http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Дворец Халифа » Сад при дворце


Сад при дворце

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s8.uploads.ru/o5EPU.jpg

Отредактировано Эйнеке (14-09-2016 21:56:24)

0

2

- > Бордель "Нежная Лилия".

"Прогулку" до дворца в окружении стражи трудно было назвать приятной. Примечательной тоже. Не случилось ничего того, что можно было бы счесть хоть мало-мальски интересным. Люди, видя белые плащи конных гвардейцев издалека, предпочитали сразу же расходиться, очищая путь для верховых. Никому не хотелось угодить под копыта лошадей, а уж тем более под удар нагайки, которой, как прекрасно было известно местным жителям, элита войск халифата пользоваться не скупилась, ускоряя процесс освобождения дороги для своих скакунов и стимулируя людской поток не не лезть куда не просят. Примечательным день для других скорее всего сделал Эйнеке. По крайней мере он видел заинтересованные взгляды толпы, устремленные на него. Замечал лица людей, выражающие все тот же интерес и любопытство. Что ж, похоже сегодня вечером во всех тавернах города будут обсуждать слухи о том, что какого-то тощего полуэльфа личная гвардия халифа везла прямиком ко дворцу, а зачем совершенно не ясно. Думая об этом, Эйнеке веселился, хотя и веселого в сложившейся ситуации для него было ничтожно мало, а самому магу следовало беспокоиться не о бестоковых людишках, снующих туда-сюда, а о собственной, возможно, незавидной участи. Легкая истерия, пробравшая полукровку, этому явно препятствовала, гоня прочь мысли мрачные и малоприятные, да и обилие вокруг людей, глазеющих то на воинов, то на мага, то на золотистого дракончика, невысоко кружащегося над всем этим действом, тоже. Пигалице, кстати, чужое внимание тоже нравилось. По крайней мере это объясняло поведение файра, что вовсю красовалась перед публикой, издавая тихий щебет и чуть более громкие музыкальные трели.
Успокоилась Пигалица лишь к тому моменту, когда шумные улицы Гульрама остались позади, а толпа заметно поредела. Впереди же вырисовывались вычурные очертания дворца местного правителя. Эйнеке против воли нахмурился и подобрался. Страх вернулся к нему, хоть полукровка и всячески пытался его подавить в себе. Впрочем, это ему едва удавалось. Неизвестность - штука вообще малоприятная. Не зная чего и ожидать, Эйнеке предпочел просто отрешиться от всего происходящего вокруг. По крайней мере до того момента, пока его сопровождающие не остановят лошадей и не отдадут приказ спешиваться. Явно чувствуя не самый лучший настрой своего двуногого, Пигалица спустилась на его плечо, да зацепившись тоненькими коготками за складки одежды, притихла на худом плече в некотором ожидании того, что будет дальше. Въехав во двор со стороны казарм, небольшой отряд остановился. Подбежавшая обслуга покорно принимала поводья и придерживала стремена, позволяя спешиться гвардейцам. В последнюю очередь покинуть седло помогли Эйнеке, а после проводили мага в здание, служившее, вестимо, для досмотра таких вот как он "посетителей". Выложив все имевшееся с собой оружие, да получив скупое обещание вернуть его позже, полукровка вновь протянул руки и покорно позволил застегнуть на них оковы, блокирующие возможность колдовать.
Лишь после всех этих процедур конвой уже из четырех гвардейцев повел полукровку прочь со двора. Куда? Сначала Эйнеке думал, что его отведут куда-то во внутренние помещения дворца, возможно даже в подземелья, в которых, несомненно, имелась чудная пыточная или что-нибудь в этом духе, но конечная точка его небольшого вынужденного путешествия оказалась куда более приятна и вдохновляюща. Его вели в глубины сада, расположенного прямиком на территории дворца и, вероятно, служившего для отдыха халифа, его семьи и многочисленной прислуги, дворец этот населяющей. Минуя розовые кусты, пестрые клумбы с цветами и пальмы с раскидистыми лапами-листьями, небольшая группа приближалась к беседке. Внутри отчетливо прорисовывался силуэт мужчины в дорогих одеждах. Кто именно это был Эйнеке отчего-то даже и не сомневался. Стража остановилась в стороне от беседки, а маг, смекнувши что от него хотят, направился по ступенькам внутрь этого сооружения. Там он, как верно от него и ждали, опустился на колени и склонил голову. Подобное положение категорически не нравилось Эйнеке, оно уязвляло его гордость, но... если хочешь жить, умей кланяться.

+3

3

Гвардейцы задерживались. Закир отправил их за магом едва ли не час назад, но они до сих пор не явились, и это начинало раздражать халифа. Что такого сложного было в его задании? Всего-то разыскать этого Эйнеке и привести во дворец. Тем более что сведения о его предполагаемом местонахождении были в их распоряжении. И тем паче не ясно, почему они медлили. Или, может быть чародей решил оказать сопротивление? Нет, халиф был уверен, и не без причин, что так поступать его шпион не будет. Только если он совсем не выжил из ума. Кто знает, что творится в головах у этих колдунов. К старости многие из них становятся крайне… странными. Но речь не об этом.
Эскандару надоело ждать в душном дворце. Хоть по залу, в котором пребывал правитель, гулял сквозняк, это не спасало. Нагретый солнцем, просачивающимся своими лучами через огромные окна, воздух становился только суше, а от этого очень хотелось пить. Не выдержав, Закир решил изменить место встречи и не дождавшись гвардейцев с гостем, перешел в сад. Стража у входа должна была сообщить пришедшим, где его искать. Этого мужчине показалось достаточно.
На улице в самом деле оказалось лучше. Солнце палило нещадно, но раскидистые пальмы бросали на дорожки тень, а посидеть, и в дальнейшем переговорить с полуэльфом, можно было в беседке. Куда халиф и направлялся. На месте его уже ожидала служанка, с кувшином воды и двумя кубками на подносе. По обыкновению она сперва налила воды в один сосуд, отпила, наполнила второй и подала Закиру. Утолив жажду, он вернул опустошенный кубок на место и отослал девушку. А потом сел на широкую лавку и принялся ждать, наслаждаясь прохладой тени. И спустя какое-то время сад оживился присутствием долгожданных гостей.
Эскандар со скучающим видом ждал, когда полуэльф зайдет внутрь, а когда это случилось, лениво махнул рукой гвардейцам, выстроившимся снаружи. Их присутствие было больше не нужно, оно скорее мешало. Лишние уши – вот чего халиф на дух не переносил. Потому в откровенной близости от беседки не было ни одной живой души. А защищаться от скованного по рукам мага нужды не было.
Несколько секунд халиф наблюдал за стоящим на коленях чародеем, наслаждаясь моментом, так словно подобное происходило в последний раз. Перед ним кланялись все, но далеко не для каждого это было так противоестественно. Тем слаще было зрелище. Но, к сожалению, у Закира были более серьезные причины вызвать его сюда, так что тешить самолюбие не было времени.
- Встань, - повелел правитель. – Я вызвал тебя, чтобы обсудить некоторые вопросы, касательно твоего последнего отчета. Он не упомянул, что бумаги были доставлены каким-то дико щебечущим существом, но только потому что это могло подождать. Халиф сделал небольшую паузу, припоминая в подробностях, что из себя этот отчет представлял. Хотя достаточно хорошо помнил содержимое. И самое главное – того, о ком шла речь. Альрик Сивал. Знатная заноза в одном месте, от которой Эскандар уже давно подумывал избавиться, но не было обоснованных причин, кроме личной неприязни. Теперь же оказалось, что этот подонок сливал закрытую информацию на сторону, что уже можно было рассудить, как государственную измену, и мало того еще участвовал в заговоре против правителя.  – Не буду спрашивать, как ты их достал, мне в общем-то все равно, но очень хорошо, что эти бумаги попали ко мне. Я подозревал, что против меня снова строят заговор. Скорее всего еще в нем замешан один из моих визирей, потому что некоторая часть информации, оказавшейся у Сивала, в свободном доступе не разгуливала, - халиф начал рассуждения вслух, потому что, во-первых, так было проще сосредоточиться, а, во-вторых, возможно Эйнеке знал больше, чем позволил себе передать чернилами. – Теперь ясно, отчего придворный маг внезапно скончался, - связать его смерть с заговором не составило труда, пока это было только предположениями, но очень хорошо подходило к месту. – Чем только он помешал, непонятно? – задумчиво, словно самому себе, задал вопрос халиф, но его взгляд остановился на чародее. Внезапно Закир почувствовал себя недовольным, из-за того, что только он один участвовал в рассуждении. Да и бумаги у полуэльфа оказались неспроста. Было опрометчиво полагать, что он может оказаться в этом занятии бесполезным. Взглянуть с другой стороны, а может и поведать что-то еще, пока неизвестное Экандару, это тоже польза.

