http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ГЕРЦОГСТВО ГРЕССКОЕ » Тюрьма Греса


Тюрьма Греса

Сообщений 1 страница 50 из 115

1

http://sg.uploads.ru/71IdV.png
[SGN]-[/SGN]

0

2

Быстрая ходьба всегда успокаивает. На удивление, но успокоила она и разъяренного тифлинга. Вел, ты что? Сошел с ума? Накинулся на бедную девочку со всего размаха?! Откуда такая агрессия и злоба?! Опять папочкина кровь? Напугал девчонок, наверняка... А сейчас еще думаешь списать все на волнение за друга... Ну-ну...
Из-за поворота показалось здание тюрьмы. Низенькое непрезентабельное здание, построенное из камня не вызывала  страха, но вот чувство тоски появлялось сразу...
Знакомое какое-то ощущение... А может я и здесь умудрился посидеть пару суток... Ну да, точно... века полтора назад забредал сюда... Так... это же прекрасно! Останется только вспомнить расположения конвоев и камер... Ну как раз по дороге в кабинет коменданта и выясню...
Конечно же возникли небольшие проблемы при входе, но они как-то решились и с помощью нескольких кругляшков. По счастливой случайности начальник был не шибко занят и разрешил пропустить к себе тифлинга. Насмешливый взгляд военного лучше всего остального предупредил Вела, что этот человек окажется именно таким, как прогнозировала Фиори.
- О! старый знакомый... что пришел? Не хватает денег на гостиницу, хочешь попроситься на постой к дружкам своим?
- Нет, с деньгами у меня все более чем в порядке, служитель закона. Я пришел узнать, в чем обвиняют моих друзей.
- Ооо! А ты разве сам не догадываешься? Считаешь, что убить двух человек - это просто досадная неприятность?!
- Как интересно, а защитить девушку? Даже не просто девушку, а нимфу!!! Совершенно светлое создание, которое обвиняли Элохим знает в чем, а ваши людишки не соизволили помочь ей.
- Самоуправство запрещено в Гресе. Твои друзья убили младшего брата моего арбалетчика и городского мага. И буду наказаны по всей строгости.
- То есть?
- Я думаю, что лет 10 работ на шахтах - ничто для бессмертных эльфов.

Велар сжал кулаки.
- А как насчет того, что это была самозащита?
- Ни маг ни арбалетчик не угрожал им напрямую.

- То есть ты утверждаешь, что если по законам Греса убивают твою мать ты должен стоять и молча наблюдать за происходящим?!
- Ты утрируешь, тифлинг!
...
И так минут двадцать...
Единственное, что удалось Велару, это выкупить оружие, изъятое у заключенных. К тому же план тюрьмы намного подробнее теперь вырисовывался в памяти бвшего постояльца этой удобной гостиницы... Вел возвращался в "Оранжевую устрицу".

0

3

Элиас:
Реальность возвращалась с трудом. Элиас титаническим усилием воли открыл глаза. Не сказать, что это облегчило его состояние, ноющая головная боль вспыхнула с новой силой. Тау отлично помнил что произошло, но, видимо, у этого сонного зелья было немного дезориентирующее послевкусие, так как первой мыслью эльфа было:
- Листья осины! Что я пил вчера?!
Однако эта мысль быстро была задвинута туда, куда ей полагалось- в годы бурной юности. Попытка встать обернулась еще одним звонким и от того мучительным, сюрпризом. Элиас был прикован к стене посредством четырех крепких цепей.
Неприятное ощущение ваты в голове и болезненная реакция на звуки и яркий свет не давали сосредоточиться некоторое время.
Наконец пришла еще одна мысль, от которой Таурсул резко дергнулся и прижал руку к груди.
-Камень на месте!- Элиас судорожно выдохнул и немного расслабился. Оглядевшись, он заметил еще одну фигуру, лежащую на лежанке из сырой соломы и прикованую к противоположной стене. Это был тот самый маг, с которым они сражались - сын его давнего друга. Судя по мерному дыханию, он еще спал и его не коснулся ужас пробуждения.
Старший эльф принялся изучать место, где был заперт: темная сырая комнатка с высоким зарешетченым окном, большая дверь-решетка в стене напротив, там за дверью -тускло освещенный факелами коридор.
Перворожденный се-л. Голова продолжала болеть, но видимо уже не так сильно, так как он начал различать еще некоторые сигналы своего тела, а именно ноющее плечо и зудящая шея и правый бок.. и нога, левая...
Зуд объяснился просто- дротики из пленников так и не вынули. Элиас поспешил это исправить, освободив сначала себя, потом Лэдгара.
Наконец Таурсул подошел к двери-решетке и обхватив руками за прутья, попытался заговорить со стражей...
Через пару минут рассерженный и оскорбленный, Перворожденный сел на свое место на такой же сырой лежанке из соломы, под которой видимо еще и жили мыши...

