http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/19723.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ЛЕДЯНАЯ ИМПЕРИЯ » Долина


Долина

Сообщений 51 страница 83 из 83

1

http://sg.uploads.ru/EmnRB.jpg

0

51

Бежать? Ну да, в принципе, бежать. Сражаться - это не совсем тот вариант, на который рассчитывал сейчас Флёр. Ему не хотелось тратить силы почем зря, да и шефанго этого потом бы кокнуть пришлось, ибо нехрен незнакомцам тайны стихийных демонов узнавать. Ну а тут, когда Флеурис перекинулся в здоровенного белого кота, пятнистого, массивного, то ожидал от шефанго как раз такой реакции. Оборотень.
Ну естественно, оборотень, а кем еще может быть такое существо, что умеет принимать звериную форму? Вряд ли встречи со стихийными демонами здесь - привычное явление. Правда, вот в чем загвоздка: оборотни-то в звериной форме говорить по-человечьи не умеют. Голосовой аппарат, не воспринимающий оные звуки, не позволяет. А тут Флеурис мог себе строение тела изменять по желанию, потому-то и обратился к спутникам, подгоняя их. А то ишь уставили на кошака!
- Будете так пялиться, щерррвяк вас сошррррет, - пророкотал басистым бархатом демон. Стоят восхищаются, е-мае! Флёр желтыми глазищами с вертикальными зрачками уставился в сторону опасно замершего в пятерке метров бархана. Кажется, Рокай-арум готовился к прыжку. Насколько помнил Флёр, эти червячки вымахивали длиной до трех, а то и четырех метров, а в диаметре он мог быть таким, что и не обнять в одиночку. И выходит, что скалы могли бы помочь еще, если забраться совсем высоко, а вот какой-нибудь каменный валун - вряд ли. Рокай-арум попросту вымахнул бы из снега, описывая красочную дугу, и захватил бы в свою зубастую пасть всех, кто оказался бы на траектории полета. На эту подозрительную заминку Флёр как раз и обратил внимание. Подозрительно тихо... подозрительно не колышутся барханы. А может, червяк унюхал демоническую кровь, наложил в свои червячьи штаны и решил удрать?

Ритца, впрочем, медлить не стала. Взлетела на холку, вцепившись лапками в мощную шею животинки, она и сумки не забыла. Жаль было только одежду - добротная же, эльфийская. Флёр успел разве что куртку, шарф и плащ перед превращением стянуть. А вот всё остальное разлетелось в клочья. Ну, допустим, к подобным проблемам демон загодя подготовился, ведь не зря ему эльфы выделили два комплекта одежды. Можно было и больше выпросить на самом-то деле, учитывая страсть Флеуриса к перевоплощениям.
Ах да, сапоги еще уцелели, и Флёр красноречиво зыркнул на них, чтобы Ритца не забыла подобрать. Не оставлять же добро этому кольчатому.

Когда на спине оказались две туши, демон поерзал, приспосабливаясь к лишней поклаже, а затем, не отвечая на вопрос шефанго, сорвался с места.  Будь он простым кошаком, то непременно с такой ношей проваливался в сугробы по шею. А так, помогая себе, где необходимо, магией, - лишь по щиколотку. Седокам оставалось лишь держаться покрепче, а делать это на покатой спине и мягкой, скользящей шкуре было ох как непросто. Но то уже не проблема Флёра, пусть сами думают, как не свалиться головой в снег.
Рокай-арум, тем временем, почуяв, что добыча ускользает, решил все-таки явить своё отвратительное рыло поверхности и вынырнул из снежной горки, взмывая ввысь на пару метров. Необычайно крупная особь попалась. Вообще они были слепы, руководствуясь то ли на запахи, то ли на движения - хрен их разберет. И сейчас, взревев, он нырнул снова в снег, где был до безобразия проворен и шустр, и там погнался за беглецами, взрывая своим объемным телом настоящие снежные горы.

+1

52

Эх, а Ритца когда-то и сама так наивно поверила в то, что Флёр - оборотень. Правда, что она его еще вивенди упрямо обзывала, но не суть. И тогда, прямо в контраст нынешнему существу, демон предстал для нее трехглавым исполинским псом, великодушно решив девчонке наглядно показать, что это за зверь такой мистический - цербер. Тифлинг увиденного зрелища не оценила и, предавшись зову ненависти ко всем лунным подряд, чуть ли не кинулась в драку, хотя к тому моменту усвоила, что встреченный ею хозяин треклятого дворца явно бессмертный. В смысле, что почему-то воскрешается сам по себе даже после смерти.
И сейчас, видя такого же наивного шефанго, она не сдержалась от самодовольной улыбки, прежде мрачно скривившись, что Флеуриса обозвали каким-то вшивым... простите, блохастым перевертышем - такое оскорбление девчонка была готова принять и на свой счет, ведь едва ли она стала бы странствовать в обществе такого двоедушника-лицемера, который попытается ее сожрать в первое же полнолуние. Правда, что снова внутри всё мимолетно предалось размышлениям на тему, кто же Флеурис такой?.. Тифлинг попыталась отогнать прочь эти мысли, но эти дотошные сволочи обещали вернуться...
- Бес-сишь тупить! - рыкнула уже с высоты, горделиво поглядывая со спины кота, Ритца, которая бы и пришпорила в нетерпении Флёра, всё-таки прекрасно помнила и понимала, что тот таких шуток не оценит и, того и гляди, скинет с себя. В лучшем случае просто запомнит, оторвав чуть позже уже хвост. Полукровка  поэтому предпочитала вести себя паинькой, извергая яд раздражения на так кстати подвернувшегося юношу, что казался совсем молодым и обликом, и... повадками что ли. Поведением, точнее. Сама-то она, не теряя до того времени, умудрилась хозяйственно и вещи собрать, лишь бы не оставлять добро на погибель. В сумке-то в конце концов сластей еще - есть, не переесть! А демону потом переодеваться придется, потому что эти штаны приказали долго жить, разлетевшись клочьями. Тифлинг же предпочитала видеть Флёра в человеческом облике и преимущественно в том, к которому привыкла.
На вопрос шефанго демон не ответил, зато снизошла Ритца.
- Он вс-сё может, - высокомерно объявила девчонка, словно хвасталась своим питомцем. Ну, или как примерная и любящая женушка не испытывала никаких сомнений в избраннике - оба варианта имели право на жизнь. - И нас-с потерять в пути - тоже, - тихим шепотом добавила полукровка, недовольно заелозив, когда чужие руки обвили ее талию. Она, оказывается, основательно отвыкла за это время от чужих прикосновений, окромя Флёровских. Еще ее беспокоило, что неутешительный и слабо обнадеживающий прогноз может воплотиться в жизнь. В таком случае, что шефанго попросту стянет ее со спины, если станет заваливаться!
Ритца по-девчачьи взвизгнула, когда кошак ломанулся с места в карьер, и в ушах свистнул ветер. Дух захватывало от скорости, а полукровка еще зачем-то обернулась на рев позади и всем телом содрогнулась, вцепившись клещом в демона, лишь бы не слететь на ходу. Еще и хвостом умудрилась опоясать своего соседа по транспорту, решив, что лучше пусть удержится вместе с ней, чем рванет за собой. Бес с этим мальчишкой, пускай живет. Не она ли сама говорила, что хватит с нее крови?.. А Флеурис упоминал, что убивать чужими руками - в данном случае, видимо, зубами - еще хуже. Зверице не стоило делать таких подарков. Зверицу надлежало подавлять, пока они не добрались до волшебного озера. Кстати, а может быть, что этот шефанго о нем что-нибудь знает? Надо будет тайком с ним поговорить. Узнать про этот особенный день.

+2

53

[AVA]https://i.gyazo.com/35cc7f75bd4422bdef2319a67b59b64b.png[/AVA]
[NIC]Греорес[/NIC]
[STA]Молодая шефанго[/STA]
Шефанго ничего подозрительного ни во внезапно обернувшегося большим кошаком мужчине, который с легкостью, словно и не нагруженный вовсе, скачет по сугробам, ни в зеленокожей девушке до сих пор не видел. Даже напротив, он был рад что его жизнь до сих пор не закончилась в ледяной пасти червя, больше похожей на мясокрутку, и что его приключение обрело такой неожиданный но от того не менее захватывающий поворот, от которой его грудь наполнялась горячей благодарностью его спасителям. И от того он был готов даже простить девушке некоторую грубость, да и ссориться на спине бегущего кошака ему казалось идеей... Мягко говоря, безрассудной. И только слова девушки привели его немного в чувство.
- И нас сбросить?.. - Тихо и немного удивленно переспросил юноша, чувствуя как девичье тело под его руками заелозило нервно, и от того вцепился в нее еще крепче. Ему казалось глупой идея что кто-то может сначала спасти из лап смерти но только лишь для того чтобы потом бросить, посмеявшись, спасенного в самые ее объятья. Но кто их, этих чужаков, знает?..
Этой его нервозности поспособствовал еще и тот факт, что ледяной черв, кажется, понял что добыча ускользает их его хватки и наконец показался на поверхности, перемалывая телом корку промерзшего грунта и снега и напоминая тем самым что он еще здесь и все еще жаждет их горячей крови.
Греор обернулся, стараясь не сдавливать слишком сильно девушку руками и не обращать внимания на обвившийся вокруг него поясом ее хвост.
К сожалению ли или к счастью но увидеть гнавшегося за ними охотника юноше так и не удалось, так как его тело скрутило спазмом судороги, выдавившей из легких вместо стона хриплый сип.
Перед глазами потемнело а желудок словно бы взбунтовался и решил во что бы то ни стало избавиться от недавнего перекуса.
Вдобавок к этому внизу живота словно бы резануло тупым ножом, раздирая внутренности и гениталии приступом острой боли, и по ногам потекло что-то горячее и липкое, заставив юношу стыдливо сжаться.
Греор глубоко вздохнул и сглотнул образовавшийся в горле ком, стараясь удержать в себе содержимое желудка. Он был изрядно напуган происходящим с его телом, но еще больше он сейчас испугался что видя его состояние его могут попросту сбросить на снег, посчитав лишним грузом.
Однако следующий спазм выдавил из головы эти мысли а  из глаз слезы, которые тут же стер порыв холодного ветра. Шефанго негромко всхлипнул и прижался к девушке еще сильнее, упираясь лбом ей в спину и стараясь изо всех сил не потерять сознание под наплывом этих неожиданных и крайне неприятных ощущений.
Вместе с этой волной судорог в кости словно влили расплавленное железо, и оно сейчас словно бы бурлило, сжигая костный мозг своей температурой. Постепенно ослепляющая боль перетекла от костей к мышцам, и парень ощутил как они сами собой зашевелились, перетекая и перестраиваясь в новую структуру.
Последний спазм родился где-то под сердцем и обжигающе холодной волной прошел по телу, забурлив неприятным зудом в кончиках пальцев и корнях волос. Боль отступила, оставив после себя только неприятные воспоминания, ломоту в теле, которое словно несколько часов колотили огромными дубинами мифические ледяные гиганты и нестерпимую слабость, которая заставляла пальцы изо всех сил цепляться за одежду зеленокожей девушки, лишь бы самому в снег не свалиться безо всякой помощи.
- Вот черт... - Выдохнул шефанго, едва набрав воздух в горящие от нехватки кислорода легкие. Выдохнул девичьим голосом.
И тут же зашелся в приступе кашля, чувствуя как в сознании рождается и постепенно завладевает всеми мыслями паника.
[SGN]Одежда: Тяжелая дубленка из волчьего меха с глубоким капюшоном, подпоясанная широким ремнем; Теплые штаны из плотной ткани, высокие сапоги с меховой подбивкой.
При себе: На левом бедре пристегнут к поясу чехол с небольшим охотничьим луком и несколькими стрелами; с правой стороны пояса одноручный боевой топор с вычерченными на лезвии топорища рунами.[/SGN]

+2

54

[AVA]http://s2.uploads.ru/vAoRL.jpg[/AVA]
Здоровенный кот несся громадными прыжками, преодолевая такое расстояние, на какое пешком бы вся компания потратила не меньше пары часов. Снежный прожорливый монстр был вполне себе стимулом нестись изо всех своих сил, физических сил, естественно. Сражаться Флеурис не собирался. Выдавать свое истинное "я" случайному знакомцу тоже. Демон, правда, не знал, что его сочли за оборотня, но раз так, то и к лучшему. Меньше вопросов, меньше желания оторвать шефанго голову.
Флёр не вслушивался в те фразы, коими перекидывались время от времени его седоки. Его больше занимала погоня. И, к слову, для демона она превращалась скорее в увлекательное путешествие, нежели в беготню от голодного чудовища. Наверняка Ритца и ее спутник не разделяли такого отношения, и червь вгонял их обоих в дикий ужас. Но если бы сейчас они подняли головы и присмотрелись к траектории движения барса, то поняли бы, что он не преследует цели убежать, ибо с такой скоростью сделал бы это уже давно. Скорее выходило, что он выписывал какие-то пируэты и то ли заманивал зверя куда-то, то ли попросту игрался.
Надо сказать, что жесткая плотная шерсть, приспособленная для суровых холодов и защищающая от различного рода промоканий, сыграла и тут свою роль. Может быть, поэтому шефанго остался сидеть на месте, незамеченный в своих коварных действиях. Флёру было не до того. Сейчас. Но чуткое обоняние барса различило неприятный запах, кот рыкнул и, сделав крутую петлю, резко затормозил. Передние лапы взрыли снег, тот взлетел до самой головы густой стеной, обдав ворохом снега и Ритцу, и парня. А затем хвост, сделав широкий замах, ощутимо стегнул шефанго по бедру, как плетью.
Кот встряхнулся. Основательно так. Специально посильнее, чтобы оба седока свалились. Теперь они могли полностью ощутить, какая тут глубина сугроба - по пояс. Но зато Флёр, поддерживаемый магией, не проваливался, и даже, кажется, на его оскаленной морде можно было различить ухмылку.

