Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Palantir
Каталог фэнтези сайтов и банерообменная система Палантир photoshop: Renaissance LYL

~ Альмарен ~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Рузьянские леса » Лесная поляна


Лесная поляна

Сообщений 151 страница 161 из 161

1

http://svoya.ucoz.ru/_ph/2/179207541.jpg

0

151

Мерифил степенно кивнула в ответ на представление молодой эльфийки. Очевидно, дева была напугана или слишком торопилась, так как вместо привычных сребролуннице почтительных речей, которые были в ходу при обращении к старшим собратьям, она была награждена короткой благодарностью и целым ворохом вопросов.
Подбирая брошенное снаряжение, валявшееся среди нехитрого разбойничьего скарба,  рейнджер решила последовать примеру свой новой знакомой и не слишком-то распускать язык, по крайней мере, до той поры, пока не выяснит, что делала “Эль”, коли это ее настоящее имя, на самом пороге заколдованного леса.
- Сородичи называют меня Арилит; но в кругах чужеземцев я известна под именем Мерифил, - сказала эльфийка на родном для длинного уха наречии. – Я рада, что мне удалось оказаться рядом и помочь вам в трудную минуту, сестра.
Она протянула похищенной девушке ее вещи, а затем с интересом стала наблюдать за тем, как молодая эльфийка обыскивает связанных бандитов.
Когда Эль отыскала то, что хотела, - а именно две пустые фляги, - обе эльфийки двинулись обратно к роднику. По пути между ними завязалась легкая беседа, хотя было очевидно, что и Мерифил, и Эль утаивают истинные мотивы своего путешествия.
Покосившись на рану в плече спутницы, Мерифил подумала: “Ей вовсе незачем знать о моем исчезнувшем клане. Такая молодая, она вполне могла отбиться от своих подруг на лесных гуляниях и заплутать в чаще… Впрочем, кое-что  незримое выдает в ней натуру сообразительную и в чем-то даже преуспевающую”.
Прежде, чем сребролунница успела предложить свою помощь во врачевании, девы добрались до игристого ручья. Свежая вода, разбиваясь о камни снопом лазурных искр, манила бодрящей прохладой. Опустив белоснежную руку в родник, Мерифил позволила воде протекать сквозь пальцы, пока Эль не отвлекла ее, попросив набрать воды в одну из фляг.
Покончив с этим делом, лесная жительница заторопилась дальше. Решив, что помощь ей пригодится, (учитывая, что совсем недавно Эль трепыхалась в лапах кровожадных дикарей, зовущихся племенем людским), а также, чего таить, из присущего всем эльфам любопытства, сребролунница решила и дальше сопровождать эльфийку.
Путь оказался недалеким. Небольшая, но чистая поляна, в окружении частокола дышащих смолой сосен, была словно создана для отдыха уставших в дороге путников. И все же то-то недоброе насторожило умудренного опытом рейнджера.
Первым делом в глаза ей бросился высокий, костлявый мужчина с хитрым взглядом. На  язвительную реплику Мерифил ответила взаимной нелюбезностью:
- У иных язык, что змея – так и сочит отравой.
Темная сила, исходившая от незнакомца, заставляла насторожиться, и было странно, что Эль не замечала этого – или делала вид, что не замечала.
Вторая фигура медленно обернулась, встречая явившихся, и Мерифил почувствовала, как ее сердце оробело на вздохе, на мгновение сбиваясь с верного ритма. Прошло более двух веков с их последней встречи, однако не узнать того храброго юношу, с которым они когда-то бились бок о бок, в этом возмужавшем эльфе было невозможно. Годы оставили на тонком аристократичном лице печать скрытой силы и мудрой усталости.
Впрочем, - решила эльфийка, - и меня время не пощадило. Пожалуй, я уже не похожу на ту растерянную, неопытную следопытшу, какой он меня встретил две луны назад”.
Со сдержанной, но теплой улыбкой, сребролунница приложила кулак к груди и коротко поклонилась старшему эльфу:
- Laita shiral ul'naus [Благословенны пути, сведшие нас вместе]. Рада видеть вас в здравии, mellonamin [друг].

+2

152

Чем больше времени проходило, тем сильнее становилось беспокойство Селебрена касательно отсутствия эльфийки. То и дело он поглядывал в сторону лесной чащи, где скрылась Эль, но старался гнать прочь от себя мысли, которыми так упорно кормил его маг. Стратегия Кейда Брену тоже была понятна: поселить в оппонента страх и неуверенность - эти два чувства являются настоящей ржавчиной для души. Они разъедают мысли, причиняют душевные страдания, заставляют метаться в поисках правильного решения, отвлекаться, рассредотачивают внимание, ослабляют бдительность. И ты становишься слабым. В таком состоянии ничего не стоит завладеть твоим разумом.
Селебрен продолжал смотреть на мага, будто и не слышал, что тот пытается ему втемяшить. Даже если беспокойство прокралось в душу эльфа, он не собирался этого показывать.
- Она скоро вернется, - с непоколебимой уверенностью говорил он, и кто знает, кого он пытался в этом убедить - Кейда или самого себя.

"Но если не вернется все же? - чтобы скрыть нервозность, грозящую то и дело проявиться в покусывании губ, Брен принялся жевать эльфийскую лепешку, одну из последних. Заодно мысленно заметил себе, что пора бы выделить время, чтоб пополнить запасы. - Ведь даже если она не заблудилась и не наткнулась на диких зверей, то кто может заверить меня, что она попросту не сбежит? Эль познакомилась со мной всего-то неполных два дня назад. Она не доверяет мне, как и я не доверяю ей. И всё же она согласилась помочь мне. Но я слишком поздно раскрыл ей свою задумку. Быть может, она не хотела отступать, но сейчас передумала? За такое решение ее тоже не следует винить".
Как нельзя было винить и Селебрена за подобные мысли. Впрочем, с этим он справился прекрасно и сам, когда увидел, что все его подозрения оказались напрасными. Антоэль вернулась, да еще и не одна. Когда взгляд Селебрена упал на лицо сопровождавшей эльфийку девушки, то у Айвэ на несколько секунд буквально дар речи пропал. Мерифил! Сколько бы сотен лет ни прошло с момента их встречи, но ее лица он точно не забудет. Но... что она здесь делает? И почему она пришла с Антоэль?
Эльфийка, будто разгадав этот немой обращенный к ней вопрос, коротко ответила, что все объяснения лучше оставить на потом. Селебрен кивнул, а затем увидел, что плечо Эль кровоточит. Хотел было спросить, что случилось, но затем догадался, что этот разговор, вероятно, связан с появлением на полянке Мерифил, а значит, его тоже лучше отложить. Тем более что дело, ради которого они прибыли сюда, не терпело отлагательства.

