http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/19723.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПАУТИНА МИРОВ » В Свирепой Охоте нет места любви и жалости [Кадди & Кориэн]


В Свирепой Охоте нет места любви и жалости [Кадди & Кориэн]

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png
Ты не там ищешь, мастер меча. Время учителей для вас прошло.
Отныне единственным, и самым лучшим, вашим учителем станет ваш враг.
Учитесь у него.
Не просто убивайте его, но забирайте его душу.
Забирайте его лучшие приемы, которые он использовал перед смертью.
Забирайте его трусость, помогающую ему прожить лишние мгновения.
Его храбрость, прибавляющую ему силы перед смертью.
Когда живой умирает, будь он человек или орк, он ничего не скроет от вас.
Он использует лучшее, что имеет, чтобы выжить.
Забирайте это лучшее по праву победителя и идите дальше, к следующему врагу.
Это путь воина, единственный из всех возможных.
Как далеко вы пройдете по этому пути, зависит только от вас.©

Участники: Кадди, Кориэн. Так же каждый отыграет по 4 НПС согласно предисловию
Время: Настоящее время в другой реальности
Место: Маленькое эльфийское поселение
Время года: Ранняя весна
Предисловие: В пустошах существуют эльфийские поселения, и среди их обитателей ходит поверье и своего рода ритуал, который соблюдается вот уже тысячи лет. Есть среди них одна особая каста, - каста следопытов. И чтобы стать величайшими охотниками и путешественниками, молодые следопыты (не более 10 мужчин ) должны отправиться в опасную область с одним лишь луком, охотничьим ножом за пазухой и 50 стрелами. Там такой охотник должен выжить любой ценой, защищаясь от опасных хищников, которые так и наровят искромсать тело чужаков на мелкие кусочки. Но не это самое главное, ведь условие таково, что выживший может быть только один. От точки старта до окончательной точки сбора несколько недель пути, а то и больше, если погодные условия усложнят дорогу. Пустошь сменяется непроходимыми болотами, густыми чащами и заснеженными склонами. Тот, кто выживет в Свирепой Охоте, приносит труп последней жертвы в охотничий домик, где и устраивают большой церемониальный пир, приветствующий нового элитного охотника пустошей. В этой битве нет места любви и жалости и именно это позволит победителю носить высокий титул.

http://sa.uploads.ru/t/nRdrk.jpg

Отредактировано Кадди (29-08-2017 10:24:51)

0

2

    ―Но женщины не могут участвовать в Охоте! ―Всплеснул руками эльф, который занимался распределением участников битвы. Он уже устал объяснять Кейне, что соревнования распространяются только на сильный пол их расы. Зеленые глаза цвета весенней листвы буравили мужчину, словно готовы были его испепелить на месте. Стукнув ладонями по столу, девушка нагнулась к мужчине, прошипев сквозь зубы.

    ―Я много лет тренировалась, пока не достигла возраста, что бы составить конкуренцию. И да! Я знаю, что либо выйду победителем, либо останусь лежать трупом на землях нашего Королевства! Так что увольте меня от будоражащих кровь подробностей возможного исхода! ―Звонкий голос прокатился по помещению, пропадая где-то под высокой крышей, усыпанной множеством подсвечников. Негодование по поводу участников злило эльфийку, а кровь бурлила в жилах от негодования и несправедливости. Столько лет подготовки могло кануть в лету, а всё потому что некий писатель правил решил, что женщины слабы для подобного рода «развлечений». Последовала целая минута молчания, шестьдесят секунд, которые норовили тянуться бесконечно долго. Казалось, что сердце пропускало удар за ударом, а на светлой коже появились тяжелые капли испарины. Серые глаза Распределителя устало встретились с наглым взглядом остроухой, которая по всей видимости не собиралась отступать от задуманного. Тяжело вздохнув, Иллидиэль, так звали Распределителя, сделал пометку в маленьком блокноте, быстро что-то написав. Взгляд зеленых глаз метнулся к корявому почерку, но парень быстро захлопнул страницы, убрав блокнот в недры глубоких карманов. Встав из-за стола, взгляды эльфов пересеклись.

    ―Хорошо, ―Лениво протянул Иллидиэль, седовласый парень, который был старше самой Кейнасии на добрые несколько сотен лет. Его глаза цвета серого, словно металла, глаза, казалось, заглядывали в самые глубокие местечки в душе. Морщинки, залегшие в уголках глаз свидетельствовали о том, что за свой достаточно молодой возраст он повидал многое. И да, его отец был участником Свирепой Охоты, из которой вышел победителем. Сам же мужчина, стоявший перед ней, решил, что идти по стопам отца по меньшей мере глупо, так как был счастливым отцом двух маленьких ребятишек. ―Я обговорю вопрос Вашего участия в Охоте с главой, Кейнасия. Но не обещаю, что ответ будет положительным… ―Казалось, он замешкался на секунду, отведя взгляд в сторону. ―Ради всего святого! Зачем Вам это нужно! Риски так высоки, а Вы еще так молоды! Только из уважения к Вашему отцу я подниму этот вопрос на собрании Следопытов… ―И на этом моменте эльфийке уже ничего не нужно было, и, махнув рукой, с победоносной улыбкой упорхала из помещения. Её отец тоже вышел однажды победителем из Свирепой Охоты, но его дни были сочтены, когда на их город наступила война. Он погиб честью храбрых, а матушка продолжала его оплакивать. Оплакивала и надеялась, что её единственная дочь облагоразумится, и выбьет из своей головы мысль об участии. Но как бы не так. Оставалось лишь переждать ночь, ибо на рассвете состоится собрание, где утвердят участников Свирепой Охоты, выбрав из сотни лишь десять счастливчиков… Или смертников, кому какое название участвующих нравится больше. И каждый верил в победу, каждый надеялся на удачу.

Ночь выдалась бессонной. Свет луны лениво скользил по подоконнику, отражаясь в зеркальных поверхностях мебели, стоявшей в комнате Кейны. Завтра провозгласят её имя. Они должны её выбрать как первопроходца-женщину, как сильнейшую среди сильных и духом, и телом.



Рассвет не заставил себя долго ждать. Выскочив рано утром из дома, девушка с грацией и скоростью молодой лани побежала к своду огромного здания, где недавно началось собрание Сильнейших. Карауля выход Решающего, который провозглашает список участников, остроухая мерила шагами площадь. С каждой минутой народу вокруг становилось больше, будто они делились в геометрической прогрессии. Родственники всех участников собрались в одной точке, прибыв из разных городов Пустоши. Так звалась их страна, хотя пустой она не являлась. Вокруг было множество садов, а земли пестрили деревьями и богатыми лесами. Эльфийская архитектура подчеркивала место самого главного города, центра их уголка. Сердце колотилось всё быстрее, когда подходило время оглашения списков. Народ громко обсуждал предстоящие соревнования, а родственники участников, которых было не больше сотни, ворковали над своими потенциальными победителями. Вокруг слышалась масса советов и то, как правильно поступать в том, или ином случае. С другой стороны рассказывали байки и сплетни о том, как там страшно и опасно, а кто-то и вовсе прикорнул под тенью огромного дерева. Кейнасия уже выламывала себе пальцы, выворачивая их себе от нарастающего беспокойства. Совет задерживался, они давно должны были выйти огласить списки. Но их не было, и это становилось еще более сложным испытанием для девушки. Уже мог мир перевернуться с ног на голову, пока старейшины придут к общему решению.

И вот под шум и гам народа открылась массивная дверь, откуда вышел Решающий уверенной походкой. Его брови сошлись на переносице, и вид был достаточно грозный, и при этом растерянный. В одну секунду стало тихо до такой степени, что казалось, что в ушах звенел шум собственной крови. Взобравшись на помост, Кейна принялась вслушиваться в имена. Они один за другим звучали из уст Решающего, но собственное имя она не слышала. И вот назвали восьмого… Девятого… И…

    ―Кейнасия! ―Прогремел голос Решающего, и девушка от счастья чуть не перевернулась через ограждение помоста. Сердце пустилось в галоп по грудной клетке, а толпа стала перешептываться, явно не одобряя участие женщины в Охоте.
    ―Старейшины долго не могли прийти к общему мнению об участии женщины в Свирепой Охоте. Но, учитывая тот факт, что раньше наш прекрасный пол даже и не баллотировался на участие, то в Своде Правил мы не обнаружили точного пункта, запрещающему участие девушки в битве за элитное звание Следопыта. Это будет новый опыт, и мы обещаем Вам, что после наступающей Охоты правила будут пересмотрены и внесётся дополнительное замечание, которые запретит нашим женщинам участие. ―Взгляд мужчины прошелся по всем тем, кто стоял и внимал каждому его слову.
    ―Теперь всех, кто был назван, попрошу потратить ближайшие три часа на подготовку и подойти к колонне на главной площади. И напомню, первый день, до завтрашнего рассвета, запрещено убивать оппонентов! Это нужно для того, что бы все участники разошлись на максимальное расстояние друг от друга. ―Решающий чуть склонил голову в знак прощания и быстро скрылся за массивными дверьми, взмахнув полами плаща.


Перекинув ремень колчана через плечо, девушка шагала уверенной походкой по дорожке, вымощеннойfloat:right из желтого кирпича. Приблизившись к Колонне Смертельного Начала, которая уже тысячи лет держала за собой такое незамысловатое название, вздохнула. Это место считалось началом путешествия. Началом победы для одного, и смертью для остальных девяти. Все участвующие могли привести единственного самого близкого родственника для поднятия духа и собственной уверенности. Кей же пришла одна, решив не травмировать матушку еще и этим. Та, к слову, ударилась в слёзы, когда узнала, что её единственная дочь пошла на верную смерть.
Внешний вид эльфийки был давно подобран ею, сшит по заказу и сидел идеально, при этом не сковывая движения. О, как давно она хотела и ждала этого момента. И он свершился. Счастье переваливало через край, отчего руки тряслись, а к горлу подступала желчь. Последовала громкая команда занять позиции. И эльфийка не стала медлить.
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1709/c4/393b3b8f304a.jpg[/AVA][NIC]Кейнасия[/NIC][STA]Эльфов бояться-в лес не ходить[/STA]
[SGN]float:leftТвоя битва за выживание начнется прямо сейчас.
Не хочешь, чтобы тебя судили?
Не будут.
Считаешь, что ты недостаточно сильна?
Ошибаешься.
Боишься? Не бойся.
У тебя есть все необходимое оружие.
Сражайся.©

[/SGN]

Отредактировано Кадди (25-09-2017 13:16:07)

+1

3

[AVA]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/236x/56/30/0a/56300ac50df8d34c57c72290af56392f.jpg[/AVA]
[NIC]Энелиэндаль[/NIC]
[STA]Во имя победы![/STA]
[SGN]http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/8b569b48ae86119958a9778d9351524c.png
Когда все кончится – останется лишь пустота. ©Энелиэндаль из Дома Черной Росы
http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/060a4c545d98e766d3fcd66ba2e20635.png
Слезы, черные как кровь (Девиз Дома Черной Росы)
[/SGN]
«Пришло время…Жены заплачут и возрадуются воины, ибо настанет день Свирепой Охоты. И останется один – воин, сильнейший из сильнейших, что внесет на руках своих поверженного врага своего. Шрамы покроют тело его, а в глазах его застынет сама смерть. И не будет знать он, ни страха, ни сомнений до конца жизни, ибо это и есть великая цель Свирепой Охоты»
Гваиихиль, первая из пророчиц Старшего народа…

Сколько он себя помнил, Эна готовили к этому событию. Отец, последний выживший из отпрысков некогда могущественного Дома Черной Росы, воспитывал сыновей в аскетизме и постоянных тренировках. С самого детства, старый Барисил вывозил сыновей в холодные пустоши, или в дремучие леса, и оставлял их там. Через три дня он находил детей замершими, голодными или отравленными какими-то плодами и несъедобными кореньями. Можно сказать, что младший Энелиэндаль и старший Касаал, ненавидели своего отца. Постоянное избиение друг друга палками, стрельба из совсем не детского лука, от которого с пальцев срывалась кожа, маскировка, когда приходилось сидеть в гнилом дереве, полном мерзких жуков или лежать в желтой крапиве, не добавляли причин маленьким эльфам любить отца. Но они всегда выживали. Барисил всегда их находил. Раненых, голодающих, поедая червей, черными от синяков или готовых убить друг друга за гриб, случайно найденный в лесу. Касаал был старше на три года и от того по началу был сильнее. Но время шло, дети росли и шансы уравнялись. Теперь бой за кислый корень ревеня шел с одинаковыми силами, и братья калечили друг друга, пока один из них не падал на землю, или не видел ничего из-за застилавшей глаза кровавой пелены.
Спустя еще год Эн и Кас поняли, что легче и эффективнее, будет выживать вместе. Помочь брату карабкаться на дерево, поделится пищей – скоро братья сами выбрались из чащи. Узнав о том, как они это сделали, отец снова заставил их лупцевать друг друга палками, только теперь уже с привязанными к ним камнями. После, он провел с сыновьями серьезный разговор, объяснив, что каждый должен помогать себе сам и если один нашел еду, то он не смеет делиться нею с другим. Когда же Эн спросил зачем им все это, старый Барисил сказал, что мир так жесток, а эльфы были вынуждены уйти из плодородных лесов и земель, и чтобы выжить их народ должен быть сильным и выносливым. «Чтобы выжить…» -  при этих словах отец отвернулся. Было видно, что он врал.
Уже после, через пять лет, Барисил открыл эльфам тайную причину их тренировок. Свирепая Охота. Ежегодные соревнования, как их называли старейшие и кровавая резня, чем они были на самом деле. Из десяти участников, выживал один. Этот выживший, приносил в условленное место тело последнего убитого и официально признавался победителем. О том, какие привилегии это дает, что тебя признает все поселение. Ты стаешь ГЕРОЕМ. Братья слушали с открытыми ртами, но больше чем они этим восторгался сам отец. Эн до сих пор помнил, какой огонь горел в его глазах, когда тот рассказывал все, что слышал об Охоте.
Кажется, именно Кас спросил, был ли Барисил на Свирепой Охоте. Отец сразу же потупил глаза. Уже потом он выдавил из себя, что не пошел. Не решился это сделать. Они с их матерью, Нараэль, очень любили друг друга, и Барисил понимал, что не может бросить ее, что красавица попросту не переживет потерю возлюбленного и умрет смертью, которая считалась проклятой для эльфов – покончит жизнь самоубийством.
Отец рыдал перед сыновьями, признаваясь в собственной трусости. Каждый из воинов Дома Черной Росы уходил на Свирепую охоту, с момента ее создания. Иногда братьям по клану, даже приходилось сражаться между собой, но они не колебались ни на миг. Ведь умереть на Охоте, считалось высшим подвигом, сильнее которого восхищались только победой на этом же соревновании. Потом отец угрюмо поведал сыновьям, что когда их мать утащила в лес какая-то тварь, искать ее вызвались только несколько эльфов. Поиски затянулись на несколько дней, и Барисил нашел уже тело возлюбленной. Благо, что она оставила ему двоих сыновей и он мог смыть свой позор, подготовив победителей. Ведь если бы его уважали все и каждый, из-за победы на Охоте, на поиски Нараэль пошла бы вся деревня и возможно, мать можно было бы спасти….
После признания отца, последние наследники Дома Черной Росы, уже по собственному желанию подвергали себя тяжелым тренировкам. И вот, пришел тот день. Старшего брата, Касаала, допустили к Свирепой Охоте. Отца давно не было в живых, а потому, именно Энелиэндаль пришел провожать брата. Они обнялись, и Кас прошептал на ухо Эну:
- Если я не вернусь…Победи.
Прошло три недели, Охота затягивалась…Но, когда появился покачивающийся силуэт, несущий на руках что-то тяжелое, толпа, быстро собравшаяся здесь, вожделенно взревела. Эн обрадовано заморгал, протирая глаза.
- С возращением, брат…..
Но это был не он. Высокий эльф с острым, как у птицы носом, грязными, спутанными волосами до плеч и шрамом на все лицо, который гноился, и что-то постоянно капало с подбородка победителя. Эн, из страданием на лице, подбежал к упавшему на колени победившему и посмотрел на его ношу. Кас….почти победил. В его глазу торчал обломок стрелы. Он, почти исполнил мечту Дома, мечту отца, мечту брата, свою мечту. Энелиэндаль, последний наследник Дома Черной Росы, поднял безумный взгляд на того, кто убил последнего родного для него человека. И… увидел в его глазах пустоту. Там не было торжества, не было сожаления о содеянном, лишь пустота. Эн развернулся и ушел. Наконец, он понял, что из себя, представляет Охота…

Прошло три года, и вот снова настал день начала Свирепой Охоты, соревнования не на жизнь, а на смерть. Он знал, что его имя уже записано в сотню, ведь парень уже второй год, сразу после смерти брата, пытался попасть на Охоту. Его стремлению удивлялись, а он лишь снова и снова просил разрешения принять участие в кровавом испытании. Наконец, ему разрешили, когда Эн подошел по возрасту.
На следующее утро, эльф отправился в самый центр пристанища эльфов. Сидя на дереве и слушая вердикт Решающего, парень чувствовал, как бешено колотится сердце в груди. Наконец, желаемое «Энелиэндаль». Его провозгласили пятым. Следопыт выдохнул и прослушав последующие слова, направился к месту сбора. Мимо в ровные аккуратные ряды выстраивались домики городских жителей, которые слегка отличались от тех, что можно было увидеть в деревне. Вот и Колонна Смертельного Начала. Начала последнего пути для девяти эльфов...
- Очень символично, желтый кирпич, - парень с усмешкой уставился себе под ноги. Именно этим цветом делали дороги к эльфийским кладбищам и семейным склепам.
Эн невозмутимо начал проверять снаряжение: как выходит с ножен нож, размещенный сзади на поясе; опробовал несколько стрел, натянув их на тетиве. Наконец, поправил плащ с приколотой брошью , на которой был изображен герб Дома Черной Росы: мертвая, засохшая орхидея. Следопыт накинул капюшон на голову и сложив руки на груди, медленно обвел взглядом будущих противников. Его глаза произвольно остановились на единственной девушке. В то время как остальные прощались с родственниками или друзьями, зависимо от того, кого они привели с собой, она стояла одна, как и Эн. Но это длилось лишь мгновение, эльф быстро отвел от нее взгляд с мыслями «Все равно они все умрут».
Последовала команда занять позиции к началу Свирепой Охоты, и Энелиэндаль быстро закатил рукава, прочитав несколько татуировок, на эльфийском на обоих руках.
На левой красовался девиз его Дома: «Слезы, черные, как кровь», а на правой – «Когда все кончится – останется лишь пустота»….

Отредактировано Дронгар Хрэбстер (26-06-2017 08:45:42)

+3

4

Сердце было готов ускакать из грудной клетки, настолько сильное было волнение. Она смотрела в лица тех, кто покидал горячие объятия родственников, смахивая со своей кожаной брони соленые слёзы матерей. Кей могла представить ту всепоглощающую боль, которая одолевала тех, кто провожал своих детей на Охоту. Словно кусок мяса отодрать от живой плоти, ведь вероятнее всего сын больше не вернётся с битвы. А если и вернётся, то что будет на его душе, и что, собственно, от неё останется? О чём будут сниться сны? Будет ли в глазах отражаться любовь, сострадание и ласка?

