http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Рузьянские леса » Замок Тернового барона


Замок Тернового барона

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s6.uploads.ru/W1aFn.jpg

[NIC]...[/NIC]
[STA]Эхо былых времён[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/HI5PT.jpg[/AVA]

Века назад построенная, как часть пограничной линии обороны, эта крепость знавала лучшие времена. Крепости, обычно, не бродят, но границы имеют свойства меняться. Так случилось и в этом случае. Замок потерял свою стратегическую важность и спокойно себе существовал как часть владений рузьянского графа, пока не был передан в собственность новоиспечённому барону Э'Тэлю. По злой иронии судьбы, вместо предполагаемого начала процветания сего владения, это решение обернулось для него трагедией. Около века назад замок подвергся серьёзной атаке. Стены изрядно пострадали, но ещё больше пострадала их репутация. Известно, что владелец распустил почти всех своих слуг, и живёт теперь чуть ли не в одиночку.
В наши дни путники избегают заросшую магическим терном крепость барона. Не смотря на прошедшие годы, истории о проклятии, лежащем на замке, о призраках, в нём обитающих, нет-нет да всплывут в беседах жителей близлежащих селений. Редко кто решает проверить, много ли в этой болтовне правды.

Отредактировано Рикард Э'Тэль (11-12-2015 19:50:39)

+1

2

После стольких лет... После стольких незабываемых путешествий и невероятных приключений, далеко не всегда весёлых, но оставивших свой весомый отпечаток в существовании одинокой нежити, ведь кто же знал, что самоубийцы после смерти отнюдь не обретают покой... она возвращалась на родину, она возвращалась домой. Здесь она родилась, выросла и жила. Здесь она впервые испытала любовь, предательство и смерть. Именно отсюда она пыталась сбежать несметное количество раз, и однажды ей это удалось.
Ну, или почти домой...
Расступались предрассветные сумерки, и ей нужно было спешить, дабы не попасть под испепеляющие лучи дневного светила. Тихо шелестел лес, слово бы озвучивая её невесомые шаги и тяжёлые мысли. Прятались в тенях лесные обитатели, почуяв идущий от неё аромат самой смерти. Клонилась до земли под холодным северным ветром трава.
Вьялица Калика - так её звали теперь, но не при жизни. А как там было, она уже и не могла упомнить. Зато ни на секунду не была способна стереть из памяти одно лицо, черты молодой и красивой леди, свою возлюбленную Госпожу. Не в родной замок направлялся призрак, бывший некогда служанкой той самой госпожи, а в крепость на границе их земель, которая "похитила" её любимую. Ожидала ли она встречи с Госпожой? Нет, пожалуй нет. Иначе бы не выжидала почти сотню лет перед тем, как вернуться... Ведь как быстротечны человеческие года! Однако Вьялице очень хотелось вернуть дань памяти дорогому ей при жизни человеку. Рассказать пышной могиле, что у её покорной слуги нынче всё... покойно. Поведать о своих страданиях и открытиях, о вечном и смертном. Возможно, увидеть потомков баронессы. Похожи ли они на свою мать и бабушку?

Терновник. Куда ни глянь, повсюду были густые заросли этого дикого кустарника. Призрачная девушка остановилась в недоумении. Она была уверена, что где-то здесь раньше находилась тропинка. Но теперь не обнаруживалось ни единого её признака. Что-то неладное тут творилось... И эти кусты. Они не должны быть здесь. Но тем не менее ей ясно и вполне однозначно преграждали дорогу ветвистые, переплетающиеся, непроходимые и колючие заросли. Непроходимые? Ведь она же призрак. Калика, предчувствуя нечто неладное, медленно поплыла вперёд. Когда живая изгородь подошла к концу, девушка увидела вдалеке контуры замка того самого барона. Как же его звали? Кажется, ему достались эти земли в награду за какие-то заслуги?
Чем ближе становилось величественное строение, тем сильнее Вьялица ощущала затягивающую её туда силу. Это было сродни водовороту. Не та сила, что отчаянно влечёт призрака к его собственному телу, но зов, подобный зову смерти. Пустота и отчаяние. Но откуда им быть здесь? Страшная разгадка ожидала её. Разрушенные стены, продырявленные крыши и покосившееся колонны мрачно полыхнули на неё такой знакомой аурой - аурой тлена. Властелин ничего, - пронеслась в голове невидимки мысль, стоило ей представить молчаливого и грозного барона, восседающего посреди всей этой разрухи. Откуда ей было знать, как недалека она от истины. Вьялица искренне полагала, что господин барон уже давно почил вместе со своей супругой. Вот только что же случилось с крепостью? Неужто совсем некому было за ней присмотреть? Как же это прискорбно...
Призрачная дева дотронулась до ветхой стены, и её рука утонула в ещё пока мужественно цеплявшихся за своё место кирпичах. Прочие же неприкаянно были разбросы и тут, и там по земле. И терн. Он заполонил собой всё пустое пространство, целиком захватив в своё рабство замок. Страшная картина и в то же время прекрасная в своём ужасающем великолепии.

Однако солнце уже почти достигло горизонта, и призраку срочно нужно было отступать в сумрак обрушенных залов. Где-то там она всё ещё надеялась найти хоть какое-то напоминание о Госпоже... Портрет, шкатулку, платок - что угодно. А потому, выбрав наиболее вероятное направление, неторопливо двинулась вглубь коридоров, отыскивая господские комнаты.