Селебрен с уважением поклонился новоприбывшей в ответ. Ему не терпелось расспросить ее обо всем, признаться, как он, в свою очередь рад ее видеть, пусть даже при таких не располагающих к душевным беседам обстоятельствах. Однако Айвэ в ответ лишь со всей почтительностью поприветствовал Мерифил. Но почти сразу же пришла и очередная волна беспокойства. Стоит ли втягивать сребролунницу в эту опасную затею? Селебрен не был уверен, что Мерифил поймет его правильно и поддержит. Всё же использование магии крови - это черное пятно не только на репутацию светлого эльфа, но и на его душу. Брен был готов рискнуть. Вот только всё еще сомневался насчет девушек.
- Это последний шанс вам не вмешиваться в это, - предложил он им обеим еще раз отступить. Хотя по лицу Антоэль уже понимал, что она такого не сделает. А Мерифил, видимо, не была посвящена в это дело. И Селебрен решил открыться ей. Должна же знать она, от чего ее пытаются отвадить, - я заключил сделку с этим человеком. Он - маг крови, и мне нужна его помощь. Когда он поможет мне, я дарую ему жизнь и свободу.
Никаких подробностей более Брен сейчас упоминать не собирался. Он сам принял у Эль флягу с чистой водой и передал ее Кейду.
- Теперь у вас есть всё, что нужно? - спросил эльф. - Если так, то начинайте. Ваши силы уже должны были восстановиться. И... вот, по всей видимости, последний ингредиент, - следом за водой Брен передал Кейду окровавленный обрывок ткани.

+1

153

Что мир тесен, Эль знала давно, но не предполагала, что настолько. Какова вероятность того, что в рузьянском лесу за сотни миль от Айна Нумиторы она не просто повстречает эльфа, но еще и эльфа, знакомого с Селебреном? Вам кажется, что мала? До этой минуты Эль тоже так думала, а точнее вообще не думала, что такое может произойти. Однако поди ж ты, эти двое знакомы, причем так, что этот вельможа сходу выкладывает этой... Мерифил их дело! Ну почти выкладывает, ладно. Но все же... Тонкая бровь эльфийки на какое-то мгновение удивленно взметнулась вверх, но тут ее вниманием завладел колдун.
Он принял у Селебрена флягу и ткань, на которой кровь стала уже почти коричневой, но сам то и дело посматривал в сторону Антоэль, принюхиваясь, словно зверь. Девушка поняла, что свежая кровь его интересует гораздо больше, чем сухая, хотя он и заключил сделку, и от этого ей стало не по себе, она поежилась под его взглядом. Маг, заметив это, нехорошо усмехнулся, а эльфийка подумала, что надо бы приготовить кинжал, так на всякий случай. Ей все еще не давала покоя мысль о том, почему маг согласился им помочь, ведь свободу он мог получить и так. Правда, теперь, с появлением Мерифил осуществить это точно стало бы труднее, но оружие девушка достала, стараясь держать его так, чтобы не было видно.

Между тем Кейд занялся своим кроваво-черным делом: открутив крышку фляги, он понюхал и попробовал воду (как будто можно было сомневаться, что на этот раз она свежая!) и на этот раз остался удовлетворен.
- Чашка или миска! Есть у вас что-нибудь, чтобы налить воду?
В ответ эльфийка попросила Мерифил достать из ее сумки деревянную плошку, что та и сделала и подала сосуд магу, почти швырнув. Тот снова всего лишь криво усмехнулся, и усмешка эта не предвещала ничего хорошего.
Однако же он продолжил дело: присев и положив в плошку ткань, колдун залил ее водой и слегка помял пальцами, отчего вода окрасилась в красновато-бурый цвет. Кейд еще немного размял ткань, смывая с нее кровь в воду. Наконец, решив, что достаточно, он накрыл плошку ладонями и замер, прикрыв глаза. Эльфы сгрудились вокруг, не желая пропустить ничего из совершающегося действа.
По лицу мага пробежала легкая судорога, и, не открывая глаз, он что-то прошептал. Чуткие эльфийские уши уловили:
- MUL-SIG JE-E MU-ZU GA-AM-PAD-DA-DE!
JE-E MU-ZU GA-AM-PAD-DA-DE MUL-SIG!
JE-E LU-ZU MUL-SIG!
JE-E LU-ZU MUL-SIG!
JE-E LU-ZU MUL-SIG!
JE-E LU-ZU LU-ZU LU-ZU!

И хотя заклинание было на неизвестном языке, и Эль ни слова не поняла, она кожей почувствовала струящуюся в них силу. Словно темнее стало на поляне, хотя солнце продолжало все так же светить, а птицы щебетать, только вокруг мага будто сгустился темный воздух. Девушка не отрывая глаз смотрела на чашу под его ладонями, в которую, как вода сквозь пальцы, стала просачиваться эта тьма. Эль даже затаила дыхание, а маг произнес то же самое заклинание еще раз
- MUL-SIG JE-E MU-ZU GA-AM-PAD-DA-DE!
JE-E MU-ZU GA-AM-PAD-DA-DE MUL-SIG!
JE-E LU-ZU MUL-SIG!
JE-E LU-ZU MUL-SIG!
JE-E LU-ZU MUL-SIG!
JE-E LU-ZU LU-ZU LU-ZU!