Велар:
Пока Велар бодрым шагом мерил улицы от темницы до таверны, он смог наконец-то дозваться до Элиаса. То есть его зов через камень смог оттолкнуться от злости и раздражения, наполнявшего сейчас сознание эльфа.
- Тау!!! Эльфийская травка тебя закопай!! Ты очнулся!!! А я только тебя навещать ходил... Поздновато, ваше остроухее.. то есть остроушее... не важно... Длинноухим привет! Как самочувствие, как настроение? Хочешь убить больше чем десять смертных?
Тифилинг чуть не подпрыгивал во время ходьбы, осознав, что его друг пришел в сознание.

Элиас:
Тау рад был слышать Велара..., правда его излишне восторженая и громкая речь, заставила эльфа закрыть глаза.
- Вел, не кричи только, ладно? Я в порядке, только вот голова, словно пень по которому колотит заяц....Убить? Честно говоря тех двух, что сейчас стоят у камеры - с удовольствием.... вызвал бы на поединок.
Элиас прилег, взбив солому, что бы получилось что-то типа подушки.
- Смертные... совсем из ума выжили! Я был бы готов заплатить штраф, но... зачем стрелять этой отравой?! Юноша до сих пор без сознания, однако лучше уж пусть побудет в забытьи, чем такое пробуждение...

Велар:
- Прости, друг, не хотел... - раз в пять тише подумал Велар.
- Значит, двое стоят прямо у камеры... В камере только ты и Лэдгар... угу... - пару мгновений тифлинг помолчал.
- Элиас, расскажи подробно, что тебе видно из крохотного окошка под потолком. И не удивляйся - я прекрасно знаю это место... Согласен, отвратительное сырое помещение с мышами в мокрой соломе... И приготовься детально поведать мне, что у тебя болит, а что нет. Ответы "все!" или "ничего" не принимаются. Эле же должен знать в конце концов, он же наш штатный лекарь...

Элиас:
-Лэдгар... Я все пытался вспомнить его имя...- подумал Таурсул, что автоматически передалось через камень,- В окошко видно небо и фонарный столб... еще часть крыши, видимо этот дом находится через дорогу...
На счет того, что болит, эльф некоторое время прислушивался к ощущениям.
- Кроме головы... Болит плечо, иглы, которые попали в него ужа растаяли, надеюсь они были не ядовиты... Но в основном, я в порядке... Больше досталось Лэдгару...- голос эльфа стал более заботливым,- его сильно помял куст шиповника, глубокие царапины на ладонях... схватился за лезвие голыми руками..., и на шее царапина.

Велар:
- А шея? Эле что-то говорил про помятую шею, я не понял, что он имел ввиду... Ты же не лебедь у нас, вроде... или к длинноухости прибавилось длинношеесть?
Отечески нотки в голосе эльфа не укрылись от друга.
- Тау... Тау... Я так понял, что вытаскивать вас надо обоих? Правильно? А теперь назови цвет крыши. И какая часть ее видна? - Велар повернул обратно, радуясь, что еще не дошел до друзей. Проведем исследование местности...
про ядовитость в обязательном порядке задай вопрос нашему новому другу, как очнется.

