http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ЛЕММИН » Таверна и постоялый двор "У Кота-колдуна"


Таверна и постоялый двор "У Кота-колдуна"

Сообщений 1 страница 50 из 103

1

http://s2.uploads.ru/JFcS8.jpg

На одной из главных улиц Леммина располагается весьма примечательное заведение - таверна, чья вывеска, украшенная изображением черного кота в широкополой островерхой шляпе, гласит: "У Кота-колдуна". Впрочем, назвать "Кота" простой таверной было бы не совсем верно. Во-первых, простой кабачок, каким изначально и задумывался "Кот-колдун", успел обрасти дополнительными пристройками и этажами. Над первым каменным этажом, был достроен второй - деревянный, а над ним спустя некоторое время взгромоздился и еще один, отведенный под чердак и маленькую голубятню. Во дворе разместилась дополнительная пристройка, первый этаж которой отвели под конюшню, а второй, связанный с главным зданием мостком, занимает гостиница. За пристройкой можно обнаружить сарай и небольшой садик за каменной оградой, разбитый владельцами "Кота".
http://s2.uploads.ru/7f0wN.jpg

В светлом и просторном зале таверны по вечерам всегда хватает самых разношерстных посетителей. Еще бы! Кормят в "Коте" прилично, эль не разбавляют, да и путешественников привечают, несмотря на их расовую и социальную принадлежность. Впрочем, забияк и грубиянов тут не держат, как и злостных неплательщиков. Владельцы таверны всячески стараются поддерживать в своем заведении атмосферу уюта и радушия. Есть здесь и свои традиции. Первая: никогда не занимать столик у камина - он для самих хозяев и их особых гостей. Вторая: не обижать котов и кошек, что порой забредают даже сюда (а талисману гостиницу - огромному хозяйскому черному котище - в таверне так и вовсе хвала и почет). Третья: Вечер Сказок. Для осуществления последней даже у дальней стены главного зала были сколочены подмостки, где в означенный день может выступить всяк желающий за бесплатную кружку пива.
http://s6.uploads.ru/sUyou.jpg

Чердак "Кота-колдуна" - место особенное и даже по-своему волшебное. Когда-то владельцы кабака решили то ли шутки ради, то ли из уважения к своему именитому предку-магу устроить там нечто вроде и комнаты, и музея одновременно. Называют они его никак не иначе, чем "Комната Волшебника". В этой комнате никто не живет, но хранятся всякие причудливые безделицы, манящие глаз. "Комната Волшебника" уже давно стала небольшой местной достопримечательностью. Пускают на чердак всякого - только попроси, но с пустыми руками туда приходить не принято. В качестве подношения приносят всякую дребедень - резные фигурки, бусинки и бусы, игрушки и колокольчики. Считается, что посещение "Комнаты Волшебника", да еще и с подарком, приносит удачу.

Отредактировано Эйнеке (13-03-2016 21:42:08)

+5

2

→ Улицы города
Внутри заведение выглядело довольно приятно. В глаза не бросались обглоданные прошедшим вечером кости, не валялись повсюду пивные кружки, да и вообще было чисто. Добавила плюсов и дверь, которая на удивление не издавала никаких противных служу звуков, вроде скрипа или скрежета. Посмотрев по сторонам, Дани поймал себя на мысли, что все не так плохо, как ему представлялось. Нет, правда, он ожидал увидеть нечто более... отвратительное. И был рад, что все-таки не увидел.
"Спросить Наталя или Эйнеке..." - как заклинание повторял про себя остроухий, как будто боялся забыть зачем сюда вообще пришел. Забыть было сложно, но пока всей глупости происходящего Даниэль не видел. Впрочем как не видел и хозяина таверны или трактирщика, кои пока что числились за одним лицом. Решив, что нужный человек просто отошел на секундочку, эльф даже не стал на этот счет беспокоиться.
Не найдя более рационального решения, корме как подождать кого-нибудь из персонала, мужчина направился к барной стойке. Сидеть за столом ему категорически не хотелось, хоть путь сюда и был длинным. Запах еды, первым делом замеченный еще при входе, сбивал с толку. Яблоки яблоками, но от более питательной пищи Дани бы сейчас тоже не отказался.
Облокотившись на столешницу, мужчина развернулся к Миристель, но при этом с удвоенным интересом рассматривал здешний интерьер. Как и ранее просто зачем-то все запоминая.
- Как думаешь, видели они Морнэмира? - вперившись взглядом в какого-то старика в дальнем углу таверны, негромко спросил Даниэль. Этот вопрос его очень волновал, однако получить ответ прежде, чем удастся спросить у самих полуэльфов, было, увы, невозможно. Имей путники способность так предугадывать будущее, им бы не пришлось обходить каждый попавшийся на пути город. Было даже жаль, что наставник не оставил совсем никаких подсказок. Да что там... После его изгнания Даниэлю с ним даже и поговорить не удалось. Он просто исчез, как будто никогда и не имел ученика, но в этом последний его никогда не винил. Наверное, просто не было возможности поговорить, его могли заставить исчезнуть как можно скорее. Пустые ли это утешения или горькая правда тоже нельзя было узнать заранее. Как бы ни желалось.
Хоть Дани уже давно и смотрел сквозь пожилого посетителя, а не на него, разницы было не видно и это явно было ему не по вкусу. Выбравшись из состояния задумчивости, брюнет понял, что на него смотрят в ответ. Недобро так, сведя кустистые брови к переносице, смотрят. Так и читалось во взгляде "чего уставился". "Ел бы ты свою кашу, или что там... Нечего на нас глазеть," - вздохнул остроухий. Ему даже и невдомек было, что смотрят исключительно по его вине. Вот не догадался как-то или просто не такого ожидал от старика. Впрочем, старость тут вещь относительная. Кто из них двоих старше был - ежу понятно. Так что переглядки в этом случае Дани счел вещью глупой и бессмысленной. Словно бы заигрывающе подвигав бровями, он состроил гаденькую ухмылку и отвернулся. Лишь на долю секунды ему удалось застать растерянность и, наверное, недоумение в глазах человека. Результат эльфа порадовал и, чтобы не портить впечатления, больше он в ту сторону вообще не смотрел. Вспомнив же о том, что рядом вообще-то Миристель, Дани осталось только молиться богам, чтобы оказалось, что она этой нелепицы не видела. Мало ли, подумает еще чего... не того. Шуточки у ее спутника были странные иногда. И между прочим очень мало на свете существовало вещей, которые были способны заставить его молиться, потому что все остальное время он к воспеванию своих проблем (иначе именуемому как раз молитвами, но только не в его представлении) относился весьма скептически.
На всякий случай сделав вид, что так и надо, эльф занялся изучением каминной кладки. Притом так внимательно, что складывалось впечатление будто ничего более важного в его жизни никогда вообще не происходило.
Окончательно спас положение трактирщик. Его прихода Дани не заметил исключительно потому, что слишком уж исполнительно подошел к выполнению придуманной самому себе задачи. Так как любезные разговоры и всяческие предисловия были далеко не самой сильной стороной темноволосого, он опять уступил переговоры жрице. Ну или хотя бы их начало. На этот раз отмалчиваться в сторонке он не собирался, но бросаться с вопросами в лоб было бы как минимум неприлично. А тратить время на приветствия и прочую дребедень язык не поворачивался. Кто он такой, в конце-концов, этот трактирщик, чтобы тратить на него время?

+1

3

Улицы города
Они наконец отбросили все сомнения и подошли к двери таверны. Даниэль придержал дверь для девушки, и она ступила в помещение первой. Миристель сделала еще несколько шагов, а затем с любопытством подняла взгляд и обвела им это заведение. Ей было интересно все, что касалось поисков Морнэмира, но сейчас всю ее наполнил интерес к этому месту.
Зал был просторным, весьма уютным и чистым. Жрица с ужасом глянула на огромную медвежью голову, которая давно стала чучелом и превратилась в "украшение". Сомнительное и жестокое украшение, по мнению Миристель. Она едва удержалась, чтобы не покачать осуждающе головой, и отвела взгляд. Посетителей было немного – что вполне обычно для столь раннего часа. Девушка с удовольствием отметила, что было даже не шумно (она чувствовала себя несколько уставшей, а шум только больше утомил бы ее). Среди посетителей не было никого из персонала, и Даниэль направился к барной стойке, вероятно, для того, чтобы там и дождаться управляющего. Миристель двинулась за ним и устроилась рядом, не переставая обводить все придирчиво-изучающим взглядом.
- Как думаешь, видели они Морнэмира? – спросил Даниэль, глядя куда-то позади нее. Девушка предприняла попытку обернуться, надеясь увидеть там что-то важное или кого-то, кто мог привлечь внимание ее спутника, но, скользнув взглядом по редким гостям заведения, не нашла ничего примечательного.
– Ты все еще обращаешься ко мне? – полушутя "уточнила" жрица, намекая на то, что Даниэль смотрит в сторону, хотя ей было бы приятнее, если бы его внимание было обращено к ней, но затем обернулась еще раз. В этот раз она встретилась глазами с каким-то хмурым старичком, который недовольно смотрел в их сторону. – Что это он нас так разглядывает? – спросила девушка у своего спутника, решив, что это какой-то постоянный посетитель, который не очень любит чужеземцев. Ну, или, может, у него предубеждение против эльфов? Кто же знает.
Миристель хотела забыть об этом странном госте и отвернулась, переключив свое внимание на Даниэля, но увидела то, что ее взгляду, скорее всего, не предназначалось. Эльф игриво пошевелил бровями, ухмыльнулся, а затем отвернулся, явно довольный собой. "Неужели заприметил какую-то девушку?" – Миристель обернулась уже в который раз с легкой полуулыбкой на губах, но поняла, что никого, кроме старичка, в той стороне не было. Щеки жрицы заалели, как самые багряные закаты, а сама она попыталась поднять взгляд на Даниэля, но не смогла, почувствовав, что пока не может совладать со смущением.
Будучи весьма тактичной, она не стала задавать вопросов, а лишь, выбрав объект для изучения, подняла глаза на большую – нет, даже огромную – люстру. Только вот Даниэль до этого спросил ее о чем-то, а оставить вопрос без ответа было бы невежливо. Припоминая, о чем говорил эльф, она нахмурила брови, но затем ее лицо разгладилось.
– Морнэмир... – Жрица в задумчивости поднесла руку к волосам и начала крутить белоснежную прядь. – Думаю, они должны что-то знать о нем, если он когда-то здесь проходил. Все же эльфы, – она поняла, что их нельзя отнести только к эльфам и поправилась: – ...полуэльфы живут дольше людей. Не знаю уж, насколько, но точно до того возраста, в котором можно было застать случайного прохожего эльфа. – она позабыла о неловкой ситуации и целиком отдалась рассуждению о том, что интересовало ее больше всего. – И было бы просто замечательно, если бы он останавливался здесь и рассказывал что-то о себе. Ведь эльф-изгнанник в любом случае привлечет к себе внимание!
Она так обрадовалась, представив, что о Морнэмире могло остаться такое яркое воспоминание, что восторженно глянула в глаза Даниэлю и лучезарно улыбнулась. Но потом жрица решила все же поговорить с собеседником о взволновавшей ее ситуации, а также напомнить о высших ценностях и воле богов.
– Даниэль, – улыбка ее померкла, выражение лица стало серьезным, а голос прозвучал тише. – Что это за старичок? – она наклонилась поближе к эльфу.
Когда Миристель подняла взор, она заметила,  что к ним направлялся мужчина. Должно быть, это и был управляющий, и жрица внимательно поглядела на него, ожидая, пока он подойдет ближе. Кажется, Даниэль не слишком желал общаться с этим мужчиной, но Миристель, почувствовав себя уверенно, и не собиралась позволять эльфу вести самостоятельно переговоры с управляющим. Как бы это ни было эгоистично, но ей хотелось все разузнать самой, без чьей-то помощи.

+2

4

Постояльцы были пристроены, немногочисленные гости накормлены, а обслуга уже получила надлежащие к исполнению поручения. Бредвик – управляющий таверны и постоялого двора «У Кота-колдуна» - был крайне доволен собой. В конце концов, все в заведение шло своим чередом, да без накладок. Ничего не может быть лучше для отошедшего от дел вояки, чем размеренность, стабильность и спокойствие. Бредвик был уже не в том возрасте, чтобы радоваться всяким неурядицам, да накладкам. Пускай уж этим развлекаются молодые, а заодно приберут комнаты съехавших постояльцев, заседлают коней для готовящихся к отъезду купцов, подметут на мостке, приведут в порядок сад (а то, не приведите боги, хозяева узнают, что их любимый садик оставили без присмотра!), начнут готовку обеда, да перемоют всю посуду к вечеру – к времени самого наплыва посетителей. Впрочем, сам Бредвик от дополнительной работы тоже не отлынивал. Для себя он взял самое важное и ответственное задание, которое попросту не мог доверить неразумной и излишне поспешной молодежи. Он спустился в погреб, чтобы снять пробу со вчерашней партии эля.
Тщательно проверив качество напитка, заметно повеселевший Бредвик поспешил вернуться обратно за стойку. В конце концов, стоять за барной стойкой – это важнейшее занятие в подобном заведении! Стойку нельзя надолго оставлять одну без присмотра, такие вот дела. Должно заметить, что с употребленных двух кружек эля Бредвик ни капельки не захмелел. Каким бы он тогда был ветераном-наемником, если бы позволил себе такую оплошность? В общем, счастливый, но трезвый управляющий поднялся из погреба в главный зал «Кота» и вовремя! У стойки как раз его ждало двое диковинных посетителей. Бредвик сразу узнал в них эльфов. В узнавании эльфячьей породы у него был определенный опыт – как-никак его непосредственные начальники и работодатели были эльфами на половину.
- Приветствую, добрый господин, и вас, прекрасная госпожа, - вежливо и вполне искренне улыбаясь, поздоровался Бредвик. Он уже зашел за стойку, да повязал чистый передник. Положив локти на стойку, мужчина принялся вглядываться в лица посетителей.
- Я - Бредвик – управляющий «Кота». Могу я чем-нибудь вам помочь? – не давая посетителям толком опомнится, продолжил трактирщик, - Время завтрака уже прошло, а обед только-только начали готовить, но, кажется, на кухне еще стался омлет и бекон. В качестве напитка можем предложить клюквенный морс или молоко. Молоко свежее. Нам каждое утро приносят. Если вас интересую комнаты под съем, то этого-то добра у нас навалом. Есть и двуместные апартаменты и одноместные. Скажу по секрету, у нас даже освободилась чудесная комнатка с окнами на сад! 
Речь Бредвика оборвалась только тогда, когда в приоткрытые ставни пробралась пятнистая кошка. Она совсем по-хозяйски проникла в зал таверны, вспрыгнула на стойку и, неторопливо пройдясь по ней, принялась ластиться к управляющему. Бредвик до сих пор понять не мог, что за странная любовь у его работодателей к кошкам, но здесь эти зверьки себя чувствовали совершенно уютно. Никто их не прогонял. Вот даже сам Бредвик не упустил возможности погладить хвостатую гостью.
[AVA]http://cs629412.vk.me/v629412219/46aa3/d5tLCtcn8ng.jpg[/AVA]
[NIC]Управляющий Бредвик[/NIC]

Отредактировано Эйнеке (11-02-2016 22:51:51)

+3

5

Кажется, жрица ничего не заметила. Где-то в своих мыслях Даниэль облегченно выдохнул. Разговор вернулся к изгнаннику, что только укрепило убежденность эльфа в том, что его нелепый поступок остался маленькой тайной, известной помимо шутника только старичку. Да и тот, наверное, уже решил, что ему померещилось или и вовсе забыл. Чего только на старости лет не покажется... а может он вообще там грибы ел или суп какой грибной недоваренный, кто его знает. Глядишь на это и посетует.
Поборов желание зачем-то повнимательнее рассмотреть, что за похлебка была налита в миску того самого посетителя, Дани вернулся в разговор.
- Вот именно - замечательно, - согласно кивнув, произнес он. Затем в голове промелькнула пессимистичная мысль, которую он тут же поспешил выложить. Ему не хотелось лишать надежды свою спутницу, но в силу личных предубеждений, мужчина был уверен, что лучше уж ожидать худшего и обрадоваться получив что-то хорошее, нежели ждать слишком многого и разочаровываться. Это не раз спасало его от переживаний по поводу неудач, но в числе хороших привычек не числилось. - Надеюсь они достаточно... взрослы, - темноволосый неуверенно нахмурился и потер подбородок. Подобранное слово пришлось ему не по вкусу, но найти другое никак не удавалось. Прекратив поиски, он решил, что его и без того поняли, и перестал с этим мучиться, продолжив мысль. Правда, наверное уже и так было все понятно. - ...чтобы это помнить. Мы ведь о них еще совсем ничего не знаем.
"Хотелось бы верить, что они что-то знают... Эти бесплодные поиски мне на всю жизнь запомнятся. Боги милостивые, не мог что ли он поближе к Арисфее поселиться?"
Когда Миристель окликнула спутника по имени, он уже какое-то время смотрел на нее. Но заметив как быстро сменилось выражение ее лица, мужчина тут же предположил, что ляпнул какую-то глупость. "Что не так?" А вот и не поймешь этих женщин, что им не так. Про переглядки со стариком Дани хоть и не забыл, но уже не думал. К тому же времени прошло достаточно, чтобы крепко увериться в том, что тайна осталась тайной. Он задумался над тем, что же могло заставить улыбку исчезнуть, но так и не догадался. Впрочем, оно уже и не требовалось. Последующий вопрос быстро расставил все на свои места.
- Что это за старичок?
Вот и думай после этого, что незаметный! Он уже зарекся, что не будет смотреть в ту сторону и сейчас изо всех сил боролся с собой, чтобы этого зарока не нарушить. Попутно соображая, чем бы таким себя выкрутить из неловкой ситуации, естественно. И Дани выбрал самое первое, что прилезло в голову. Странно сверкнув глазами, он тоже склонился к эльфийке: так, словно бы собирался сообщить нечто важное; поделить секретом. Приблизившись на достаточное расстояние, он негромко спросил:
- Какой старичок?
И тут же плавно отдалился. Иными словами - режим дурака успешно активирован. Нет, ну а что? Что еще делать-то было... Невинно похлопав ресницами, мужчина отвернулся. А если точнее, то повернулся к подоспевшему трактирщику. Так вовремя в его жизни еще никто не появлялся. "И вообще он первый начал. Я просто пытался его спугнуть... надеюсь." Наверное, не получилось. Потому что сейчас Даниэль явственно ощущал чей-то взгляд на своем затылке, но упорно его игнорировал. Вплоть до того момента, пока неприятное ощущение не пропало.
Хоть от управляющего и попахивало спиртным, говорил он связно и вежливо. Вполне вероятно, что это и была одна из тех таверн, в которых кров давали не только представителям людской четы. Раздражения или недовольства со стороны человека за стойкой не исходило, и в ответ Дани тоже вдруг почувствовал доброжелательность.
- Доброго утра, уважаемый, - поздоровался эльф, выразительно улыбнувшись. Выслушав последовавшую далее приветственную речь, он ощутил, что по прежнему мечтает набить желудок. Да и выспаться, если уж на то пошло... Но сейчас совсем не до этого. Хоть он и мог обходиться без еды достаточно долгое время - это совсем не означало, что нужно есть пореже. Вот вообще ни разу означало. - Я бы не отказался от омлета с клюквенным соком, - сказал он наконец, бросая одновременно и уверенный и вопросительный взгляд на спутницу. Вроде как, "можем же мы покушать, раз уж возможность подвернулась? Присоединяйся!". - Однако мы здесь не только за этим. Уступив тем самым слово Миристель, у которой получилось бы изящнее сформулировать просьбу, вопросы или что другое, что могло потребоваться, Дани переключил часть своего внимания на приблудную кошку.

+2

6

В какой-то момент (наверное, в тот самый, когда Даниэль решил изобразить из себя несведущего человека) Миристель поняла, что это была лишь шутка, и Даниэль не нуждается в обсуждении случившегося. Девушка отреагировала запоздалой улыбкой: она еще и кивнула, давая понять, что до нее все же дошло, что эльф не собирался всерьез с этим старичком знакомиться. Жрица почувствовала себя неловко, но предпочла просто забыть об этом и сменить тему. К счастью, думать над тем, что бы еще такого сказать своему собеседнику, не пришлось. Появился управляющий и, обратив свое внимание на гостей, поспешил подойти к ним.
- Приветствую, добрый господин, и вас, прекрасная госпожа, – он успел повязать передник – чистый, как успела заметить с одобрением Миристель, – и вежливо поздоровался с эльфами; его лицо озарила улыбка, и Миристель поняла, что это был хороший человек, один из тех, кто вполне мог прийти на помощь даже постороннему человеку. Проникнувшись к нему симпатией, девушка с ответной улыбкой выслушала его речь, дождавшись, пока он закончит говорить, а затем глянула мельком на Даниэля и приготовилась побеседовать с добрым управляющим. Только вот спутник взял слово быстрее нее: жрица только приоткрыла рот, чтобы вежливо отказаться от предложенной еды (слишком уж ее объяло нетерпение, чтобы сейчас думать о голоде!), как Дани сделал заказ в виде омлета и стакана клюквенного сока. При этом он бросил на нее странный взгляд, который одновременно выражал и уверенность в правильности своих действий, и сомнение, согласится ли она. Девушка демонстративно (для Дани, естественно) закатила глаза, мол, Даниэль, неужели ты можешь сейчас думать об омлете, но ничего не сказала; взгляд ее сделался лукавым: она вовсе не сердилась и даже спустя несколько мгновений, прислушавшись к внутренним ощущениям, поняла, что не прочь и сама подкрепиться.
– Доброго утра, господин управляющий, – отозвалась на приветствие Миристель и придвинулась поближе к Бредвику. – В комнатах мы сейчас не испытываем нужды, благодарю вас, – об отдыхе с дороги она, видно, тоже не успела подумать, – А вот от завтрака не откажусь и я. Будьте добры, мне то же самое, что и моему спутнику, – уголки ее губ приподнялись, демонстрируя лучезарную улыбку. Девушка была в столь хорошем настроении, что едва не светилась изнутри; улыбка – была самой малой частью ее прекрасного настроя, которой она могла поделиться с окружающими.
Даниэль, подождав, пока Бредвик распорядится на кухне, решил направить разговор в нужное путешественникам русло.
- Однако мы здесь не только за этим, – прозвучал низкий голос эльфа, и Миристель тут же повернулась к Бредвику.
– Даниэль верно заметил, что мы заглянули к вам не случайно, – девушка оглянулась и, заметив неподалеку какого-то человека, который, кажется, ими заинтересовался, понизила голос. – Мы пришли сюда издалека. Нас привело сюда одно очень важное дело: поиски одного эльфа, который, возможно, проходил здесь когда-то давно, – "Настолько давно, что вы, господин управляющий, и не застали бы его при всем желании", – Нам пришлось опросить нескольких жителей, а уж они направили нас в вашу таверну, – пояснила Миристель, не желая вдаваться в подробности истории. Из уважения к Бредвику она итак рассказала ему вкратце то, на что любому постороннему неприятному человеку не стала бы и намекать. – Ее хозяева: некие господин Эйнеке и господин Наталь могут располагать сведениями об этом эльфе... – она выдержала небольшую паузу, прежде чем попросила о том, что было сейчас самым главным и ради чего она и затеяла все объяснения: – Скажите, можем ли мы увидеть их?
В ее глазах можно было разглядеть плохо скрытое отчаяние: Миристель глядела на Бредвика с таким выражением, будто он мог в один взмах руки разрешить все ее проблемы.