и убрал с чаши ладони. Она оказалась полна кровью. Самой настоящей, густой и красной, эльфийка даже почувствовала ее запах, даже привкус солоноватый на губах появился, будто она попробовала этой крови, а рана заныла с новой силой.
Колдун, подняв голову, посмотрел на эльфов, глаза его тоже налились кровью, он снова окинул Эль тяжелым взглядом, задержавшись им на ее ране.
- MUL-SIG JE-E MU-ZU GA-AM-PAD-DA-DE!
JE-E MU-ZU GA-AM-PAD-DA-DE MUL-SIG!
JE-E LU-ZU MUL-SIG!
JE-E LU-ZU MUL-SIG!
JE-E LU-ZU MUL-SIG!
JE-E LU-ZU LU-ZU LU-ZU!
- темные слова прозвучали в третий раз, и на поверхности крови в плошке стало появляться изображение. Сначала размытое, оно становилось все четче, постепенно обретая резкие очертания, пока не стало понятно, что это силуэт... человека? Нет, конечно же не человека, Эль просто не могла не узнать короля. Но что это? Где он находится? И в каком состоянии?
Король Алендэл лежал на какой-то скамье в помещении, стены которого были сложены из грубого камня. Но он был жив! Это несомненно.
- Так вот кого вы ищете! - Прервал их созерцание голос мага, - эльфийского короля! Что, его величество изволило пропасть, и подданные теперь сбились с ног, даже идут на сделки с такими, как я? - Он гаденько засмеялся.
- Где он находится? - Не обращая внимание на смех, спросила эльфийка, - что это за место?
Маг снова повернулся к плошке, оборвав смех, и повел над ней ладонями, от чего изображение дрогнуло, будто король Алендэл скорчился в судороге.
- Далеко, - усмехнулся Кейд, - так далеко, что вы можете и не добраться: в темной-темной башне в темном-темном лесу, - он снова захихикал, - да и король может вас не дождаться, ранен он, как вы догадались. И возле него нет толпы преданных лекарей. Но, само собой, это ведь великая тайна, да? Тайна, которая очень дорого стоит... - Он снова усмехнулся.
Не сводя взгляда с эльфийки, маг опустил в чашу пальцы, окунув их в кровь и уничтожив изображение, а затем девушка почувствовала все нарастающее жжение в ране, которое, словно огонь, стало распространяться по телу.
Колдун же, внезапно схватив чашу, бросил ее в лицо Брену, но не побежал, как можно было бы ожидать, он сделал всего несколько шагов и остановился, снова повернулся к эльфам и стал быстро что-то шептать.

+1

154

- Это последний шанс вам не вмешиваться в это… Я заключил сделку с этим человеком. Он - маг крови, и мне нужна его помощь. Когда он поможет мне, я дарую ему жизнь и свободу.
Слова Селебрена тяжелым грузом легли на сердце Мерифил. Магия крови в священных эльфийских лесах? Не тронулся ли ее давний друг рассудком?.. Возможно, темный артефакт все же оставил гнилостную печать на добром духе лесного собрата, и с тех самых пор отравлял его разум всякими мерзостными мыслями?.. Опасения и догадки сумбурным вихрем кружились в голове.
Обернувшись через плечо, сребролунница бросила подозрительный взгляд на юную эльфийку, повстречавшуюся в лесу, - но и та не высказывала никаких возражений.
Без умысла (мысли рейнджера сейчас были слишком сбивчивы, чтобы беспокоиться о том, понимает ли их колдун), Мерифил обратилась к Селебрену на сильванском диалекте:
- Лишь долг жизни, которой я обязана вам, удерживает мой меч в ножнах, и не позволяет извести проклятого колдуна и всех его сообщников! Но знайте же, heru en amin, что отныне мы в расчете.
Ее плечи недобро содрогнулись, когда Мерифил перехватила насмешливый взгляд мага. Тот словно усмехался надо остальными, хотя само дыхание его всецело зависело от благодушного настроения собравшихся эльфов.
- Utinu en lokirim [змеиный сын], - процедила лесная дева сквозь плотно стиснутые зубы.
Не желая являться частью неугодного действа, дочь серебряной луны развернулась прочь. Окрик колдуна, впрочем, заставил ее остановиться на месте, преисполненной возмущения.
Только подумать: этот проклятый упырь смеет обращаться ко мне!..”.
Терпение, которое грозило лопнуть с  каждой секундой, помогла восстановить Антоэль. На красивом, молодом лице внезапно отразилась та буря эмоций, которая в этот же миг бурлила в самой следопытше. Молча протянув новой знакомой миску, Мерифил одарила отступника очередным хмурым взглядом. Хотя она и находилась дальше остальных, все-таки сумела разглядеть ужасные детали ритуала, в очередной раз напомнившие о тошнотворных пыточных Кровавого Повелителя.
Когда человек принялся читать заклинание, эльфийка испытала такой прилив черной магии, окружившей поляну, что на мгновение ей стало дурно. Повернув голову, она разглядела, какой эффект произвел ритуал на Эль – та даже дыхание задержала.
Вот так мерзость и развращает невинную душу!”, - подумала сребролунница, борясь с собственной тошнотой. Она хотела схватиться за лук и пристрелить негодяя на месте, но руки словно приросли к телу и не желали повиноваться.
Кровь в миске дрогнула, по ней прошла взволнованная рябь, и, - о, небеса! – Мерифил вдруг увидела эльфа на самом дне чаши. Богатое одеяние выдавало в нем выходца из знатного рода, вполне вероятно, одного из приближенных к королю!
- Так вот кого вы ищете! – Захихикал вдруг маг, - Эльфийского короля!
Мерифил оробела. Неужели тот благородный господин в колдовском видении и был королем!
- О, что же мы натворили, - прошептала она с горечью, ни к кому, впрочем,  не обращаясь, - чтобы заслужить столь жестокую кару!
Словно мерзавец натворил недостаточно бед, маг вдруг схватил свое адово зелье и выплеснул его в лицо Селебрену. На этот раз удержать гнев внутри Мерифил не смогла.
- An’harel fenedhis na [Ах ты, проклятый демон]! – Прокричала эльфийка, сдобрив восклицание еще дюжиной непотребных слов, не достойных нежных уст. – Как долго ты будешь издеваться над нами?!
Тут уж руки ее обрели былую крепость, и, выудив из-за пазухи верный клинок, рейнджер кинулась к обидчику.