Элиас:
-Шея? А... да, он пытался меня задушить и заморозить при этом... ничего страшного, это даже не стоит внимания Эле,- заверил Таурсул друга,- Ты правильно понял, Лэдгара тоже нужно освободить, я не могу оставить сына своего друга. Крыша с зеленой черепицей, виден ее левый край..
В разговоре с Веларом постепенно пропала ненависть и злоба на стражников.
- Велар, судя по твоим вопросам, ты собираешься устраивать побег, я правильно тебя понял?
Элиас расчитывал, что они с Лэдгаром отделаются штрафом и их отпустят... во всяком случае, Сметрные не имели права задерживать их здесь дольше... их, Перворожденных!

Велар:
- Задушить и заморозить? Я всегда знал, что вы, эльфы, знатные извращенцы... Даже демона до вас еще развращать и развращать... Крыша с зеленой черепицей... ага.. вижу, левый говоришь... угу, есть такое... и фонарь.. нашел... так... Ты в окно мышь бросить можешь? А то тут два, которые подходят под описание.
Тифлинг ходил взад-вперед по улице и делал вид, что кого-то ждет, от этого то и дело поглядывает то на небо, то на здания, то на людей...
- Раз, два... еще двое с той стороны... четверо, плюс двое при входе - шестеро... еще внутри... - размышлял Вел.
- Да, ты правильно понял. Мы готовим побег. Вам обоим шьют по убийству... особо жестокому... и никакая принадлежность к расе вам не помогает... Но у меня есть и радостная новость... ваше оружие у меня... Мы что-нибудь обязательно придумаем и в ближайшее время вас освободим...

Элиас:
Мышь?- Элиас невольно рассмеялся,- Нет, Велар, зачем бедную тварь мучить? Если бы тут был стражник... О! У меня же целый набор дротиков!
Эльф поднялся, взял с пола один из дротиков и подошел к окну:
-Вел, отойди, не хочу в тебя попасть...
Дротик вылетел из окна с самым маленьким ускорением, на которое был способен Таурсул и шмякнулся под ноги тифлинга.
- Ты забрал оружие, спасибо, друг... Мне было не по себе, при мысли о том, что оно в руках Смертных....- радостный тон сменился серьезным, Элиас задумался,- Так значит дело серьезное... Нас приговорили к сметри?
Эльф с сожалением посмотрел на лежащего без движений Лэдгара.

Велар:
Велар подобрал дротик не касаясь наконечника.
- Тау! Ты решил усыпить меня посреди улицы?! Хорошо хоть стражники отвернулись... Я надеялся, ты мне еду кинешь, а ты зажилил... ууу... скряга.. мышки пожалел другу... ууу....
Перестав выть и разыгрывать из себя оскорбленную невинность, Велар вернулся к действительности.
- Нет, не к смерти. Хуже. Вас, ваше Чистейшее Величество, и юношу хотят упечь на 10 лет в шахты.. или рудники... короче работать гномами... И никаких тебе диадем, мой друг... Так что давайте выбираться из этого городишки...

0

4

- Тише, мальчик мой, тише. Уже все позади, - прохладная ладонь касается разгоряченного лба. Он открывает глаза, морщится, пытаясь прогнать серую дымку представшую перед ними. Безрезультатно.

Он помнил, что была бешеная гонка. Стук копыт. Он не помнил, когда, куда, с кем и зачем. Последнее, что промелькнуло в воспаленном сознании - испуганное, перекошенное ужасом окровавленное лицо незнакомой ему женщины, а дальше - тьма и то нестерпимый жар, то пронизывающий холод. Его бросало из одного туманного воспоминания в другое, однако он не мог уловить, что было истинным, а что порождено лихорадкой. Очнувшись сейчас, он понял, что вообще не помнит, что было, кто он и почему лежит здесь и смотрит на слонившееся к нему немолодое лицо мужчины с длинными седыми волосами и добрыми выцветшими глазами, которые когда-то возможно были ярко-синими. Он не мог разглядеть точно, только щурил и щурил беспрестанно воспаленные глаза, пытаясь вглядеться и вспомнить: видел ли, знает ли.

- Тебе не следует слишком напрягать свое зрение, - проговорил старый незнакомец, мягко улыбнувшись. И положил на мокрый и горячий лоб мальчика холодное полотенце.

- Кто вы...? - спросил он и не узнал своего голоса: сорванный, хриплый, чужой, слишком взрослый. - Где я...?