Один за другим юноши уходили, стараясь не оборачиваться назад. Тонкие пальцы крепко держали ремни колчанов, да настолько крепко, что на них виднелись белеющие костяшки. Это уже являлось испытанием – просто покинуть родных, уходя в никуда. Но тут цепкий, любопытный взор зеленых глаз коснулся парня, который в отличии от остальных был примерно её возраста. Слишком юн, слишком одержим чувством собственной уверенности, весьма сильная аура, превалирующая необходимость и желание одержать безоговорочную победу – всё это буквально струилось от его уверенной походки. Вышел под солнечный свет он из тени, где не стояло матери или отца. Так же одинок. И так же уверен в себе. На долю секунды взгляды их пересеклись, и девушка с удивлением отметила, что его глаза того же насыщенного зеленого оттенка, что и у неё. Но, по причине стеснения ли, или же моментальной потери интереса, оба эльфа уставились себе под ноги. 

«Всё равно все умрут» ―Скользнула ядовитая мысль в темноволосой голове Кейны. Эти слова едко впились в сознание, и она, дабы успокоить нервы, поправила охотничий нож, который болтался на поясном ремне. Оружие было украшено на рукояти гербом её семьи в виде дерева имитирующего знак бесконечности и заключенного в круге.

Мягкой, бесшумной, почти кошачьей поступью девушка пошла по дорожке, которая вела к старту. Начальная точка являлась огромным кругом из серого камня, куда должны были прийти все десять участников. В одну минуту они окажутся бок о бок с друг другом, посмотрят в глаза, оценят, оглядят и разойдутся.
Словно у медузы щупальца – вели десять дорожек в разные стороны от сердцевины тропы. Каждый становился в начало своей дорожки, готовившись к звуковому старту. Здесь не было слышно гула народа. Толпу родственников и провожающих друзей скрыла густая листва, которая монотонно шумела, напевая грустную мелодию прощания. Взгляд зеленых глаз последний раз пробежал по знакомым пейзажам, ведь остается вероятность, что больше никогда она здесь не побывает.

Вдох.
Выдох.
Вдох.

Нужно сосредоточиться.

Все юноши подошли близко друг к другу, при этом смотря не на оппонентов, а косясь на девушку. Один самоуверенный выскочка, подняв рыжую бровь, вскинул руку и убрал того же цвета волосы назад, посылая Кей ослепительную улыбку. При этом его жест должен был выглядеть, очевидно, сексуально. Девушка с невозмутимым видом хмыкнула, но уверенно выдержала тяжелый взгляд. Гробовую тишину резко и громко разорвал его голос, который был на удивление, весьма приятным слуху.

    ―Когда мы останемся вдвоём на поле битвы, ты сначала застонаешь подомной, прежде чем падёшь от моего оружия… ―И вновь улыбка. Кейси закатила глаза максимально сильно, демонстрируя своё равнодушие к его самоуверенности.

    ―Ты помрёшь в первой тройке, напыщенный эльф. И сначала я выпущу твои кишки, намотав их на ветку ближайшего дерева, а затем раскидаю потроха по полянке, что бы птичкам было чем пообедать. ―Звонким голосом отчеканила эльфийка, показывая средний палец оппоненту и демонстративно развернулась к нему задом. В тот момент из огромного рупора, весящего на огромной палке далеко вверху, прозвучал голос.

    ―ЗАСТУПИТЬ НА ПОЗИЦИИ!

Не оборачиваясь назад, Кейна пошла по своей дорожке, которая обещала начало великого путешествия и умопомрачающих испытаний. Тонкая тропа вела к низкорослым кустарникам и постепенно потеряла четкие очертания. Остановившись, девушка огляделась. Всех участников, которые вот недавно стояли рядом, уже не было видно. Воздух казался здесь таким легким, словно она с родителями, как в детстве, выбралась в лес за ягодами. О, она любила эти моменты. И то, как с друзьями бегала по полянке, играя в разные игры. То были хорошие годы, ведь фантазия позволяла видеть то, чего не видят остальные: огромные драконы, дышащие льдом и пламенем, лошадей с головами птиц, букашек, размером с дворец, или даже фиолетовых призраков. Не нужно было напрягать зрение, что бы всё это разглядеть вокруг себя. Выдумки были столь реальны, что детям хотелось потрогать то, что видят, и зачастую они гладили гриву птицелошадей, совали руки в огонь дракона или проходили сквозь призрака.

Из мыслей её выдернул громкий голос, который прокричал в рупор. Казалось, что от крика "СТАРТ" даже земля задрожала. В один момент девушка сорвалась с места с такой скоростью, с которой никогда не бегала. Каждому участнику выдали маленькую карту местности, которая помещалась в карман. Хоть эльфы хорошо ориентировались в лесах, но впереди пустыни и заснеженные склоны, которые явно могут выбить из колеи даже самого опытного путешественника. А кто-то наткнётся на болота, что являлось самой опасной частью Свирепой Охоты. Как правило - оттуда никто не возвращался. И даже не нужно было пасть от злобных существ, населяющих те земля. Сама земля оставалась большой ловушкой - не верный шаг, и тебя затянет в вязкую почву, в которой каждый вдох заставляет проваливаться вглубь. Вдоль хребта пробежал озноб, скрываясь где-то на уровне копчика. Не то время, что бы начинать бояться.

[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1709/c4/393b3b8f304a.jpg[/AVA][NIC]Кейнасия[/NIC][STA]Эльфов бояться-в лес не ходить[/STA]
[SGN]float:leftТвоя битва за выживание начнется прямо сейчас.
Не хочешь, чтобы тебя судили?
Не будут.
Считаешь, что ты недостаточно сильна?
Ошибаешься.
Боишься? Не бойся.
У тебя есть все необходимое оружие.
Сражайся.©

[/SGN]

Отредактировано Кадди (25-09-2017 13:16:39)

+2

5

Эн один из первых вышел на каменный круг, являющийся начальной точкой Свирепой Охоты. Он должен был узнать как можно больше до того, как начнется соревнование. Конечно, что за несколько быстрых взглядов, невозможно было нормально оценить противника, но реально составить общее впечатление о каждом из них.
Когда парень ступил на вымощенную камнем площадку, здесь уже стояли двое: высокий эльф с волосами седо-белого цвета, от того создавалось впечатление, что он намного старше своего возраста, но следопыт был того же возраста, что и Эн. Все его снаряжение прямо-таки сверкало богатством и роскошью – золотая рукоять ножа, шелковый плащ и серьга с драгоценным камнем, явно указывали, что это выходец из знатного Дома. Но Эн не заметил никаких гербов или родовых знаков и не смог понять, откуда же беловолосый на самом деле. Такой убивать будет самыми жестокими методами, лишь бы победить.
Второй же присутствующий в круге эльф, открыто показывал собой уверенность и превосходство над противниками. Копна ярко-рыжих волос, которой тот встряхивал время от времени, убирая челку с глаза, только добавляла его образу дерзости. Такой или дойдет до конца или упадет один из первых.
- Жаль, что нельзя начать Охоту прямо здесь, а то бы я быстро сократил количество конкурентов, - ухмыльнулся выскочка.
- Если бы это было возможно, то я всадил бы в тебя две, нет три стрелы, пока ты сказал бы эти слова, - без тени улыбки кинул «седой».
Следом подошли два эльфа, напоминающие старых друзей. Они беззаботно болтали, всем показывая, что они «вместе». Возможно, это был обманный маневр, но может быть, что эти двое и вправду собираются работать совместно, пока не останутся вдвоем. Надо не позволить им встретится, решил Эн. Один из парочки, имел ярко-голубые глаза и русые волосы, не такого как у Эна, соломенного цвета, а скорее грязно-желтого. На лбу он носил повязку из обычной красной ткани, а весь его вид напоминал эльфа низшей касты, то есть, бедняка.  Второй был такого же происхождения, либо хотел казаться таким, но если первый был худого, невзрачного телосложения, то этот прямо таки бугрился от выпирающих со всех сторон мышц. Просто большая цель, - решил Эн.
Потом подошли и остальные – парень со слезами на тонком нежном личике и прямо-таки слишком большими острыми ушами; следопыт, в черном плаще и такого же цвета локонами длинных волос, выпадающих из-под капюшона. И если о «неженке» появлялись мысли, что он здесь делает, то на счет второго, сомнений не возникало. У таких как он, в крови, убивать. Не исключено, что этот молодой на вид эльф, подрабатывает наемным убийцей или шпионом в соседних поселениях.
Третий, носил свободную белую рубаху и легкие штаны, длинные коричневые волосы заплетал в длинную косу, которая опускалась до лопаток. Правая бровь эльфа была проколота в более, чем пяти местах, с продетыми маленькими серебряными колечками. Этого Эн знал не понаслышке. Граисил, лучший стрелок из лука этого года.
Последний был типичным представителем их расы, ну совсем ничего особенного. Это и настораживало, однако Эн быстро потерял к нему интерес ибо сказать о нем ничего нельзя было сказать.
Вслед за ними, пришла и единственная среди них девушка. Вот ее Эну почему-то действительно стало жаль. Ведь вряд ли она переживет и первую стычку с врагом. А если и переживет, то дальше….Чем, дольше будет продолжаться Свирепая Охота, тем дольше будут звереть ее участники. Двое выживших в этой резне, так и вовсе будут сражаться еще яростнее, от опьяняющего чувства близкой победы. А потом одного из них бросят под ноги судьям, а другого провозгласят победителем Свирепой Охоты….
Рыжий не сдерживая слов, намекнул, что будет с девушкой, когда он ее встретит. Та же, ответила ему, кинув несколько слов о его скоропостижной кончине, что лишь вызвало ядовитую улыбку у выскочки. Эн случайно, снова остановил взгляд на эльфийке. Да, она была красива, необычайно красива. Такому утонченному созданию надо бы сидеть дома и ждать женихов, которых у нее, должно быть, великое множество, а не сражаться, барахтаясь в грязи и крови. Как ее допустили? Но следом волной накатила мысль, что все равно ей уже предназначена смерть. Как и всем вокруг. Перед глазами эльфа каменный круг сменился, на плато где-то в горах. На идеально ровном круге, на тех же местах, где сейчас стояли противники, лежали их тела. ВСЕХ. И ОНА, тоже там. Холодный ветер играет их одеждами. Так чего же ты сомневаешься, Энелиэндаль, наследник Дома Черной Росы. Чего бежишь от того, что уже предназначено тебе судьбой и самими богами?
- Заступить на позиции! – проорал кто-сзади, и Эн быстро вынырнув из собственных мыслей, которые зашли слишком далеко, направился, по своей тропе, которая терялась где-то в зарослях. Остальные участники, быстро пропали из виду и эльф остался один на один из собой. Сейчас начнется, - подумал он и тут же услышал вопль:
- Старт!!!
[AVA]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/236x/56/30/0a/56300ac50df8d34c57c72290af56392f.jpg[/AVA]
[NIC]Энелиэндаль[/NIC]
[STA]Во имя победы![/STA]
[SGN]http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/8b569b48ae86119958a9778d9351524c.png
Когда все кончится – останется лишь пустота. ©Энелиэндаль из Дома Черной Росы
http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/060a4c545d98e766d3fcd66ba2e20635.png
Слезы, черные как кровь (Девиз Дома Черной Росы)
[/SGN]

Отредактировано Дронгар Хрэбстер (02-07-2017 13:34:54)

+2

6

Нырнув с разбегу в кусты, девушка уселась на холодную землю, при этом облокотившись спиной на широкий ствол векового дерева. Шершавая кора неприятно прощупывалась через  ткань одежд девушки, заставляя ту ерзать на месте. Грудь быстро вздымалась, а сама Кей пыталась хоть немного восстановить дыхание. Голова шла кругом от легкого волнения и предвкушения предстоящей Охоты. Само это мероприятие усложнялось многими факторами, ведь добывать воду и пропитание приходилось самим участником, при этом взять с собой можно лишь самое необходимое. Никаких недельных запасов продовольствия и бутылей с водой. Усмехнувшись, девушка вытерла грязной ладонью пот со лба. Действительно, тащить с собой недельный провиант становилось нереальной целью, ведь в Свирепой Охоте важно не только выжить, но и быть самым быстрым, ловким и хитрым. А мешки на плечах будут чертовски мешать, сделав любого участника неповоротливым, медленным, неуклюжим. Неторопливо выдохнув через рот, уперлась затылком в ствол, взметнув взгляд вверх к кронам деревьев. Неба практически не было видно за счёт густой листвы, а солнечный свет едва ли мог пробиться через столь плотную завесу. Кустарники, которые закрывали Кейси, аки своеобразная ширма, от посторонних глаз, шуршали листвой, ловя даже почти что не ощутимый поток ветерка. В лесу царила запредельная духота и влажность за счёт обилия зелени и сырой почвы. Очевидно накануне был дождь, который не добрался до города, ибо там последнюю неделю держалась хорошая, солнечная погода.

Через несколько минут дыхание стало восстанавливаться, мышцы сбросили напряжение. Нужно было продолжать путь и добраться до источника воды как минимум, а как максимум найти лесного поросенка для ужина. Выудив еще полную флягу из дорожной сумки, которая болталась через плечо в другой стороне от колчана, припала губами к горлышку, вкушая необычайно, показалось, вкусную воду, словно нектар то был. Насладившись целительной влагой и спрятав всё обратно, эльфийка приготовилась встать, как услышала шорох. Схватившись за стрелы и приготовив в долю секунды лук к боевой готовности, направила тихо все эти приспособления в сторону источника звука. Повисла тишина, казалось, даже ветер затих. Но затем вновь хруст веточки, шорох опавших листьев. Высунувшись из-за пушистой ветки куста, взгляд зеленых глаз проскользил по местности, пытаясь найти того, кто мог быть рядом и по возможности оценить риск опасности. Сердце равномерно билось в грудной клетке, ведь остроухая понимала, что в состоянии испуга попасть в цель будет сложнее.

    ― «Нам нельзя убивать в первый день… !» ―Твердил едва слышимый голос разума в то время, как чувство самосохранения вопило в ответ:
    ― «Да какая разница, убьем или нет, если уже будем мертвые валяться на холодной земле! Стрелять, если есть угроза! Без раздумий!»

Кивнув своим мыслям и взвесив все «ЗА» и «ПРОТИВ», Кей максимально тихо вышла из-за кустарника на чуть согнутых коленях. Лук находился в руках, готовый в любой момент выпустить стрелу. Взгляд, цепкий, быстрый, внимательный продолжал кочевать с одного места на другое, успев даже устремиться наверх, мало ли, и там может сидеть противник. Ведь не все соблюдают правила, хотя блуждали сплетни, что в первый день за каждым участником садится хвост, который докладывает о нарушениях. Но, насколько знала сама эльфийка, фактов о нарушении самого главного правила (убивать в первый день) еще не было, или же всё слишком хорошо скрывалось, выдавая убийство на несчастный случай. Насторожившись, девушка остановилась, резко обернувшись во вновь появившейся шум в стороне. Переводить стрелы бестолку нельзя, да и идея искать брошенную стрелу совсем не улыбалась девчушке. Время могло сыграть злую шутку, когда в таком густом лесу едва можно разглядеть солнце, а момент его заката и вообще проще простого выпустить из виду. Здесь было достаточно темно даже в разгар дня.

Щелк. И из-за маленького куста с полевыми цветами вырвалась маленькая птичка, взметнувшись кверху и исчезая среди жилистых листьев огромного дерева. Проследив кончиком стрелы до того, как та исчезнет из виду, ослабила тетиву, и, осмотревшись, убрала всё в исходное положение. В голове, перед глазами, стояло нахальное выражение лицо того рыжего эльфа, который так не понравился Кейнасии. Именно его она желала увидеть вместо упархавшей к небу маленькой птички. Всадить в его грудь острый наконечник до упора, пока тот не проткнет плоть, а кровь не зафантанирует из отверстия. Сглотнув громко, повела в сторону плечиком, отгоняя от себя наваждение. Радовало то, что этот рыжий был на дорожке рядом с её, что существенно повышало шансы встретить его быстрее остальных. А по другую сторону находился тот парень с зелеными глазами и копной светлых волос. Он глядел на Кей, и она поймала его взгляд. Но он не смотрел с ненавистью на молодую девушку, наоборот, в его взгляде витало небольшое удивление с толикой жалости.
Она всем докажет свою силу и выносливость, не позволив испытывать к её персоне хотя бы некое подобие жалости.

Отряхнув зад от сухой листвы, травы и земли, эльфийка отправилась в сторону, где по её подсчетам должна протекать небольшая река.

-

За шесть часов неспешного шага Кейна таки добралась к источнику воды. На ту минуту фляга была уже пуста, а горло пересохло, словно из тела выкачали одномоментно всю воду. Журчание реки привлекло внимание барсука, который на противоположном берегу лакал маленьким, розовым языком, сверкающую красно-желтым цветом, жидкость. Тут то девушка и обратила внимание, что небо приобрело специфические оттенки заката. Вечерняя заря обнимала лес своими охладевшими объятиями, опуская на зеленую листву темное одеяло. Припав на колени к кромке воды, девушка набрала в ладони жидкость и принялась жадно пить.
Умывшись и наполнив флягу, замерла. Вновь шорох в стороне. Укрывшись быстро за огромным валуном, выглянула максимально аккуратно.

[AVA]http://i053.radikal.ru/1708/4a/da10b6f75c13.jpg[/AVA][NIC]Кейнасия[/NIC][STA]Эльфов бояться-в лес не ходить[/STA][SGN]float:leftТвоя битва за выживание начнется прямо сейчас.
Не хочешь, чтобы тебя судили?
Не будут.
Считаешь, что ты недостаточно сильна?
Ошибаешься.
Боишься? Не бойся.
У тебя есть все необходимое оружие.
Сражайся.©

[/SGN]

Отредактировано Кадди (21-08-2017 09:49:33)

+2

7

Шум толпы, провожавшей участников на смерть, окончательно стих после очередного поворота извилистой тропки, оставляя Эна наедине с лесом. Мириады звуков и запахов наполняли чащу. Щебет птиц переливался серебряными колокольцами, стрекот жуков тихим шелестом забивал пространство, давя на сознание, кое-где слышались крики животных, ищущих себе партнера или очередную жертву. В спертом воздухе витал аромат мокрой коры и гниющих листьев. Несмотря на ясный солнечный день, под сводами зеленых крон властвовал приятный полумрак, - рассеянный свет растворялся в жиденьком тумане, создавая интересную иллюзию. Влажная духота, казалось, обволакивала все вокруг, нависая тяжелой аурой.
Именно все это было тем самым, чего Энелиэндаль так страстно жаждал последние три года. Именно к этому его готовил отец. Именно в этом не преуспел его брат, так позорно сдавшийся перед самым концом. Он позволил себе проиграть. С Эном такого не случится. Иначе все жертвы, принесенные его семьей во имя победы в Охоте, будут напрасны. Иначе его мечты и все его умения, заботливо взращиваемые с самого детства, будут потрачены зря. Мысли заполняли разум эльфа, заставляя сердце биться чаще в предвкушении первой добычи и волнении перед грядущим. В страхе неизбежного. В надежде заглянуть в пустоту и остаться собой.