+1

155

Как бы ни был рад видеть Селебрен свою давнюю соратницу, но сейчас он не имел возможности и времени объяснить ей всё, как полагается. Он помнил ее храброй и умелой эльфийкой, подставившей плечо в трудную минуту. Вдвоем они были отличной командой. И с оглядкой на то самое общее прошлое Айвэ всецело доверял Мерифил, насколько вообще умел доверять кому-то, кроме себя. Он бы разубедил ее, что она и до того ничего не была должна ему. Что их приключение стало испытанием на прочность их обоих, и за то не следует искать должников. Но раз Мерифил посчитала, что чем-то Брену обязана, то пускай так. Он коротко кивнул, не став комментировать ее слов. Антоэль, видимо, не совсем разделяла, что новоприбывшую эльфийку так скоро посвятили в тайну затевавшегося на этой поляне действа, однако Селебрен подал обеим девушкам краткий знак рукой, что все вопросы и разговоры - потом. При Кейде не хотелось даже слова лишнего сказать.
Когда все необходимые предметы и ингредиенты были переданы магу, Селебрен утроил свою бдительность. Теперь она была введена в ранг чуть ли не паранойи. Он не сводил взгляда с человека, выискивая подвох и реагируя на каждое неосторожное движение. Отложив лук, Селебрен незаметно сжал ладони обеих рук на рукоятях кинжалов. Верные спутники эльфа - Ястреб и Громобой - не подводили прежде, и сейчас он надеялся на то, что они послужат ему верную службу. Если до начала ритуала кровавого поиска Айвэ еще сомневался в исходе, размышлял над тем, чтобы отпустить Кейда на все четыре стороны, когда тот выполнит свою часть уговора, то с каждым новым произнесенным магом словом планы эльфа менялись на противоположные.
Черная энергия заструилась словно отовсюду. Становилось даже тяжелее дышать, а Брену всё начало видеться в смазанных поблекших красках. Он с трудом сдерживался, чтобы не прервать ритуал, не плюнуть на всё это и не поискать другой способ, чтобы найти и спасти короля. Приходилось буквально силком сдерживать себя от подобных благородных порывов. На девушек Айвэ даже не смотрел. Он примерно предполагал, что они чувствуют и как, должно быть, их ужасает то, что сейчас происходило на их глазах. Потом, когда всё закончится, когда дело будет сделано, а Алэнлэл вернется на свой законный трон, тогда Селебрен будет искупать свою вину в течение недель, а то и больше. Но пока думать стоило лишь о цели, которая оправдывала на данный момент все средства.

И всё же не только черная магия бередила светлые души эльфов. Каким-то десятым чувством Селебрен ощущал тревогу и беспокойство, которые лишь нарастали с каждой секундой. И еще сильнее затрепыхалось сердце в груди, когда магия начала действовать. Перед эльфами в кровавой дымке подернулся вызванный Кейдом силуэт. Своего сюзерена Селебрен узнал сразу же. Но с удивлением он услышал, что и сам маг тоже узнал эльфийского правителя. Как? Каким образом? Где он мог видеть его? Вряд ли этот человек - такая важная персона, чтобы бывать на каких-нибудь великосветских приемах, куда мог выезжать король. Но тогда откуда?...
Во всяком случае, эти слова, слетевшие из уст Кейда, стали решающими для того, чтобы Селебрен прекратил сомневаться в своем выборе. Как только маг сообщит местонахождение Алэндэла, и...
Рефлекторно дернувшись в сторону, Селебрен увернулся от брошенной в него чаши, лишь ее содержимое попало на волосы эльфа, заплетенные в длинную косу. Сразу же Айвэ среагировал, выхватывая кинжалы. Он видел боковым зрением, что Мерифил тоже бросилась вперед, но Кейд был еще нужен - он не выдал информацию, и теперь оставалось лишь добиться от него истины. Селебрен, стремясь опередить своих спутниц, дабы те не натворили непоправимого, с присущей ему точностью и силой метнул кинжал в голову Кейда - но не лезвием, а тяжелой рукоятью, украшенной драгоценным камнем. Целился в висок и предполагал попасть так, чтобы маг тут же потерял сознание. Но если бы того не случилось - во второй руке у Брена был еще один кинжал, и тот уже наверняка пронзил бы сердце мага.