+1

3

У всех живущих существ во всех мирах есть нечто общее. В какой-то момент - если, конечно, они оказались достаточно невезучи чтобы не умереть на рассвете своего существования - так вот, в какой-то момент прошлого у них становится больше, чем будущего. Непременное свойство старости, бремя для многих потяжелее физического износа.
Вопреки расхожему мнению, так называемые "бессмертные", те, над чьими телами не властно время, так же подвержены этому явлению. Каким бы живучим, могущественным ты бы ни был, ты умрёшь. Рано или поздно все мы умрём. Каждое прожитое мгновение приближает тебя к твоему окончательному финалу. И чем дольше ты существуешь, тем больше шансов, что прошлого у тебя уже больше, чем будущего. Просто, в отличие от тех, кому известны свои пределы, ты никогда не будешь знать точно, преодолел ли ты эту границу.
Рикард хоть и разменял одиннадцать веков, обычно не производил впечатления старого даже на тех, кто знал его настоящий возраст. Слишком много в нём было спокойной энергии, ровного, сильного света. Прожитые годы оставили на нём множество отметин, но Э'Тэль не прогнулся под их весом.
Да, обычно айрес трудно было назвать стариком. Но иногда... иногда он себя таким чувствовал. Временами. И, пожалуй, местами.
В своём замке, например. По меркам бессмертных, они не так долго были вместе. Однако, их уже роднила некая общая память. И общие шрамы. Воспоминания о полученных ранах, и старые раны, заставляющие вспоминать. Замкнутый круг.
Барон вернулся в свои владения не так уж давно. Вернулся с войны против Тёмных земель, в которую его втянула племянница, внезапно обнаружившаяся в мире живых. С войны, в которой он, воин до мозга костей, не хотел участвовать. Войны, финал которой заставлял его тревожиться о будущем.
Тёмные земли выжжены дотла, но место старой скверны заняла новая - вампиры теперь там правят бал. Ледяная Империя шефанго лишилась опасного врага. потенциально сдерживавшего её продвижение на юг, а взамен обзавелась полезными союзами. Например, с Ордой, которая вряд ли удовлетворится пролитой на землях нежити кровью. Нежить вообще скупа на эту красную субстанцию.
С запада, с земель оборотней, доходят тревожные вести. О волнениях, борьбе за власть. Ходят слухи, что у обитателей Лунной пади скоро появится новый вожак. Кто сможет поручиться, что он не решит, что светлым пора потесниться на своих землях?
И всё это во время, когда лесные эльфы, фактически, выведены из игры. По всему выходило, что для светлых народов грядут тяжёлые времена. К которым они совершенно не готовы.
Рик находился в кабинете, примыкающем к спальне. Одни из немногих помещений замка, что хранили следы "обитаемости". Сидел в кресле у камина, попивал вино и предавался тяжёлым думам, перескакивая в мыслях с прошлого на будущее и обратно. Для Э'Тэля такое времяпрепровождение вполне могло бы сойти за отдых. И придавался бы он сему увлекательному занятию ещё боги знает сколько, если бы его не отвлекло нечто странное. Он вдруг почувствовал, что к нему приближается нечто... тёмное. Как интересно. Конечно, его замок имел мрачную репутацию, но на деле одно упоминание о личности хозяина заставляло любую нечисть обходить имение стороной. На сей раз что-то пошло не так, очевидно. Поразмыслив недолго, Рикард не просто не стал разжигать своё внутренний свет, губительный для созданий тьмы, напротив, он заглушил его окончательно и принялся ждать. Уж больно любопытно ему было, что произойдёт дальше.

Отредактировано Рикард Э'Тэль (11-12-2015 21:09:53)

+1

4

Пыльные коридоры, заросшие паутиной проходы... Здесь царствовало время, бережно укладывая каждую пылинку, проводя каждую невидимую ниточку до положенного ей места. Вьялица не смела тревожить сей волшебный узор, не оставляя за собой ни единого следа. Сквозь видимые ущербы в стенах внутрь замка просачивался дневной свет. Но он был тусклым и едва дотягивал до пола, выхватывая из воздуха тысячи повисших в нём частиц, застревая меж них и теряясь в сковывающем всё сумраке. Однако призрак с осторожностью обходил даже эти редкие светлые пятна, углубляясь дальше и дальше в мудрёную сеть переходов и комнат.
Помещения для слуг она обнаружила довольно быстро. Всё ж таки давно почившие архитекторы этих замков не рвались блеснуть фантазией и оригинальностью, а потому грозные и величественные строения выходили весьма однотипными. Поднявшись по неприметной лестнице, которую ввиду особенностей её использования вполне можно было назвать служебной, девушка оказалась в ещё одном длинном коридоре, более опрятном, ухоженном и изысканно украшенном. Всё здесь выглядело довольно привычно бывшей служанке, если бы не одно "но"... Время тут будто бы остановилось. Пыль не ложилась махровым ковром, и пауки не делали своё дело. А может... им просто не давали этого сделать? Но ведь крепость по всем приметам выглядит давно заброшенной и необитаемой.
Невидимка огляделась. По правую её руку располагались несколько дверей, одна из которых могла принадлежать искомой комнате. Но с поисками Вьялица решила помедлить. В конце концов вещи никуда не убегут, а если тут кто-то есть - она должна непременно это выяснить. И она пошла напрямик, просочившись через стену в незнакомую спальню. Здесь было пусто, но пристальный взгляд мог отметить те же следы обжитости, что и в коридоре. Призрак заскользил в следующую комнату, сторонясь окон и текущего из них света, держась дальней стены, укрытой в полумраке, и, войдя в примыкающее помещение, замер.
Что-то внутри неё на подсознательном уровне запрещало двигаться дальше. Вьялица не решалась сделать и шага вперёд, дабы как следует рассмотреть... фигуру в кресле у камина в противоположном конце кабинета. Дрова тихонько потрескивали, давая жизнь кроткому и тёплому огоньку. Рука с бокалом тёмной жидкости неспешно и размеренно плыла к устам. Разве такое может быть? Замок мёртв, но не умер. Прямо как я. Прямо как... призрак? Нет, мужчина не походил на призрака. На нём не было знакомой ей отметки смерти, по которой любая нежить узнаёт себе подобных. Здесь присутствовало нечто совсем иного рода.
Но не это сейчас больше всего волновало призрачную деву. Лицо. Та его часть, что она успела увидеть, всколыхнула в ней память давно ушедших дней. Воспоминания призраков бессмертны, как и они сами. И девушка лицезрела перед собой живое и чересчур реальное воплощение одного из них. Мужчина был точь-в-точь таким, как она его запомнила, словно не постарел ни на год. Изменился разве что взгляд, но... ошибки быть не могло. Да даже будь она простой смертной, она бы и тогда узнала его спустя немыслимое количество лет. Так уж намертво врезались чужие черты в разум сражённой юной девы.
- Господин... - прошелестела невидимка одними губами, - Барон?!