Тропа уходила все дальше в чащу, постепенно сужаясь и становясь еле заметной. Легким шагом, почти неслышно и невесомо, Эн шел вперед без устали, иногда, как бы невзначай, ломая сухие веточки и сминая прекрасные бутоны лесных цветов. Возможно, кто-то уже идет по его следу, и ему было бы на руку, если этот гипотетический кто-то недооценит его. Конечно, существовало строгое табу на убийство в первый день, но будет ли это утешением, когда ты будешь умирать со стрелой в горле или ножом в спине?
Дорожка тем временем свернула в неглубокий, но длинный овражек. Хорошее место для засады, если бы кто-нибудь решил устроить ее сейчас. Идти вниз эльфу было не с руки, там он чувствовал бы себя уязвимым, и он без лишних раздумий свернул направо, направляясь в густые заросли кустарниковых растений. Удача улыбнулась ему. На просторной поляне росла дикая вишня. Неплохой перекус в дороге. Еще в детстве, во время жестоких тренировок, Эн по достоинству оценил вкус и пользу этой ягоды. Когда он оказывался недостаточно умел для того, чтобы заполучить на ужин жареного кролика или тетерева, дары леса всегда служили спасением. Конечно, сейчас он уже не маленький испуганный мальчуган, отправленный в лес для тренировок, но сути вещей это не меняло. Решив, что это хороший повод перевести дыхание, Эн остановился возле ближайшего куста. Наскоро закусив спелой вишней, эльф достал флягу и сделал несколько крупных глотков. Несмотря на то, что к вечеру он должен был выйти к небольшой речке, излишне расточительным быть не следовало. Никогда не знаешь, что случится через пять минут. Один глоток в четверть часа во время ходьбы не сильно истощал запас, но позволял избежать жажды и обезвоживания.
Особой усталости не было, и уже через какое-то время Энелиэндаль продолжил путь, сверившись с небольшой картой, выданной участникам Охоты. Почти бесполезная бумажка не содержала в себе никаких ценных сведений, лишь показывала примерное расположение рек, болот и прочих географических особенностей региона. Идти вперед, ориентируясь по положению солнца было достаточно просто. Трава и опавшие листья не давали грязи налипать на подошвы и обеспечивали тихий шаг. Эн уже достаточно далеко отдалился от той дорожки, по которой шел изначально. Сейчас же он изредка наталкивался на звериные тропы, пересекавшие его путь.
Внимание Эна привлекли следы медведя, судя по всему, прошедшего в течение часа. Следопыт присел на одно колено, внимательно разглядывая поверхность. Земля была изрядно продавлена, а размер лапы зашкаливал. Взрослый, матерый самец, повстречаться с которым лицом к лицу эльфу чрезвычайно не хотелось. К счастью, пространства для маневра у Эна было достаточно, и он попросту немного свернул в сторону.
Время клонилось к вечеру, следовало заранее позаботиться об ужине. Лес был богат на дичь, нужно было лишь умело ее добыть. Эльф шел медленно, держа лук наготове и поглядывая по сторонам. Часто в поле зрения попадали тетерева, но слишком быстро скрывались в листве, а стрелять наугад – гиблое дело. Стрелы были в дефиците. Конечно, всегда можно было сделать еще, но они бы уступали по качеству тем, что есть. Но удача вновь повернулась лицом к Эну, - на несколько секунд из своей норы высунулся кролик. Легкая стрела со стальным наконечником пробила тушку животного, пригвоздив к земле. Подвесив дичь на пояс, эльф отправился дальше.

Через полчаса он впервые наткнулся на следы другого участника Охоты. Кто-то шел, совершенно не таясь, будто бы не опасаясь возможной смерти. Однако характер шага показался Эну странным. Так не ходят в лесу. Скорее, так спешат по делам богатые горожане. Припомнив, кто подходил бы под это описание, следопыт остановился на двух кандидатурах: это был либо богатей с белыми волосами, либо ничем не примечательный паренек, который, казалось, попал на Охоту совершенно случайно. Решив, что следует пойти за своим соперником, Эн пошел прямо по его следам, однако, не особо торопясь. Традиционно для горожан, одна нога преследуемого делала больший шаг, чем вторая, и путь постепенно отклонялся влево, ведя, однако, в нужном направлении.
Как и предполагал Энелиэндаль, это был тот самый обычный, среднестатистический эльф. Следопыт, стоя на высоком берегу речки, скрытый зарослями, смотрел, как он переправляется. Положить стрелу на тетиву и отправить ее в полет – и жизнь одного противника будет прервана. Нет ничего легче. Но это означало бы пойти против правил. Никто не знает, что случается с теми, кто их нарушает. И Эн не собирался узнавать это на своей шкуре, потому просто смотрел, как его неудавшаяся жертва выбирается на берег, озирается вокруг и скрывается в лесу. Его время придет. Завтра, с первыми лучами солнца.[NIC]Энелиэндаль[/NIC][STA]Во имя победы![/STA][AVA]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/236x/56/30/0a/56300ac50df8d34c57c72290af56392f.jpg[/AVA][SGN]http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/8b569b48ae86119958a9778d9351524c.png
Когда все кончится – останется лишь пустота. ©Энелиэндаль из Дома Черной Росы
http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/060a4c545d98e766d3fcd66ba2e20635.png
Слезы, черные как кровь (Девиз Дома Черной Росы)[/SGN]

Отредактировано Кориэн (28-08-2017 12:40:50)

+2

8

Кожа рук касалась холодного, влажного, покрытого темно-коричневым мхом камня, который скрывал за собой точеную фигурку эльфийки. Внимательный взгляд зеленых глаз перекочевал с одного берега реки на другой, затем пробежался по близлежащему лесу, шуршащего свой листвой. Нельзя было наверняка сказать о том, что здесь кто-то проходил пока она наслаждалась ледяной водой, но девушка внутренне вся сжалась. Нет, Кейси не боялась того, что на неё нападут, она беспокоилась за то, что сама убьет кого-то, тем самым нарушив важнейшее правило. Тонкие пальцы с ловкостью выудили стрелу из колчана, а лук мягко лёг в другую руку. Прищурившись, Кей стала терпеливо ждать, и скоро звук повторился. Тут то поодаль от её засады, коим являлся огромный валун на самом побережье реки, вышел эльф.

«Так непринужденно шагает, словно на прогулке…» ― скользнула мысль в голове девушки, пока она наблюдала за передвижением потенциального врага. Тот не особо заботился о том, что его заметят и уверенно стал перебираться через сильный речной поток. Каскад бурлящей воды шумел и плескался, словно кровь фонтанирующая из артерии. Однако глубина оставалась ничтожной, судя по тому, как эльф легко преодолел её. На минуту замешкавшись на другом берегу реки, напился воды и скрылся в зарослях низкорослых кустарников. Убедиться в том, что мужчина ушёл едва ли представлялось возможным, но Кей решила подождать, просидев еще около десяти минут на холодных камнях. Пальчиками поглаживая оперение стрелы, которую выудила для самозащиты, сидела задумавшись, пока желудок не напомнил о том, что пора ужинать. Цокнув языком, эльф сложила стрелу обратно в колчан, а лук повесила на плече, затем уверенно встала и отряхнула задницу от прилипшего мха и мелким камешков. Даже не подозревая о том, что кто-то мог быть у реки помимо неё, Кейна побрела вдоль побережья. Хотелось покушать и отдохнуть, а в голове навязчиво звучал голос – «В ногах правды нет, нужно лечь спать и к раннему утру отправиться в путь, пока большинство участников будут дремать до рассвета». Идти по каменистой местности вдоль реки было достаточно сложно, но в присутствии журчания воды её шаги не оставались слышны, что давало некое преимущество. С другой стороны на такой местности фигура девки была достаточно заметна, ибо траектория потока не отличался особой кривизной. Фыркнув, Кейнасия стала перебираться через поваленное дерево, которое загородило своим широчайшим стволом большую часть побережья.

―Кушать хочется… ―буркнула под нос себе остроухая и остановилась. Живности, даже самого обычного кролика не было видно поблизости, хотя лес находился рядом - рукой подать. Может тому виной был опустившийся сумрак, что разглядеть что-либо уже стало намного сложнее. Передвигаться при таком скромном освещении достаточно сложно, и тем более скоро ночь протянет черные щупальца на землю, скрывая за собой местность. Да и нужно было позаботиться о ночлеге. Мысли одолели, но девушка настойчиво шла вдоль реки, хотя та пролегала поперек маршрута и отклонялась от точки финиша. Это значило то, что в ночь она вряд ли встретит такого же сумасшедшего, который решит погулять по побережью, тем более в этой стороне.

Спустя час ходьбы по гальке ноги изрядно стали болеть. Эльфийка резко остановилась, осознав, что подошла к тихой заводи, отходящей от основного потока реки. Казалось, будто был ею найден Оазис среди жестоких, обжигающих песков пустыни. Оглядевшись и не заметив потенциальной угрозы, Кейси аккуратно ступила на мягкую почву, подобравшись к камням, которые собой прикрывали воду, окружая её словно стражи. Деревья, находясь на возвышенности из земли и камней, тонкие стволы и ветви опускались вниз, создавая иллюзию ширмы. «Идеально...» ―облизнулась Кей, ощутив дурманящее желание окунуться в прозрачную воду. Присев на камень, взглянула на своё в ней отражение. Личико испачкалось, из-за чего она была похожа на ребенка, нашкодившего в огороде родителей. Коснувшись пальцами зеркальной глади, рябь, создавая круги от прикосновения, поплыла по поверхности. И тут девушка вздрогнула от всплеска.

―Рыба! ―Не осторожно и неожиданно громко воскликнула девушка. И, недолго думая, подскочила на ноги, выудив лук и стрелы. Нацелившись на рыбу, которую было еще хорошо видно, выстрелила. Стрела со свистом разрывая вечерний воздух влетела в воду. Тут Кей не было равных, посему через пятнадцать минут, мокрая и довольная собой, она уже разводила маленький огонёк из которых десять танцевала вокруг скользкой тушки, пытаясь её нормально насадить на сучок. Тут пришлось признаться себе, что момент с пропитанием не учла, готовясь к соревнованиям. Так или иначе, победив рыбешку, эльфийка соорудила подставку над огнем и водрузила рыбу для поджаривания.

Безусловно, Кейнасии не нравилась такой вид пропитания, но выбора не было. Волновало больше не то, что ей придется ужинать этим, а то, что дым может привлечь совершенно не нужное сейчас внимание. Уповая на то, что она находится достаточно далеко, а на густой лес уже опустился ночной туман, девушка откинула мысли о дыме и,скинув с себя мокрую одежду, в которой доставала рыбу, пришпиленную ко дну, забралась в воду. Вздохнув, облокотилась на холодный камень спиной. Вода, к слову, не отличалась высокой температурой, но это лучшее, о чем можно мечтать в условиях Свирепой охоты.

Внешний вид заводи

http://daler.ru/pictures/1/1080p/Zavod-9825.jpg

[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1709/c4/393b3b8f304a.jpg[/AVA][NIC]Кейнасия[/NIC][STA]Эльфов бояться-в лес не ходить[/STA]
[SGN]float:leftТвоя битва за выживание начнется прямо сейчас.
Не хочешь, чтобы тебя судили?
Не будут.
Считаешь, что ты недостаточно сильна?
Ошибаешься.
Боишься? Не бойся.
У тебя есть все необходимое оружие.
Сражайся.©

[/SGN]

Отредактировано Кадди (25-09-2017 13:17:08)

+3

9

Стоило Эну решить, что идти дальше безопасно, как неподалёку раздался слабый хруст переломленной веточки. Он моментально замер на месте, не шевелясь и дыша очень неглубоко. Из-за валуна в двадцати ярдах от его позиции вышла та самая девушка, что впервые за всю историю присоединилась к Охоте, традиционно бывшей мероприятием исключительно для мужчин. Она медленно пошла вдоль реки, видимо, надеясь, что ее шаги по гальке будут заглушены шумом воды. Конечно, так и было, но это работало в обе стороны – она так же не слышала, что кто-то идет за ней и с интересом наблюдает. Эн рисковал больше, чем было нужно: он шел в жалких пятнадцати ярдах позади эльфийки, тихо, словно призрак. И она даже не догадывалась о его присутствии. Ему нравилось, как это будоражит кровь, подстегивая инстинкты и чувства. Единственная участница интересовала его гораздо больше, чем неумеха-горожанин, которого он найдет даже в полной темноте.
Тот путь, на который следопыт потратил бы чуть больше двадцати минут, девушка преодолела за час. Казалось, она что-то иногда бурчит себе под нос приятным голоском, но Эн не был в этом уверен – шум реки был слишком силен. В итоге они вышли к небольшой заводи. Мужчина затаился в кустах, наблюдая за действиями эльфийки. Кейни… Кайна… Он не запомнил, какое имя назвал Решающий перед Охотой. Небольшой ничем не защищенный костер, ловля рыбы луком. В ней было что-то самобытное, даже немного дикое. Но самое интересное ждало Эна впереди: она решила искупнуться и сбросила с себя одежду. В отблесках пламени от костра и обнимающих ее сумерках, стоящая по колено в воде девушка казалась еще прекрасней, чем несколько часов назад на старте, когда она была полностью освещена солнцем. Тонкая, словно выточенная из молодого ясеня, фигура, небольшая красивая грудь, стройные, но сильные ноги, изящные руки, прелестные черты лицы… В сердце Эна закралась черная печаль. Он смотрел на нее и понимал, что она умрет. Сейчас она была жива и радовала его взор, но совсем скоро ее дыхание прервется, а сердце остановится. Легкое чувство сожаления о выбранном пути. Им бы встретиться в другое время. В другой жизни. Когда бы они не были врагами поневоле. Тем временем красавица полностью погрузилась в воду и села, опершись спиной о камень и чуть откинувшись назад, от чего ее грудь слегка приподнялась над поверхностью. Ты здесь ради Охоты. Мысль, словно кипятком, ошпарила Энелиэндаля, заставляя его подавить несбыточные мечтания. Тихо, ползком, он удалялся от заводи. Мечты не приведут его к победе.

Ночь почти вступила в свои права. Следовало озаботиться своим ужином и ночлегом. Луна еще не главенствовала на небе, и потому в реке отражались лишь звезды. На пустынном берегу никого не было, а из спокойной глади изредка выпрыгивали рыбины, отливая серебристой чешуей в звездном свете. Раздевшись, Эн вошел в холодную воду, подняв свой скарб над головой. Мерзнуть посреди ночи в мокром плаще ему не хотелось. Течение было быстрым, но не слишком сильным. Чтобы пересечь поток, ему потребовалось меньше минуты. Отряхнувшись на берегу, эльф наполнил флягу и от души напился.
Облачившись в еще теплые и, что самое главное, сухие вещи, следопыт направился в чащу. Горьковатый аромат костра доносился до его носа. Вероятнее всего, это был тот «горожанин». Чутье не обмануло Эна. Зябко кутаясь в мокрый плащ, его оппонент сидел и трясся, пытаясь согреться возле изрядно коптящего и плохо горящего костра из, видимо, мокрых веток. До следующей ночи он явно не доживет.
Отойдя вглубь леса еще на две сотни ярдов, Энелиэндаль расчистил от листьев небольшой участок земли и, помогая себе ножом, вырыл небольшую яму. Почва из углубления образовала аккуратную оградку, искусственно делая отверстие глубже. Набрав немного сухого валежника, эльф развел внутри костер. Он не давал дыма и света, лишь тепло, столь желанное в темное время суток. Маленьким ножом был разделан и выпотрошен пойманный утром кролик. Шкура его, равно как и кишки, не несли никакой ценности, и потому Эн отложил их на какое-то время. Насадив куски мяса на веточку, он принялся обжаривать свой ужин на огне. По поляне распространился заманчивый аромат. Нужно было покончить с этим как можно быстрее. Через четверть часа импровизированный шашлык был готов. Остатки от разделки были выброшены в костер, который тут же был завален землей. Место очага было притоптано и тщательно присыпано листвой и мусором, будто какого огня и в помине не существовало.
Эн отошел от места готовки еще ярдов на пятьдесят и забрался на старый дуб. Здесь, на высоте в двадцать футов, его, облаченного в зеленый плащ, не будет заметно с земли. Опершись о вековой ствол, следопыт принялся вкушать плоды своего труда. Мясо вышло, что надо. Сочное, мягкое, оно подпитывало его необходимой энергией. Несколько глотков свежей, холодной воды из фляги – и ужин завершен. Где-то вдали взвыл волк. Ему вторили другие ночные хищники. Наверное, им с добычей повезло меньше. Улыбнувшись, Энелиэндаль погрузился в чуткий сон. Да, Охота это именно то, что он знал и умел делать. То, к чему он готовился. То, чего он хотел?
Как и планировалось, эльф проснулся незадолго до рассвета. Наскоро перекусив, он спустился с дерева и отправился навестить своего старого «приятеля». Горожанин мирно спал возле тлеющих углей, свернувшись калачиком и тихо посапывая. Он даже не догадывался, что Эн смотрит прямо на него, ожидая восхода солнца и окончания первой ночи. В Свирепой Охоте нет места слабым. [NIC]Энелиэндаль[/NIC][STA]Во имя победы![/STA][AVA]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/236x/56/30/0a/56300ac50df8d34c57c72290af56392f.jpg[/AVA][SGN]http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/8b569b48ae86119958a9778d9351524c.png
Когда все кончится – останется лишь пустота. ©Энелиэндаль из Дома Черной Росы
http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/060a4c545d98e766d3fcd66ba2e20635.png
Слезы, черные как кровь (Девиз Дома Черной Росы)[/SGN]

Отредактировано Кориэн (28-08-2017 15:01:30)

+3

10

Холодная, речная вода то кусала нежную женскую кожу, то жадно облизывала, словно верный пес. Все ссадины, что были получены во время передвижения по лесу об веточки и кустарники, мерзко саднили при соприкосновении с водой. Смыв с себя быстрыми движениями ладоней пыль, грязь и пот, девушка выбралась из заводи по скользким камням. Нельзя было не почувствовать, что с закатом солнца на улице стало очень холодно. Переборов желание вернуться в воду, ибо в её объятиях, хоть и ледяных, было намного теплее, чем снаружи, девушка укуталась в маленькие плед, сшитый когда-то на заказ. Он напоминал о доме, о матери, о том, как она заботилась о своей дочурке. Отгоняя от себя мысли о доме, словно назойливых мух, эльфийка пробралась к своему огню. Тот уже прогорел, а угольки тлели, отдавая совсем мало тепла. Оставшиеся языки пламени обгрызали уцелевшие щепки, треща и урча, словно довольный зверь. Рыба, которая коптилась, насаженная грубо на палку, выглядела аппетитно и весьма не дурно пахла. Усевшись на бревнышко и стуча зубами, Кейнасия умело расправилась со своим поздним ужином, запила водой и быстро оделась. Оставив влажный плед болтаться на веточке, девушка вернулась к заводи. Мелкие волны своими плавными движениями, словно руками, раз за разом обнимали огромные валуны, приветственно плюхаясь о них и разбиваясь каплями. В этом райском уголке девушка чувствовала себя комфортно, даже излишне, да и не к добру всё это. Однако за всё время нахождения здесь не было замечено ни посторонних звуков, ни подозрительного движения в стороне. Её огонь, если его так вообще можно назвать, вряд ли привлечёт внимание, ввиду того что уже достаточно давно потух.