+1

156

Случилось то самое, чего она и боялась и что постоянно не давало покоя: колдун решил воспользоваться своей магией против них. Почему? Ведь его и так обещали отпустить. Или он решил, что, узнав цель поисков эльфов, подписал себе смертный приговор? Вот тут она и сама засомневалась бы, но жжение в ране становилось все сильнее, рука словно онемела.
Хорошо, что кинжал Брена успел раньше Мерифил и раньше, чем этот мерзкий гад успел дочитать свое заклинание. Сверкнув словно серебряная молния, он ударил мага в висок, и тот упал как подкошенный. И рассеялась сгустившаяся на поляне тьма, словно ветром ее порвало в призрачные клочья, даже дышать стало легче. И даже огонь в теле стал понемногу угасать.
Но что делать им дальше? Ведь у них нет заклинания, чтобы снова блокировать Кейда, а как только он очнется... тут она бы уже не поручилась за их жизни. У них нет защиты от магии крови, а значит пока колдуна надо держать без сознания. И стоит ли теперь оставлять его в живых? А кроме того, еще надо было вытащить из плеча этот проклятый болт. Все это девушка и высказала эльфам. Как и то, что надо уничтожить все следы действа. И вовсе не для того, чтобы никто не узнал о том, что они прибегли к запретной магии, а потому что нельзя было оставить в лесу ни единой капли королевской крови, ведь с ее помощью можно не только искать, но и убивать...
- Давайте его свяжем и еще разок дадим по голове, чтобы попозже очнулся, а пока займемся... другими... делами... - поморщившись, предложила Эль, - там у меня в сумке еще зелья есть для ран. И как мы вытащим болт?
Между тем, усевшись на землю и прислонившись спиной к тому же пню, сама она снова что-то шепнула, и трава, на которую попала хоть капелька крови, словно втянула ее в себя, нигде не осталось ни одного следа.  А плошку они просто сожгут. Когда решат, что делать с этим колдуном.
- А знаете, - сказала эльфийка, - я кажется знаю, где он мог видеть короля Алендэла. Несколько лет назад король был с армией в Аримане, не там ли этот Кейд его встречал? Может, он сам был с войском Арагорна, там ведь тогда много темных собралось.

+1

157

Рассудок и впрямь изменил Селебрену – по крайней мере, так показалось Мерифил. Вместо того чтобы пронзить чернокнижника метким ударом, эльф всего-навсего лишил колдуна сознания. Не ожидавшая этого следопытша, бежавшая со всех ног с единственным намерением отсечь магу коварный язык вместе с его уродливой головой в придачу, потеряла равновесие, споткнувшись о рухнувшего чернокнижника, и полетела на землю.  В последний момент подобравшись, как дикая кошка, перемахнувшая ненароком через свою добычу, сребролунница перекатилась через голову и снова оказалась на ногах. Выглядело это, вероятно, ловко, но вышло, откровенно говоря, ненароком. К тому же, в прыжке эльфийка потянула руку, и теперь, не скрывая обиды, косилась на Айвэ, которого, справедливо ли нет, считала виновным в своих несчастьях.
Какой эльф захочет запятнать бессмертную душу таким тяжким грехом, как магия крови, пусть и ради самого короля?”.
В этот миг заговорила самая молодая из собравшихся. Юная Эль предложила связать мага, однако это совсем не понравилось Мерифил.
- Сейчас это отродье беспомощно, - высказала в ответ она свою мысль. – Теперь, когда вы получили то, что желали, разумней было бы отрезать чернокнижнику голову и бросить ее в болото, чтобы он не смог воспользоваться черной магией и вернуть себя к жизни.
Тут дева снова бросила хмурый взгляд в сторону благородного Брена – не обещал ли тот даровать колдуну жизнь?.. Что же теперь возьмет верх, особенно, после предательства мага: высокие помыслы или жестокий разум?
Не зря отец учил меня: в бою не бывает победителей, - вспомнила вдруг эльфийка. – Иногда приходится принимать решения, которые, хотя и ведут в итоге к благой цели, обходятся слишком дорого”.
Впрочем, она не успела настоять на своем, так как Эль снова привлекла их внимание, указав на рану в руке.
- Amin hiraetha [приношу извинения], - скупо улыбнулась рейнджер в ответ на просьбу соратницы . – Иногда я забываю, что не все росли солдатами.
Холодность Мерефил была отчасти обусловленная смутой, творившейся в ее душе после случайного участия в кровавом ритуале. Отчасти же опытная следопытша, привыкшая в своих многочисленных приключениях получать постоянные тумаки и увечья, с некоторым пренебрежением смотрела на жалобы, которые казались ей не обоснованными. Не чувствуя тех мук, которые испытывала в этот миг Антоэль, рана ее казалась сребролуннице не опасней обычной царапины.
С другой стороны, не похоже, что Селебрен, наделенный целебной магией, был сейчас в состоянии помочь своей лесной сестре.
Поэтому оставив в стороне личные убеждения, Мерифил занялась раной Эль сама. Применяя навыки, не раз спасавшие самой эльфийке жизнь, она осторожно извлекла обломок болта из руки девы. Затем сребролунница достала из сумки лечебное зелье и принялась осторожно втирать его в рану, нашептывая для уверенности молитвы известным светлым силам.
Ей оставалось лишь с удивлением наблюдать, как в это время вокруг них пропадали следы черного колдовства.
Сестра по роду владеет сильной магией”, - отметила очевидное сребролунница, продолжая врачевать. Она буквально чувствовала, как потоки волшебства, - светлого и чистого, - скользят под пальцами, пока Антоэль колдовала.
- А знаете, я, кажется, знаю, где он мог видеть короля Алендэла...
Мерифил поднялась, не дослушав.
- Вы действительно собираетесь следовать по пути, указанном вам этим… чудовищем? – Спросила она, преимущественно обращаясь к Селебрену. – Неужели вы не допускаете мысли, что коварный и подлый человек попросту соврал, пустив пыль в глаза своими фокусами? Если вы действительно хотите спасти короля, необходимо собрать Высший Совет и обратиться к cala'quessir [доверенному]. Если только, - добавила она с легкой усмешкой, - среди вас нет, ненароком, правой руки отца всех отцов.

