http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ЗЕМЛИ ВЕЛИКОЙ ОРДЫ » Лес в предгорьях


Лес в предгорьях

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://images.forwallpaper.com/files/thumbs/preview/38/380754__creepy-forest-house_p.jpg

Мрачный и темный лес, раньше наполненный самыми разными тварями и живностью, многие поколения служил Орде источником топлива и материалов, помогая пережить холодные зимы. После войны сдал свои позиции, живности в нем стало меньше, а местами в него стало заползать болото, подтопляя низинки и порождая редкими теплыми днями рои гнуса и прочих приятных насекомых.
Обманчивые полянки, скрывающие под собой логова немногих оставшихся зверей, заросли колючих кустов и перекрученные временем и тьмой дверевья.
Впрочем, даже в таких условиях не обходилось без светлой стороны. На кустах растет сладкая ягода, во мху радует глаз земляника и морошка, цветет орешник.
Единственной достопримечательностью на пару дней пешего пути служит жилище престарелого орочьего шамана Зогворта, который, удалившись от дел клана, осел и отстроился здесь, как можно дальше от орочьих вырубок.

0

2

Заготовленные заклинания

Свет (3)
Исцеление (3)
Поиск ловушек (1)
Понимание языка (1)
Устойчивость к менталу (1)
Дипломатическая неприкосновенность (1)
Равенство (1)
Тишина (3)

[Начало игры]

Чем дальше Рианон удалялась от обители, тем меньше ей нравилась происходящее.
Нет, идея явно была хороша. В конце-концов, бог не впервые назначает избранных себе в помощь, значит, это работает и вообще, кто станет обсуждать решения бога? Просто в понятии девушки "избранный" - это тот, кто обладает какими-то зрительными достоинствами, силой характера или возможностью помочь. Тут она явно выбивалась.
Не то чтобы она осуждала выбор Бога. Просто не понимала.
Чем она могла помочь? Она жрица в Доме всего десять лет. Она явно не подходила для этой задачи - за всю свою жизнь самым дерзким и смелым ее поступком было само путешествие в Обитель Томанака, но те три дня в пути прошли как в тумане. Кажется, она даже не ела.
Теперь же путь предстоял дальний - и самое смешное, что насколько дальний, сказать не мог даже сам Томанак. О да, она спрашивала, туманное "ты поймешь" - максимум, чего она добилась, так что снова пытаться даже не стоило.
Меньше всего Рианон нравилось то, что ехать пришлось в орочьи земли. Когда она это поняла, смятение в ее душе было столь велико, что не сдаться и не повернуть назад помешала только данная клятва... ну и немного тщеславие. Вернуться, даже не попробовав? Выказав себя постыдной трусихой, да еще и предательницей? Ну уж нет.
Правда, менее страшно от этого тоже не становилось и менее неуверенно Рианон себя тоже не чувствовала. То, что по пути им - ей и Стремительному - до сих пор удавалось избежать опасностей, было явно чудом. Несмотря на то, что она отчаянно боялась встретить орков (до сих пор ей в жизни удалось ни разу с ними не столкнуться), тоже было неестественной удачей. Неестественной - потому что она находилась в Орочьих землях вот уже три дня, и вынуждена была признать, что, похоже, сбилась с пути. Чувство божественного направления, ведущее ее в последнее время, заметно ослабло. С одной стороны девушка понимала, что это означало то, что она приближается к своей цели, а с другой стороны - она, демон побери, была в лесу.
Когда-то этот лес, может, был и красив - но у Рианон он вызывал неприятное чувство отторжения. Деревья стояли пусть и высокие, но какие-то зловещие и исковерканные, замшелые, мох на их стволах казался неествественным, словно стволы были заражены какой-то ужасной болезнью. Дорога, если это можно было назвать дорогой, была ужасна, то и дело тропу пересекали корни, похожие вспушхшие вены на старческих руках. Один раз Рианон свернула не туда и Стремительный едва не завяз в болоте, выбраться из которого было далеко непросто. А самое главное, что лес был полон зловещих звуков - поскрипываний, потрескиваний, шорохов, топотков таинственных существ (а иногда откуда-то издалека доносился пронзительный полувой-полускрип, от которого жрицу пробирало едва ли не до костей). Днем было еще ничего, но Рианон упорно старалась не думать, каково будет остаться в этом лесу на ночь.
Резкий толчок самым грубым образом вернул девушку к реальности - Стремительный-Шмат в очередной раз споткнулся. Пришлось спешиваться и вести коня в поводу, иначе он переломал бы себе все ноги. Бедное животное уж точно не заслужило таких мучений. И без того он был какой-то вялый после того, как пришлось выбираться из болота (она надеялась, что несчастного коня не успело укусить никакое ядовитое насекомое).
Девушка вздохнула и огляделась по сторонам - и тут же удивленно приподняла брови. Она не была экспертом, но лес, который виднелся впереди - метрах в тридцати, несколько отличался от того, где она находилась сейчас. Искореженные темные деревья в плесневелых пятнах мха были оплетены новыми здоровыми побегами. Кое-где виднелась даже свежая травка, да и в целом, лес казался как-то... живее.
Рианон удивленно распахнула глаза и потянула за повод. Вялый Шмат поплелся следом за ней - ему явно было все равно, куда идти. Девушка беспокойно глянула на него через плечо, покачала головой и поправила капюшон. С конем явно было не все в порядке.
Нужно было сделать привал и попробовать что-то сделать. И если выбирать между тем местом, где они находились сейчас и тем, что виднелось впереди - она выбирала последнее.