Червя не было видно. То ли отстал, то ли задумался, то ли втихую подкрадывался, используя глубокий снег.
- Ты што... обоссался, парнишшшка? - рык этот нельзя было назвать дружелюбным. После чего кот повалился спиной на снег и принялся кататься, подставляя небу белое брюхо.
"Вот и помогай потом этим смертным, да я ему яйца оторву!" - выпрямившись, кот уже было собрался воплотить свою мысленную угрозу в жизнь, как увидел, что и отрывать-то нечего. Теперь это была женщина.
- Неушшшели ты думаешшь, што если сменил пол, то я не оторву тебе зсса это твои болтающщщиеся мешшду ног притчендалы? - объяснять тут Флёр ничего не собирался. Красноречивый его взгляд был устремлен на шефанго.

+1

55

Пускай Ритца и запугивала мальчишку, неожиданно затесавшегося в странную компанию демона и полукровки, но сама в глубине души верила... или как минимум надеялась, что Флёр не поступит таким образом. На шефанго тифлингу-то наплевать откровенно, и она с легкой душой оставила бы незнакомца на растерзание хищнику, лишь порадовавшись, что снежная тварь задержится ради перекуса, зато в высшей степени радела за свою шкурку, не желая оказаться кому-нибудь обедом, и потому рассчитывала, что барс, в коего перекинулся Флеурис, заметит, если число пассажиров на его пятнистой спине убавится. Причем, как уже говорилось, плевать, если свалится мальчишка, ведь главной ценностью тут является Ритца, которую надо оберегать от всех и всего сразу. Но на свою беду полукровка опоясала своего соседа хвостом - вестимо, ради собственного удобства, и теперь в ее же интересах, чтобы всё прошло предельно гладко, но Флёр едва ли озаботился комфортом и безопасностью своих седоков...
Тифлинг вновь с долей недовольства отметила, что тот вполне мог бы перекинуться в нечто более удобное или же попросту шандарахнуть молнией червю по лбу. Она не была уверена точно, что демон решил утаить свою истинную природу, прикинувшись оборотнем, однако ничего особенного не видела в том, чтобы раскрыть владение магией. Впрочем, не в ее интересах было ворчать и хоть сколько-то выеживаться перед своим защитником, который, будучи весьма вспыльчивым творением, первой ее на скармливание и сбросит с себя, как необъезженный конь.
Скорая и стремительная гонка по сугробам девчонке не понравилась: не чувствовала она азарта и щемящего восторга от чувства, сравнимого с полетом и абсолютной свободой, не видела в происходящем красоты, и оценить для кого-то блаженный вкус риска не оказалась способна, в нетерпении ожидая лишь завершения этой безумной скачки. Ко всему прочему и шефанго начал непонятно возиться за спиной, а оборачиваться тифлинг не рискнула, боясь или ненароком спихнуть спутника, который утянет за собой, или же свалиться самостоятельно. В любом случае, что никакого доверия к незнакомцу не было. Полукровка знать не знала толком о менталитете этого чуждого и странного народа, хотя сталкиваться доводилось в своей жизни с отдельными представителями. Ну а выуживать из памяти всевозможные байки и легенды... так это снежный червь покажется жаждущим ласки котенком по сравнению с красноглазым юнцом, уж фантазия у Ритцы богаче некуда.
В итоге, невольно сосредоточившись на том, чтобы удержаться на кошачьей спине, девчонка с тревогой прислушивалась к происходящему позади, едва сдерживаясь от желания сдавить хвостом уже не пояс мальчишки, а непосредственно шею, дабы обезвредить второго вероятного противника, который был непозволительно близко и мог застигнуть врасплох, ударив в уязвимое место.
Но к моменту, когда Ритца, не выдержав ожидания и всё-таки отпустив мальчишку, глухо взрыкнула, выпуская жало и готовясь вонзить его в шею шефанго, - будто она помнила о иммунитете этой расы к всевозможным отравам - барс круто завернул и резко остановился, словно влетел в прозрачную стену.
Холодный снег прямо в лицо - это ли не подлость со стороны Флёра, к которым пора привыкнуть?! Возмущенная до глубины души тифлинг была близка оттянуть кота за ухо, однако демон беспардонно стряхнул ее, сбросив в ледяную перину, куда девчонка провалилась вместе со всеми вещами - да-да, она умудрилась сохранить их пожитки в целости и сохранности.
Барахтаясь в сугробе в тщетных попытках раскопаться на поверхность, - сему мешали и придавившие ее сумки, и тяжелая одежда, в которой Ритца была слишком неповоротливой и неуклюжей - девчонка неистово бранилась, от души надеясь на то, что червь остался далеко позади, сдавшись перед прыткостью своей добычи.
Кое-как поднявшись на ноги и мрачно зыркнув на балующегося кота, в которого так и просился прилететь снежок какой покрупнее, тифлинг уставилась уже на виновника такой внезапной остановки.
Точнее, что виновницу. Неприязнь мимолетно напомнила о том, что вокруг слишком много существ, пол которых хрен поймешь. Взять того же Флёра, у которого истинный облик... так, нет. Лучше не думать про это всё. Не озадачиваться вопросом, к кому или чему она... привязалась?
- Пха, - хмыкнула Ритца, - да ты трус-с. Трус-сливый трус-с. Что, боишьс-ся?
И, зло рассмеявшись, всё-таки кинула снежком, но в шефанго, целясь той в лоб.

+1

56

[AVA]http://s2.uploads.ru/vAoRL.jpg[/AVA]
Нет, как выяснилось, парнишка-то (и можно ли его было называть парнишкой, коль теперь он сменил пол?) не обоссался. После того, как барс прокатался по белоснежному зимнему покрывалу, на нем остались кровавые потеки. Так что, выходит, шефанго или поранился, или еще каким-то образом умудрился окропить своей кровью шкуру хищника. Но результата то не поменяло. Флёр был зол и не собирался мириться с тем, что какой-то червяк оставляет на нем свои биологические жидкости. А демон был чистоплотен, иногда даже чрезмерно.
Наконец, вывалявшись в снегу, как следует, и почти приведя шерсть в нормальный вид - белую с черными полукольцами и полосками, - Флёр вкрадчивыми пружинящими шагами подобрался на расстояние прыжка к шефанго. Хвост толстой плетью вился из стороны в сторону, выдавая раздражение своего хозяина.
- Как ты это объяснишшш? - желтые глаза хищно сверкнули в сторону взрытого лохмотьями и перемазанного кровью снега.
Но даже слушать эти объяснения Флёр не собирался. Оттолкнувшись задними лапами, он совершил красивый пируэт, спружинив шефанго на грудь и сбивая его (ее?) на снег. Девушка, придавленная сверху еще немалым весом барса, глубоко ушла в сугроб.
- Шшшиви, хрен с тобой. Но дальшшше - сам. Тщщщервяка большшше не видно.
Спрыгнув с шефанго, кот оказался уже рядом с Ритцей. Придирчиво осмотрел ее со всех сторон, будто проверял на наличие царапин, ранений или еще чего - а вдруг та кровь принадлежала ей? Но тифлинг выглядела слишком самоуверенной и наглой для той, кто мог бы как-то пострадать.
"Будешь такой наглой только в том случае, когда сможешь свою наглость оправдать своей же силой и не остаться с выбитыми зубами", - резко развернувшись, барс стегнул увесистым хвостом Ритцу поперек задницы, после чего кивнул забираться снова на спину.
Он планировал добраться до какой-нибудь дороги, где сугробы не такие глубокие и где полукровка не будет тонуть по пояс, после чего перекинуться обратно в человеческую форму, переодеться и немного отдохнуть. Хотелось также свериться с картой и компасом, а в облике мохнатого зверя это дело непростое.
Рыкнув на Ритцу, чтобы она шевелилась пошустрее, Флёр, наконец, стартовал. Шефанго позади выкарабкивалась из сугроба. Что с ней будет дальше - демона не волновало. Он помог ей избежать участи быть сожранной снежным червем, а остальное его уже не касалось.

+1

57

А Ритца внезапно поняла причины, по которым эта/этот шефанго ее напрягал и вызывал внутреннее раздражение. Местный житель послужил напоминанием о природе Флёра, ведь девчонка больше предпочитала не держать в голове лишний раз тот факт, что у демона толком нет ни облика, ни... так сказать, первоначальной половой принадлежности. Для себя тифлинг считала его мужчиной, поскольку впервые застала как раз в этом образе, но и под маской разный женщин не единожды видела и имела сомнительное удовольствие пообщаться.
Забавно, кстати. В интимном плане когда-то полукровка предпочитала именно женскую ласку - более мягкую, более покорную и покладистую, в то время как Флеурис вызывал основной интерес в качестве представителя сильного пола. А все эти Флэкси вызывали лишь головную боль и уныние своей неутомимой стервозностью и вредностью, отчего хотелось двинуть по ушам.
Так что скачок барса, опрокинувший и вдавивший девушку в снег вызвал новую волну восторга и злорадства по этому поводу. Длились веселые подтрунивания и зубоскалье ровно до того момента, пока Флёр не вспомнил о своей зеленой подопечной. Ритца умолкла, замерла и вообще выпрямилась, как заправской солдат. Стоя едва ли не по пояс в снегу, естественно. Ну, ладно, по колено.
- Не надо меня лапой по лбу, - осторожно заметила тифлинг, а потом спешно добавила, когда огромный кот оказался уже за спиной, - и за заднитцу кус-сать - тоже!
Но разве с Флёром договоришься? Получив пушистым и мягким хвостом ниже поясницы, полукровка фыркнула в ответ, хотя обиженной или оскорбленной не выглядела. Напротив, казалась в приподнятом настроении и довольной, что вполне объяснимо: и от червя сбежали, миновав не самую приятную участь, и шефанго остается валяться в своем сугробе, где самое ей и место.
Снова придется лезть на кошачью спину, и в этот раз Ритца была большей копушей, чем тогда, подгоняемая приближающимся хищником - в считанные мгновения оседлала барса, успев по-хозяйски прихватить и имущество, и саму себя. А тут спешить некуда, вот и можно устроиться поудобнее, действовать неспешно... Флёр аж рыкнул уже в нетерпении, заставив зябко поежиться. И неужели, что утром... Нет, лучше про это сейчас не думать.
В снегу блеснуло чем-то металлическим, когда девчонка, слетевшая при резком торможении вместе со всем багажом, этот самый багаж пыталась собрать, недовольно бубня что-то себе под нос явно по поводу демона с шилом в одном месте. Критично осмотрев подобранный кулон, Ритца прикарманила вещицу, решив примерить попозже. Не помнила она, чтобы умыкнула в собственность такую безделушку у эльфов, но подозревала, что именно из ее сумки украшение и выпало. Сборы были закончены.
- А ты же... ну... на время такой ведь, да? - спустя несколько минут, когда шефанго осталась где-то далеко позади, тихо спросила тифлинг, и только глухой не расслышал бы откровенную надежду в голосе девчонки. Ей было важно услышать утвердительный ответ, при этом же полукровка прекрасно понимала, что может спровоцировать Флеуриса на очередную волну издевки, каверзных вопросов и прочих проявлений его чудесного характера. Ей, конечно, удобнее рассиживать на чужой спине, а не двигать на своих двух. Хотя практически неподвижное положение помогало холоду быстрее добраться до тела, но дело даже не в том.
Полукровке хотелось быть рядом с мужчиной, а не животным, пускай таким же и всесильным, и разумным. И Ритца очень надеялась, что это желание, которое Флёр наверняка расслышит и поймет, не станет поводом чисто ей назло так и остаться барсом. Или раздраженно рявкнуть, что он волен делать то, что хочет, и никто ему не указ.