Отредактировано Мерифил (24-04-2016 17:52:25)

+1

158

Как бы там ни было, убийства претили всему существу Селебрена, и было удивительнее тем, что он выбрал путь воина и следовал по нему вот уже тысячу лет. Это совсем не значило, что от его руки не пал ни один враг, но и не значило, что он был готов рубить головы направо и налево, будто косить золотистую пшеницу на полях. Любая жизнь священна - такой постулат пыталась внушить долгое время своему сыну мать-жрица. Сын отчасти проникся. Но не сказать, что стал настолько фанатиком Имира и принципов всепрощения, чтобы щадить темных и нежить. К Кейду он чувствовал исключительное отвращение и презрение. И в честной борьбе схлестнулся бы с ним, не задумываясь даже о том, что магия и меч вряд ли выявят победителя. Но убивать кого-то вот так, пока тот лежит в беспамятстве и беззащитен, как младенец,.. на такое Селебрен пойти уж никак не мог. Предложение Антоэль было разумно - связать мага так, чтобы тот не мог совершать пасы руками и колдовать. Да, некоторые заклинания способны воздействовать и без дополнительных жестов - лишь посредством слов или даже шепота. Однако в большинстве своем заклинания, настолько убийственные и глубоко темные, тянущие свои корни чуть ли не к самому Черному богу, требовали помимо слов и параллельной стимуляции. Селебрен оставлял Кейда в живых не только потому, что не мог убить человека, находящегося без сознания. Была еще одна причина, куда более важная: маг так и не сказал, где искать короля. Его туманные намеки оставляли слишком широкое поле для деятельности, а время уходило. Картинка показала, что Алэндэл ранен и, возможно, дни его сочтены. Селебрен не мог допустить, чтобы из-за его оплошности и замешательства монарх пострадал или вовсе погиб. Ни Антоэль, ни Мирифил понятия не имеют, кто такой Селебрен и почему он жизнь готов отдать за своего сюзерена. А всё очень просто - Алэндэл был не просто королем и господином Айвэ, но и другом его.
- Мы еще не получили того, чего желали, - достаточно холодно отозвался Брен в ответ на слова Мерифил. Как бы он ни уважал ее, какие бы общие подвиги их не связывали, но он не любил, когда его поучают. Особенно в том, в чем почти не разбираются. В то же время именно по причине ее неосведомленности о состоянии дел и причинах всего этого Айвэ смягчился и добавил, глядя на эльфийку потеплевшим взглядом, - Предоставьте мне самому разбираться с отродьем Тьмы. Я не хотел бы, чтобы вы запятнали себя даже мыслями о добровольном сотрудничестве. Уверен, что ваша помощь окажется неоценимой леди Антоэль.
Сам он мог лишь залечить раны, унять боль, но не исцелить полностью. А Мерифил, помнится, неплохо разбиралась в травах и их целебных свойствах.
- Даже если это и случилось в Аримане, меня больше интересует вопрос, где Его Величество теперь, - пока девушки занимались лечением, Брен делал то, что умел лучше всего - расправлялся со своим врагом. Как и предложила Эль, он покрепче связал Кейда, а руки специально разсоединил и привязал к разным ветвям, чтобы человек висел на них, словно на паутине. В довершение ко всему Айвэ сунул магу в рот самодельный кляп. Так уж точно не поколдует. - Темная-темная башня, сказал он. И темный-темный лес. Ну, насчет леса у меня нет сомнений. Это, должно быть, тот безжизненный и мертвый лес, которым пугают детей. Но что за башня? - Айвэ никогда не был в Мертвом лесу, но почему-то предполагал, что подобных сооружений там пруд пруди. Чтобы искать короля в таком месте, нужно быть форменным самоубийцей, отчаянной горячей головой. И вдобавок знать хотя бы приблизительное место назначения.
- Собираемся, - твердо отозвался Селебрен, даже с каким-то вызовом взглянув на Мерифил, которая дерзнула оспаривать его решение. - Или я собираюсь. Если вы не желаете идти дальше, то вольны отказаться, я не стану принуждать вас к чему бы то ни было или клеймить позором за трусость. Что же касается Высшего Совета, то я и без того действую с его согласия, - тут, правда, Селебрен не сообщил всей правды. Совет, конечно, знал, что ближайший соратник Его Величества отправился на поиски самостоятельно и периодически докладывал о своих успехах или отсутствии оных. Но никто не был осведомлен, какими путями решил Брен воспользоваться для поиска короля. - Алэндэл - мой ближайший друг, я знаю его с детства. Кроме того, я сам возглавлял этот совет многие столетия и являюсь официальным представителем короля за пределами Арисфея. И сейчас, когда правитель исчез, мой долг... долг службы, крови и сердца - найти его. И ради этого я сделаю всё, что в моих силах. Даже умру, если понадобится.
Он говорил всё это с надеждой, что обе девушки поймут всю важность для Селебрена этих поисков. Вероятно, жизнь короля он ценил больше собственной, и тому должна была быть причина.

Отредактировано Селебрен Айвэ (23-04-2016 23:03:46)

+1

159

Да, конечно же, она не росла солдатом, а потому манипуляции Мерифил с раной и зельями заставили эльфийку изрядно пошипеть и позакусывать губы от боли несмотря на использование светлой магии, и она с огромным облегчением вздохнула, когда процедура была закончена и плотная льняная повязка, пахнущая травами, охватила ее плечо.
- Спасибо, - тепло поблагодарила Эль лучницу и повторила за Селебреном:
- В том-то и дело, фактически ничего мы не получили, какие-то детские россказни. В темном-темном лесу, - передразнила Эль мага, и тут ее словно толкнули: это же наверняка не просто страшилка, эльф прав.
- Слушайте, - озвучила она спутникам свои мысли, - ведь этот лес - это наверняка где-то в Темных Землях, я читала, что там леса прокляты, они мертвы и черны. И уж точно там сыщется какая-нибудь темная башня. А то и не одна, опять Брен прав, - добавила девушка уже про себя, поняв, что круг их поиска если и сузился хотя бы до одной части света, легче им от этого не станет, ибо Темные Земли представляли собой огромные пространства, кишащие всякой нечистью и нежитью, не говоря уже об орках, через владения которых лежал путь в эти самые земли.
Вообще сведения о тех местах у эльфов были довольно противоречивы, мало кто из них забредал в те места и немногие из забредших возвращались. То же, что рассказывали или записывали торговцы, очень часто было настолько фантастичным, что Эль не верила и половине этих баек, считая, что преувеличивая различные ужасы о местах, где побывали, эти люди просто набивали себе цену: еще бы, побывать там и вернуться живыми. 

