http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/19723.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ТУМАННОЕ МОРЕ » Проклятый ледник


Проклятый ледник

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://cgimg.s3.amazonaws.com/t/g95/400395/1220303_large.jpg

Далеко в море, на северо-востоке от Туманного мыса сокрыт средь острых скал и бесконечных масс снега ледник. Созданный природой, доработанный чёрной магией, он источает гнилую ауру смерти. Ничто не растёт, никто не осмеливается живёт в пределах этого куска абсолютного холода, который болтается на полярном круге, вне дня и ночи, целую вечность.
Бесконечная череда ущелий, впадин и расщелин встают тяжёлой преградой на пути любого исследователя, и им помогает в этом невыносимый холод. Сизо-чёрные тучи закрывают солнце, а беспрестанно идущий снег ухудшает и зрение, и торные тропы.
Но хуже этого тени, неприкаянные призраки, населяющие окрестности: они призрачны ночью и прозрачны днём, и нет им покоя, покуда не затухнет яркий белый свет, что льётся с самого высокого пика этого ледника.
Воистину забытое Богами место, непригодное для существование как Света, так и Тьмы и их почитателей, оттого позабытое ими.

+1

2

Начало игры в локациях

  Одинокий корабль, всё дальше и дальше уходил прочь от каменистого заснеженного берега. Он плыл вглубь бесконечной ночи и кто-нибудь излишне возвышенный мог бы сказать, что его команда, должно быть, собирается лавировать меж льдин до тех пор, пока не достигнет самого края земли. К счастью, никого излишне возвышенного на корабле не было. Причём уже очень давно. Лишь магия неизвестных древних строителей держала эту чёрную осклизлую посудину на плаву. Хотя, конечно, ничего надёжней магии в этом мире существовать не могло.
  Что же до команды мрачного корабля, то команда эта была здесь практически в полном составе. Был капитан, и были матросы. Точно такие же древние, как и сам корабль. Когда-то давным-давно, ещё во времена расцвета Тёмных Земель, было захвачено нечистью это судно. Его команда была обречена вечно служить воле Хозяина, и корабль стал частью некрупного, но несомненно устрашающего флота Тёмных Земель. Флота, от которого нынче почти ничего не осталось; флота, на остатки кораблей которого ещё изредка можно было наткнуться у северных берегов; флота, от которого никогда Хозяину не было пользы.
  Но то, что Хозяина, как такового, больше не существовало, вовсе не отменяло того, что матросы проклятого корабля могли покинуть боевое судно и разбрестись по свету и истлеть. Нет, они всё ещё были на своём посту. И Кросису, могущественному личу, посчастливилось наткнуться именно на это судно в его блужданиях по туманному северу Тёмных Земель в поисках чего-то, известного лишь ему одному.

  И сейчас, подчинённое уже не абстрактной воле Хозяина, а чёткому приказу некроманта, судно шло к точке в море, важность которой была известна лишь одному Кросису. Но вот, когда корабль разминулся с очередной льдиной, на горизонте замерцало неясное голубое пламя. В мраке ночи свет, исходящий из далёкой снежной скалы, светил на многие километры вокруг. И именно к этому свету лич и направлял своё судно.
  Спустя несколько часов, которые для мёртвых совершенно ничего не значили, корабль с отвратительным в сплошной тишине скрежетом заехал на мель, покрытую льдом, промёрзшими насквозь камнями и снегом. На судне не произошло ничего. Лишь неслышно соскользнула с его борта тёмная фигура и плавно опустилась на холодный берег. Не обернувшись, не оглядевшись, фигура уверенным скользящим шагом углубилась к центру этого удивительного маяка посреди туманного моря.