+2

7

Да уж, гости оказались-то весьма и весьма занятными. Бредвик, чуть улыбаясь в рыжеватую бороду, поглаживал кошку, но тем не менее продолжал слушать эльфов, периодически поглядывая на них исподлобья. С эльфами дело иметь ему приходилось и прежде, а посему он не боялся, что те вдруг вздумают выкинуть чего-либо. Порядочные они, эти эльфы. Вот даже мужчина-эльф, хоть и казался грозным воином, а говорил вполне вежливо и даже заказ сделал. Женщина, точнее девушка (а может и женщина? Кто ж этих эльфов разберет!) так и вовсе походила на жрицу кого из светлых богов, а значит бояться ее вроде бы и грешно было. Бредвик хоть и наворотил делов немало в своей шальной молодости, да только годы изменили его. Он вел пристойную и честную жизнь, а смерти не боялся, потому как бояться неизбежного смысла не видел никакого.
- Ну, вы уж имейте в виду, что комнаты у нас свободные есть, - Бредвик сосредоточенно кивнул, затем, уцепив взглядом проходившую мимо официантку, поманил ее к себе пальцем. Дав указания, он отослал девушку на кухню за заказом, а сам вернулся к беседе с эльфами. Говорила, правда, в основном женщина. Ее управляющий слушал со всем возможным вниманием. Если остроухих привело в "Кота" дело, то нельзя не упустить ни словечка. Вдург Эйнеке с Наталем опять в каую передрягу вляпались и весточку посылают через случайных знакомых?
"Нет, это не наши молодцы чего отчудили," - тут же понял Бредвик, когда эльфийская женщина спросила его о хозяевах таверны. Мужчина, насупив брови, принялся сводить воедино все, что только-только узнал. Два эльфа искали некого третьего эльфа, о котором могли знать близнецы-полуэльфы. Бредвик знавал хозяев "Кота" уже довольно много лет и в их обществе он слыхивал лишь про одного эльфа, о котором они говорили не вскользь, как о всех прочих случайно забредавших на их огонек в диких землях, а по-настоящему, с чувством, хоть и очень редко. Бредвик пару раз слышал от близнецов об их отце. Наталь куда чаще упоминал о нем, но лишь когда брата не было рядом, а Эйнеке, если и говорил о неком Морнэмире, то только спьяну и не слишком лестно.
- Жаль вас разочаровывать, госпожа, - еще немного пораскинув мозгами, неторопливо заговорил Бредвик, - Но хозяева пока в отъезде. Впрочем, уехали-то они довольно давно и должны уж скоро вернуться. Как пить дать, со дня на день вернутся! - между делом Бредвик заприметил из-за плеча эльфийской женщины, что один из пустующих столов уже накрыли для завтрака, - Давайте-ка вы позавтракаете, пока омлет не остыл, а я уж к вам подойду и может чем тоже удружить смогу. Авось и я смогу припомнить этого вашего запропавшего эльфа, - управляющий широко улыбнулся, пытаясь приободрить девушку.

[AVA]http://cs629412.vk.me/v629412219/46aa3/d5tLCtcn8ng.jpg[/AVA]
[NIC]Управляющий Бредвик[/NIC]

+2

8

Новость о том, что его идею совместить приятное с полезным - а в этом случае еду с разговорами - одобрили, обрадовала Даниэля. Он слабо улыбнулся, уже предвкушая как будет жевать омлет. "Хоть бы он был побольше..." - увлекшийся мечтаниями о блюде размером с поднос, эльф на несколько мгновений даже потерял нить переговоров с управляющим. Благо они только начинались и ничего пропустить он даже и не успел. Начало, правда, ему не слишком понравилось.
"Даниэль верно заметил... фу," - буквально на долю секунды темноволосый сморщил нос, так словно бы хотел чихнуть, но в последний момент передумал. Уже во второй раз за последние десять минут он слышал это "Даниэль". И исключительно из-за присутствия третьего, малознакомого лица, он не закатил сцену нытья о том, что так его называть не надо. Каждый раз, когда он слышал свое имя, ему незамедлительно представлялся дом и родители. Наверное, потому что кроме них его так почти никто и не звал. Всех своих знакомых он упорно переучивал, а вот отец с матерью были неисправимы. Сейчас же, находясь так далеко от Арисфеи было даже неприятно все это вспоминать. Особенно когда понимаешь, что вернуться нельзя. Пока что... а может и вообще никогда. Кто знает, что ждет их завтра.
Как можно тщательнее проигнорировав услышанное, Дани краем глаза уловил, как жрица обернулась. Плавно повернув голову, желая проверить, что же такое заставило спутницу заговорить тише, он заметил человека, который, судя по всему, какое-то время за ними наблюдал. "Ну вот еще один. Второй раз такое не прокатит... да и не поймут меня, наверное." Не желая привлекать еще больше и без того лишнего внимания, Дани отвернулся. И даже успел сделать это прежде, чем незнакомец вообще сообразил, что его раскрыли. Только после этого удалось полностью сосредоточиться на разговоре. Тем более что больше не на что было отвлекаться.
К большому сожалению, хозяев таверны сейчас в городе, как выяснилось, не было. Это было не очень хорошо. Скорее даже очень плохо. Снова какое-то препятствие встало на пути остроухих, и это уже не тянуло на забавные совпадения. Больше тянуло на качественное проклятье. Оставалось только надеяться, что временное. Потому что было уже совсем не смешно. И это жутко раздражало, если не правильнее сказать бесило. Разочарование так и рвалось наружу. Не сумев совладать с собственными эмоциями, а в общем-то и не слишком стремясь их скрыть, Даниэль поджал губы. Ему категорически не хотелось задерживаться в Леммине дольше положенного, тем более что уверенности в полезности полуэльфов не было никакой. Но уйти не проверив... Ну уж нет. Так дела не делаются. Они ждали оправдания не один месяц, неужели тут недельку не смогут подождать? Подступившая к горлу упертость так и вопила: "Да я хоть год тут просижу, но не уйду просто так!" Дани с упертостью согласен еще не был, но вот на пару дней ожидания пожалуй мог согласиться.
Между тем столик с едой был накрыт и Бредвик предложил гостям позавтракать. Его предложение Даниэлем было тут же принято, и он направился к столику. Пока управляющий еще не подошел, мужчина решил обсудить услышанное с Миристель.
- Я думаю нам стоит подождать, - неуверенно проговорил он, незаметно оглядываясь, как будто бы его предположений никому знать было нельзя. - Мне бы не хотелось задерживаться, не зная наверняка стоит ли оно того, но... эта таверна вроде не так плоха? - аппетитный запах жареного сбил Дани с мысли. Он отодвинул стул, предлагая сесть спутнице, и только после этого сел за стол сам. - В любом случае небольшой отдых нам бы не помешал, как думаешь? Будет больше сил продолжать путешествие, если вдруг мы так ничего здесь и не выясним. Уверен в своем решении эльф не был, так что услышь несогласие, спорить наверное не стал бы. Впрочем, услышать объявление об уходе он и не ожидал. Не верилось просто, что жрица сможет так просто отмести хоть малейший шанс на удачу. Это дело изначально могло вытянуть только невероятное везение, так что не верящие в него на такое и не согласились бы.
Изящно схватив вилку, Дани отломал от омлета огромный кусище и не долго думая отправил его в рот. Горячая пища обожгла язык, но он и виду не подал, что совершил великую глупость. Когда сказали кушать, пока не остыло, он никак не предполагал, что омлет будет действительно теплым. В прошлый раз "горячий" суп пришлось едва ли не размораживать. А тут вон как. На глаза уже слезы наворачивались, а Даниэль только отхлебнул сока из кружки и что-то невразумительное пробормотал. Кстати, было вкусно. Превосходило представления о тавернах как минимум. Поблагодарив как раз подошедшего Бредвика за прекрасно выполненный заказ, Дани запоздало пожелал Миристель приятного аппетита. Больше он есть не торопился и отрывал кусочки поменьше раза в три.
- Вряд ли вы можете его помнить, - заметил Даниэль, но резкости в его голосе не было. Все-таки им правда помочь пытаются, не стоит беспардонно грубить в ответ. - Если Морнэмир и проходил здесь, то не меньше века назад. Подумать о том, что наставник мог бывать в этих краях спустя хоть десятки лет после изгнания, Дани не довелось. А когда сообразил было поздно. Да и какая разница? В любом случае это было давно... Сразу видно, что переговоры не его дело. Отправляя в рот еще немного омлета, он как бы завершил мысль, оставляя болтовню спутнице. А то еще чего сейчас насобирает, потом за весь день не выпутаешься. Уж лучше помолчать и не позориться.

+2

9

- Бесплатный сыр только в мышеловке!
Бормотал внутренний голос, подкидывая в сознание девушки картинки с предыдущей попойки в "Коте". Нескончаемые потоки вина и странных зелий, по прекрасному рецепту эльфа имели невероятный успех у её организма до тех пор, пока не наступило утро. Проснулась она на кровати, что само по себе было странным, ибо засыпала Лекса, как ей показалось, где-то в районе барной стойки. Из одежды на ней был плащ, которым её явно укрыли наспех, видимо носильщики, поднявшие её тельце в комнату были настолько ленивы, что выдёргивать из-под пьяной женщины одеяло, просто не стали.
- Какая тварь….
Протянула она, приподнимая край плаща. Всё тельце чесалось от соприкосновения маленьких шерстяных ворсинок. Во рту стояла невероятная сухость, а голова больше походила на колокол, в который только что звонили.
- Какая тваааарь позволила мне так напиться?
Освоив первый раз лишь часть фразы, девушка смогла добить окончание только во второй. С трудом она поднялась и придерживая краешек плаща у своей груди подошла к столу. На нём ворохом валялось её барахло. Ещё там стоял кувшин, предположительно с водой и лежала записка.

Доброго дня Ирана.
Под твоими вещами конверт, вероятно он вывалился из сумки. На столе вода, да, вода! За кувшином склянка, вылей её в кружку, залей водой и выпей. Только не нюхай!

Девушка придвинула к себе кружку, вылила содержимое пузырька и внимательно всмотрелась в жидкость подозрительного зелёного оттенка. Где-то в глубине души ей очень хотелось верить эльфу, но на практике, после выявления его прекрасного чувства юмора, она уже не знала, стоит ли пробовать эту дрянь. Наконец Лекса решилась и долила воды в кружку. Как не странно жидкость тут же обесцветилась, чему Чертовка несказанно обрадовалась. Залпом осушив злосчастный сосуд с возможной отравой ей подумалось о надобности приобретения безделушки, для выявления яда.
Реакции на зелье не последовало, значит время, на крайний случай, попрощаться с жизнью, есть. Лекса отодвинула свои вещи и вытянула конверт.
- Странно, не помню что бы у меня такое было…
Белоснежная бумага, уже удивительна в данном месте в данный час, а уж тонкий аромат исходивший от конверта тем более. Вскрыть не чем, как всегда. Девушка аккуратно оторвала тонкую линию бумаги сбоку. С усилием потянула за краешек вложенного листочка и наконец справилась с непосильной задачей. Голова уже не болела, значит эльф всё же не отравил, хотя кто его, фокусника знает. Пробегаясь взглядом по строчкам приглашения, Алекса перекривилась, наспех собралась и двинулась прочь из питейной. Внимания на парочку не так и не обратила. Была пожалуй слишком занята собственными мыслями.

>>> Великий Зал

+1

10

- Жаль вас разочаровывать, госпожа, – после этих слов Миристель почувствовала, как сердце ее просто рухнуло куда-то в пустоту. Она уже поняла, что ее худшие опасения будут сейчас облечены в слова; так и произошло: управляющий сообщил о том, что хозяева уехали. И хотя потом он предположил, что они скоро вернутся, девушке с трудом в это верилось. Нельзя возлагать большие надежды на что-либо, потому что тогда и разочарование будет весьма велико. Миристель сейчас совершила эту ошибку и теперь расплачивалась за нее ужаснейшим настроением и полнейшим упадком жизненных сил. Она постаралась улыбнуться в ответ управляющему (он ведь искренне хотел подбодрить, было бы невежливо и даже грубо демонстрировать свое недовольство), и вышло, кстати, весьма искренне, но все же с оттенком горечи.
Девушка направилась к столу, накрытому для них, и скользнула равнодушным взглядом по омлету. К сожалению, у нее совершенно пропал аппетит, и она поняла, что не сможет съесть ни кусочка.
- Я думаю нам стоит подождать, – поделился с ней своими соображениями по поводу сказанного трактирщиком Даниэль, пока они шли к столу. Усадив сначала Миристель, а затем сев сам, эльф продолжил развивать свою мысль. Девушка задумчиво покрутила вилку, затем воткнула ее в омлет, отломила кусочек и, сделав над собой усилие, положила его в рот.
– Боюсь, что это время будет потрачено зря, – вздохнула наконец жрица. – Что если они даже не слышали никогда о нем? А ведь "со дня на день" – это может быть и неделя, – тихонько проговорила она, опуская взгляд на свою тарелку. Немного подумав, она решительно отодвинула блюдо и потянулась за стаканом с соком. Девушка чувствовала, что сомневается, а потому не могла принять решение. Даниэль, судя по всему, ожидал, что решит она. Эльфийка вновь вздохнула. – Что ж, думаю, следует все же остаться, – к ним приближался трактирщик, и она добавила тише: – Но не более недели.
Правда, ей в голову уже приходила одна мысль. Миристель как раз предыдущей ночью думала о том, почему они так сильно торопятся. Да, в них говорила жажда восстановления справедливости, а для Даниэля этот эльф был долгое время наставником и, скорее всего, ее спутнику было радостно увидеть его вновь. Но ведь прошло, если задуматься, более ста лет, Морнэмир мог быть где угодно. И вряд ли он стал на каждом шагу оставлять свой следующий адрес или рассказывать каждому встречному свою историю. Статус изгнанника – не тот статус, которым станешь хвалиться. Также вряд ли тот бы до сих пор спешил уйти. Эльфы изгнали его, но никто не собирался преследовать осужденного за преступления мужчину. Ему незачем было убегать, когда он оказался за пределами родного леса.
Миристель побарабанила кончиками пальцев по столешнице. Если бы только была хоть одна зацепка, хоть одна подсказка в этой таверне. Миристель была готова ухватиться сейчас за соломинку, а пребывание в таверне – особенно длительное, да еще и при полном отсутствии занятий –  выглядело безотрадно. "Я буду каждый день что-то совершать для нашего общего дела! Даже если понадобится опросить всех этих торговцев и горожан!" – запальчиво подумала жрица, почувствовав от этой самоуверенной мысли прилив сил.
Едва ли не нахохлившись от своих уверенности и упрямства, она вновь взяла вилку и осторожно придвинула обратно омлет. Конечно, он уже остыл, но девушка этого даже не заметила, увлеченная мысленным составлением планов на ближайшие дни. Оставаться так оставаться, тем более, что таверна и впрямь была хороша.
Даниэль поправил трактирщика, сказав то, о чем тогда успела подумать Миристель, но не произнесла вслух. Девушка подождала, пока эльф договорит, а затем вступила в разговор:
– Не волнуйтесь, что не смогли нам помочь, – мягко проговорила она. – Мы с Даниэлем, – Миристель бросила взгляд на спутника, подумав о том, что он не сказал однозначного "да". Вдруг она поторопилась отвечать за него? – ...приняли решение остановиться у вас на некоторое время. Возможно, ваши хозяева что-либо слышали об этом эльфе, – она понизила голос. – Дело, которое мы расследуем, было предано широкой огласке. Так что полуэльфы тоже могут что-то знать о местонахождении Морнэмира.
С этими словами Миристель вновь взяла в руку стакан и сделала еще глоток клюквенного сока.

Отредактировано Миристель (14-02-2016 17:26:23)

+2

11

«Видать эти остроухие ищу своего сородича уже невесть сколько!» - сочувственно подумал Бредвик, наблюдая за реакцией собеседников на свой ответ. Он даже предположил, что Леммин – это отнюдь не первый город, который эти ребята были вынуждены посетить во время своих далеко не самых плодотворных поисков. Еще Бредвику подумалось, что эльф, которого так старательно разыскивали эти двое, мог бы дать фору какому шпиону-профессионалу – пропал и даже зацепки о себе не оставил. Проще говоря, мастер скрытности! Его искать теперь по всему Альмарену все равно, что иголку в стоге сена. С другой стороны, трактирщика несколько смущала вся эта необходимость искать своего остроухого сородича за тридевять земель от Арисфея. Что-то уж не так было в этой истории. Может быть, этот эльф беглый преступник?
«Ох, не в твои годы о таком беспокоиться! Ты же уже на отдых вышел, так чего ж нос-то в чужие дела все суешь?! Сам знаешь, что бывает с любопытными носами, коли дожил-то до своих седин!» - не без доли самоиронии одернул себя управляющий и, закинув на плечо полотенчико, направился к столу, который заняли остроухие гости. Они как раз заканчивали трапезу, а посему Бредвик поторопился приставить рядом стул и сесть. В конце концов, он обещал поговорить с ними после приема пищи и даже помочь, а коли уж дал слово, то держи его до конца! Кстати, держать слово было куда удобнее сидя, нежели стоя. Все же старые раны и появившееся с годами брюшко давали о себе знать, как, впрочем, и груз прожитых лет.
Подошел Бредвик вовремя. Имя, сорвавшееся сначала с губ эльфийского воина, а потом и его спутницы, заставило управляющего резко посуроветь и нахмуриться. По иронии судьбы, про Морнэмира он действительно кое-что знал! В совпадения и судьбу старый вояка не верил, но все же происходящее вызвало в его душе некое подобие веселья, тут же сменившееся крайней степенью настороженности. Если эльфы говорили о том самом Морнэмире, о котором слыхивал порой Бредвик, то дело принимало весьма серьезный оборот. Дело в том, что управляющий был весьма привязан к своим работодателям.
Он доверял им, а они ему – это дорогого стоило. Вдобавок, мужчина, хоть уже и имел свою семью, относился к близнецам с определенной теплотой или даже скорее любовью. Любовью отца к сыновьям, хоть и так называемые сыновья были старше самого Бредвика. Впрочем, старше ли? Годами полукровки действительно были старше управляющего, а вот душой нет. Душой они оставались несносными мальчишками, за которыми нужен глаз да глаз. Но не суть. Суть была в том, что Бредвик был готов защищать близнецов до последнего вздоха, как родитель защищает своих чад от всех мыслимых и немыслимых горестей этого мира.
- Морнэмир? – неторопливо повторил он вслед за эльфами это имя, - Морнэмир ал Аллэ? А вы, простите, кем будете и почему вы его разыскиваете?
Вопрос о комнатах же на время выскочил у трактирщика из головы, слишком уж его взволновала другая часть его беседы с остроухими посетителями. 

[AVA]http://cs629412.vk.me/v629412219/46aa3/d5tLCtcn8ng.jpg[/AVA]
[NIC]Управляющий Бредвик[/NIC]

+3

12

- Очень надеюсь, что это не окажется неделей. Но дольше не задержимся, мне и самому не хотелось бы, - проглотив последний кусок омлета, проговорил Даниэль. Он понятия не имел, чем можно заниматься в городе целую неделю, но выбора особого не было. Сам уже согласился, так что нечего теперь жаловаться.
- Не волнуйтесь, что не смогли нам помочь. Мы с Даниэлем... - дальше, вот честно, остроухий даже слушать не стал. Поймав неуверенный взгляд спутницы, он только закатил глаза. - Прекрати, - коротко буркнул он, используя при этом эльфийский, чтобы трактирщик слишком не вникал в то, во что ему вникать не следовало. Пояснять, что прекратить и как, он не потрудился. Да и Миристель скорее всего уже догадалась, о чем речь. Вовсе не все подряд в обычной фразе могло вывести его из себя. "Лучше бы по фамилии обращалась, ей богу," - однако больше ничего эльф не сказал, сдержался. Как он уже замечал - сейчас было не самое лучшее время для нотаций. Еще и бессмысленных скорее всего. Было трудно удержаться, но разговор так быстро изменил направление, что обо всех разногласиях Даниэль тут же забыл.
Кружка, которую он до этого собирался поднести ко рту так и зависла в воздухе на полпути. Вскинув брови мужчина уставился на Бредвика. Шуткой это быть не могло определенно, ибо фамилии разыскиваемого ни один из путников не называл.
"Что?" - тупо изумился Дани, открывая рот, чтобы ответить. Было неимоверное желание проигнорировать вопросы и задать поскорее свои, но он сдержался. Не потому что невежливо - это эльфа сейчас вообще не волновало; но от того, что заметил как изменился в лице управляющий. Все радушие сменилось какой-то хмуростью. Стоило быть осторожнее. Если бы хоть малейший приступ нетерпеливости испортил диалог, Дани бы себе этого никогда не простил.
- Да, он самый, - в той же манере неторопливо ответил темноволосый. За ровным голосом не было слышно ни волнения, ни напряжения. - Морнэмир был моим наставником когда-то, - осторожно продолжил он, бросая беглый взгляд в сторону жрицы. Впрочем, это было не так значительно, потому как в целом все внимание Даниэля было сосредоточено на собеседнике. Единственное, что хотел этим сказать Даниэль - не будем торопиться. Рассказывать слишком много могло оказаться делом опасным, и хотелось как-нибудь предупредить об этом девушку. Может она и сама догадалась, но перестраховаться не помешает. Дани сам не знал, почему так осторожничает, но доверять первому встречному он никогда не торопился. - Мы ищем его, чтобы сообщить нечто важное. Все-таки, что-то тут было не так. Лично знать учителя этот человек не мог... ну не складывалось это в единую картинку, как ни старался сложить ее Дан. Даже если изгнанник и бывал здесь спустя десятки лет после переселения, не получалось такого представить. То ли какие-то предубеждения мешали, то ли что-то еще, мужчина сам не понимал. Ему не приходилось верить в судьбу или совпадения, но сейчас что-то такое определенно пыталось доказать свое существование. Иначе как еще можно это назвать? - А откуда знаете его вы? - прищуриваясь, спросил Дани так, словно бы это была игра, где после ответа на вопрос задаешь свой. При этом он настолько внимательно глядел в глаза Бредвику, что недавний старикашка уже давно бы лишился чувств от такой пристальности. Сказать, что читалась в его глазах недоверчивость, было бы огромным преуменьшением. Однако столько всяких чувств мешалось в груди, что и сам эльф не вполне понимал, что испытывает. С одной стороны ему хотелось наброситься с расспросами и прыгать от радости, что хоть какие-то плоды эти поиски наконец-то принесли. С другой же, он ощущал страх и неопределенность. Страх, что с Морнэмиром могло что-то случиться: не просто же так посмурнел ни с того ни с сего трактирщик? Неопределенность, потому что верить первому встречному привычки, повторюсь, не было и потому что было неизвестно, скажет ли человек что-то еще, или это придется выпытывать иными способами.
Сам не замечая, как медленно барабаним пальцами по столешнице, Дани ждал ответа. "Возможно ли такое?" - сбитый с толку взгляд, предназначенный Миристель, так и кричал это. Но вряд ли только она могла на это ответить.

