с моих губ не срывается ни звука, а лишь дикими волнами расходятся волны безудержного удовольствия... Сквозь закрытые глаза я не вижу ничего, но слышу... Но что? Звуки падения?.. Не понимаю... Не хочу понимать... Я сгораю в пожаре неправильной, невозможной неги...
Помогите...

***Важно***
Акрам решил обезопасить себя и остальных, на всякий случай запустив контролирующий артефакт, вызывающий болевой шок у носителя. Вот только результат был немного непредсказуемым. Эмпатическая волна бесконтрольного удовольствия пробила по всем присутствующим, заставляя чувствовать тоже, что и Кара. А вот результат у всех был разным. Кто-то просто свалился от столь грубого удара по чувствам и восприятию. Кто-то заорал. Кому-то удалось это перетерпеть достаточно стойко, чтобы потом услышать ментальный крик демоницы.

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » За перекрестком новой жизни