+1

58

[AVA]http://s2.uploads.ru/vAoRL.jpg[/AVA]
Катать на себе полукровку Флеурису вовсе не улыбалось. Наоборот, демон злился, что приходится это делать, а та себе сидит спокойненько, как будто привыкла к такому способу передвижения или как будто ничего другого от Флёра и не ожидала. А когда демон начинал задумываться о том, что эта зеленая нахалка, устроившись уютно на пушистой спине, зубоскалит и посмеивается втихаря, то сбросить ее со спины в сугроб опять казалось самым малым, что можно было придумать в отместку. Флёр, пожалуй, отличался одним особенным качеством, когда чужие поступки воспринимал исключительно по-своему и реагировал на них по-своему, что-либо объяснять было бесполезно, когда в голову демона были вбиты определенные мысли.
Не ожидал он, конечно, от Ритцы того, что она упадет на колени и будет слёзно благодарить за то, что позволил не месить сугробы своими ножками, а мчаться аки ветер в поле. Отчего-то Флёр вообще не ожидал от Ритцы каких-то ответных действий или слов. Может, это и бесило больше всего.
Бесился он и оттого, что ничего не мог поделать со всей этой ситуацией. Ритца была не просто его спутницей или его собственностью, как он частенько повторял. Она была - его, каждой клеточкой - его, всеми фибрами - его. Не объяснить иначе.
Бесит, бесит, бесит!

Летели они по снегу недолго, ибо слишком уж подверженный собственным мыслям и додумкам Флёр в один прекрасный момент резко затормозил, а следом еще и сделал задними лапами кульбит вверх, отправляя наездницу в полет через голову. Скоро такой способ спешиваться для Ритцы войдет в привычку. К счастью, они уже добрались до участка, где снега было чуть менее, чем по колено, и отсюда можно было даже увидеть темнеющую на белом покрывале утоптанную дорогу - правда, до нее еще минимум полчаса пути. Снег прекратился, но зато усилился мороз. Под ногами полукровки и лапами барса эта снежная крупа хрустела и скрипела. Флёр, поначалу собиравшийся перекинуться, тут же передумал. Всё-таки в теплой шкуре уютнее, хотя и несколько непривычно.
- Дальшшше пешшшочком, дорогушшша, - сообщил Ритце эту новость демон, когда полукровка соизволила обратить на него свой взор. - И чем тебя не устраивает мой внешшшний вид? Предпочитаешшшь поздороваться с Флэкси?
Ну тут Флёр специально Ритцу подначивал, зная, что девчонка отчего-то никак не может найти общего языка с женскими ипостасями демона. Даже странно как-то. Существо ведь одно, просто меняет облики, как актер меняет маски, выходя на сцену в очередной раз. Ну накладывается отпечаток от каждого облика, и что с того? Флёр все равно не считал, что так уж меняется, превращаясь то во Флору, то во Флэкси. И не понимал, почему Ритце так не нравятся эти две красотки. Разве не говорила тифлинг сама, что с женщинами ей комфортнее? В разных смыслах этого слова.

+1

59

Ох, знала бы Ритца, как Флёр в своих мыслях уже подходит к точке закипания, и девчонка может основательно отгрести за невесть что, - зависит от фантазии демона - не была бы такой довольной и спокойной. И вовсе не подобная эксплуатация Флеуриса была тому причиной или возможность своеобразно возвыситься над ним, обратив стихийника в транспорт.
Отнюдь.
Просто мутная и странная шефанго осталась позади, сама тифлинг была в полном здравии, а рядом с ней - желанный мужчина, к которому она неравнодушна... Даже не просто рядом, но и под ней! Правда, что несколько иного облика сейчас, и это всякий раз заставляло девчонку ощутимо содрогнуться.
А еще очередное столкновение с истинной сущностью демона вынуждало задуматься. Ритца была бы рада в который раз убежать от своих мыслей, отмахнуться от них, увильнуть, но тут загнали в угол, взяв за горло.
Что будет дальше?
Страстный и спонтанный секс, в момент которого им обоим сносит крышу друг от друга, и они тонут в желании и насытиться, и причинить взаимное удовольствие - именно так, при всем своеобразии звучания фразы. Совместные приключения, где Флёр оторвет голову всякому, кто покусится на жизнь тифлинга, но сам без особого сострадания причинит ей боль, если то будет необходимо - полукровка, к слову, предпочитала не задумываться, может ли демон с таким же спокойствием умертвить ее своей рукой.
Всё это безусловно классно, включая и выращенное Флеурисом доверие в сердце девчонки. Когда-то полукровке не раз казалось, что она ненавидит Флёра, желает его ухода, не может больше полагаться на него - после всей боли, всех злых шуток и в итоге оторванных рогов, что в сумме перечеркивало благодарность за множество спасений ее жизни. И что в итоге? Она счастлива спать рядом с ним, прижавшись всем телом и наслаждаясь теплом, чувством безопасности. Осознание абсолютной душевной наготы перед демоном, который способен теперь причинить почти физическую боль даже неосторожно брошенным словом, ее пугало, и Ритца приходила в настоящий ужас, представляя, что будет, когда Флёр уйдет.
А это неизбежно. Она привычна к вечным странствиям, когда понятие "дом" представляет из себя что-то забытое и безвозвратно похороненное в прошлом. Ей даже нравится романтика этой вольной жизни, когда то получается растянуться на кровати в таверне, то подстилкой служит лесная хвоя в лучшем случае, а над ухом жизнерадостно зудят комары, радуясь халявной трапезе. Флеурис, кажется, такой же ветреный в этом плане, пускай где-то в мире и затерялся домишко, куда его порой заносит отдохнуть от всех.
Но представить себя, счастливо мечущейся около плиты на кухне, готовя какие-то там пирожки, или хозяйничающей в их общем уютном жилище, Ритца не могла совершенно. Это не значило, что оседлый образ жизни был чужд и непонятен совершенно. Просто... это прошлое, которое так просто не поднять на поверхность. Тем более, что ее фатализм не раз нашептывал, что для блага девчонки стоит избегать подобной участи. Всё дорогое сердцу можно утратить в любой момент. Предавшись ностальгии в доме приютившего ее вивенди, тифлинг таким образом накликала беду, которая послужила напоминанием той жестокой истины. Меньше имеешь - меньше потеряешь.
Хотя и чего лукавить, что стать одомашненной, кроткой и куда более покладистой, позабыв вкус крови и склизкое касание рваной плоти, Ритца была бы рада. Душевная слабина, проявляющаяся в нежелании огрызаться и стремлении оказаться под чьей-то опекой, не раз себя проявляла. Полукровка смутно понимала, что нынче происходит что-то иное. Не просто тяга спрятаться за чью-то спину, когда неважно, кто окажется мимолетным спасителем. Беспокойным жаром откликается на сердце внутри осознание, что именно Флёр защитит. Никто иной, как Флёр.
И это было ужасно, потому что... Ритца не знала, что с ней будет, если демон надумает отправиться куда-то в одиночестве. Или очередная стычка между ними окажется решающей всё в пользу расставания. Или произойдет еще нечто непоправимое.
Она словно розовый цветок ласкала кончиками пальцев, когда прикосновение к гладким лепесткам сменяется острым уколом шипов, обагрившихся кровью. Его присутствие рядом приносит и отраду, и мучительную боль, когда всякий раз душит мысль, что всё не просто не вечно, но и разрушиться может в любой момент.
- Флёр, я... - сохранявшая до того молчание девчонка всё-таки несмело вздумала обратиться к своему спутнику, однако та мысль оказалась не просто недосказанной, но и разбилась на мириады кусков, когда почему-то снежная пелена стремительно рванулась навстречу, а пятнистое тело зверя вновь продемонстрировало норов. Свалилась Ритца с глухим писком, неудачно приземлившись на плечо, которое отозвалось долгой болью, а так же получила и сумками, прилетевшими вместе с ней.
Поднималась на ноги тифлинг с тихим шипением, закусив губу. Выдохнув облако белоснежного пара, близоруко прищурилась, ощущая как пощипывает глаза в уголках - боль спровоцировала появление пары-другой слезинок.
- Хорошо, - безропотно согласилась полукровка, а потом с тенью подозрения спросила, - а твою с-сумку... мне, да?
Упоминание о Флэкси вызвало ожидаемую реакцию - она вздрогнула, потупив взгляд.
- Мне не по с-себе помнить это утро и в то же время видеть тебя... таким, - выдохнула тифлинг, внутренне напрягшись в ожидании какого-нибудь неизменного подкола или шутки.

+1

60

А знал бы Флёр, какие мысли вьются в уже безрогой, но оттого не менее бестолковой головешке его спутницы... Ох, знал бы он, что занимает ее сейчас не путь к исцелению, а сам он, демон. Ничто не властно над глупым девичьим сердцем. Ни осознание того, что демон рядом - создание слишком ветреное и непостоянное, что его не удержать силой или шантажом, а интерес его как резко появляется, так и затухает оплавленной свечой. Ни спонтанные встречи, заканчивающиеся каждый раз по-разному, но довольно неприятно для Ритцы. Ни его грубость и подчас жестокость, когда он не щадил полукровку, причиняя ей боль, страдания и даже калеча ее. Что же в нём могло быть таким заманчивым для девчонки? Почему она такая мазохистка?
Нет, пока Ритца молчала, предаваясь всем этим мыслям лишь в своей голове, то Флеурис и не задумывался ни о чем подобном. Его мысли были далеки от радужных. Его взбесил этот ненормальный шефанго, черт знает что творящий на спине существа, которое их всех уносило от смерти. А когда шефанго остался позади, то не выплеснутую ни на ком злость пришлось хранить в себе. Она закипала там, закипала. Варилась на медленном огне, булькая и шипя. То, что Флёр резко затормозил, отпуская Ритцу в полет в снег, было самым малым, что могла от него ожидать девчонка. Однако не зря не раз уже упоминалось, что характер демона был слишком переменчив. Можно сказать - радикально, полюсно переменчив. Флёру хватило одного взгляда на нырнувшую в снег Ритцу, чтобы успокоиться.
Барс уселся на задние лапы, обняв их пышным хвостом, и наблюдал за тифлингом. Естественно, ни о каких извинениях или сожалениях со стороны демона и думать было нельзя. Чтобы он когда-то о чем-то сожалел или считал себя неправым? Такого не бывает! А если Флёр и был где-то неправ, перегнул палку, то всё равно никогда бы этого не признал. Те, кто были с ним рядом, могли лишь смириться. Ведь фраза "есть два мнения - моё и неправильное" красноречиво и очень точно характеризовала каждый прожитый в этом мире демоном день.

- Что - "ты"? - кот сидел как по струнке, вытянувшись и подобравшись. Наверное, было странно вести беседы о чем-то важном, глядя в золотистые и в то же время удивительно холодные глаза такого существа.
Ее еще сумка беспокоит, надо же. Барс поднялся на ноги, потянулся, вытягивая морду вверх и фыркнув от попавших в нос снежинок.
- Можешшшь закинуть ее мне на спину, - сделав паузу, во время которой пялился на Ритцу немигающим янтарным взглядом, демон вкрадчиво заговорил, - я шшше говорил тебе, что у меня нет истинного облика. Твои помыслы привязаны к прешшшнему, и это плохо. Пойдем.