+2

13

Когда она рассказывала об их задании, трактирщик слушал внимательно, молча. Девушка чувствовала, что он и впрямь хочет помочь им, потому что его участие было очевидно и ясно читалось в глазах.
Зато Даниэль, видимо, был недоволен, и Миристель не сразу смогла понять, отчего. Она внимательно осмотрела таверну в поисках причины злости эльфа, но затем поняла, что в его настроении была повинна она сама. Да, Даниэль часто говорил, что не любит свой полный вариант имени, а девушка, считавшая это имя прекрасным, не переставала его так называть. К тому же его объяснения вовсе не убедили ее в том, что так говорить не стоит; Миристель посчитала доводы эльфа лишенными серьезного основания и прочла небольшую лекцию на тему своей семьи, родного дома, кровных уз, имени, данного при рождении, и всяких прочих ценностей, почитаемых эльфами. Даниэль же на это совершенно не отреагировал, продолжив настаивать на своем и возмущаться в случае ошибки (а, вернее, не ошибки) эльфийки.
- Морнэмир ал Аллэ? – после недолгого молчания и тщательного изучения прибывших гостей отозвался трактирщик. Миристель списала такой интерес на то, что управляющий обещал им помочь и искренне пытался это сделать, а потому поначалу не обратила внимания. Она терпеливо подтвердила, решив, что фамилию назвала сама: все же она была так взволнована с самого утра, что могла и забыть о том, как вскользь упомянула фамилию эльфа вместе с именем. Но затем, почувствовав на себе взгляд, девушка обернулась на Даниэля и по его изумленному лицу поняла, что фамилию она все же не произносила. А это значило... Ее лицо тоже удивленно вытянулось, и она медленно перевела взгляд обратно на трактирщика.
– А вы, простите, кем будете и почему вы его разыскиваете? – вдруг насторожился Бредвик. Эльфийке это показалось странным, и она едва дождалась окончания речи Даниэля, который говорил весьма неторопливо, попутно бросая взгляды в сторону спутницы. Кажется, он пытался ее предостеречь? Боялся, что она скажет лишнее? Жрица слегка подняла подбородок, задетая сомнением эльфа в ее благоразумности. Неужели он не понял по ее краткой истории, что она вовсе не собирается болтать чего-то, что могло бы им навредить? Или самому Морнэмиру.
Даниэль вовсе не желал, кажется, смягчить недоверие Бредвика, явно мелькнувшее в его словах и глазах. Миристель легонько вздохнула, забыв о предыдущих мыслях, и накрыла своей рукой руку эльфа, который барабанил пальцами по столу. Мол, не нужно, Даниэль, я возьму это на себя.
Дани выглядел так мрачно, что мысленно Миристель закатила глаза, успев подумать о том, что надо бы ему как-нибудь рассказать о разгаданной причине его неудачных переговоров.
– Бредвик, – девушка говорила мягко и смотрела открыто в глаза трактирщику, желая показать, что у них нет никаких злых умыслов. Все же, если его взволновало упоминание имени эльфа, значит, причина тому была. И, возможно, весьма веская. А вдруг он скрывался в этом трактире? Миристель оживилась, вдохновленная этой мыслью. – Мы здесь ради доброго дела. В наших мыслях нет зла, мы желаем лишь сообщить Морнэмиру радостную весть. – Она сказала это, положа руку на сердце. – Пожалуйста, расскажите нам, что вы о нем знаете?

+2

14

Да уж, Бредвик взволновался не на шутку. Он уже проворачивал в голове самые невероятные комбинации событий и их последствий, пытаясь представить себе какую же беду на головы своих чад умудрился накликать незадачливый эльфийский папаша. Управляющий не знал за что этого эльфа изгнали и изгнали ли вообще, но у него уже давно имелись на этот счет смутные подозрения. Он слыхивал, что лесные эльфы вроде как не казнят своих и самой страшной карой за злодеяние у них является именно изгнание. Так уж получилось, что, услышав историю близнецов, Бредвик стал подозревать, что отец их не был таким уж белым и пушистым. Да и с чего бы это вполне нормальному лесному эльфу покидать Арисфей и остаток жизни проводить вдали от родины, припахивая на тестя, который до кучи его еще и на дух не переносит? Неужели и впрямь любовь к человеческой девице, которой остроухий заделал аж двойню, вынудила его отречься от собственного народа? Нет, к таким вещам Бредвик относился довольно скептически.
Он не верил в любовь, лишь в благоразумие двух супругов и их готовность воспитывать потомство. У Бредвика была и жена, и четверо детей, и даже первые внуки уже пошли, но он прекрасно понимал, что если бы он был моложе на десятка два лет, то непременно не стал бы упускать оказии заглянуть под юбку очередной красотки. В конце концов, он был наемником и проводил в походах большую часть своей жизни. Бабу хочется всегда, а свою на войну не потащишь! Но не суть.
- Если этот ваш Морнэмир чего наворотил, то знайте, мальчики тут совершенно не причем, - угрюмо буркнул трактирщик, сжимая кулаки и оглядывая зал таверны. Несколько официанток, крутившихся относительно недалеко, тут же настороженно замерли, а мрачноватого вида вышибала у двери вскинул голову и нахмурился, - Мы за них будем стоять горой. Мы все.
В общем, слова Даниэля не очень-то убедили управляющего. Эльфы эльфами, а что такое вероломство и предательство Бредвик уже успел повидать на своем веку. Братья убивают братьев, а дети отцов – этого хватает там за окном, в большом мире. Конечно, лесные эльфы существа светлые и к таким прегрешениям, вроде как, не склонные, не то что люди, но все же… такова человеческая натура – по себе судить всех прочих.
- Ох… - а вот реплика эльфийской девушки возымела куда больший успех, - Простите меня за недоверие, - куда более миролюбиво отозвался Бредвик, - Но мальчишки… то есть хозяева «Кота», они мне дороги. И дело тут не только в работе, - поспешно добавил он, не желая, чтобы гости поняли его слова неверно, - В общем, я о них беспокоюсь… Понимаете, Эйнеке и Наталь, - трактирщик понизил голос, потому как обсуждать хозяев ему было совсем неловко, - Они его сыновья. Про эльфа вашего я мало что знаю, а вот про мальчиков…
[AVA]http://cs629412.vk.me/v629412219/46aa3/d5tLCtcn8ng.jpg[/AVA]
[NIC]Управляющий Бредвик[/NIC]

+2

15

"Нужны нам ваши мальчики, ей богу!" - фыркнул про себя остроухий, бросая косой взгляд в сторону вышибалы. Он может и был ростом с Даниэля и раза в три, если не в четыре, его шире, да вот только до стрелы эльф дотянется быстрее, чем человек успеет приблизиться. Отбросив мрачные мысли прочь, Дани сосредоточил все свое внимание на трактирщике. Фантазии фантазиями, да только вот убивать или калечить человека за желание защитить каких-то там мальчиков, дело низкое и недостойное Перворожденного. В общем-то, если учесть, что волновал путников исключительно Морнэмир, персоналу вообще не о чем было беспокоиться.
Когда ладонь жрицы легла на руку Дани он удивился. Мол, с чего бы это? Однако быстро сообразил, что сам того не желая стучал по столу. Это, знаете ли раздражает. Доверчивее относиться к подозрительному управляющему он не стал, однако перестал выглядеть так враждебно, как будто через этот контакт ему передалась часть спокойствия и терпимости к болтовне и людям.
- Ох… Простите меня за недоверие...
Н-нет, ну вы слышали? "Да что же со мной не так-то, а?!" Негодование смешивалось с крайним удивлением, от которого брюнет едва не отвесил челюсть до пола. Хоть и не отвесил, но как-то незаметно вытянувшееся лицо и потерянный взгляд, предназначавшийся спутнице говорили сами за себя. Бредвик, может и не понял, что к чему, а вот Миристель должна была смекнуть. Нет, серьезно, она явно знает какой-то секрет. Или это особенные жреческие штучки? Сама богиня двинула этого человека по голове и он вдруг так переменился, или что?
С ярко выраженным интересом, Даниэль стал рассматривать трактирщика, не упуская возможности заглянуть и в глаза. Так, словно бы тот был диковинным зверьком. Вроде нормальный. Трактирщик, как трактирщик. Что тогда не так? Разглядывая человека с таким нездоровы интересом, эльф совершенно не беспокоился, что его раскроют. И правда, со стороны вполне могло выглядеть как особенная заинтересованность в разговоре и нетерпение услышать что-нибудь еще.
Последнего, к слову, удалось быстро добиться, но то что сказал Бредвик, повергло эльфийского воина в еще больший шок.
"Дети?... Полуэльфы дети?" - вот так дела-а. Существуют ли совпадения на свете, или это какая-то судьба привела их в Леммин? Случайно ли умудрился какой-то мальчишка услышать чужой разговор и при том посмел в разговор этот встрять? Удивительные вещи творятся... Вот так вот прожить две сотни лет в твердой уверенности, что судьбы не существует, а потом столкнуться с такой ситуацией.
- Не беспокойтесь о них, мы ищем Морнэмира совсем не потому что он что-то "натворил", - уже более радушно проговорил Дани, когда к нему вернулась способность слагать мысли в слова, а их в свою очередь в звуки. - И уж тем более не собираемся вредить ему, его детям или кому-то еще; жаль если у вас сложилось такое впечатление. И вот, за последние несколько недель неизменно мрачного лица, на губах эльфа заиграла улыбка. Наверное, так на него подействовала хорошая новость. Это еще не учитель, но уже гигантский прорыв в поисках. - Можем ли мы рассчитывать на встречу с ними? - поинтересовался Даниэль, предполагая, что больше говорить ни к чему, ибо все и так очевидно. Если ничего об старшем ал Аллэ трактирщик не знал, явно знали Эйнеке и Наталь. Они же в конце-концов его дети! На секунду мужчина ощутил нечто сродни ревности. Морнэмир всегда был ему как второй отец, и понимать, что у него на самом деле были дети... странно это было. Казалось бы прошло так мало времени, а на деле уже сотня лет миновала с его ухода. Правда, Дани быстро понял, насколько это чувство было глупо. Отделавшись от неприятным мыслей, он задался вопросом, массой вопросов, от этих близнецах. Какие они? Сколько им сейчас лет? Почему Морнэмира нет с ними? Учил ли он и их чему-нибудь? Но на вопросы отвечать было некому. Пока некому.
"Да а ведь я угадал!" - вдруг торжественно воскликнул эльф, где-то у себя в мыслях, вспомнив как ненароком предположил, что полуэльфы к которым их ведут могут быть выгнанными из Школы близнецами. Наиглупейшая на тот момент мысль оказалась чистой правдой. А Дани так и сиял, думая какой же он все-таки умный.

+2

16

Бредвик смягчился, и Миристель мысленно вздохнула с облегчением. Если бы он сейчас продолжил упрямиться, они бы так и не добились встречи с близнецами. Впрочем, причина его недовольства и недоверия была понятна. Благо, он ее объяснил, а не предоставил самим путникам гадать о такой настороженности трактирщика.
Заметив вытянувшееся лицо эльфа, Миристель едва не рассмеялась, но вовремя сдержала себя: вдруг управляющий не понял бы ее смеха и вновь принял бы хмурый и отстраненный вид? Она лишь слегка улыбнулась краешком губ, глядя на Даниэля, а потом сосредоточилась на том, что говорил управляющий. Только вот спутник ее не успокоился, а продолжил вести себя по-настоящему странно: он так внимательно разглядывал Бредвика, что Миристель даже стало неловко. Что же творит этот эльф? Она грозно глянула на Даниэля, пытаясь сделать ему замечание таким образом, но долго переглядываться с ним не было возможности. Все же они были здесь не одни. Увлеченная мыслями о том, почему Дани начинает дурачиться в самый неподходящий для этого момент, Миристель не сразу обратила внимание на слова трактирщика. Вернее, слова она услышала, а вот смысл их успел проскользнуть мимо ее понимания.
– Сыновья? – спустя несколько мгновений прошептала эльфийка, опираясь руками о стол и приподнимаясь с места. Еще несколько мгновений потребовалось, чтобы до конца понять, что на этот раз им улыбнулась удача. Медленно – кажется, можно было проследить изменение настроения жрицы по ее лицу – девушка подняла глаза на Бредвика, а затем также медленно приоткрыла рот, и уже куда быстрее воскликнула: – Не может быть! И вправду сыновья? – она рассмеялась, обрадованная, но вовремя одернула себя и, сияя от счастья, пояснила трактирщику: – Я не смела и подумать, что моя богиня столь скоро наградит нас за наши старания и направит по верному пути!
Девушка пребывала в радостном возбуждении, но все же опустилась обратно на скамью. Конечно, ей хотелось мчаться навстречу этим Эйнеке и Наталю, как можно скорее расспросить их, но усилием воли пришлось сдержаться и заставить себя сидеть смирно и покорно ждать, пока хозяева таверны решат вернуться в родные края.
Дани тоже весь так и просиял, и, посмотрев на его довольное лицо, Миристель вспомнила, что он уже предполагал возможное родство близнецов и Морнэмира, а она тогда отмахнулась. Да, он действительно был прав, и девушка улыбнулась ему, кивая, мол, потрясающее чутье, Даниэль.
– Знаете, Бредвик, ведь нас привел сюда мальчишка, случайно увидевший двух путников в толпе, – решила поделиться с трактирщиком их историей Миристель, – Как чудно боги переплетают судьбы своих детей! – восторженно произнесла она, правда, уже без прежней несдержанности.

Отредактировано Миристель (20-02-2016 14:43:43)

+3

17

-> Лемминская роща

И вот ситуация разрешилась. Бредвик выдал гостям происхождение своих хозяев, а гости наконец нашли хоть какую-то зацепку после долгих поисков. Да уж, реакция остроухих посетителей немало смутила и озадачила самого управляющего. Уж никак он не ожидал стать причиной столь бурной радости девы, что как оказалась была служительницей богов, и даже улыбки мрачного воина, сопровождавшего ее. Убедившись, что гости успокоились и могут в полной мере воспринимать его слова, Бредвик заговорил вновь:
- На встречу рассчитывать-то вы можете, господин эльф, а вот на помощь в поисках вашего сородича… - мужчина чуть качнул головой. Он явно хотел еще что-то добавить к своей речи, как тут дверь таверны открылась и в зал вошли новые посетители. Впрочем, Бредвик уже знал, что это никакие не посетители, а самые что ни на есть настоящие хозяева сего заведения. Посему он быстро перевел тему разговора, - Вы говорили, что желаете снять комнаты. Я ведь упоминал что у нас освободилась чудесная одноместная комната с видом на сад? Вам понравится, госпожа!
Необычайно бледный даже для себя самого первым в зал «Кота-колдуна» заявился Эйнеке. Кровавые пятна на воротнике и рукаве одежд, черные вихры, выглядывающие из-под причудливой шляпы, некий лихорадочный блеск в глазах и внушительный заплечный мешок в руках, из которого уже выглядывает громоздкая кошачья голова – в общем, видок тот еще. Стоило Эйнеке оказаться в зале таверны, как Магиус, до сего момента дремавший в котомке, с ленивой степенностью выбрался наружу и по-хозяйски принялся оглядывать место, в которое его принесли. Убедившись в том, что это его дом родной, снэхл вскарабкался на ближайший стол, где и якобы уснул. На деле же усатый изучал эльфов, с которыми любезничал Бредвик. Заметив и остроухих, и интерес своего питомца к ним, Эйнеке и сам принялся их изучать краем глаза.
- Здорово, Бредвик, - с некоторым снисхождением прошелестел управляющему полуэльф, проходя мимо. Примерно в это же мгновение на голове Бредвика оказалась островерхая шляпа, до сего момента красовавшаяся на полукровке. Управляющий не сопротивлялся и даже чуть улыбнулся себе в бороду. Он-то знал, что подобный жест есть жест доброй воли и никак иначе, а значит есть повод думать, что охота близнецов увенчалась успехом. Впрочем, пока вместо шкур и богатых трофеев трактирщик лишь лицезрел своих работодателей, да двух незнакомых ему девиц, одна из которых и вовсе, кажется, была без чувств и связана вполне в манере Наталя, то есть хрен поймешь где какой узел и на чем эти путы вообще держатся.
- В дальнюю комнату, - чуть качнув головой, повелел Эйнеке брату, затем куда более внимательно и откровенно взглянул на двух незнакомых эльфов, - И вам здрасте, - наконец протянул он шепотом, возвращая внимание к Бредвику, - Рыжая с нами. Приготовь нам всем комнаты и вели вскипятить вдоволь воды – мне нужно привести себя в порядок. И заплати уличным сорванцам. Пускай расклеят объявления, что сегодня в «Коте» Вечер Сказок.
Про беловолосую девушку Эйнеке не обмолвился ни словом, будто так и должно быть. Он вместо этого направился к барной стойке, а, достигнув ее, перегнулся через столешницу и извлек из какого-то своего «тайника» бутыль вина и бокал. Немного возни с пробкой и вот тягучая бордовая жидкость наполнила посудину. Выпив и явно взбодрившись, полуэльф еще несколько мгновений пребывал в глубокой задумчивости, затем он вместе с все тем же полупустым бокалом и открытой бутылкой вина направился к дальней комнате, куда и отослал остальных своих спутников. Бредвик провожал полукровку озадаченным взглядом, а сам полукровка делал вид что этого якобы не замечает. Эйнеке решил, что потом объясниться с управляющим.
«Боги, да я как мальчишка, который притащил домой подружку и попался на этом своему строгому папаше!» - подумалось ему вдруг. Мысль показалась полуэльфу до того забавной, что захотелось вновь пригубить бокал, однако он воздержался. Во-первых, пить на ходу жуть как неудобно. Во-вторых, надо было разобраться с несостоявшейся убийцей. В-третьих, он и так позволил себе сегодня чрезмерно много вольностей. Мысли о произошедшем в лесу до сих пор не отпускали Эйнеке. Даже во сне, который совершенно не принес ему отдыха.
- Это младший из них – Эйнеке, - решив, что полукровка не слышит, сообщил эльфам Бредвик. Он счел, что им это знать будет полезно, коли они и впрямь хотят чего узнать про отца близнецов, - Желаете чего добиться – спрашивайте Наталя. С ним попроще будет, но ничего от него особо-то не ждите. Без брата он ничего серьезного не сообщит, да и никаких решений принимать не станет…

+4

18

Наталь вошел в след за братом, держа на плече пленницу. Веса в девчонке было немного и потому, если Эйнеке решил, что еще недостаточно окреп, чтобы дойти до конца комнаты, Наталь дотащил бы и его. Но этого не случилось. Брат вошел первым и стал раздавать распоряжения. В общем, все шло своим чередом. Из-за того, что таверна была еще и домом братьев, их небольшой отряд возвращался сюда в любом виде и в любое время суток. Правда, в этот раз отряд притащился сильно помятый, да еще и с пополнением в виде двух дамочек. Как на это отреагируют посетители Наталю было все равно. В конце концов, он тут живет и может чудить как хочет. Прежде чем начать выполнять поручения брата, Наталь сделал тоже что и всегда, когда входил в таверну.
- Отойди от моих бутылок, лысый! – рыкнул Наталь трактирщику, выполняя свой ежедневный ритуал. Полукровка не очень-то любил Бредвика. Во-первых, он всего лишь человек. Во-вторых, он лысый и бородатый. В-третьих, он трогает выпивку, которую Наталь считал своей кровной и соглашался расставаться с ней только за деньги, а лысому еще и платить приходилось. Но несмотря на все это, дальше ругани Нат никогда не заходил. Да и управляющий из Бредвика был толковый. Так брат, во всяком случае считал. Весть о Вечере Сказок тоже была и хороша, и плоха. Нат всегда любил истории, но если брат опять не разрешит кидаться бутылками в плохих рассказчиков, то все будет не так интересно.
- Приветствую, - уже боле спокойным тоном обратился Наталь к новым лицам в таверне. Свободной рукой полукровка дернул и приподнял кончик капюшона, изображая поднятие несуществующей шляпы. Из новых были только двое эльфов. Вроде второпях глазу цепляться было не за что, да и некогда. Что остроухим тут понадобилось – было вопросм глупым и бессмысленным, ответ на который был еще банален и предсказуем. Может выпить и поесть пришли, может комнату чтоб уединиться ищут, может Бредвик им какую-нибудь траву впаривает. Наталь всегда во всем подозревал трактирщика.
Затем полукровка наконец достиг чертовой дальней комнаты. Обставленной в суровом минимализме подвал с голыми стенами и стулом посередине подошел бы лучше. У братьев был некоторый опыт допроса и пара казусов показала, что лучше это делать там, где нечего испачкать. А в остальное время эта комната служила, отрезвителем для слишком буйных посетителей и карцером для особенно злостных должников. А эта чертова дальняя комната являлась обычным банкетным залом, не очень большим и на данный момент пустым. Наталь взял один из стульев, на первый взгляд не слишком удобный для допроса. Менять перевязь Наталь не стал и присобачил к стулу те же узлы что держали белокурую на вьючной лошади.
Интересно, она не облюет тут все, когда очнется?
С одной стороны, хорошо, что допрос будет здесь. Ничего что вызовет кровопролития. Эйнеке ничего такого делать не будет, да и Нату не даст, чтобы не засрать помещение и дорогую обивку мебели. Минус в том, что допрос очень быстро может превратиться в цирк. В этот чертов день все было не то хорошо, не то плохо. Так выходило и с пленницей, вроде она была забавной и делать больно ей не очень хотелось, а вроде она испортила все его планы на той поляне. Еще не очухавшееся существо или хорошо претворяющиеся было забавным зрелищем, растрепанное, побитое, да еще и привязанное к стулу в зале для банкетов.
И че ты на нее пялишьс? Тебе же всю грязную работу делать! Брат руки марать не станет.
Такие мысли возникали сами собой после высказываний Эйнеке про глаза, огонь и кактусы. И крутилось еще одна не очень значимая, но назойливая. Заключавшаяся в том примет ли Гволкхмэй участие в допросе или нет и позволит ли это Эйнеке.