- Тшш... - старик приложил тонкий палец к губам, давая понять, что и говорить лучше не стоит. - Я расскажу тебе все. Потом. Как только ты выздоровеешь.

Но рассказа не было. Ни потом, никогда. Старый маг унес тайну случившегося с ним в ту ночь с собой в могилу. Сколько ученик не просил, сколько ни злился: учитель оставался глух к его отчаянным просьбам. Сам он понимал, что случилось что-то ужасное. Та женщина, незнакомая женщина еще не раз снилась ему, но он никак не мог уловить, где и при каких обстоятельствах ее видел. Будто его память обрезали ровно и четко, не удосужившись объяснить, зачем это нужно.

- Эй, Лэдди-колдун! - насмешливый голос деревенского мальчишки, звонкий и высокий, режет слух похуже любого из ножей.

Лэдгар морщится, покрепче перехватывает деревянное ведро с водой и корзину с овощами и идет дальше, к дому, через силу заставляя себя не оглядываться и молчать. Старый учитель никогда не одобрял стычек с деревенскими, хотя у Лэдгара пока мало что выходило. Кулаками махал он плохо, магия уже долгое время молчала, хотя мальчик днями и ночами, даже тайком от старика, сидел за магическими книгами до полного изнеможения. Бесполезно. Ответом на его старания была гулкая тишина пустого колодца. Он не раз раздражался и хотел все бросить, но учитель упрямо твердил, что его ученик на многое способен, нужно только ждать и стараться, стараться и ждать. А ждать Лэдгар не любил никогда, ожидание злило, злило куда больше, чем насмешки деревенских.

- Лэдди-Лэдди! Неумеха! Даже огненные летучки сделать не может! - не унимается мальчишка. Ему вторят его друзья и подружки, нестойным хором повторяя слова своего заводилы.

Огненными летучками детвора называла обычные огоньки, которые использовал его учитель для того, чтобы читать по вечерам. Он считал, что огонь ненадежен, а огоньки действительно светили ярче и сил, похоже, отнимало очень и очень мало. Только вот деревенские были правы: Лэдгар не мог сотворить даже такое простое волшебство. Сколько ни старался, не получалось. Магия в нем будто уснула, либо, возможно, ее и не было никогда, а старый маг совсем заврался и впал в маразм.

- Лэдди-неумеха! - кричал нестройный детский хор в спину удаляющемуся мальчику. И тот вдруг замер на месте. Напряженные пальцы разжались: на землю упало сначала ведро с водой, подняв целую тучу прозрачных брызг, затем упала корзинка: овощи раскатились, спрятались в густой зеленой траве. Дети замолчали. Лэдгар резко обернулся. Золотистые глаза горели злобой и обидой, совершенно детской, а потому еще больше раздражающей его самого. Мальчик, чеканя шаг, направился к насмешникам.

Заводила с притворным испугом попятился назад, потом расплылся в наглой улыбке:

- Ой, боюсь! Ой, боимся! - и рассмеялся, издевательски запрокинув голову. Его друзья рассмеялись тоже, тыча в приближающегося Лэдгара пальцами и строя рожицы.

Лэдгар прошел всего несколько шагов и остановился. Он знал, что если ответит и побежит, мальчишка ответит и побежит тоже. В конце концов, они все добиваются именно этого: в салочки решили поиграть. Ученик мага недобро улыбнулся и вдруг, развернувшись, легко подхватил тяжелое ведро с остатками воды и сделав буквально пять быстрых шагов по направлению к детям, выплестнул содержимое ведра в воздух, думая в этот момент, скорее, не о том, чтобы вода окатила наглецов с ног до головы, а всего лишь о том, чтобы припугнуть надоевших деревенских. Однако вода, похоже, решила иначе. Или не вода, кто знает, возможно, Лэдгар сам допустил в свое сознание постороннюю и злую мысль. Капли обратились ливнем, неожиданно хлынувшим с небес. Дети, продолжая тыкать пальцами и крича что-то неразборчивое, разбежались. А Лэдгар так и остался стоять под проливным дождем, мокрый и абсолютно счастливый.