+1

61

Ритца запуталась в своих мыслях, чувствах и отчаянно страдала от пребывания в этом клубке паутины, который не выпускал на свободу. Флёр был многолик, но даже пребывая в образе женщины или мужчины, хищного зверя или кого-то еще, он был чем-то иным, непостижимым, необъяснимым... И уж тем более не тем, кого видели перед собой глаза.
Забавно, а ведь тифлинг привыкла доверять своему достаточно острому зрению, которому и темнота не помеха. Конечно, она может обмануться иллюзиями, как и многие другие, но тут всё совсем иначе. Демон был настоящим: до него можно было дотронуться, ощутить, получить отклик в ответ - зачастую недовольный, естественно.
И всё-таки глаза врали в этом случае. Удивительно.
- Я... - растерянно отозвалась эхом полукровка, стараясь не дергаться лишний раз, чтобы боль не впилась в плечо вновь. О чем она говорила? Что хотела сказать Флёру? Забыла. - Я хотела поблагодарить за то, что с-спас-с в который раз, - это уже было похоже на упущенную после падения мысль, пускай и без приправы из трепетной ласковости, - и что с-спас-саешь... ведя к озеру, - девчонка потупила взгляд, чтобы не видеть янтарные пронзительные глаза хищника. Серые, вечно прищуренные в лукавой насмешке, были для нее то ли привычнее, то ли роднее.
Она снова про это думает. Она снова помнит, что у Флёра нет истинного облика. Это важно? Наверное... Для нее кажется противоестественным, что не во все минуты можно, поддавшись душевной теплоте, прильнуть к дорогому сердцу существу, одаряя поцелуем или еще какой лаской. Ладно, что демон упоминал про свое непонимание однополой близости, считая, что Богами заложена истина союза мужчины и женщины, и никак иначе. Для Ритцы в принципе была привлекательна та же Флора - именно этот нездоровый интерес втянул тифлинга в веселое приключение, едва не стоившее ей рассудка. Флэкси... смазлива на мордашку и фигурой ничего, но этот характер и голос - от них полукровка была готова взвыть волком.
А вот пушистого снежного окрасом кота, каким бы красивым и классным тот ни был, она не хочет точно. Даже зная, что это - Флеурис, а не просто животное. Даже учитывая, как девчонка тает от прикосновений демона - нет, прямо совсем и точно нет.
Надо сказать, что это Ритцу устраивает целиком и полностью, но недоумение остается. Мужчиной - очень заводит, женщиной - да, весьма-весьма, а зверем или каким-то иным обликом - ни за что. Всё вроде бы правильно и логично, и в ином случае стоило бы обеспокоиться своим душевным состоянием, но тифлинг не могла понять!
Если ей кто-то был значим (хотя никто не был столь... дорог как Флёр), то он был желанным практически всегда. Нет, ну конечно, что вывалявшись в грязи, если не дерьме, или представая перед девчонкой в не самым привлекательном облике, эту самую желанность можно было загубить на корню.
Но кот-то выглядит не так. Он красив, и полукровка это видит. Но не хочет его, да. Даже с учетом, что это Флёр.
Ее устраивает такая... избирательность предпочтений. Но Ритца не уверена, что так и должно быть. Хотя нет, будь всё иначе, то это выглядело странно как минимум. Кроме того, ее устраивает. И лучше, наверное, такой вопрос не обсуждать с Флёром.
В конце концов, всё равно это он рядом с ней. Его можно (в теории) потискать, погладить, дернуть за хвост, обнять и чмокнуть в нос. Можно. Это же не иллюзия, пускай и обман глаз чистой воды, а потом он, быть может, снова станет мужчиной...
- Так удобно? - настороженно спросила полукровка, когда сумка демона устроилась на спине барса. Свалиться без помощи не должна была, как казалось тифлингу. И она надеялась, что ее излишне долгая возня оказалась Флёром не замечена, хотя замедленная механичность движений так и сквозила каждое мгновение, в то время как белесый взгляд будто загипнотизированный глядел куда-то в пустоту, пока Ритца одолевалась всевозможными нелепыми мыслями.
- Я помню, что его нет, - откликнулась полукровка и негромко пробормотала себе под нос, - и, наверное, даже понимаю.
Путь был тяжелый. Изнуряющий. Один шаг вопреки снежной пелене здесь отбирал сил как десять обычных по хорошей дороге, не считая того, что холод изматывает и испивает до последней капельки теплящийся жизни. Тифлинг уставала невероятно быстро, не раз падала, тяжело поднималась и упрямо брела дальше, пошатываясь, полуприкрыв глаза, чтобы не видеть тошнотворного белого мира вокруг.

+1

62

После всех этих блаблабла из серии "я хотела поблагодарить", Флёру отчаянно хотелось закатить глаза и проехаться рукой (в данном случае - лапой) ото лба до подбородка. Если упоминалось, что он не ожидал от Ритцы никаких благодарностей, то это имелось в виду в совершенно прямом смысле. Настолько прямом, насколько смысл таковым может быть. У него совсем не возникало мыслей - сейчас хотя бы - что тифлинг должна падать в ноги и рассыпаться в троекратном спасибо за очередное спасение ее жизни. Вообще-то демон по какой-то одному ему ведомой причине продолжал считать девчонку своей собственностью, хотя контракт был расторгнут и по  идее Ритца была всецело освобождена от его условий со своей стороны. Но Флеурис продолжал упрямо вытаскивать полукровку изо всех передряг, в которые она вляпывалась по своей или не своей воле, и не думал даже, что за это стоит благодарить. Свою собственность надлежит защищать, а всем, кто на нее покусится, отрывать руки по шею.
Насчет озера, когда Ритца упомянула о нем, демон даже бровью не повел. Уличить его во лжи было задачей крайне сложной, а сейчас он иногда даже и сам начинал верить, что тот придуманный им ритуал купания в озере действительно поможет. Думать о том, что это всё может не подействовать, не хотелось. Эльфийские целители утверждали, что вся соль болячки тифлинга лежит в ее глупых куриных мозгах, в которых засела дурацкая мысль, она же и генерирует всякую всплывающую на поверхность гадость.
Кот шлепал по снегу, ступая мягкими лапами бесшумно и аккуратно, будто боялся лишний раз нарушить тихую и безветренную идиллию снежного плена. Сумки, которые Ритца устроила зверю на спине, ничуть тому не мешали, да он их даже и не ощущал. Не такие уж они и тяжелые, эльфийский пошив, да еще вдобавок зачарованный на бесконечное дно. Нет, ну скорей всего, оно не такое уж и бесконечное, но все-таки весьма удобное устройство - засунуть туда можно столько вещей, а размер и вес сумки не меняется. Затейники эти эльфы, не иначе.

Флёр был уверен, что такая остановка Ритце ничуть не понравилась. Зато остудил ее мысли и напомнил, что она ехала на нем сверху исключительно по необходимости, а вовсе не по доброте демонической душевной. Тифлинг должна была помнить, что такого качества у Флеуриса не существует. Он - исключительный эгоист, на других ему плевать, он не станет ни о ком заботиться, если только этот кто-то не его собственность, которой угрожает опасность.
- Мне кажется, что все-таки не помнишшшь, - прошипел барс. Можно было бы напомнить. Забросить Ритцу на облако прокатиться и дать ей возможность упасть, чувствуя, как сердце улетает в пятки. Но зачем? Какой в этом толк, если Флёр понимал, что в итоге всё равно ее поймает. А вот если она будет откуда-то падать, но он не будет об этом знать, то и ловить не придется.
В общем, кажется, пришла пора проявить ей какую-то самостоятельность.
- Мы ушшше у дороги. Иди по ней и никуда не сворачивай. И надеюсь, никакой червяк тебя по пути не сошшшрет.
После этих слов Ритца осталась одна. От барса на снегу остались только едва различимые следы.

+1

63

Тифлинг в очередной раз свалилась, не то запутавшись в собственных ногах, не то просто споткнувшись, поскользнувшись и прочее. Безвольным червяком шевельнувшись пару раз, она мысленно позволила себе ничего не делать, не пытаясь встать, целых десять секунд. Флёр что-то говорил, но у нее не было сил вслушиваться в его слова, которые девчонка запросто могла спутать и со свистом ветра. Потом полукровка кое-как поднялась, припав на одно колено, и смутно глянула на демона, представшего в облике барса.
Моргнула.
Потом еще раз, задержав невольно дыхание от сердца, которое по ощущениям словно кто-то сжал в кулаке. Впереди простиралась безжизненная ледяная пустыня, в которой наверняка затаились хищники, жаждущие сожрать и друг друга, и всякого странника, занесенного в снежный край.
Ритца с трудом обернулась, так и продолжая стоять на одном колене, в надежде (которая, впрочем, уже была предана предсмертной агонии), что кошак юркнул за спину невесть зачем.
Следы мягких лап постепенно заметало снегом. Ветер свистел. Тифлинг попыталась вспомнить, что напоследок произнес Флёр. Быть может, она в чем-то провинилась?.. Или просто он велел подождать, отправившись за чем-то по своим делам? Но нельзя вспомнить то, чего не знаешь. Она же его попросту не расслышала.
"Надо встать и идти", - подумала отрешенно девчонка и удивилась тому, что почему-то опять лежит. Повалилась на бок?..
Пожалуй, в этом нынешнем состоянии и окружающем пейзаже имелось целое одно преимущество. Ритца словно заморожена в плане чувственности. Нет слез, нет боли, нет какого-то страха и отчаяния. Ничего нет. Только короткие и лаконичные, скупые мысли в голове, похожие на команды кукольника своей марионетке. Надо встать, надо идти, надо... что надо и зачем? Какая разница. Просто надо.
Вот только полукровка так и не поднялась на ноги, а белесые глаза незаметно для их обладательницы закрылись. Холод уже не донимал, словно стал неотделимой, родной частью тифлинга, на которую не обращаешь внимания. И дремалось сладко, ведь там не было бескрайних сугробов, ветра, снега и огромных червей. Ничего не было.
Впрочем, для очистки совести ее разум поспешно воссоздал во сне, что Ритца куда-то идет, ведь та занудная команда "надо встать и идти" продолжала пульсировать где-то на задворках сознания, не давая покоя. А так всё хорошо и правильно. Надо? Так вот же, она идет. Какая разница, что пурга уже неспешно заметает растянувшееся, замотанное во всевозможную одежу, тело девчонки.
И какая разница, что кое-чьи пронзительные, подобные волчьим глаза, наблюдавшие сравнительно долгое время за странниками, всё это время не сводили своего взгляда с лежащей тушки.
Белоснежный и оттого прекрасно сливающийся с местным пейзажем хищник неспешно подобрался вплотную к своей жертве. Ритца не среагировала на любопытствующий и ощутимой пинок носом в свою щеку. Не дернулась девчонка и тогда, когда оказалась в драконьей пасти, благо, что уколы острых зубов приняла на себя одежда. К счастью, закинутая на плечи сумка с вещами оказалась при ней же.
Белый дракон, тревожно оглянувшись в поисках того, кто был очень сильным и опасным, но ушел, поспешно потрусил в свое логово вместе с добычей, покуда ее никто не отнял.

+1

64

[NIC]Алгуль[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/scHZA.png[/AVA]
[STA]Мелкое чудище[/STA]
Снежная долина была пристанищем не только для червей-переростков, которые охотились на заблудившихся в пелене путников. Помимо шефанго, что нет-нет, да и объявлялись в этих местах, кои по праву принадлежали им, тут обитало приличное видовое разнообразие всяческих существ. И это с учетом того, что территории были скудны на припасы и вообще не особо пригодны для комфортной жизни.
На этих бескрайних заснеженных просторах обитал некогда целый выводок белых драконов. Они вообще достаточно лояльны к низким температурам и подобным погодным условиям, так что мороз, снежные вихри и безумные ветра, дующие в самых разнообразных направлениях, становились для белых хроматиков настоящим блаженством. Неизвестно, куда в итоге все эти драконы подевались. То ли друг с другом перегрызлись, то ли мигрировали куда-то еще более севернее, то ли оказались перебиты охотниками за чешуей и всякой алхимической дребеденью. Но в итоге от всего семейства остался только один дракон. И тот, пожалуй, скорее дракончик. Именно он и наткнулся на укутавшуюся в снежное одеяло и почти погрузившуюся в мир вечной мерзлоты полукровку. Она показалась ему довольно аппетитным куском мяса. Поначалу он даже подумал, что это мясо уже совсем... того. Ну скопытилось, подморозилось основательно, чтоб можно было в пищу употребить, как полагается. Но после заметил, что мясо вяло трепыхается и медленно, с большими перерывами, дышит. Значит, нужно это мясо сунуть в сугроб, подморозить еще больше, до аппетитной хрустящей хрустальной корочки.

Он крался мелкими шажками, старательно заметая их хвостом. Кто его так научил - или сам научился - а хрен его знает. Впрочем, на снегу дракона было практически незаметно. Он и сам был мелким - пару метров в длину всего-то, что выдавало его малый возраст. А учитывая, что был он покинут родителями почти сразу, как научился говорить, то естественно, все его навыки по выживанию оказывались кустарными, самодельными, наработанными из собственного, зачастую не очень удачного опыта. Потому Алгуль, а так звали сего представителя чешуйчатых, не особо церемонился, держа в зубах свою находку. Ему не было никакого толку переживать по поводу здоровья и самочувствия тифлинга - а зачем, если это всё равно кусок мяса и не более того.
Добравшись к пещере, дракончик фактически сплюнул ношу на заметенный снегом пол. Тут, внутри, было тоже холодно, но хоть ветра не задували. Вообще, если присмотреться, то окружающая обстановка могла показаться даже прекрасной. Пещера фактически изо льда. Вечернее солнце золотит полупрозрачные стенки причудливыми переливами. Даже белоснежно-голубоватая драконья чешуя столь гармонично вписалась во всю эту картину, что хоть бери кисти и краски и переноси на холст.
Для Ритцы, вестимо, вся живописность открывающегося вида меркла перед грядущей судьбой оказаться главным блюдом на столе дракона. Алгуль ткнул девчонку носом в плечо, проверяя температуру тела. Прикинул, что мясо еще должно немного подмерзнуть. Для того, пожалуй, лучше запихнуть его или в снег или бросить на лед под ветер. Но для начала надо было немножко поковыряться в зубах - то ли от одежды лоскутья позастревали, то ли от прежнего обеда шерсть. В общем, неудобства одни.