+4

19

Гволкхмэй неторопливо вошла в таверну. Это была самая обычная таверна, в каких она бывала лет с двенадцати, разве что шлюх тут вроде бы не было.
-"А жаль,"-подумала девушка, но зацикливаться на этой мысли не стала. Она спокойно прошла к стойке, игнорируя любые приветствия-но не из-за гордости или напыщенности, она просто не хотела ввязываться в любые, даже самые короткие, разговоры, да и вообще хоть как-то контактировать с людьми-и кинула пару монет управляющему.
-За вино,-тихо сказала она и достала одну бутылку из-за стойки. Быстро открыв ее, Волэй сделала пять или шесть, а может, и все десять больших глотков. Этого было недостаточно, чтобы опьянеть, зато в чувства приводило хорошо, являясь своеобразным успокоительным. Лучше, чтобы Волэй просто было на все наплевать, не то она ещё натворит дел. Сегодня и так случилось слишком многое, а когда такое происходит, ничего лучше крепкого алкоголя и придумать нельзя. Алкоголь вообще всегда был и будет лучше чего бы то ни было ещё. Он не задаёт вопросов, не ругается, не спорит, не навязывает свою точку зрения, не выгоняет из дому, тебе просто с ним хорошо, и никаких тебе "Будь дома к десяти!" или "Как ты могла переспать с другим?", вообще ничего. Он просто есть, и он всегда готов быть рядом. Ты просто наливаешь его в кубок, приподносишь к губам, вдыхаешь терпкий и пьянящий запах, делаешь первый глоток...и ты счастлив. Разве это не лучшее, что может быть?
Гволкхмэй улыбнулась и сделала ещё глоток. Затем пошла в комнату за Наталем, по-прежнему не обращая ни на что внимания. Войдя, Волэй прислонилась спиной к стене возле двери, всем своим видом показывая, что не двинется с места и будет только слушать. Ну, может, задаст ещё пару вопросов или отпустит пару реплик, но погоды это не сделает.
Отпив вина ещё раз, девушка поставила бутылку на пол возле себя. Теперь можно было и послушать, зачем этой убийце вдруг понадобилась голова такой дворняжки, как Волэй. Или, что было более вероятным, зачем ей нужны Наталь с Эйнеке. Хотя в этом случае, Гволкхмэй и вовсе нечего было слушать. Дела полуэльфов девушку особо не интересовали, и все, что ей было сейчас нужно-это напиться и получить деньги за шкуру мантикоры. Но прежде всего, конечно же, напиться.

+4

20

"Сперва нужно поговорить с ними. А там уже посмотрим, могут ли они нам помочь." Даниэль не понимал, в чем причина неуверенности собеседника. Это же дети, в конце-то концов! Они должны что-то знать о своем отце. Тем более, если этот Бредвик знал Морнэмира, пусть и не в лицо, но судя по всему из рассказов. Это могло означать только то, что дети знали своего отца и скорее всего жили с ним когда-то. Хотелось бы надеяться, что так. А еще, что они поддерживают связь с ним до сих пор. Это было бы вообще прекрасно.
Между тем, разговор вдруг сменил тему, а Дани и не успел заметить когда. "Комната?" - несколько сбитый с толку эльф повернулся к выходу, где появилась кампания посетителей. Чуть подумав, он наконец сообразил, что дело именно в них. Судя по хозяйскому поведению среди них и находились Эйнеке с Наталем. Хоть долго ждать их не пришлось, еще одна хорошая новость за сегодняшний день. Хотелось верить, что и дальше все не пойдет наперекосяк.
Пока путников никто не замечал, Дани исподтишка разглядывал пришедших. Вычислить близнецов оказалось нетрудно; очень скоро внимание остроушого переключилось только на них. Один из полукровок зачем-то тащил на плече связанную девушку. Жизнь вдруг словно проснулась от праздного сна: полупустая таверна незаметно оживилась в глазах эльфийского воина, хотя, если вдуматься, пришло не так много народу. Первым порывом было соскочить с места и закидать всех своими вопросами, но слишком безрассудно поступать сейчас было нельзя. Переговоры вести Даниэль не умел, чего уж там. Стоило хоть немного понаблюдать, и лишь потом совершать какие-то действия.
- Да, мы пожалуй возьмем ту комнату, - чтобы только поддержать разговор и не вызывать подозрений протянул эльф. Он вообше не задумывался, что говорит. Это казалось сейчас таким неважным и бессмысленным. - Во сколько это нам обойдется? Сперва можно было подумать, что взгляд темноволосого сосредоточен на Бредвике, но это было не так. Взгляд его не был вообще ни на чем сосредоточен, но в то же время он видел все, что попадало в поле зрения.
- Доброго утра, - сдержанно отозвался Дани, когда путников поприветствовали сразу двое близнецов. Дани уже собрался открыть рот, чтобы сказать еще что-то, наверное задать какой-нибудь волновавший его вопрос, но находившийся ближе всех полуэльф уже ушел. "Ну, давай! Не догонишь сейчас, будет... Что будет? Ничего не будет. Наверное не будет... не знаю. Но и знать не хочу. Вдруг это шанс? Последний... Гм, надеюсь, что нет. О-ох, ну что ты расселся, дурень? Давай, болтай сам с собой до вечера, больше же заняться нечем."
Последовали разъяснения трактирщика, кто есть кто. Это было последним необходимым, для того, чтобы завязать разговор. Не то, чтобы Дани собирался обращаться к кому-то по имени, но лучше уж точно знать с кем имеешь дело. Ему было проще общаться с человеком, когда он знал о чем и с кем говорит.
- Спасибо вам за помощь, - кивнул Даниэль трактирщику, после чего бросил на жрицу многозначительный взгляд. - Нам надо с ними поговорить. Сейчас, - тихо проговорил он, надеясь, что и Миристель горит тем же нетерпением, что и он. Подскочив с места, эльф направился к близнецам. Сперва он хотел последовать совету Бредвика (а впрочем и мальчишки-проводника), но упомянутый Наталь скрылся в дальней комнате. Здесь же остался один только Эйнеке, так что теперь уже выбирать не приходилось. Было бы крайне странно проигнорировать его персону и бесцеремонно ломануться в комнату, кажется не предназначавшуюся для простых путников. Прибавив шагу, мужчина быстро нагнал предполагаемого собеседника. Перепачканная кровью одежда в некоторой мере пугала, но было не до страхов. К тому же, это всего лишь кровь, а если еще и не знать откуда она взялась - и даже над этим не задумываться - можно вполне не обращать внимание. В некоторой мере.
- Прошу прошения, - учтиво обратился он, возникая едва ли не перед самым носом мага. - Мы можем поговорить? - говорил Дани, как всегда спокойно и в некоторой мере бесцветно, но глаза горели таким лихорадочным блеском, будто он вот-вот выиграет в лотерею. Он не стал сразу же просить о помощи или и вовсе набрасываться с вопросами о наставнике. Терпения, прежде ему было не занимать, так что несколько вступительных фраз просто не могли что-то испортить. "Надеюсь."

Отредактировано Даниэль (21-02-2016 17:19:32)

+2

21

Миристель и не заметила, когда в таверне началось такое оживление. Появилось сразу несколько новых действующих лиц, которые, кажется, и были искомыми полуэльфами. Правда, с ними были еще две девушки, о которых никто не говорил, да и то, что одна из них была связана, вряд ли указывало на их близкое знакомство. Жрица с изумлением наблюдала за тем, как разворачивалось все это действо, успевая попутно еще и слушать трактирщика, который говорил с ними о комнатах. Пока он рассказывал про чудесную комнату, Миристель вдохновенно кивала, соглашаясь.
– Спасибо вам, Бредвик, я уверена, эта комната и впрямь придется мне по душе. Только, прошу вас, подберите комнату и моему спутнику, а то он, кажется, претендует на мою, – она по-доброму усмехнулась, глядя на Даниэля. Да он же вообще не слушал! Предложи ему сейчас стог сена в конюшне, и он пробормочет в ответ: "Да, спасибо, идеально, сколько с нас?". Впрочем, некогда было тратить время на шутки. К ним приблизился один из прибывших, весь перепачканный в крови, причем неизвестно, кому принадлежащей, растрепанный и бледный. Мгновение – и его шляпа опустилась на голову Бредвику, который, кажется, этому совсем не противился. "Что еще за странные обычаи?" – подумала девушка, глядя то на эту самую шляпу, то на того, кто впоследствии был представлен как Эйнеке. Он шепотом поздоровался с ними, и Миристель, все еще не справившаяся со своим потрясением, медленно кивнула в ответ. Затем он что-то пробормотал про "Вечер сказок" и покинул их с Даниэлем, отправившись к барной стойке.
– Что еще за сказки? – возмущенно прошептала Миристель, недовольная тем, как мало внимания уделил им хозяин таверны, который мог бы и остановиться, поинтересоваться, почему Бредвик ведет беседу с двумя незнакомыми эльфами. Или здесь бывала за день сотня эльфов? Жрица бросила недоуменный взгляд на Даниэля, мол, что вообще происходит? В этот момент Наталь решил отвоевать свои права на выпивку – тут Миристель совершенно растерялась, не ожидавшая, что с трактирщиком так бесцеремонно обращаются те, о ком он так тепло говорит, – затем коротко, но вполне спокойно поздоровался с эльфами и... ушел. Жрице осталось только смотреть ему вслед и пытаться сохранить душевное равновесие, не потеряв голову от такого водоворота событий.
Девушка с рыжими волосами тем временем последовала примеру полуэльфов и, заплатив за бутылку вина, начала ее распивать.
Даниэль, будучи более спокойным, чем Миристель, вежливо поблагодарил трактирщика, а потом, видимо, заметив полнейшую растерянность на лице спутницы, взял все в свои руки, отдав четкое указание. Его голос побудил наконец жрицу к действиям, и, поблагодарив от всей души доброго управляющего, она встала из-за стола и направилась к ближайшему оставшемуся полуэльфу.
Даниэль в этот раз решил выступить в роли переговорщика, и жрица спорить не стала. Она встала сбоку от эльфа и посмотрела на полуэльфа взглядом, говорящим что-то вроде: "Только попробуй сбежать в ту комнату, Эйнеке, и я найду тебя и там". Словом, выглядела эльфийка хоть и вполне спокойно и доброжелательно, а внутри нее бушевала буря эмоций.
"Мы нашли тех самых близнецов! Мы близки к разгадке!"

+1

22

Напрочь позабыв и про эльфов, и про Бредвика, временно назначенного хранителем «священной хозяйской шляпы», и про все прочие лишние факторы, Эйнеке упрямо продвигался к банкетному залу. Ему наконец удалось очистить мысли от присутствия в них рыжеволосой девицы, что каким-то чудом взгрела магу кровь. Теперь он был полностью сосредоточен на предстоящем допросе. Честно говоря, причинять незадачливой убийце увечья и все прочее остроухому не очень-то хотелось, а потому-то он не приказал брату тащить ее сразу в специальное помещение. Впрочем, ответы на свои вопросы получить ему напротив очень даже хотелось. В конце концов, не каждый день на тебя нападает психованная баба с зачарованным молотком. Это достойно внимания! Иначе бы валяться беловолосой на все той же полянке со сломанной шеей или перерезанной глоткой. Тут даже бы половина эльфийской крови согласилась с необходимостью лишить жизни бывшего врага, ибо на кой хрен надо оставлять того, кто в любой момент может тебя догнать и всадить кинжал промеж лопаток или башку проломить чудо-колотушкой?
«Просто запугаю ее. Сыграю в психопата, буду угрожать и злобно клацать зубами. Если не совсем дура отбитая, то сама все расскажет,» - решил полукровка и было зашел в банкетный зал, как перед самым его носом загадочным образом материализовался увиденный рядом с Бредвиком эльф. Резко затормозив, Эйнеке остановился и удивленно вскинул одну бровь. Лишенный всяких эмоций взгляд быстро оценил преграду, и счел ее незначительной. Слова эльфа у мага тоже особой реакции не вызвали, разве что на физиономии проявился некий намек на скуку.
- Не можем, - равнодушным тоном ответил остроухому Эйнеке, а потом совершенно невозмутимо пихнул в руку эльфа открытую бутылку вина и двинулся дальше, ловко прошмыгнув между нежеланным собеседником и эльфийской женщиной, вдруг тоже оказавшейся рядом. Напоследок Эйнеке добавил, слегка усмехнувшись, - Но ты не расстраивайся – выпей с подружкой. За счет заведения! 
Решив, что эльфам хватит такого «радушия», чтобы понять, что Эйнеке сейчас несколько не до них, полукровка наконец вошел в банкетный зал. Наталь уже расположил «гостью» на стуле. Гволкхмэй тоже решила принять участие в допросе в качестве свидетеля, вестимо. Не одарив девушку даже взглядом, Эйнеке подошел к брату и пленнице. Он быстро проверил насколько крепки путы, потом тонкими пальцами прощупал пульс на шее убийцы. Конечно, если бы она коня двинула они бы это заметили раньше, но Эйнеке все же счел необходимым проверить жива ли она. Проверка показала, что да. Полукровка сделал глоток вина из кубка и отставил его на стол. Говорить близнецу о том, кто поведет допрос было без надобности – сам все поймет. Эйнеке извлек из очередной поясной сумочки бутылек с нашатырным спиртом и одним быстрым движением намочил им первую попавшуюся под руку тряпицу – ей оказалась лежавшая на столе салфетка. После остроухий повел напитанной спиртом материей под носом у беловолосой.
- И снова здравствуй, - прошипел Эйнеке, кровожадно скалясь, когда девушка пришла в себя. Он принял самое что ни на есть безумное выражение лица и поддался вперед, достаточно близко, чтобы беспрепятственно смотреть убийце в глаза, но не настолько, чтобы она могла попытаться его укусить или боднуть, - Что заставило тебя напасть? Тебя наняли? Кто? Кого из нас тебе заказали? Причины? – неторопливо задавал свои вопросы полуэльф, - Осмотрись вокруг. Ты в банкетном зале и тут тебе никто не причинит вреда, но, если станешь упрямиться, Наталь перетащит тебя в подвал, а там, поверь, нечего пачкать твоей кровью и кишочками! – тихий шепот теперь стал походить на смесь кошачьего урчания и тихого гортанного рыка, синие глаза зловеще сверкнули, - Будешь лгать или увиливать, и я не поленюсь найти кузнечные клещи. Раскалю их и буду медленно-медленно драть тебе ногти, - чтобы сказать последнее, Эйнеке поддался еще ближе, говоря едва ли не в самое ухо пленницы, а потом, для пущей убедительности щелкнул зубами, хохотнул и мгновенно выпрямился во весь свой рост.
Ожидая реакции убийцы, полукровка бросил короткий взгляд на Гволкхмэй, как бы спрашивая: «Таким меня ты тоже бы любила?», а после нахмурился и перевел взор на брата.
«Дай ей пощечину,» - мысленно приказал он близнецу, а потом, оборвав ментальный контакт, сам себя спросил, - «А играю ли я? Притворяюсь ли? Или мне все это нравится по-настоящему?»     

+2

23

Гволкхмэй вошла в банкетный зал раньше брата, но судя по её виду не собиралась пока что принимать участие в допросе. Вообще-то Нат был рад что воительница снова спокойна и не дубасит ногами их пленницу. Не то чтобы это жестоко… просто непрофессионально. Затем появился Эйнеке. За ним пытался проскочить кто-то еще, но брат довольно резко прервал все попытки гостя. Хотя Наталя возмутила мысль что лысый будет трогать его бутылки бесплатно, а судя потому как Бредвик мило беседовал с двумя эльфами, трогать он будет самые лучшее и в большом количестве. А все в угоду людскому гостеприимству, была бы воля Ната он поставил у входа бочку куда бы заливал пойло, а посетителям давал потягивать бухло через шланг. Дабы ни одна лысая скотина не трогала его склянки, ну и за самообслуживанием будущее! В конце то концов, кому как не магам понимать это. Жаль, что Эйнеке не разделял такого подхода к бизнесу.
Кстати действия брата опять были довольно странными, хотя начал он все по традиции быстрым рядом вопросов, а вот затем как показалось Наталю пытался откусить нос их пленнице. Конечно брат выпил и закусить было бы сейчас в самый раз, но у них в погребе запасено куча вещей, предназначенных для этого куда более чем сырой нос, пускай и довольно симпатичный.
Хотя если брат решит уединиться со связанной девушкой, то Наталь поможет ему, найдет предлог увести Гволкхмэй, извинится перед теми двумя, у которых было к ним дело, выпьет с ними, заодно проследит чтобы лысый не сливал на халяву самое дорогое, а то и вовсе сменит Бредвика за стойкой, занявшись своим любимым делом. А что? Напиваться и одновременно следить за братом было вполне забавным занятием, особенно в обществе незнакомых эльфов и не совсем эльфов. Думая об этом, Наталь чуть не растянулся в улыбке. Но потом в его голове прозвучал приказ, означавший что ему пора начинать свою часть игры.
Не теряя времени, полукровка отвесил звонкую пощечину привязанной девушке. Проследив как качнулась белоснежная голова, Наталь пожалел, что натянул кожаные перчатки на лапы. Почти не почувствовав соприкосновения, он вроде чуток не рассчитал силу. С ним так бывает, когда после долгих размышлений от Ната требуют действий. Опасаясь не вырубил ли он пленницу, полукровка взял ее за подбородок приподнял чтобы видеть лицо, свободной рукой оттянул веко убедившись, что зрачок реагирует на свет отпустил.
Затем стянув с правой руки перчатку, Нат запустил пятерню в белые волосы, натянул их чтобы пленница смотрела на Эйнеке и не шибко вертелась. Действие не очень нужное, но необходимое лично Наталю. Во-первых, он хотел помацать белую копну волос снова. На случай если брат вдруг решит их поджечь, чтобы руки запомнили ощущение. Во-вторых, Наталю не хотелось, чтобы об Эйнеке кто-то думал плохо, а значит надо было чтобы плохо думали о нем. Вот с такой смесью братской любви и духа соревнования, живущего во всех тварях, рожденных после единоутробного вынашивания, Наталь стоял, держа девушку за волосы и ждал действий или приказов младшего брата.

+2

24

Гволкхмэй устало смотрела на сие действо. Не то, чтобы ее совсем не волновало то, что скажет белокурая, просто воительница предпочитала решать такие дела иначе. Она либо убивала на месте, либо вызывала противника на честный поединок. А уж разбираться кто, что и зачем было ей и вовсе не нужно. Какой в этом прок? Ну узнает она, что какой-то там дальний уцелевший родственник решил избавиться от других или что старый враг, которого она каким-то образом не прикончила, решил отыграться. Что с того? У всех одинаковые мотивы, все предельно банально. А уж если Гволкхмэй вообще тут ни при чем и дело было в полуэльфах, то тут тем более не было ничего интересного. Почему-то девушка все больше хотела просто уехать. Уехать и...пожить какое-то время без насилия, разобраться в себе. Она давно уже заметила, что по каким-то немыслимым причинам, уклад ее привычной жизни стал рушиться. В ней как будто боролись две стороны, и с каждым прожитым годом боролись все сильнее, яростнее, отчётливее. В один момент девушке хотелось забыть про грешное общество людей, скрыться от него подальше и никогда больше не вспоминать о нем, в другой она вновь хотела отдаться пылкой людской страсти, почувствовать вкус крови убитых ей людей, забыться в жестоких человеческих играх. Это раздирало душу, делая само существование невыносимым. И наталкивало на мысли о судьбе, о предназначении. Гволкхмэй никогда не верила ни в то, ни в другое, предпочитая думать, что вся ее жизнь-лишь вина родственников, что такой ее сделал отец. Он привил ей жестокость, он научил драться, он отправлял на войну. Он сотворил ее от начала до конца. И в то же время-что, если предназначение реально? Что если не отец всему виной? Что если ей предназначено метаться между добром и злом, предназначено быть такой? А она бежит от него, бежит, и, возможно, когда-нибудь ее настигнет кара. Кара за свою трусость и нежелание признать очевидное. Ведь здесь нет ее отца. Нет ничего, что бы продолжало требовать от неё жестокости, кровопролития. Так почему же она не может остановиться? Почему просто не уйдёт, оставив все позади? Предназначение. Все это ей предназначено. Всего этого не избежать, не забыть, от этого не избавиться. Но, может, она все же ошибается?..
Внезапно Гволкхмэй поймала на себе взгляд Эйнеке. Оценив сложившуюся ситуацию и сделав определённые выводы, девушка предпочла никак не реагировать, и встретила взгляд мага холодным безразличием. Не до него сейчас. Не до этих чертовых игр с любовью. Раз уж белокурую оставили в живых, значит, нужно вытянуть из неё всю информацию до последнего.