  Из ныне живущих мало кто помнил о том, что это за маяк. Да что там помнил – почти никто даже не знал о том, что в такой глуши, куда не заплывает ни один корабль, есть подобное чудо. Но Кросис был одним из тех, кто знал и помнил: не маяк это даже вовсе. Гробница, созданная могучими чарами – вот, что в бесконечной ночи светит мёртвенным светом над холодной водой.
  Служил ли когда-нибудь Кросис самопровозглашённому Королю Мёртвых, что был заточён в этих льдах? Нет. По сути, они даже не были лично знакомы, хотя историю о заточении первого Хозяина Тёмных Земель Кросис и слышал. Само собой, напрашивается вопрос: а зачем же тогда некромант искал этот ледник?
  Но шаг Кросиса был абсолютно твёрдым, уверенным, как у человека (ха-ха), который определённо точно знает, что делает. С лёгкостью преодолевая все естественные препятствия этого странного географического объекта, некромант всё выше и выше восходил к сияющей «ледяной короне», венчавшей ледник.
  Вся нежить служит Рилдиру, Богу Тьмы. Даже самая могущественная, как личи. Но личи обладают большей свободой и, что немаловажно, куда большей фантазией, чем рядовая нежить. А потому и методы служения своем покровителю у них куда более интересные и… опасные. Такие, как например сейчас – Кросис поднимался на ледник, чтобы должное Рилдиру. Чтобы сделать то, что может погрузить мир во Тьму.

  Охранные заклинания, установленные здесь древними, против Кросиса были бесполезными. Да и, собственно говоря, направлены они были, в основном, вовнутрь, а не для борьбы с тем глупцом, кто рискнёт приблизиться к тюрьме Короля Мёртвых. Но даше неприкаянные души, здесь обитавшие, стремились прочь от тёмной фигуры некроманта.
  Уже подойдя к самой вершине, Кросис, наконец, почувствовал чёрную ауру уже не места, а самого заточённого. И это чувство порадовало Кросиса, и в глубь ледника шёл поток мыслей.
  – Так значит, ты всё ещё здесь?.. Не потерялся в забытьи, не утратил самого себя… Не погиб?..
  И вновь молчание. Даже если заключённый ему отвечал, Кросис оставлял эти ответы без внимания. Лишь пройдя ещё несколько витков вверх, некромант вновь подал «голос»:
  – Просто удивительно… Все настолько боятся твоей сути, что до сих пор не рискнули ни освободить тебя, ни уничтожить?..
  Очередная очень длинная пауза. Ещё ближе к цели, и очередной вопрос:
  – Или, может быть, про тебя просто все забыли?.. Память ведь так слаба, не правда ли?.. Те, кто знал тебя, давно сгнили… Судьба всех таких, как мы, быть заточёнными… Судьба всех таких, как мы, проснуться, когда придёт время. Ты так не думаешь?..
  Последние шаги, и вот некромант вышел на самую вершину, к сияющей толще льда, внутри которой отчётливо чувствовалась могущественная тёмная фигура. Занятно, но здесь, наверху, лёд источал лишь блеклое свечение, и было даже забавно, насколько ярким казался этот свет издали.
  – Ситас Тирисфален, первый и самый могущественный из Королей Мёртвых… Ты сам так себя называл, верно?.. Хочешь посмотреть, насколько велико нынче твоё царство?.. Хочешь, я тебя освобожу изо льда?
  Опять пауза. Отвернувшись от темницы Кросис устремил свой взгляд вдаль, словно бы надеясь увидеть там очертания материка. Материка, на котором больше не было величия царства мёртвых. Царства, о гибели которого Кросис, в общем-то не сожалел, но царства, с гибелью которого в мире нарушился исконный баланс.
  Наконец, вдоволь насмотревшись в чёрные воды океана и подёргав терпение и нервы узника, Кросис приблизился вплотную к темнице лорда Ситаса. Пожалуй, силы этих двоих если не были равны, то совершенно точно были столь близки друг к другу, что схватка между ними была бы просто разрушительной. Но вот такими амбициями, как Ситас, Кросис никогда не обладал – а потому и в мировом масштабе фигурой был, определённо, куда менее важной.
  Мёртвая рука легла на холодный магический лёд. Палец медленно и со вкусом провёл по свежей трещине.
  – Освобожу, и попрошу взамен две маленькие, совсем ничтожные для такого как ты вещи