Отредактировано Рианон (22-10-2016 22:41:32)

0

3

[Начало игры]

Жизнь по сложившемуся порядку полностью устраивала старого шамана. Утром, с первыми птахами он просыпался. Умывался из небольшого холодного ключа, из которого била солоноватая, приятная на вкус вода, неспешно и степенно завтракал чем послали духи с вечера, благодарил их за трапезу и принимался за свое небольшое, но крепкое хозяйство. Жить одному в лесу было каждодневным трудом. На то, чтобы сложить на своей землянке под корнями давно погибшего дерева приличное жилище у него ушло долгих два года. Зато теперь у него был настоящий погреб, позволяющий хранить небольшой запас вяленого мяса и сушеных трав. Вымазанный глиной с травами, он даже не сырел. Но вот его наполнение требовало усилий. Помимо этого, был еще один ритуал, которым Зогворт никогда не пренебрегал. За его домом (за которое он и получил свое имя у тех редких орков, которые добирались до его скита) из земли рос валун. Его верхушка высовывалась из пышного мха, как лысина у старика, и орку нравилось сидеть на ней и греть свои старые кости под лучами солнца. По этому случаю он даже избавлялся от своей немудрёной одежды, с наслаждением подставляя морщинистую, покрытую клановыми татуировками спину и грудь ласкающим лучам небесного светила.
Впрочем, сегодня что-то в лесу было не так. Тяжело вздохнув орк развесил уши, прислушиваясь. Старость пока не наступала ему на уши (или в том была помощь духов?)и вскоре кустистые брови озадаченно поползли вверх. Он определенно различил удар металла по камню. И тихое всхрапывание. Это не мог быть олень или лось. Они предпочитали приходить сюда зимой, когда болота подмерзали, а нежный мох, напоенный влагой приобретал освежающую морозную хрусткость.  Всадник, здесь? Неужели какой-то светлый, недовольный тем, что тьма еще осталась в мире, неприкаянной душой бродит по эту сторону гор в поисках приключений? Впрочем, спустя еще минуту прислушивания орк был вынужден изменить свое мнение – лошадь шла налегке. Не лязгали доспехи, не скрипела кожа седла, а главное, не ругался человек, которому досаждает мошкара. Это с шаманом они, пообломав по первости зубы, поостерегались связываться и детям своим наказали. А посему, он продолжил сидеть в своем близком к природе виде. Разве что руку протянул и взял свой посох из стопки одежды аккуратно сложенной рядом.

Отредактировано Зогворт (22-10-2016 23:27:03)

+1

4

Меньше всего Рианон ожидала увидеть посреди леса дом - и тем не менее, именно его она и увидела, когда вывернула из-за поворота тропинки. То есть сначала она заметила причудливой формы старый пень - похоже когда-то дерево, которым он был, было величественно и могуче, теперь же оно представляло из себя лишь покосившийся обломок с монументально раскинувшимися корнями. Аккурат подо пнем и распологался дом - странное, несколько кособокое сооружение, сложенное из разнообразных булыжников, несколько кривоватое, но явно крепкое и добротно сложенное. Щели в стенах были старательно законопачены мхом, замшелую же крышу подпирали две кривых длинных жерди, которые словно росли из поверхности (или их так мастерски вкопали?). Дверной проем был закрыт побитой жизнью шкурой какого-то животного.
Озадаченная Рианон остановилась, придержав коня. К порогу дома вела утоптанная, хотя и неширокая, тропка, да и вообще, он отнюдь не производил впечатления нежилого.
Сердце девушки забилось чаще. На ее взгляд, она совершенно не была готова ко встрече с местными жителями. Маловероятно, что в глубине орочьих земель, посреди темного страшного леса в покосившейся избушке живет милая старушка-волшебница из детских сказок. Чудеса, конечно, случаются, но такое чудо не вписывалось ни в какие допустимые рамки.
Единственное, что несколько обнадеживало, это лес вокруг дома. Он не выглядел таким страшным и мертвым как тот, из которого она только что пришла. Здесь было светлее и в целом более приятно, чем в том жутком месте с болотистой почвой, комарами и подозрительными звуками, которые издавали подозрительные, наверняка плотоядные твари. Брр.
Девушка погладила Стремительного по носу, успокаивая больше себя, чем его и подошла к дому поближе.
- Эй, - осторожно окликнула она, тревожно вглядываясь в занавешенный шкурой дверной проем. - Здесь кто-нибудь есть?

0

5

Услышав незнакомую речь, орк окаменел. Пару долгих мгновений он размышлял, кого же там черт возьми принесло. Не кентавра же лихим ветром судьбы надуло. Голос определенно тонкий. Тоньше, чем у любого орка. А значит это, почти наверняка, какой-то несчастный, ищущий подвигов рыцарь. В дальнейшей судье больного на голову посетителя Зогворт не сомневался, неспешно вставая с насиженного места и облачаясь в свое одеяние. Фетиши при этом сухо перестукивались, перья шуршали. Затянув набедренную повязку, сунув ноги в штаны и  накинув на себя тунику, орк перехватил то место что у людей называлось талией поясом, стянул его мимоходом сковырнув особо наглого жука, сунул лапы с уже месяц как нестриженными когтями в растоптанные «домашние» сапоги и преисполнился решимости вот прямо сейчас слезть с камня и объяснить незваному гостю кто в лесу хозяин. В кроне деревьев, что клонились к его дому пронесся легкий ветерок, теребя листву. Зогворт запрокинул голову, с прищуром провожая скрывающееся за деревьями солнце, а потом направился в обход дома, сердито стуча посохом по камням, которые он натаскал, отмечая свой путь к небесному камню.