В круговорот туманных воспоминаний неожиданно вплелись алые искры боли, растекающиеся по всему телу жарким холодом. Лэдгар невольно застонал, попытался придти в себя, но вновь провалился в черное небытие без единого проблеска света.

Снова погоня. Злой дождь в лицо. Топот копыт. Неразличимые крики. И неожиданно - рыжий огонь в глаза, яркий, нестерпимо яркий. Эльф с глухим криком распахнул глаза, даже порвавшись вскочить, но двигаться оказалось сложно, поэтому он снова опустился... куда? Щурясь, маг огляделся по сторонам. Темно. Каменные стены. Что случилось, черт побери..?

0

5

Светлый не просто потерял дар речи, но и едва не кинулся на решетку, где сидели проклятые Смертные. Он, забыв об остророжности был готов использовать силы камня, что бы разнести эти стены... другой вопрос смог бы он это сделать.... Но в данный момент ему казалось , что своей яростью он сможет сделать все. К счастью нашлось то, что отвлекло старшего эльфа и заставило моментально  переключиться.
Элиас обернулся на крик мага и подошел к, лежащему на жалкой подстилке, Лэдгару. Склонившись над эльфом, он тихо, так как знал, что после зелья голова посторонние шумы воспринимает очень остро, сказал:
- Тише, не шевелись, отходить от действия зелья тяжело...
Таурсул старался лишний раз не звенеть своими цепями, что выходило не слишком хорошо.
- Велар..., он очнулся, - наконец связался эльф с тифлингом, более спокойно,- мы должны выбраться от сюда...
Как на зло рядом не было ни воды, ничего, что можно было использовать в качестве компреса.

0

6

Лязг цепей, который Лэдгар теперь услышал очень отчетливо, после того, как отступил густой туман, окутавший тело, резанул по ушам так сильно, что маг невольно прикрыл глаза, морщась от каждого шороха. Мало того, что надо было подождать пока действие зелья... (кстати, какого?) пройдет, так и очередной приступ одержимости после того, как эльф очнулся, тоже дал о себе знать, точнее, последствия после него. Слава каким-то богам, магу больше не хотелось орать и крушить все вокруг, как какому-нибудь сумасшедшему одержимому, да он бы, скорее всего не смог. Теперь он ясно чувствовал и боль от ран, и уже почти привычную боль в висках, а также - озноб. Не хватало еще схватить какое-нибудь заражение крови или, чего доброго, лихорадку. Лэдгар был даже почти счастлив, когда чей-то знакомый и одновременно незнакомый голос отвлек его от погружения в боль, которая с каждой минутой становилась все сильнее и сильнее. Главное - не потерять снова сознание. В конце концов он всегда считал, что боль переносить умеет. Считал. Раньше, да. До первых последствий одержимости.

Маг с трудом разлепил воспаленные глаза, продолжая то и дело морщиться от боли и от казавшимися слишком громкими звуков. Обладателя голоса он сначала не разглядел, но, присмотревшись, все-таки увидел... и понял, что не помнит этого лица. Совсем.

- Кто вы, - хрипло спросил Лэдгар и через секунду добавил: - ...черт возьми?

0

7

Похоже маг не узнал его, к лучшему это или нет, покажет время. Элиас присел на пол рядом с сыном своего погибшего друга.
- Я Элиас, мы в темнице Смертных..., но это не продлится долго. Боль головы сейчас отступит... к сожалению здесь нет ничего, что можно было бы использовать как бинты, что бы перевязать твои руки...
Тау заметил, что Лэдгара морозит, правда помочь ему не мог, плащ Таурсула остался в таверне, а здесь не было ничего похожего на одеяло или плед.
- Нас забрали за нарушение спокойствия,- эльф покачал головой,- и за спасение нимфы при котором пришлось убить одного арбалетчика и мага.
Элиас не знал что еще сказать, хотелось рассказать юноше все, но... было такое чувство, что время совсем не подходящее. Ведь он сейчас совсем слаб и, вообще, похоже, не помнит о столкновении.. зачем ему прибавлять боль душевную к физической?