Отредактировано Кросис (26-06-2016 20:11:34)

+3

3

Холод был бесконечен, он не имел ни начала, ни конца, и всеобъемлющей силой давлел над всеми этими землями. Но то был не знакомый всем живым холодок от плохой погоды, о нет. От него тянуло могилой, ибо то был воистину мёртвый, загробный хлад. Он пронизывал всё и повсюду, соединяя воедино этот проклятый ледник, глыбу льда в море. Она, эта ледяная башня и её уродливые окрестности, лишённые всякой жизни, были попросту переполнены этой силой. Огромная, созданная магией и природой башня, чьи стёршиеся ступени ведут от далёкого подножия к вершине за облаками, откуда идёт рассеянный, слабый свет - признак того, что узник всё ещё заточен. Ибо сие укрепление было ничем иным, как темницей, мрачной и тщательно исполненной. Бродящие по окрестностям призраки, безмолвные души страдальцев были линией обороны от живых, поскольку их в первую очередь и опасались зодчие этого смертельного великолепия. Ибо живыми манипулировать было много легче, чем мёртвыми. Но, эта тюрьма не продержалась бы столь долго, коли не ум создателей: они не ставили все фишки только на нежить, о нет, им было мало этого. Они использовали древнюю магию, чтобы окружить башню, вплести в её лёд самые могущественные заклинания, призванные не дать вырваться заточённому в ней пленнику. Они не могли убить его - решили обречь на вечность небытия. Его слуги гибли один за другим, любая память выжигалась, дабы этот монстр не обрёл свободу, а потому большинство ловушек было истощено вовсе не фанатичными последователями, но самим временем. Ибо ничто, кроме смерти, не вечно в этом мире. Однако даже так, сие место было опасным, заполненное чужой, жестокой волей. Поскольку пленник, имя коему было Король Мёртвых, всё ещё существовал здесь и сейчас в этом мерзком, пропитанном нежизнью месте. Вечности было угодно не забрать его рассудка, не подточить его воли. Она измывалась изощрённее, ибо даже своего тела, знакомого до малейшей части Ситас не мог ощутить. Был лишь его разум, холодный и сдержанный разум Лича, и никаких более органов чувств. Он завис в промежутке между бытиём и его полным отсутствием, обречённый на вечное прозябание без шанса хоть как-то изменить своё существование. Тюрьма была идеальной.
И этот идеал её подвёл, ибо когда пали наследники творцов этого узилища, когда великие башни Тёмного Града рухнули вниз под поступью железных войск тех, кто обрёк нежить на истребление, в толще Слёз Амат появилась трещина. Одна, небольшая трещина, но видимая даже невооружённому взгляду. Забавно, что своим грядущим освобождением он должен был быть обязан падению собственного царства, хотя о подобном Тирисфален и не ведал, увы. Его способности были до сих пор ограничены, пускай разум и смог вернуться в его тело. С каждым днём, с каждым часом к нему возвращались былые силы, но когда на ледник пожаловал новый гость, привлечённый текущей из трещины силой, Король не мог даже открыть глаза. Только холод он ощущал всем своим естеством, этот бесконечный могильный хлад, который за немногим меньше чем тысячу лет стал частью его. Самой лучшей его частью, обрекая на сосуществование. И сейчас, когда гость вторгся в проклятые владения, когда преодолел и призраков, и ловушки, Ситас ожидал его. Король не видел, как появляется на высокой платформе у подножия его трона другой Лич, он и саму реальность не мог рассмотреть: только ощутить своим безграничным, усиленным магией чутьём. Увидеть этот сгусток бесконечной тьмы - а после услышать обращённые к нему мысли. И они, эти мысли, удивили Короля. Он ожидал, что за ним пришёл роялист, один из сторонников, чудом уцелевших после множества веков. Но он ошибся как никогда в своей жизни. Перед ним был представитель не одной из двух сил, властвовавших некогда над Тёмными Землями. Это был мародёр, отщепенец, кому плевать на стороны и кого интересует только своё собственное положение. А значит, не может быть и речи о взаимопомощи. Он пришёл торговаться, и если потребуется, то бросит ещё на пару сотен лет Тирисфалена. Тот это понимал, и был готов к продолжению своего ледяного плена, ибо ему, как Королю без царства и вассалов, мало что возможно было отдать нежданному спасителю. Кроме гордости.
Сдержанный, осторожный, разум Короля Мёртвых исследовал получаемые им мысли, проникал в саму и суть. Долгие годы плена не сказались на его интеллекте, лишь умерили прирождённую ярость. И сейчас, он был во много крат опасней себя-предыдущего, однако уважал силу, исходившую от Лича, явившегося с требованиями. Будь у него открыты глаза, имей он вообще возможность шевелить веками, то наверняка бы уже прожёг дырку в Кросисе, столь бдительно за ним бы наблюдал!..но чего нет, того нет, и Ситас Тирисфален вынужден был терпеть, терпеть это измывательство, эту психическую игру на его предполагаемом желании выбраться. Риск был слишком велик. Опасность была огромной. Этот Лич мог попросить слишком многое, а служить кому-либо, кроме Тёмного, Король не собирался. Но, вряд ли бы Лич явился сюда только за этим. Нет, скорее он ищет наследие древнего мира, о коем некогда мог бы знать первый из хозяев Тёмных земель. Либо же...попросит о том, чего сам он сделать не сможет. Так или иначе, но прежде, чем давать ответ, необходимо будет его выслушать.
И Король Мёртвых с величайшим трудом, направляя все доступные ему ныне частицы своей силы, что были как капли в океане по сравнению с ним прежним, передал одно-единственное слово из своей тюрьмы.
- Говори.