+1

65

Вот уж Ритца такая Ритца: или везет на каждом шагу, или непруха донимает, угрожая сломать девчонку как тростинку. А она-то, рассказывая Флёру, как после озера отправится к Кельмировым лесам в поисках своего гнезда, своего храма... ладно, в поисках той развалюхи, в которую превратился когда-то уютный домишка, ни разу не лукавила. Всё можно восстановить, а уж тифлинг скорее детеныша дракона посадит на цепь у порога, чем доверится судьбе, надеясь, что никакой шальной волчара-перевертыш к ней не сунется.
Устала она. Нет больше сил скакать прежней козой-дерезой, не унывать, внимать романтике бродяжки, у которой каждый день - лотерея, только вот призов как-то нет и нет. Даже в банде было всё иначе, и порой Ритца вспоминала с ностальгией вечера, полные злого смеха, эля и плясок. И уж грех было не уединиться с кем-нибудь после славного разбоя, когда и поделили, и обмыли трофеи, когда празднество торжества остается позади - как нельзя лучше чужие страстные прикосновения к нагому телу напоминали о том, что жизнь бурлит в крови, а сердце учащенно бьется в предвкушении сладкой истомы.
Славное было время, и может огонь ненависти ко всему миру был не так уж плох? Всяко лучше, чем тонуть в этом дерьме уныния, не понимая, чего мятежной душе хочется в этот раз. Вот ведь зараза: заполучить желаемое - вопрос лишь усилий, но что делать, когда едва ли что откликается интересом?.. А свой дом - это здорово. Безопасно, уютно и тихо. Ритца даже не знала точно, хотела быть жить бок о бок с кем-то. Плотские потребности никто не отменял, а наличие родственной души рядом, тельце которой можно периодически лапать от избытка чувств и всячески совращать, тоже звучит не так плохо...
Может быть, потеря матери - лишь злое совпадение? Ведь сколько вокруг смертных и бессмертных, потерявших близких, а всё равно живут. Радуются. Связывают себя отношениями. Ритца-то чем хуже?

Она открыла глаза, ощущая неприятный тычок к плечо. Чужое сопящее дыхание не вязалось с барсом, тем более, что последние воспоминания навязчиво зудели, что Флёр ушел. Тогда что происходит? Тифлинг всё еще жива, однако это вопрос времени.
Нужна всего лишь воля к жизни. В прошлый раз, когда на глаза показался Тигр, она тоже была равнодушна, и это практически убило ее - ту схватку девчонка фактически проиграла. Вовремя появившийся демон спас, но как быть теперь?
- Флёр?.. - шевельнула бледными губами полукровка, вяло моргнув еще раз. Потускневший слабый взор разобрал силуэт, едва выделяющийся на фоне снежного блеска.
- Флёр!.. - Ритца взвизгнула, сразу же сумев приподняться, опершись на локоть.
Убежать не получится: она слишком грузная и неповоротливая во всей этой одежде. Сбросить с себя тряпки - обречься на мучительную смерть, даже если удастся обмануть ящера. А оружия у нее точно нет, да и что поможет против прочной драконьей чешуи? Впрочем, они же разумные, драконы эти. С ними можно договориться. Наверное.
- Ты... ты... не Флёр же, да? - лихорадочно соображая, как устроить грамотные переговоры с рептилией, вопросила достаточно очевидную вещь девчонка. Вообще-то говоря, какой-то процент вероятности имелся, что перед ней именно Флеурис, но всё-таки...
Она достаточно изучила демона, что подсознательно, интуитивно ощущать, что дело пахнет... мороженым, да. Не паленым.
А демон действительно ушел.

+1

66

[NIC]Алгуль[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/scHZA.png[/AVA]
[STA]Мелкое чудище[/STA]
Свой дом дракон считал своей крепостью. Опрометчиво, видать. Этот природный хрустальный дворец по силам было раздавить кому-нибудь побольше и постарше, и всё равно Алгуль, чуя где какую опасность, забивался в эту нору, пережидая и прячась. Не был он храбрецом, не считал себя сильным и могущественным, какими помнил своих родителей, и втайне надеялся рано или поздно дорасти до их величия. В то же время ненавидел их до кишечной колики. Не потому что бросили - так у белых, да и не только у них, заведено. А потому что они были лучше, сильнее, умнее, но не стали передавать эти знания подросшему потомству, считая, что то само должно научиться выживать в этом неприветливом мире. Алгуль и учился. Его пещера была лишь перевалочным пунктом. Пока что он не чувствовал тяги к тому, чтобы соорудить себе настоящее неприступное логово, в котором можно будет хранить драгоценности вперемешку с черепами своих врагов. Почему-то он считал, что нужно больше и сытнее питаться, больше летать, тренируя мышцы спины и крыльев, чтобы стать сильным и возвеличить свое имя над именами родителей. Но пока что дракон себя идентифицировал объективно и критично - он не тот хищник, перед которым трепещут и которого боятся.
Добыча, найденная сегодня в снегах, его определенно порадовала. Она не брыкалась, не сопротивлялась. Казалось, даже была рада, что ее несут в теплой пасти, уложив на мягкий влажный язык, как на перину. Алгуль даже делает ей одолжение. Мясо не помрет просто так, а послужит во благо - его съедят.

Дракончик ковырялся в зубах, рыча что-то на своем драконьем северном наречии, но, вероятно, ругался на тех, кто таскает на себе тонну безвкусных шмоток. Даже не понимая языка, можно было догадаться по тону и интонации, что в адрес Ритцы не летят никакие комплименты. Белый огрызнулся сразу же, как услышал возню, а после и слабый голос.
- Шшшш, - зашипел он, вытянув голову в сторону полукровки. - Ты должно быть заморожено, почему ты живое?
Алгуль никогда раньше не видел таких зеленых странных существ, кроме того он понятия не имел, что человеческие особи (или что это за зеленое чудище?) как-то отличаются по половым признаками. Для него мужчины, женщины, дети, старики - все были одинаковыми. Только одни больше по размерам, другие меньше. У одних мясо было нежным и гладким, у других - жестким и его приходилось еще долго выдерживать на холоде. Жизнь дракона была простой и печальной, полной одиночества и лишенной любых радостей, доступных молодняку людей. Он учился выживать и пока что это сводилось к поиску еды. Алгулю вовсе не нравилось, когда мясо начинает с ним разговаривать.
- Ты должно быть мерзлым и молчаливым. Так вкуснее, - заявил дракон, затем подошел ближе к девчонке и сцапал ее зубами за ногу. Острые клыки вонзились в податливую мясистую часть икры, Алгуль вовсе не старался сделать Ритце больно, но он просто не догадывался, что можно быть аккуратнее и обращаться с живым существом как-то иначе. Рядом ведь не было никого, кто мог бы объяснить ему столь очевидные вещи. Дракон собирался потащить свою добычу в специальное углубление в пещере - там по каким-то особым причинам температура воздуха была еще ниже, чем за хрустальными стенами. А еще там был основательный такой сугроб, и дракон планировал сбросить тифлинга именно туда.

+1

67

Вот чего-чего, а красоты хищников Ритца оценить не могла. В ее силах, скажем, завороженно залипнуть в созерцании текучей воды, огня, какого-то там симпатичного заката, и то же звездное небо вызывало умиротворение в глубине души. А вот осмыслить великолепие творения природы, которое рождено убивать, терзать и сжирать нередко живьем всяких горе-тифлингов - не-а, это не про нас. Может быть, конечно, острые зубы и когти вкупе с панической мыслью, что сейчас полукровка станет кое-чьи перекусом - главная этому причина и, так сказать, отвлекающий фактор.
Так вот. Девчонка была готова отчаянно молиться всем Богам, имена которых где-то умудрилась услышать, а так же сходу придумать еще десяток-другой всевышних, лишь бы это помогло. На мгновение показалось, что даже утратившее вместе с теплом подвижность тело снова оказалось в полном порядке и готово в срочном порядке уносить стрельчатый хвост от очередной беды.
- Так, подожди, ты что, надумал меня с-сож... - тифлинг осеклась. Драконов принято считать едва ли не венцом природы. Мудрые до чертиков, даже заумные. Всё понимают, всё знают... Неужели у нее не выйдет договориться? Драгоценностей, до которых падки крылатые ящерицы, у полукровки нет, но... А если что-нибудь эдакое пообещать, а потом свалить и ищи ветра в поле?
"Или они умеют читать мысли?.."
Но на деле ноги ее подвели, и в общем-то именно потому дракон бесцеремонно хватанул своей пастью за ногу. Тут-то и выяснилось, что чувствительность ушла от холода далеко не полностью.
- %;&#№!!! - рявкнула тифлинг, неистово зашипев как разозленная гадюка. Это было больно. Это оказалось дохрена больно, когда зубастые челюсти смыкаются и сдавливают в своих острых тисках несчастную конечность, которой и лишиться можно при таких условиях, а нечто липкое, горячее и мокрое - однозначно потекшая из раны кровища. Боль же невесть почему и пробудила злость, а не страх. Обычно Ритца забивалась в угол перед очередным мучителем и отчаянно скулила, выпрашивая пощаду. То ли приспособленка прекрасно понимала, что особо на чужую жалость не подавишь сейчас, то ли отчаяние, что Флёр ушел и бросил, было готово вырваться в образе гнева, сокрушая первого встречного.
Впрочем, конечно, голыми руками (да даже при наличии меча) тифлинг ни за что не поборет и детеныша дракона. Но это совершенно не мешало посыпать его бранью, где самым, кажется, разборчивым и цензурным прозвучало нечто вроде "мудак мелкий".
Хотя и мелкой тут была как раз полукровка, если дотошно сравнивать...
Но ведь под руками всё так же была сумка - соломинка для утопающего! Которую можно кинуть в лоб чешуйчатому гаду, и это окажется самой идиотской попыткой спастись из сложившейся ситуации. Куда разумнее попытаться воспользоваться содержимым: там же не только конфеты?..
Лучше бы, ей-богу, у Ритцы была страсть коллекционировать холодное оружие. И клептомания развивалась бы в том же направлении. Полная сумка всевозможных ножиков лучше сумки со сластями на любой вкус. В первом случае всего-то надо заставить эту белую козявку целиком сожрать котомку, злорадствуя, что это равноценно сжиранию ёжика, и острия проткнут желудок. Или переварит, даже не поморщившись?
Пытаясь одновременно и вырваться из хватки зубов, - причем чем больше тифлинг дергалась, тем было больнее, и, следовательно, тем громче она вопила и материлась, - и отыскать хоть какое-то оружие, девчонка вначале кинула попавшимся под руку ледяным куском размером с кулак, целясь хищнику в лоб, а потом уже просто едва ли не вывернула наизнанку сумку, рассыпая содержимое. Два комплекта одежды... конфеты... еще конфеты... леденец... о, второй леденец... так, а это?.. непонятный кулон, с которым Ритца так и не разобралась...
Нож! Тифлинг дернулась к нему навстречу, но пальцы дрожащей руки вместо того, чтобы сграбастать оружие за рукоятку и притянуть к себе, сдуру оттолкнули еще дальше. На какие-то жалкие полметра, которые выглядят непреодолимым расстоянием.
- Флёр!..