0

8

- Элиас? - Лэдгар снова поморщился, потом улыбнулся слабо. - Имя знакомое, а вот лицо твое я плохо вижу, если честно, - эльф все старался присмотреться к собеседнику, но для этого нужно было повернуть голову, а это было сложновато и больно.

Память, похоже, тоже решила то ли обождать, то ли и вовсе уйти: вспомнить имя юноша не мог, как и не мог вспомнить, о каком нарушении спокойствия говорит Элиас. Последнее, что он помнил, была дорога до Греса, память же об остальных возможных событиях предпочла убраться восвояси. Лэдгар только надеялся, что ненадолго. Плюс ко всему еще не хватало подобных провалов. Что странно, об одержимости эльф помнил, смутно, но помнил.

- Нарушение спокойствия? - переспросил маг, щурясь, потом замолчал, прикрыв глаза. - Я не помню, - проговорил он вполголоса.

0

9

Элиас улыбнулся, порядок они нарушили будь здоров и теперь забавно, что Лэдгар этого совсем не помнит.
- Ты хотел отомстить мне, и мы чуть не разнесли пол города по этому поводу,- пояснил он,- на тебя напало какое-то безумие, я пытался поговорить с тобой, но ты совсем не слушал слов.
Таурсул приложил холодную ладонь к разгоряченному лбу мага.
- Сейчас тебе надо немного отлежаться, мои друзья помогут выйти от сюда.
Лэдгар был похож на своего отца... то же сложение и овал лица, даже выражение глаз... Только цвет их у него был серый, не золотистый.
- После мы поговорим обо всем..., когда ты сможешь слушать.

0

10

- Да ну..? - эльф на мгновение открыл глаза и даже улыбнулся, криво, насмешливо, потом снова скривился от боли и повернул голову на бок, одновременно отстраняясь от ладони Элиаса. Светлые спутанные волосы скрыли бледное лицо эльфа.

Больше всего сейчас хотелось уснуть, уснуть, чтобы не чувствовать боли и не пытаться вспомнить, что произошло. Почему-то Лэдгару казалось, что ничего хорошего, особенно после того, что только что сказал Элиас. Отомстить... интересно, за что? Вроде как ему никто никаких подлостей не подстраивал. Кто-то боялся, но в основном всем, кого так или иначе встречал эльф на своем пути, было все равно. Они встречали и забывали, возможно, через день-два. А этот Светлый говорит о каких-то друзьях. На мгновение Лэдгар почувствовал что-то вроде зависти, но тут же одернул себя: зависть вообще была ему чужда, он никогда и никому раньше не завидовал, привыкнув к той мысли, что друзей с таким скверным характером вряд ли найдет. Он проверял это не один раз. Не нашлось просто пока такого терпеливого существа, которое вынесло бы все его причуды. Исключение составлял учитель, но он мертв. Не искать же некроманта и не просить оживить единственного человека, который тебя терпел? Глупо. Маг даже не удержался и тихо усмехнулся своим мыслям. Он ненавидел чувствовать себя жалким, а сейчас, похоже, угодил в, мягко говоря, не очень чистую лужу. И его собираются вытаскивать совершенно незнакомые ему люди. Смешно, ничего не скажешь. Впрочем, он был уверен, что далее их пути разойдутся. Ему надо искать способ избавиться от одержимости. Да и у всех свои дела, с другой стороны. И у него, стало быть, тоже. Искать способ... Лэдгар нахмурился, все-таки пытаясь вспомнить, что произошло, но в памяти всплыло только почему-то шипение змеи, незнакомые голоса, смех и крики беснующейся толпы. Эльф вздохнул прерывисто и решил больше не пытаться. Пока, похоже, это все равно бесполезно.

- Надолго мы тут? - спросил он глухо.

0

11

Элиас убрал руку.
- Я не знаю... надеюсь, что нет,- эльф поднялся и отошел к стене, где находилось единственное окошко,- Смертные вынесли... несправедливый приговор нам обоим и поэтому надеятся мы можем только на помощь извне.
Прислонив руку к камням, Таурсул посмотрел на тот клочок света, который ему был доступен. Юноша, что недавно хотел его убить, был настоящим дичком. Видимо жизнь научила его держаться в стороне от других и защищаться не дожидаясь нападения.
-Все могло быть иначе...-думал Перворожденный,- если бы я знал, если бы пришел не так поздно, его жизнь могла бы быть другой. Он бы не стал желать мести. Но я предпочел терзаться и забыться в войнах... по сути никому не нужных и бесславных, топить свою боль в чужой крови. Но теперь я не брошу его. 
Камень стены был холодным и влажным на ощупь, пахло мышами.