+2

4

  Кросис, пересекая мили северного и злого моря, отнюдь не был уверен в том, что найдёт цель своего плавания именно такой, какой она ему представлялась. С тех пор, как Король Мёртвых был заточён во льдах столь далеко от сцены, на которой разыгрывалась жизнь Альмарена, об этом древнем монстре было слышно очень мало. Бывшие соратники хорошо постарались, избавившись почти ото всего, что могло бы рассказать историю Ситаса.
  И даже когда другое могущественное создание потратило много сил и времени, чтобы эту историю сложить из множества осколков, и для него всё равно оставался один большой вопрос. Начало было известно, но каков конец?.. Жив ли ещё в этом мире тот, кто в прошлом был страшнейшим и могущественнейшим из Королей, или он уже давно отправился изо льдов своей темницы в путешествие по миру теней и призраков?.. Кросис допускал такую возможность. Но слова о трате времени и сил были незнакомы нежити, и потому Кросис не сожалел бы ни минуты, если бы его затея не увенчалась успехом, и ему не удалось бы отыскать темницу Ситаса или же самого Ситаса в этой темнице.
  Но Тьма, очевидно, благоволила лучшим из своих слуг. Кросису удалось отыскать то, чего он желал. А Ситасу тем самым предоставлялась возможность получить свободу – ту вещь, без которой не имеет смысла обладание чем-нибудь ещё.