0

6

Рианон, сжав поводя, напряженно ждала появление хозяина (или хозяйки) дома. Другое дело, что она смотрела на дверной проем в полной уверенности, что если кто-то и появится, он выйдет оттуда, так что тяжелые шаги, сопровождающиеся тихим перестуком, стали для нее неожиданностью.
Ладно, скажем честно - она едва их не пропустила, а потому, когда хозяин дома вывернул из-за угла, девушка вздрогнула и попятилась, невольно пытаясь спрятаться за понурого Стремительного.
Орк. Хозяином дома оказался орк - высокий, грозный, с огромными зловещими клыками и красно-бурой, изборожденной морщинами кожей. Он явно был стар, но от этого не становился менее страшным. Одежда его была увешана костями и перьями, в руках он сжимал массивный посох, так же увешанный костями, перьями и кое-где даже черепами мелких животных.
Рианон почему-то отчетливо представила свой череп, служащий навершием посоха, свои заостренные уши (хорошо, что их не видно!), нанизанные на веревочку и висящие на шее орка и кости пальцев, украсившие его одежду - по размеру те как раз подходили. Девушка невольно сглотнула и крепче стиснула поводья, так, что побелели костяшки пальцев.
Стремительный к появлению орка отнесся много храбрее хозяйки - он просто никак не отреагировал. Повел темным глазом, моргнул и переступил копытами - Рианон едва успела отдернуть ногу.
Впрочем, именно это и помогло ей если и не избавиться от страха окончательно, то хотя бы взять себя в руки. Да, орк был страшен, но она же знала, где находилась и предполала, что это будет нелегко. И потом, повезло еще, что он был один (по крайней мере, она очень надеялась, что он был один). И он совсем не был таким высоким, как она предполагала - это уже утешало. Все, что она слышала об орках - то, что они сильные и страшные воины, людоеды и... эм, неуемны в любви, если это можно назвать таким способом.
"Ну, этот явно старый", - неуверенно подумала девушка. - "Вряд ли его это уже интересует... о боги, о чем я думаю вообще?"
Рианон собрала всю имеющуюся у нее в наличии храбрость, расправила плечи и сделала шаг, выходя из-за понурившегося коня. Воины, пусть и дикие, вряд ли уважают трусость и слабосилие. Зато наверняка уважают храбрость.
Может, это и помешает этому жуткому существу (чьи все же кости у него на одежде?) сожрать ее прямо на месте.
- Добрый день, - голос девушки звучал довольно уверенно, впрочем, все же едва заметно дрогнул.

Отредактировано Рианон (23-10-2016 18:42:53)

+1

7

Сказать, что Зогворт удивился, это значит ничего не сказать.
«Великие духи, это что… Рыцарь!?» - пораженно думал шаман, круглыми глазами разглядывая нежданную гостью. – «Светлые настолько выродились?»
С точки зрения орка стоящий перед ним человек был достоин только очень глубокого сожаления.  Мелкая, с кожей бледной, как поганка, черными длинными волосами и огромными совиными глазами. А еще грязная, как песчаная мышь. Он перевел глаза на ее спутника.
«Конь неплох. Но судя по четкой линии, разделившей его на две половины, не так давно он чуть не утонул в болоте. Бедное животное. Вон как башку пове…» - орк оборвал свои мысли, когда бледнолицая вдруг вышла вперед и открыла рот издав звук. Звук непонятной речи.
- Зогворт! – стукнул себя в грудь раскрытой ладонью шаман. Во второй он продолжал крепко сжимать посох, готовый в случае, если ошибся и это какая-то ловушка, обрушить на чужаков весь доступный ему гнев природы.

0

8

"Это что, привествие?" - в смятенных чувствах подумала Рианон.
Вот тебе и первые трудности. Девушка готовилась к чему угодно, к агрессии, нападению, к непониманию и нежеланию разговаривать, но меньше всего она предполагала столкнуться с банальнейшей разницей культур и языковым барьером. Хотя это и было самое очевидное, как она понимала теперь.
Вот стой теперь и думай, что делать. Если это приветствие, как надо на него ответить? Повторить? А вдруг на такое есть какая-то особая фраза, которую нужно сказать? А вдруг это не привествие вовсе, а предупреждение о нападении, что тогда? Или того хуже, это пожелание "приятного аппетита" себе и кому-нибудь еще. О! А если это призыв остального племени? Орки же не живут в одничестве, это Рианон знала совершенно точно!
Молчание затягивалось, девушка с каждым мгновением нервничала все больше. Нужно было что-то решать.
Рианон осторожно протянула руку и коснулась висящего на шее кулона, сжала его в ладони.
"Томанак, прошу тебя, даруй мне понимание языка этого существа!" - взмолилась она, пожалуй даже с куда большей горячностью, чем требовалось. Никаких спецэффектов вроде громов, молний, землетрясений или хотя бы ласкового сияния, окутывающего жрицу, не произошло. Вообще ничего не произошло.
"Так... ладно..."
Подождав некоторое время, она опустила руку (не цепляться же за символ веры постоянно, как утопающий за обломок корабля!) и несколько настороженно спросила:
- Вы меня понимаете?
В конце-концов, если выяснять, сработало заклятие или нет, то самым простым и эффективным способом. Ничего лучше разговора для проверки знания языка еще не придумали.

0

9

Зогворт прищурился. Он проявил вежливость, представился первым. А эта… мелкая схватилась за сердце так, словно он на ей как минимум пригрозил немедленным умерщвлением. Шаман снова оглядел внезапно свалившуюся (или скорее выплывшую из болот напасть. С прошлого осмотра ничего не изменилось. Та же куртка, те же штаны. Разве что сейчас орк смог получше разглядеть пояс, где одиноко болтался ножик.
"Светлые совсем из ума выжили..."
- Вы меня понимаете? – ее голос показался писком умирающей мыши под тапочком.
Зогворт приоткрыл рот, борясь с внезапно нахлынувшим раздражением от того, что оказывается девчонка прекрасно знала язык великой орды. Заявиться и вот так сходу выставить его старым, выжившим из ума дураком перед самим собой?
- Ну и какого рожна тебе здесь надо, немочь бледная? Как ты вообще добралась сюда и не отдала богам душу? 

+1

10

"Немочь" Рианон приняла стоически, то есть спокойно. Это не значит, что высказывание орка нисколько ее не задело - нет, внутри она мгновенно вспыхнула, но внешне осталась совершенно непроницаемой. Тем более что девушка признавала, что для орка она действительно является мелкий, тощей и бледной. Как, впрочем, и для человека. Так в чем же он не прав?
"Кажется, я все же сделала что-то не то", - заметила она. - "Он явно недоволен. Интересно, что? Надо было все же сказать в ответ какую-то фразу? Ну почему я не поинтересовалась орочьими традициями, когда поняла, куда нужно будет ехать?"
Вопрос был чисто риторический - потому что она поняла, куда едет, уже в середине пути. Приходилось выкручиваться на ходу. Тем более, что орк вполне вправе был быть недовольным, когда кто-то незнакомый вторгся на его территорию, еще и с конем.
- Я прошу прощения, если помешала, - она все еще не выпускала поводья коня, чувствуя себя так более уверенно, словно держала за руку хорошего друга. - Я, похоже, сбилась с дороги, потом мой конь провалился в болото и я окончательно запуталась, куда идти, а потом увидела впереди нормальный лес... я и не думала, что здесь кто-то живет.
Она помолчала, погладила совсем погрустневшего коня по носу.
- Я просто хотела найти место, где можно передохнуть. Тем более что Шма... Стремительный после того, как провалился, какой-то вялый. У вас в болоте случайно не водится никаких ядовитых тварей?