Отредактировано Закир (23-08-2016 22:25:31)

+2

4

Такие как он не кланяются. По крайней мере по доброй воле. Эйнеке искренне ненавидел эти секунды, что он провел на коленях, пытаясь хоть как-то изобразить смирение и покорность. На деле же все это отдавало скорее злостью, упрямством и абсолютным нежеланием подчиняться. Тут даже не помогал природный актерский талант. Он не мог сгладить всей этой неестественности, не свойственности природе мага этих недостаточно изящных движений. В конце концов, Эйнеке этого просто не хотел, противился внутренне, но умом сознавал всю необходимость такого вот учтивого поведения. Да и почему бы ему не кланяться перед этим человеком? Он правитель богатой и сильной державы не столько по праву крови и рождения, сколько по праву силы. Эйнеке помнил восхождение Закира, знал и как именно тот пришел к власти. В конце концов, были и времена когда маг служил его отцу, а после уже был завербован на службу халифа Гульрама вновь. Благодаря этому человеку (ну и его отцу тоже) Эйнеке не бедствовал и имел возможность зарабатывать как угодно, порой несколько нарушая рамки закона, но продолжая сохранять верность нанимателю. Некоторые его "шалости" ему за это прощали, как и прощали их Элисс, столь же зависимой от милости халифа. Хоть могло бы показаться иначе, но своим "восхождением" нимфа была обязана отчасти и этому маленькому союзу. Впрочем, быть шпионом - страшно. Всегда страшно, потому что можно попасться, а еще всегда можно стать ненужным. Страх перед последним с новой силой одолевал полукровку, но он старался не подавать о том и вида.
Изображать спокойствие и равнодушие у Эйнеке получалось куда лучше, чем покорность. В этом случае его игра была куда более естественна и органична. Даже некоторое раздражение, оставшееся в напоминание о недавних церемониях, а заодно и беспокойство за Пигалицу не мешали магу. Впрочем, он украдкой пытался поглядывать на сад вокруг беседки, стараясь определись куда удрала золотистая. Стоило только войти в сад, как файру вздумалось получше изучить местность, а может ее привлек какой-нибудь яркий цветок. Эйнеке оставалось надеяться лишь на то, что его животинка не нашкодит и не станет причиной какого-нибудь переполоха. Вот именно сейчас, конкретно в этот день и в это час, Эйнеке очень хотел избежать подобного исхода. Он только-только перестал думать о том, что его надумали пустить в расход... нет, надо поберечь нервишки. Получив дозволение подняться, Эйнеке распрямился в полный и отнюдь немаленький рост. Не без удовольствия, кстати. Впрочем, это он тоже предпочел скрыть, фокусируя свой взгляд на властителе Гульрама. Пускай маг и вынужден перед ним кланяться, но привычку смотреть собеседнику прямиком в глаза и не иначе он так просто не оставит. Это заставляло Эйнеке чувствовать себя увереннее, а уверенности в такие моменты ему иногда ой как не хватало... Вот так вот он и стоял, выпрямившись во весь свой рост и гордо вскинув голову, а от того став чуть более похож на эльфа, нежели на человека, вытянув губы в нить и устремив немигающий взгляд в чужие глаза. Он был бледен, куда бледнее чем обычно, и он молчал, ожидая когда ему прикажут или сесть, или говорить, или сделать и то, и другое одновременно. В конце концов, когда имеешь дело с теми, от кого зависят твои благополучие и жизнь, стоит соблюдать определенную осторожность.
Как итог Эйнеке все же дождался безмолвного приглашения или скорее приказа присоединиться к беседе. Честно говоря, то, что против Закира назревает очередной заговор его как-то... ни разу не удивило. Не первый и не последний это заговор уж точно, да и как-то воспринимал маг все эти интрижки чем-то сродни увлечения всей местной знати. Сети здесь плели особенно тонкие, никак не иначе потому, что их создание за столько веков в Гульраме стало почти настоящим искусством. Ну и как пришел к власти Закир? Правление начатое с крови кровью и закончится. Это был лишь вопрос времени и того, чья же именно кровь прольется.
- Имен в своих записях он тем не менее не указывал, - с легким раздражением заметил полуэльф, являя свою явную неприязнь к Сивалу и даже не задумываясь о том, что светить собственными эмоциями в данной ситуации ой как невыгодно и неразумно, - Впрочем, мне в руки попали лишь эти документы. И некоторые отчеты, касающиеся его поместья близ Гульрама. Ничего серьезного, но смею предположить, что опытный телепат извлечет из памяти этого... человека, - на слове "человек" Эйнеке допустил непроизвольную нотку пренебрежения, - Куда больше полезных сведений относительно заговора. Возможно, и имена заговорщиков, - услышав о том, что кто-то порешил придворного мага, полуэльф даже глазом не моргнул. Да, у него были причины уважать того мужчину, что занимал этот пост до своей кончины, но уж точно не сожалеть о его гибели. Эйнеке было все равно, поскольку оно никак его не касалось, - Возможно он был замешан в заговоре, но стал лишним, а возможно, узнал то, чего ему знать не следовало. Магия - вещь весьма и весьма занятная, некоторые ее приемы при наличии определенных приспособлений помогают отслеживать цель на внушительном расстоянии... - полукровка замолк, чуть вскинув бровь, готовый в любой момент продолжить свою речь, если то будет угодно его титулованному собеседнику.