  Мысль, после ожидания всё же донёсшаяся до Кросиса, была очень слаба. Настолько слаба, что даже мастер угадывания мотивов и целей по тончайшим нитям разума не мог полностью увидеть всего, что за этим голосом стоит. И это заставляло Кросиса считать, что он – единственная возможность заключённого. Замкнутость сил в этом месте была нарушена, и мощь возвращалась к Ситасу через трещину в магическом льде, но сколько времени займёт такое восстановление по каплям? Век, два? А что если тысячелетие? Ни один разум, даже разум столь совершенного существа, добровольно не согласится просидеть взаперти столь внушительный срок… Во всяком случае, так казалось Кросису.
  Но то, что очевидно для одного, может быть непонятно другому. Так, кому-то могло показаться, что это путешествие несёт под собой жажду наживы, несметных богатств – многие немёртвые волшебники бывали падучи на блеск драгоценностей и запах власти. Ещё кто-то, быть может, заявил бы, что лич всегда ищет знаний, и всё, что им движет – это стремление выведать всё новые и новые тайны мироздания. Однако, Кросис был далёк и от того, и от другого. Истинное воплощение зла, он делал что-то только лишь для того, чтобы вновь и вновь чувствовать вкус жизни, чувствовать азарт и удовлетворение. Кросис жил ради того, чтобы погружать во Тьму личности, их союзы и целые города – только это было подлинным развлечением, стимулом существования для немёртвого мага.
  Но Тьма Тьме рознь. И если кто-то нёс Тьму мечом и собственным могуществом, проливая реки крови и поднимая полчища немыслимых чудовищ, то Кросис предпочитал быть тенью, едва-едва маячившей за всеми злоключениями живых. Такая власть ему была нужна; быть причиной чьего-либо краха, а не самим крахом – вот чего, по сути, он всегда желал… И именно поэтому он был здесь. Из самой глубокой сути Кросиса шла его нынешняя цель: освободить, выпустить того, кто способен холодной жестокой бурей промчаться по миру. А потому и «желания» его, выполнения которых он собирался просить, были предельно просты:
  – Мне нужно от тебя два обещания… Ведь обещать – это всё, что ты можешь сейчас делать…
  Слова Кросиса могли бы, наверное, прозвучать оскорбительно, излишне насмешливо. Но в том-то и дело, что это были не слова. Мысль, поток сознания, не приукрашенная даже подобием обрамления, не обогащённая ни каплей эмоций. Однозначная констатация факта, не несущая за собой подтекста.
  – В начале, пообещай мне… услугу. И я спрошу её не сейчас. Не  через день. Не через век, быть может, даже… Но обещай, что когда придёт время, ты откликнешься на мой зов...
  По сути, Кросис словно бы предлагал Ситасу свободу «в долг», но не называл стоимости этого долга. С другой стороны, лич давал понять собрату, что не станет просить у него ни богатств, ни места подле Короля, ни чего-либо ещё столь же «меркантильного», вместо этого требуя того, что, наверное, было отчасти похоже на заключение одноразового контракта с демоном.
  Из двух своих условий, Кросис озвучил пока лишь одно, но повисшим в воздухе ожиданием давал понять, что второе не будет озвучено до тех пор, пока Ситас не согласится с первым. Тьма, и без того царившая в этом месте, стала словно бы ещё плотней, почти что окутала верхушку ледяной темницы. Здесь, на много миль вокруг, не было никого кроме двух могучих чёрных существ, и обещание, данное здесь одним из них другому, определённо будет услышано самой Тьмой, и нарушить это обещание затем – всё равно, что бросать вызов ей в лицо.

Отредактировано Кросис (06-11-2016 00:39:13)