Взяв в руку тонкую веточку, Кей провела ею по воде, оставляя на последней танцующую рябь. На зеркальной поверхности плескалось яркое отражение звездного неба, будто сотни и тысячи светлячков одномоментно поднялись вверх к облакам. Плеск воды, журчание реки неподалеку, пение сверчков и подвывание промозглого ветра скоро стали убаюкивать остроухую, что заставило её скоро найти удобное место для сна. Отдыхать на земле было опасно ввиду присутствия хищников, и врагов в том числе. Уничтожив остатки костра, закопав всё, девчушка сняла плед и забралась с ним на дерево. Устроившись в лунке между массивной веткой и громадным столбом, Кейси позволила себе задремать. Снов не было, да и в целом уснуть девчушка смогла не скоро.

Открыла глаза эльфийка от того, что нога одна свисла с ветки, и тело неминуемо скользило поближе к земле. А упасть с такой высоты значило, как минимум, свернуть себе шею. Моментально придя в себя, уцепилась за шершавую кору, оцарапав себе кожу. Чертыхнувшись, Кей принялась успокаивать сердцебиение, постукивая ладонью по груди. «Вот еще не хватало помереть так нелепо на Охоте, позор семье, да и только...» ― негодовала мысленно остроухая. На улице еще было темно, но небо уже светлело, словно вот-вот из-за пышных крон высоких деревьев выкатится огненный диск. «Как только первые лучи коснутся земли, начнется настоящая Свирепая охота. Теперь нужно быть максимально сосредоточенной. Иначе останешься кормить в этом неприветливом лесу червяков, и поминай как звали… » ― зло подтрунивала себя Кейна, пытаясь отогнать от себя остатки утреннего сна.
Из губ вырывался густой пар, хотя вокруг всё было зелено. Казалось, будто с началом игр здесь появлялась аномальная зона, в которой есть место только одному живому существу. Потянувшись и размявшись, о чем свидетельствовал хруст в позвоночнике, от неудобного положения во время сна, девушка ловко сползла с дерева. Убрав подсохший плед в сумку и перекинув ту через плечо, направилась к реке.

Дорога не заняла много времени и скоро эльф выбралась на берег, где поток встретил Кейси своим веселым и одновременно равнодушным журчанием.  «Остановись около твоей кромки чья-то жизнь,» ― грустно подумала остроухая,  ― «Ты бы и не заметила. Из года в год так и продолжила бы напевать свою мелодию, журча и переливаясь, словно и не стала последним пристанищем для чьей-то души ...».
Побродив по округе, Кейси нашла дерево, которое перевалилось через реку в её узкой части у подножья высоченного склона. Вскарабкавшись на этот «мост», лихо перебралась на другую сторону потока. Наполнив до краев флягу, сама напилась и быстро скрылась в густой роще. В течении трёх часов остроухая не встречала не единой живой души, но передвигалась так, словно за ней следили. Каждый шаг оставался обдуманным, тихим, будто она шла по тонкому льду. И вскоре на глаза попался маленький кролик, который сиганул в сторону от девушки, промчав мимо аки стрела. «Он чем то напуган...» ― скользнула мысль в голове Кейны, пока она умело скидывала с плеча лук и выудила стрелу из колчана. И как только наконечник был направлен в след убегающего животного, сзади что-то сильно ударило её по плечу. Лук и стрела выпали из моментально ослабевшей руки, а боль разрядом прошла вдоль хребта.
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1709/c4/393b3b8f304a.jpg[/AVA][NIC]Кейнасия[/NIC][STA]Эльфов бояться-в лес не ходить[/STA]
[SGN]float:leftТвоя битва за выживание начнется прямо сейчас.
Не хочешь, чтобы тебя судили?
Не будут.
Считаешь, что ты недостаточно сильна?
Ошибаешься.
Боишься? Не бойся.
У тебя есть все необходимое оружие.
Сражайся.©

[/SGN]

Отредактировано Кадди (25-09-2017 13:17:33)

+2

11

Вся эта история началась для Вэона три дня назад, в таверне «Золотое солнце». Он и его друзья громко отмечали завершение их обучения у мастера кузнечного дела, известного на все Пустоши. Пять лет, проведенных в жаркой кузнице, наконец-то подошли к концу, и юноши планировали расслабиться месяцок-другой, прежде чем заняться своей работой. Вино, эль и распутные женщины – все это можно было в достатке найти в столице. Кутеж продолжался уже больше недели, алкоголь лился рекой, хмель ударял в голову, заставляя творить забавные поступки и говорить несуразные слова.
-Да эта Ваша Свирепая Охота – легко-отня! – икая, вещал Вэон. –Вот, троюродный брат моей подруги па-ару лет назад участвовал в ней и по-обедил! А я легко! Легко! Надрал ему зад.
-Да ты брешешь! – воскликнул один из его друзей, громко хлопая пустой кружкой по столу. –Быть того не может, чтобы ты да Чемпиона Охоты уделал!
-Я т-те говорю! – так же бухнул посудой Вэон. –Я его за три удара раскатал!
-Да ну! – возразил еще один попойца. –Я гарантирую, что тебе слабо хотя бы подумать об Охоте, не говоря уж о том, чтобы принять участие, а тем более, вломить Чемпиону.  Там, знаешь ли, убивают. Насмерть. Совсем.
-А спорим, что я в ней выиграю? – не подумав, брякнул хвастун.
-А спорим! – ответил задира.
Сказано – сделано. Не откладывая в долгий ящик, компания выпивох направилась к Распорядителю. Вэон, поняв, что сморозил то, чего говорить не стоило, пытался было, свести все в шутку, но настоящие подмастерья знатных кузнецов слов на ветер не бросают, о чем ему и было сказано. Понурив голову, он сообщил старому эльфу о своем желании участвовать в Охоте. Иллидиэль грозно посмотрел на пьянчугу, от которого изрядно разило спиртным, и записал его в кандидаты на участие. До последнего момента Вэон надеялся, что его не выберут. Но на оглашении списка он услышал свое имя. Девятый в списке, он уже смирился со своей судьбой. Ему придется победить.

Когда эльф отправился по своей дорожке навстречу судьбе, он ни о чем не жалел, лишь покрепче сжимал рукоять кинжала. Он был уверен, что оружие, выкованное лично им, принесет ему удачу. За спиной висел лук, который был куплен на рынке за несколько золотых. Его уверили, что это лучшее, что можно найти. Проблемы, однако, начались сразу после того, как он попал в лес. Выросший в городе, он никогда не оказывался в чаще один, а потому быстро сбился с пути, стоило ведшей его тропке пропасть в траве. Но сдаваться он не привык, и потому шел наобум прямо. Его ноги цеплялись за корни деревьев, а сучья немилосердно царапали лицо. Попавший под ступню камушек, мокрый от росы, заставил его неуклюже растянуться на земле. Посетовав на свою неудачу, Вэон присел и ощупал себя на наличие повреждений. К счастью, отделался он лишь синяками. Поднявшись на ноги, эльф хотел продолжить путь вперед, но внезапно ощутил холодное прикосновение металла к своей шее.
-Так-так-так, что у нас тут? – раздалось из-за спины. Кто-то обнял Вэона со спины и убрал кинжал от горла.
-Э… я… тут гуляю, - не нашелся что ответить эльф.
-Гуляешь, значит? – хохотнули сзади. Сильная рука развернула его кругом. Взору обалдевшего кузнеца предстали два эльфа, которые на старт пришли парой.
-Гуляет, хе-хе. Глупец, ты даже не знаешь, как тебе повезло, - рассмеялся тот, что побольше.
-П-повезло? – душа Вэона ушла в пятки.
-Именно, красавчик. Сегодня мы не можем тебя убить, - кровожадно улыбнулся второй эльф. –Но только сегодня. А потому – беги.
И Вэон побежал. Он бежал изо всех сил, преследуемый гоготом и насмешками. Он бежал, падал, поднимался и снова бежал. Победить? Да ему лишь бы выжить в этом лесу. Однако силы постепенно покидали его. Он был дюж помахать молотом, а не устраивать марафон по пересеченной местности. Рухнув на землю, эльф пытался отдышаться. Когда он вновь принял вертикальное положение, уже вечерело. Даже не будучи мастером-следопытом (да и следопытом вообще), он понимал, что нужно найти себе какой-нибудь ночлег. Оставаться на ночь неподалеку от двух страхолюдин тоже не хотелось. Но, к своему облегчению, Вэон вышел на берег реки. Напившись студеной воды, он решил, что на другой стороне будет безопасней и смело ступил в воду. Осознание того, что вся его одежда промокнет, пришло к нему слишком поздно. Зло ругнувшись, он постарался поскорее вылезти на песок.
Уже на твердой земле кузнец огляделся по сторонам, но никого не увидел. Облегченно вздохнув, он направился в глубину чащи. Мокрая одежда неприятно холодила тело на ветру и была чересчур тяжелой. Собрав немного сухого и не очень валежника, Вэон принялся высекать огнивом искру. Огонь отказывался загораться, а эльф мерз все больше и больше. Кое-как найдя пучок сухой травы, он попытался сделать это вновь. Маленький, еле тлеющий язычок пламени подарил ему надежду, и он принялся старательно его раздувать. Ему даже казалось, что он и есть этот маленький огонек, которому суждено стать ярким костром в ночи. Сушняк наконец-то разгорелся, даря столь желанное тепло. Озябший эльф радовался, словно ребенок. Из его поясной сумки был вынут кусочек белого хлеба, намокший в воде, но от того не потерявший своих питательных свойств. Жадно его съев, Вэон прилег на мох рядом с костром и быстро уснул.
Проснувшись с первыми лучами солнца, эльф поднялся и потянулся. Он смог выжить вчера, сможет и сегодня. Он еще всем покажет, кто он такой, и что может. Легкая стрела со стальным наконечником прервала его мысли, воткнувшись в горло со спины и пробив позвоночник. Он удивленно смотрел на торчащий из него кусок дерева с металлом на конце, понимая, что совсем не чувствует свое тело. Оно будто само упало на спину, переломив своим весом снаряд. Удивительно, но боли не было. Затухающее сознание поймало лишь склонившегося над ним эльфа, который выдернул обломок стрелы, удрученно покачал головой и скрылся в кустах. А потом глаза Вэона закрылись навсегда.[AVA]http://i.imgur.com/dJI8ywj.jpg[/AVA][NIC]Вэон[/NIC][STA]Ученик кузнеца[/STA][SGN]Откованный из стали,
закаленный огнем и льдом.[/SGN]

Отредактировано Кориэн (30-08-2017 20:43:43)

+2

12

Глоррондейл – пожиратель женских сердец, так его называли в кругу эльфов, с которыми он водился. Этот рыжий парень был сплетен из самых лучших качеств, но вот хвастовства и самоуверенности выплескивалось порою через край. Иногда остроухого буквально разрывало и распирало от того, что слишком сильно хотелось показать своё превосходство над остальными. В любой компании, где присутствовали девушки, рыжий вёл себя высокомерно, заливая в уши дам комплименты и играя их чувствами, словно кукловод марионетками. Дернул ниточку – девочка заплакала, другую дернул – она засмеялась. Обладая харизмой и нестандартной внешностью эльф постоянно привлекал внимание противоположного пола и его весьма злило, когда какая-то девка не обращала должного внимания на него. Он – пуп вселенной, центр города, звезда любой компании, хотя частенько получал тумаков, если нечаянно закрутил роман с «чужой» дамой сердца. Но то оставалось мелочами жизни, которые Глорр стирал из памяти быстро и безболезненно. Зная сотни стихов, читая сонеты, умея петь песни и баллады своим бархатным голосом, парень частенько располагал к себе людей. К тому же превосходная верховая езда, умение владеть несколькими видами оружия в совершенстве, живя в огромном родительском особняке, являясь единственным, а значит избалованным ребенком – всё это словно мёд для пчёл, коими являлись девчушки. В меру хитрый и изворотливый... В общем, много качеств и хороших, и плохих. Но для идеала не хватало одного – победы в Свирепой охоте. «Тогда отбоя мне не станет от девушек, я завоюю их только лишь тем, что скажу два этих слова: Свирепая и Охота...» ― Расплывался в мыслях рыжий, вышагивая ранним утром для того, что бы записаться на соревнование. Вероятность, что его выберут, очень велика, ведь он не последний в этом городе. Его знали все, вернее... его родителей. Но им не обязательно знать куда и зачем направился их единственный, горячо любимый сынок.

Когда имя Глоррондейла прозвучало, он даже не удивился. Его пришли проводить целая тьма девушек, которые вздыхали и охали, переживая за жизнь любимчика. Купаясь в лучах сладковатого обожания и кислого лицемерия, Глорр отщепился от своих дам, из толпы которых не было ни одного парня. Последние его недолюбливали, ибо был рыжий слишком слащавым, хитрым и не внушал доверия. Но женские сердца так слепы, когда влюблены. Ступив на дорогу, ведущую к месту старта, парень сунул руки в брюки и вальяжной походкой направился по тропе, насвистывая мелодию и едва сдерживая улыбку. Его уверенность в победе не заставляла Глорра волноваться по пустякам. Разглядывая участников, придя на место, парень удивился что с ними в Охоте будет девушка. Когда её имя озвучили, остроухий подумал, что ошибся, ослышался. Поведя плечом, сделал коронный жест, отбросив челку и наградив темноволосую злюку коронной улыбкой. Её взгляд зеленых глаз смерил рыжего, словно перед ней стояла палка обмазанная какашками енота. Стоит ли говорить, что он терпеть не может таких самоуверенных женщин?

―Когда мы останемся вдвоём на поле битвы, ты сначала застонаешь подомной, прежде чем падёшь от моего оружия…   ―Дрожащим, словно волнительным голосом промолвил рыжий. Нельзя было не заметить, каким взглядом он наградил свою «фаворитку». Та не заставила долго ждать и колко ответила оппоненту, показав жест, который раззадорил парня. Он уже здесь захотел свернуть нахалке шею, но едва его руки потянулись к ней, рупор разразился ором, что заставило остроухого отдернуть ладони и ступить на свою позицию. Фыркая, он наградил тяжелым взглядом эльфийку, но та больше не обращала внимания на него.

Старт был неминуемо близко и вот все разошлись в разные стороны. Первый день и остаток вечера рыжий держался маршрута, но к вечеру, устав и обессилив, решил что лучше отдохнуть и на свежую голову держать путь дальше. Прыгнув с закатом в ухаб, парень завернулся в одеяло и достал еду, которая была аккуратно упакована в кожаный мешочек. Пока нельзя ещё было убивать, рыжий пропускал всех мимо проходящих, которые не замечали его в выбоине на дороге. И то на руку было. Проснувшись задолго до рассвета, юнец молча пошел искать себе животинку на завтрак, и, нагнав кроля, негаданно обнаружил и ту эльфийку. Глаза застелило плотной пиленой, он был готов рвать и метать, но убить любой ценой эту наглую девку. Воспользовавшись моментом, пока Кей была отвлечена кроликом и целилась в него, рыжий грубо толкнул девушку в плечо. Та повалилась на землю. Решив убить двух зайцев сразу, почти в прямом смысле, Глорр направил стрелу в кролика и выстрелил ему в след. Не став убеждаться, попал ли он в цель, направил вторую стрелу на лежащую Кейси, та, не растерявшись, сделала подсечку, заставив парня не удержаться на ногах и повалиться на землю рядом. Стрела была натянута на тетиву, но внезапный и ловкий удар сбил рыжего, посему та выскочила и со свистом пролетела вниз, воткнувшись в грунт рядом с лицом темноволосой бандитки. Последняя, чувствуя замешательство рыжего, кинулась на него аки кошка, и те кубарем покатились в сторону, сплетаясь в комок ручек-ножек и голов. Кряхтение и короткий ор разорвал тишину леса, а шебуршание листвы и хруст веточек явно говорило о том, что борьба идет на жизнь.

 
―Ах ты гадюка... ―Процедил эльф и сорвал кусок ткани, как оказалось, с травмированного плеча оппонентки. Рявкнув, та с силой вмазала по лицу кулаком, оставив красный кровоподтек на конопатом лице. Последовало нескольких глухих ударов в сторону девушки, и скоро ей удалось выудить маленький, почти незаметный нож.

―Сдохни уже! ―Лезвие сверкнуло в руках черноволосой, но парень перехватил маневр и подмял под себя девку, выламывая из ладони оружие посредством болевого. Закусив губу, Кейси взвыла от прокатившейся по телу волны боли в лучезапястном суставе, при этом захлебываясь собственной кровью из разбитой губы и надкусанной от удара щеки. Глорр увлекся извлечением лезвия из аккуратной ладони, улыбаясь и ощущая терпкий вкус приближающейся победы. Кей, превозмогая боль, свободной рукой ударила по лицу парня, затем догнала локтем и тот на мгновение оказался дезориентирован. Доля секунды, и пыльный клубок из двух тел вновь перевернулся на земле. Кейси оказалась сверху, нанесла удары по лицу юноши, которые оказались сильнее благодаря зажатому в пальцах ножу. Лезвие полоснуло по светлой, веснушчатой коже. Заорав, Глорр в агонии стал барахтаться под умелой эльфийкой, подпустив свой страх ближе, чем следовало. И затем резкая боль, пронзившая грудь. Вздохнув, его глаза снизу вверх глянули в лицо Кей, утопая в омуте её зеленых глаз. В них кипела ярость, ненависть всего мира, словно то не девушка, а воин каких еще поискать надо. И эта улыбка... она упивается победой?

Вздох. Булькающий звук вырвался из легких, а рот наполнился кровью. Закряхтев, мужчина потянулся рукой к шее эльфийки, но в секунду мышцы перестали поддаваться. Рука плетью упала наземь, а глаза так и остались смотреть на ту, которая воткнула нож в область его некогда бьющегося сердца. И дальше нет ничего, только тьма и пустота.   
[NIC]Глоррондейл[/NIC][STA]Непоседа[/STA][AVA]http://s019.radikal.ru/i635/1708/5b/19f232d209bf.jpg[/AVA][SGN]http://rodobogie.org/uploads/files//2015/09/4..gif[/SGN]

+2

13

Показалось, будто множество иголок пронзили плоть и в следующий момент силы в ногах как и не бывало. Повалившись на колени, девушка схватилась ладонью за плечо, которое буквально взвыло от сильнейшей боли. Мимо уха просвистела стрела, выпущенная в кролика. А тот мчался со всех ног, словно пытаясь поиграть со смертью в догонялки. Но она настигла его слишком скоро, и через считанные секунды тело зайца опало наземь. Пытаясь отогнать от себя наваждение, Кей тряхнула головой. «Нужно думать быстро, оглянись. Кто это? Ну же, давай...!» ―  вторил внутренний голос, но боль была настолько внезапной и интенсивной, что потребовались секунды на возвращение в реальный мир. А ведь любые доли секунд вполне могли стоить жизни. Но, что стало удивительно, не последовал удар ножом или стрелой. В следующий момент девушка повернула голову, и взгляд зеленых глаз сошелся на переносице, в которую упирался металлический кончик вражеской стрелы. А держал лук тот самый ненавистный Кейси рыжий парень. В голове сразу прокрутилось воспоминание, где он обещает её изнасиловать прежде, чем убьет. Злость накатила с удвоенной силой, закрывая собой, словно ширмой, обезумевшую боль в плечевом суставе. Вывернувшись, девушка вытянула одну ногу и со всей ненавистью ударила по голеням мужчины. Последний, расслабив руки, выпустил тетиву и стрелу из пальцев. Второй раз за последнюю минуту воздух рядом рассекла деревянная стрела, воткнувшись в сырую землю. Решив, что не время заниматься самобичеванием, девушка аки зверь накинулась на юношу, вцепившись в его кожу мертвой хваткой, при этом успевая нанести не слабые удары в область его лица, щеи и плеч. Кейна хоть и являлась представительницей прекрасного пола с миниатюрными данными, но силы в руках было хоть отбавляй. И это "блюдо" приправленное диким желанием выжить – лучшее, что может защитить тогда, когда полагаться то, в принципе, и не на кого.
Глорр не уступал по выпадам даме, ведь в такой ситуации нет слабых и сильных. Женщин и мужчин. Есть лишь победитель и проигравший, живой и мертвый, третьего не дано. Мощные кулаки замахивались и пролетали мимо лица девушки, с некоторой периодичностью попадая в цель, ноги юноши то и дело влетали в живот и по бедрам Кейси, но та старалась никак не уступать, пока они кубарем катались по кустарничкам и зарослям.