+2

5

В воображении Закира пролетали сотни лиц. Он перечислял для себя всех, кто мог быть хоть как-то замешан в заговоре. И стоит сказать, что он не подозревал лишь тех, кого не смог вспомнить. Возможно, в таких случаях срабатывала паранойя, как знать, но халиф не видел причин доверять кому-то из своего окружения. Не зацикливал свое внимание он лишь на гвардейцах, потому как они ему были знакомы и верны. Не все конечно, а только личная гвардия, но другие были не в счет. А вот визири, дворяне, богатые купцы, они как раз составляли опасность. И не только таким своевольным правителям, как он, но и вообще любым правителям. В их руках тоже была власть, деньги, и помимо прочего необъятные желания, значительная часть которых обычно выражалась в том, чтобы видеть на престоле себя и никого другого. Именно по этой причине Закир близко не подпускал всяких советников и помощников. В конечном итоге они просто пускали корни на хорошем месте, как настоящие сорняки разрастались и отодвигали благородный род на второй план. Такое в планы халифа не входило.
Когда собеседник наконец заговорил, Закир отчетливо услышал нотки неприязни. "Так он тебе дорогу перешел?" - мысленно усмехнувшись, халиф начал внимательнее вглядываться в чародея. Это не особо влияло на ход событий, но было в некоторой мере любопытно. Как успел навредить Сивал полуэльфу, который по сути в Гульраме даже не проживает постоянно? Кажется в этот раз он вообще случайно тут оказался. Назойливое воображение тут же слепило воедино появление мага в городе и его отношение к объекту обсуждения. Мысль была несколько странной и невероятной, но все же имела право на жизнь. Эскандар, правда, предполагал, что дело в чем-то другом, пусть даже в желании встретиться с той девицей из борделя. Ибо ехать - предполагаемо - в такую даль, ради ссоры было абсолютно неразумно. И либо тут было что-то другое, либо Альрик дорогу не просто перебежал, а раз десять переехал на телеге. Но как бы там ни было, это было не столь важно, сколько новое объединение темных заговорщических сил.
При упоминании возможности таким легким способом (без захвата и пыток, согласитесь, как-то легко) узнать других замешанных в нехорошем деле ребят, халиф не стал скрывать появившегося интереса. "Если телепату такое по силам, так даже лучше, - фыркнул про себя человек, - Но к этому мы еще вернуться успеем." У Закира было еще, что сказать, но он как раз никуда не торопился. И разговор о придворном маге и магии в принципе его так же заинтересовал.
Пока он не стал высказываться по поводу хороших телепатов и того, куда им стоит отправиться, отложив это на время. У халифа было составлено свое представление об этой беседе, если угодно это можно было бы назвать сценарием, и он не видел причин от него отступать. Короткий, как будто бы вступительный, незавершенный рассказ о магии заинтересовал мужчину не меньше идеи с телепатией.
Но на самом интересном месте полукровка внезапно замолк. Эскандар сделал терпеливый жест рукой, предлагавший продолжить. Теперь в его мыслях появилось несметное количество предположений о том, за что убили старого мага. Он не выглядел опасным - это раз. Два - он создавал впечатление мирного человека и не проявлял откровенной неприязни к халифу, и скрытой, насколько тот мог наблюдать тоже. Но о мотивах других людей он знал достаточно много, чтобы сказать, что абсолютно любой, даже совершенно безобидный на первый взгляд, способен на все, если знает, как это для себя оправдать и чего-то очень желает. Так что маг мог быть и заговорщиком, а потом что-то испортить или банально испугаться. "Кем бы он ни был, его уже нет," - напомнил себе Закир. "Жаль только я не знаю, что с ним произошло и как он мог успеть им помочь." Правитель не утверждал этого, но в первую очередь всегда рассматривал самые плохие варианты. Так меньше расстройств будет после. А если маг все-таки оставался хорошим человеком и просто пытался помешать... что ж, "спасибо" он уже все-равно не услышит. Был и такой вариант: кто-то совершенно непричастный к разборкам вокруг престола убил его по своим причинам. Был ли то сосед, которому не вернули долг, или старая жена, застукавшая с молодой девкой, уже неважно.
- Предполагаешь, что за мной могли следить? - поинтересовался Эскандар, раздумывая, чем эта информация могла кому-то помочь. И в общем-то это могло плохо закончиться, если бы теоретически существовавшая слежка не прекратилась. Это открывало десятки способов избавиться от халифа, а то и насобирать сведений для розжига бунта, смотря как такая магия работала. Хоть ничем криминальным Закир не занимался, толпе вряд ли было бы до этого дело. - Расскажи-ка как это работает. Как маг... наблюдает цель? "Она отображается на карте, или он в буквальном смысле может наблюдать, словно из-за плеча?" - от подробных вопросов мужчина воздержался, остерегаясь своими предположениями загнать себя же в неловкое положение.

+2

6

Перед ним был человек, наделенный огромной властью, даже колоссальной по сравнению с правителями некоторых других менее богатых, населенных и удачно расположенных городов и регионов. Гульрам имел немалое войско и более чем внушительные возможности, а Закир всем этим владел. Целиком и полностью. И самое забавное при всей своей власти, при всем своем могуществе и возможностях он оставался всего лишь человеком. Самым обыкновенным человеком, не отмеченным ни божественной силой, которая присуща жрецам, ни магической. Ах да, еще он был молод по сравнению даже с семидесятидвухлетним Эйнеке, который не уставал искать хоть какой-нибудь способ обрести привычную уверенность и смелость. Попытки незаметно от собеседника потешить свое самолюбие как раз вполне способствовали всему этому делу. Да и почему бы нет? Эйнеке был магом и при желании мог бы сжечь сидящего перед ним человека, не моргнув и глазом, а мог бы просто раздербанить его разум ментальными ударами или же внушить ему необходимость выброситься из окна самой высокой башни на территории собственного дворца. В принципе, потому-то на Эйнеке и нацепили эти оковы, заглушающие его способности к магии, а сам Закир наверняка носил какую-нибудь незначительную вещицу, зачарованную на защиту от прихотей чужого разума. Впрочем, это не отменяло того, что полуэльф был куда более опытен и просвещен в вопросах, касаемых чар. Уже одно только это приносило ему удовольствие и давало возможность этим удовольствием как следует насладиться.
- Вполне могли, - чуть усмехнулся Эйнеке, скривив тонкие губы в истинно лисьей улыбке, столь удачно вписывающейся в тот образ плутоватого мага и волшебника, который ему взбрело в голову примерить. В конце концов, хоть на нем и оковы из блокирующего магию металла, а где-то в саду явно хватает вооруженных гвардейцев, быть напуганным пленником слишком... унизительно для колдуна его лет и уровня мастерства. Впрочем, не следовало забывать и о том, где и перед кем он находится. Все же Эйнеке был далеко не в самой выгодной ситуации, а потому пристально следил за собеседником, пытаясь в случае чего предугадать его настрой и возможные реакции на его выходки. Пока же дело шло относительно неплохо. Избавляться от него, кажется, никто не собирается, лишь переговорить относительно этого самого заговора, а после, быть может, дать более конкретные указания насчет сбора информации, указав на тех личностей, о делишках которых властитель Гульрама желает знать как можно больше. Эйнеке совершенно исключал возможность того, что и его или Элисс могут подозревать в участии в эдаких-то кознях против законной власть. Нынешний халиф был вполне щедр и лоялен по отношению к ним, да и за годы службы они оба доказали свою относительную верность, так что... все в полном порядке и паника была излишней. Сейчас главное, чтобы Пигалица не отчудила чего... предосудительного и попросту неприличного. Между тем Эйнеке следовало продолжать говорить, дабы лишний раз не искушать судьбу и не сильно раздражать титулованного собеседника неуместной медлительностью. Очевидно, Закира заинтересовала тема их разговора.
- У меня не было никакой возможности изучить защитные чары над дворцом, если таковы вообще имеются, - Эйнеке приподнял руки и бряцнул оковами, - Но если весь дворец не укрыт определенной защитной прослойкой, отводящий взгляд стороннего наблюдателя, то за вами могли следить с помощь артефакта навроде магического шара, - говорил чародей, - Подобные предметы позволяют видеть цель так, словно бы ты находишься за ней, также верно изготовленные артефакты дают возможность еще и слышать слова, сказанные целью или в ее присутствии. Впрочем, обычно чтобы такой предмет работал, требуется нечто из личных вещей того, за кем желаешь подсмотреть, жертва же в такие моменты как правило ощущает казалось бы беспричинное беспокойство. Нередко ей кажется, будто за ней следят, - Эйнеке пожал плечами, а потом, после небольшой паузы, заговорил вновь, - Есть и некоторые другие методы мне малоизвестные. Некоторые приемы Магии Крови позволяют создавать небольших... хм, сущностей, которых теоретически можно было бы использовать для шпионажа, но тут требуется мнение, хм, эксперта. Я специализируюсь, как вам известно на чарах иного толка. Впрочем, не следует исключать и более приземленных способов слежки. Наложницы, прислуга, стража... ваш дворец полон людей, каждый из которых в той или иной степени может представлять опасность.