+1

5

  Если бы в этот край заглядывало солнце, то несколько раз бы пережило оно тут уже земной день. Но в нетревожимом мраке почти у самого края Альмарена не по чему было отмерять ход времени. С другой стороны, к тем, кто здесь находился, среди льда и мертвецкого свечения, само время и брезговало прикасаться.
  Кросис открыл заключённому Королю цель своего прибытия, и сейчас ожидал от него ответа. Ни для него, ни для Короля длительность ожидания не имела никакого значения. Быть может, магический лёд мешал древнему существу, закованному в него, мыслить стремительно. Быть может, Ситасу просто требовалось время для того, чтобы обдумать сказанное и найти в нём все подводные камни - мертвецы чрезвычайно недоверчивы и щепетильны, это Кросис отлично знал. Знал, и потому не торопил того, кого собирался освободить. Но вместе с тем он же всем своим видом давал понять, что без ответа, причём удовлетворительного, уплывать не собирается. Действительно, это путешествие было достаточно долгим и требовало некоторых хлопот, чтобы принимать от него что-то кроме положительного результата.
  Отойдя к краю вершины, лич замер в задумчивости. Его не в первый раз посетила забавная мысль о том, что бессмертные так любят смеяться над ходом времён, но время собственное, порой, ценят куда больше чем многие смертные... Эта философия была достойной того, чтобы занять Кросиса в момент ожидания решений Ситаса. Он размышлял.
  Столетиями неизменный ледник, чья неподвижность была нарушена Кросисом, на несколько суток застыл вновь. Бледный серый снег, неясное голубое свечение льда. Замёрзший тёмный силуэт внутри гробницы, замерший силуэт снаружи её. Тело Кросиса не требовало от него движений - в отличие от живых, для полёта мысли ему не нужно было подбирать различных поз.
  От абстрактного понятия времени разум лича вернулся к окружающей его картине и цепко ухватился за один из приблизившихся местных призрачных силуэтов, в котором любопытство, должно быть, пересилило страх к могущественному некроманту. Кем была эта неприкаянная душа при жизни? Прочитано. За что её обрекли за вечную нежизнь? Или она обрекла себя сама? Прочитано. Остались ли желания и стремления у призрака спустя столетия? Прочитано. Кросис даже не смотрел в сторону своей случайной жертвы, но вместе с тем и не отпускал призрака от себя, не давая ему в ужасе отшатнуться от Повелителя Смерти, способного залезть в самые глубины чужой души.
  Эта игра - игра в Повелителя Смерти - давно не вспоминалась Кросисом; задолго до того, как залечь в спячку, в последний раз он издевался над разумом мертвецов... Некромант и могущественный ментальный маг, Кросис владел поистине ужасающей властью над разумной нежитью. И одной лишь своей мыслью издеваться над призраком, над вампиром - о, это было особое удовольствие, отличное принципиально от игр с живым мозгом.

  И всё же, насколько бы ни был терпелив лич, условие, поставленное им Ситасу, не было настоль сложным и глубоким, чтобы медлить так долго. И потому, оставив своё прежнее занятие, но не отпуская призрака далеко, Кросис вернулся обратно к толще светящегося льда. Его рука вновь легла на тот участок, в котором на отполированной поверхности зияла трещина. И мысли лича опять устремились внутрь. Но на этот раз эти мысли не несли с собой никакого сообщений; на этот раз они словно незримые щупальца заполнили вершину ледника изнутри, изучая каждый его дюйм, в особенности ту часть, где застыли древние доспехи. Не церемонясь и не приемля никакого сопротивления, Кросис буквально проник внутрь своего ослабевшего за века "собрата". И услышанное Кросисом внутри оболочки заключённого разочаровывало.
  - Как интересно... Твоя личность, твой разум - они угасли именно в тот момент, когда появился тот, кто мог дать тебе свободу... Тебя хватило на то, чтобы поприветствовать меня. И это приветствие, должно быть, исчерпало жалкие крохи сохранённых тобой сил.
  Некромант "произносил" эти слова и вместе с тем был абсолютно уверен, что Ситас Тирисфален, Первый из Королей Мёртвых, его больше не слышит. Что тот, должно быть, провалился в другие пространства, что часто случалось с личами, утрачивающими связь со своей физической оболочкой. Этот процесс, процесс подобного провала и ухода в другие миры, Кросис наблюдал впервые - и, надо сказать, он ожидал, что подобное работает более грандиозно.
  И вот сейчас, буквально пронаблюдав затухание разума своего собеседника, Кросис почти тут же принял решение, что делать дальше. И вместе с тем он продолжил "рассуждать вслух":
  - Быть может, моя сила, упавшая на это место, придавила остатки твоей?.. Быть может. Тогда я сам виноват в своей неудаче... В неудаче. Освобождать того, кто столетиями, десятками столетий будет набирать достаточную мощь и возрождаться из небытия - ничтожная затея, ненужная...
  Кросис оторвал руку ото льда и, воспарив, поднялся выше, к самой сияющей вершине, застыв над ней в воздухе. Медленным, но основательным движением развёл он руки в стороны, и сначала на кончиках пальцев, а затем и на ладонях заплясали огни колдовского холодного пламени. Магия Смерти рождалась в руках могущественного некроманта и вскоре голубизна сияния этого пламени стала ярче сияния магического льда под ним. Пока это ещё не было заклинанием, пока это было лишь просто колоссальным выбросом энергии. Но вот ритуальные движения продолжились, и лич поднял руки над головой, формируя ладонями чашу, в которой объединились два сгустка мертвецкого огня. И в этот миг слияния лич произнёс всего одну фразу на тёмном языке, которая буквально визгом накрыла собой чуть ли не весь ледник. И десятки призрачных росчерков, бывших до этого мгновения неприкаянными душами этого места, с истошными воплями влились в колдовское пламя лича. И затем, рваным слепящим потоком пламя ударило в центр ледника, буквально прошивая его насквозь до самого основания. В абсолютной темноте окружающей ночи эта вспышка прозвучала ослепительно, но после того, как она угасла, больше уже ничто и никогда не излучало света на Проклятом Леднике...