+1

25

Почувствовав резкий запах, девушка медленно открыла глаза. Голова ужасно болела, всё тело затекло и сильно ныло, Тэлэрин хотела рязмять конечности, но поняла, что связана. Осмотревшись вокруг, беловолосая увидела знакомые лица, непонимающе поморгав несколько секунд, девушка слабо улыбнулась и хрипло произнесла:
- Была у меня история, которая начиналась точно так же, но она слишком пошла, особенно для тебя, малыш, - кинула насмешливый взгляд на впечатлительного мага девушка.
Но вдруг этот самый впечатлительный подался вперёд к волчице, на что она автоматически втянула шею, но взгляд синих глаз так и не отвела.
- Что заставило тебя напасть? Тебя наняли? <...>
"И с чего я должна ему что-то рассказывать? Вот зануда, неужели я просто так не могла напасть на путников, ну с кем не бывает?"
Тэлэрин и сама не заметила, как юноша перешёл к угрозам и разговорам про кишки и кровь. От чего она недоумённо подняла бровь и скривила бледно-розовые пересохшие губы.
"А по-романтичнее особ не найдётся?"
Словно услышав её мысли, к ней подошёл другой парень и влепил ей крепкую пощёчину. Голова девушки отлетела в сторону, в ушах зашумело, а в глазах потемнело, казалось, она сейчас снова уйдёт в темноту. Но крепкая мужская рука взяла её за подбородок. После манипуляций с её веком, проведённых парнем, девушка протестующе махнула головой и презрительно сощурила синие глаза.
Но странный брюнет не успокоился, а подойдя сзади схватил её за волосы. Ей было не особо больно, то есть он не хотел её помучить, зачем же тогда взял? Вот уж странный.
"А стоит ли мне им всё рассказывать? Всё равно они меня просто так не отпустят, а даже если я сбегу, то караулить рыжика здесь равносильно самоубийству. Безысходная ситуация."
- Эх...Ну чтож, придётся всё рассказать, так? - спросила у своих друзей в голове Тэл, получив одобрение она продолжила. - Меня нанял человек, назвавшийся Альрик Сивал. Одет он был богато, сразу видно, что у него куча деньжат, но лицо ужасно простое и глупое, я сразу поняла, что это просто агент знати и акцент, у него был акцент... - девушка хотела было почесать затылок, но поняла, что физически не может этого сделать, так что пришлось вспоминать, что за акцент, без чудесного ритуала. - Запада материка! Он предложил кругленькую сумму за убийство человека и полуэльфийки, лёгкие деньги, - Тэл посмотрела на Волей. - С братом я покончила достаточно скоро, мне дали половину суммы и отправили за тобой. Вот и вся история.

Отредактировано Тэлэрин (23-02-2016 01:18:25)

+1

26

Реакции ждать долго не пришлось, только вот она совсем не обрадовала Даниэля. Ошарашенный таким беспардонным отказом, он с пару секунд глупо пялился на бутылку вина в своей руке, помышляя обо что-нибудь ее разбить. Но поболтав, понял, что ему жаль впустую растрачивать содержимое, тем более на халяву доставшееся. Кто ж так делает-то? "Чего?" - было желание схватить мальчишку за шиворот и заставить вернуться, заставить нормально поговорить, а не стоить из себя невесть кого (и неважно, что он и был этим невесть кем; хотя бы хозяином трактира как минимум). Однако, среди идиотов Дани не числился: из его головы еще не выветрилось воспоминание о Бредвике, персонале и громиле у входа, которые "все за близнецов горой". Подобные попытки воззвать к Эйнеке не привели бы ни к чему хорошему. Да и кто вообще знает, чего от этих полукровок можно ожидать. "С подружкой? Она мне не подружка!" - запоздало фыркнул эльф, но после счел это далеко не таким важным, как все остальное. В целом ему было плевать что и как думает о них этот остроухий, главное узнать у него то, что они хотели узнать.
- Эй! Так не пойдет! - громко крикнул Дани в спину удалившемуся полукровке. Залпом хватанув из бутылки не меньше половины плескавшегося в ней вина, он всучил бутылку Миристель, со словами вроде "остальное твое". Отер губы, покрутил головой, разминая шею, как перед дракой, и решительно настроенный зашагал в сторону банкетного зала, совершенно не волнуясь о том, ждут ли его там, и вообще что там происходит. Его прямо-таки взбесило то, что их проигнорировали. Сразу видно, что изящные слова ни к чему не приводят. По крайней мере из уст Дани точно. Нужно было сразу переходить к делу, а не чесать языком, пытаясь вежливо попросить потратить на них минуту. Одну чертову минуту, неужели так сложно?!
Распахнув незапертую дверь, эльф быстро пробежался взглядом по помещению в поисках полуэльфов. Хоть и было абсолютно неважно к кому из них обращаться, искал Дани именно Эйнеке. Раз уж начал разговор с него, стоит тем же и закончить. Чужие советы в итоге прошли мимо ушей. Он уже даже раскрыл рот, чтобы что-то сказать, как до него дошло, что он видит. Привязанная к стулу девушка, жутковатый смешок, донесшийся откуда-то спереди, но так и непонятно кем воспроизведенный. Следом звон пощечины и какие-то слова, смысл которых был неважен.
- Что тут происходит? - тихо и недоуменно прошептал себе под нос Даниэль, силясь постичь ситуацию и додумать как такое произошло и почему. Слышать его вряд ли кто-то мог, разве что жрица, находившаяся ближе всех на данный момент. Он даже забыл, с кем собирался разговаривать.
До эльфа быстро дошло во что он ввязался, но было уже поздно бежать наружу. Да и тем более, какая разница? Пускай вытворяют что хотят, хоть поубивают друг друга, лишь бы успели рассказать где Морнэмир. Конечно, в силу своих эльфийских взглядов на жизнь, Даниэль был против насилия во всех его проявлениях, но до тех пор пока ситуация не касалась его лично не ввязывался. Мир был куда более жесток и безжалостен, чем хотелось и верилось, так что пытаться его изменить, тем более в одиночку, не было смысла. Мир не изменится пока сам того не захочет и чьи-то потуги ему нисколько в этом не помогут. "Куда мы вляпались, «подружка»?" - эльф бросил короткий взгляд в сторону жрицы, покачал головой. Впрочем, отчаиваться было рано. Ведь их не выгнали? Уже хорошо. И прежде чем успеют, надо что-то предпринимать. Как-то привлечь к себе внимание - еще больше внимания - и при этом заинтересовать, чтобы прежде, чем выкинуть из таверны, задумались. Нужно было делать что-то срочно, ибо не заметить их сейчас уже попросту не могли.
Набравшись духу, Дани решил сказать что-нибудь толковое, такое, чтобы близнецы сразу догадались, почему путники к ним прицепились и добровольно бросились помогать. Последнее в идеале, конечно, но все же.
- Морнэмир.
Ровно, громко, отчетливо сказал он, во все глаза наблюдая за полуэльфами. Ему нужно было видеть их реакцию, знать подействовали ли его попытки привлечь к себе внимание, или нет. - Морнэмир ал Аллэ. Мы ищем его, это важно, это срочно. Мне плевать, кто кого нанял, за кем охотится и на кой ему это надо. Пока вы, - Дани перевел взгляд с одного близнеца на другого, хотя они наверняка и так поняли о ком шла речь, - ...с нами не поговорите мы отсюда не уйдем. Невозмутимое выражение лица могло говорить о спокойствии, если бы только не заходившие желваки на скулах. "Ну или пока кто-нибудь не поставит мне еще бутылку за счет заведения, - Дани скрестил руки на груди: - Или две. Тогда хоть до вечера развлекайтесь."

Отредактировано Даниэль (23-02-2016 13:33:28)

+1

27

Кажется, в этот день для выдержки Миристель была уготована серьезная проверка. Никто ранее не говорил с ней в столь пренебрежительном тоне и никто не отзывался о ней так. Девушка была так удивлена тем, что ее приняли за даму сердца Даниэля, да еще и назвали "подружкой", что не нашлась, что ответить этому полуэльфу, который, кажется, возомнил, будто он имеет право относиться к собеседникам, как к назойливой прислуге.
Жрица молча проследила за тем, как этот самый полуэльф вручил Даниэлю начатую бутыль вина и, ловко проскользнув меж ними, направился прочь. "Я знаю, Даниэль не промолчит, берегись, Эйнеке," – подумала Миристель при этом, обращая свой взгляд на эльфа стоящего рядом. Тот, к ее удивлению, не собирался пока предпринимать никаких действий; так и оставшись стоять с бутылкой в руке, он поначалу не шевельнулся, но затем... "Ах, Даниэль, лучше бы ты ничего не делал," – эльф выпил залпом столько вина, что, кажется, мог опьянеть мгновенно, а затем, видимо, все же тронувшись рассудком от алкоголя, сунул эту бутылку спутнице, вынуждая девушку неосознанно схватить ее рукой, чтобы та не выпала и не залила все вокруг, в том числе и белоснежное платье, которое такого нападения точно не пережило бы. "Остальное мое?" – останься Даниэль рядом, он бы непременно понял, что совершил ошибку, но Миристель могла лишь пепелить взглядом его удаляющуюся спину.
Несколько секунд девушка размышляла, не вылить ли содержимое бутылки на голову (если дотянется) эльфу, который, кажется, эту самую голову потерял, и насколько этот поступок будет неправильным. Она пришла к выводу, что ничего подобного, конечно же, делать не будет, но разговаривать с Даниэлем в ближайшее время не собиралась. Миристель пребывала в сильнейшем возмущении; она резко опустила бутылку на столешницу, так, что дно едва не впечаталось внутрь, а затем решительным шагом направилась в ту сторону, где до этого скрылись все предыдущие действующие лица.
Оказавшись в помещении, Миристель поначалу быстро нашла взглядом Даниэля (что его искать, если он стоял ближе всех), а затем осмотрелась в поисках Эйнеке. Говорить она решила с ним и только с ним в силу своего врожденного упрямства, которое иногда проявлялось в не самое подходящее время.
Из-за спины эльфа было видно немного, и Миристель столь же решительно (даже, наверное, нагловато для худенькой и невысокой девушки) "подвинула" его своей тоненькой ручкой. Даниэль явно растерялся, а потому, должно быть, и не заметил выходки жрицы. Она же, воспользовавшись его замешательством, хотела взять все в свои руки, да только вот картина, представшая ее взору, когда "исчезла" спина спутника, заставила замереть и ее. Наталь держал за волосы связанную девушку, рядом с которой стоял Эйнеке. Рыжеволосая гостья стояла поодаль и смотрела на все происходящее с поразительно непроницаемым лицом.
– Что же это... – едва слышно прошептала жрица, несколько секунд продолжая созерцать эту странную картину, а затем, не обращая ни на кого внимания, пошла вперед. Даниэль что-то говорил про Морнэмира, и все походило на действо в доме для душевнобольных. Один говорил об одном, другая молча стояла, двое пытали (а что же еще они могли делать?) связанную девушку, которая совершенно непонятно в чем провинилась и откуда вообще взялась здесь.
– Я не понимаю, что происходит, но знаю одно, – Миристель почти приблизилась к Эйнеке и была готова схватить его и оттащить от пленницы, – Вы совершаете преступление, и я не сдвинусь с места, пока вы не освободите эту девушку и не дадите мне ее осмотреть.

+2

28

Игру в гляделки отвергли, но полуэльф на другое, в общем-то и не рассчитывал. Да и это почти никак не отразилось на его и без того паскудненьком настроении. Вино не очень-то помогло, но немного расслабило, а игра в психопата-садиста, хоть и приносила какое-то глубокое удовлетворение, но все же слишком сильно утомляла. Эйнеке все еще нуждался в отдыхе, но пока даже и не подозревал, что его ждет в ближайшем будущем. Пока он наслаждался послушанием и сноровкой брата – все же он достаточно ловко обошелся с беловолосой, да и приказ исполнил почти в точности. Разве что Эйнеке мельком показалось, что Наталь не рассчитал силу и девушка чуть не потеряла сознание вновь, но оно было даже к лучшему, ибо дамочка все же оказалась в конец отбитой на голову. Страха в ней полукровка не чувствовал, хотя и был уверен в том, что отыграл свою роль безупречно. Он продумывал запас угроз на следующий заход, не веря, что беловолосая-таки начнет отвечать на заданные ей вопросы, однако процесс пошел.
- Альрик Сивал… – на всякий случай повторил полуэльф, затем коротко глянул на брата, взглядом ему говоря, что не помнит никого с подобным именем, потом даже как-то заинтересованно выгнув бровь, услышав про то, кого заказали этой девице. Поначалу он даже и не понял о ком собственно идет речь, потом припомнил рассказ Гволкхмэй о ее семье, услышанный тогда у костра в горах. Невольно пришлось продолжить гляделки. Повернувшись к воительнице, он слегка вскинул бровь, как бы спрашивая: «Я чего-то не знаю?», да и вообще Эйнеке было просто интересно увидеть реакцию девушки на такие вот заявления. То, что беловолосой заказали Гволкхмэй сомнений как-то не вызывало. Во-первых, она единственная кто могла бы оказаться именно полуэльфийкой, а не полуэльфом, да и незадачливая убийца в этот момент смотрела на нее. Впрочем, пускай девочки сами разбираются в этом, а он послушает.
«А дело-то все интересней и интересней становится!» - мысленно подметил Эйнеке и, прихватив со стола полупустой бокал, разом прикончил его содержимое. Не пропадать же добру?
- Сколько заплатили? Где искать нанимателя собиралась, после того как порешаешь ее? – как бы между прочим добавил остроухий, решив, что ответы на этот вопросы ему тоже пригодятся. Может и эту ситуацию удастся обернуть к собственной выгоде? Например, они могли бы выпытать где найти работодателя этого недоразумения и отчехрыжить ему башку ради награды, причитающейся убийцы, а саму убийцу сбагрить страже Леммина и пускай блюстители закона сами руки марают об нее. Тогда Гволкхмэй выступит свидетелем, ведь все это ей только на руку. Нет, конечно, был вариант провернуть все это, но при том не убивать этого некого Альрика Сивала, а выдать ему рыжую живой за куда большую оплату, но это было бы подло и низко, да и как-то… слишком даже для Эйнеке. После событий в роще он себя чувствовал и без того несколько виноватым перед девушкой.
«Какого…?!» - а вот теперь маг увидел прямо в банкетном зале того эльфа, которому он пару минут назад посоветовал отвалить и выпить вина за счет заведения вместе с подружкой. И все бы ничего, если бы этот эльф только вошел и увидел то, что видеть был не должен – Эйнеке бы тогда позвал вышибалу или приказал Наталю вышвырнуть столь докучливого посетителя прочь, но нет, остроухий сказал лишь одно слово, точнее имя, заставившее полукровку впасть в некое секундное оцепенение. Искренне недоуменно глядя на незнакомца, Эйнеке было открыл рот, чтобы ответить ему, но тут же закрыл, поняв, что никак не может найти мало-мальски подходящих слов. Впрочем, стоило эльфу продолжить свою речь, как маг вышел из оцепенения. Первым порывом было обругать незваного гостя на чем свет стоит, а потом швырнуть ему бокалом в физиономию. Потому-то Эйнеке его поспешил оставить на стол от греха подальше и попросту опять послать эльфа восвояси.
- Морнэмира ал Аллэ здесь нет, - чеканя каждое слово, прошипел Эйнеке и недобро сощурился, глядя эльфу прямо в глаза, - И мне плевать где мотает этого выродка! Выматывайся отсюда, иначе… - а вот закончить свою реплику полукровка не успел, ибо в зал вошла подружка эльфа. Ее, правда, Морнэмир не интересовал. В данный конкретный момент уж точно. Она явно была возмущена участью убийцы, которую за убийцу не сочла. Наверное, не слышала ее признаний…
- Преступление? – с насмешкой в голосе бросил Эйнеке, преграждая девице путь собой, - А кто ты такая, чтобы нас судить, эльфка?! – он взглянул на нее сверху вниз, - К твоему сведению, эта женщина и сама преступница, повинная в убийстве и в покушении на убийство! В лучшем случае я отдам ее городской страже. Ты из стражи? Не думаю, так что выматывайся тоже!
Гостеприимство гостеприимством, но всему есть свой предел. Пока посетители «Кота» не лезут в дела хозяев, их привечают, а нет… ну нет так нет, за что вышибалам-то платят?

+2

29

Нат был доволен что ему не влепили нагоняй за косяк с пощечиной. Да и пленница начала говорить. Вполне даже откровенно. Для убийцы и это тоже было хорошо. В Натале все больше росло нежелание пытать беловолосую. Имя заказчика ничего не говорило Нату. Такого не было в их копилке недоброжелателей. Пока еще не было. Переглянувшись с братом, Наталь в этом убедился. Если оба близнеца не знают, значит этого и не было. Вслед за именем последовало описание внешности, довольно подробное и опять же без всяких пыток. Опять же довольно странно для убийцы, но, пожалуй, что и было верно про их пленницу так это слово странно. Рассказчика забилась и замолчала на несколько секунд, однако Эйнеке не торопил ее, и Нат тоже. Складывалось ощущение, что не будь она связанна, то сделала бы какой-нибудь жест для улучшения мысли. Нат готов был поклясться, что еле удержал свою руку от порыва почесать или похлопать белокурую башку.
«Она же не твоя собака, маг, веди себя прилично! Она твоя пленница ты можешь делать все что хочешь!» - прозвучал голос совести, а вслед за ним плохая и более родная часть Наталя.
Кто бы из этих голосов не был прав, Наталь не собирался делать при брате никаких импровизаций вне их игры. Затем полукровка услышал конец истории довольно интересный и, как ни странно, связанный с их тоже недавно обретенной спутницей. Нат заметил взгляд которым Эйнеке одарил Гволкхмэй, но сам не стал ни пялиться, ни тем более что-то говорить воительнице. Наталь чувствовал себя немного виноватым за фортель на поляне и за то, что у нее с его братом ничего не выгорело. Эйнеке между тем задал новую порцию вопросов. Указаний для Наталя не последовало, и старший из близнецов продолжил мацать беловолосую макушку. Пожалуй, полукровке нравился и цвет, и даже запах этих, волос, хотя второе было скорее глюком сломанного носа.
Затем все пошло наперекосяк. Дверь резко распахнулась и там показался уже знакомый эльф. За те несколько секунд что чистокровный остроух был в замешательстве, рука Наталя успела сдернуть шкуродер с пояса, а в голове уже стали прокручиваться сотни вариантов действий с ним. Первый был о том, что это подельники их пленницы, и они пришли за ней. При этой мысли шкуродер уперся в горло девушки. Если бы это был первый вариант, Наталь использовал бы девку как заложницу или просто убил, начни новый незваный гость вести себя неправильно. Второй вариант родится не успел, но, когда прозвучало имя их отца, Нат убрал шкуродерку от чужого горла. Затем пока эльф болтал, Наталь перехватил нож за лезвие и отвел руку для броска. Сразу метнуть нож мешало наличие брата на линии броска и наличие бутылки в руках у эльфа. Потом появилась та эльфийка что до этого мило беседовала с Бредвиком. Эльфы были растеряны увиденным - это прочёл бы на их лицах даже слепой, а брат уже начал с ними пререкаться.
Ната мало интересовало содержание беседы, сейчас первичным был вопрос безопасности.
- Ты! - полукровка указал ножом на эльфа - Поставь бутыль и встань левее на два шага! А ты отойди от моего брата на два шага! - Наталь старался говорить спокойно и внятно.
Теперь у них были новые и совершенно ненужные свидетели, а все потому что Нат забыл закрыть дверь.

+3

30

Волэй встрепенулась. Альрик Сивал. Конечно, она знала этого пса. Он некогда служил ее отцу. Ну, как служил, иногда добывал ему разные сведения, вот и вся служба. Девушка никогда не пересекалась с Сивалом лично, но его подлости знала прекрасно. И все же, убивать кого-то? Ему? Это казалось каким-то бредом. Даже если для этого он нанял эту белокурую. А уж заявление о том, что убить требовалось полуэльфийку... По всей вероятности, тут речь шла именно о Гволкхмэй. Да и новый взгляд Эйнеке говорил о том же.
Волэй непонимающе посмотрела на мага, а затем уставилась на белокурую.
-Ты, верно, что-то путаешь,-наконец произнесла она.-Тебя просили убить полуэльфийку, а я-человек. Советую поискать в другом месте, ибо я к этому не имею абсолютно никакого отношения. Пусть я и бастард, но мой отец бы никогда не переспал с эльфийкой. Он-подлая мразь, но так сильно порочить род Фриар не стал бы.
После ее слов в комнату ворвались двое эльфов. Гволкхмэй с некоторым удивлением посмотрела на них, а уж реакция двух братьев и вовсе насмешила ее. Не смотря на их крайнюю воинственность, девушка хвататься за мечи не стала. Раз эти двое пришли не к ней, то и нечего было волноваться. Воспользовавшись воцарившимся небольшим хаосом, Волэй быстро подошла к беловолосой пленнице.
-Как звали того человека, которого ты убила? А имя девушки? Ты знаешь, как ее зовут?