+1

7

"Могли следить," - эта мысль никак не шла из головы. Закир всюду искал подвох, но как-то до сего момента наивно не предполагал, что в руках у его противников могут оказаться не только глаза и уши, но и магия. А кроме придворного мага, которого больше не было, защищать от этой напасти было некому. Быть может как раз поэтому чародея и убили? Он мешал. Халиф предпочел остановиться на этой мысли, потому что она была самой утешающей. В конце-концов, ну следили, да и ладно. Главное найти этих шпионов и отправить туда, откуда уже не последишь ни за кем.
Подтверждение возможности шпионажа только укрепило желание найти виновных и расправиться с ними. Ведь никто не должен видеть больше положенного. Достаточно того, что Эскандар и без того нередко показывается миру, от этого вмешательство в то, чего видеть не надо его еще больше раздражало. И не только как правителя, но и как обычного человека с правами на личную жизнь и конфиденциальность. Которых, как казалось халифу, у него было меньше, чем у других. Но это справедливая плата за возможность вести халифат к светлому будущему. Да хотя бы даже просто к будущему, хоть к чему-то его вести уже было хорошо, если это, естественно, не развал.
Хитрую улыбку на лице мага он сразу заметил. Очень немногие позволяли себе так хорошо оставаться собой, будучи напротив, да еще и в оковах. И это халифа пока забавляло. Эйнеке вдруг показался ему диковинным зверьком, который даже будучи загнанным в угол, продолжал царапаться. И это возможно в некоторой мере располагало к себе. Эскандар терпеть не мог подхалимства и другого подобного вранья, но вынужден был постоянно с ним сталкиваться. При его появлении визири, питающие неприязнь, надевали маски, прятались за улыбками и показной покорностью. А неприязнь явно кто-то испытывал, вот только из-за всех этих маскарадов было неясно кто. И оттого даже хорошие люди, те что были на стороне правителя - если такие, конечно, были - попадали под подозрение. Какое-то время Закир страшился напасть не на того человека. Ему казалось, что в тот момент, когда он несправедливо кого-нибудь осудит, на дворец тут же обрушится какая-нибудь страшная кара. Другие люди тут же узнают правду и найдут способ сместить его с престола. А если народ объединит все силы, то он определенно найдет этот способ. Один против всех это даже не борьба. Это уже скорее выживание. И поэтому он боялся, но как позже осознал - зря. Как казалось, любой кто хоть раз касался здешнего кружева интриг и заговоров, уже никогда не был способен доверять. Если обвиняли не того, его оправдания ни для кого ничего не значили. Он тут же становился козлом отпущения: те, кто на самом деле были виноваты, радовались, что не схватили их; а те, кто не был причастен, находили какие-то немыслимые подтверждения обвинению. Невиновный вдруг оказывался и лжецом, и интриганом, и едва ли не убийцей. Толпа была готова додумывать все сама. В большинстве случаев. Наверное, если бы на эшафот попал кто-нибудь, кто не обидел мухи - а самое главное был большинству симпатичен - что-нибудь неладное и заподозрили бы. Наверное. Все это работало очень сложно и тонко, и даже за годы ношения своего титула Закир не мог утверждать, что в точности во всем разобрался. Похожие случаи были разными, и провести от одного события к другому прямую линию было нельзя; быть может какие-нибудь настроения влияли на ход событий. В общем-то и не важно. По крайней мере сейчас.
Когда чародей зазвенел оковами, в подтверждение своим словам, халиф только усмехнулся. "Не беспокойся, у тебя еще будет такая возможность," - протянул он про себя, но промолчал, предпочтя сперва дослушать Эйнеке. Защитные чары, насколько он мог знать были. Честно сказать, особенно магической защитой дворца он не интересовался - это дело было по большей части на плечах придворных волшебников и Эскандар в них не совался. Другое дело он бы в этом что-то понимал, но магия была несколько не его профилем. И если он прекрасно представлял, как отражать атаку вражеских войск в случае нападения, то совершенно не отличил бы огненный шар от идентичной стрелы. Огонь, да огонь, магия, так магия.
После упоминания магических шаров, Закиру невольно представились гадалки с городских улиц. Он уже и не помнил, каким образом успел с такими столкнулся, но прекрасно знал, что это было банальное шарлатанство. Так что сейчас услышать о том, что такие шары и правда где-то существовали - или хотя бы теоретически могли существовать - было несколько странно. Так сразу и не поверишь, что эти сферы могут работать. Хотя чего там, если на своих пальцах халиф и сам носил волшебные кольца. Так сразу тоже не скажешь, что колечко может быть полезно не только как украшение. Почему бы и этим шарам не бывать и необычными.
"Ха, беспричинное беспокойство! Если бы я мог быть спокойным хоть иногда," - хмыкнул Закир. Возможно он и преувеличивал, но беспокойство так или иначе посещало его пару раз на дню. И он как правило привык искать этому менее мистические объяснения, а не тут же вертеть головой по сторонам и предполагать, что за ним кто-то наблюдает. Так что либо за ним все время кто-то следил, либо это бывало не каждый раз. И определить сейчас, с каким моментом жизни можно связать тему разговора Эскандар не мог. Самое главное с этого момента почаще обращать внимание на такого рода вещи. Теперь уж он точно будет настороже.
Эйнеке тем временем продолжал говорить. И под конец выдал очень умную мысль для того, кто в этом дворце ни дня не прожил. Неужели все было настолько очевидным? Самое ужасное, когда все видят проблему, но никто практически с ней не борется. Кроме тех, кому она непосредственно мешает.
- Ага, этот дворец как будто клетка со змеями. Никогда не знаешь, которая ядовита, - усмехнулся Эскандар. Вероятно, он позволил себе чуть больше, чем следовало, но он ведь и не на светском приеме. Собственно, на приеме как раз не он. Да и своего отношения к "опасной" части двора и дворцовой жизни Закир никогда скрывать не пытался. - Но от этого не избавишься. Кажется такой уклад здесь навечно укоренился, - и не сказать, чтобы голос звучал раздосадованно. Скорее безразлично или спокойно, как будто речь шла о привычных абсолютно вещах. Эскандар рос в этом с детства, было бы странно не привыкнуть. "Так было до меня, так же останется и после." Да, халифу очень бы хотелось многое изменить. Непременно в лучшую сторону. Но подобные вещи были ему неподвластны. С этим могли справиться только сами люди, жители дворца. Им было нужно только захотеть и когда-нибудь, один за другим, они бы изменились. Но заставить их захотеть Закир не мог. А зацикливать свое внимание на проблеме, которую никак нельзя решить, было по меньшей мере пустой тратой времени. - Но давай вернемся к магии, - проговорил мужчина. Эта тема сейчас казалась ему самой важной в обсуждении. Но и о заговоре он не забывал, тем более что это могло быть как-нибудь связано. - Итак, я не знаю была ли на дворце защита, но могу предположить, что была. Однако теперь я хочу узнать, как такие чары снимаются. Может ли кто-то снять или пробить подобную защиту? И спадает ли она в случае смерти того, кто ее наложил? Самое важное, - в общем, было понятно в какую сторону клонил правитель. Как бы он ни смирился с фактом слежки, было покушением на человеческую природу не попытаться разобраться.