То, что Селебрен оказался еще и другом короля, стало для эльфийки большим сюрпризом, однако же проливало свет и на его желание ради владыки пойти на сделку с Тьмой, и на наличие у него королевской перчатки. Девушка с интересом наблюдала за тем, что он делает с магом. Признаться, ей самой больше по душе было предложение Мерифил, она даже удивилась, почему Брен не убил этого колдуна, ведь теперь на его помощь можно было и не надеяться. Тем не менее спорить с другом короля она не стала, только уточнила, кивнув на привязанного Кейда:
- А его так и оставим? Правильно, пусть умирает медленно, - ей пришло в голову, что именно это и задумал эльф за то, что маг хотел сотворить с ними, ведь она сама не далее, чем час назад то же самое сделала с теми двумя разбойниками.

- Собираемся. Или я собираюсь. Если вы не желаете идти дальше...
- Желаем! - Твердо сказала девушка обиженным тоном. Уж если она была чуть ли не участницей этого темного ритуала, то что ее могло остановить от дальнейших поисков? Правда, она совсем не была уверена, что и вторая эльфийка думает так же, а потому добавила: - во всяком случае, я желаю. Только вот...
Эль пошевелила рукой и убедилась, что благодаря зельям и светлой магии рана почти не болит. Она быстро набрала тоненьких сухих веток и, разведя небольшой и почти бездымный костерок, положила в него плошку, пропитанную королевской кровью, а сама пошла за лошадями. Для Мерифил у них тоже была одна, та, на которой ехал Кейд.
Проходя мимо последнего, эльфийка не удержалась и все-таки еще разок приложила его по голове рукоятью кинжала.
- Пусть у него и заткнут рот, мы не знаем всех его возможностей, а нам надо отъехать подальше, - объяснила она неодобрительно нахмурившемуся вельможе.
Плошка не сгорела полностью, но обгорела достаточно, чтобы можно было утверждать, что крови на ней не осталось, и теперь ничто не мешало им покинуть это место. Эль тщательно затушила костерок и уселась в седло.
- Надеюсь, что умирать нам в ближайшем будущем не придется, - ответила она Селебрену, тронув поводья.

--> Элл-Тейн

+1

160

Похоже, мысли Антоэль во многом сходились с помыслами Селебрена. По крайней мере, они согласились с тем, как поступать дальше.
Может статься, они не первый год друг друга знают, - подумала Мерифил. – Подобная связь иногда возникает между названным братом и сестрой, между учителем и учеником, а также между возлюбленными”.
Впрочем, сейчас ее мало беспокоили подлинные отношения между двумя эльфами. Важнее было то, что собратья не вняли, как казалось сребролуннице, разумным доводам, и предпочли оставить колдуна в живых. И по мере того, как старший брат произносил свою возвышенную речь, пламя негодования и едва ли не обиды разгоралось в груди Мерифил все сильней. Ни единым взглядом, ни единым жестом она не высказала своих чувств, сохраняя исключительно эльфийские достоинство и выдержку.
Когда же Айвэ упомянул о том, что он действует по указу Совета, (и, - рейнджер вполне отчетливо это расслышала, - признает короля за близкого друга), эльфийка уже не смогла скрывать своего замешательства. В один миг она узрела истину: высший эльф вовсе не был жалким проводником каравана или обычным следопытом, как решила дева по ошибке в памятном прошлом. Вместо этого он представлял власть, стоящую над целым клан Мерифил, не только над ней самой. Подобное обязывало рейнджера немедленно подчиниться указаниям старшего, даже если его мотивы шли вразрез с ее собственными.
До того, как Антоэль успела высказать свои доводы касаемо Мертвого леса, дитя Серебряной Луны припала на одно колено перед Бреном. Изумрудный плащ разлился по земле, мешаясь с травой. Глаза того же насыщенного зеленого цвета уткнулись в носки кожаных ботинок старшего брата; Мерифил не поднимала головы.
- Ten' i' ndor, i' gwaith ar' i' aran [За землю, народ и короля], - произнесла она расхожую клятву эльфийского воинства. – Мой долг обязывает меня следовать за вами, heru en amin [мой лорд, офиц.], доколе мои услуги не понадобятся больше.
Все это было сказано ровным, невыразительным тоном. Радость от случайной встречи улетучилась сама собой, и теперь в каждом движении эльфийки выражалась только суровая дисциплина и готовность подчиняться прямым приказам.
Закончив с формальностями, она поднялась. Сребролунница стояла так высоко подняв голову и так сильно отведя плечи назад, будто к спине была привязана ровная жердь. Спокойным взглядом рейнджер отметила тычок, которым наградила чернокнижника юная сестра, и даже тенью улыбки не выдала, какую радость принес ей этот маленький жест.
Когда было окончательно решено тронуться в путь, эльфы заняли места в седлах. Наклонившись к голове своей лошади, Мерифил извиняющимся тоном прошептала: “Твой позор – мой позор”, словно намекая, что все эти привычки иноземцев ездить верхом ей совсем не по нутру. Мягко похлопав коня по большому, горячему боку, эльфийка рысцой тронулась следом за своими спутниками.

Элл-Тейн

Отредактировано Мерифил (24-05-2016 01:37:40)

+2

161

Пока девушки занимались исцелением раны, Селебрен думал совсем о другом. Он и так, и эдак пытался понять, как поступить, чтобы выудить из Кейда побольше информации. Маг был сильным, это чувствовалось. Когда он только начал манипулировать со своим темным искусством, будто темное облако накрыло сразу всю полянку. И всё-таки Брен не мог сейчас уйти так просто, получив лишь ориентировочные, размытые сведения. Разве для того он выдал рузьянскому графу право на помощь эльфов, говоря от лица короля и фактически всего Арисфея? Чтобы в итоге получить безвольного и бесполезного мага? Нет-нет-нет. Селебрен не мог позволить себе так просто отказаться от попыток получить информацию. На кону стояло нечто большее, чем даже просто репутация. Айвэ понимал, на что идет и чем рискует, и был готов... Фактически он даже допускал, что после всех своих попыток и обращений к запрещенным видам магий станет изгнанником в родных местах, а близкие отрекутся от него. И всё-таки он шел на всё это добровольно и сознательно, считая, что цель оправдывает средства и куда важнее вернуть на трон короля, чем беспокоиться о своем добром имени или даже бессмертной душе.