0

31

Не успела девушка ответить на вопросы, как на неё свалилась гора следующих.
- Сколько заплатили? Где искать нанимателя собиралась, после того как порешаешь ее?
- Думаешь, я помню сколько мне заплатили? Получив деньги, я в тот же день их спрятала, чтобы не потратить сразу, а получив вторую часть, я бы купила, то что так хочу, - при одном упоминании о её мечте девушка расплылась в счастливой улыбке, но тут же вспомнив, в каком положении сейчас находится, она продолжила отвечать. - Охотничий домик, в лесах у подножия Скалистых гор. Всё, я вам рассказала, что знала, может отпустите? - недовольно зафыркала Тэл, краем глаза посмотрев на парня держащего её за волосы.
Но вдруг в помещение влетели два эльфа, девушка и парень. Тэлэрин удивлённо посмотрела на них. "Что здесь происходит?"
- Морнэмир.
Волчица где-то слышала это имя, но где? Точно! Его упоминал заказчик, но что он именно говорил, как она не старалась, вспомнить не могла.
- Я слышала это имя, от заказчика, - коротко сказала она темноволосому голубоглазому парню, что грозил пытками. - Но что, он сказал, совсем не припомню, - глупо улыбнулась девушка, как вдруг почувствовала на своей шее что-то холодное и острое. Голова невольно метнулась назад и уперлась в тело брюнета.
- Хей-хей, горячий парень! Я то тут причём? Они не со мной, я работаю одна.
Но эльфийка начинала заступаться и просить отпустить Тэл, от чего девушка едва не засмеялась в голос, впервые кто-то решил, что она жертва. Забавно.
- Ты, верно, что-то путаешь<...>Как звали того человека, которого ты убила? А имя девушки? Ты знаешь, как ее зовут?
Девушка насупилась.
- Ты считаешь меня совсем пустоголовой!? К работе я отношусь ответственно. Человека зовут Рэйлин, а полукровку сумеречного эльфа и человека Гволкхмэй.

Отредактировано Тэлэрин (24-02-2016 11:52:36)

0

32

Внимание привлечь удалось успешно. Это хорошая новость. Плохая - внимания оказалось слишком много. Если в первые секунды появления непрошеных гостей близнецы пребывали в замешательстве, стоило Даниэлю выдвинуть свои, никому не сдавшиеся, требования, все опять полетело в трубу.
- Мне не плевать, - резко отрезал эльф, недобро прищуриваясь. Алкоголь ударил в голову только сейчас, но немного обычного вина было маловато для того чтобы окончательно скосить остроухого. Несколько секунд он осознавал как чуть заметно начитает покачиваться мир, а затем слетел какой-то психологический предохранитель. Услышав слово "выродок" отправленное в сторону чистокровного эльфа, Дани не на шутку взбесился. Как может какой-то полукровка характеризовать Перворожденного такими грязными определениями? Точнее, как он смеет?
- Да как ты можешь так называть собственного отца! - выпалил мужчина, делая шаг вперед. Слова о том, что ему следует убираться, он искусно пропустил мимо ушей. Больше не было в его мыслях планов отступления. Вообще никаких планов не было. Только добиться ответов, информации, всего, чего вообще возможно. Страх быть покалеченным в случае, если дело дойдет до драки, даже не прикасался к сознанию. Следует поблагодарить вино. Кстати, где оно? Для большей храбрости можно бы еще немножко... Заприметив какую-то бутылку, которая так и просилась на ручки, Дани схватил ее. К сожалению она была почти пустая. Да и неоплаченная заведением... Ту, увы, он успел отдать спутнице. Пожалуй, не стоило так делать. Даниэль не имел представления о том, как Миристель относится к алкоголю и можно ли жрицам вообще употреблять вино, но раз уж за счет заведения бутылка досталась им обоим, было бы просто неприлично не поделиться.
Итак, следующей кандидаткой выметаться отсюда была именно жрица. Эйнеке налетел на нее с какими-то вопросами, суть которых Дани не уловил, но вознамерился во что бы то ни стало вступиться и помочь чем-нибудь. Его задумке, однако же, не суждено было сбыться, потому как внимание его было привлечено связанной девушкой.
- Я слышала это имя, от заказчика.<...>.
"Ну вот еще! Что за таверна переплетения судеб. То тут то там Морнэмир проскальзывает. Ерунда какая-то! Так много совпадений не бывает. Это... разорвало бы мировой баланс, вот что!"
- Не припоминаешь, или не хочешь припоминать? Волей неволей Даниэлю пришлось ввязаться в паршивую историю с допросами. "Пожалуй, Миристель не одобрит," - Даниэль косо взглянул на спутницу, понадеявшись, что та сейчас достаточно хорошо увлечена разборками с полуэльфом, чтобы не обратить на него внимания. Он же для доброго дела старается? Тем более пленнице никто не вредит. Она просто связана.
"А-а-а! Что б тебя, Дани, лучше вообще молчи! И вслух и..."
Причиной всплеска самонедовольства был второй полукровка. Что его так вывело непонятно, да только "не вредит" быстро превратилось в "хоть бы не убил". Наемница что-то знала, а значит была нужна живой и только живой, а уж никак не с ножом в горле. Ситуация, правда, быстро разрешилась, и теперь под прицелом оказался сам Даниэль. "Зачем вообще Наталь ввязался?" - хотелось спросить ему, но он зарекся не говорить даже сам с собой. Нормально же спорили, никто никого не бил, даже ругались почти мирно.
Несколько мгновений эльф внимательно рассматривал "противника", словно бы прикидывая, насколько скоро тот перейдет от слов к действиям и вообще способен ли он это сделать. Судя по воинственному виду вполне себе мог.
- А если встану правее? - насмешливо скривив губы, поинтересовался Даниэль, не в силах совладать с так вовремя пробудившимся приступом идиотизмом, но бутылку на стол поставил. А на кой она, если пустая? Ну... почти пустая. Разницы то. Сейчас не это было важно.
"Успею увернуться?" - насколько возможно трезво оценив ситуацию, эльф заключил, что сможет, если хорошо постарается. Посему двигаться он ни вправо ни влево не стал. Тем более, что-то подсказывало, что сии передвижения были необходимы исключительно для того, чтобы вывести его под обстрел. Двигаться не стоило однозначно. Жить-то хочется. И желательно в целости.

+2

33

- Морнэмира ал Аллэ здесь нет.
На несколько мгновений Миристель забыла и о связанной девушке и о своей миссии спасительницы. Полуэльф ничего не знал о местонахождении своего отца, более того, не желал знать. Жрица поняла, что рано обрадовалась своей удаче, и оттого еще более озлобилась на Эйнеке. Его грубость и наглость выводили ее из себя, хотя она и старалась не поддаваться влиянию эмоций. Огонь пылал внутри нее, не находя выхода. А полуэльф только подбрасывал дров, заставляя Миристель все более распаляться.
– Мне дарована божественная сила, Эйнеке, и я не побоюсь направить ее на преступника, – спокойно проговорила жрица, выделив голосом его имя и глянув слегка надменно на полуэльфа, который, по ее мнению, погряз во мраке неведения и заблуждения. – Не думайте, что я отсутплюсь от своих слов, – предупредила она с легким высокомерием в голосе и взгляде, – Не мне, но и не вам судить ее, а лишь одному Имиру.
Миристель не сомневалась, что ее слова были достаточно убедительны. Полуэльф приблизился к ней, но она не отступила назад. Он был выше, чем она, но это не помешало ей смотреть на него "свысока". Такого взгляда удостаивались все, кто сомневался в ее силе или в божественном величии.
Но, взволнованная происходящим, девушка не сразу заметила, как попала "под прицел". Брат этого Эйнеке, Наталь, сейчас целился в них и обращался, кстати, тоже именно к ним, а не к кому-либо еще в этом помещении. Насколько серьезно был настроен Наталь, Миристель не знала и не могла сказать (мало ли, вдруг они здесь все умалишенные?), но язык придержала и не сказала более ничего, решив, что играть в храбреца сейчас, по меньшей мере, глупо.
Кстати, о глупости – вполне активно вел себя Даниэль (даже решил участвовать в допросе пленницы, от чего Миристель совершенно растерялась), который, кажется, решил, что эльфийское бессмертие спасет его и от ножевого ранения. Или это новое правило такое – есть жрец, можно и рискнуть? Когда эльф начал насмехаться над Наталем, Миристель мысленно вздохнула. Но, может, именно действия спутника и придали ей уверенности.
– Убери нож, Наталь, – твердо произнесла она, тем не менее, не расслабляясь. Если бы он сейчас метнул свое оружие, она бы, скорее всего, смогла уклониться. Рыжая девушка совершенно не обращала на них внимания, а пленница, кажется, даже забавлялась происходящим. Миристель оставалось только дивиться такой беспечности.
– Развяжите ее. Я жду, – жрица выжидающе посмотрела на Эйнеке.

+2

34

Огонь пылал, судя по всему, не только внутри жрицы. Сам банкетный зал вдруг стал таким душным, что у Эйнеке волей-неволей начала кружиться голова, а тело сковала внезапная слабость. Ему захотелось было сесть на ближайший стул и перевести дыхание, но не тут-то было. Во-первых, доставучий эльф не собирался покидать таверну. Во-вторых, его подружка оказалась столь же упрямой и докучливой, но раз в двести более высокомерной. В-третьих, Наталь, как хорошо вышколенный бойцовый волкодав, показал чужакам свою готовность защищать брата и многострадальные бутылки, которые невесть каким чудом стали ходить по рукам и хаотично опустошаться всеми, кому не лень. Радовала пленница – единственная кто вела себя более-менее в соответствии с планами Эйнеке в отношении этого гребанного допроса, переросшего вдруг в форменный цирк. Впрочем, была еще Гволкхмэй, но она тоже вела себя в рамках приличия. Разве что тоже лезла с вопросами к пленнице вперед полуэльфа. Девушку вполне оправдывал ряд уважительных причин – ее хотели убить, а после обвинили в полукровности – так что можно простить ей эдакую невежливость. В общем, начать наводить порядок в комнате Эйнеке решил именно с беловолосой, как с самой вменяемой в данный конкретный момент.
- В твоих интересах вспомнить сколько тебе заплатили, - отозвался Эйнеке, одарив пленницу пронзительным немигающим взглядом синих глаз, - Тогда я перекуплю тебя как проводника к той хижине большей суммой, а не брошу гнить в городскую тюрьму в ожидании прогулки на эшафот. Убийство, знаешь ли, тяжелое преступление. Особенно убийство, отягченное покушением на второе, - озвучив свое предложение, Эйнеке чуть улыбнулся, затем повернулся к брату. Он хотел было ему что-то сказать, но, хватанул слишком много воздуха и закашлялся. Все что смог полукровка, так это положить тонкую руку на предплечье близнеца и, продолжая все еще тихо покашливать, одарить брата крайне красноречивым взглядом – теплым и признательным, но вместе с тем строгим и повелительным.
- Тише, братик, будь учтив с гостями, - наконец смог прохрипеть полуэльф, откашлявшись. Он решил, что приступ было миновал, а потому обратился к чистокровному остроуху, что так старательно искал его отца. Сил у полукровки значительно поубавилось, а потому он, надеясь, что никто не придаст этому большого значения, все же оперся о край стола, чтобы держаться более-менее прямо перед незваными гостями.
- А я разве виноват в том, что он мой отец? – Эйнеке уже не кричал и не рычал, всего лишь спокойно спрашивал, позволив себе на краткий миг грустно улыбнуться собеседнику, - Много ли ты знаешь, эльф, о той жизни, на которую он обрек меня и брата?
Между тем пленница вдруг заявила о том, что знала Морнэмира. Опешив от такой неожиданности, Эйнеке вновь закашлялся и чуть пошатнулся, но устоял на ногах и даже сумел одарить беловолосую несколько заинтересованным взглядом. Впрочем, довольно скоро он уже вновь смотрел на эльфа, будто говоря ему, мол хочешь, что узнать – расспрашивай пленницу, но шкуру ей не порти. Наталю тоже достался взгляд Эйнеке. На этот раз приказ заключался в том, что брату следовало запоминать все, что скажет беловолосая относительно их отца.
- Ты – надменная, высокомерная и самоуверенная девица, - сквозь кашель полукровка наконец обратился к эльфийке, которая, судя по всему, оказалась жрицей, - Как ты смеешь приказывать нам и угрожать силой богов? Ты думаешь Имиру будет угодно, если ты толкнешь меня нарушить правила гостеприимства, пытаясь защитить себя и брата?! Заставишь хозяина дома поднять руку на гостя? Или сама согрешишь подобным образом, напав на хозяев? – каждое слово давалось с определенным трудом, но Эйнеке продолжал говорить, глядя в глаза жрице пылающим взором, - Я не грожусь тебя испепелить прямо на месте, хотя и тоже не лишен определенной силы. Мой брат схватился за нож лишь с целью защитить меня и то только когда вы оба первыми наплевали на все правила приличия, вломившись сюда и вмешавшись в наши личные дела! – новый более сильный чем все предыдущие приступ кашля заставил Эйнеке ненадолго замолкнуть, приложив к груди руку. Что-то внутри жутко саднило… Пришлось сделать над собой усилие, чтобы продолжить говорить.
- Здесь не Арисфей и в лучшем случае ты жрица, а не послушница, но это не дает тебе власти распоряжаться в чужом доме. Уходи прочь, - отчеканил полуэльф, - Судьбу этой девицы решать не тебе и не мне, а ей самой или же тому, кто олицетворяет в нашем городе власть Имира – судье...
Больше говорить Эйнеке не мог, даже если бы очень захотел. Кашляя и хрипя, он поспешил поскорее добраться до своей комнаты. Ему срочно нужно было лекарство.
-> "У Кота-колдуна". Комната Эйнеке

Отредактировано Эйнеке (26-02-2016 14:03:27)

+1

35

Миристель не сразу поняла, что случилось с полуэльфом, который вдруг зашелся в приступе кашля. Он оперся рукой о плечо Наталя, и девушка заметила, какой взгляд бросил Эйнеке на брата. Миристель посмотрела на полуэльфов совершенно другими глазами; в ней что-то изменилось по отношению к ним, и она "рухнула" с высоты своего высокомерия вниз.
Эйнеке, должно быть, не хотел показывать то, что он ослаб, перед "гостями", а потому оперся о стол, словно это был его привычный жест. Конечно, Миристель могла ошибаться, но теперь она видела, что этот странный приступ кашля отнял у него достаточное количество сил. Девушка никак не выдала своего сочувствия, продолжая играть ту же роль, в которой была и до этого.
- А я разве виноват в том, что он мой отец?
Миристель смотрела на полуэльфа теперь уже открыто сочувственным взглядом. Столько тоски и грусти мелькнуло в его взгляде, в его легкой полуулыбке, мелькнувшей на миг на бледном лице. Девушка молчала, обдумывая его слова. А с чего они с Даниэлем решили, что полуэльфы и Морнэмир – счастливая семья? Что, если Морнэмир и вправду заставил этих близнецов страдать?
"Я дала слово, что найду Морнэмира, а значит сделаю это во что бы то ни стало," – твердо решила жрица, продолжая задумчиво разглядывать Эйнеке. Полуэльф некоторое время сохранял спокойствие, а затем обратился к Миристель. Спокойствие его тут же рухнуло, а девушка почувствовала, как пара его слов вновь разжигают пламя внутри.
Она выслушала его обвинительную речь, готовясь дать отпор, но полуэльф, вновь закашлявшись, поспешно покинул комнату.
"Я... я так глупа..." – поняла Миристель, растерянно глядя ему вслед. Она только сейчас осознала, что все эти слова, задевающие ее самолюбие и прочие лучшие чувства, давались ему с большим трудом. Он был по-настоящему болен, а она посмела... Миристель не стала додумывать: она чувствовала свою вину в полной мере, но не хотела тянуть время лишними упреками. Эйнеке нуждался в помощи.
– Я последую за ним, – предупредила она Даниэля, мол, ты тут, а я – туда, и, скользнув в дверной проем, поспешно направилась следом за полуэльфом.
Комната Эйнеке

+2

36

Перепалка с вторженцами приобретала все более интересный оборот. Эльф появившийся первым, все-таки поставил бутылку, но в остальном начал вести себя нагловато. Оно и неудивительно столько винища выхлестал, да еще какого! Наталь отпустил волосы пленницы и, улыбнувшись наглецу, достал второй шкуродер. Метал ножи Нат не виртуозно, но с двух попыток попал бы на таком расстоянии, тем более что мишень была не самой маленькой. Правда, повода пока не было, брату прямой угрозы не было, ну а за то, что они увидели связанную девку в их таверне убивать как-то не принято. Со стражей всегда можно договорится, да и с пленницей тоже, что сейчас и делал Эйнеке. Наталю не очень нравилось, что брат последнее время ведет себя слишком спокойно с незнакомцами, хотя знакомство с воительницей принесло им пользу, может и в этот раз что выгорит. Хотя решать старые дела своего отца Наталь не горел желанием, особенно если это касалось долгов или внезапных наследников. От этих мыслей улыбка сошла с лица полукровки, а пальцы поудобней устроились на рукоятках ножей. Как будто в комментарий к спонтанному движению прозвучал голос жрицы. Фраза была произнесена уверенным, хорошо поставленным голосом, но на приказ не походила. Вежливость забавная штука, но еще не повод убирать ножи. Повод последовал спустя секунду.
- Тише, братик, будь учтив с гостями.
Эйнеке говорил, опиравшись на плечо Наталя. После приступа кашля голос был не таким уверенным, но в нем не было тревоги. Наталь послушно убрал один нож за пояс и хотел было поддержать брата, но тот уже развернулся и продолжил поливать гостей гневной речью. Наталь не всегда понимал зачем брат тратит столько слов, если все можно решить грубой силой, к тому же младшему сейчас было вредно столько разговаривать, если он продолжит в том же духе приступ опять вернется. Так и случилось кашель оборвал Эйнеке на полуслове, и он поспешил выйти, Наталь хотел было кинуться за братом. Но и тут его опередили:
– Я последую за ним, - эльфийская девица неожиданно, смягчилась и последовала за Эйнеке.
Ну отлично, они врываются в мой дом, пьют мое вино, и вместо меня заботятся о моем брате… охреневшие эльфы! - последнее ругательство не покинуло мыслей Ната, потому что раз уж все решилось миром, нет смысла обострять ситуацию, да и с пленницей нужно было еще многое решить. Еще одной причиной было то, что полукровка в тайне надеялся, что у брата получится что-нибудь хоть с этой дамочкой.
И чего все девки за тобой бегают, братец? Вторая за сутки уже! - подумала часть Наталя, что была помешана на благополучие брата чуть меньше остальных кусков подсознания.
Затем Наталь вспомнил про эльфа, и то что ему тоже не надо мешать брату, даже если это была его подружка, а то и жена. С этими мыслями полукровка (пока брат не видит и не орет по порче имущества) кинул в пол оставшийся в руках нож, привлекая внимания и доделывая просьбу брата на счет ножей. Лезвие вошло в пол недалеко от чистокровного эльфа. Конечно в сапог было бы эффективней, но раз уж все решилось миром то нечего баловать.
- Возьми остроухий, пригодится побольше бутылки, если Эйнеке решит, что ты нам не нужен, – буркнул Наталь, а потом добавил, - И закрой уже эту чертову дверь!
После Нат повернулся спиной к эльфу и вернулся к пленнице. Конечно глупо, но нож хорошо вошел в доску, и пока его выдерут будет куча времени чтобы спасти свою шкуру и нарезать по чужой. К тому же в комнате была Гволкхмэй и полукровке было интересно проверить можно ли на неё положится, если чистокровный начнет чудить. Как там говорится? Друг познается в беде, вот только не в одной, а как минимум в нескольких. Да и самой простой причиной неосторожного поступка был праведный гнев на то, что всем наглеть можно, а ему нельзя.
- Ну что скажешь, сколько тебе заплатили, помиримся за бутылкой и пойдем грабить твоего заказчика? Или позовем стражу? Там дело одной пощёчиной не обойдется, - на последних словах Наталь улыбнулся. Ему вдруг стало до смерти интересно, что произойдет в этом
чертовом зале через несколько секунд.

+1

37

Гволкхмэй откровенно достал весь этот дурдом. Больше всего ей хотелось сейчас покинуть всю эту сумасшедшую компанию, как и эту таверну, да и город тоже. Не до этого всего было сейчас. Слова белокурой о том, что Волэй наполовину сумеречный эльф, больно резанули сердце. Она? Всю жизнь считавшая себя человеком? Нет, этого просто не могло быть, не могло! Девушка взяла уже изрядно походившую по рукам бутылку вина, изначально принадлежавшую ей, и выпила остатки ее содержимого. Не обращая ни на кого из присутствующих ровно никакого внимания, воительница резко метнула бутылку в стену, и та, со слабым звоном, разлетелась темными осколками по комнате. Но никого не задев.
-Как он мог быть такой тварью?!-заорала Волэй, ни к кому конкретно не обращаясь, и вытащила клинок из ножен.-Чертов ублюдок, какого ему понадобилось переспать с остроухой?! Вот же шваль, и никому ничего не сказать! Да как только он смел называть себя главой рода, сукин сын! Как же жаль, что он уже подох и лишил меня возможности самой выпустить ему кишки!-с этими словами она резко обернулась в сторону пленницы, уже замахнувшись, чтобы снести ей голову, но в последний момент сдержалась-в конце концов, эта девка ничего не сделала, только убила Рэйлина, но Рэйлин… Рэйлин был мертв уже давно. Мертв изнутри. Сволочный папаша вбил ему в голову слишком много мыслей о роде и долге, и, следующий этим «истинам» всю жизнь, брат просто не смог пережить смерть всего рода. Но оно было и к лучшему. Как бы Волэй ни любила его, Рэйлин вряд ли бы смог смириться с тем, что его сестра оказалась полуэльфом. Он, с его высокими моральными принципами, просто отрекся бы от нее, и ушел своей дорогой. А вот  такого удара не пережила бы уже сама Волэй. Смириться с самим фактом она бы смогла, но вот укротить в себе злость и обиду… О нет, это было не в ее власти. И кто знает, что она бы сотворила в таком случае-придалась бы жестокой резне всего и вся? Собрала армию и вырезала бы половину сумеречных эльфов? Или же навсегда заключила бы свое сердце в каменные тиски и пошла на службу к какому-нибудь злому сумасшедшему магу, вознамерившемуся подчинить себе весь мир, завладеть им обманом, стереть с лица мироздания?.. В любом случае, ничего хорошего девушка бы не сделала. Но то были лишь мысли на тему «если». Сейчас этого «если» явно не произошло.
Вернувшись в реальность, Гволкхмэй, не произнеся больше ни слова, вложила меч обратно в ножны и отошла в дальней угол комнаты, откуда незамедлительно донеслись приглушенные ругательства-причем, бывшие еще хуже, чем у любого сапожника.
Что же касалось двух незнакомых эльфов, то на них девушке по-прежнему было плевать. Хотя уход Эйнеке с одной из них принес Волэй значительное облегчение-атмосфера явно начала разряжаться. К тому же, та эльфийка вполне могла и прикончить мага, что тоже избавило бы воительницу от всяческих с ним пересечений.
-«Даже если эта выскочка и относится к каким-нибудь эльфийским жрецам, это вряд ли помешает ей если что прикончить этого урода, и уж лучше бы, чтобы она это сделала,»-думала Гволкхмэй, хотя такие ее мысли вряд ли можно было принимать всерьез. Во-первых, она вряд ли стала бы желать смерти Эйнеке, даже если бы тот сам хотел ее убить или переспал бы с этой жричкой. Во-вторых, в моменты искреннего негодования весь мир становился для Волэй скопищем полнейших идиотов, ублюдков, ослов, и прочих не очень-то умных созданий.
В общем, поведение воительницы явно показывало, что к ней сейчас лучше не лезть, впрочем, она и не особо на это нарывалась-стояла себе в углу и все еще бурчала себе под нос всяческую ругань, уже пошедшую, кажется, по второму кругу.