  Кросис плавно опустился на влажный снег. Влажный не от того, что мистическое пламя принесло с собой жар. Нет, водой по снегу утекало вниз, в Туманное Море, только то, что когда-то было Слёзами Амат - и на вершине остались теперь лишь лёд и снег, самые обыкновенные, уже неспособные никого сдержать.
  Впрочем, было ли кого теперь сдерживать? Некроманты веками боялись друг друга, ненавидели и стремились уничтожить. О, стольких способов уничтожать проявления самой себя, сколько было придумано для Магии Смерти, наверное, нет ни в одном другом разделе колдовства. Убить Смерть - славно звучит, не правда ли? И Кросис сейчас продемонстрировал лишь один из способов это сделать, когда превосходящим по мощи заклинанием "развоплотил" и темницу, сотворённую некромантами и магами тьмы прошлого, и самого немёртвого заключённого, в ком уже давно не было сил сопротивляться.
  И сейчас перед Кросисом лежали остатки того, что почти тысячу лет было Ситасом: тёмный доспех, свалившийся в груду у ног лича, и устрашающего вида меч, вонзившийся в лёд чуть поодаль. Несколько минут Кросис созерцал открывшуюся картину не шевелясь, издали. Он оценивал результат своей работы, хотя и без того знал, что Король Мёртвых был уничтожен, равно как вместе с ним была уничтожена и его филактерия. Вдоволь налюбовавшись, Кросис шагнул к "останкам"...

  Корабль, полный мертвецов, вёз своего хозяина обратно к материку. И эмоций хозяина безмозглым трупам, правившим судно, было не понять. С одной стороны Кросис испытывал некоторую долю досады, ведь плыл он сюда затем, чтобы выпустить в мир могущественное зло, а нашёл лишь потухший разум, что больше не был достоин ни носить своё имя, ни даже просто существовать. Но с другой стороны, Кросис увозил с собой с Ледника призы: чёрный шлем, что прекрасно дополнит коллекцию трофеев в его логове, и древний рунический клинок. Кросис чувствовал в этом оружии тайную силу, заключённую в нём кем-то необычайно древним и необычайно могущественным. Интересно, знал ли Ситас о том, для чего и кем создавался клинок, когда превращал его в свою филактерию?..
  Ну и, наконец, Кросис немного жалел, что не увозит с собой третьего приза - какую-нибудь из тех старых душ, что были заточены на леднике вместе со своим господином. Нет, конечно, каждый из этих призраков сыграл свою роль в заклинании Кросиса и было бы глупо не использовать энергии этих существ и тратить лишь собственные силы, но всё же сейчас бы сюда, на борт, интересного "собеседника"...

---> Скалистые горы

Пояснения

Разрешение на убийство было когда-то давно получено. Будем считать, что я его приберёг, присолил, и теперь использовал ; >
Клинок Фростморн Менетил теперь у меня, но не в пользовании, а в хранении, поэтому слота артефакта не занимает. Кому будет нужен - приходите, к личу, перетрём, хе-хе : >

Отредактировано Кросис (08-11-2016 10:53:38)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ТУМАННОЕ МОРЕ » Проклятый ледник