0

11

В голове орка со скрипом проворачивались жернова, перемалывая слова и предложения, что произносила нежданная гостья.
- Я прошу прощения, если помешала, - она вцепилась в поводья коня, словно тот мог взбрыкнуть и убежать.  - Я, похоже, сбилась с дороги, потом мой конь провалился в болото и я окончательно запуталась, куда идти, а потом увидела впереди нормальный лес... я и не думала, что здесь кто-то живет.
«Сбилась с дороги? Провалился в болото?» - обсасывал ее слова как птичьи косточки Зогворт. – «Не думала, вот уж точно». 
- Я просто хотела найти место, где можно передохнуть. – Зогворт с трудом подавил желание прямо тут и сейчас прибить девчонку. Из милосердия. Останавливало то, что раз уж она дошла до самого сердца леса, то значит не так проста и глупа как старается быть. Немного озадачивало, что вокруг поляны не ощущалось других посторонних. Распуганные ей птицы начали возвращаться на свои места и ругаться из-за жуков и мокриц. Шаман призвал на помощь из погребов разума свой родительский опыт.
- Дитя, - он постарался придать своему скрипучему старческому голосу хоть какое-то подобие мягкости. – Скажи старому орку, ты совсем сошла с ума?
Слова сорвались с его языка прежде чем он успел понять что происходит. А когда понял что сказал не то что собирался, снова вперил в нее преисполнившийся подозрений взгляд.
И уже только потом через пелену подозрений пробилась вторая часть вопроса .Про коня. И болото.
- Потому что только сумасшедший полезет в болото полное ядовитых тварей, только и ждущих, чтобы отложить под кожей у идиота яйца, из которых вылезут пожирающие плоть личинки.
Родительский опыт у Зогворта и правда был. Другое дело, что на орчат лучше всего работало «шокое воспитание».

Отредактировано Зогворт (24-10-2016 23:38:45)

0

12

- О боже, - потерянно пробормотала Рианон. - Бедняга Стремительный, неудивительно, что он такой понурый.
Она замолчала, обдумывая услышанное. Если дело действительно обстояло так, как сказала орк, все было намного хуже, чем она предполагала. Вряд ли исцеление работает от паразитов под кожей, это же не рана и не болезнь. Что делать в таком случае, девушка не знала, но оставить без помощи животное, влипшее в это... болото по ее вине, она не могла.
- Что ж, в таком случае, полагаю, что мне придется задержаться здесь, - девушка решительно тряхнула головой, обошла коня, бесстрашно повернувшись к орку спиной и принялась снимать с него сумки. - Мне очень жаль, если я вам мешаю, но несчастное животное не заслуживает такой участи.
Она озадаченно потрогала лошадиный бок рядом с седлом - тот был слишком горячим для того, чтобы принадлежать здоровому коню.
- Все хуже, чем я думала, - огорченно призналась девушка. - Он такой горячий... Я не знаю, смогу ли его вылечить. Прежде всего его, разумеется, надо бы вымыть... здесь поблизости нет ручья или озера?
Девушка обернулась на орка.
- Вы знаете, как ему можно помочь? - прямо спросила она и, вспомнив, с кем разговаривает, поспешно добавила: - Кроме как добить, чтобы не мучался.
Остаться посреди страшного леса орков без лошади ей хотелось меньше всего. Хотя если коню ничем нельзя будет помочь, Рианон не сомневалась, что добить его будет куда милосерднее, чем оставить на съедение личинкам заживо. Бррр. О таком варианте не хотелось даже думать.

0

13

Зогворт тяжело вздохнул, окидывая коня взглядом. Все необходимые травы у шамана были. Живя рядом с болотом просто нельзя было иначе. Старый орк положил руку с пожелтевшими ногтями девчонке на плечо.. А потом просто отодвинул ее в сторону, чтобы дорогу к коню не застила.
– Ведро в доме на стене. Родник за домом. Разожги очаг, ничего кроме дров и огнива не трогай.
Зогворт положил руку на пушистое конское переносье. Животное постаралось было отпрянуть, но передумало, и наоборот подалось вперед, прижимаясь плотнее. 
- Хо-ороший гуигнгнгм. – негромко протянул Зогворт. Конь определенно был боевой. Сильный, и обученный. Кто мог дать его такой мелкой девчонке? Впрочем, сейчас та занимала его мысли гораздо меньше. Все же мучения животного в данный момент стоили больше. Уже совсем вскоре искусанный усталый конь подпустил орка под брюхо. Здесь, в нежных складках кожи, шаман и нашел несколько набухших, покрытых грязной коростой ранок. Выглядело это не очень опасно. Обманчиво опасно, как и ровная зеленая поверхность трясины, столь коварно прикидывающаяся зеленым лугом.
Ворча себе под нос беззлобные проклятья в адрес девчонки шаман достал из пояса несколько припасеных на этот случай корешков, огляделся, сорвал пару листьев посочнее, пережевал до состояния однородной бурой кашицы, похлопал коня по боку и достав нож принялся за трудное и тонкое дело. Надо было вскрыть укусы и при этом не повредить какую-нибудь из внутренних дорог жизни (читай, артерий).