+1

5

Много вариантов истинной сущности незваного гостя пронеслось в голове Рикарда. Но ещё прежде, чем он остановился на каком-то одном, гадания стали бессмысленными. Гость, а точнее, гостья, показалась сама, воспользовавшись для появления не дверь, а глухую стену.
Призрак, ну конечно, кто же ещё? Единственное, чего здесь не хватало. Идеальное дополнение к чарующей атмосфере этого места. Однако в сторону иронию на время. Теперь, когда известно "кто", самое время задать вопрос "зачем". Обычно, вот такая встреча с айрес лоб-в-лоб была для любой нежити почти равноценна самоубийству - как бы странно это ни звучало по отношению к мёртвым. И, всё же, она здесь. Следовательно, случай не обычный. И, кажется, удивлена гораздо сильнее самого Э'Тэля.
Затянувшуюся тишину нарушил хриплый голос барона, глядевшего на гостью поверх бокала.
- Что могло привести призрака в мой замок? Смерть, не иначе. Я помню всех, кто умер здесь при мне. Ты не из них. - Рик помедлил, отхлебнув вина, прежде чем продолжить, - Но твоё лицо кажется мне знакомым.
И если я ещё не совсем ослеп, на нём я так же вижу тень узнавания.
Сомнений нет, они встречались. Но как давно и при каких обстоятельствах? Только предстояло вспомнить. Итак, он сам сказал, путь призрака неотделим от смерти. Значит, нужно вспоминать именно их. Молодых девушек, смерть которых так или иначе касалась Рикарда лично, было в его памяти не так уж много. Хотя и значительно больше, чем ему бы хотелось. Если она не из погибших во время атаки, то кто же?
Айрес прищурился, вглядываясь в черты лица. И вдруг, он вспомнил. Замок, нападение, жертвы, мёртвая дева - всё сложилось в одну картинку. Ни один мускул не дрогнул на лице барона, но как-то уж очень медленно и осторожно он ставил бокал на столик рядом с креслом.
- Да. Я знаю тебя. Ты бросилась с моста в тот день. В день свадьбы. Я помню твоё имя.
Мужчина поднялся и встал у камина, глядя на огонь. Понятно, почему он не узнал её сразу. Он видел её лицо при жизни, но по-настоящему запомнил только после смерти. Он даже был на похоронах.
- Вот уж кого я не ожидал встретить. Сколько лет прошло, сотня? И вот ты здесь. Почему? Из-за неё? - Рикард едва заметно усмехнулся "здоровой" частью лица, тихо добавил, - Тогда у нас есть нечто общее.
Наконец, он обернулся к гостье полностью. Впервые после пробуждения воспоминаний он смотрел на девушку прямо.
- Моё имя Рикард Э'Тэль, если ты не помнишь и если тебя это волнует. Не знаю, зачем ты здесь, но, держу пари, это...- барон коротко взмахнул рукой, как бы указывая сразу на всё вокруг, -...не то, чего ты ожидала увидеть.

+1

6

Что она ожидала здесь увидеть? Сперва процветающее имение, богатых господ и толпы слуг. Потом, прикоснувшись к сковавшему замок тлену, мрак и запустение повсюду. Безжизненность. Но никак не свет - хотя бы в отдельном уголке замка. Жизнь - в лице единственного его обитателя. Да даже если и так... только не его лицо. Того, с кем навек связалась её перечёркнутая и завершённая в столь раннем возрасте жизнь. Мост. Свадьба. Имя. Не помню и вспоминать не хочу. Век прошёл. Из-за неё... Полупрозрачный, едва различимый при дневном свете лик отражал всё то же вечное уныние, нескончаемую тоску. Она мертва. Её душа разбита. Чувствовала ли она что-то помимо удивления внезапной встрече?
Сейчас её больше всего озадачивала природа этого человека... или не человека? Существа? Да, она была знакома со смертным, познавшим вкус бессмертия, но здесь присутствовало кое-что другое. Этот странный запрет приближаться, невербальный, но ощутимый каждой частичкой её призрачной материи. Обереги и заклятья против нежити - всё это было не то. Бессмертная раса. Светлая раса. Однажды ей доводилось встречаться с подобным. Айрэс. Правда, тот юноша был айрэс лишь наполовину, но и этого было достаточно, чтобы даже мёртвой ощутить настоящую и мучительную боль после попытки сократить дистанцию. Такой силой причинять страдания бесплотной нежити обладали разве что стихийные демоны, в её видении ровесники богов.
Потому она двинулась в сторону, по окружности обходя барона и приближаясь к окну, в углу рядом с которым было меньше всего тревожащего её света. Вьялица не сводила с господина глаз, подмечая все его движения и силясь понять, что во вновь выстроившейся картинке происходящего так отчётливо не состыковывалось. Шрам. Она также прямо смотрела на барона, как и он на призрака. Калика словно утратила годами вымуштрованную в неё кротость и почтительность прислуги, но в данный момент она просто была сбита с толку. Нет, сам вид увечья не произвёл на него такого большого впечатления, как мог бы при жизни, ведь ей доводилось видеть и куда более страшные раны, на тех же собратьях по участи - всяческих трупах и зомби. Однако именно эта излишне выделяющаяся отметина на лике света, сам воин, рождённый противостоять тьме, ныне заточённый в своём убежище и своём горе... Что же произошло с ним? С крепостью? С Госпожой?
- Можете называть меня Вьялица Калика, Ваша светлость, - тихо, но отчётливо представилась девушка, дабы господин Э'Тэль мог её услышать на другом конце комнаты.
- Я не ожидала Её здесь увидеть, - исказив заданный ей вопрос, ответила она. И мысленно подтвердила свои слова. Как бы не умерла её любимая, сейчас она бы была на том свете в любом из случаев. Как то ни прискорбно, но вечностью своего мужа ей не дано было обладать, она являлась всего лишь обычным человеком.
Вьялица бросила взгляд в окно, окинув густой, заполонивший всю округу терновник. Отсюда вид открывался ещё восхитительнее в своей невозможности и ирреальности. Запустение - вот что не вечно. В нашем мире пустоту всегда заполняет нечто иное, оставаясь видимым следом, отпечатком минувших событий. Являя собой продолжение и перерождение.
- Почему Вы позволили этому случиться? - своим печальным шёпотом, подобным шелесту листвы, спросила невидимка.

+1

7

Забавно, как бывает трудно ответить на простой вопрос. Когда вариантов ответа так много, что и сам не знаешь, какой из них верный. Что он мог сказать? Что это - его вариант траура? Наказание, символ неудачи, провала? Напоминание, что спокойное благополучие - не его удел? Можно ли объяснить, зачем кому-то лелеять старые шрамы?
Потому Рикард молчал. А когда заговорил, то могло показаться, что вопрос прошёл мимо его ушей.
- Ты не знаешь, что здесь произошло.
Не вопрос, утверждение. Барон поколебался мгновение, прежде чем продолжить. Но только одно короткое мгновение. Пожалуй, он кое-что задолжал этой особе. К тому же, ему подумалось, что она действительно может понять.
- Следуй за мной. Хочу тебе кое-что показать.
Путь, проделанный Э'Тэлем, оказался не долгим. Из кабинета в коридор, мимо пары запертых дверей, к ещё одной, ничем особенно не отличающей от прошлых. За ней обнаружилась спальня, очень похожая на ту, что прилегала к кабинету барона. Только выглядящая несколько менее... живой. Плотно запертые спальни, отсутствие света, пыль на поверхностях - в этом помещении убирают, но явно не очень часто.
Рикарда же во всём этом интересовал некий крупный прямоугольный объект у одной из стен.
- Художник был очень талантливым. Что важнее, он был ментальным магом, и использовал свой дар в своих творениях. Он нарисовал её такой, какой я её запомнил. Такой, какой она была в свой последний день.
Лёгким касанием заставив светиться магическую лампу на столике рядом - скорее по привычке, чем по необходимости - мужчина снял с искомого предмете скрывавшее его покрывало и отступил в сторону.
Портрет. Совсем юная девушка, нарисованная в полный рост, в простом, но красивом и явно дорогом платье, выглядела почти живой. Художник, может, не являлся гением, но он определённо был мастером своего дела.
- Она не на много тебя пережила. - заговорил Рик после небольшой паузы. - Вскоре после того как мы переехали в крепость, на нас напали. Быстро, внезапно, безжалостно. Дракон, с сильной магической поддержкой. Ты видела её последствия снаружи. Никто из нас не был готов. Я не был готов. Мы отбили атаку, но дорого за это заплатили. Замок потерял репутацию безопасного, я потерял много хороших людей, лицо... И её. И всё потеряло смысл.
Теперь это место - один большой шрам.