+1

38

Девушка покорно сидела на стуле связанная и смеялась, её забавлял хаос, что творился вокруг.
- Не припоминаешь, или не хочешь припоминать?
- Не ты меня сейчас держишь связанной, так с чего я должна отвечать тебе? - задиристо ответила Тэл, и показно отвернула голову от эльфа, но видя, тчо тот явно настроен решительно, продолжила. - Гораздо с большей вероятностью, этот красавчик мне сейчас перережет глотку, а ты вряд ли подойдёшь ко мне столь близко, да и зачем мне скрывать то, на что абсолютно наплевать? - улыбнулась девушка, с вызовом глядя на парня.
- В твоих интересах вспомнить сколько тебе заплатили<...>
Услышав замурчательное предложение, Тэлэрин наверняка бы сейчас завиляла хвостиком, если бы была в волчьей форме.
"Эх, такими темпами я смогу позволить себе новый костюмчик." - волчица едва не завизжала от радости, как вдруг на неё замахнулись мечом.
- Ну-ну, Рыжик, спокойствие только спокойствие, всякое в жизни случается, не всем же быть чистокровными, - задорно пропела девушка невозмутимо глядя на воительницу.
Сколько раз на неё замахивались вот так мечом, она уже и не припомнит, но благодаря устоявшемуся понятию, что дуракам везёт, Тэл выходила сухой из воды и не только из неё, за все пять лет, что она путешествовала с ней случилось много, так что реагировать на каждый угрожающей ей меч нервов никаких не хватит, хотя о чём это я? Она же безумная, а для безумных жизнь только игра, а разве может игрок покинуть игру, пока её не доиграет?
- Ну что скажешь, сколько тебе заплатили, помиримся за бутылкой и пойдем грабить твоего заказчика? Или позовем стражу? Там дело одной пощёчиной не обойдется.
- Сто монет, - промурлыкала девушка и готовилась к скорейшему освобождению.
Оглядев себя, она заметила, что маленькие ссадины уже полностью зажили, а вот обожжённые руки, до сих пор отдавали болью.

+2

39

Кажется ничто на свете не было способно переубедить Даниэля в невероятности Морнэмира. Невероятности в хорошем смысле. Он всегда считал его неким примером, тем, на кого можно равняться и даже стоит. Он был полностью уверен в том, что думает и считает, и по обыкновению ничто в такие моменты не способно было его переубедить. Даже слова, что произносил Эйнеке не действовали на него. Ну да, родителей не выбирают. Никто не выбирает, какой прок говорить об этом? Дани не придал бы значения этим словам, списав их на спесивость мальчишки, что еще по-видимому не научился ценить то, что имеет. Имел, по крайней мере когда-то. Но та улыбка, что на секунду ему привиделась сказала куда больше. Может с алкоголя эльф стал чуточку более сентиментальным чем вообще нисколько, может и правда что-то честное увидел, неважно. Главное, что его рвение бороться за честь наставника поубавилось. Вообще-то он и правда не знал, что произошло между ним и сыновьями. Последние слишком нелестно отзывались о нем, чтобы это означало что-то хорошее.
"Допустим." Дани смолчал. Ему нечего было ответить. Сказать, что в его столетних воспоминаниях учитель был просто потрясающим мужиком? Как-то не слишком убедительно. Да и... детям свойственно все приукрашивать. Возможно, что-то простое и очевидное в те дни было недоступно взгляду Даниэля. Спорить он не стал. Да и кажется полуэльфу было не до этого.
Когда Миристель ни с того ни с сего собралась идти за полукровкой, Дани только коротко кивнул ей. Мол, ты там осторожнее; зови если что случится. К нему постепенно возвращалась привычная немногословность. Оно и к лучшему. Если уж эльф говорил, что непременно какую-нибудь нелепицу. На несколько секунд задумавшись, он был неприятно удивлен тем, что пол перед его ногами стал мишенью для чьих-то странный забав. Хорошо, конечно, что не в ногу попал. Вот бы еще знать, благодарить в этом самого Наталя или подведшую его меткость? Мужчина даже вздрогнул бы, но его так увлекли собственные мысли, что реакция на какое-то время замедлилась. Так что вздрогнуть он не успел.
Вся его реакция свелась к тому, чтобы нарисовать на лице крайнее сомнение и перевести взгляд с предложенного предмета обороны на того, кто его так щедро одарил. "Не думай, что у меня не найдется стрелы за пазухой, остроухий," - хмыкнул про себя брюнет.
Надавив сапогом на рукоять, Даниэлю удалось вытащить нож меньшими усилиями, чем на это, возможно, рассчитывали. Проще говоря, оружие почти упало на пол, в дальнейшем достать его не составило труда. Пол правда попортился... но тут уж чья вина. Не Даниэль начал ножами кидаться, так что и вопросы не к нему. Наклонившись темноволосый поднял клинок и аккуратно положил на ближайший стол.
- Уж как-нибудь обойдусь. Но благодарю за шедрость, - сказал он при этом, отвешивая абсолютно несерьезный поклон. А вот идея закрыть дверь ему приглянулась больше. Точнее... так скажем, он якобы и сам подумал о том же самом. Иначе он никак не сумел бы себе объяснить какого черта выполняет просьбы полукровки.
Между девушками тем временем произошло что-то неприятное. Насколько можно было судить по мечу, занесенному над связанной и безоружной пленницей. Реакция последней позабавила Дани. К счастью все обошлось. Иначе пришлось бы вмешаться, потому что ответов добиться он был намерен серьезно.
- Отчего же я не смогу подойти ближе? - вкрадчиво поинтересовался эльф, делая несколько шагов вперед. Ему вовсе не нравилось, когда кто-то его не слушал, тем более не отвечал на заданные вопросы. Конечно, пытки дело гадкое, и к ним иметь отношения совсем не хотелось. Однако, пленница ведь не в курсе, что он такой моралист? Обман, если во благо, не есть плохо. И при необходимости Даниэль охотно пошел бы на него. Пока же, стоило предпринять попытку просто уболтать девушку. "Ха, уболтать, как же. Ты, Дани, так уболтаешь, что все тут в тишине помрут со скуки."
- Вот именно - незачем. Так что и рассказать не проблема. Плохо верится, что ты совсем ничего не знаешь. Иначе бы и не упоминала это.
Говорил он так, слово бы ему самому было не слишком важно знать ответы. Однако внутри уже все клокотало от недовольства. Да, именно от него, потому как с уверенностью назвывать это злостью было еще рано. Хотелось любыми средствами заставить девушку говорить то, что хотелось слышать и кричать "отвечай!" до тех пор, пока не возымеет успех. Ну или пока голос не пропадет... а там уже можно переходить и на более грубые способы. Пока что Даниэля ограничивало присутствие двух других участников допроса, но до состояния "плевать, у меня важнее" было уже недалеко.

+2

40

Долго ждать чудес не пришлось. Правда, первое прилетело не совсем оттуда, откуда ожидалось. Ножа в спину Нат так и не дождался, зато вот их почти освобожденная пленница, чуть не лишилась головы. Воительница, что до этого так спокойно реагировала на все происходящее, вдруг расколола многострадальную бутылку, а потом выхватила меч. Наталь поблагодарил судьбу за то, что бутылка не прилетела к нему и что у него в руках остался еще один нож. Имей бы он два совсем хорошо было, но раз уж решил повыпендриваться придется справляться с непредвиденными трудностями одним. Благо драться ножом против меча не пришлось, воительница выпустила пар и никого не убила. Уже третий раз за неделю Нат хватается за оружие от выходок Гволкхмэй, и по сравнению с белым оленем и тараном стены, сейчас было как-то совсем не смешно. Эйнеке чертовски везучий в поисках своей породы психов… Наталь искренне надеялся, что эльфийка, которая сейчас находится в комнате брата будет хоть чуточку спокойнее.
- Добро пожаловать в наш клуб выродков, сестренка, тут всего один чистокровный остроух, если ты не заметила! - крикнул полукровка вслед воительнице достаточно громко чтобы его услышали. На данный момент Нату казалось, что это хорошие слова поддержки. И надо же было куда-то пар спустить. Выходку воительницы можно было расценивать как угодно. От обычной истерики или запущенного женского алкоголизма, до попытки замести следы. Хотя какие тут следы? Посидели, поболтали, всего одну бутылку грохнули. Вон даже пленница не дрожит от страха и не молит о пощаде как это положено по традиции, а даже наоборот, получает удовольствие от ситуации и чуть ли не ржет во весь голос. Ну узнали они что у чьих-то рыжих волос не совсем человеческие корни, ну все в жизни бывает! Затем в голове появилась еще одна мысль, хорошо, что Эйнеке ушел и ни в кого не летит огненный мячик под громогласный комментарий из разряда «Не ори на меня!». Старший из близнецов был склонен считать себя намного спокойнее брата.
Затем Наталь наконец получил ответ на вопрос о стоимости. Кажется, чистокровный тоже пытался добиться ответа на свой вопрос, тоже заданный уже кучу времени назад. Но деньги видимо были более интересной темой, чем выяснение правды и мотивов.
«Сто монет, а не враки ли?» - возникла мысль при взгляде на лицо белокурой пленницы, - «Ну да черт с монетами, все окупится, если из собравшихся в этой комнате удастся сделать один отряд и наконец-то разобраться с папашкой и его проблемами!» - при этой мысли Нат невольно улыбнулся.
- О цене договоришься с Эйнеке. Я тебя развяжу, но пока без оружия погуляешь, так спокойнее, - говорил Наталь, разрезая узлы на ногах девушки и переходя к рукам, – С такими лапками все равно нечего тяжелее стакана не поднимешь, – шкуродер вспорол путы на руках, и полукровка мельком заметил ожоги на ладонях белокурой.
«Интересно, чья это магия была? Эйнеке? Или откат от той болванки, что на траве валялась?» - любопытство взяло верх, и Нат взял миниатюрное запястье, разворачивая его чтобы осмотреть ожоги. Движение вышло как и с волосами, надежное и аккуратное - не вырвется и не покалечу. Ожег был чистым. При надавливании не хрустел, гной не тек, волдыри не лопались - в общем, все было не так плохо, как могло быть при игре с такой нестабильной штукой как огонь. Но это все равно подпортило настроение Наталю. Сволочи они конечно с братом, избили девку, искалечили, утащили и заперли в комнате с психами, а она просто хотела их убить! Подслушай бы эту мысль Эйнеке, он бы и Нату ожег поставил туда где не видно, чтобы не портить сходство близнецов и чтоб хрень в голове не гуляла.
- Пошлите за знакомство что ли выпьем, раз уж всем ото всех что-то надо. Все равно ничего толком не решим без моего брата и той дамочки в белом, – полукровка наконец отлепился от чужих обожжённых лап и поковылял в главный зал. Не дожидаясь пока все подойдут, Наталь перегнулся через стойку и, игнорируя лысого трактирщика, выудил бутылки получше и стаканы почище. И начал разливать выпивку.

Отредактировано Наталь (03-03-2016 23:05:27)

+2

41

-Сам ты выродок!-огрызнулась Волэй из своего угла. Затем послышались еще приглушенные проклятия, не обращенные ни к кому, а после девушка вновь обратилась к Наталю.-Вы с братом, конечно, прекрасная парочка, но в вашей компании я бы не осталась и на неделю. К черту вас, с вашими идиотскими замашками, походящими на капризы людей с серебряными ложками в задницах!-с этими словами воительница все же отлипла от стены и подошла к белокурой.
-Как звать-то?-буркнула она, когда Наталь развязал веревки.
-Пошлите за знакомство что ли выпьем, раз уж всем ото всех что-то надо,-тем временем разглагольствовал полуэльф, и Волэй была склонна с ним согласиться-выпивка ей сейчас нужна была больше всего. Все так же не особо обращая внимания на странного эльфа, девушка пошла за Натом, пропуская вперед белокурую и на всякий случай придерживая рукой ножны с мечом-вдруг эльфик решит что-нибудь учудить. В конце концов, он, похоже, не добился того, чего хотел, а это вполне могло его расстроить. А уж если кто-то расстроен или рассержен, то не миновать беды.
Садясь за стойку, Гволкхмэй попыталась полностью сосредоточиться на том, что было сейчас важнее всего-на нанимателе белокурой. Итак, его они уже знают. А вот его мотивы…вот в этом только предстояло разобраться.

0

42

- О цене договоришься с Эйнеке. Я тебя развяжу, но пока без оружия погуляешь, так спокойнее, - сказал ей полуэльф разрезая верёвки.
- Конечно, но не могла бы я получить свою сумку, вряд ли я ей кого-то пришибу, - спокойно проговорила девушка, как вдруг парень взял её руки и стал разглядывать обожжённые ладони.
- Эй, ты ч.. - девушка слегка была удивленна интересу к её ране, от того, кого чуть не прикончила. Брюнет таки отпустил руки Тэл и она принялась потирать зудящие от верёвок запястья.
- Как звать-то? - пробурчала "Рыжик", она уже нравилась Тэл, такая вся серьёзная, строгая и такая смешная.
- Я - Тэлэрин, Тэлэрин Майв, - улыбнулась волчица.
А тем временем неугомонный эльф, продолжал её допрашивать.
- Вот именно - незачем. Так что и рассказать не проблема. Плохо верится, что ты совсем ничего не знаешь. Иначе бы и не упоминала это.
Девушка подошла к нему вплотную, и смотрела на него со своих 160 сантиметров, как на огромную башню.
- Читай по губам. Яяя Ниичеегоо Нее Знааюю. Я работаю только из-за денег, так что я решила, что эта информация мне не к чему, поэтому просто прослушала, если надо, сам топай к нему и расспрашивай сколько влезет, - скрестив руки на груди сказала девушка и громко хмыкнув, развернулась.
- Пошлите за знакомство что ли выпьем, раз уж всем ото всех что-то надо. Все равно ничего толком не решим без моего брата и той дамочки в белом.
- Я только за! - улыбнулась девушка и пошагала за всеми.
Сев за стойку и получив свой стакан, Тэлэрин мгновенно осушила его залпом.

Отредактировано Тэлэрин (05-03-2016 10:49:03)

+1

43

Пока Даниэль на последних каплях терпеливости дожидался ответов, произошло что-то ну совсем уж немыслимое. Теперь уже и он был склонен считать, что по случайности очутился в центре какого-то дешевого спектакля, который при этом ему совсем не нравился.
"Чистокровный остроух?" - Дани приподнял рассеченную бровь, силясь сообразить насколько и чем ему не нравится данное определение. Обычно он гордился тем, что входит в число лесных эльфов, чья кровь не была испорчена генами других рас, при том ни в одном поколении, сколько мог упомнить. Но так его еще никто не называл. Сдержавшись от того, чтобы скривить физиономию, демонстрируя тем самым все, что на данный момент о "клубе выродков" эльф думал, он качнул головой. "А сам-то как будто не остроухий," - пробурчал про себя брюнет. Впрочем, ему быстро стало все равно. В конце-концов суть-то не изменилась, так что и неважно. А уж беспокоиться о том, что думают о нем окружающие привычки не было. И заводить не стоит. Иначе даже вот сейчас было бы до сих пор стыдно, что вмешался в чужие дела. А так нет, живи себе спокойно и лезь куда вздумается: одно слово - жизнь!
Правда, в дальнейшем дела пошли еще хуже. Казалось бы куда еще? Но нашлось-таки такое место. И очень быстро.
Даниэлю даже на секунду почудилось, что он сходит с ума. "Серьезно? Какого черта тогда они эту пленницу вообще связывали? Чтобы развязать? Во истину непонятные создания." Слов не хватало на то, чтобы описать смятение и недовольство эльфа. Он-то ведь так ответов и не получил. Кажется, уже стоило опасаться, что и не получит. Нет правда, что за ерунда происходит? Дело не закончено, нельзя бросать попытки. Уж только не сейчас, когда цель так близка, что кажется можно дотянуться рукой. Возможно, Миристель удалось что-то узнать от Эйнеке, но на это надеяться не приходилось. Ничего не сделается лучше, чем то, что делал собственноручно. Вот так вот. Так что просто так "клубу" отделаться от Даниэля не удастся.
И только он раскрыл рот, чтобы возмутиться, как перед ним возникла та самая пленница. В связанном виде она представлялась Даниэлю более высокой. Он же сильно над ней нависал, что впору развиться комплексу по поводу своего роста. Ну, если бы конечно мужчине не нравилось бы смотреть на всех свысока во всех доступных смыслах этого слова.
"Вот так вот прослушала? Но зачем было тогда вообще об этом говорить?! Аргх, женщины!"
Ему было совершенно непонятно зачем так делать. Никакой логичности в этом не было. Он всегда старался запомнить как можно больше, потому что в будущем это могло пригодиться. А если уж и ради денег... тогда в этой ситуации пленнице удалось бы перехватить еще пару монет. Тогда почему?...
- О, за этим дело не станет, - протянул эльф, чуть наклоняясь вперед. - Ты только скажи, где его найти. Уж это-то ты должна помнить?
Темноволосый был уверен, что должна. Иначе куда бы она стала возвращаться за деньгами? Впрочем, за логичность окружающих существ Дани уже всерьез опасался. Один развязывает пленников, другая бутылки бьет ни в чем неповинные ни с того ни с сего... Ужас одним словом.
- Пошлите за знакомство что ли выпьем, раз уж всем ото всех что-то надо. Все равно ничего толком не решим без моего брата и той дамочки в белом.
А вот это уже мысль. Хорошая. Все опасения за логичность исчезли, спасенные этим самым предложением. Мозг требовал продолжения банкета; Дани пытался с этим спорить, но не слишком активно. В конце-концов эта Тэлэрин вон какая маленькая, должно быть и напоить ее несложно. Тем более она сама к этому рвется. А за бутылкой все разговорчивее. Так что можно считать это таким ухищренным способом продолжить миссию.
Не говоря ни слова Дани отправился следом за остальными в соседний зал, где сразу занял место среди них. До него стакан пока не дошел, но бульканье разливаемого вина уже ласкало слух.

+2

44

- Конечно, но не могла бы я получить свою сумку, вряд ли я ей кого-то пришибу, - между тем спросила беловолосая.
- Не-а, твои вещи или в моей комнате или в комнате брата. В свою я не пойду, пока не напьюсь, а прерывать брата, когда он с дамой плохая идея, ты уже в этом сама убедилась, Тэл, – пока полукровка ковылял до барной стойки его слух выцепил имя бывшей пленницы.
- Меня, кстати, Наталь зовут, с Гволкхмэй ты уже знакома, а вероломный остроух, надеюсь, сейчас и сам представится, – договорив, Наталь толкнул в сторону эльфа его порцию выпивки, затем остальным полетели их кружки. То, что кружки вылетят за пределы стойки или расплескают содержимое Нат не боялся - он практически трезв и за барной стойкой простоял не меньше лысого, который все-таки решил послушаться полукровку и уйти. Да и, в конце концов, если кто-то прозевает свое бухло разве это проблемы Наталя?
"Тогда почему ты об этом думаешь?" - грызла мозг непонятно с чего пробудившаяся совесть, наполняя сознание Наталя всякой подобной лобудой, пока тот перевесившись через пол стойку выуживал из-за неё четыре бутылки по одной на морду.
- Ничего, сестренка, не расстраивайся, сегодня не самый хреновый день в твоей жизни раз твой родич связался с моим непутевым папашкой. Самое плохое еще впереди, – говорил Нат, ставя запотевшую бутылку перед воительницей. Наталь прекрасно слышал, что летело ему вслед, только его это не обижало, полукровка редко обижался на людей. Дед научил его одной мудрости - «Ты прости человека или убей». Волэй Наталь убивать не собирался. Ему еще многое надо у неё спросить, да и забавно было наблюдать как человек бесится от того что он наполовину эльф, не орк не гоблин а вполне себе человекообразный долгожитель с неплохим иммунитетом и без ненужных моральных ограничений. То, что бутылка поставленная перед рыжеволосой разобьется об череп Наталя, воин не боялся. Во-первых, рыжая любит вино. Во-вторых, следуя дедушкиной мудрости, раз Тэл не убили, то и Нату простят его язык. Ну, а ругани полукровка только рад. Всегда есть шанс узнать что-то новое.
- Ты ведь не о здоровье нашего отца пришел так упорно спрашивать да, эльф? Он опять во что-то вляпался так ведь? - скорее утверждение, чем вопрос Нат бросил чистокровному эльфу, остроухом его называть дальше было неприлично раз уж спросил его имя. Парень, конечно, забавный может тоже оружием помашет, в защиту имени непутевого прародителя Наталя и Эйнеке. У полукровки было уже много теорий насчет мотивов двух эльфов. От того что этих двоих тоже заделал его папашка, до того что он что-то им должен. Воспоминания об отце, волей не волей наводили на такие теории. Да что там! То, что Наталь и Эйнеки родились и стали магами, а затем и наемниками - это тоже результат цепочки фееричных провалов отца. Но об этом Наталь не собирался говорить с теми, с кем выпивал сейчас, да и ответы на свои вопросы он слышать тоже не очень-то хотел. Полуэльф повернулся к своей кружке и погрузился в цепь нехитрых движений, направленных на поднятие бокала и отхлёбывания из него.
***
Спустя некоторое время перед Наталем стояли две пустые бутылки, а в голове гулял приятный ветерок. Решив, что с гостями он проторчал достаточно долго и пора бы пойти проведать братишку, полуэльф поднялся со стула. Даже если у Эйнеке все выгорело, этого времени ему хватить, чтобы появление Наталя ничему не помешало.
- Пойду схожу за братом, - буркнул полукровка. Все равно они ничего не решат без этих двоих.