Отредактировано Зогворт (26-10-2016 01:18:41)

0

14

"Ничего кроме дров и огнива не трогай!" - мысленно передразнила орка нагруженная сумками девушка, безропотно направляясь к дому. - "А как же ведро?"
Спорить она, впрочем, не собиралась. Орк явно знал, что делал и мешать ему было бы глупо. Лучше помочь, чем сможет.. и если ему нужен огонь, будет огонь.
Рианон отвела в сторону загораживающую дверной проем шкуру - старую, вытертую и побитую молью - и вошла в дом. Как она и предполагала, изнутри дом орка отличался простотой. Комната была одна и небольшая. Крепкий стол, скамья, заваленная шкурами лежанка в дальнем углу и грубый сундук в ее ногах, напротив двери - каменный очаг, сложенный на совесть. Стены жилища были увешаны звериными шкурами - лисы, барсуки, волки, под потолком и возле очага висели перевязанные веревочкой пучки каких-то трав, на столе горкой свалены когти, зубы, звериные челюсти и пар птичьих черепов... Вопреки ее опасениям, пахло в доме даже приятно - глиной, землей, травами и немного мокрым мехом.
Девушка осторожно сгрузила переметные сумки на скамью. За дровами никуда идти не пришлось - они были сложены возле очага. Трогать огниво орка Рианон не стала (да и не заметила его при беглом осмотре), так что воспользовалась своим и вскоре в очаге уже затрещал огонь. Девушка подкинула внутрь пару поленьев, сняла со стены кожаное ведро, висящее возле двери и вышла за водой.
Орк стоял во дворе рядом со странно покорным Шматом, который даже не пытался убежать и копался у него под брюхом, что-то бормоча себе под нос. Рианон решила не отвлекать его и обогнула дом. Родник пришлось немного поискать, но много времени это не заняло - он пробивался сразу за огромным камнем, невесть как оказавшимся посреди этого леса.
"Словно вырос, как дерево", - подумала девушка, погладив ладонью замшелый бок камня, после чего набрала воды и вернулась во двор, стараясь не расплескать слишком много.
- Я принесла воду, - она остановилась в паре шагов от орка и обеспокоенно посмотрела на коня. - И разожгла очаг. Что-нибудь еще нужно?
По крайней мере, умирающим Шмат пока не выглядел и это обнадеживало.

0

15

У коня были неплохие шансы выбраться из неприятности с минимальными потерями. Болотные черви были существами неторопливыми и в размножении основательными, а потому вскрыв концом ножа нарывы и замазав язвы получившейся бурой кашицей, которая несмотря на неприглядный вид неплохо снимала боль, орк остался доволен. Впрочем у травы имелся побочный эффект. Зогворт сплюнул остаток кашицы на траву и вытер онемевшие губы собственным рукавом. Конь, все это время стоически сносивший болезненные уколы кинжалом сначла принюхался к красно-бурому пятну, покосился на орка c той же красно-бурой массой на морде и встряхнув головой заржал.
- Жить будешь. – вынес свой знахарский вердикт орк, и повернулся к подкравшейся девчонке, - Будет жить твоя конина. Только плохо и недолго если по болотам шариться будете.
Вопрос про то что ему нужно шаман сначала проигнорировал, а потом задумался. Самому ноги бить было не то чтобы с руки. Особенно сейчас.
- В травах понимаешь? Поброди тут по лесу. На вот тебе… -Зогворт запустил руку под пояс и вытащил скрученный засушенный лист. – Таких, и побольше. Отвар твоему доходяге варить. 

Отредактировано Зогворт (28-10-2016 23:10:49)

0

16

Рианон машинально взяла от орка хрупкий высушенный лист, даже не посмотрев на него. Выражение лица у нее было довольно странное. Девушка посмотрела на орка, на коня, на багровое пятнышко слюны на земле и невольно сглотнула.
"Он... что, он... сожрал их? Выкусывал, что ли?" - она почувствовала, что от таких мыслей, точнее, от возникших в голове образов ее сейчас стошнит. Но факты были налицо - сначала орк что-то делал под конем, потом сплюнул багровым, а ведь он говорил про червей!
Девушка побледнела еще больше и стиснула лист в кулаке.
"Так, успокойся!" - она сделала глубокий вдох, выдохнула, потом вдохнула еще раз. - "Это орк. Это нормально. Он знает, что делает, а ты - не знаешь, что делать. Если ему нужно было сожрать этих червей, чтобы помочь коню, то хорошо, что он их сожрал. А то это пришлось бы делать те... нее-ет, нет. Не буду об этом думать!"
Она тряхнула головой. Кажется, просьба орка сейчас была как нельзя кстати - ей как никогда нужно было пройтись и привести в порядок мысли.
- Хорошо, - согласилась девушка, бросила на коня подозрительный взгляд и направилась к краю поляны. Рианон не слишком хорошо разбиралась в травах, но у нее был образец, и она искренне надеялась, что уходить далеко от поляны не придется. Опыт путешествий у нее был минимальным и как ориентироваться в лесу, она понятия не имела. Да и орочий лес пугал и был скорее мертвым и опасным, чем живым и дружелюбным, так что ей не хотелось заходить далеко и после обнаруживать себя возле болота с червями, которые могут выесть тебя изнутри.
"Бррр", - поежилась девушка и поспешно устремила взгляд в землю, выискивая нужную травку и то и дело сверяясь с образцом. Запоздало она сообразила, что вообще-то стоило спросить у орка, в каких местах эта трава растет чаще всего, было бы намного проще, хотя сейчас ее мысли больше всего занимал другой вопрос - если черви проедают себе ход и размножаются внутри живых существ, не будут ли они размножаться внутри орка, когда он их сожрал?
В общем итоге, сбор травы занял часа полтора. Сначала девушка в смятенных чувствах бродила вокруг поляны. Травка росла в тени деревьев, под корнями и возле камней, но ее было немного и встречалась она нечасто, так что Рианон пришлось обойти поляну несколько раз и даже немного углубиться в лес, прежде чем она набрала более-менее внушающий пучок. Сколько конкретно травы было нужно, она не знала, но надеялась, что на "побольше" собранный ей пухленький пучок потянет. К моменту, как она вернулась на поляну, она окончательно примирилась с особенностями орочьей медицины и успела пообещать себя больше никогда не ходить через болота без благословения Томанака и проводника, который точно знает, куда можно наступать, куда нельзя, какую траву можно есть и какие кровожадные твари водятся в трясине.
Орка на поляне не оказалось. Стреноженный Стремительный бродил возле края поляны, общипывая кустики и выглядел подозрительно здоровым. Рианон подошла к нему, погладила по морде (оторванный от сочных зеленых листьев конь недовольно фыркнул ей в лицо, но сопротивляться не стал), проверила, что у него там под пузом, подспудно ожидая увидеть укусы - но ничего, кроме нескольких маленьких язвочек, замазанных бурой кашицей, не обнаружила - и успокоилась окончательно, обругав себя суеверной дурой. Кашица на поверку оказалась всего лишь какой-то размельченной травой - должно быть, ее орк и пережевывал.
Девушка оставила коня и заглянула в дом, предварительно постучав по косяку, чтобы предупредить о своем появлении. Орк обнаружился у очага, помешивая что-то в старом, помятом в нескольких местах, котелке.
- Надеюсь, столько травы достаточно? - она вошла в комнату и продемонстрировала орку пучок. - Ее пришлось поискать. Расскажете, какие у нее свойства? Я не слишком разбираюсь в травах.