0

12

- Какой именно приговор? - Лэдгар снова тихо усмехнулся. - Смертный, раз от Смертных? Нас ждет плаха или же мы будем пахать на рудниках? - он закашлялся, потом перевел дыхание и продолжил: - Они это любят, на рудники посылать. Будто других занятий быть не может, - эльф попытался пожать плечом, по привычке, но поморщился от накатившей снова боли и вынужден был остаться недвижим.

Болеть он в принципе не любил и злился бы, если бы боль не отвлекала от мыслей, а она отвлекала получше всего остального. Поэтому маг попытался придумать еще какой-нибудь вопрос, чтобы только отвлечься. Это было трудно, однако того стоило.

- Элиас, верно? А мое имя вы уже, я так понимаю, знаете? - хрипло и насмешливо; юноша замолчал, вновь поморщившись.

"Только говори, отвечай что-нибудь, Светлый, черт тебя побери..."

- Впрочем, неважно... - Лэдгар вздохнул тихо, зашипел, забыв про боль, потянулся и достал из плеча огромный шип. Пригляделся. - Это еще что? Закатные твари, Элиас, мы что ли в шиповнике дрались?

0

13

- Нас приговорили к работе на рудниках,- сказал Элиас и если бы не полутьма, стоящая в камере, можно было бы увидеть, как побледнело его лицо от оскорбления и гнева,- Клянусь, что смертный приговор я воспринял бы спокойнее... Да, я Элиас и твое имя я знаю теперь, Лэдгар.
Таурсул отошел от стены и сел на своей "лежанке". Вопрос мага вызвал неопределенную полуулыбку у Перворожденного.
- Ну, во всяком случае ты точно дрался в шиповнике..., а, кстати, скажи, когда ты колдуешь ледяные иглы, они отравлены? Просто несколько из них решили обосноваться в моем плече...
Демонстрировать окровавленый рукав эльф, естественно, не стал, просто улыбнулся как незначительному факту.
- Что касается шиповника... извини, моя вина... не сдержался...

Отредактировано Элиас (22-11-2007 18:21:08)

0

14

Лэдгар, опять же кривясь от боли, но стараясь не обращать на нее внимания, медленно перевернулся на спину. Так лежать было легче, нежели на боку, правда, лучше бы, конечно, сейчас лежать на кровати или хотя бы на матрасе. Тюфяк не спасает ни от холода, ни от усталости и заснуть на нем не представляется возможным, разве что долежать до того состояния, когда глаза начнут закрываться сами, а с такой противной и сильной болью это случится нескоро.

Эльф вздохнул, скосил глаза на собеседника и скрестил руки на груди, чтобы не походить на лежащего лежнем больного человека.

- Сильно задел? - поинтересовался Лэдгар. Сейчас он даже не думал, о сути разговора, ему важно было говорить, неважно, о чем, и чтобы Светлый отвечал. Разговор помогал отвлечься. - Нет, привычки отравлять свою магию я не имею, - он усмехнулся. - Ну, что касается шиповника, то, как я понял, баш на баш, - маг улыбнулся криво, глядя на Элиаса.

0

15

- Если они были не ядовиты, то не стоит внимания,- ответил Элиас,- Большая часть меня минула. А шиповник..., понимаешь, надо было тебя как-то удержать, я не хотел вредить тебе, а ты был словно не в себе, бросался на меч... Кстати схватился руками за лезвие. Жаль, что рядом оказался именно шиповник.
Таурсул обперся о стену спиной.
- Во всяком случае, с нами путешествует целитель и когда мы выберемся от сюда, он тебе поможет.
Эльфы, разумеется, говорили на своем языке, что бы стражники не поняли их речь, последние же были сильно разочарованы тем, что эти длиннослухие еще не перебили друг друга.... ведь такие ставки пропали...