+1

68

[NIC]Алгуль[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/scHZA.png[/AVA]
[STA]Мелкое чудище[/STA]
Дракону совершенно не было дела до того, что там бормочет себе под нос едва очухавшееся зеленое мясо. Вообще Алгуль не совсем понимал, почему оно зеленое. Такого ему видеть не доводилось. По сути, он даже не знал, что этот цвет принято называть зеленым, и что увидеть его можно на землях южнее белоснежных просторов Ледяной Империи. Алгуль видел в своей жизни лишь это, нигде и никуда судьба его еще не забрасывала. И потому цвет мяса показался ему подозрительным. Может быть, оно заплесневело и уже падалью попахивает? Но уж каким темным ни был дракончик, все-таки он знал, что падаль не шевелится и не разговаривает. Он-то всё равно не прислушивался, что там существо бормочет. Ему было абсолютно плевать, что мясо - на самом деле живое существо, которое всё чувствует и очень боится. Не потому, что Алгуль был злобной зубастой и прожорливой тварью. А просто он понятия не имел, что можно как-то по-другому. Хотя и злобной зубастой и прожорливой тварью он тоже был, чего греха таить. Вот только тут, как говорится, причина не в драконе: не мы такие - жизнь такая.
Сцапав девчонку за ногу, Алгуль услышал какие-то новые для себя слова.
"Иностранные языки знает. Видать, издалека ее сюда занесло", - в мыслях даже толика уважительности промелькнула. К образованным существам у чешуйчатого было свое, особое, отношение. Быть может, если бы желудок не требовал закинуть в него что-то питательное, Алгуль оставил бы мясо в покое и даже попытался бы с ним поговорить. Но в таких суровых условиях обитания верховодят именно основные инстинкты, а не жажда удовлетворить любопытство или с кем-нибудь поболтать.
Мясо трепыхалось, издавало громкие и режущие чувствительный слух ухо. Поблизости от пещеры в радиусе километров никого не было - сплошные снежные поля. Ну может, где черви водились, и тут уж менять шило на мыло вроде бы нет никакого резона. Алгуль продолжал тянуть жертву к самодельному погребку. То. что в него бросало это зеленое существо, не причиняло дракону никаких неудобств. Светло-голубые, почти прозрачные глаза зыркали на полукровку настороженно. Так, наверное, выглядит собака, стащившая у хозяина со стола кусок мяса и теперь пытающаяся быстро затянуть его в свою будку и счавкать, пока никто не увидел. Алгуль не обращал внимания не то, что повываливалось из сумки и рассыпалось по снегу. Всё это он сможет потом осмотреть. Перекинется в человеческую особь и осмотрит - маленькими пятипалыми конечностями держать такие крохи куда сподручнее.
- Не ной, - предупредил дракон. Последний пинок носом в область поясницы, и полукровка скатилась в полуметровое углубление в снегу. Тут было  во много раз холоднее. Даже снаружи пещеры температура казалась тропической в сравнении с тем, какой минус был в этом погребке. Ритце под ноги могли попасться обглоданные изломанные кости, остатки замороженного мяса, алые хрусталики - замороженная кровь, чьи-то волосы, шерсть. Красноречивое зрелище в общем-то. - Тебя зовут Флёр, мне уже понятно, - нетерпеливо кивнул Алгуль. Ему было всё равно, какое имя у мяса. Главное, что пища не испорчена. Кровь, оставшаяся на белоснежной морде, была с аппетитом слизана юрким раздвоенным языком. - Если ты заснешь, то ничего не почувствуешь, - для дракона это было не характерно, однако он предлагал полукровке замечательный вариант, как перейти в мир иной без особых проблем. И для нее, и для него самого.

+1

69

[AVA]https://pp.vk.me/c604427/v604427219/7f63/fEZ3w9ixiYo.jpg[/AVA] - Нет, я не Флёр, - прошептала бледными губами девчонка, выпустив очередную струю пара. Упала она на спину, бессильно раскинув руки и ноги, и уставила бесцветный взгляд в сияющий льдом свод пещеры. Сил не было сопротивляться, и предложение дракона смириться, засыпая, не выглядело таким уж плохим.
Никто не зашибет, не замучает насмерть в пыточных подвалах. Не зарежет, оставив истекать кровью в канаве. Всё будет безболезненно, ибо никакая боль не окажется в силах нарушить вечный сон по имени Смерть.
Ритца сморгнула. Заставила себя вяло дернуться чисто из упрямства, хотя поврежденная острыми клыками дракона одежда сейчас служила тяжеленным грузом не хуже полного комплекта доспехов, лишившим маневренности и способности хоть как-то двигаться. И всё-таки вбитая за все годы существования девчонки установка "выжить любой ценой" просто так не позволяла сдаться. Разум мог молчать, смиренно принимая ледяные объятия снежной пелены, но каждая капелька крови в ее венах радела за то, чтобы продолжать теплиться жизнью до последнего.
Пальцы ее нащупали нечто твердое. Чья-то кость? Кажется, нет. Тифлинг стянула меховую перчатку, и снова потянулась к находке. А, ну да, тот самый кулон, который обнаружился, когда Флёр строптиво сбросил с себя девчонку. Не сводя глаз с водяного хрусталя потолка, полукровка отрешенно гладила украшение, ощущая, как глаза постепенно закрываются.
Что-то всё-таки заставило с неохотой повернуть голову вбок и взглянуть на бесполезный металлический диск на цепочке, затерявшийся среди костей, замерзших клочьев крови и прочих останков.
Пульсирующий, словно оживший, глаз, изображенный по центру теперь уже несомненно артефакта, заставил несколько оживиться, обнадежив. Не помнила Ритца подобного, впервые взяв его в руки. Что же такое пробудило?..
Неужели в руках девчонки оказался шанс на спасение? Тифлинг не представляла, на что способна эта штука. Может быть, телепортатор, который невесть как активировался и ждет приказа. Может какое-то оружие...
Сжав пальцы, она закрыла глаза, живо нарисовав себе родные леса и ту неприметную могилу возле останков дома.
Ничего не произошло. Холод продолжал пронизывать, выпивая жизнь.
Сил говорить не было, и Ритца отчаянно вопросила лишь в своих мыслях: "что же с тобой не так? Почему не работаешь?"
Она умудрилась поднять кулон, поднося к лицу. Мерцание прекратилось. Уронив руку обратно на снежную пелену, тифлинг добилась возвращения прежнего поведения.
Взгляд невольно сфокусировался на алом камне, лежащем рядом с кулоном, сжатым в окоченевших пальцах. Застывшая кровь. Вот, на что реагирует кулон.
Больших трудов стоило повернуться набок. С трудом непослушными и негнущимися пальцами Ритца выудила из снега красный хрусталик, соприкоснув его с поверхностью артефакта. Ничего.
Нужна жидкая кровь?.. Тифлинг предпочитала не думать, что перед ней бесполезный брелок, который лишь красуется спецэффектами, почувствовав рядом с собой кровь в любом проявлении.
Дыхания не хватало, чтобы обратить лед назад во влагу, и Ритца, недолго думая, поднесла осколок к губам...
Странно, но пришлось сдерживать рвотный позыв и всяческое желание выплюнуть неведомо чьи замерзшие капли крови. А ощутив давно знакомый и почти привычный соленый вкус на языке, полукровка поддалась порыву, посчитав, что достаточно.
Артефакт с ней согласился, сменив зеленый рисунок на алый. Утерев губы ладонью, тифлинг напялила на себя кулон и без сил откинулась на спину, закрыв глаза. Снова вообразила то самое место: лес, могила, останки дома...
А потом сдавленно всхрипнула, судорожно свернувшись на боку от боли. Хорошо, что словно удавку тонкую набросили на горло - кричать не выйдет, а едва слышное шуршание снега от мечущейся полукровки едва ли привлечет внимание дракона. Она же всё равно обречена на смерть, верно? Никуда не деться. Никуда.
Спустя несколько секунд из тряпья усиленно пыталась выбраться белоснежная большая птица, ошалевше моргая круглыми здоровыми глазищами.

+1

70

[NIC]Алгуль[/NIC]
[AVA]http://s0.uploads.ru/BNbnd.jpg[/AVA]
[STA]Мелкое чудище[/STA]
Особого интереса к тому, кто это попал к нему в зубы, Алгуль не испытывал. Ему было всё равно, какого это существо пола, какой расы, сколько ему лет... Хотя нет, пожалуй, с последним пунктом ошибочка - это важно! Чем моложе мясцо, тем оно сочнее и вкуснее. Но на безрыбье и рак - рыба, потому дракончик не привередничал и был готов сожрать сейчас кого угодно. На самом деле он не был голоден, просто привычка есть всегда и сколько готово принять брюхо оставалась неизменной. Так он еще от родителей напутствие запомнил. Так и для себя уяснил на практике, что среди снежных равнин пропитание добывать тяжко, оттого и не стоит нос воротить, а лучше обожраться впрок наперед, запастись жиром, мало ли, какие впереди времена. Жира на Алгуле, правда, днем с огнем было не сыскать. Он и в человечьей форме-то - дрыщ дрыщом. В драконьей тоже его худоба вполне бросалась в глаза. Хотя нет... не худым или тощим хотелось назвать белого, глядя на него, а изящным, грациозным. Всё-таки зверь был прекрасен даже несмотря на то, что планировал сожрать Ритцу и ничуть об этом не сожалел.
Разумная речь, правда, была каким-то стимулом не жрать ее сразу, ибо на просторах Ледяной Империи разумные существа в качестве пищи дракону попадали редко. Да и вообще мало с кем получалось переговорить. Жертвы начинали орать и буянить, называли всякими нехорошими словами. Алгуль не знал, правда, хороши они или нет, но по интонации мог догадаться, что ничего положительного в свою сторону ему слушать не доводилось.
А голос этого зеленого куска мяса ему нравился. Такой хриплый, простуженный, забавно коверкающий букву "р". Может быть, стоит поговорить с этим существом перед тем, как слопать? Алгуль, в принципе, не настолько голоден, иначе уже давно переваривал бы свою находку.
- Можешь рассказать мне, что ты такое, - снисходительно разрешил дракон, усевшись на задние лапы на краю той ямки, куда свалилась Ритца. Ямка не была сильно глубокой, так что при надобности Алгуль мог бы без труда выковырять оттуда свой обед. Он следил, что она делает, но никак не препятствовал всем этим непонятным движениям. Зачем зеленому мясу понадобились хрусталики крови? Зачем она елозит пальцами по непонятной металлической штуковине? Дракон ничего не понимал в артефактах и не видел необходимости как-то воспрепятствовать тому, что видел. Он-то ощущал какие-то эманации. но природы их не осознавал и опасности потерять свой обед не учуял.
Зато узрел превращение зеленого мяса в небольшой мешок с перьями. Это Алгуля, естественно, совсем не устроило. И он тут же вскочил, протягивая вперед лапы. Благо, то, что птица запуталась в одеяниях, помогло чешуйчатому сцапать беглянку. Дракон придавил ее массивной когтистой лапой к ледяной глыбе и недовольно заворчал:
- А ну превращайся обратно.
Зеленого мяса было много. А в этой мохнатой курице - совсем чуть-чуть. Такой поворот событий Алгулю совсем не пришелся по душе.

+1

71

[AVA]https://pp.vk.me/c604427/v604427219/7f63/fEZ3w9ixiYo.jpg[/AVA] Честно говоря, Ритца так и не поняла, что толком-то произошло. Если закрыть глаза и отрешиться от реальности, то можно представить, что дракон уже принялся за свою трапезу, и всё эти странные махинации, происходящие с телом, есть ничто иное, как неприятный побочный эффект от работающих челюстей. Но в то же время тифлинг где-то в глубине своего сознания понимала отчетливо ясно: ощущения были бы весьма красочнее, окажись действительностью то, что от нее оттяпывают по кусочку острейшими зубами...
В куда меньшей по размерам, уже покрытой перьями и вооруженной острым клювом головушке, отчаянно хлопавшей глазищами, постепенно формировалась мысль, что кулон значительно занятнее, чем кажется на первый взгляд. Особых различий в ходе мыслительного процесса по сравнению с оригиналом, надо заметить, не замечалось, что... могло навеять на определенные подозрения. В любом случае горе-птица, которой еще предстояло вспомнить, что заместо рук у нее теперь две здоровые пернатые хрени, которые в теории могут обеспечить полет, а на практике - исключительно непонятные покатушки сверху-вниз-наискосок по воздуху, задерживаться и предаваться размышлениям не собиралась.
Очень вовремя тифлинг, а теперь сова, метнулась куда-то в сторону, запутавшись в тряпках, ставших ей велики по размеру, в своих крыльях и когтистых лапках. Так что тут дракон скорее подсобил, чем помешал, потому что Ритца умудрилась извернуться, и здоровые по сравнению с пернатой тушкой лапы придавили как раз одеяния, любезно их придержав, чтобы помочь выпутаться. Невольно, разумеется.
К сожалению, инстинкта в любую минуту опасности истинной или потенциальной (включая и надуманную, чего уж тут) спешно драпать в полет у тифлинга не наблюдалось, равно как и не приобрелся он после трансформации. Но шестым чувством полукровка понимала: вопреки всей нелогичности (драконьи крылья выглядели куда внушительнее, чем ее пернатые отростки) стоит именно по воздуху искать путь на свободу. Права на ошибку не было, времени учиться - тем более.
Очередной экзамен на выживаемость...
Кажется, из хвоста ей в итоге всё-таки вырвали пару-другую перьев - иначе как еще объяснить весьма неприятную и жгучую боль в районе задницы?
Но это уже не имело значения. Понизу стелился снег. Ветер норовил швырнуть то вверх, то вниз, то просто куда-то тащил. Ритца очень быстро перестала ориентироваться в пространстве. Куда она летит?.. Куда-то... Давно потеряны граница, откуда сколько-то часов назад прибыла девчонка в компании с демоном, дорога, до которой ее вывел уже снежный барс на мягких лапах...
Всё сгинуло в снегах. Тифлинг поняла, что из всего с собой у нее есть лишь кулон. Перья спасали от холода почему-то, но сколько времени у полукровки есть?.. А если превратится в воздухе? Самый пышный сугроб вряд ли окажется спасительной пеленой, но запросто уже могилой.
Какое-то время Ритца бестолково металась в полете, когда побег уже удался, а осознание этого еще не пришло толком. Наверное, не один круг заложила, потеряв множество драгоценных минуток.
Потом-то, наугад выбрав какую-то скалу и решившись держаться этого курса любой ценой, чтобы добраться до границы, а после... уже действовать по обстоятельствам, птица раскрыла крылья, скользя по воздуху, и закрыла глаза на мгновение.
Так странно было лететь самой, своими силами... практически как Флёр. Но не было никакого восторга. Страх же не жевал сердце исключительно лишь по вине безудержной усталости. Моральной почему-то. Не физической.
А впереди ждала неизвестность.
>>> Северный ветер

+1

72

Начало игры.