Она возненавидела его еще вчера, и обещала убить в первой тройке. И что же? Проиграет? «Нет, нет, нет!»  ― твердил внутренний голос, не позволяя девушке сдаться от очередного, сильного удара. Как не крути, физически девка была слабее, посему собрав силу в кулак, впечатала его в окровавленное лицо Глорра. Воспользовавшись этим, выудила из сапога маленький нож, который приятно согревал душу в предвкушении. Зеленые глаза эльфийки уже не сверкали, их словно заволокло пеленой. В голове пульсировало лишь одно слово – «Убить».

―Сдохни уже! ―Рявкнула Кейнасия, взметнув руку с блеснувшим лезвием над телом парня. «Ублюдок...» ― уже мысленно закончила, осознав, что маневр был предугадан и вскоре холодное оружие едва не оказалось в руках врага. Рыжий, с прытью лани, вывернулся и подмял под себя тело Кей, выворачивая её кисть под неестественным углом, пытаясь отобрать нож. Взвыв от боли и хруста в суставе, девка чувствовала, как голова пошла кругом и сил сопротивляться становилось всё меньше. И тут то, уловив момент, на вдохе, девушка свободной рукой, ладонью сжатой в кулак, наносит сильный удар в челюсть рыжему, а затем локтем и ловко вспрыгивает сверху. Нож, зажатый в пальцах, усилил следующие удары по лицу вражины. Не чувствуя боли, Кейси увлеклась, решив закончить с этим пока оппонент оконфужен. Лезвие мягко скользнуло в плоть между ребрами, будто та приняла нечто родное. Большие глаза, которые были ни то зелеными, ни то голубыми, округлились. Всхлип. Хрип. Из чуть приоткрытых губ полилась алая, почти багровая жидкость. Пальцы провернули нож, воткнув его по самую рукоять. Ноги крепко удерживали парня, и его тело содрогнулась раз, второй. Затем блеск огромных глаз исчез. Как и исчезло дыхание с сердцебиением.

Осознание пришло не сразу. Боль тоже заставила себя ждать, но через минуту, когда Кей поняла, что вышла победителем, рухнула на тело парня. Тяжело дыша и взвывая от невыносимой боли в теле и лице, скатилась по трупу, который был еще теплым. Хныкая и пересиливая себя, поднялась на ноги, едва осознавая что произошло.
Прошло несколько минут, а ощущение – земля повернулась тысячу раз вокруг собственной оси. Выдернув нож из тела Глорра, закрыла глаза юноше и, забрав кроля, который пал смертью храбрых неподалеку, отправилась в чащу. Прихрамывая на одну ногу и растирая ладонями бегущую кровь по лицу, девушка добралась до маленькой речки, которую даже рекой едва назовешь. Некий родник, бьющий чистейшей водой из-под склона. Упав на колени, принялась умываться, опуская саднящие ладони в холодную воду. Закончив этот ритуал, словно загипнотизированная, вернулась к месту убийства. Глорр лежал так, словно уснул крепким сном. Прикрыв тело листьями, комочками земли, ветвями, оглянулась. Вокруг не было ни души, но шум они подняли славный, катаясь тут. К тому времени Кейси уже отошла от шока и, поддерживая травмированную руку, сложила стрелы рыжего в свой колчан. «Лишними не будут...»  ― сделала заключение Кейнасия и, не оглядываясь, поплелась, хромая, в сторону от «плахи».
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1709/c4/393b3b8f304a.jpg[/AVA][NIC]Кейнасия[/NIC][STA]Эльфов бояться-в лес не ходить[/STA]
[SGN]float:leftТвоя битва за выживание начнется прямо сейчас.
Не хочешь, чтобы тебя судили?
Не будут.
Считаешь, что ты недостаточно сильна?
Ошибаешься.
Боишься? Не бойся.
У тебя есть все необходимое оружие.
Сражайся.©

[/SGN]

Отредактировано Кадди (25-09-2017 13:18:00)

+2

14

Когда-то давно, в далеком детстве, Энелиэндаль ничего не знал про охоту на зверей и птиц. Отец попросту оставил его с братом в глубине леса и ушел, наказав им самим позаботиться о себе. Юный эльф привык, что дома на столе всегда была еда. Он даже не задумывался, каково это - самому добыть себе пропитание. Его брат тогда изрядно отлупил его, следуя воле отца, и ушел в одиночку. На то, чтобы выбраться живым, ушла целая неделя. Все это время он питался разве что ягодами и кореньями, даже не подозревая, для чего ему дали нож. А по возвращении в родной дом его вовсе не ждала похвала. Лишь скупое рассуждение о том, что Эн не достоин называться сыном Дома Черной Росы, что он – слаб, что он – позор их семьи. Тогда это вызвало в ребенке бурю эмоций, начиная от ненависти, заканчивая желанием стать лучше. Именно последнее мотивировало развиваться, учиться новому. Стрельба из лука, обращение с ножом, навыки выживания – все это он постигал на собственном опыте. Конечно, все не удавалось с первой попытки. Были долгие, упорные тренировки, целые дни, когда юноша не возвращался из леса. Он до сих пор помнил, как впервые радовался подстреленному оленю. Животное силилось встать на все свои четыре ноги и убежать, но стрела пробила легкие и заставляла захлебываться кровью. В памяти Эна отпечатались эти большие грустные глаза, осознающие свой конец.
С тех пор прошло много времени, он вырос и заматерел, с легкостью мог жить в лесу целый месяц. Охота и рыбалка вполне неплохо обеспечивали едой, а деревья благодушно предоставляли кров и ночлег. Самое главное в этом деле, как убедился на своем опыте Эн, - терпение. Можно было несколько часов искать добычу или ждать ее в засаде. Но результат всегда оправдывал затраченное время.
Так и сейчас он сидел, затаившись в густом кустарнике, ожидая, когда первые лучи солнца окрасят верхушки деревьев золотом. Терпение есть сила. Его жертва мирно спала, даже не подозревая о том, что жернова судьбы уже закрутились, перемалывая жизнь в труху. Целый час без движения. Горожанин проснулся почти одновременно с рассветом. Он сладко потягивался, радуясь новому дню. Глупец. Здесь все и всё пытаются тебя убить. Бесшумно поднявшись на ноги, Эн достал из колчана стрелу и положил ее на тетиву. Глубокий вдох, легкое движение руки. Многие забывают, что если лук не смазывать, то при натяжении он начинает немного поскрипывать, нарушая тишину. Лук Эна лишних звуков не издавал. Сомнение. Секундное колебание – и стрела, сорвавшись, словно цепной пес, полетела в цель, вгрызаясь в шею своей жертве. Сомнение заставило выстрел, который был направлен прямо в затылок, отклониться вниз. Он все еще слаб. Выдох. Следопыт наблюдал, как его жертва рухнула наземь, переломив стрелу. Проклятье. Это потеря, хоть и небольшая. Он подошел и вытащил обломок из шеи умирающего, - стальной наконечник можно использовать и другим способом. Совершенно случайно он заглянул в глаза эльфа. В них читалось искреннее недоумение и удивление. Отведя взгляд, охотник быстро пошарил по карманам жертвы, но не нашел ничего, достойного внимания. Даже его лук и стрелы были второсортным шлаком, цена которому – грош. Не оборачиваясь, Эн скрылся в кустах.

Он убил. В первый раз убил кого-то, подобного себе. Не ради пропитания, но ради победы. Обломок стрелы все еще был в его руке. Задумчиво повертев его, Эн лизнул кровь, оставшуюся на металле. Сладковато-солоноватая. Немного отличается от той, что течет у диких зверей. Он убил. С сомнениями и не так, как ему хотелось бы, но убил. И ему это… понравилось? Его пугали собственные ощущения. Чувство чисто физической власти над другим. Чувство превосходства. Чувство упоения чужой смертью. Глубоко вдохнув, эльф помотал головой, выгоняя ненужные мысли прочь из своей головы. Он убил. Факт. И он убьет еще, чтобы остаться единственным выжившим.
Следовало убраться подальше от трупа. Скоро сюда набегут дикие собаки-падальщики, волки, прилетят стервятники. Лишнее внимание к своей персоне было Эну совсем ни к чему. Кто-то из остальных участников обязательно наведается на шум, посмотреть, кого это там поглощают лесные обитатели. Тихие, неслышные шаги уносили его все дальше от места расправы. Уже не было нужды вводить остальных соперников в заблуждение касательно его умений. Началась большая игра, ставкой в которой была жизнь. Теперь в дело шло не только мастерство, но и хитрость.
Энелиэндаль умело путал следы, петляя по лесу, нарезая круги, оставляя ложные отпечатки подошв. Даже остатки кролика, доеденного на ходу, пошли в дело, украсив траву под каким-то кустом. Если говорить начистоту, то Эн испытывал страх. Он боялся, что в него точно так же прилетит стрела и вонзится в горло. Соберись. Это они должны испытывать ужас, а не ты. Ты убил. Ты забрал жизнь. Ты сегодня одержал верх. Мысли в голове путались, и эльф, остановившись на пару минут, отдышался и попил воды, приводя сознание в норму. Забрать еще чью-то жизнь сегодня он был морально не готов. Впрочем, отдавать свою ему тоже не хотелось. А потому оставалось лишь двигаться вперед, уходя как можно дальше от возможных преследователей.[NIC]Энелиэндаль[/NIC][STA]Во имя победы![/STA][AVA]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/236x/56/30/0a/56300ac50df8d34c57c72290af56392f.jpg[/AVA][SGN]http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/8b569b48ae86119958a9778d9351524c.png
Когда все кончится – останется лишь пустота. ©Энелиэндаль из Дома Черной Росы
http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/060a4c545d98e766d3fcd66ba2e20635.png
Слезы, черные как кровь (Девиз Дома Черной Росы)[/SGN]

Отредактировано Кориэн (31-08-2017 23:34:58)

+3

15

День хоть и не задался с самого рассвета, но обещал быть спокойным. «Молния никогда не бьёт два раза в одно место…» ― оптимистично отвечала Кей своим страхам. Те, словно черви, прожирали изнутри плоть, пытаясь насытиться остатками горьких эмоций после произошедшего убийства. Теплые, солнечные лучики уже прыгали по листве высоких крон деревьев, облизывая каждую веточку, насыщая её целительным светом. Ветер путался среди кустарников и травы, шелестя листиками и создавая из зелено-желтого покрывала полей некое подобие лоснящихся волн. Это радостные и яркие минуты присутствуют в каждом рассвете. Зримо ощущаешь, как день наполняется жизнью, вдыхая её в каждый уголок леса. Жизнь еще не видна, но уже брезжит где-то рядом, в пороге. Это не сияющий торжествующим солнцем полдень, а ранний, полный новых надежд рассвет. И всё это – для тех, кто выжил.

Весь день глухой, почти непроходимый лес сменялся пустыми полями и осушенными реками, которые когда-то бурлили и пенились благодаря сильному потоку. Но теперь природа в границах Свирепой охоты стала жестокой, словно знала, что именно происходит здесь. Километры тишины и безветрия тянулись вдоль хребтов крутых склонов, где в густой роще пряталась лисица, а где-то из кустарника вспархивала одинокая птица, нарушая ударом крыльев тишину. Хруст веточек под ногами убаюкивал Кей, а она, улюлюкая, продолжала путь с максимальной аккуратностью и грацией кошки. Под лиственными «крышами» вековых деревьев едва можно было заметить скоротечное время, когда солнце станет лениво клониться к закату. В полумраке леса всегда витала легкая прохлада, полутень лесных сумерек наполняла каждый уголок. В воздухе чувствовался терпкий запах влажного мха и грибов, которые прятались под опавшими листьями или иголками хвои. 

Опустившись на опавшее дерево, девушка присела, решив отдохнув после дальней дороги. Губы жадно впились в колбу с водой, поглощая жидкость огромными глотками. Реки иль родника давно не встречалось на пути, а запасы стремительно заканчивались. Вытерев рукавом рот и убрав флягу, эльфийка выудила из кармашка ягоды, которые собирал по пути. На светлой коже ярко выделялись бусинки от ярко-красного до тёмно-фиолетового цвета. Скоро насладившись кислинкой даров природы, Кейси решила, что пора подыскивать место для отдыха. Подняв взгляд зеленых глаз, осмотрелась вокруг. Между деревьями блестел луч света, пробиваясь через заставу листьев-стражников. Пожалуй, это единственный островок солнца в непроходимой гуще леса. Но радовало одно – в лесу выжить проще, чем передвигаясь по бескрайнему полю, которому ни конца, ни края не видать. Именно на таком участке земли ты становишься максимально заметным.

―Так-с… Посмотрим, ―  девушка выудила из походной сумки карту, и принялась вертеть её в руках то так, то сяк. ―Вот я в лесу, примерно здесь. ―Развалившись вдоль массивного столба, Кейнасия поставила на землю рядом лук и колчан. На шершавую кору уложила свиток, именуемый картой, тыкая пальцем в пергамент. В голове рисовался образ, как она, будучи в таком же положении, разваливалась на мягком диване в стенах дома и читала интереснейшие свитки и книги, которые дядя частенько привозил ей из-за морей. ―Впереди озеро, но до него день пути. Затем горы и зимняя пустошь за ними, надо будет приготовить одежду потеплее. ―Вслух рассуждала эльфийка, выудив из кармана остатки смявшихся ягод. Теплые лучики света приятно ласкали истосковавшуюся по ним бледную кожу, что девушка позволила себе понежиться на теплом островке чуть больше положенного времени.  Лежа на животе, обнимая валяющиеся дерево, свесив ноги и руки, прижалась щекой к коре.

―Вечереет.
Птицы в роще
Прекращают колготню.
Бродят сумерки на ощупь,
Растопырив пятерню.
Меж деревьев, мглой обьятых,
Бродят тихо без теней,
Как старик подслеповатый,
Что колдун и чародей.

Стала напевать себе под нос старую песенку Кей. Голос её был тихим, почти шёпот, ведь она осознавала, что может привлечь внимание мимо проходящих врагов или хищников. Подушечки пальцев мягко касались её лука, стоявшего на земле и упирающегося в ствол, вырисовывая круги в воздухе. Как раз для того, что бы в секунду схватит и снарядить его стрелой. Здесь нельзя расслабляться.

―Что, водя неторопливо
Дланью темною своей,
Изменяет прихотливо
Лик предметов и вещей.
Будь ты конный или пеший,
Помолись — и Бог с тобой!
Что ни дерево — то леший,
Что ни пень — то лесовой.

Лучики света, согревающие девушку, стали ослабевать, и кожа остроухой зашлась зябью. Вставать не хотелось, ведь именно сейчас она чувствовала себя, словно в колыбели леса, охраняющего её будто своё дитя. Но как бы не так, и Кей поняла это, закончив напевать песенку.

—Ведьмой всхлипнула осина.
Корень выгнулся змеей...
Что ни шаг — то чертовщина,
Что ни звук — то чумовой.
Тянет сырости отдушкой.
Страхи липнут, как репей.
На знакомую опушку
Выбирайся поскорей!
Месяц филином косится,
День летит в тартарары...
Черно-бурою лисицей
Ночь вылазит из...

Едва ли девушка закончила напевать под нос, как вдали что-то хрустнуло. По звуку похоже на хруст ветвей и листьев при передвижении. При том, что совсем рядом, как казалось. — Из норы. —На ходу закончив песенку и схватившись за лук, Кей скатилась с лежачего столба старого дерева, упав в выемку в земле. Высунувшись из-за ствола, направила лук со стрелой в сторону источника звука. Замерла. 

[shadow=1px 1px 2px #696969]Стих (с) В. Павлюткин[/shadow]

Примерный вид завалившегося дерева

https://st.depositphotos.com/1000143/4166/i/950/depositphotos_41669085-stock-photo-fallen-tree-in-spring-forest.jpg

[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1709/c4/393b3b8f304a.jpg[/AVA][NIC]Кейнасия[/NIC][STA]Эльфов бояться-в лес не ходить[/STA]
[SGN]float:leftТвоя битва за выживание начнется прямо сейчас.
Не хочешь, чтобы тебя судили?
Не будут.
Считаешь, что ты недостаточно сильна?
Ошибаешься.
Боишься? Не бойся.
У тебя есть все необходимое оружие.
Сражайся.©

[/SGN]

Отредактировано Кадди (25-09-2017 13:18:24)

+3

16

Ноги несли Энелиэндаля вперед, казалось, не зная усталости. Однако, моральное напряжение от утреннего убийства сказывалось и на физическом состоянии. Болела голова, и нестерпимо хотелось перекусить. Но от роскоши в виде кролика не осталось почти ничего. Единственный небольшой кусок мяса эльф берег про запас, на случай, если к вечеру не удастся добыть себе что-то еще. Редкие кусты с дикими ягодами он старался не пропускать, хотя и не съедал все, что на них росло. Несмотря на голод, Эн по-прежнему осторожничал, особенно после событий раннего утра. Страх не до конца покинул его разум, заставляя лишний раз нервничать и оглядываться от каждого шороха.
Остановившись на небольшой полянке, следопыт прислонился спиной к дереву и, сняв с пояса флягу, сделал несколько глотков. Закрыв глаза, он прислушался к шуму леса. Повсюду слышались шорохи листвы, что немилосердно трепал ветер, щебетали певчие птицы, неподалеку подвывала стая волков, раздавался лай лисиц, казалось, что даже разок-другой ухнул филин. Но звука шагов, к облегчению Эна, среди всей этой разномастной какофонии не было. Глубоко вдохнув несколько раз, он вновь отправился в путь. Несколько раз он пересек звериные тропы, но ни одного животного так и не увидел. Разве что лесная мышь пугливо шарахнулась в кусты, запищав что-то на своем языке.
Быстрым шагом Эн двигался на север, оставляя солнце по левую руку от себя. К середине следующего он планировал добраться до весьма протяженного озера. Оно отделяло эльфа от горного перевала, который был самым удобным, быстрым и относительно надежным способом добраться до следующего региона, в котором проходила Охота. Развернув на ходу карту, следопыт удрученно покачал головой. Чертова лужа была слишком большой, чтобы ее обходить по берегу. Придется что-то придумать, чтобы пересечь водную преграду. Спрятав бесполезный клочок бумаги, Эн погрузился в размышления, тем не менее, следя за окрестностями. Лодку найти не представлялось возможным – в эти краях не было эльфийских поселений. Не было даже лачуг рыбаков, ибо они не решались войти в эти угодья. Возможно, стоило соорудить плот.