Тон барона был сух и ровен, как всегда, лицо ничего не выражало. Разве что по взгляду, слишком пустому для Э'Тэля, можно было понять, что он на самом деле чувствует, рассказывая эту историю Вьялице. Рассказывая призраку девушке, покончившей жизнь самоубийством, о смерти её возлюбленной - его жены. Но он смотрел на портрет, а когда наконец повернулся к призраку, то в глазах снова было лишь обычное ровное спокойствие.
- Ты заслуживаешь знать. Хотя бы эту малость. В конце концов, зачем-то же ты пришла сюда после всех этих лет.

+1

8

Безмолвно призрачная служанка поплыла по воздуху вслед за бароном. Из-за давлеющей ауры она была вынуждена по-прежнему держаться на расстоянии, которое нельзя было назвать почтительным. Скорее наоборот, на такой дистанции было затруднительно общаться в полголоса, как она привыкла, и без лишнего напряжения. Только теперь ей подумалось, что бессмертие айрэс распространяется не только в будущее, в котором он выглядел точно также, как и в первую их встречу, но и в прошлое, то бишь к тому моменту он уже мог прожить неисчислимое количество лет, а может, кто знает, и веков. А коль так, ему под силу изгнать нежить из замка за многие десятки метров одним лишь взглядом, возникни у него такое желание. Но он общался с Вьялицей почти на равных, будто они не были из совершенно разных сословий, позволял ей бродить по своей крепости, уступая территорию, без всякого страха и стеснения открывал свои шрамы, противореча самой своей природе, согласно которой свет ненавидит тьму, что сегодня закралась в его дом. Но здесь и без того было полно смерти... Калика даже терялась и практически растворялась на её фоне, словно была всего лишь ещё одной волной в безбрежном океане потерь, наполнившим сей замок до самого верха.
Картина. Она. Когда барон обернулся, призрак пропал из видимости, а в следующую секунду уже возник перед портретом. Её босые ноги, на миг мелькнув из-под длинного подола белоснежного платья, опустились на пол, выдавая истинный невысокий рост девушки. Они обе были почти одного роста, Госпожа лишь немногим опережала свою верную служанку. Молодая баронесса выглядела почти такой же, как в последний день жизни самоубиенной. Казалось, они смотрели друг другу в глаза. Лицо серьёзное, но во взгляде застыли шальные искорки веселья, которые Вьялица не могла не узнать. Бесспорно, у художника был талант.
Молчала призрачная дева довольно долго, обдумывая только услышанные слова. Одновременно с принятием такой неожиданной информации, в голове невидимки крутилась мысль о том, как же Госпоже жилось с таким сухим и бесчувственным человеком... нет, даже не человеком. Её чудесная и наполненная жизнью возлюбленная, столь сильно ценившая незатейливые игры и красоту во всём. Но барон любил её. Иначе его бы не было здесь...
"Зачем ты пришла сюда после всех этих лет" - повторяла она про себя фразу Рикарда, разглядывая изящные, с нежной светлой кожей ручки на картине, сложенные перед собой.
- По той же причине, что и Вы, господин, - отозвалась Вьялица, вновь появившись в коридоре, за порогом комнаты. И вздохнув, она оглянулась на такое родное и столь же далёкое лицо, уже давным-давно пребывавшее в мире ином, куда Калика так и не смогла добраться, и добавила: - Кроме нас у неё никого не осталось.
Служанка перевела свой задумчивый и печальный взгляд на господина Э'Тэля, размышляя над тем, как он пытался преодолеть потерю. Куда бежал из замка в первые годы опустошения. Чем занимал себя всё это время.
Но он всё же вернулся...
И не он один.

+1

9

Молчаливый кивок стал ответом на последние слова Вьялицы. В самом деле, что тут ещё скажешь. Неполные сто лет - долгий срок для людей. Каким бы сильным не казался траур, как бы не болели душевные раны, всё это конечно, как конечен век человека. Для нового поколения память о прошлом уже не будет их памятью, а потому скоро забудется. Только бессмертные будут помнить,. Живые или мёртвые, не важно.
Не так уж много общего у тысячелетнего айрес и столетнего призрака. Однако, судьбы одной особы хватило, чтобы они оказались друг другу по меньшей мере не чужими.
Эта мысль промелькнула в сознании Рикарда, вытянув за собой цепочку других. Было время, очень давно, когда он бы приложил все усилия, чтоб развеять "порождение тьмы" по ветру, едва увидев. А сейчас, только посмотрите, они стоят рядом и мирно беседуют об общей печали.
В прочем было ли оно, такое время? Он всегда предпочитал сначала думать, потом делать. Конечно, он мог без труда изгнать Калику из крепости простым усилием воли. Только не видел в таком поступке никакого смысла. Как уже можно было понять, девушка не вызывала в нём ни страха, ни злости, ни отвращения. Эмоции были совершенно противоположными: сочувствие, сожаление, даже симпатия. Хоть это было и трудно заметить со стороны.
Стряхнув пыль с ближайшего стула, Рик сел. Сейчас он мало напоминал того неутомимого эмиссара света, коим он являлся для большинства своих знакомых. Просто мужчина, держащий на своих крепких плечах немалый груз воспоминаний. Освещённый лишь тусклым ровным сиянием магического светильника, неподвижным лицом и застывшей позой, рядом с изображением своей погибшей возлюбленной, барон сам напоминал искусный портрет. Правдоподобный образ, но не живое существо.
Глядя на прозрачный силуэт в дверном проёме, Рикард думал. Пожалуй, рассказанного будет недостаточно. Решение на счёт дальнейших действий пришло само собой, когда в голове снова всплыла последняя фраза гостьи.
У неё остались только мы. А кто остался у нас с тобой?
- Можешь оставаться в замке сколько пожелаешь. Ты никого не побеспокоишь, я единственный постоянный обитатель, места более чем достаточно.
Если тебе что-то понадобится или если захочешь поговорить - не бойся обратиться.
- барон слегка пожал плечами. - Учитывая обстоятельства, можно обойтись без лишних церемоний. Есть вопросы - спрашивай. Свободного времени у меня сейчас достаточно.
"И я не помню, когда в последний раз говорил с кем-то о тех днях", - добавил Э'Тэль про себя.