Отредактировано Рианон (29-10-2016 19:44:50)

0

17

Пока Как-там-ее-по-имени бродила по мхам и между деревьями (Зогворт смутно надеялся, что у нее хватит ума не забредать далеко и не попадаться на зуб крупным зверям) старый шаман успел напоить коня отваром из трав, приложиться к ведерку самому, снова сходить за водой и взяться за приготовление новой порции отвара и традиционного орочьего чая. В ход для него пошел запас листьев, иссушенных и истолченных до угольного порошка. Вода и без того была соленой, туда же отправились кое-какие коренья, которые при варке становились сладковатыми и рассыпчатыми, несколько тонких ломтиков, отхваченных от куска самолично копченого медвежьего жира. С мясом у друида вообще были проблемы. Хранить его в вяленом виде было слишком большим соблазном прежде всего для Зогворта. А вот сало и перетопленный жир могли даже зиму пережить и даже не особо прогоркнуть. А уж если перетопленный жир, да с ароматными травками… Ну и от обморожений морды первое дело. 
Зогворт как раз размешивал слипшиеся в один кусок ломтики сала, когда девчонка вернулась с пучком листьев.
- Ее пришлось поискать. Расскажете, какие у нее свойства? Я не слишком разбираюсь в травах.
Любопытство было похвальным. К тому же как не было орку противно это признавать, но слишком уж давно у него не было нормального собеседника.
- Не знаю как у вас людей он называется ,мы же зовем его просто птиссиглоттис. Если растереть его свежим, уменьшает боль от мозолей и ожогов. А можно заварить и выпить. Стакан отвара на три дня.От червея помогает. Прут как люди из горящей церкви. - поведал Зогворт, отходя от очага и разыскивая березовые многофункциональные кружки.

0

18

Рианон чуть поморщилась от последнего сравнения.
- А вы не страдаете излишней тактичностью, верно? - чуть насмешливо заметила она, но развивать тему не стала. В конце-концов, это был орк. Наверняка люди делали ему мало хорошего. В конце-концов, слухи и трактаты по расам мира пишутся не просто так. С другой стороны, наверняка он тоже не делал людям ничего хорошего...
"А я? Меня он не убил и вроде бы не собирается. Даже помог. Глупости какие-то..."
Девушка отодвинула в сторону шкуры, беспорядочно сваленные на лавке, подняла несколько упавших, положила их на стол и села, не дожидаясь приглашения. В хижине орка странно пахло - какими-то незнакомыми травами, жиром и немного - густым мясным запахом, словно он варил суп.
"Это и есть то зелье?"
- Честно говоря, впервые слышу о такой траве. Пстисти... пститсти... - она помотала головой и попробовала еще раз: - Птиссиглотис?  Но эту запомню. Наверняка она мне еще не раз пригодится. Спасибо вам за Стремительного, он выглядит намного лучше. А вы травник... лекарь?

0

19

Зогворт наконец нашел под кучей старых трав два вполне приличных деревянных ковшика, которые при некотором размышлении могли сойти за миску. А то что сбоку сучок-ручка… Так не для дорогих же гостей, а какой-то приблуды непонятной. Хотя конь был хорош… Большой. Мясной. С другой стороны, нельзя же было вот так вот прямо сразу лишать человека надежд и иллюзий. Может он по важном делу до столицы идет? Ну сбился с пути, может провожатый ее сбежал? Или специально в болта завел, а его слопали. Вот так, погруженный в свои мысли и хлопоты по хозяйству орк пропустил первый вопрос мимо ушей.  Вынырнув из своих мыслей он отметил, что девчонка уже проникла в дом и заняла единственное приличное место. Это его почему-то рассмешило. Какой-нибудь мужчина его народа поостерегся бы вот так без спроса влетать  в обиталище шамана. А ну тот не в духе? Или того хуже, в духе? Какого-нибудь огня или земли. И костей не собрать.
- А вы травник... лекарь?
- Лекарь-лекарь. – не стал пугать новыми понятиями шаман, звучно набирая полный черпак похлебки из кореньев и выливая его в ковш. Аналгично наполнил второй, слил остатки в небольшое углубление сбоку от очага (духам тоже есть надо, не девчонку же резать?), налил из грубо сколоченного ведра свежей воды и поставил котелок обратно на огонь.
Одарив гостью ковшом с поздним обедом он наконец задал самый главный вопрос.
- Чего приперлась? Орда в другой стороне. Аккурат через болота.