Динавир никогда не мог объяснить свою нелюбовь к холоду, хоть его природная сущность и позволяла почти не мерзнуть, он видимо было мерзляком в своей душе. Всегда старясь сторониться вылазок в холодные края, на этот раз клыкастый отказаться просто не смог. Ну может и была возможность сказать нет, на то предложение на рыночной площади, но тогда пришлось бы отгрызть себе ноги, чтобы те на автопилоте не потащили парня на заработки в ледяную долину. Эта компания сразу показалась ему странной, сначала на рынке они подошли именно к нему, парень заметил их появление и видел, что они не искали кого-то подходящего к этой работе, а сразу целенаправленно двинулись в его сторону. Дин до их пор не понимал, что остановило его от побега в тот день, но так бывает, когда все твое нутро кричит надрываясь, что тебе лучше уносить ноги, а ты стоишь как истукан и ждешь чего же тебе такого преподнесет судьба на этот раз.
Ребята даже назвали имя того, кто посоветовал выйти именно на него, тем не менее доверия к ним не стало у Динавира больше ни на каплю. Всю дорогу к долине он думал, кто хитрее и кто же жертва в этой ситуации, а кто просто алчный засранец, который сам идет в ловушку. Но заверение работодателей о приличной плате, так еще и о дележе некоторых артефактов, заглушали собой, как голос разума, так и дикие крики чутья. Поиски в снежной пустыне, как ни странно, закончились довольно быстро, группа нашла тот самый тайник, о котором шла речь, теперь дело оставалось за малым: поделить то, о чем был уговор и разойтись своими путями.
Такой складный план нарушил один из руководителей этой своеобразной экспедиции, который упомянул, что те никчёмные нападки зверья и дорожных бандитов, которым они подверглись в ходе путешествия, могли бы запросто отбить его люди. Так что платить оборотню теперь никто не собирался, а может не собирался изначально, это парень понял, когда серебряные мечи сверкнули в руках головорезов.
- Я бы мог вырезать вас всех пока вы спали, то что я забрал бы у вас, мне бы и так хватило на несколько дней проживания. Но нет, я честно довел вас до места, а вы нарушаете условия сделки?
Через мгновенье перед ошарашенными бандитами вальяжно расхаживал уже могучий зверь, хищно озирающий всех вокруг и высматривающий объект для нападения. Но как ни крути, а числом они брали вверх, пара рубящих ударов задели зверя и тот, сделав несколько тяжелых шагов по глубокому снегу упал на бок, заливая все вокруг себя алым цветом. Дин понял, что эта глупая кончина в вечных льдах и есть то, чем он закончит свой жизненный путь. Тяжело дыша он ждал решающего удара.

Отредактировано Динавир Морн (19-11-2016 19:26:43)

+2

73

---> Не виноватая я, он сам пришел!
После успешного завершения спектакля Атрокс и Рута разделились - пока что аферистка демону нужна не была, поэтому он отпустил ее на вольные хлеба, как и обещал. Мысленно пообещав себе за ней периодически послеживать, даркин направился в сторону земель шефанго. Это была единственная раса, повадки которой оставались им неизученными. Но судя по добытой им из чужих рук информации, они были именно тем народом, который годился для его целей. Оставалось убедиться в этом лично.
Холод никак не мешал демону продвигаться по засыпанной глубоким снегом ледяной пустыне и лишь изредка ему приходилось отбивать нападения местной живности. В большинстве случаев в конце стычки снег таял под стремительно охладевающей тушкой очередного невезучего хищника, истекающего жизненными соками (не всегда это была кровь, что заставляло даркина морщиться от впустую потраченных сил). Однако в Колодце было запасено много силы и остаться здесь он не опасался.
Медленно идущий снег уже давно покрыл демона тонким слоем ледяной корки, которая периодически трескалась и осыпалась с плаща, но большую часть времени все же делала его малозаметным на фоне белоснежной пустыни. Это позволило ему подойти к затерявшейся среди бескрайних просторов небольшой пещере незамеченным и спокойно пронаблюдать классическую сценку предательства из-за алчности и жажды наживы. Но оборотень, к вящему удовольствию и симпатии Атрокса, убегать не стал даже пробовать. И это повернуло удачу к нему лицом - даркин всегда искал тех, в ком есть потенциал.
Воспользовавшись тем, что все смотрели на оборотня, демон тихонько проскользнул в пещеру через небольшой лаз и с удовольствием бросил на пол плащ и обмотки с меча. Скрежет, который издали лезвия Колодца, получив свободу и оставив в камне неглубокие борозды, заставил людей обернуться. Ближайшие к Атроксу, которые, очевидно, были руководителями компании, рухнули на землю первыми и из рук одного из них выпал небольшой сундучок с висячим замком, из которого раздался жалобный звон и хруст при соприкосновении с полом. Остальные попятились, выставив перед собой мечи, отливавшие серебром - очевидно, оборотня изначально собирались пустить в расход. Однако им это не помогло - Колодец с легкостью разрубал как тела, так и оружие, которое не могло причинить большого вреда демону. Чтобы залить снег кровью и остаться с израненным тигром один на один, даркину понадобилось меньше минуты. Воткнув меч в ближайший сугроб, демон подошел к огромной туше и без особых усилий затащил того в тень пещеры. Найти дрова посреди ледяной пустыни не стоило и надеяться, поэтому Атрокс разрыл скарб, который людям был уже без надобности. Единственное, что он нашел - какую-то явно магическую лампадку, которая слабо осветила пещеру и новый объект интереса демона. Тепла от нее было немного, так что Атрокс придвинул ее к раненому так близко, как мог, чтобы не обжечь того. Лечением оборотней воплощению войны было странно заниматься, так что он сел напротив и стал наблюдать. Если парень выкарабкается - молодец. Если нет - Колодец, который демон забрал из сугроба и положил себе на колени, был доволен и лишней эта стычка все равно не была.

Отредактировано Атрокс (20-11-2016 08:19:45)

0

74

Острую боль и холод, все что запомнил оборотень прежде, чем провалиться в вязкую тьму. Сначала ему казалось, что он стремительно падает вниз с неимоверно большой высоты, но потом, прислушавшись к ощущениям, Дин понял, что идет ко дну ледяного водоема. Хотя дышал вроде как он без труда, да и мокрым себя не чувствовал, странно все это было. Затем тьма рассеялась и сменилась яркими красками, хоть в большинстве своем картинки и были размыты, было нетрудно вспомнить эти моменты из жизни. Люди, события, слова, все смешалось в этом бесконечному водовороте, наполняя тело тигра теплом.
Ноги почувствовали твердь под собой, а Дин мог увидеть узкую тропу, уходящую далеко вперед, вокруг же теперь был густой дремучий лес, словно нависший над мужчиной. Хоть никто ему об этом и не сообщил, Динавир как будто бы сам всегда знал, что нужно идти по этой тропинке никуда не сворачивая, просто потому что так должно быть. И чем дальше он заходил вглубь, тем сильнее сгущалась тьма вокруг.
Беспроглядную тьму рассеял слабы свет лампы и ее почти обжигающее тепло. Открыв глаза, Дин обнаружил себя в какой-то пещере и уже в человеческом обличии. Силы постепенно возвращались к нему, но парню все еще тяжело было двигаться, оглядываясь вокруг он заметил того, кто-либо спас его задницу, либо собирается теперь сожрать. Попытаться метнуться было бы сейчас глупо, потому Дин продолжал расслабленно валяться на земле.
- Ты…ты демон? Или же дьявол, но если я умер и ты дьявол, то как-то здесь прохладно для геенны огненной, - мужчина поднялся, теперь он сидел на земле, ощупывая глубокие шрамы, оставленные серебром.

Отредактировано Динавир Морн (25-11-2016 12:30:09)

+1

75

Сколько времени провалялся оборотень в отключке, Атрокс сказать не мог. Не желая тратить накопленную в Колодце энергию он погрузился в транс, почти перекрыв поток, питающий его тело. Сердцебиение замедлилось, зрение потеряло фокус, давая крайне расплывчатую картинку, а звуки стали доходить будто бы сквозь толщу воды. Демон медленно покрылся наледью, так как тело остыло, и стал слабоотличим от ледяной статуи, которую какой-то шутник мог притащить в такую даль.
Впрочем, времени прошло достаточно - сквозь полубессознательное состояние даркин слышал звуки возни снаружи. Падальщики снежной пустыни нашли тела и вдоволь попировали. Очевидно, этого им хватило, потому что лезть в пещеру никто не пробовал на свое счастье. Когда оборотень наконец пришел в себя, Атрокс пустил жизненную силу по телу и за несколько секунд пришел в нормальное состояние, так что когда тот взглянул на демона, последний активно разминал конечности, хрустя осыпающейся с тела ледяной крошкой.
- Ты…ты демон? Или же дьявол, но если я умер и ты дьявол, то как-то здесь прохладно для геенны огненной.
Атрокс прекратил свое занятие и взглянул на мужчину. Несколько секунд он его разглядывал, сравнивая со звериным обликом. Затем кивнул на нагое тело оборотня:
- Если уж прохладно, то для начала оденься. Мне-то без разницы, но в вашем обществе не принято расхаживать голышом. Потом уже поговорим.
Он вышел из пещеры и увидел цепочки следов, перепахавших весь снег перед пещерой. От тел не осталось ничего, кроме обрывков одежды и бурого снега. Кто бы тут ни был, привередничать он явно не привык. Демон обошел холмик пещеры по кругу, но было похоже, что, удовлетворив голод, все падальщики убрались восвояси, поэтому он вернулся в пещеру и, подобрав с пола плащ, запахнулся в него и уселся на прежнее место.

0

76

Навряд ли он посоветовал одеться для того, чтобы потом убить, хотя быть может ему было бы неловко убивать голого. А теперь он вообще вышел из пещеры, хотя Дин все же мог слышать, что незнакомец находиться неподалеку. Динавир медленно поднялся на ноги, которые все еще немного подкашивались и повернул кольцо на пальце, легкое свечение, охватившее оборотня, исчезло так же быстро, как и появилось. Парень заправил рубаху в штаны и потер руки около лампы, а тот, кто по-видимому не дал ему помереть в этих снегах, как раз возвратился обратно. Мысли в голове Дина уже окончательно прояснились, давая понять, что его работенку едва ли можно назвать прибыльной, как говорится отработал в минус, ну хотя бы при жизни остался и то ладно.
- Я так понимаю, мне следует тебя поблагодарить? Сомневаюсь, что я сам заполз в это укрытие, - Морн присел около слабо греющей лампы.

+1

77

Атрокс отпихнул ногой в сторону один из трупов, которые были в пещере и поэтому избежали внимания падальщиков.
- Поблагодарить? Ты думаешь, этого будет достаточно демону... Или дьяволу? - Усмешка на лице Атрокса была снисходительной. Те, кому даркин сохранял жизнь, никогда не подозревали, во что это в итоге выльется. Благодарность к демону или оказанная ему в ответ услуга никогда были чем-то, что могло разрушить созданную связь. Поэтому даркин продолжил: - Да, ты жив. Но не стоит этому радоваться раньше времени. Ты можешь попробовать со мной поспорить, но теперь каждый прожитый тобой день - мой. Но ты воин, так что твоя жизнь не сильно изменится. Разве что единственное мое требование, которое должно выполнять всегда, вне зависимости от того, рядом я или нет - не останавливаться в развитии. Я делал из людей великих воинов, которые вписали свои имена в историю кровью. Воспитывал их способами, что им не нравились. Но оступись они хоть раз и их настигла бы бесславная гибель. Ты же, в отличие от них, оборотень. Твой потенциал на абсолютно ином уровне. - Атрокс поднялся и подобрал серебряный клинок с пола. - Но вот этих игрушек оказалось достаточно, чтобы ты оказался беспомощен. Не вызывает ли это обстоятельство гнева на собственную слабость? - Демон подошел ближе и поднес острие к груди в районе сердца. - Не заставляет ли оно твое сердце биться чаще, а разум искать пути для ее преодоления? Подумай над этим. - Даркин бросил оружие плашмя оборотню на колени.
Затем он подошел к закоченевшим трупам. Лужи крови замерзли по всему полу, создавая в этих местах скользкие участки. Аккуратно их обходя, Атрокс взял мертвецов за шиворот и вынес из пещеры. Чтобы больше не привлекать падальщиков к пещере, он отнес тела чуть подальше и бросил в снегу.
Примерно через десять минут демон вернулся. Лампа светила так же, как и до его ухода. Снаружи же день подходил к концу. Холодное и безразличное ко всему светило этих широт бросало в пещеру последние лучи мертвенно тусклого света.
- Даю тебе времени до рассвета. - Атрокс занял облюбованное им место, сев по-турецки. Крылья протестующе шевельнулись под плащом, но потолок пещерки был слишком низок, чтобы демон мог дать им волю. - Пока можешь попробовать найти себе еду и воду, если проголодался. А также запасы на дорогу. - Даркин гаденько ухмыльнулся: - Это будет первой проверкой на тягу к жизни после твоего второго рождения.