+1

10

- Благодарю Вас, - искренне ответила Вьялица, проглотив обращение "ваша светлость", так как вовремя вспомнила о предложении барона не обременять друг друга лишними церемониями. В чём-то он был прав, да и призрачная особа за долгие годы своего свободного существования сумела почти расквитаться с манерами прислуги, но сейчас прошлое предстало перед ней лицом к лицу, будто не пролетело стольких лет со дня их последней встречи, со дня её смерти. А потому она в первые моменты стушевалась и поступила по велению привычки, прочно укоренившейся в её сути. Призрак - это не только мертвец. Призрак - это ещё и живой, каким он был в миг кончины. И этот образ, отпечаток прошлой жизни, остаётся с бесплотной нежитью до конца её бессмертного существования.
Когда Рикард разместился на стуле, бесплотная девушка склонила голову, словно предавшись размышлениям и воспоминаниям, но всё это время она думала непрерывно. Мысли сновали в её голове, словно блики света на волнах, перетекая один в другой, растворяясь в соприкосновении граней воды и воздуха и снова появляясь из ничего. Вопросы... О, сколько вопросов она бы хотела ему задать! Ей не терпелось выяснить все, вплоть до мельчайших подробности того несчастного случая. Вьялица желала услышать, что любовь буквально всей её жизни ушла без лишних мучений. Мечтала выспросить всё о последних её годах, начиная с момента их разлуки. Как барон обращался с ней? Часто ли оставлял в одиночестве, как она боялась? Часто ли его супруга вспоминала о своей непримечательной и сбежавшей служанке? Сильно ли ненавидела ту, что испортила самый прекрасный день в её жизни - её свадьбу?
Невидимка медленно и с потаённой грацией опустилась на пол, расправив юбку своего платья подобно нежному цветку, лепестки которого были настолько тонкими, что просвечивали насквозь. Облокотилась на дверной косяк, откинув голову и подражая в этом живым. Ведь на самом деле призраки не ощущают ни усталости, ни слабости, ни подгибающихся ног, ни тяжёлой головы... Но как и в случае с соблюдением этикета, она не могла отказать себе в памяти о наполненных жизнью днях. Не лучшей жизнью, местами грустной, большей частью странной, но всё же такой настоящей - жизнью.
- А сколько ей было? Когда она покинула Вас? - Вьялица перепорхнула взглядом с почти ожившего портрета на застывшего в одной позе барона и обратно. Отсюда можно было ещё поспорить, кто из них более реален.
Однако, пожалуй, единственное, что она находила странным во всём происходящем, так это то, что они делили между собой одну возлюбленную. Хотя нет. Если бы это было так, они бы оказались соперниками, а не двумя одинокими душами, объединёнными по молчаливому и обоюдному согласию одним общим несчастьем. Скорее они делили память о ней. И это было так забавно и чуднó, что часть воспоминаний о Госпоже, её светлой и безоблачной юности, её чаяниях и надеждах хранила в себе мёртвая служанка, а другую часть укрывал и лелеял в своём разуме истерзанный временем и несчастьями барон - о своей прекрасной баронессе, её взрослой и серьёзной замужней жизни, которая для призрака оставалась пока тайной, требующей освещения. Вот тогда они могли состоять в духовном хоть и далёком, но всё же родстве, составляя в единое целое кусочки жизни, кусочки памяти об одном, уже забытом всеми, кроме них двоих, человеке.

0

11

Антуан мягко сказать ненавидел своего соратника. Этот упрямый солдафон действовал более молодому айрес на нервы своими суждениями, действиями и решениями. Но у них была общая цель, потому Куаррон продолжал честно исполнять свою часть работы, ведь, ни смотря на все разногласия, они двигались к ней быстрее, чем можно было предположить. Хотя изначально идея и могла показаться абсурдной, особенно, если учесть КТО ее предложил, но после долгого размышления маркиз понял, что она имеет высокие шансы доказать свою жизнеспособность.
И самое главное, в случае провала, она не будет им всем стоить ничего. Что не может не радовать.
Именно поэтому он сейчас спешил на своей пегой кобыле к замку, уже игравшему темными красками сквозь мягкую пелену тумана на линии взора. И, конечно же, вездесущий терновник. Ну как же без него? Антуан зло сплюнул и въехал на истерзанную временем тропу, ведущую к полуснесенным воротам потрепанного временем замка. «Как он тут живет, в этих руинах? – в очередной раз спросил себя маркиз. – Не понять мне этого шрамированного никогда… Но одна эта идея искупает все его проблемы. И вот сейчас я везу ему вести о том, что кандидатуры в первые три отряда подобраны и надо их утвердить. И выбрать командиров». Сотни мыслей крутились в голове маркиза, но на тонких губах поигрывала хищная усмешка. Куаррон был доволен.
И жаждал мести.
Когда-то темные растоптали его мечту, теперь маркиз втопчет их жизни в темную грязь их бытия.
Он сорвал ненавистную уже иллюзию, скрывавшую истинную сущность. Наконец-то стерлась кокетливая зелень глаз, став холодной сталью безучастных клинков. На нежном лице отразились прожитые года и вынесенные невзгоды, заострив черты и стерев манерную припухлость, так любимую придворными дурными кокетками. Маркиз заехал на территорию руин и огляделся. Ничего особо не изменилось с момента его последнего появления здесь пять лет назад. Он провел рукой по коротким волосам и пожал плечами, признавая право Рикарда жить так, как тому хочется, коль скоро тот будет руководить происходящим так же хорошо.
-Рикард! – воскликнул он во всю мощь легких, предупреждая владельца замка о своем появлении. – Это Антуан!
[NIC]Антуан ди'Куаррон[/NIC][STA]В поисках талантов[/STA][AVA]https://pp.vk.me/c633916/v633916482/5e8b/74rdIHi-F0U.jpg[/AVA]

+1

12

Занятно. Из всех возможных вопросов Вьялица задала, наверное, самый безобидный. В другое время и в других обстоятельствах Рикард бы ответил односложно. Назвал бы точный возраст и на этом счёл бы вопрос исчерпанным. Но сейчас обстоятельства можно было назвать особыми. Совершенно ясно, что его гостья рассчитывает услышать нечто большее. Интересно, что? Что рассказывать стоит? Быть может, что-то девушка слышать совсем бы не пожелала. Айрес не имел ни желания, ни намерения скрывать от неё что-то про судьбу их общей - боги, как странно это звучит - возлюбленной. По его мнению, Калика имела право знать всё не меньше, чем имел это право он сам.
Несколько мгновений молчания Э'Тэля объяснялись не его сомнениями, их, как уже говорилось, не было, а желанием собраться с мыслями. Не прошло и полминуты, как айрес начал свой рассказ.
- Мы прожили вместе чуть больше двух лет. - тут Рикард очень тихо хмыкнул. - Как там принято говорить, "Лучшие два года в моей жизни"? А ведь, пожалуй, так оно и есть. Одни из лучших уж точно. Спокойные, светлые дни. Мы были вместе почти всё время. Вместе восстанавливали этот замок. Первое время, после переезда, он выглядел не на много лучше, чем сейчас. Было много хлопот. Таких... мирных. Не обычных для меня. Приятных.
С ней я смог поверить, что и такой жизнью я могу жить. Хотя бы на время я оставил все свои битвы позади. Жил не ради чего-то высокого, далёкого и важного для всех. Жил для неё и для себя.
Рикард никогда не был хорошим "говоруном". Приказы и команды ему были привычней длинных задушевных бесед и это, несомненно чувствовалось в рубленой манере речи, как бы айрес не старался её сгладить.
- Твоя смерть... её опечалила, конечно. Она тебя не забыла. Не из тех была людей. Я уважал её траур, лишь старался сделать так, чтобы он не дал ей зачахнуть. - Барон чуть улыбнулся здоровой стороной лица. - Не знаю, правда, кто кому больше помогал. Кажется, она оживляла меня куда успешнее, чем я её. Она всегда была сильной. Ты помнишь, я думаю.
Она очень многое для меня значит.