0

20

Рианон с сомнением посмотрела на пославленный перед ней ковшик-черпак с какой-то жижей, пахнущей жиром и неизвестными травами. Все писаные и неписаные законы гостеприимства говорили, что отказываться от поданной хозяином пищи - верх невежества и вопиющее оскорбление, и она бы никогда так не сделала, если бы не наслушалась за свою жизнь рассказов о кровожадных орках-людоедах, которые чего только не употребляли в пищу: начиная с маленьких сладких вкусных человеческих детишек и заканчивая банальной кониной. Хотя и взрослыми людьми они по слухам тоже не брезговали. Сама быть съеденной Рианон не очень боялась, конина ее тем более не пугала - мясо и мясо (да простит ее спасенный Шмат, как хорошо, что он не слышит!), но вот человечина...
Будь она одна - то есть не сиди гостеприимный хозяин прямо напротив нее, на бы наверняка прочитала над чашей молитву об очищении от ядов, но в присутствии орка делать это было попросту неприлично (не говоря уже о том, что может быть опасно - вдруг, помолившись, она нанесет ему страшное оскорбление?). Девушка с усиливающимся подозрением снова посмотрела на чашу, медленно поднесла ее к губам - и вдруг спохватилась, оставила в сторону и принялась копаться в одной из седельных сумок. Нехорошо было пользоваться гостеприимством орка, которого она видит в первый раз и ничего не дать ему взамен, а у нее еще оставались продукты.
Жрица выложила на стол половину ковриги хлеба, сыр и оставшееся вяленое мясо, подвинула на середину стола.
- Нехорошо выйдет, что вы меня кормите, а я ничего не дала, - виновато объяснила она орку, после чего сложила руки над столом: - Благослови Томанак эту пищу - во благо ее вкушающих!
Рианон сняла с пояса кинжал, отрезала небольшой ломоть хлеба и, собрав со стола крошки, ссыпала их в очаг. Традиция (не требование, но) требовала поделиться с богом, большого труда это Рианон не доставляло и преступить через нее тоже было бы неправильно. В пути она скармливала огню хлебные крошки и немного вина или воды (плеснув на угли), но в гостях ограничилась только крошками. Томанак не обидится.
Девушка уселась обратно, взяла со стола чашку и сделала пробный глоток. Ни отравиться, ни человечины она больше не боялась - благословение было прочитано и дано, ничего страшного в угощении не было.
На вкус орочий суп оказался весьма... своеобразным. И странным. Густая жирная похлебка на травах. Причем чего там было больше - отваров или жира, сказать она не могла, зато точно могла сказать одно - это было очень нажористо и очень согревало. В зимние холода наверняка бесценная штука.
- Что касается вашего вопроса, - девушка отрезала ломоть хлеба, немного мяса, положила одно на другое и протянула орку, - то я уже не уверена, что мне нужно в Орду. Не в болотах дело, просто я, кажется, совсем запуталась. Чувство направленности оставило меня недалеко от вашей поляны.

0

21

За всеми эволюциями и священнодействием девчонки Зогворт следил с нескрываемым подозрением. К жрецам света в любых проявлениях кроме как горячего копчения он относился с предубеждением. Но эта девчонка была смелой. И это орку в ней нравилось. А потом она достала хлеб. Это в болотах была страшная редкость, которую любили одинаково как духи так и Зогворт. Дух огня, иногда забредающий на огонек, радостно затрещал сухими кореньями, принимая подношение. Да и шаман не стал отказываться от ломтя. Зубы у него были вполне крепкие для его почтенного возраста, но он не отказал себе в сомнительном с эстетической точки зрения людей, удовольствии накрошить угощение в чашу, дать этому настояться, а потом с аппетитом съесть.  В застольную беседу Зогворт не вступал, поскольку в еде орк придерживался строго правила – все дела и разговоры потом. А если у кого-то есть время махать челюстью во время еды на разговоры, значит не голоден и можно забрать его порцию. Гостья опять чуть выросла в глазах орка, когда стоически справилась с поздним обедом почти даже не поморщившись. А вот ее первые слова привели шамана в некоторое замешательство.
- Впервые встречаю человека с хорошими манерами. – проворчал орк, деликатно вытирая рот и клыки рукавом. – А теперь, расскажи мне подробно, кто ты такая откуда, и что за чувство направления, которое привело тебя ко мне. Я думал тебя конь вынес, когда понял, что еще немного и копыта откинет. Я могу спросить у духов, может быть они протянут тебе руку помощи