+1

8

Что ж, его незначительные выходки терпели, а значит у Эйнеке был повод в очередной раз убедиться в том, что ему сейчас ничего не угрожает. По крайне мере его сюда вызвали точно не для того, чтобы убить или покалечить. Обычно люди ведут себя менее благосклонно и терпеливо по отношению к тем, кого уже заочно приговорили к смерти, предварительно возведя для себя в ранг бесполезного мусора, который давно следовало бы выкинуть. По крайней мере, так думал Эйнеке, а он был склонен считать, что вполне себе неплохо разбирается в людях. Зря что ли среди них жил столько лет? Причин сомневаться в этом своем навыке и понимании людской природы у полукровки не было. Он смог расслабиться. Ровно настолько, насколько это вообще было допустимо в подобных условиях. Бдительности маг не терял, не терял он и внимания, столь необходимого для того, чтобы следить за своей речью и не позволять себе говорить лишнее или попросту неуместное. Определенный опыт научил полуэльфа быть более или менее осторожным в разговорах с правителями. Все же люди, наделенные большой властью и наделенные ей благодаря своей "благородной" крови, всегда отличались несколько иным образом мышления и некоторыми своими взглядами на окружающих. Если власть и не портит людей, то она так или иначе оставляет на их личности свой отпечаток, отмечает их куда большим высокомерием и гордыней.
Не давали окончательно потерять контроль над собой и внимание оковы, сжимающие запястья. Эйнеке был бы и рад от них избавиться, но на то даже и не рассчитывал. Никто не позволит ему разгуливать по дворцу, имея возможность применять свои чары направо и налево. Он и сам себе такой роскоши не позволил бы, зная что не имеет совершенно никакой уверенности в том, что не испытает вдруг желания кого-нибудь или что-нибудь сжечь. Магия и спонтанное насилие - они такие... внезапные порой и очень непредсказуемые. Маг сдержал усмешку, сохранив прежнее чуть хитроватое выражение лица, а заодно подумал о том, как неприятно колет кожу металл оков. Полуэльф чувствовал легкую слабость, несомненно связанную с уже довольно продолжительным ношением этого сомнительного украшения, но в целом оставался в сравнительно неплохом состоянии духа и тела. Беседа, кстати, все-таки приносила остроухому определенное удовольствие, а стоило только настроиться на нужный лад не в ущерб самолюбию собеседника! Эх, чародеев и хлебом не корми, дай только про возможности их магии порассказывать! А Закир, кажется, только и рад был послушать. По крайней мере, данная информация была ему полезна и выгодна. Возможно, способствовала определенным размышлениям относительно заговора и смерти придворного мага. Эйнеке это тоже нравилось. Нет, ему не нравилось служить титулованной особе, не испытывал он и какого-то особенного удовлетворения от того, что он кому-то полезен. Скорее Эйнеке просто льстило свое некоторое превосходство, подаренное знаниями. Некоторая, пускай и самая незначительная, доля эгоизма всегда имеет место быть, пока не сильно выбешивает окружающих.
- Хм, - только и протянул Эйнеке в ответ на слова халифа относительно дворцовой жизни, да лукаво улыбнувшись, наклонил голову, тем самым выразив согласие и свое понимание. В этом жесте не было покорности или наоборот бунтарства, скорее присущее эльфам изящество и достоинство, которое вполне свойственно магам, сознающим свою силу, превосходящую ту, что доступна простому люду. Продолжать тему заговоров, интриг и коварства полукровка не стал. Нет, не только потому, что был недостаточно хорошо знаком с данной темой и с теми условиями, в которых приходится выживать правителю Гульрама и его придворным, скорее просто из неуместности такого разговора в этот момент времени и еще большей неуместности подобных рассуждений из уст мага-приблуды. В конце концов, он ведь и впрямь... приблуда, не более того. Немаловажным фактором было и то, что халиф сам вернулся к теме магии и чар, а Эйнеке, вновь допустив легкую улыбку, продолжил в силу привычки своей внимательно вглядываться в темные глаза властителя всех окрестных земель.
- Зависит от условий, - коротко молвил Эйнеке в ответ на заданный ему вопрос, а после продолжил, - Пробить можно любую защиту. Это лишь вопрос количества доступных ресурсов и времени. Уничтожить магическое поле, наложенное на довольно большую площадь, куда проще из-за распределения энергии. Впрочем, каждый случай сугубо индивидуален, - Эйнеке нахмурился и чуть закусил губу, - Что до разрушения плетения в момент смерти... Ценой существенных затрат сил можно создать чары, что будут существовать после смерти того, кто их составил. Это не слишком разумно и выгодно в случае с целым дворцом, впрочем. Особенно без применения вспомогательных артефактов, - все говорил и говорил маг, стараясь все это максимально сократить свою речь, сохранив при том ее основной смысл, - Чары же составленные с меньшими затратами сил, скорее всего спали сразу при смерти своего составителя. Но есть и еще один вариант. Артефакт или артефакты, удерживающие стабильное поле нужной магической энергии и контролируемое магом со стороны. В этом случае смерть мага если и окажет влияние на силу артефакта, то лишь спустя некоторое время, - наконец закончил полукровка на выдохе.
Впрочем, не успел он ничего толком договорить, потому как вместе с верещанием в беседку заявилась Пигалица. Описав небольшой круг и бросив на пол красный цветок, сорванный где-то в саду, файр пристроился на плече у Эйнеке. Коротко глянув на питомицу, маг вздохнул и поспешил как можно скорее представить ее, покуда не возникло никаких недоразумений:
- Это создание безвредно, - сразу сказал он, - Это файр - существо привезенное с островов Пальмового архипелага. Пигалица. На континенте ее сородичи не водились до недавнего времени. Я посылал с ней отчет и бумаги Сивала, - добавил маг, а после решил несколько подробнее сообщить о способностях файра, подумав что надо хоть как-то обосновать какого Рилдира это крылатое создание используется им для доставки столь ценной информации, - Я нашел их кладку, принимая участие в экспедиции Адриана Нильса. Хоть мой наниматель и назвал их так, файры не дышат огнем, зато весьма умны, понимают ментальные приказы и команды, а также... хм, они телепортируются. Я решил, что эта способность и беспрекословная верность хозяину делают из них превосходных курьеров, - Пигалица же, словно подтверждая эти слова, весело защебетала.

Отредактировано Эйнеке (02-09-2016 15:57:39)