Последняя фраза прозвучала как-то обособленно, отдельно от всего остального повествования. И настоящее время барон использовал отнюдь не случайно.
Помолчав немного, как будто после последних слов снова начать говорить было труднее, Э'Тэль уже начал раздумывать, что рассказать гостье дальше, как вдруг повисшую тишину нарушил чей-то крик.
- Рикард! Это Антуан!
О, барон прекрасно помнил этот голос, как и его обладателя. Он почти забыл, что на сегодня назначена встреча со старым знакомым.
Да, назвать Антуана "другом" у Рикарда бы язык не повернулся. "Союзник", самое большое - "партнёр".
Барон знал, что ди'Куаррон испытывает к нему сильную неприязнь. Однако, сам Антуан в Э'Тэле таких ярких эмоций не вызывал. Сухарь-Рикард давно себе не позволял такой роскоши. Но и любить ему своего, гм, знакомого было особо не за что. Слишком уж они были разными. Вообще, тому, кто считает всех айрес однообразными воинами света, стоит увидеть этих двоих. Рикард и Антуан могли бы стать живой иллюстрацией разнообразия их расы.
Впрочем, кое-что схожее у них было. Они оба считали друг друга полезными и, пока их объединяла общая цель, были готовы терпеть друг друга столько, сколько необходимо.
Рикар побарабанил пальцами по подлокотнику кресла, переключаясь из ностальгического настроя в деловой. Вспомнив о этом самом "деле" он вдруг посмотрел на Вьялицу совсем другими глазами.
"А что если?.."
Конечно, много вопросов и сомнений. Но вероятность интересная.
- Вьялица. Ты ведь знаешь, кто я такой и чем я занимаюсь? Я воин. Я посвятил свою жизнь сражению с тьмой, злом. Защите тех, кто себя сам защитить не может. Я стараюсь сделать так, чтобы то, что случилось с той, кого мы любили, никогда не повторялось. Если ты хочешь того же, то, возможно, я попрошу тебя о помощи.
Айрес, который сейчас снаружи, Антуан ди'Куаррон, мой партнёр. Я прошу тебя не уходить. Можешь спрятаться, можешь следовать за мной открыто, но, так или иначе, будь неподалёку. Послушай, о чём мы будем говорить. А потом скажешь мне, что ты об этом думаешь.

Поднявшись со своего пыльного сидения, Рик подошёл к окну.
- Проходи внутрь, Антуан! Сейчас я тебя встречу. - скорее громко прохрипел, чем прокричал айрес на улицу. После чего снова обернулся к призраку. - И не беспокойся. Пока ты моя гостья, я не дам причинить тебе вред. Идём.

+1

13

Рикард ответил на все её молчаливые вопросы, и Вьялица, быстро откинув несерьёзную догадку о том, что барон может читать мысли (ведь она и сама толком ничего не сформулировала, в её голове крутились одни образы), лишь с неизмеримой благодарностью взглянула на собеседника. Даже после смерти она крайне редко встречала тех, кто без всяких слов понимает, о чём просит невидимая служанка. Что слуги, что призраки - кому какое дело до них? А до их чувств? У людей принято считать, что ни те, ни другие не ощущают боли, страданий, любви...
После рассказа айрэс об её Госпоже, Калика не открыла для себя в возлюбленной ничего нового, впрочем, это даже радовало, что она ни капли не изменилась, но сия история заставила девушку по-другому взглянуть на барона. Черствый и абсолютно безэмоциональный снаружи, он мало-помалу представал перед невидимкой в ином свете, как чуткий и внимательный человек, а его душа в глазах Вьялицы наполнялась более яркими и прекрасными оттенками.
Лишь над одним словом она задумалась. Оживляла? Кажется, то же она проделывала и со мной. Быть может, я бы никогда и не была живой, если бы моей Госпожи не было рядом? И, когда пришла пора ей уйти... взлететь, пускай и ненадолго, я осталась без своего живительного источника. Стать мёртвой - в таком случае выглядит единственно верным исходом. Была ли я мёртвой с самого начала?
Поток разрозненных мыслей прервал внезапный оклик третьего действующего лица сей камерной сцены. Вьялица вовремя напомнила себе, что она в гостях, и не имеет права что-либо думать об иных посетителях, решивших навестить Рикарда. Она безмолвно поднялась с пола, вопросительно глядя на хозяина замка и по привычке ожидая его распоряжений, что ей следовало в такой ситуации делать. Она вполне была готова слиться с интерьером и "не отсвечивать", как любил говорить про её ещё прижизненную способность быть никем незамечаемой граф. А в своём посмертном облике эта задача упрощалась в разы, если бы не...
Ещё один айрэс!
Ауру чистокровных созданий света Калика чуяла за версту. Оно и не удивительно, когда для неё в этом заключается вопрос сохранения своего существования. Банальные природные рефлексы, если такое выражение можно применить к мёртвому, инстинкт самосохранения - избегать того, кому по силам без особого труда расправиться с тобой. А для этого нужно хорошо его чувствовать. Девушка невольно вжалась спиной в дверной косяк, схватившись за него бесплотными пальцами. При всём желании скрыться, теперь она сильно рискует быть обнаруженной. Бежать?
- Вьялица.
Холодный голос быстро заставил взять её себя в руки и сосредоточиться на словах. Удивительный эффект, впрочем, быстро объяснился напоминанием о том, что господин был прирождённым военным лидером, в противном случае никакие увещевания не смогли бы вырвать пугливого призрака из накатившей волны паники. Кивнув Рикарду, но скорее по инерции, коль скоро того требовала ситуация, нежели полностью соглашаясь с его словами, Калика молча проводила его взглядом к окну и только теперь задумалась над высказанным предложением. Возможно, ей требовалось время, ведь поставленный вопрос был совершенно нетривиальным и имел множество граней, на каждую из которых она могла подобрать свой ответ, но... отмотав всего несколько минут обратно, девушка мысленно вернулась к согревшему её душу рассказу о любимой и приняла единственно верное для себя решение, которое ей подсказал сам Э'Тэль: "Она очень многое для меня значит".
- Для меня тоже, - неслышным шёпотом отозвалась невидимка, отважившись через нестерпимую боль прикоснуться к плечу айрэс кончиками пальцев, когда тот проходил мимо неё. Просто чтобы означить, что она согласна.
Что же до пряток, она не видела в них большого смысла. Несомненно, Антуан почувствует её присутствие также, как и она его. Пусть лучше он увидит её в лицо сразу, чем будет подозревать нежить в малодушничестве или, что ещё хуже, скрытой угрозе. Вьялица, покорно сложив перед собой руки и опустив голову, неспешно двинулась призрачной тенью следом за бароном.