Но все эти мысли Селебрен допускал только касательно самого себя. Он смотрел на девушек, которые помогали ему, и думал, что их следует как можно тщательнее ограждать от всего отвратительного и темного. То, что может запятнать его самого, никоим образом не должно коснуться ни Антоэль, ни Мерифил. Ведь это долг рода и службы только его, Селебрена. Ни одна, ни вторая эльфийки не обязаны следовать за ним. И быть может, они еще не понимают всю ответственность такого выбора и не осознают, какие последствия он может за собой повлечь. Практически ничего не зная об Антоэль, Брен зато помнил о ее происхождении, знал о традициях ее клана и прекрасно представлял, какие правила могут бытовать в аристократической высокородной семье. Мерифил же была истинной противницей всего темного - в этом Брен успел убедиться в прошлом. И должно быть, сейчас ей было трудно подчиняться, сцепив зубы и ухватив за глотку собственные принципы и гордость.
Делать за девушек выбор он не собирался, нет. И всё-таки кое-какие решения принял.

Прекрасно понимая, что всех возможностей Кейда им не узнать, Селебрен не собирался оставлять его висеть здесь вот так, как предположила Антоэль. Но девушкам того знать было не нужно. Следы черного ритуала были уничтожены. И действительно нужно было уходить. Чем скорее, тем лучше.
- Поднимитесь, дочь своего народа, - мягко попросил эльф, глядя на макушку склоненной перед ним головы. Ему было не привыкать к подобным церемониям, и все-таки большую часть жизни он проводил в странствиях инкогнито, где куда чаще приходилось сталкиваться с чужим мечом, нежели с вежливостью. Должно быть, это несколько отрезвляло. И Брену совсем не хотелось, чтобы перед ним преклоняли колени. Не для того он назвал себя, не для того объяснял, кем является для него король и почему так отчаянно сердце требует каких-либо действий, подчас самых безрассудных. - Вы вольны поступать так, как велят вам ваши собственные желания. Я не призываю следовать за мной по зову службы, иначе я поднял бы армию на поиски Его Величества. То, что вы сейчас видели, - теперь чуть потемневшие глаза цвета майского неба устремились на Антоэль. Последующие слова были обращены к обеим девушкам, - это только начало. И боюсь, что мы лишь увязнем в пучине темной дороги. Я прошу осознанно решить, совпадают ли ваши пути с моим. Нам предстоит не раз столкнуться с тьмой. Я, как и вы, готов истреблять нечисть, где бы она не появилась передо мной и какой лик бы мне не являла. Но может статься так, что с ней придется заключать договор. Как сейчас. Или нужно будет проявить милосердие и не отпустить стрелу... Я не знаю. Мои поступки всегда рациональны и взвешены, поэтому если вы не в состоянии их принять, то нам лучше разойтись сейчас. Ибо споры в жизненно важной ситуации могут оказаться фатальными для всех нас.
Закончив эту пламенную речь, Селебрен одним лишь взглядом указал в сторону дожидавшихся своих ездоков лошадей. Хаар нетерпеливо фыркал, утопая тонкими стройными ногами в зеленой траве. Его белоснежная шкура будто бы светилась под пробивающимися через листья солнечными лучами.
- Езжайте вперед, я догоню вас, - пообещал эльф. Ему предстояло здесь еще закончить. А эльфийки не должны были в этом участвовать, равно как и оставаться невольными свидетельницами.

Оставшись один, Брен подошел к висевшему на веревках, связанному и с кляпом во рту магу. Запрокинув ему голову назад, уцепившись крепко за волосы, он вылил остатки воды из фляги на лицо Кейду, пока тот не закашлялся и не пробудился.
- Так как наш уговор оказался разорван по твоей милости, я даю тебе последний шанс, - тихо и быстро заговорил эльф. - Ты укажешь мне точное место и останешься жив. Иначе я перережу тебе глотку, - в качестве доказательства он продемонстрировал кинжал с красным камнем в рукояти.
Кейд что-то промычал, силясь избавиться от кляпа. Брен отрицательно покачал головой:
- Нет, так дело не пойдет. И не думай даже пытаться совершать какие-то пасы, я сломаю тебе руки. Я спрашиваю, ты киваешь или мотает головой. Понятно?
Маг сверлил эльфа таким взглядом, будто хотел его на месте поразить молнией. У Селебрена не было времени вести пространные беседы и уговаривать, так что пришлось поднести кинжал к шее и пояснить:
- Если ты молчишь, то ты для меня бесполезен. Я найду другого мага, способного мне помочь.
Только после того, как кожа почувствовала голодную сталь оружия, Кейд затряс головой.
- В таком случае отвечай. Эта башня в Мертвом лесу? - вопрос был, в принципе, риторическим, так что кивок стал ожидаемым ответом. - Мертвый лес большой. Где именно? Север? Нет? Восток? Тоже нет? Ближе к горам? В сторону Лунной Пади?
И так далее проходил этот беглый допрос. Точного места, правда, выяснить так и не удалось, но зато круг поисков значительно сузился. Вот только Селебрен уже давно решил участь Кейда. Еще до того, как тот предал и нарушил договор. Маг, осознавший, кого ищут эти эльфы, получивший доступ к крови оного попросту не имеет права дышать.


Как и обещал, Брен догнал девушек спустя где-то полчаса. Он был сдержан и спокоен как всегда. Поинтересовался самочувствием Антоэль и состоянием ее раны, а после сообщил, что всем им путь лежит на север.

Элл-Тейн

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Рузьянские леса » Лесная поляна