Мысли Энелиэндаля были нагло потревожены волчьим воем, раздавшимся совсем близко. Похоже, звери шли в противоположном ему направлении, чувствуя пролитую утром кровь. Он в очередной раз вспомнил глаза убитого. Спустя несколько часов он примирился с тем, что ему предстоит забрать еще, как минимум, одну жизнь. Возможно, что больше. Ту грань, что отделяла охотника от убийцы, он уже перешел. Оставалось лишь принимать последствия этих решений.
Волчий вой, между тем, раздался значительно ближе, изрядно встревожив Эна. Он ошибся в своих предположениях? В кустах впереди мелькнула серая тень. Они шли за ним? Главное – не торопиться. Волки – просто большие дикие псы, пусть и злые. Они живут по тем же законам, подчиняются тем же инстинктам. Стоит побежать – и можно считать, что все пропало. Эльф твердым шагом шел вперед. Нельзя показывать и толику неуверенности. В зарослях то и дело слышалось кровожадное рычание, а свирепые звери иногда даже перебегали дорогу прямо перед самым его лицом. Они давили на него, пытаясь заставить сделать ошибку. Судьба невероятно изменчива. Еще утром он был охотником, а сейчас превратился в бессильную жертву. Вот только в бессильную ли?
Прямо перед Эном выскочил огромный серый волк, ощерившись клыкастой пастью, словно бросая вызов. Его многочисленные сородичи обступили эльфа кругом, отрезая пути к отступлению. Лук и колчан были аккуратно положены на землю, а в руки взят кинжал и обломок стрелы, так скоро пригодившийся. Зверь рычал, брызжа слюной, готовый броситься на Эна, который смотрел прямо в дикие глаза хищника. Прыжок. Огромная туша летит, целя в шею, но следопыт кувырком уходит от атаки, завершая движение ударом клинка по горлу одного из животных. Булькнув в попытке заскулить, волк завалился на бок, щедро поливая эльфа своей кровью. Однако эта потеря совсем не смутила вожака. Он вновь рванулся вперед, пытаясь достать охотника. На этот раз Эну не повезло – зубы волка впились в икру, едва не вырвав изрядный кусок плоти. Острая боль, казалось, пронзила все тело. Зверюга довольно зарычала, готовая повторить атаку.
-Ну же, давай, - разозлившись, поманил Энелиэндаль. –Попробуй еще разок.
Осклабившись, волк в очередной раз бросился вперед, однако, в этот раз эльф, собрав оставшиеся силы, успешно откатился и атаковал сам, всадив обломок стрелы прямо в череп зверя. Смерть была мгновенной – бездыханный хищник повалился наземь. Лишившиеся вожака волки недовольно зарычали, но осознавая, что Эну некуда отступать, и он будет биться до конца, все же, развернулись и ушли, оставив двух своих братьев остывать.
Нога кровоточила. Оторвав кусок ткани от рубахи, следопыт промыл и плотно перемотал рану, а затем обратил свое внимание на трофеи. Мясо. Шкуры. Впереди его ждал долгий путь через горы и снежную равнину. Эн умел обращаться с ножом, а потому разделка животных заняла не так много времени, хотя закончил он лишь когда солнце начало изрядно клониться к закату. В его походной сумке осели лучшие куски мяса от мертвых волков, а две мягких шкуры висели за спиной.

Идти с поврежденной конечностью было тяжеловато. О том, чтобы идти быстро и бесшумно речи вообще не стояло. Да еще и сознание подсовывало изрядную шутку – Эну чудилось, будто кто-то тихонько поет песню. Больной ногой он неудачно наступил на сухую ветку, - и по лесу пронесся звонкий хруст. Удивительно, но сразу после этого пение смолкло, а неподалеку раздался звук, будто кто-то упал на землю. Эльф замер. Если сейчас кто-то на него нападет, то, скорее всего, с легкостью заберет его жизнь. Медлить было нельзя. Стиснув зубы, Энелиэндаль достал лук, наложил стрелу на тетиву и, стараясь поменьше опираться на поврежденную ногу, по широкой дуге обходя вероятную траекторию врага, покрался в направлении источника шума. К его удивлению, наткнулся он на ту самую девушку, что прошлым вечером радовала его взгляд красотой своего обнаженного тела, купаясь в заводи. Она сидела на корточках спиной к Эну, высунувшись из-за поваленного дерева и целилась луком в кусты, даже не догадываясь о его приближении. Она  выбрала самую неудачную позу для стрельбы, почти без должной опоры. Не таясь, однако, и не убирая стрелы с лука, он вышел из зарослей.
-Не бойся, я не намерен причинить тебе вред. Сегодня пролилось уже достаточно крови.[NIC]Энелиэндаль[/NIC][STA]Во имя победы![/STA][AVA]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/236x/56/30/0a/56300ac50df8d34c57c72290af56392f.jpg[/AVA][SGN]http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/8b569b48ae86119958a9778d9351524c.png
Когда все кончится – останется лишь пустота. ©Энелиэндаль из Дома Черной Росы
http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/060a4c545d98e766d3fcd66ba2e20635.png
Слезы, черные как кровь (Девиз Дома Черной Росы)[/SGN]

+2

17

Кончик стрелы трепыхался на тетиве, словно мотылек. Руки неприятно вспотели, заставляя оружие скользить, а дыхание вконец сбилось с привычного ритма. Одна мерзкая мысль, что сегодня произойдет еще чья-то смерть от руки эльфийки заставляла последнюю раз за разом впадать в дикий ступор. Мысленно молясь, что бы тот, кто вызвал не приветливый шум в убаюкивающей тишине засыпающего леса, оказался затерявшимся животным, или на худой конец, перепуганной птицей. Девушка, зажмурившись на долю секунды, медленно вдохнула и выдохнула через нос, пытаясь собраться с мыслями и отогнать от себя наваждение; прищурилась. Пышный куст, усыпанный нежно-розовыми цветками и стоящий в тени огромного дерева, призывно колыхнулся. Но из-за него никто не выскочил, к счастью иль разочарованию остроухой; и вроде повисла почти ощутимая, вязкая тишина, словно лес тоже приготовился к атаке, заглушив все посторонние звуки. Кейси на секунду померещилось, что она уже минут десять так стоит, ждёт, пока заметит очередную жертву. Локти, опущенные на шершавую, колючую кору упавшего дерева стали ужасно саднить, напоминая о начавшемся дне. От одного воспоминания об убийстве кишки завязывались в тугой узел, а желудок внутри уверенно делал сальто. Приходилось признаться себе, что быть убийцей в здравом уме практически не реально.

И возможно Кейнасия поменяла бы своё мнение, будь её тело не столь вымотанным и менее сверкающим багрово-синюшными гематомами. Да, в здоровом теле – здоровый дух, и взгляд становится куда оптимистичней на обыденные вещи. Взгляд зеленых глаз перекочёвывал с одного кустарника на другой, потом на дерево и обратно. Больше звуков не было слыхать, и девушка стала робко, медленно опускать лук. Слух играл с хозяйкой злую шутку, ибо чем больше она заставляла поверить себя в то, что вокруг никого нет, тем сильнее глаза действительно ничего не замечали. Наконечник не успел опуститься до уровня бороздчатого покрова павшего ствола, как сзади эльфийка почувствовала каждой клеточкой израненного тела легкое движение. Всё произошло так быстро, что едва бы она успела среагировать, если бы противник действительно хотел её убить. Она была бы уже мертва. Пять раз. Если не десять.

Шумный выдох. Ладонь с новой силой вцепилась в рукоять лука, а вторая кисть уже вновь ловко натягивала стрелу на пружинистую тетиву, упираясь в неё пазом. Последовал быстрый поворот корпуса, и вот острый, металлический наконечник уверенно смотрит на противника. Припав спиной к стволу, будто ища в нём защиты, девушка сконцентрировалась на стоящем в тени сосны мужчине. На задворках сознания звучал его мягкий голос, который до сих пор остановил её от того, что бы спустить стрелу рассечь со свистом воздух, а затем и плоть противника.

«Как это не бояться того, что мне не причинят вреда?» ― негодовала остроухая, пытаясь анализировать его слова в мозгу, который в свою очередь сейчас отказывался работать. «Нужно выстрелить в него! Убить, убить, убить!» ― протестовал последний, но девушка лишь прищурилась, держа на прицеле потенциальный, ходячий труп. Взгляд зеленых глаз Кейны схлестнулся в зрительном бою с такими же яркими, словно молодая листва, глазами эльфа. Повисла тяжелая пауза, пока оба не прикрыто рассматривали друг друга. Понимая, что если не ты убьешь, то тебя, оба эльфа предпочли максимально довериться противнику. Другими словами ― позволить гадюке пригреться на собственной груди, а ведь она укусит сразу, как подвернется шанс.

Закат, который разлился по горизонту жидким золотом, уже запылал огнем на кронах высоких деревьев. Словно краски талантливого художника позолотили ветви старинной позолотой. Спасительная тень, хорошо скрывающая силуэты эльфов вкупе с могучими стволами создавали некое подобие серой ширмы. Но вот незадача, ведь место, где остановилась Кейнасия, было единственным на пути островком, на котором лучи солнца чаще плясали по низкой траве, пробиваясь через листву тонкими нитями. Кей даже послышалось как медленно, ритмично бьется сердце напротив стоящего её эльфа. Или это её сердцебиение? Или то тихая мелодия догорающего дня? Склонив голову набок, по птичьи, Кейна вздернула подбородок, а затем луком и стрелой указала на мужчину, подергав ими вверх-вниз.

―Очень мило. ―Запнувшись, промычала под нос себе девушка, продолжив более уверенным голосом. ―Разве так предлагают дипломатию, наставив лук на беззащитную девушку? ―Утрировав происходящее, позволила себе хитро улыбнуться, но своё оружие не опустила. Улыбка, к слову, вышла достаточно кривая из-за разбитой губы и хорошего кровоподтека, нисходящего из-под глазничной области в скуловую. Вообще эльфийка выглядела не важно, но держалась уверенно. Смятые, запутанные темные волосы придавали еще более воинственный вид хрупкой, на первый взгляд, девчушке.

Опустив в одну секунду лук ниже, расслабила пальцы, державшие кончик стрелы с оперением. Она с характерным свистом, аки резвый, цепной пёс, пустилась в сторону мужчины, воткнувшись в землю между его ног. Освободившаяся рука в это мгновение нырнула за спину, вытаскивая очередной «снаряд» из колчана.   ―Назови мне хоть одну вескую причину, что бы следующая так же легко не проткнула твою плоть. ―Ядовитым голосом Кей заполнила тишину вечернего леса, внимательно изучая оппонента, ожидая в любую секунду его нападения. 
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1709/c4/393b3b8f304a.jpg[/AVA][NIC]Кейнасия[/NIC][STA]Эльфов бояться-в лес не ходить[/STA]
[SGN]float:leftТвоя битва за выживание начнется прямо сейчас.
Не хочешь, чтобы тебя судили?
Не будут.
Считаешь, что ты недостаточно сильна?
Ошибаешься.
Боишься? Не бойся.
У тебя есть все необходимое оружие.
Сражайся.©

[/SGN]

Отредактировано Кадди (25-09-2017 13:18:45)

+2

18

Энелиэндаль стоял и смотрел на девушку. Можно сказать, они играли в гляделки на выживание. Он рассматривал ее, словно стараясь запечатлеть ее черты в своей памяти. Вспомнив ее образ со старта Охоты и тот, что запомнился ему прошлым вечером, он мысленно ставил их в один ряд. Похоже, ей изрядно не поздоровилось. Многочисленные синяки, рассеченная губа. Но даже такой она была очень красива. Очередное сожаление закралось в голову Эна. Между тем, их игра продолжалась.
Она не выдержала первой, пустив стрелу под ноги следопыту, и сразу же достала вторую. Ее слова были полны недоверия, но он уже знал, что произойдет дальше.
-Я с легкостью приведу даже несколько, - он миролюбиво улыбнулся. –Но начну с самой главной: ты все еще жива. У меня была возможность всадить в тебя стрелу, пока ты шла вечером по берегу реки. У меня была возможность перерезать тебе горло, пока ты отдыхала в той уютной заводи. Сейчас у меня была возможность попросту превратить тебя в ежа иглами внутрь. Но я этого не сделал.
Эльф прервался, оценивая реакцию девушки. Та казалась спокойной, но ему виделись страх и сомнение в ее глазах. Нужное ему зерно было посеяно в ее душе, следовало лишь взрастить его и собрать плоды.
-Ты могла, в свою очередь, не слушая меня, выстрелить мне в грудь. Но и ты этого не сделала. Почему? Потому что таков твой выбор. Ты можешь убеждать себя в том, что это не так, но это не будет правдой. Сейчас я опущу лук и надеюсь, что ты сделаешь то же самое. Потому что свой выбор я тоже уже сделал.
С давних пор Эн привык к тому, что каждое его слово подтверждается делом. Даже Охота не была в силах изменить такой порядок вещей. Он, бесспорно, шел на риск, но этот риск был оправдан. Он видел, в каком состоянии находится девушка. И как бы она не храбрилась, но тетиву лука она оттягивала максимум в треть своей силы. Ей оставалось лишь признать необходимость его помощи. Ему, в общем-то, тоже придется несладко, пока его нога не заживет. Но вместе их шансы были значительно выше. Они были нужны друг другу. Хотя бы на время. И потому следопыт медленно убрал лук за спину. Выдернув из земли стрелу эльфийки, он подошел и сел рядом, протянув ей снаряд. Он не знал, что может быть дружелюбней в такой ситуации.
-Меня зовут Энелиэндаль из Дома Черной Росы, но называй меня просто Эн. Не буду ходить вокруг да около и сразу перейду к делу. Завтра участники Охоты, включая тебя и меня, выйдут к озеру и начнут путь к горам. Кто-то, конечно, останется лежать у воды, - эльф сделал паузу ради нужного эффекта. -И мне не хочется оказаться одним из этих счастливцев. Через горы возможно перебраться только через перевал. И там, скорее всего, случится очередная заварушка. Но, вероятней, некто особо умный устроит там засаду. Ни ты, ни я не сможем добраться туда первыми. Ты от усталости еле стоишь на ногах, как я погляжу, да и мне пришлось совсем не здорово.
Эн достал флягу и сделал пару глотков. В горле пересохло от волнения. Если все пойдет не в нужное русло, то он может остаться лежать даже не на берегу озера, а прямо тут, послужив ужином для местного зверья. Печальный и позорный конец для последнего в роду. Не удержавшись, он грустно усмехнулся.
-Однако, - он продолжил свою речь, утолив жажду. –Если мы будем держаться вместе, то есть вариант, при котором мы с тобой значительно увеличим наши шансы уцелеть. Нам попросту нужно выиграть достаточно времени. Дорога вокруг озера займет не меньше полутора дней, если делать полторы-две лиги в час, что почти невозможно. Но в самом узком месте от одного берега до другого всего-то чуть больше лиги. Если соорудить плот, то мы сэкономим целый день пути, который можно потратить на восстановление, - Эн покачал головой. –Но самое сложное начнется на перевале. Там чересчур ветрено, и даже если повезет попасть в относительно теплую погоду, можно промерзнуть насквозь очень быстро. Но, к счастью, мне сегодня повезло.
Повернув голову, следопыт посмотрел прямо в красивые зеленые глаза своей собеседницы, словно пытаясь прочесть ее мысли. Пока что он был жив. Они пытались доверять друг другу. Возможно, что все сложится хорошо. Возможно.
-Ты, конечно, можешь прямо сейчас всадить нож мне в грудь и забрать с моего трупа все ценное, - Эн вновь усмехнулся. –Но вряд ли кто-то еще предложит тебе вариант лучше, чем этот. Скорее, тебя просто убьют. Так что скажешь? Ты со мной, или мирно разойдемся прямо тут?
[NIC]Энелиэндаль[/NIC][STA]Во имя победы![/STA][AVA]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/236x/56/30/0a/56300ac50df8d34c57c72290af56392f.jpg[/AVA][SGN]http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/8b569b48ae86119958a9778d9351524c.png
Когда все кончится – останется лишь пустота. ©Энелиэндаль из Дома Черной Росы
http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/060a4c545d98e766d3fcd66ba2e20635.png
Слезы, черные как кровь (Девиз Дома Черной Росы)[/SGN]

Отредактировано Кориэн (09-09-2017 08:58:14)

+2

19

Внимательный взгляд зеленых глаз незнакомца осматривал Кей так пристально, что она почувствовала себя неловко. Девушка понятия не имела, как выглядела внешне после утренней схватки. Лицо в запекшейся крови и грязи, а вдобавок еще и гематома уверенно расплывается по скуле – натюрморт, не иначе. Да, утро выдалось не самым радужным для Кейси, однако она держалась максимально гордо и не позволяла демонстрировать слабость, пусть даже мужчина напротив пришел с благими намерениями. Последовал тяжелый вздох, который растворился в звонкой тишине засыпающего леса. Прочный зрительный контакт повис над двумя существами тяжелой пеленой, которую можно было ощущать каждой клеточкой кожи. Эльфийка тоже не побрезговала нагло разглядеть юношу, который забавно разделялся тонкой тетивой и стрелой. Его поза, положение хоть и было обманчиво расслабленным, но взгляд из-под бровей оставался резко напряженным, будто любое неверное движение Кей сорвет эту непроницаемую маску. И именно тогда он позволит себе спустить стрелу в сторону оппонентки. Однако сего действия не последовало, что заставляло девушку еще больше нервничать.

После того, как стрела была выпущена мужчине в ноги, он встрепенулся, словно птенец, скидывая с перышек утреннюю росу. Его голос в тишине прозвучал как вязкий мёд, застилающий пространство между кончиками стрел обоих эльфов, связывая их узами зарождающегося доверия. С каждым словом о том, что он встречал Кейну трижды с точки старта в лесу, два случая из которых мог спокойно её убить, заставило девушку почувствовать, как вдоль хребта пробежали мурашки, отчего та зябко поежилась. В мозгу клокотала горькая мысль, что если бы не правило, запрещающее строго настрого убивать в первые сутки, то она дважды бы уже остывала на неприветливо холодной земле. Кейнасия не шевельнулась, казалось, что она даже забыла как моргать. Эльф чеканил слова, будто заучил текст заранее. Сглотнув, она проследила за плавным движением рук оппонента, которые опустили оружие, направив острие стрелы к земле. Тонкие брови сошлись на переносице, а на лице отчетливо читалось удивление. Она не планировала вступать в некое подобие альянса в битве, ибо выживет всё равно лишь один. А если дать слабину и довериться врагу – то это может стоить жизни. Эльф, словно заметив её недоверие, медленно, аки кошка, потянулся за стрелой, выпущенной Кей в землю между его ступней. Взгляд зеленых глаз же неотрывно наблюдал за девушкой, ведь она может воспользоваться моментом, убив незадачливого врага. Действительно, Кейси боролась с диким желанием выпустить стрелу. Прикусив губу, она так же медленно стала опускать лук. Предчувствие, что он не умрет, пока не утащит её за собой – не покидало остроухую. Расслабив тетиву и взяв стрелу в другую ладонь, решила, что не стоит делать поспешных действий. Очевидно, догодавшись, эльф таки схватил её стрелу у самого оперения, выдернув из влажной земли. Мышцы бугрились под золотистой кожей, которую выгодно оттеняли редкие лучи закатного солнца, подчеркивая рельеф.