+1

9

Объяснения оказались не слишком обнадеживающими. Закир все-таки надеялся услышать, что защита может быть и нерушимой, но это похоже было против правил. А жаль, было бы очень полезно получить что-нибудь подобное. И тогда можно было бы не беспокоиться о посторонних глазах и ушах на территории дворца, за исключением простых шпионов. Но от этих, честно сказать, защищаться было легче. Как-то не привык правитель ко всяким магическим штучкам, в отличие от людей. Тех и услышать случайно можно было, и заметить, и поймать. А если кто-то глядит на тебя через хрустальный шар, вот что с ним сделаешь? Ничего. Обратной-то связи нет. Наверное. "Ладно, достаточно о магии болтать. Что-то я совсем отвлекся от дела," - практически в приказной форме высказал себе халиф. Изначально у него были несколько иные планы на этот разговор, но беседа оказалась на удивление увлекательной, и он успел значительно отвлечься. Но зато он выяснил, что Эйнеке действительно прекрасно разбирался в колдовстве. И это было плюсом в его пользу. Теперь Закир еще больше убедился, что делает правильный выбор.
"Вряд ли где-то есть артефакт. Потому что мне об этом точно никто не говорил."
А если был, то, судя по тому что Эскандар понял из речи полукровки, это хорошо. В любом случае все зависело от сотни факторов, знаний о наличии которых у мужчины не было. Еще один повод не заморачиваться по этому поводу слишком сильно. К тому же время разобраться еще будет.
- Ладно, похоже, без мага в этом все равно не разобраться, - подытожил он. Вопросы, на самом деле, еще были, но вот времени и желания его попусту тратить - нет. Не всем тут суждено было прожить не одну сотню лет, так что можно сказать у халифа вообще было мало времени. И чем больше он тратил его на раскрытие одной единственной теории, тем ближе придвигался к собственному концу. И скорее всего от чьей-нибудь руки, как и его брат когда-то. Поэтому разумнее было сейчас разбираться с заговором.
Только он собрался перейти к сути встречи, как в беседку залетело существо, похожее на маленького дракона. Не молодого дракончика, а именно на маленького дракона. Оно весело верещало, и Закир быстро вспомнил, что уже слышал этот щебет. Именно такая штука принесла отчеты чародея. Правитель взглянул на цветок, сорванный странной птицей в саду, а потом поднял взгляд и уставился на само животное. Которое очень спокойно обосновалось на плече собеседника. "Какой забавный у него питомец, - подумал Эскандар, - Где он, интересно, такого достал?" Не то чтобы человеку внезапно захотелось такого же - на его взгляд он слишком много верещал - но то, что в его краях таких не водилось, знал точно. Иначе что-нибудь подобное уже давным давно где-нибудь попалось на глаза. И словно прочитав его мысли, чародей стал объясняться.
- Файр значит, - протянул халиф, продолжая рассматривать диковинное создание. Когда же полуэльф упомянул документы Сивала, он понимающе кивнул. - Да, я ее помню, - запнувшись на "ее", сказал Закир. Определить пол было сложно, но исходя из названия Пигалицей, халиф предположил, что это была самка. Как оказалось не прогадал. Дальнейший рассказ объяснил некоторые вещи. Например, почему документы пришли не с нормальным посыльным, а с необычным. И, собственно, мужчина счел его способности весьма полезными в таких случаях. Если то, что говорил маг, было правдой, то не донести передачу файр не мог. А телепортация обеспечивала самый быстрый из возможных привычных способ доставки. Можно сказать мгновенный. - Так вот почему она словно появилась из ниоткуда. Что ж, очень полезные существа, - согласился халиф, наконец прекративший рассматривать файра.
Его взгляд переместился на Эйнеке. И раз Закира случайно перебила необычная питомица волшебника, было самое время вернуться к невысказанному. Снова отвлекаться на что-то, пусть даже такое необычное, он не планировал. Тем более небольшое отступление все-таки возникло. Халиф сделал глубокий вдох, словно обозначая этим, что дальнейшие слова будут очень важными.
- Итак, - начал он, - Я собирался поговорить не только о бумагах. После небольшого вступления последовала короткая пауза, в которую халиф коротким движением поправил подол камзола. Случайная прихоть как нельзя хорошо показывала, насколько спокойно чувствовал себя правитель, даже когда собирался говорить о чем-то серьезном. Во дворце он был в своей тарелке. - Придворный маг скончался, что бы с ним там не случилось, и мне нужен кто-то на его место. Кто-то, кому я мог бы доверять, - Закир сделал на этом особенный акцент. - Даже не так, не на его место. Мне нужен Первый чародей, который помимо всего присмотрит за остальными колдунами. Думаю мы оба прекрасно понимаем для чего это нужно, - после разговоров о заговоре и том, как этому способствует магия, было просто очевидно, что к чему. - А из всех: у тебя, как мне кажется, меньше всего причин для предательства, - взгляд халифа приобрел достаточно многозначительный вид. Эйнеке и сам знал, чем это чревато и было даже как-то некультурно заострять здесь внимание. - Так что этот пост должен занять именно ты. Согласен? Сама формулировка этого предложения как бы намекала, что все и так уже решено. И разница была лишь в том, согласится ли чародей добровольно, или придется на его решение немножко повлиять.

+1

10

С разговорами о магии было покончено. По крайней мере пока. Эйнеке, конечно, и сам мог принять участие в создании эдаких теорий о магических барьерах над дворцом и о том, сколь долго они могли бы продержаться в случае смерти кого-либо из магов, их создавших или поддерживающих, но полукровка не знал всех тонкостей и нюансов данного случая, не знал он и половины необходимой информации, не общался толком с нынче покойным придворным чародеем и уж тем более не имел никакой возможности самолично все это узнать и «прощупать», да и ничего кроме праздного любопытства не требовало от него продолжать этот разговор. В конце концов, его наверняка сюда не за этим позвали или не только за этим, иначе бы встреча происходила бы как минимум без пары кусков металла на запястьях, но в присутствии иного мага. Эйнеке не знал точное количество чародеев в окружении халифа, однако подразумевал, что у погибшего придворного мага должен был быть хотя бы ученик, которому в положенный срок следовало передать все полномочия и ответственность за ту же защиту дворца от чужого и весьма нежелательного волшебства.
Представление Пигалицы властителю Гульрама тоже прошло относительно гладко. Это была уже вторая их встреча, что вероятно упрощало дело, да и животинка вела себя относительно пристойно, даже в определенный момент притихла, перестав громко и возбужденно верещать, словно бы чувствовала желания своего хозяина. Эйнеке в этот момент даже несколько пожалел о том, что не может погладить чешуйчатую, чтобы выразить ей свою признательность. Оковы мешали магу даже руки поднять на определенную высоту. Ну как мешали… нет, чисто теоретически, он мог попытаться погладить Пигалицу по маленьким золотым чешуйкам, только это подразумевало нелепейшую возню, которая могла бы и напугать файра, и лишь позабавить халифа всей той нелепостью, что несомненно будет сопровождать такие-то потуги! Увы, но выглядеть шутом перед Закиром Эйнеке себе позволить не мог. Даже ради своей питомицы, в которой души не чаял. Это бы разрушило весь тот образ, созданный Эйнеке в ходе беседы с халифом, больно уязвив самого же мага. В конце концов, если ты вздумал играть на публику, то будь добр придерживаться своей роли до логического завершения выступления.
«Полезные... да именно полезные,» - Эйнеке чуть наклонил голову, соглашаясь с комментарием правителя Гульрама, а после подумал и том, что не только полезность файра в качестве курьера столь привлекает его в этом крылатом создании, но и… кто же не мечтает приручить дракона? Пускай и совсем маленького! Улыбнувшись самыми уголками губ, маг почти в тот же миг вернул своему лицу прежнее серьезное и спокойное выражение, поскольку Закир изволил перейти наконец к тому делу, ради которого он и вызвал сюда Эйнеке, отослав отряд гвардейцев. После всего сказанного халифом удержать напускное спокойствие оказалось не так-то просто, а потому в синих глазах Эйнеке в определенный момент мелькнула и растерянность, и недоверие со смесью явного удивления, и даже некоторое веселье, вызванное уже полным осознанием происходящего.
«Доверять? Мне? О, боги, в сколь тесном переплетении интриг должен оказаться человек, чтобы допустить мысль о том, что он куда охотнее доверится шпиону и наемнику, чем кому-либо из своего круга!» - подумал маг, а после все же признал, что у него действительно нет, пока нет никаких причин, чтобы предать властителя Гульрама, забыв о многих годах какой-никакой, но службы. Еще Эйнеке признал и то, что он не сможет предать Закира, пока не будет уверен на все сто процентов, что ставка на другого претендента на гульрамский престол наверняка выиграет, и пока столь тесно связан с Элисс. Да, полукровка понимал, что так просто не откажется от старинной подруги и от всей выгоды дружбы с ней, что будет защищать и ее жизнь, и ее благополучие. Тридцать пять лет оставили свой след. Чтобы порвать эти отношения, чтобы забыть о них, придется найти нечто действительно стоящее. Сейчас же куда выгоднее просто смириться с тем, что люди вроде Закира, люди в чьей власти весь город, просто будут давить на это, пользоваться, принуждая играть по их правилам.
«Разумеется, отказаться я не могу,» - с некоторой обреченностью подумал маг и чуть улыбнулся. На этот раз мимолетная улыбка его отдавала явной долей иронии. Он действительно не мог отказаться. И не только потому, что халиф Гульрама его крепко держал за бубенцы, но и потому, что что-то в душе Эйнеке с небывалым удовольствием и жадностью отозвалось на эдакую возможность получить за раз столько власти, облеченной в один лишь пестрый титул. Это был шанс, тот самый шанс, про который говорят «один на миллион». И пускай свободолюбие, вполне свойственное полукровке, яростно сопротивлялось всему этому, другая часть его существа неизменно желала им воспользоваться, удовлетворить свои амбиции. Хотя бы отчасти.
- Почту за честь, - довольно сухо молвил Эйнеке и чуть наклонил голову, означая поклон. Подобного поведения от него требовали правила приличия, которыми в данной ситуации пренебрегать было чревато, хотя и вместо того, чтобы их соблюдать, маг желал узнать с чем именно ему предстоит работать и что даст ему этот титул. Ну или, например, сколько всего колдунов находится при дворе, за скольким придется приглядывать. Вместо того, чтобы начать выяснять что тут к чему, полуэльф вопросительно взглянул на Закира, как бы спрашивая его о том, что требуется сейчас делать: уж не преклонять ли колени и давать присягу?