-> Комната Эйнеке.

+1

45

Дверь резко распахнулась, с громким хлопком ударяясь о стену и грозя слететь с петель, словно бы новый гость хорошенько пнул её с другой стороны. В дверях стояла девушка в чёрном плаще и с накинутым на голову капюшоном. Белые волосы, обычно аккуратно убранные под плащ, сейчас  выглядели несколько растрёпано, выглядывая из под капюшона. Гостья тяжело дышала, как после долгой пробежки, её узкие плечи, то и дело, поднимались с каждым вдохом. Окинув нервным взглядом посетителей на предмет выявления потенциально опасных для неё субъектов, драконица, убедившись, что всё в порядке, сделала глубокий вдох, стараясь урезонить сбившееся дыхание, и направилась, как ей показалось, к управляющему, игнорируя косые взгляды со стороны посетителей.
Который это уже раз? Второй? Третий? Двадцать третий? И в этот раз, всё, как всегда, начиналось хорошо. Небольшая миловидная деревенька со всех сторон окружённая вековыми деревеьями. Тишь, гладь, да божья благодать. Тут и решила ненадолго остановиться Керихат. На свою беду. Зайдя в, на удивление, шумный для такой деревушки постоялый двор, Керихат и подумать не могла во что всё это в скором времени выльется. Женская интуиция, если она и присуща драконам, сегодня у неё напрочь отказала, вследствие чего, Мудрейшая и попала под удар. Оказавшись в довольно тесном помещении, девушка прошла к стойке и уже было хотела начать разговор с управляющим, но в её планы вмешался сидящий рядом местный пьяница, который, дыша на драконшу парами спирта, навязчиво предлагал ей за определённую плату оказать ему соответствующие услуги. Не желая привлекать к себе внимания, девушка шутками и прибаутками пыталась отвадить от себя настойчивого кавалера, но тот был мало того, что не трезв, так ещё и не культурен. Поэтому, когда герой-любовник, вероятно, решив, что раз подобный трюк проходит с местными девками, то и с этой пройдёт, начал распускать руки, терпение драконши лопнуло. Она крайне негативно относилась к тем, кто допивался до свинячьего визга, что и это подлило масла в огонь. Несколько секунд возни и пьяница, завывая от боли в сломанной руке, таранил своей бренной тушкой близлежащий стол. Поднялась шумиха и, хмурая девушка с совершенно испорченным настроением, решив, что теперь здесь лучше не задерживаться, двинулась к выходу. Уже у самой двери её остановила чья-то рука, лёгшая на плечо. Но повернувшись к незнакомцу она увидела худощавого мужчину средних лет с перекошенным от страха лицом, губы, которого почти безмолвно шептали:" Дьяволица....Дракон..." Вслед за этими словами, словно услышав слова товарища из-за дальнего столика поднялись несколько человек несколько грубоватой наружности: мощные фигуры, с топором по камню вырубленными лицами и внушительным оружием. Но только сейчас до Керихат долетели какие-то странные колебания, которые до этого ускользали от её внимания. "Магия!" - панически завопил внутренний голос. И от этого, что секунду назад стоял рядом с ней, а сейчас уже пробирался к товарищам, видимо, выполнив свою часть работы, и от тех чурбанов, что стояли чуть поодаль и теперь приближались к ней, с оружием на изготовке, от них от всех, едва уловимо исходили колебания магии. "Неужто опять?" - невесело подумала драконша, раскидывая подвернувшихся под руку зевак и выскакивая за дверь. Оказавшись на улице она было хотела пробежать через задний двор, но, почуяв неладное, рванулась в сторону и в тот же миг воздух в сантиметре от неё засвистел, словно от мощного удара. Резко развернувшись и отскочив назад, она увидела то, то видеть бы сейчас не хотела: 5 воинов, явно не обделённых магическими способностями, стояли напротив драконицы, готовые атаковать. "Боевые маги? Даже если нет, чувствую, разговаривать с ними бесполезно... Молния." Электрический разряд скользнул прямо к одному из воинов, но, на удивление, не поразил его, в отразился, не причинив вреда.
- Что же? Шкуру своих не узнаешь? - раздался насмешливый голос.
- Хе-хе, ещё одна на нашем счету, прямо везет в последнее время! - вторил ему другой.
"Драконья броня" - изподлобья глядя, как поняла драконша, на охотников, подумала она. Злость за сородичей начала наполнять душу девушки, но тут нужно было только бежать. Стоило ей об этом подумать, как колебания от плетения чужого заклинания долетели до неё. Здраво рассудив, что не стоит дожидаться, пока маг закончит, она решила ретироваться. "Телепорт". Воздух, где секунду назад стояла девушка схлопнулся, но переместилась она не в чащу леса, как хотела, а всего на пару десятков метров о того места, где только что была.
- Ты что, за дураков нас держишь? - крикнул один из охотников, кидаясь к Керихат. Оставалось только бежать. Она не представляла куда бежит, и где в итоге окажется, драконша бежала туда, где лес был гуще и где было больше возможностей оторваться от преследователей.
Спустя несколько часов погони и практически безостановочного бега в перемешку с короткими потасовками, драконша в очередной раз остановившись у дерева, затаила дыхание, прислушиваясь. И, спустя минуту, когда дыхание уже было на исходе, с шумом выдохнула, не без удовольствия отмечая:"Кажется, оторвалась... Но, нужно где-то переждать на случай, если они придут сюда." Теперь же, оглядевшись по сторонам, она увидела знакомые очертания домов впереди, за деревьями. "Леммин?" - удивлённо подумала драконица. "Если так, то далеко же я убежала... Погодите-ка. Леммин! Здесь же есть таверна! Таверна того полукровки Эйнеке!" - радуясь своей памяти, драконица, закинув на голову капюшон, быстрым шагом двинулась вперед, ища ту самую таверну.
Дойдя до стойки Керихат, всё ещё пребывая в взвинченном состоянии, с некой настороженностью глядя на управляющего, перешла сразу к делу:
- Здравствуйте, где я могу найти Эйнеке?

Отредактировано Керихат (08-03-2016 00:25:35)

+1

46

Гволкхмэй радостно взяла бутылку с вином и сделала несколько больших глотков. В общем-то, отвечать на слова Наталя какой-нибудь бранью ей больше не хотелось. Ведь теперь к нее был столь драгоценный алкоголь, а перед ним меркло все: и жрица, удалившаяся с Эйнеке (хотя в то, что они там сейчас занимаются любовью и без того верилось слабо), и сам Эйнеке (и все же желание его удушить осталось), и плененная, а ныне отпущенная девушка, и сам факт полукровности Волэй. Абсолютно все.
-Слушай, Тэлэрин,-осушив уже половину бутылки повернулась к белокурой воительница.-А ты, получается, наемница? Как и мы все тут. Что-то в моем окружении слишком много наемников стало последнее время,-она с сожалением на лице залпом выпила все оставшееся содержимое бутылки.-Но с другой стороны, рыбак рыбака…как там было?-голос Волэй все приобретал все больше пьяных интонаций.-Видит издалека, вот!
Она довольно прислонилась боком к стойке, подперев голову рукой.
-А ты, эльфенок? Как звать-то вообще?
И тут на Гволкхмэй стали накатывать приятные воспоминания о былых пирушках и забавах. Сразу вспомнились различные истории, смешные и не очень, про ее бесшабашную юность.
-Тэл, а хочешь я расскажу тебе одну историю, случившуюся со мной десять лет назад?-вновь обратилась к девушке Волэй.
***
Так и прошло, по меньшей мере, несколько часов. Перед Гволкхмэй стояли три выпитых бутылки, которые, вкупе с еще одной, приконченной еще в комнате, приводили сознание в полный бедлам. Но это даже радовало. В такой приятной компании бедлам был как нельзя кстати-ведь так появлялся еще один повод для коллективного смеха и обмена придуриваниями.
***
Бредвик, выгнанный Наталем из-за барной стойки, недоверчиво косился на подошедшую к нему девицу.
-И чего всем сегодня от них надо?-пробурчал он себе под нос.-Мало двух девок, притащившихся с ними и двух странных эльфов что ли? Эх,-управляющий тяжело вздохнул и показал рукой на шумную компанию у стойки.-Тебе туда.

+1

47

- Ты только скажи, где его найти. Уж это-то ты должна помнить?
- Я уже говорила, охотничий домик, в лесах у подножия Скалистых гор, - громко сказала девушка, обижено глядя на эльфа и скрестив руки на груди. - Надеюсь теперь ты от меня отстанешь, - договорила она и отвернулась к Мей.
- Тэл, а хочешь я расскажу тебе одну историю, случившуюся со мной десять лет назад?
Майв тут же изменилась в лице и его озарила лёгкая улыбка:
- Конечно, хочу.
***
С навыками порфессионального алкоглика, Тэлэрин осушила две бутылки чего-то там, да и не важно чего, но девушка прибывала в бодром расположении духа, даже слегка бодрее чем надо бы.
Хотя вела она себя довольно мирно, разговаривая в основном с Гвоклкхмей, но душа уже хотела приключений и затуманенные пьяной пеленой глаза, то и дело заглядывались на чёрненького полуэльфа, но и тот покинул её со словами.
- Пойду схожу за братом.
Девушка обижено надулась и обратила своё внимание снова на Рыжика, которая ей опять показалась такой хорошей, что этого было просто нельзя не отметить.
- Рыжик, ты такая хорошая, - смахнув слезинку проборматала Тэл, запуская в спутанные белые волосы тонкую руку. - Прости, что хотела убить тебя, просто *ик* карсеты во всё виноваты *ик*, и почему они такие милые? - несла, что-то невнятное оборотень, едва удерживаясь на стуле, покачиваясь на ветру, как бамбук. - Простиии! - вскрикнула блондинка и буквально свалилась на шатенку, заключая в крепко-пьяные объятия, но долго в таком положении пьяной Тэлэрин было просто не удержаться и она свалилась на колени воительницы. - А ещё юбочки, они тоже милые *ик*, но в них неудобно ездить верхом, хотя можно одеть под юбку кожаные штаны. Мило, - бубнила себе под нос волчица, расположившись на коленях полукровки.

+1

48

Как только бокал добрался до Даниэля, он тут же осушил половину содержимого. Не то, чтобы он горел желанием напиться в незнакомой кампании, но почему бы немного и не отдохнуть? До толковой выпивки руки не доходили уже давненько, а в пути и вовсе было не до этого. Тем более можно таким образом обмыть найденные зацепки. Еще и за счет заведения... кто тут вообще откажется? Да и Тэлэрин рассказала то, что упорно выспрашивал у нее Дани. Получив ответ, который отчего-то не вспоминался эльфу - возможно он вообще этого не слышал или был слишком занят чем-то своим - он соответственно просьбе "отстал" от девушки и больше ничего вообще ни у кого не выспрашивал.
- Судя по тому, как часто вы упоминаете это слово, "вляпываться" Морнэмиру приходилось часто, да? - вопросом на вопрос полукровки ответил Дани, но немного погодя все-таки решил, что надо бы пояснить все по настоящему. А то ведь и впрямь нехорошо получается. Требуют ответы, а сами ничего не говорят. Тут уж чего угодно можно надумать. - Нет, он ни во что не вляпался. Мы его друзья, если так сказать будет правильно, - протянул остроухий, потягивая вино из бокала. - Его изгнание было ошибкой, но недавно ваш отец был оправдан. Мы ищем его, чтобы сообщить радостную весть, - говорил эльф бесцветно и как-то равнодушно, но при упоминании об радостной вести его глаза как-то лихорадочно и взволнованно заблестели. Может, другим бы это все не показалось радостью, но для тех кто всю жизнь жил в Арисфее и был сослан сюда, это было именно ею. Даниэль понял это давно и был несказанно рад, что оказался за границами своего народа по своей воле, а не чьей-то ошибке или злому умыслу. Знание, что можешь вернуться приятно подбадривало. Стоило же подумать о том, чтобы навсегда остаться здесь, как сердце сжималось от тоски. Слишком уж все было быстрым и недолговечным здесь. Впрочем, пока вернуться и правда было невозможно. Но это сейчас не так важно.
"За что же вы его так не любите?" - странно глядя на Наталя, думал Даниэль, но пока не решался задавать этот вопрос открыто. Это был не тот вопрос, который можно задать дважды, и не тот на который не хотелось получить ответ. Сперва стоило просто приглядеться к близнецам, выяснить, кто же из них был ближе к Морнэмиру и не постесняется рассказать о нем что-то страшное. Но сейчас было не время.

***
И даже после стольких пустых бутылок на столе тоже не время. Дани старался пить поменьше, но при этом и не замечал как быстро пустел бокал перед ним. Все вокруг приятно расплывалось и было каким-то неестественно ярким, а в голове образовалась приятная пустота. Он просто наслаждался моментом, подпирая голову кулаком и наблюдая за собутыльниками. Ему не было ни весело, ни грустно, но при этом он уже никуда не торопился, как будто вообще забыл, зачем приходил. Да и вообще было как-то спокойно. В разговоры эльф не влазил, равно как никто не приставал и к нему. В общем, идеальная обстановка, потому что разговаривать ни с кем сейчас не хотелось. Да и не настолько мужчина был пьян, чтобы изливать кому-то душу.
"Где же Миристель так долго?"
Вдруг вспомнив про спутницу, спохватился Дани, но ему было невдомек, что делает это он уже в третий раз. Затем оглядывается, наливает себе еще чуть-чуть, выпивает и успокаивается, вспомнив, что она куда-то ушла и наверное должна в скором времени вернуться.

+2

49

-> Комната Эйнеке.

Нат вышагивал по полу в направлении лестнице, топая подкованными каблуками как можно громче. Хороший способ отвлечься, когда внезапно начинаешь трезветь. Может Наталь трезвел от того что выпил слишком мало, а может от увиденного в комнате брата. Хотя второе было маловероятным, ибо Наталь не был из числа тех, кто бы загрузился, прерывая чужое уединение. Да вот только и прерывать-то нечего толком было. Все конечно здорово до абсурда, но спускаясь по лестнице, полуэльф поймал себя на мысли о том, что ему было бы спокойнее, если бы, войдя, он увидел, как Эйнеке поджаривает глаза жрице на соломинке над костром из ее волос. То, что еще недавно напрягало в брате, теперь казалось пиком адекватности. Да и кто угодно насторожился бы, если бы его брат начал притаскивать в дом все новых и новых особей женского пола лишь для того, чтобы ему рассказали сказку, принесли чаю и много чего другого. Нет бы использовать девушек по их прямому назначению!
Причин почему это Ната напрягало было две. Первая - это расточительство непозволительное даже Эйнеке, конечно тут было и еще одно опасение на счет того способен ли брат на продолжение рода вообще, но это была ересь подсознания, неприемлемая для Наталя. Второе - если никто не собирается пользовать женщин по прямому назначению, то зачем брат притаскивает их домой и на кой хрен они их кормят поят и дают им кров?! Да еще и за бесценок! Наталь всегда считал, что способен заменить брату все, что угодно кроме нормальной жены, точнее одной двух ее функций.
С такими, пожалуй, слишком сложными для него мыслями Нат преодолел последние несколько ступенек. Каблуки высекали такой же грохот из ступеней лестницы, как и из половиц первого этажа. Быть тихим Наталь не умел, да и смысла в то не видел - это же таверна, а не сонный дом. Всех, кого мог Наталь уже разбудил, да и кто будет спать в таверне трезвым? А пьяным все равно где и под какой аккомпанемент давить харю. У Ната и на этот счет были идеи для развития бизнеса, правда Эйнеке они тоже не нравились. Полукровка предлагал экономить на комнатах и их уборке, но при входе давать халявную выпивку, но такую, чтобы по шарам давала крепко. Для модификации бухла можно было использовать все те непонятные травы, порошки и растворы, которые пылились в склянках Эйнеке без дела.
Наконец оказавшись в главном зале «Кота», Наталь отвлекся от своих мыслей и увидел, что творилось вокруг. Вообще-то тоже ничего нового для бухальгного дома, просто толпа личностей разной сомнительности как следует напилась. Ну а как еще если убийца обнимается с недавней жертвой, а чёртов лысый даже не присмотрел за бутылочным запасом? Надо будет уговорить брата пустить трактирщика на пирожки. Так хоть часть потерь окупится. Смотря на выпивающих гостей, Наталь вспомнил еще один свой гениальный план по развитию бизнеса, но мысленно смаковать его сейчас времени категорически не хватало. Надо было исправлять положение и пересаживать гостей из-за стойки прямиком за хозяйский столик. В конце концов, народу в таверне поприбавилось и толкаться среди многолюдной толпы, прибывшей в предвкушении Вечера Сказок, Нату совсем не улыбалось.
- Берите все что недопили и тащитесь в кресла – пора вам начать закусывать, а то к ночи сопьетесь окончательно! - крикнул Наталь гостям чуть громче чем следовало и сам бухнулся в кресло. Проходя небольшое количество шагов от лестницы до кресла у самого камина, Нат заметил, что в таверне появилось еще одно новое лицо. Лицо, по мнению полукровки, слишком внимательно за всем наблюдавшее и по одежде больше похоже не на приключенца, чем на местного завсегдатая. К тому же это было странно знакомое женское лицо и опять блондинка. Пока Наталь пытался вспомнить почему очередная гостья кажется ему знакомой, он забыл поздороваться и развалился в кресле.
«Наверно опять к Эйнеке... Пусть тогда одобряет мои планы по расширению дела, чтобы я мог прокормить весь его гарем!» - с этими мыслями Наталь почти с головой завернулся в плед и достал заныканную заранее бутылку, а потом, окликнув первую попавшуюся официантку, велел нести ужин для всей честной компании.

+1

50

-> "У Кота-колдуна". Комната Эйнеке

Либо лекарство вышла таким удачным благодаря новым дозировкам основных компонентов, либо магия жрицы и впрямь так расчудесно повлияла на организм Эйнеке. Он продремал всего лишь несколько часов, но чувствовал себя полным сил и готовым веселиться хоть до самого утра. Должно сказать, что это было весьма и весьма приятное ощущение, которое лишь усиливалось от мыслей о том, что его пальцы вот-вот снова коснуться струн любимой лютни. Играл на этом музыкальном инструменте полукровка весьма посредственно, но все же никогда не мог себе отказать в удовольствии лишний раз побренькать пару-тройку простеньких мелодий для хорошей компании. Сегодня вот еще и Вечер Сказок, и публика стала подтягиваться, наполняя главный зал таверны голосами и веселым смехом… в общем, сами боги велели сыграть, а может еще и спеть! Конечно, петь Эйнеке всегда было тяжеловато из-за постоянных проблем с горлом, да и вокал у него был на любителя, скажем, однако значительно улучшившееся настроение весьма вдохновляло на подобные подвиги. В закоулках памяти нашлась даже одна неплохая песня, подслушанная ненароком в другом кабаке на пути в Леммин.
«Спою, пожалуй. Не зря же лютню взял?» - наконец-то решился полукровка и несколько рассеянным взором обвел главный зал «Кота». Да, народу тут заметно поприбавилось с того момента, как Эйнеке покинул самое сердце заведения. Эльф, убийца и ее неудавшаяся жертва ошивались около барной стойки, но Наталь позвал их пересесть за столик у камина, негласно считавшийся всеми посетителями и обитателями таверны, как исключительно хозяйский. Эйнеке эта традиция категорически нравилась, да какому бы хозяину не понравилась подобная учтивость со стороны гостей? Вдобавок, он любил греться у камина, а от хозяйского столика и до него было не так уж и далеко. В общем, довольно уютненькое местечко – одно из лучших в главном зале. Магиус, кажется, был того же мнения. Потому-то он и ждал хозяев в одном из кресел близ излюбленного столика. Впрочем, стоило только снэхлу заметить своего друга в обществе эльфийской жрицы, как он тут же вскинул вверх голову и недоверчиво прищурился. Зная о ревнивом нраве своего питомца, Эйнеке напрягся, обеспокоенно покосившись на жрицу, однако почти сразу расслабился вновь, ибо Магиус, неторопливо подойдя к деве, принялся ластиться и тереться о подол чужого платья, просясь к ней на руки.
- Ты ему понравилась, - как бы между прочим тихо проговорил маг и чуть улыбнулся, внутренне радуясь этому зрелищу, - Садись, - полуэльф указал жрице на свободное кресло и даже слегка отодвинул его, чтобы девушке было удобнее в нем расположиться. Наталь тем временем распоряжался об ужине для всей той компании, что должна была собраться за хозяйским столом.
- Ты пьешь? Угостишься со мной глинтвейном, nin Tinuviel? – мягко поинтересовался Эйнеке, затем обратил свой взор к барной стойке и тут же замер как громом пораженный. Ему почудился смутно знакомый силуэт, а потом и миловидное личико с глазами цвета пурпура. Правая рука, когда-то сломанная по нелепой случайности, отозвалась легкой болью на нахлынувшие вдруг воспоминания. Полуэльф собирался передать убийце склянку с мазью от ожогов, но напрочь забыл об этом, как, впрочем, и обо всем на белом свете. С радостно колотящим в груди сердцем, он отложил лютню поближе к своему креслу и поспешил прямиком к своему ожившему вдруг воспоминанию. Лицо остроухого вновь озарила некая пародия на счастливую и вместе с тем крайне удивленную улыбку.   
- Я сейчас вернусь, - через плечо бросил волшебник своим гостям и брату, затем быстрым шагом сократил расстояние, отделяющее его от цели, - Керихат? – тихо позвал старую знакомую Эйнеке, а потом, вовсе не сомневаясь в своей догадке, осторожно взял девушку за руки, сжимая ее ладони в своих, - Я рад тебя видеть, - вполне искренне признался он, потом, осознав все возможные причины появления драконицы в своем заведении, попытался заглянуть ей в глаза, - С тобой все хорошо? Никто не гонится за тобой? – эти слова полукровка произнес заметно тише, стараясь чтобы никто не услышал его кроме Керихат, - Ты здесь в безопасности…     


Nin Tinuviel (якобы местный эльфийский) - мой Соловей.

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ЛЕММИН » Таверна и постоялый двор "У Кота-колдуна"