Сделав неуверенный шаг назад, Кей затопталась на месте, а сердце пропустило удар в тот момент, когда мужчина в несколько шагов преодолел расстояние между ними. Стрела легла в её ладонь, а эльф больно уж доверчиво занял позицию рядом с Кейси, усевшись на теплые, нагретые лучами солнца, листья.

Чуть отодвинувшись, эльфийка отложила в сторону лук, а две стрелы ловко вернулись в колчан с характерным, глухим ударом. Опершись спинами о шершавый ствол дерева, мужчина вновь решил заговорить, и девка выудила маленький нож, зажав его в ладони так, что бы парень не увидел. В силу своей недоверчивости и излишней подозрительности зеленоглазая решила перестраховаться. Однако писклявый голосок из недр подкорки наивно пищал: «Хотел бы, давно убил, ему незачем втираться к тебе в доверие…».

―Я думаю, твои размышления на счёт передвижения вполне имеют право на существование, ―Медленно начала эльфийка, дослушав до конца речь мужчины. Взгляд рассеялся, и девушка на минуту позволила себе потерять бдительность. Она больше не смотрела на него, предпочитая довериться инстинктам. Одно резкое движение со стороны Эна, и оба сцепятся как псы. Тут то и осознала Кей, что сама то не представилась.

―Кейнасия… ―Коротко буркнула себе под нос остроухая, будто из неё щипцами тянули информацию. Собеседник был более расслаблен, словно уверен в каждом действии девчушки и в том, что не осмелится она сходиться в физической схватке с мужчиной. Да, юноши сильнее с этой стороны, но девушка более прыткая и изворотливая, аки змея. ―Вероятность, что каждый из участников возжелает составить союз, дабы дойти до финиша живым, увеличивается в разы. По одиночке будет сложно хотя бы просто добраться до конечной точки маршрута… Однако… ―Кейна повернула голову в сторону рядом сидящего эльфа. ―Однако если все Боги повернутся к нам, одарив удачей, и мы таки доберемся до конца… До конца, где будут только я и ты… ―Томно произнесла остроухая. Взгляд зеленых глаз сверкнул в полумраке леса и девушка в одно мгновение ока повалила мужчину на мягкую перину из листьев, приставив тонкое лезвие ножа, хранящегося всё это время в её ладони, к шее мужчины. ―То я убью тебя так же просто, как кролика или лису. Нет ничего важнее победы в этой битве. Ты меня понял? ―Девушка почти нос к носу уперлась в лицо парня. Ноги с силой впивались в его бедра, но хоть жест её и оставался более чем агрессивным, то взгляд зеленых глаз был доброжелательным и теплым. Да, не доверять ему была одна и единственная весомая причина – он изначально её враг на этих землях. Однако если она воспользуется им, что бы добраться до конца пути и затем убьет, в этом никто её не осудит. На войне все средства хороши. ―Мне не дорога жизнь любого из участников… ―Голос звучал грубо, хрипло. Теплое дыхание Эна колыхало темные пряди волос, а зеленые глаза буравили взглядом его лицо. Слишком красивое в ореоле желтовато-коричневых листьев на фоне бледно-зеленой травы.
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1709/c4/393b3b8f304a.jpg[/AVA][NIC]Кейнасия[/NIC][STA]Эльфов бояться-в лес не ходить[/STA]
[SGN]float:leftТвоя битва за выживание начнется прямо сейчас.
Не хочешь, чтобы тебя судили?
Не будут.
Считаешь, что ты недостаточно сильна?
Ошибаешься.
Боишься? Не бойся.
У тебя есть все необходимое оружие.
Сражайся.©

[/SGN]

Отредактировано Кадди (25-09-2017 13:19:04)

+2

20

-Нет, дорогой, ты не можешь так поступить с нашими детьми! – причитала зрелая эльфийка приятной наружности.
-С нашими? С НАШИМИ?! – яростно кричал в ответ мужчина, богато одетый и с явно военной выправкой. –Нет никаких «наших» детей! У нас с тобой общий сын, а второй… даже не знаю, как его назвать! Позор на славный Дом Зимнего Леса.
-Но ведь не важно, кто зачал, важно, кто вырастил!
-Убирайся в пекло со своими умными фразочками! Они оба, и твой бесполезный выродок, и мой сын отправляются на Охоту! – эльф стукнул кулаком об стол.
-Но, дорогой! Анорхен совершенно неподготовлен к ней! Он же художник! Музыкант! Не чета Нимроссу! Он же погибнет сразу же! – схватилась за голову женщина.
-На то и расчет, девка ты гарнизонная! – злобно рявкнул мужчина. –Пока я защищал наши земли на севере, ты развлекалась с каждым встречным!
-Неправда! – попыталась возразить эльфийка. –Я…
-Ты заделала чертового бастарда! Я вернулся спустя все это время, и что же я вижу? Розововолосого дегенерата-художника! Который! Совершенно! На меня! Не! Похож! Не зря ты ни разу не отправляла его ко мне на границу. Ох, не зря.
-Но ведь… Анорхен…
-Молчать! Через месяц и Нимросс, и Анорхен отправляются на Охоту! И я убежден, что истинный сын нашего Дома взрежет никчемного бастрада, как свинью! – очередной удар кулака обрушился на стол.
-Дорогой, так же нельзя! – в голос зарыдала женщина.
Оба отпрыска Дома Зимнего Леса при этом присутствовали. Они прекрасно осознавали, что решение уже невозможно отменить. Их отец был единственным двукратным Чемпионом Охоты. Особое исключение из всех возможных правил. Именно благодаря его влиянию их сразу же записали в участники. И, признаться, к такому повороту событий Анорхен был не готов. Он извечно был погружен в какие-то свои мысли и, будучи любимчиком матери, занимался исключительно изящными искусствами. Рисование, скульптура, музыка – вот его сильные стороны. Военным искусством же увлекался его брат, часто пропадавший на северной границе и обучавшийся непосредственно у отца. Фактически, Охота была смертным приговором для подобной творческой личности. Но сделанного уже не вернуть, и через месяц его ждало суровое испытание.

Анорхен сидел, привязанный веревкой к дереву. Как бы он ни силился освободиться, путы держали его крепко. Голова нещадно болела. Он не знал, как здесь очутился. Как только прозвучал сигнал к началу Охоты, он сразу же направился в лес, не особо заботясь об остальном. А минут через пять что-то ударило его по затылку, и сознание покинуло его. Придя в себя, эльф обнаружил себя уже обездвиженным. Кто-то явно не хотел, чтобы он удрал. Ничего поделать он не мог, и потому попросту сидел, развлекая себя декламацией любимых стихов. Однако, время шло, никто не приходил, и потому Анорхен погрузился в воспоминания. О любимом доме, о счастливой жизни с матерью... Вспомнив о ней, он искренне заплакал. Она была очень расстроена, провожая его на испытание.
-Мама, - пытаясь как-то унять терзающую его душевную боль, всхлипнул юноша.
-Что, уже разнылся? – раздался смешок из-за ближайшего дерева. Из кустарника показался брат привязанного бедняги.
-Нимросс! Помоги мне! Кто-то привязал меня к стволу, я не знаю, что делать…
-Кхе-кхе, - посмеялся эльф. –Это был я, младший братец. Это я привязал тебя к дереву.
-Но… зачем, старший брат? – Анорхен уже не сдерживал слез.
-Зачем? – слегка недоуменно спросил Нимросс. –Ты – позор нашего Дома, и мой долг – уничтожить тебя. Хотя, конечно же, сегодня я не могу тебя убить.
-Тогда отпусти меня! Я убегу, исчезну, а ты скажешь, что ты зарыл меня где-то в лесу, - слезно просил художник.
-Отпустить? Ни за что. У меня, в отличие от тебя, бастарда, есть честь. И эта честь велит мне поступить лишь одним возможным образом.
-Но, старший брат! Я же тебя люблю! Разве ты не отвечаешь мне тем же?
-Ты, правда, думаешь, что я глуп и слеп? Мы росли вместе, но мы совершенно разные. Ты даже ни на йоту не похож на отца. Скорее, ты больше напоминаешь нашего конюха. Никогда не задумывался, почему наша… мать, - Нимросс словно выплюнул это слово. –Так любит прогулки в экипаже? Почему она никогда не брала нас на них, и почему ты появился позже нужного срока? Нет уж, младший брат, до завтра ты отсюда никуда не денешься.
Развернувшись, беловолосый эльф вновь скрылся в гуще леса, оставив Анорхена одного. Жалобные крики вслед ушедшему брату не принесли ровно никакого результата. Лишь вой зверей вторил его безудержным рыданиям. Юноша, не скрывая печали, плакал о своей жалкой доли быть убитым.
Между тем, приближалась ночь. Юного эльфа мучили жажда и голод, а прохлада темного времени суток, казалось, пробирала до костей. Веревка крепко держала его в своих объятиях, давая пошевелить разве что ногами. Мимо прошла стая кабанов, недовольно хрюкнув при виде пленника. Время текло мучительно медленно. Анорхен иногда забывался тяжким сном, перемежавшимся с приступами тревоги. В один из моментов его ночного бодрствования перед ним показалась огромная рысь с острыми, как клинки, зубами и когтями. Она словно чуяла его слабость. Она видела перед собой жертву, сытный ужин для нее и ее потомства. Принюхавшись, она пару раз фыркнула и приблизилась к эльфу. Страх обуял все его естество.
-Брысь, пошла вон, блохастая, - истерично завопив, творческая личность попытался отогнать ее брыканием, словно нашкодившую кошку. Одно из его судорожных движений, все же, достало бок зверя, и та, дернувшись от боли, со всей силы вцепилась зубами в бедро Анорхена. Истошно заорав, тот отчаянно задергался, пытаясь извернуться и ударить животное. Ему удалось попасть рыси прямо в нос. Фыркнув, она подергала головой и поспешила скрыться в кустах, не желая связываться с буйным эльфом.

Нимросс вернулся вместе с рассветом. Он достал большой охотничий нож, заставив брата испуганно вздрогнуть.
-Ты просто так меня убьешь? – на глазах Анорхена вновь появились слезы.
-Конечно же, нет. Моя честь не позволит мне убить тебя связанным, - ответил эльф, разрезая веревку. Бросив нож на землю, он посмотрел на брата. –Ты жалок. Я удивлен, что ты пережил эту ночь. А теперь бери клинок и сражайся, как мужчина.
-Но, старший брат, я не хочу, - попытался возразить художник.
Ответом ему было молчаливый удар кинжалом в руку. Поняв, что Нимросс не намерен шутить, Анорхен подобрал нож и неумело направил его в сторону брата. Говорят, что экстремальные условия вынуждают людей делать то, что обычно им неподвластно. Одним стремительным движением юноша рванулся в сторону своего родича и что было сил всадил клинок ему в живот. Однако, испугавшись своего поступка он тут же выпустил рукоять и отступил назад, трясясь всем телом.
-Прости, старший брат… я, правда, не хотел.
Взбешенный Нимросс же вырвал лезвие из раны и, в свою очередь, всадил его прямо в грудь своего Анорхена, целясь прямо в сердце. Смерть юноши была мгновенной – он даже не успел осознать, что произошло.
-Да как ты посмел тронуть меня? - слегка прохрипел он. –Сдохни. Сдохни! СДОХНИ!! – кричал он, нанося удар за ударом в тело своего уже мертвого брата.
[AVA]https://i.imgur.com/S1lz17i.jpg[/AVA][NIC]Анорхен[/NIC][STA]Художник-гедонист[/STA][SGN]https://i.giphy.com/media/PsfbZ4kzwnG5W/giphy.webp[/SGN]

Отредактировано Кориэн (25-09-2017 14:12:28)

+2

21

Очутиться посреди леса с красивой девушкой, казалось бы, что может быть лучше? Лучше случилось, когда пресловутая девушка придавила Эна к земле всем своим телом. Ее спутавшиеся волосы падали на его лицо, а ее прекрасные зеленые глаза были невероятно близко к его глазам. А ее губы были почти рядом. Одно неловкое движение и… Они пробуждали в нем желание. Он чувствовал ее дыхание на своем лице. Кейнасия. Запоминающееся имя. Но, как и всегда, был подвох. Подвох заключался в том, что оба они были были участниками Охоты. Охота диктовала правила, загоняла в угол, не давала никакого выбора. Убей или умри. Слова эльфийки были жесткими, но ее взгляд говорил совершенно о другом. Несмотря на приставленный к горлу Эна нож, ему чудилась некая связь между ними. Будто это все было предначертано заранее. Предопределено злой шуткой судьбы стать врагами и союзниками одновременно, чтобы в итоге один из них оборвал жизнь другого.
Никогда еще он не испытывал подобной близости с кем-либо. Поддавшись внезапному порыву чувств, Энелиэндаль обхватил Кейнасию за талию и потянул на себя, одновременно переворачивая ее на спину и оказываясь сверху. Его совершенно не пугало лезвие, приставленное к его горлу. Это был, скорее, показательный жест, чем настоящая угроза. Клинок не располагался на артерии или трахее, знаменуя, что жизни следопыта не угрожает ровным счетом ничего. И он подался чуть вперед, коснувшись своими губами губ девушки и позволяя острому ножу слегка поранить его. Алая капля крови стекла вниз, прямо на шею Кейси. Мгновение растянулось на целую вечность. Наконец Эн прервал свой, как ему чудилось, долгий поцелуй и, убрав руку девушки от своего горла, нагнулся ближе к ее изящному ушку.
-Я и не рассчитывал на что-то другое, Кейнасия. Но до того момента я – твой самый верный союзник, - прошептал эльф. Говорить нормально он не мог – его голос дрожал бы от волнения. –И я надеюсь, что ты понимаешь, что в твоих же интересах так же довериться и мне.
От возбуждения и переизбытка эмоций кровь гулко стучала в его голове, затмевая остальные звуки. Невероятно. Волшебно. Ему не хотелось, чтобы этот момент прекращался. Ему хотелось смотреть в яркие зеленые глаза, не отрываясь от них ни на секунду. Ему хотелось ощущать эльфийку в своих руках. Ему нравилось.

Но, как и всегда, у Охоты были свои планы. Стоит расслабиться на секунду – и ты мертв. Из состояния эйфории Эна вывели голоса и звук шагов, раздавшиеся ярдах в семидесяти. Острый слух следопыта в очередной раз не подвел его. Зажав рот девушки рукой, он прислушался. Незнакомцев явно было двое, и они шли в направлении Кейнасии и Энелиэндаля. Защити ее. Она тебе нужна. Мысли быстро очистились выбросом адреналина. Приложив палец к своим губам, следопыт посмотрел прямо ей в глаза и прошептал:
-Двое приближаются к нам. Ты не в том состоянии, чтобы вступать в открытый бой. Спрячься получше и держи лук наготове. Теперь я твой союзник, а потому уведу их за собой. Если повезет, то пойдут оба. Если не повезет, и кто-то решит проверить это место, то пусть твои стрелы не знают промаха. Встретимся завтра, когда солнце будет в зените, у самой узкой части озера.
Вскочив на ноги, Эн положил стрелу на тетиву своего лука и, кивнув эльфийке, не таясь, припустил в сторону заката. Боль в раненой икре давала о себе знать, ему хотелось взвыть от ощущений, но вместо этого он лишь ломал сухие веточки и насвистывал веселую песенку. Его отвлекающий маневр удался на славу. Шаги и голоса устремились за ним. Они обходили его по флангам, надеясь загнать в угол. Как бы не так. Следопыт резко свернул влево, идя на сближение с одним из противников. Сумерки надежно укрывали его в тени. Его поступь была легка, словно ветер. Даже несмотря на рану, он все еще был чрезвычайно мобилен и опасен для тех, кто решил поиграть с ним в прятки. В просвете между деревьями мелькнула темная фигура. Моментально спущенная стрела выпорхнула смертельной гадюкой. Стреляя наугад, Энелиэндаль играл в лотерею. К сожалению, в этот раз ему не повезло. Он неправильно рассчитал траекторию движения своего противника, и его усилия увенчались лишь глухим ударом в дерево. Промах. Тонкий свистящий звук донесся до его ушей. Прежде, чем осознать, что это, Эн инстинктивно пригнулся. Над его головой пролетела стрела. Мысленно поблагодарив Богов за удачу и свое чутье за верный шаг, эльф рывками побежал вперед. Очередной раз мелькнула тень за вековыми стволами. Стрелять, однако, он не спешил. Нужно дождаться правильного момента. Бить наверняка. Иначе его враг выстрелит на звук отпускаемой тетивы. Ждать. Не торопиться. Вновь его оппонент показался за деревьями. Эн застыл, поднимая лук. Легкое движение – и очередная стрела с «тихим» оперением устремилась в цель. В этот раз, имея чистую линию для прицеливания, следопыт не промахнулся. Крик боли огласил сумрачную чащу, тень дернулась и рванула вперед.
Убить. Догнать. Добить. Мысли стучали в голове эльфа, заставив его устремиться вперед. Он быстро очутился в том месте, где его стрела настигла его врага. На зеленых листьях кустарника и траве красовалась кровь. Много крови. Похоже, выстрел был чрезвычайно удачен. Найти. Добить. Уничтожить. Энелиэндаль, подчиняясь инстинктам, вновь рванул по следу раненого. Но если его воля и могла выдержать скорый темп такой погони, то его тело, измотанное за сегодняшний день, уже было на пределе. Больная нога не выдержала, и он упал ничком на землю, с трудом сдержав стон. Внезапное осознание того, что он не слышит шагов второго своего преследователя, обожгло его разум. Либо он отправился за Кейнасией, либо устроил засаду. В первом случае, он вряд ли был помощником, и лишь вознес молитвы за благополучный для своей союзницы исход. Во втором же следовало быть предельно аккуратным. Отдышавшись на земле, Эн поднялся и направился в сторону озера. Следовало быть в условленном месте к полудню. Откровенно говоря, он надеялся увидеть ее живой и невредимой. Еще раз.[NIC]Энелиэндаль[/NIC][STA]Во имя победы![/STA][AVA]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/236x/56/30/0a/56300ac50df8d34c57c72290af56392f.jpg[/AVA][SGN]http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/8b569b48ae86119958a9778d9351524c.png
Когда все кончится – останется лишь пустота. ©Энелиэндаль из Дома Черной Росы
http://hex.pp.ua/img/tengwar-generated/060a4c545d98e766d3fcd66ba2e20635.png
Слезы, черные как кровь (Девиз Дома Черной Росы)[/SGN]

Отредактировано Кориэн (21-09-2017 09:00:27)

+2

22

Кей, за недолгое восседание сверху, успела разглядеть отражение силуэта своего лица в зеленых глазах эльфа. Его взгляд сейчас казался еще более глубоким, чем прежде. Стараясь не высказать своего мимолетного удивления, когда девушка в секунду оказалась над ним и холодная сталь почти ощутимо ласкала обнаженную кожу шеи, загадочно промолчал. Рукоять ножа уютно лежала в ладони девушки, пальцы обхватили её с такой силой, что их костяшки заметно побледнели. Одно движение – и вполне вероятно наступление смерти, однако мужчина, казалось, совсем не испугался. Его взгляд как-то странно обернулся из едва удивленного в загадочно-томный, что заставило девушку чуть нахмуриться. В мгновение ока, без каких либо слов, Эн перевернул Кейси на землю, подмяв точеное, женское тельце под себя. Вторая даже вздохнуть не успела. Впрочем не особо она и сопротивлялась, решив, что ей приятно быть вовлеченной в такую незамысловатую игру. От мужчины вибрировали ударные волны некой уверенности и первобытной силы, отчего любая женская натура не задумываясь потянется навстречу. И Кей не оказалась исключением из правил. Рука соскочила в сторону от резкого переворота на землю. Густая копна волос растрепалась по сухим листьям, собирая собой все веточки и травинки.   