+1

11

Пока из уст Эйнеке не прозвучал утвердительный ответ, халиф не отрывал от него испытующего взгляда. Он словно по лицу чародея пытался угадать, насколько искренним было это согласие. Он вовсе не исключал факт того, что его намек сразу же поняли, и решение исходило не "от сердца". Впрочем, как бы это ни было, ответ Закира более чем устраивал, так что придираться к деталям смысла не было. К тому же радовал тот факт, что не придется разжевывать все плюсы и минусы службы, дабы убедить дать согласие. В основном минусы конечно, но неважно.
Правитель коротко кивнул, тем самым выражая, что доволен полученным ответом. Вопросительный взгляд напомнил, что следует сделать еще очень много. Но времени, как всегда катастрофически не доставало. И разъяснять что к чему предстояло чуть позже. Собственно, нынешняя беседа и без того уже достаточно затянулась. А они до сих пор обсудили не все.
- Я рад, - как-то будто устало протянул Эскандар. В общем-то причины для радости найти было можно, но он был не тем человеком, который их искал. Да и пока нельзя было никак оценить работу чародея, хотя бы даже потому, что он только-только ее получил. Закир поднялся, сделав это вроде бы и не лениво и в то же время не сказать что он особенно торопился, и подошел к полуэльфу. В руке он уже держал ключ от оков, хотя до того она совершенно точно была пуста. Это пожалуй один из плюсов складчатых одеяний, во внутренних карманах можно было спрятать даже топор, было бы желание. Никто бы и не заметил, что уж и говорить о каком-то маленьком кусочке металла.
Механизм тихо щелкнул, и халиф снял кандалы, отложив их на скамью позади себя. Почему он не подозвал какого-нибудь гвардейца, коих на территории сада находилось десятки? Потому что он их как бы сам и отослал. Они были достаточно близко, чтобы в крайнем случае можно было прийти на помощь, но достаточно далеко, чтобы дожидаться их по таким мелочам. Так что Закир заранее все продумал и припас ключ. К тому же он не считал, что это какое-то слишком... не возвышенное дело для него. Можно сказать, так он выражал свою признательность. Или зад отсидел и походить захотелось. В любом случае больше от магии халиф не был защищен. А это уже что-то да значит. Да и не вешать же на всех придворных магов такие штуки. Тогда и смысла в этих магах никакого не будет. Даже думать не хотелось, насколько опасные существа бродили по замку безо всякого присмотра. И разве можно присматривать за магами... Только другому магу разве что.
- Церемонию, если не возражаешь мы проведем позже. А пока это тебе очень пригодится, - Закир вновь проделал фокус с бездонными карманами и извлек из недр своего кафтана совершенно не мятый лист бумаги, а затем и кольцо. – Грамота, подтверждающая твой титул, - он протянул печатку и лист чародею. На нем уже стояло его имя. Но Закир и не пытался делать вид, что предполагал возможность отказа. Для чего кольцо объяснять он не стал, предоставив это дело новому придворному магу. В общем-то каждый из них носил что-то подобное: своеобразная форма, если можно так сказать. – А теперь, когда ты стал Первым чародеем, у меня есть для тебя одно поручение, - Эскандар вернулся на прежнее место, предпочтя все-таки сидеть. Честно сказать, его самолюбие всегда било тревогу, если приходилось смотреть на кого-то снизу вверх. Да, халиф давно смирился со своим не особо высоким ростом, но все-таки что-то в нем до сих пор этому противилось. К тому же Эйнеке не был одним из тех, кто даже будучи намного выше, выглядел испуганным или покорным. Нет, это был совсем не тот случай. И потому гораздо приятнее было представлять, что ты ниже только потому что сидишь, а не потому что природа так решила. Хорошо хоть титул приятно грел изнутри. В этом плане Закир все равно был выше. Выше всего халифата, и в большинстве даже не на одну голову. – Я хочу, чтобы ты расправился с Сивалом, - выделяя слова проговорил вдруг халиф, - Участвовал он в заговоре или нет - он государственный изменник. Он даже не трудился прятать суть в замысловатые фразы и выражения. Потому что это хоть и в духе дворца и его бесконечных интриг, но уходит от самого главного. Приказы должны быть четкими. Быть может это из-за службы и обучения в гвардии так случилось, но задания Эскандар всегда давал более чем ясные и однозначные. И даже если они были как-то завуалированы, нельзя было понять их как-то не так. Да и ни к чему прятать вполне законные обоснованные действия. – Чем скорее тем лучше. Надеюсь тебе выдастся шанс побыть хорошим телепатом. – Конечно же, халиф не забыл их недавнего разговора. Он до сих пор рассчитывал получить на руки чьи-нибудь имена, дабы поскорее разобраться с заговором, который уже действовал на нервы неблаготворно. – Я выделю тебе отряд гвардейцев в помощь. Скажем... - Закир ненадолго задумался, а затем произнес: - Пары десятков, думаю, будет достаточно.
«Он уже довольно натворил, чтобы отправиться под суд. Но сужу тут я, так что ни к чему тянуть время. Казнить на месте.»
- Если тебе нужно что-то еще говори сразу, - добавил правитель, - Придворные маги также в твоем распоряжении. Мало ли какими способами соберется действовать полукровка. Халифу был важен только результат, а так это можно было даже считать небольшой проверкой. Было даже любопытно, насколько гладко ему удастся все провести. Хоть Эйнеке уже и был Первым Чародеем, публичным представлением это было не подтверждено, а кого в этом мире волнуют бумажки, выданные втихаря?