0

22

С одной стороны, комплимент от орка был приятен, с другой - крайне сомнителен. Кто его знает, что у орков означает "хорошие манеры"? А потому Рианон не стала заострять на этом внимание, хотя в глубине души осталась довольна собой. Учитывая то, что она общается с орком в первый раз в жизни, все идет совсем не так плохо, как могло бы идти. По крайней мере, ее все еще не съели.
- Боюсь, никакие духи мне в этом не помогут, - вздохнула девушка. Она рассеянно провела пальцами по столешнице, собирая крошки, просто по привычке. - Если даже мой бог ясно дает понять, чтобы я разбиралась сама...
Она собрала крошки в кучку и махнула рукой. Вообще-то говорить об этом с практически незнакомым существом было, наверное, неправильно. Это все же было личное, но вопрос "что происходит и что теперь делать" беспокоил девушку гораздо больше, чем она думала. Перед тем, как покинуть Дом, она провела не один час в молитвах и медитации, пытаясь выяснить о своей цели что-то более конкретное, чем "Восстанови равновесие любым путем", но все было безуспешно. Даже долгий разговор с Рыцарем-Командором не помог и не принес желаемой конкретики: все по-прежнему сводилось к тому, что "если Томанак избрал тебя, то ты достойна и ты поймешь, что делать, когда настанет время. Слушай свою совесть, слушай голос бога, всему свое время". И вот воля бога привела ее на эту затерянную посреди жуткого леса и вонючих болот поляну, она сидит за столом с орком, которого практически не знает, и...
- Знаете, когда-то я была жрицей светлого бога, - Рианон отвела со лба упавшую на глаза кудрявую прядь. - И тогда все было намного проще, чем сейчас, проще и тяжелее одновременно. Мир делился на черное и белое, мне было понятно, где зло, а где добро, где тьма, где свет - ровно до тех пор, пока я не прозрела и не осознала, что свет и добро - далеко не всегда одно и то же, также как зло и тьма не являются равнозначными понятиями. После я увидела, что свет жесток и беспощаден, кровожаден и безжалостен, но хуже всего, что я поняла, что он лжив. Темные хотя бы не обманывают и не прикрываются высшими идеалами, но свет, который говорит, что действует ради великого блага, творящий во имя света дела, от которых у любого темного волосы зашевелились бы от ужаса... О Томанак, я совсем запуталась. Я говорю совершенно не о том.
Она устало потерла лицо руками. Эта тема все еще была слишком болезненной - все еще, даже спустя десять лет после осознания правды.
- Это было ужасно. Я практически умерла тогда - жить в мире, где понятия настолько подменили друг друга и понимать, что на самом деле ты всю жизнь служила... лживому, жестокому и непримиримому, принимая это за благое, доброе и истинно правильное... я опять говорю не о том. В тот год я услышала голос моего бога. Томанак позвал меня к себе, я обрела утешение и новый путь, я поняла, что свет и тьма, зло и добро - часть одного целого, две составляющие, без которых невозможно существование мира. Одно невозможно без другого. Свет никогда не победит тьму, так же как тьма никогда не победит свет, но они находятся в постоянной, постоянной борьбе. Для жизни мира - и для жизни всего, что в нем есть, нужно, чтобы свет и тьма сохраняли равновесие. В мире все должно быть гармонично и взвешено. Равновесие - вот главное, что должно соблюдаться. Но оно было нарушено. На самом деле, я считаю, что оно было нарушено еще при сотворении мира. Ведь Имир и Рилдир два брата - единоутробных, они вместе сражались со своей матерью Амат, не будучи тогда еще ни светлыми, ни темными. Они сражались оба, но голову Амат отрубил Имир, и он же стал считаться победителем - но смог бы он победить без помощи брата? После, когда боги стали сотворять мир, как говорят священные книги, Имир и его прекрасная жена создавали прекрасных созданий. Рилдир тоже пытался - но создавал кардинально отличное от созданий своего брата. А брат с женой тут же создавали кого-то, кто уничтожал его творения, и Рилдир озлоблялся все больше и больше. Порой мне кажется, что боги все похожи на детей, не поделивших игрушки! Имир обидел Рилдира, Рилдир пытался отнять у него игрушки, Имир ломал игрушки Рилдира, после они поругались, после - подрались, и один брат заточил другого брата.
Рианон огорченно покачала головой. Она сама не ожидала от себя такой откровенности. Разговор - точнее, ее монолог, сейчас походил на исповедь, и это было смешно - исповедоваться орку. Незнакомому, первому встречному орку, который зачем-то захотел ее выслушать. Девушка чувствовала, что говорит совершенно не о том, о чем он ее спрашивал - наверняка он совершенно не ожидал услышать подобного, но как иначе было объяснить, кто она и что здесь делает? Как рассказать так, чтобы он не счел ее сумасшедшей?
"Пожалуй, последнее будет затруднительно даже после того, как я расскажу, как есть", - подумала она и снова посмотрела на сидящего напротив старика.
- Равновесие было нарушено уже тогда. После же случилось еще много того, что сместило его в сторону света. Томанак - хранитель Равновесия, а я - его жрица и одна из его избранных. Мой путь - помочь восстановить равновесие, но как? Все чертовски запуталось. Я запуталась, - она поникла. - Я всего лишь человек, даже не человек, полукровка, два в одном, ни то, ни другое, - она усмехнулась. - Ни свет, ни тьма по сути. Я выгляжу сейчас совершеннейшим фанатиков наверное. Или сумасшедшей. Но... но вот вы - орк. Орки - темный народ, они творения Рилдира. Объясните мне про прошедшую войну, вы наверняка знаете о ней больше, чем я. Как темные поднялись против темных? Нежить тоже творение Рилдира, как и вампиры, и оборотни. Шефанго же вовсе не принадлежат нашему миру, пусть и присягали на верность Рилдиру. Что должно было произойти, чтобы создания одного мира присоединились к созданиям другого, чья суть - война и уничтожение, и пошли войной на других созданий своего же бога?

Отредактировано Рианон (16-11-2016 02:36:46)

+2

23

Зогворт сначала слушал внимательно. Потом не очень внимательно, а под конец и вовсе потерял нить здравого смысла, которая была в рассказе внезапной гостьи. Шаман предпочитал не думать о делах богов от слова «совсем». Он прекрасно знал, что они есть но лично к Рилдиру относился с неодобрением. С духами было проще договориться чем с каким-то божеством. И они отвечали не в пример чаще (например, всегда). Нет, конечно многие шаманы вставашие на этот путь получали какие-то свои бенефиции, но находится радом с теми, кто посвятил себя не природе, а Рилдиру на больших собраниях было… неприятно. Наверное еще играло роль то, что Зогворт шел к своему положению в природе практически всю жизнь, многие же, в погоне за силой обращались к крови и тьме. В душе орка было всколыхнулась застарелая обида. Дети хотели стать шаманами, как говорили они. Но они не хотели искать баланса. Они хотели иссушать врагов, побеждать воинов магией, проклинать кровь, насылать болезни, коверкать тела. И это отвращало старика от племени, которое он некогда защищал. А теперь, все кто гнался за силой оказались бессильны в восстановлении земель, поскольку могли только разрушать и залитые кровью алчные глаза вождей устремились на таких как Зоговорт. Впрочем все эти (и многие другие) сображения так и остались невысказанными, потому что в выплеснутой на него воде откровения орк выловил очень неприятные, можно сказать, отрезвляющие вопросы.
- Знаешь… - почесал щеку шаман, - Я как-то не вдавался в подробности тех событий. Я тогда давно отошел от дел и… - он пожал плечами. От этого незамысловатого движения фетиши,украшающие его одежду тревожно забряцали. – Насколько хорошо ты знаешь орков? – и не дожидаясь ответа махнул рукой. – Вряд ли хорошо. Мой народ не представляет жизнь без хорошей драки. А северные варвары предложила отличную сделку. Нежити не нужна земля, а живым она нужна. Нужно где пастись кобылицам, где ставить города. Ну и воины покрыли себя неувядающей славой.
Орк встал, выпрямился, разминая скрученную возрастом спину
- Для меня же, эта война прошла мимо и славой я себя не покрыл. – он оперся на посох и внимательно посмотрел на гостью. – Ты хочешь сказать, что твое божество привело тебя к старому орку-отшельнику с какой-то целью? Я помогу твоему коню, провожу до границ моего леса, если потребуется. Но это будет не сегодня. Твоему коню требуется отдых и отвар. Много отвара, если не хочешь чтобы он стал лошадью.
Говорить о том, что даже после отвара конь может снова заболеть орк не стал. Зачем зря пугать?

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ЗЕМЛИ ВЕЛИКОЙ ОРДЫ » Лес в предгорьях