―Что ты… ―Губами зашевелила девушка, пытаясь озвучить вопрос, но он был нагло прерван поцелуем, сорванным с них. Тем временем нож, находящийся в ладони эльфийки, плавно скользнул лезвием по коже мужчины, словно по маслу. Сталь орошилась алыми каплями, которые стекли по нему и закончили свой путь на бледной коже Кейны. Девушка несколько секунд таращилась в переносицу эльфа, пытающегося вызвать её на взаимность, но остроухая стиснула челюсти, пытаясь собраться с мыслями. Однако попытки были тщетны и скоро неуверенно, но всё таки ответила на поцелуй. Уста сомкнулись в нежном прикосновении, которое принесло за собой кисловатое смущение, но затем сменился на жаждущий, требующий большего, жадный поцелуй. Стыд и трепет сменились восторгом и страстью, затмив собою всё то, что окружало двух эльфов. На мгновение могло показаться, что и нет вовсе той самой Свирепой Охоты, и их жизнь не болтается на волоске каждую прожитую минуту.

Кейнасия даже не сразу поняла, когда юноша прервал поцелуй и мягко убрал ладонь с ножом от себя. Разлепив с титаническим трудом отяжелевшие веки, взгляд сразу упал на соблазнительные уста мужчины, которые чуть припухли от поцелуя и стали немного ярче естественного цвета. Почему она изначально не заметила ту красоту формы его губ, волевого подбородка и  высоких скул? Охота ослепляла даже самых чувственных натур, а девушке и подавно не стоило отдаваться эмоциям тогда, когда любой воспользуется девушкой, что бы убить. С тихим выдохом Кей эльф склонился к ушку, прошептав ей весьма приятные, ласкающие слух слова. Но и даже так эльфийка заметила почти неуловимую дрожь в его шепоте, отчего стало приятней еще больше, чем пять секунд назад. Губы девки сложились в счастливую, но глупую улыбку (хотя есть ли между ними разница?), и в ответ ей пришли лишь слова из знакомого стихотворения.

―И снова сладкие речи
Твои мне дарят уста,
Что душу мою согревают
Лишь сердца коснутся едва…

С придыханием прошептала остроухая, мысленно молясь о том, что бы этот момент запечатался в её памяти. Но не суждено было продлиться счастливому мгновению чуть дольше, чем чуть-чуть. Охваченная приятной истомой в крепких объятиях мужчины, ей, словно кошке, не хотелось их покидать. Тут было тепло и безопасно, а боль, которая пронизывала тело, в те счастливые минуты отступила на задний план, не терзая собою покалеченную плоть. И тут как раз, когда солнце уже скрылось за густыми кронами деревьев, до чуткого слуха эльфов добрался хруст ломающихся веточек под чьими-то ногами. И Кей, и юноша одновременно уловили движение. Эн приложил палец к своим губам. Таким манящим, чуть солоноватым на вкус. Подавив в себе желание своровать еще один поцелуй, побледнела, словно чего-то испугалась. Одна мысль о том, что придется сражаться еще раз учитывая  нынешнее состояние, вселяла страх безумства. Но, покорно кивнув, проводила взглядом удаляющегося мужчину. Он мгновенно скрылся в сумраке засыпающего леса, а шорох листьев и хруст веточек скоро и вовсе растворился.
Наступила тишина.
Она тяготила эльфийку, а силуэт больше не маячил среди кустарников. Выдохнув, Кейна обратила взгляд на небо. По чернеющему небу плыли облака, вытянутые в одну сплошную ленту, подсвеченной снизу редкими лучами закатного солнца, а сверху окаймлённой глубоким темно-серым цветом. Над деревьями, в небе было еще светло, когда в чреве леса уже вряд ли можно было разглядеть что-то дальше собственного носа.

Через минут десять, когда девушка уже перевернулась на живот и стала выглядывать в направлении, куда ушел Энелиэндаль, она расслышала тяжелые шаги. Звук шелестящей листвы и уханье испуганного филина отчетливо прокатилисб по дремлющему лесу. Казалось, будто тот, кто шел, знал что она тут – это мог быть Энелиэндаль, либо совершенно не знал о её местонахождении – предположительно другой участник Охоты. Напрягшись всем телом, Кей медленно натянула тетиву так, что бы этот характерный звук растворился в шорохе неминуемо приближающихся шагов. Перед глазами появился силуэт Эна, или то мозг обманчиво проецировал его перед взглядом эльфийки. Тряхнув головой, Кей попыталась отогнать от себя навязчивую мысль, или даже страх, что она выстрелит в него. Да и когда она стала беспокоиться об этом? Он всё равно умрёт, рано или поздно. От одной этой мысли под ложечкой болезненно засосало, а её еще больше испугала эта необъяснимая реакция организма. Всё пошло наперекосяк, а теперь еще и ужас осознания, что он нелепо погибнет от её руки. Но… но он должен быть убит ею… Тихонько фыркнув, Кей до упора натянула тетиву, что та завибрировала под пальцами.
[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1709/c4/393b3b8f304a.jpg[/AVA][NIC]Кейнасия[/NIC][STA]Эльфов бояться-в лес не ходить[/STA]
[SGN]float:leftТвоя битва за выживание начнется прямо сейчас.
Не хочешь, чтобы тебя судили?
Не будут.
Считаешь, что ты недостаточно сильна?
Ошибаешься.
Боишься? Не бойся.
У тебя есть все необходимое оружие.
Сражайся.©

[/SGN]

+2

23

Нимросс никогда не любил своего слащавого брата, который оставался в семье как бельмо на глазу. Отец его откровенно ненавидел, а мать как квочка оберегала сына от всего того, что могло ему навредить. В том, что в жилах его и братца течет кровь разных отцов – не стало потрясением для внешне спокойного и уравновешенного Нимросса, ибо давно были подозрения на данный факт. И очередной раз присутствуя при раздоре в их семье, юноша не подавал беспокойного вида, наоборот, на лице не дрогнул ни одного мускула. Может, всё таки, он переживает за происходящее? Хотя нет… нет… он и не переживал никогда за обстановку в их доме. Сидя в кресле, закинув ногу на ногу и даря родным высокомерный взгляд, парень аккуратно начищал и без того блестящую поверхность дорого лука. Это был его любимец, и именно он станет сопровождать Нима в Свирепой Охоте. Отец взращивал родного сына словно питомца, день за днем обучая военному искусству, что вселяло бесконечную уверенность в свои силы. Стать обузой, испугавшейся игры не входило в планы эльфа. А вот у братца были иные мысли на жизнь, и решение отправить его на верную смерть оказалось слишком жестоким. Но так вышло, что оспаривать выбор главы семьи запрещено, посему все сникли, приняв действительность. Закончив с полировкой лука, юноша молча встал и вышел из гостиной, словив растерянный взгляд Анорхена. Казалось, будто он вот-вот расплачется.

Несколько недель спустя, когда огласили списки участников, Нимросс поставил одну единственную цель – уничтожить братца-бастарда в первую очередь. Он ненавидел его, и совсем не испытывал жалости. Победитель всё равно будет один, и пусть Анорхен лучше падёт от его руки, нежели от того, кто окажется проворнее. В первый же день Ним настиг отпрыска его матери и, вооружившись бревном, напал на паренька. Второй, к слову, шёл так, будто прогуливался по парку. «Этот кретин совсем не заботится о своей жизни?» ― удивился эльф, перекинув увесистую деревяшку в руках. Но был первый день соревнований, когда запрещено убивать. Нимросса данный факт весьма разочаровывал. Решив, что дождаться следующих суток логичнее всего, он огрел братца по затылку так, что от шлепка по голове из соседнего кустарника выскочила пара мелких птичек. Анорхен упал навзничь, моментально потеряв сознание. Да, юноша знал как быстро обездвижить противника. Оттащив тело подальше и ловко привязав к дереву бастарда, Ним ушёл, оставив того приходить в себя.

Когда миновало несколько часов, Ним принял решение вернуться к тому месту, где оставил Анорхена. Поймав маленького кабанчика, разделал тушку для того, что бы вечером не остаться без еды. Дорога не заняла много времени, и эльф подошел именно тогда, когда братец упомянул мать, будто она могла ему помочь. Да, везде помогала, но не здесь, не сейчас. Ниму же материнской любви никогда не перепадало, только лишь горькая жестокость отца.

―Что, уже разнылся? ―Усмехнулся Ним, выйдя к брату. У Анорхена красовалось пятно забуревшей крови на лице а на затылке волосы слиплись, окрасив пряди в бордовый цвет. Очевидно головная боль не обошла стороной заложника судьбы.

―Нимросс! Помоги мне! Кто-то привязал меня к стволу, я не знаю, что делать…

Откашлявшись в кулак и подавив смешок, Ним высокомерно осмотрел брата, глаза которого были на мокром месте. ―Это был я, младший братец. Это я привязал тебя к дереву. ― Без зазрения совести вывалил правду Ним, словно это было нормой, что два эльфа, что выросли в одном доме, так подставляют один другого. Всхлипнув, Анорхен искренне не понимал, почему оказался привязанным. По розовым щекам покатились слёзы, размазывая кровь и грязь.

―Зачем? – Переспросив, удивился старший брат, выразительно подняв бровь. ―Ты – позор нашего Дома, и мой долг – уничтожить тебя. Хотя, конечно же, сегодня я не могу тебя убить. ―Эльф передернул плечами, ибо это правило действовало на нервы. Если бы не оно, то исход битвы был бы ясен уже наследующий день. А так, за целые сутки, участники расходились на огромные расстояния, из-за чего Охота длилась неделями.

―Тогда отпусти меня! Я убегу, исчезну, а ты скажешь, что ты зарыл меня где-то в лесу.

―Отпустить? Ни за что. У меня, в отличие от тебя, бастарда, есть честь. И эта честь велит мне поступить лишь одним возможным образом.

―Но, старший брат! Я же тебя люблю! Разве ты не отвечаешь мне тем же? ―Недоумевал Анорхен.

―Ты, правда, думаешь, что я глуп и слеп? Мы росли вместе, но мы совершенно разные. Ты даже ни на йоту не похож на отца. Скорее, ты больше напоминаешь нашего конюха. Никогда не задумывался, почему наша… мать, - Нимросс словно выплюнул это слово. –Так любит прогулки в экипаже? Почему она никогда не брала нас на них, и почему ты появился позже нужного срока? Нет уж, младший брат, до завтра ты отсюда никуда не денешься. ―И с этими словами, не оглядываясь, старший брат покинул беднягу. Остаток вечера и ночь юноша провел за трапезой и крепким сном в объятиях можжевельника, ветви которого скрыли эльфа будто ширма. Когда лучи рассветного солнца коснулись земли, он вернулся к брату. Выудив нож, обратил внимание на испуганный взгляд своей жертвы.

―Ты просто так меня убьешь? ― слезно спросил измотанный малец.

―Конечно же, нет. Моя честь не позволит мне убить тебя связанным, ― ответил эльф и склонился, разрезая веревку и освобождая братца. Бросив нож на землю, он взглянул на него. ―Ты жалок. Я удивлен, что ты пережил эту ночь. А теперь бери клинок и сражайся, как мужчина.

―Но, старший брат, я не хочу, ―но ответа не последовало. Ним начал атаку первым, ударив ножом в плечо брата. Тот, по всей видимости, от испуга начала атаковать в ответ. Его нож вошел в живот Нима, но броня спасла от серьезных повреждений. Младший чуть было не стал оправдываться, но Нимросс с точностью до миллиметра направил лезвие в сердце брата. Тот скончался моментально, глухо упав на землю. Блеск в глазах исчез, а их несмотрящий взгляд был устремлен к небу. 

―Да как ты посмел тронуть меня? ― слегка прохрипел он. ― Сдохни. Сдохни! СДОХНИ!

Проведя рядом с трупом пару часов и рассказывая брату, мертвому брату, о всех переживаниях, юноша встал. Второй нож мог пригодится, посему положив оружие в походную сумку, эльф направился по карте в сторону озера.
[NIC]Нимросс[/NIC][STA]Чистота крови есть залог успеха[/STA][AVA]http://s018.radikal.ru/i525/1709/53/3a57ee3cf14c.jpg[/AVA][SGN]Доверяя безоговорочно человеку, ты в итоге получаешь одно из двух: или человека на всю жизнь, или урок на всю жизнь.[/SGN]

Отредактировано Кадди (27-09-2017 18:04:40)

+2

24

С приглушенным вскриком вырвав торчащую из живота стрелу, Тиа’винн без сил опустился рядом со старым замшелым дубом. Шершавая поверхность коры дерева казалась теплой, но это была лишь иллюзия, заботливо подсовываемая разумом для успокоения. Сплюнув кровавый сгусток, эльф грязно выругался. Дернули же Демоны их с Гэлемаром проверить подозрительные шорохи неподалеку. Они рассчитывали найти себе пропитание на вечер, а вышло… А вышло, что из кустов прямо на них выскочил участник Охоты, рванувший так, что только пятки сверкали. И Тиа, и Гэл посчитали это подарком судьбы – когда еще выдается шанс избавиться от одного из оппонентов без лишних усилий?
Рассуждать так было в высшей степени приятно и, как им казалось, логично. Предыдущий встреченный ими паренек был каким-то новичком и дал деру, стоило его лишь немного припугнуть. Тиа’винн рассмеялся, на секунду забыв про сквозную рану, а затем закашлялся кровью. Вся эта Охота переставала ему нравиться все больше и больше. Он подписывался стать известным, знаменитым и уважаемым, а не сидеть в лесу с дырками по всему телу. Негромко ругаясь, эльф достал из походной сумки лекарственную смесь и обильно намазал ей сочащиеся кровью отверстия. Боль, словно огнем, прожгла всё его нутро. Ему хотелось взвыть волком или заорать во всю мочь. Но вместо этого он лишь стиснул зубы и крепко замотал раны оторванным куском рубахи.
-Ненавижу, будь ты проклят, - злобно бросил в пустоту Тиа. Он, и впрямь, искренне ненавидел неизвестного, с которым решил устроить состязание в стрельбе из лука. Он прокручивал события часовой давности, раз за разом поражаясь, как его враг смог увернуться от стрелы, что летела прямо в него. Конечно, Тиа не был победителем каких-то соревнований, как Граисил, например, но он был хорош. Чересчур хорош, по его собственному мнению, чтобы вообще принимать участие в подобных мероприятиях, где чаще выигрывают любимчики градоправителей и влиятельных семей. Но тут он так позорно проиграл какому-то оборванцу. Да и засовывать в себя какие-либо длинные предметы он позволял лишь своей настоящей любви. Сжав кулак, эльф с силой стукнул по стволу дерева. –Ненавижу!

С трудом поднявшись на ноги, Тиа отправился на поиски подходящего ночлега. Было бы неплохо найти какую-нибудь уютную ложбинку, где можно без всяких проблем отлежаться и дождаться, пока подействует целебная мазь. Ее тайный рецепт передавался из поколения в поколение в его семье. Бытовало поверье, что она способна вылечить даже отравление ядом, хотя в это эльф точно не верил. Но одно было точно – все его нутро превратилось в полыхающий ад, будто Огненный Дракон Фламмарис сделал его тело своей игровой площадкой.
В очередной раз сплюнув сгусток крови, Тиа’винн прислушался к своим ощущениям. Сердце колотилось в бешеном ритме, и он почти не чувствовал своих конечностей, хотя его красивые рельефные мышцы напрягались так, как ему хотелось. Ноги сами несли его вперед, презрев усталость. Четверть часа – и он оказался у небольшого овражка, через который протекал звонкий ручеек. Лучшее место для отдыха было сложно придумать. Свежая чистая вода прекрасно утолила жажду и, казалось, приглушила боль. Растянувшись на боку в тени разлапистых папаратников, эльф еще раз ощупал свои ранения. Импровизированная повязка была липкой от крови. Он сжал зубы от очередного приступа боли. Ему, определенно, не хватало Гэлемара рядом с собой. Его ласковые объятия пришлись бы к месту, к тому же, он всегда знал, как и чем помочь своему другу. Что уж говорить, он и на Охоту-то пошел исключительно из-за Гэла. И их разделение сейчас волновало Тиа больше, нежели свои собственные раны. Ему совершенно не хотелось спать, однако, мысли накатывали приятным потоком, заставляя постепенно задремать. А, возможно, так действовало успокаивающее журчание воды.
Сон эльфа был тревожным и прерывистым. Каждый шорох, что будил его, одновременно давал надежду и заставлял сжимать в руке рукоять кинжала. Ему казалось, что вот-вот рядом покажется Гэлемар и с улыбкой присядет рядом с ним.  Вой же диких зверей и шум ветра заставляли его бояться приближения смерти, даже несмотря на то, что Тиа нельзя было назвать пугливым.
Утро принесло с собой мелкий моросящий дождик и абсолютное нежелание двигаться с места. Боль за ночь почти утихла, но раны кровоточить не перестали. Ругнувшись, эльф поднялся на ноги. Гэл так и не появился, поэтому следовало соблюдать их план на подобный случай и идти к горному перевалу по более длинному пути, в обход озера по дальней его оконечности - на нем вряд ли можно кого-то встретить. Все ведь будут стремиться попасть к финишу как можно быстрее. И пока они будут тратить силы на сражения друг с другом, Тиа’винн и Гэлемар неспешно подготовятся к сражению, добьют оставшихся и выяснят отношения между собой. И намерения отступать у них не было.
Путь до озера занял несколько часов медленной и осторожной ходьбы. Где-то неподалеку мог быть вчерашний враг, и эльфу совершенно не хотелось встречаться с ним лицом к лицу днем, особенно, когда он был ранен. Следовало быть умнее. Умнее их всех, как и всегда. Водная гладь была прекрасна, отражая стальную громаду дождливого неба, и Тиа невольно вспомнил, как впервые остался наедине с Гэлом. Как их тела сплетались воедино в тайной заводи, а сердца стучали в унисон. С трудом отогнав подобные мысли, он вздохнул и направился вдоль берега, скрываясь за кромкой леса. Его истинный путь только начинался.[NIC]Тиа'винн[/NIC][STA]Во имя любви![/STA][AVA]https://i.imgur.com/ejWwKHu.jpg[/AVA][SGN]Истинная любовь не знает границ.
https://i.imgur.com/TbLat1f.jpg[/SGN]

Отредактировано Кориэн (29-09-2017 13:43:42)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПАУТИНА МИРОВ » В Свирепой Охоте нет места любви и жалости [Кадди & Кориэн]