+1

12

Первый чародей значит? Звучало неплохо. По крайней мере самолюбию Эйнеке это польстило изрядно, хотя и особого восторга от сложившейся ситуации он совершенно не испытывал. Определенные сомнения были, да только вот толку с того? Права отказаться у мага не было. Так или иначе, но либо он бы согласился, либо… его бы убедили согласиться. Принять все добровольно было куда разумнее и даже в некоторой мере приятнее, хоть Эйнеке и чувствовал в себе легкое раздражение из-за того, что его голос и мнение в этом вопросе играли роль довольно-таки малую и совершенно незначительную. Одна часть души мага бунтовала, негодуя от столь неподобающего обращения и требуя Эйнеке хоть как-нибудь выразить свой протест, совершенно невзирая на последствия, другая отчаянно сопротивлялась мыслям о том, что он только что продал себя и свою свободу ради какого-то крайне сомнительного титула, третья же частичка его существа ликовала, наслаждаясь и упиваясь этим моментом. В конце концов, именно Эйнеке сделал то, чего так желал его дед – он получил титул, пускай и не дворянский, но все же тоже весьма почетный. И Эйнеке получил власть, которой все-таки желал.
Впрочем, что касается власти, то тут ситуация была ему не совсем понятна. Да, Эйнеке был превосходно образован и да, он имел представление о том, как устроено людское общество тех или иных земель, но функции придворного мага при правителе все же были для него штукой довольно-таки расплывчатой и малопонятной, тем более, когда речь касалась не рядового придворного мага, но Первого чародея. С границами дозволено еще предстояло разобраться, как и с теми обязанностями и задачами, что легли на его плечи. Ну, или точнее скоро лягут. Эйнеке прекрасно понимал сколь сомнительно и шатко его положение. Без зрелища и официальной присяги свое звание он носит лишь номинально. Стать Первым чародеем Гульрама в полной мере он сможет лишь после какого-нибудь показного выступления и праздника с ним связанного. Церемонии же Закир предпочел оставить на потом. Разумеется, Эйнеке ожидал какое-нибудь задание или поручение, что заменит собой эдакий испытательный срок. Впрочем, для начала с него сняли оковы. Маг наклонил голову, означая свою признательность и совершенно не заостряя внимания ни на том, откуда взялся в руках халифа ключ от оков (в конце концов, Эйнеке был прекрасно осведомлен сколь удобна просторная одежда для исполнения подобных трюков), ни на том, что снял осточертевшие железки с него сам властитель Гульрама.
«Вот как, теперь у тебя еще и грамоты есть и своя печатка… миленько,» - без солидной доли ехидства сообщил магу внутренний голос. Эйнеке же предпочел проигнорировать данный выпад подсознания, инстинктивно разминая и растирая несколько занемевшие руки. Вместе с ощущением крови, вновь свободно побежавшей по жилам, полукровка почувствовал и то, как к нему постепенно возвращается возможность колдовать, само по себе ощущение присутствия магической силы. Оба ощущения приносили не меньше наслаждения, чем весьма оптимистичные мысли о недавнем назначении. Впрочем, толком увлечься ими Эйнеке не успел, да и не хотел он этого. Закир все-таки упомянул о поручении, а потому полуэльф весь подобрался и сосредоточился, выслушивая чужой приказ. Стоило же дослушать его до конца, как физиономия Эйнеке преобразилась. Выражение непоколебимого спокойствия и сосредоточенности сменилось хищным оскалом и новой порцией ликования во взгляде льдисто-синих глаз. Взглянув на Эйнеке в этот светлый момент жизни, вряд ли можно было бы усомниться в том, что он выполнит приказ. Нет, Эйнеке действительно желал его исполнить, пускай и из личных побуждений.
- Будет исполнено, - весьма лаконично отозвался маг и вновь означил легкий поклон. Пожалуй, в этом «будет исполнено» прозвучало куда больше охоты и удовлетворения, чем во время всей аудиенции, время которой тем не менее уже подходило к концу. Эйнеке лишь уточнил точное количество придворных магов и после отказался привлекать их к этому делу без особой в том надобности, считая, что сил его отряда, дополненного двадцатью гвардейцами окажется более чем предостаточно. Позже маг покинул халифа в сопровождении все тех же гвардейцев, но предварительно поинтересовался:
- Что с моим имуществом в иных городах и государствах? Таверна в Леммине мне несет доход, а фамильный особняк в Гресе дорог мне как память. Могу ли я сохранить их за собой?
Получив ответ и удовлетворившись им, Эйнеке покинул и сады, и вообще территорию дворца.

-> К событиям эпизода "Кровь за кровь".

+1

13

Предстояло разобраться еще с огромным множеством вещей, связанных с заговором, но основная на данный момент часть, уже можно считать была исполнена. Это халиф понял сразу, стоило только заметить как изменился в лице Эйнеке, получая приказ. В этот момент Закиру вспомнилось самое начало их разговора, в котором как раз впервые и промелькнул Альрик Сивал. Тогда правитель лишь предположил, что человек успел здорово повздорить с полуэльфом. Теперь же это было практически очевидно. Впрочем, так было даже лучше. Гораздо лучше! Вероятность того, что приказ будет исполнен быстро и верно, подскакивала до небес. "Вот бы все так же радовались," - ухмыльнулся Закир. Обычно к приказам относились с гораздо меньшим энтузиазмом. Хотя и выполнялись они все равно достаточно хорошо. Но когда хочешь что-то сделать, согласитесь, это делается в разы быстрее и качественнее.
Эскандар ответил на все вопросы Эйнеке, какие только прозвучали. Пожалуй, даже стоило сразу сказать, что магов при дворе было пятеро. Но сразу халиф не стал об этом говорить, предположив, что это нечто само собой разумеющееся, и совершенно забыв на тот момент времени, что полукровка в городе постоянно не проживал. Потому что большая часть населения была достаточно неплохо осведомлена о том, кто и почему живет при дворе. Беседа медленно подходила к концу, а в голове у халифа уже крутились иные заботы, которые он вечно старался решить наперед. Теперь он всерьез раздумывал над тем, чтобы усилить стражу на время разбирательств, и вообще быть внимательнее. Он и без того был внимателен до предела, но одно дело когда просто на всякий случай осторожничаешь, и когда это действительно необходимо. Эти мысли настолько отвлекли правителя, что он даже почти удивился, услышав очередной вопрос от чародея, который уже собирался уходить. Было очень неосмотрительно так сильно задумываться. Осознав это, Закир усмехнулся самой ироничности сложившейся ситуации. Хотел быть осторожнее, в итоге из-за того же осторожность и потерял.
"Собственность в других городах?" - про себя переспросил Закир, стараясь вникнуть, чего от него хочет Первый Чародей. Когда же до него дошла суть вопроса, он усмехнулся. "Леммин и Грес все равно ко мне отношения никакого не имеют. Не буду же я заставлять тебя все это продавать в самом деле! Конечно придворному негоже быть связанным и с другими странами, но... а черт с ним. Он же не при чужом дворе служит в конце-концов. Да и шпион из него хороший, может так даже и лучше."
Вслух же правитель выразился куда более лаконично:
- Можешь, - Закир кивнул, прикрыв глаза, выражая тем самым, что до недвижимости в других городах ему нет большого дела. И вряд ли оно когда-нибудь появится. Разве ж только теперь желательнее магу было жить в близости от Гульрама, ибо именно тут он был особенно нужен. Да и придворных магов на то и зовут "придворными", что они живут при дворе. Впрочем, это наверняка и без того было понятно. Если какая-то там таверна приносила доход, то теперь ей необходимо было делать это на расстоянии. По крайней мере так рассчитывал Закир.
Он подозвал гвардейцев, что должны были сопроводить гостя до выхода, и провожал их всех долгим взглядом, до тех самых пор, пока их фигуры не скрылись за пышным розовым кустом. Когда беседка опустела, халиф еще немного посидел, размышляя о чем-то своем, а потом вышел и сам. Похоже пришло время уделить внимание и другим вещам, которые караулили Эскандара на пороге дворца, обретаясь в руках визирей и послов, в словах и на бумаге.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Дворец Халифа » Сад при дворце