0

14

Антуан спокойно шел на встречу владельцу собственной тюрьмы по двору, ведя за повод верного коня, вышагивающего рядом вместе со своей важной ношей. Этот день начался паршиво и закончится не лучше. И когда Рикард соизволил появиться, айрес уже закипал. Маркиз не мог внятно объяснить свою неприязнь к барону, но он знал, что это у них взаимные чувства. Хотя общая идея - штука очень полезная. "Объединяющая", - хмыкнул Пересмешник и вошел в холл донжона, где и остановился в ожидании хозяина. Коня он привязал у коновязи под навесом, предварительно стащив с него сумки с бумагами, которые он и приехал обсудить. Навес защитит животное от непогоды, а овес скрасит скучное ожидание хозяина.
"Пыль. Много пыли. Да и сам Тель уже похож на пыльный мешок в своем самопогружении в прошлое, - устало подумал маркиз, осматриваясь в полутемном помещении. - О! Паутина. И даже живой паук в ней живет. Неожиданное соседство в этом пристанище смерти и печали. Сколько можно переживать было? Все равно ничего не исправить..." И тут же он сам вспомнил, что его привело на эту дорожку, выстланную костьми преступников, ублюдков и прочих злодеев. "Сам-то я от него недалеко ушел, что уж скрывать, - помотал он головой, отметая черную тоску по погибшей семье. - Ладно, уже не важно. Есть дело, которое мы должны сделать, а дальше... Дальше пусть наш пепел развеет ветер".
Гримаса исказила его лицо, когда он услышал уверенные и твердые шаги хозяина замка. Этот вояка всегда будто на параде, покрытый медалями с головы до ног, даже когда этого не требуется. И это их настолько сильно разводило с самим Пересмешником, державшимся в тени и почти никогда не участвующем в открытых столкновениях, что их союз казался абсолютно невероятным. И это играло их плану на руку, делая само его существование невозможным.
"Ведь Антуан ненавидит глупых самовлюбленных вояк" - повторил про себя любимую присказку тех, кто его невзлюбил. В принципе, недоброжелатели правы, Антуан не любит глупость и самодурство, но ничего из этого не было в Рикарде, а привычки... это привычки, и на эффективность барона они не влияют.
Вот и владелец замка появился, верный привычному стилю одежды и поведения. За все годы их знакомства Рикард не изменился ни на йоту, оставаясь одинаковым, как камень. Правда, и сам Антуан тоже мог меняться внешне, но внутри у него была такая же выжженная пустыня. Но вот спутница тысячелетнего собрата Антуана заинтересовала.
-Лет двести назад я бы уже требовал уничтожить ее, - криво усмехнувшись, заговорил воин света. - Но вспоминая, с кем приходиться мне сейчас возиться... - он сделал неопределенный жест. - Если ты ей доверяешь, пусть послушает. Возможно даже...
Он не закончил, но холодные безразлично-стальные глаза скользнули по призрачной фигуре за спиной барона. В них было не больше жизни, чем в полупрозрачном силуэте. Быть может, даже меньше.

+1

15

Почувствовав на короткое мгновение ни с чем не сравнимое касание призрака на плече, айрес остановился. Ненадолго, только чтобы, снова поймав взгляд призрака, изобразить нечто среднее между кивком и полупоклоном. Барон, может, и был чёрствым сухарём, но некоторые жесты оценить был вполне способен. Особенно учитывая обстоятельства.
Нежелание Вьялицы прятаться так же было оценено, но уже без внешних проявлений, про себя. Рик начал присматриваться к Калике с иной точки зрения. С, скажем так, деловой. Пока что его устраивало то, что он видит. Хотя до окончательного решения ещё далеко.
Своего гостя барон встретил в холле. Ди'Куаррон выглядел... ну, выражение "как всегда" в его случае не совсем подходило. Скорее, "ожидаемо". Никаких приветствий не последовало, разумеется. Ни он, ни Антуан не нуждались в такого рода формальностях. И не испытывали к ним никакой иной тяги.
-Лет двести назад я бы уже требовал уничтожить ее, - криво усмехнувшись, заговорил воин света. - Но вспоминая, с кем приходиться мне сейчас возиться... - он сделал неопределенный жест. - Если ты ей доверяешь, пусть послушает. Возможно даже...
Рикард только коротко кивнул в ответ. По его мнению, говорить на эту тему было больше нечего. Жестом пригласив Антуана следовать за собой, Э'Тэль провёл его в комнату, которую использовал как кабинет. Когда оба айрес расположились в простых креслах у стола, настало время разговоров.
- Сначала ты. - Рикард впервые открыл рот самого момента их встречи. - Выкладывай, что у тебя?

Отредактировано Рикард Э'Тэль (06-04-2016 16:54:04)