Отредактировано Атрокс (30-11-2016 23:36:54)

+1

78

Дин внимательно выслушивал своего нового знакомого, странно, но даже не возникало желания его перебивать. Эта высоченная фигура неминуемо вызывала уважение, Дин его не боялся, а именно уважал. Ощущение было будто он знает его не несколько минут, а как минимум пол жизни. Клинок немного обжег грудь, оставляя тонки ожоги, которые практически сразу исчезли с кожи, а когда меч упал на колени, реакция Дина позволила быстро его откинуть, не позволив оставить следы. Оборотень поднялся и отпихнул от себя меч ногой, теперь он чувствовал злость, на самого себя, прожить столько лет и все ничего, а теперь его чуть не лишили жизни какие-то ублюдки. Раньше Динавир никогда не сомневался в себе и своих способностях, был отчаянно уверен, что никому его так запросто не погубить, а теперь он был спасен волей случая, по которому сюда забрел этот демон.
Дин вышел на улицу, безразличным взглядом провожая валящиеся за горизонт солнце. Местность вокруг наполняли звуки ночных охотников, которые с каждой минутой становились все громче и активнее. Один из таких хищников в атакующем броске метнулся в сторону оборотня, острыми клыками рассекая ему руку, что не помешало Дину склонить исход этой атаки в свою сторону. Через несколько минут он уже разделывал тушу опрометчивого падальщика. Желудок оборотня позволил Дину сполна насытиться даже сырым мясом, что парень обычно не любил. Животное начало не убивало в нем гурмана, так что по возможности тот предпочитал все же приготовленное мясо. Но сейчас выбирать-то было особо не из чего, так что протерев окровавленный рот снегом, Дин начал сдирать шкуру со зверя, сделав потом из нее импровизированный бурдюк. Уже в пещере оборотень набрал в него воды из талого снега, а всю оставшуюся ночь провел глубоко погрузившись в свои мысли, думая о том, что ждет его дальше.

+1

79

В это время года солнце вставало поздно и ложилось рано. Что было удобно местным ночным хищникам и было безразлично Атроксу. Но, так как он решил вывести отсюда оборотня живым, то даркину волей-неволей придется замедлить темп. К добру ли или к худу, слухи о том, что случилось на границе Ледяной Империи, скорее всего дойдут до цели пути раньше демона. Смирившись с этим, он должен был подогнать свои планы под изменившиеся условия.
Но прежде надо было взглянуть на то, кого же он подобрал. Атрокс всегда выбирал людей с подходящим характером и образом мышления, считая, что сила, опыт, реакция - все это можно получить в обмен на время. У оборотней же время было неограниченным ресурсом, как и у многих иных народов, с которыми даркин познакомился на этих землях, что делало их выгоднее людей.
Демон выскользнул из пещеры следом за вероятным спутником и пронаблюдал за сценкой охоты. При виде того, как неразумно распоряжается своими силами юноша, Атрокс лишь хмыкнул. Даже без Колодца в этой долине было немного тварей, способных оставить на его теле хотя бы царапину. Да и при грамотном подходе оборотень тоже мог бы обойтись без раны на руке. Регенерация или нет, но это была лишняя трата жизненных сил, чего демон не одобрял. Впрочем, впереди было достаточно времени, чтобы внушить оборотню простую мысль - "на любую цель надо тратить ровно столько сил, сколько она стоит." Очень часто люди считали любую цену приемлемой ради достижения поставленной задачи, но даркин считал иначе. И потому был жив до сих пор. Он никогда не вступал в схватки, которые могли потребовать больше, чем он имел. Отдать во имя поставленной цели жизнь - благородно. Отдать во имя нее же не свою жизнь, а чужую - разумно. Потому что это позволит проконтролировать то, что не появится новых сложностей и пожать плоды.
Пронаблюдав за тем, как оборотень, вместо того, чтобы свалить с тушкой подальше от места кровопролития, чтобы запах крови не привлек иных тварей, сидит на месте и утоляет голод, разнося теплый дымок свежей смерти по округе, демон хмыкнул еще раз и вернулся в пещеру. Затем дождался, когда вернется оборотень и погрузил тело в транс, сохранив достаточный приток силы к мозгу, чтобы обдумать сложившееся положение.
Когда же снаружи стало светать, Атрокс поднялся и, осыпав пол мелкой ледяной крошкой, направился к выходу. Снаружи утихал гомон ночной живности, а значит, пора было отправляться в путь. Даркин повернулся к оборотню и произнес:
- Утро. Время вышло. Что ты надумал?
Он отвернулся и взглянул на остатки скарба группы, которые валялись тут и там. Уцелело ли там что-либо? Кто знает. Атрокс проверять это не собирался. Его не интересовали ни деньги, ни вещи, ни ящичек, ради которого хотели убить его нового знакомого.

Отредактировано Атрокс (06-12-2016 21:16:57)

0

80

Просидев до глубокой ночи, оборотень все же провалился в сладкий сон. Из страны грез его вырвал голос недавнего спасителя. Снаружи пещеры уже забрезжил рассвет, заливая вход алыми разливами.
- Ну идти мне все равно некуда, тем более если с тобой есть возможность стать сильнее, то от такого я не могу отказываться, - Дин вышел наружу, несколько секунд прикрывая глаза от яркого слепящего солнца, но вскоре глаза адаптировались он смог окинуть взглядом белоснежные утренние просторы.
«Пару дней назад, если бы кто сказал, что все обернется так – получил бы смачный плевок в лицо от меня. Да уж, я и сам до сих пор не верю, что все так. Но раз я все еще жив, значит этой встрече суждено было случиться.»
- Если ты все еще не передумал, куда мы направимся? У тебя есть какие-то дела? – в глубине души Динавир надеялся, что у демона в планах будет, как следует отдохнуть в таверне.

0

81

- Дела? - Атроксу предстояло много дел впереди. Раскрывать знакомому второй день оборотню, имени которого даже не знаешь, свои планы? Глупее сложно что-то придумать. Он усмехнулся: - Ты не знаешь моего имени, воин. А я не знаю твоего. Тебе пока нет интереса в моих делах. Кстати об именах - зови меня Атер. Чтобы не приходилось размышлять, какими словами привлечь мое внимание и не получить по темечку. - Демон отвернулся и зашагал в глубины снежной пустыни, оставляя пещеру - редкий в ней островок - свидетелем своей жестокости и мясницкого ремесла.
Что есть ученик войны? Кто он? Готовый к битве воин? Нет. За спиной даркина шагал юнец. Неважно, по возрасту ли или по развитию, демон ясно видел - оборотень очень далек от слияния со стезей воителя. Гадкого птенца далеко не всегда можно вырастить в великолепного и устрашающего в своем могуществе грифона. Но попытка никогда не была чем-то постыдным в глазах демона. Да и он не припоминал за собой неудач.
Потому они шли в течение всего светового дня - Атрокс впереди, торящий дорогу сквозь снег с постоянством, недоступным смертному созданию, и оборотень сзади. Периодически на них нападали хищники. Мелких демон не трогал, давая шанс спутнику разобраться с ними самому. Если же было видно, что он все же не справляется, борьбу обрывал удар меча или тяжелого кулака даркина.
К моменту, когда солнце зашло за горизонт, пещера, из которой они вышли, давно скрылась за линией горизонта и вокруг, насколько доставал взгляд, царило белое безмолвие. Дневные хищники уже забились в свои норы, ночные еще не проснулись, и тишину снежной пустыни нарушали лишь путники. Демон огляделся и решил, что на сегодня с парня хватит.
- Еда, вода, ночлег - твоя забота. Я не нуждаюсь в этом. А выполнять эту работу мне за тебя глупо. От этого ты сильнее не станешь. - Атрокс уселся прямо в снег, воткнув Колодец поглубже.

0

82

- А меня зовут Динавир, можешь звать меня Дин, - пробормотал оборотень, плетясь за демоном сквозь бесконечное снежное море. Дорога прошла в молчании, разбавленная лишь небольшими нападками различного зверья, потому показалась Дину целой вечностью.
Пожалуй, впервые мужчина не знал, о чем говорить со свои сопартийцем, ну или для начала, о чем с ним следует разговаривать. Он не знал, как скоро их пешее путешествие будет завершено и когда им предстоит отдохнуть хотя бы в каком-нибудь захолустье. О том, чтобы напиться в какой-то таверне, Дин уже и не мечтал, куда уж там, навряд ли его новый «друг» любитель пьяных посиделок.
Наконец наступил привал, ну или просто остановка между пунктами следования, ибо для полноценного привала у них не было ничего. После захода солнца в темноте начинали бушевать порывистые ветра и еще больший мороз, так что первым делом Дин поспешил вырыть в земле небольшое углубление для себя, в котором можно было бы укрыться от ветра, за обморожение оборотень даже не переживал, ведь холод был ему особо не страшен. А вот надоедливый ветер мог бы оторвать ото сна.
Решив хорошенько выспаться, Дин уже в полной темноте этих пустошей поймал очередного голодного хищника и, насытившись его плотью завалился спать в свои нововыстроенные апартаменты.

0

83

Небо над бесплодной снежной равниной очистилось от туч и, пока Дин охотился, демон следил за тенью от воткнутого в снег Колодца. Он нередко пользовался этой, наипростейшей конструкцией солнечных и лунных часов, когда ему необходимо было точно следить на временем. Так как на Альме и в Валоране луны двигались несколько по-разному, попав сюда, Атроксу приходилось привыкать к местным погрешностям. Но за время путешествия с гномкой он их запомнил и, как и в родных землях, с легкостью определял время по фазе луны и тени меча.
На то, чтобы устроиться на ночлег и поужинать, оборотень потратил остаток сумерек и приличную часть ночи. Настолько, что, по замерам даркина, уже наступили следующие сутки. Лишь убедившись, что тигр закончил свои дела и лег спать, Атрокс позволил себе впасть в то, что иные расы могли бы назвать сном.
Следующие дни пути прошли примерно так же, как и первый. Оборотень не рисковал заводить разговоры с демоном, а тот не видел нужды нарушать белое безмолвие. Поучительные беседы? Атрокс не был учителем в обычном смысле этого слова и не считал, что обязан объяснять Дину то, как видит его путь. Если мужчина сделает все правильно - он достигнет высот, которые людям его профессии и не снятся. Если мышление поведет мышление поведет тигра по неверному пути - он либо будет тянуть свою лямку и дальше, либо бесславно погибнет, не рассчитав свои силы. Этому чутью нельзя было обучить, его можно было лишь развить. Самому. Зарабатывая раны, шрамы, переломы и опыт.
Поэтому даркин решил поговорить с оборотнем лишь на последнем привале перед целью их пути - замком Шитрок, принадлежащим, судя по пометкам на карте демона, шефанго по имени Феал де Шитрок. Оригинальность названия родового поместья, конечно, восхищала Атрокса, но упоминать это при встрече в его планы не входило.
Демон, усевшись в снег, произнес, глядя на пятно, видневшееся на горизонте:
- Динавир, что ты знаешь о Ржавом Доле и шефанго? И хочешь ли узнать их ближе? Я не заставляю тебя идти со мной туда. Если ты мне понадобишься, я найду тебя везде, потому ты волен идти туда, куда пожелаешь. Условия своей жизни ты помнишь, я полагаю, и их выполнения будет достаточно. - Он взглянул туда, откуда они пришли, и увидел, как по снежной пустыне перемещаются смутные тени. Некоторые были почти такими же белыми, как окружающие их снега, расцветка других была грязно-белой - очевидно, они обычно жили там, где белизна снегов перемежалась с выступающими из них камнями. Тех же, чья маскировка никуда не годилась, было меньшинство, но их размеры давали понять - у них мало врагов, от которых нужно прятаться.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ЛЕДЯНАЯ ИМПЕРИЯ » Долина