0

16

-С кого начать? - с некоторой долей усталости сказал Пересмешник. - Убийцы психопаты, торговцы, беглые каторжники и прочий сброд, которых не жалко. Есть несколько действительно интересных кандидатур, - из дорожный сумки показалась потертая папка из бычьей кожи. - На досуге ознакомься, Рикард. Вкратце, сейчас под нашими знаменами такая компания, что твоя новая знакомая, - холодный взгляд скользнул по призрачной фигуре, - на их фоне - чуть ли не айрес.
Антуан хмыкнул и мотнул головой, отгоняя воспоминания о последней завербованной девке. В той тьма кружит такие хороводы, что не всякий демон выдержит, а она - живет. Безумная психопатка, жаждущая мести, крови, разврата и насилия, погрязшая во мраке с головой. Но еще несколько лет назад она была совсем другой. Есть среди его осведомителей те, кто знал ее до того ужасного дня, когда над ней надругалась сама Бездна и Темный лорд, чьего имени так никто и не знает. Сколько было его последователей в подшефных маркизу застенках - кроме странного слова "Рабидус" не известно ничего.
Но это явно не имя, а что-то еще.
Кулак непроизвольно сжался, когда айрес позволил себе толику злости. Эта война и охота очень сильно изменила крылатого, но сейчас и здесь это не было важным. Сейчас...
Магия прокатилась по округе, звоном отдаваясь в ушах. Портал распахнул свои объятия, выпуская в декорации полуразрушенного замка нового участника спектакля. Тот, пытаясь справиться с откатом, старался отдышаться и вымолвить хоть пару слов. Но Пересмешник уже узнал пришедшего и отпустил непроизвольно появившиеся в руках клинки.
-Что случилось, Клавий? - спросил своего мага-телепортатора.
-Эльфы! - прорвалось сквозь одышку громкое слово, но маг не смог больше сказать ничего. Антуан терпеливо ждал, сложив на груди руки. На его лице не отражалась ни одна эмоция, ни одна мышца не выдавала его нетерпения. Маг наконец-то смог справиться с последствиями телепортации из Кельмира в это захолустье и разогнулся, поднимая взгляд на своего начальника. - Темные совершили нападение на храм в Айна Нумиторе, милорд. Книга Рилдира пропала!
-Кто это был? Куда двинулись? - деловой тон не давал даже намеку на охватившую Пересмешника ярость и разочарование в своих светлых собратья прорваться наружу. Клавий ни в чем перед ним не провинился, так что не зачем на нем срываться.
В ответ маг лишь помотал головой. Айрес вздохнул в печали и обернулся к Рикарду.
-В этом есть один плюс - остроухие смогут понять, что наша затея - не глупость. Темных хотя бы не жалко - пусть режут друг друга, да, барон? - задумчивый взгляд в раскрытый зев портала. - Окажем им услугу? Клавий, как ты? Справишься нас втроем переправить?

0

17

-...Убийцы психопаты, торговцы, беглые каторжники и прочий сброд, которых не жалко. Есть несколько действительно интересных кандидатур...
"То, что нужно", - подумалось Рикарду. Он взял папку, мельком пробежался взглядом по нескольким страницам. Кое-что ему было уже знакомо, что-то было новым. Действительно, есть с чем ознакомиться.
До чего необычная, однако, картина. Двое айрес в компании призрака обсуждают всякий "сброд" с точки зрения использования этого самого сброда в благих целях. Ну, в необычности идеи была вся суть. Оружие может выглядеть неказисто, но, пока оно выполняет свои функции, это не имеет никакого значения.
Да, большая часть их "кандидатов" являют собой суть живое оружие, инструмент. Но некоторые из них могут стать чем-то большим.
Айрес вдруг отложил записи и напрягся, почувствовав приближающийся портал. Впрочем, напрягся незначительно. Замок мог выглядеть сколько угодно неказисто, но он всё ещё был способен выполнять свои защитные функции. Магия, заложенная в самих камнях, ещё действовала. Постороннему было бы не просто даже обнаружить это место, не то что нормально телепортироваться. Без последствий.
И, действительно, вывалившаяся из магического прохода личность была Рикарду знакома. Клавий, один из людей Антуана. Очень полезный маг, не смотря на узкую специализацию.
А затем Клавий заговорил. Здоровая часть обычно неподвижного лица Э'Тэля заметно дёрнулась, когда он услышал слова волшебника.
- Темные совершили нападение на храм в Айна Нумиторе, милорд. Книга Рилдира пропала!
Значит, их враг сделал свой ход. Раньше, чем они предполагали. И ход очень, очень серьёзный. Проклятье, как эльфы могли проворонить книгу Рилдира? Неужели ни на кого нельзя положиться?
Антуан тем временем бросил безуспешные попытки выпытать у подчинённого подробности и обратился к Рикарду.
-В этом есть один плюс- остроухие смогут понять, что наша затея - не глупость. Темных хотя бы не жалко - пусть режут друг друга, да, барон? - задумчивый взгляд в раскрытый зев портала. - Окажем им услугу? Клавий, как ты? Справишься нас втроем переправить?
Барон кивнул и поднялся с кресла. Быстро осмотрев своих гостей и убедившись, что у них всё при себе, Рик покинул их, чтобы очень скоро вернуться полностью готовым и при оружии. Быстрые сборы - один из самых обычных талантов бывалого солдата. У Э'Тэля всегда всё было наготове для срочного отправления куда-либо.
- У них хватило наглости заявиться на нашу территорию. - проговорил мужчина, останавливаясь неподалёку от портала. - Такую возможность нельзя упускать. Антуан, кто из твоих будет в досягаемости?

Отредактировано Рикард Э'Тэль (14-04-2016 21:12:56)

0

18

-Мои... Святослав и Бочонок - в моей штаб-квартире в Кельмире. Большинство свеженанятых темных - разбросаны по миру, - прикинул расположение оперативников маркиз. - Никого больше из Кельмира я забрать не смогу. Только если Кассандру возьмем с собой, но, опять же, неизвестно, вернулась ли она с последнего задания.
Куаррон еще перебрал в памяти всех свободных подчиненных и недовольно покачал головой. Опасно лезть неизвестно куда с таким составом, но и отпускать гадов бесчинствовать с книгой Рилдира является плохой идеей. Так что выбирать не приходилось. Его разочарование не знала предела, он не мог представить, чем должен обладать неприятель, чтобы прорваться сквозь оборону Айна Нумиторы, вторгнуться в Храм и после этого выжить. Недостаток данных его сильно раздражал заставляя рассчитывать на худшее сразу.
-Они хотели войны - они ее получат, - недовольно процедил воин света, сбрасывая таким нехитрым способом напряжение и злость. - Пора и нам приступать к активным действиям и на практике проверить работоспособность нашей задумки.
Он подкинул невесть откуда взявшуюся монетку и словил ее за ребро на лету. Немногие кроме айрес могут повторить этот трюк, но сам Антуан им просто разминал свои навыки контроля над телом и разумом. Вскоре они им понадобятся. Ледяные глаза оглядели руины вокруг и скользнули по фигуре старшего собрата, уже готового к выходу. Сам маркиз предпочитал легкую экипировку, ведь его защита основывалась на уникальном для крылатых наборе навыков, совершенно неожиданных для любого противника. А сочетание их с Рикардом магических и совершенно нетипичных для представителей их расы умений делало эту пару небесных воителей абсолютно нестандартной партией. Мало кто ждет от айрес не только умения махать железяками, но и магию, пусть и не самую сильную.
И сейчас это должно сыграть им на руку.
Антуан выдохнул, спрятал монетку в кошель, махнул рукой собрату-айрес и кивнул Клавию. Тот быстро зашептал заклинание портала, и провал распахнул свои угольно-черные очертания с ореолом из магических молний. Антуан первым шагнул в него, чтобы оказаться в своем поместье в предместьях Кельмира.
Резиденция Кехлеров

Отредактировано Пересмешник (08-05-2016 17:53:02)

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Рузьянские леса » Замок Тернового барона