0

16

- Бросался на меч? - Лэдгар медленно поднял ладонь, вгляделся в наполовину затянувшуюся рану, которая слабо кровила. Нахмурился. - Странно. Если бросался, стало быть, точно был не в себе, - хмыкнул невесело. - Одержимость и не до того может довести, - добавил он вполголоса, обращаясь, скорее к себе, нежели к Элиасу. - А с чего вашему целителю мне помогать? - эльф удивленно вскинул брови, вновь переведя недоуменный взгляд темно-золотистых глаз на Светлого. - Я тебя изрешетил, а он мне помогать будет? - усмехнулся. - Разве что из принципа, - он легко пожал плечом, выругался беззвучно, достал из предплечья еще один шип, отбросил подальше, в сторону решетки. От резкого движения в глазах на мгновение потемнело, а к горлу подступила тошнота. Лэдгар вздохнул глубоко и замолчал, проклиная все и вся, а особенно свою несдержанность: привык, что ничего не болит и можно свободно двигаться.

0

17

- Потому что его попрошу я,- спокойно ответил Элиас на вопрос Лэдгара,- Ты вполне имел право на свой поступок... Наверное на твоем месте я поступил бы так же.
Эльф сложил руки на груди и посмотрел на окошечко в которое попадали лучи вечернего заходящего солнца. Тепла они не приносили, но смутную надежду рождали.
- С тобой раньше случались подобные ... помешательства?- спросил Таурсул и в его словах звучала неожиданная искренняя забота.
Элиас вдруг вспомнил, как в момент их первой встречи среагировал на мага Янтарь. "Бриллиант, бриллиант"- так отчетливо звучали эти слова в голове хранителя одного из четырех камней.
- Нет, этого не может быть, у Лэдгара не может быть камны Хаоса... Янтарь бы почувствовал его... и магия, была бы совсем другой. Хотя, помешательство, чем не хаос?

0

18

Лэдгар усмехнулся в ответ на слова Элиаса о целителе. Ему казалось, что любого хорошего целителя и просить о помощи не надо: сам увидит и, если захочет, поможет. Принцип у них такой. Эльф где-то слышал мельком об этом обычае, но в подробности не вдавался: не его стезя. Вслух же маг ничего говорить не стал, промолчал, задумчиво глядя в потолок. О причине нападения на Светлого спрашивать не хотелось и хотелось одновременно. С одной стороны, это могло прояснить проишествие, с другой - что-то говорило Лэдгару, что вспоминать не стоит, по крайней мере, пока. Что ж...

- Нет, не случались, - кажется, ему уже задавали этот вопрос ранее, но он опять же не помнил, кто. В обычном состоянии подобные вопросы бы разозлили эльфа, сейчас же он в очередной раз зацепился за предложенную Светлым тему. Тон Элиаса успокаивал. Почему - эльф не понимал, но успокаивал точно. Правда, мысли, что Перворожденному небезразлична его судьба, маг не допускал. Это было бы слишком хорошо.

Лэдгар нахмурился, вздохнул.

- По наводке одного чешуйчатого зеленого недоумка, я понял, что дело касается Камней, с тех пор ищу разгадку. Пока, - усмехнулся, - увы, не нашел.

0

19

- Ты имеешь в виду стихийные камни?- уточнил эльф, внутри него что-то йокнуло, но внешне Элиас оставался спокойным,- Мы тоже встретили на нашем пути дракона... По твоей характеристике, могу предположить, что это был один и тот же.... Не смотря на года... кстати с ним была айрес. Я так давно не видел их, лет 500 примерно.
Тау прислушался ко внутренним ощущениям и заметил, что от боли в плече его здорово отвлекал камень, он внушал такое спокойствие, что уже даже приговор Смертных не казался такой уж важной вещью... Постепенно все окружающее переставало существовать, был тут разве что его собеседник ( "Бриллиант, бриллиант"), его голос и Янтарь...

0

20

- Я их и вовсе не встречал, - отозвался Лэдгар после недолгой паузы. Посмотрев на Элиаса, он сощурился. - Элиас, ты здесь вообще? - эльф даже, ругаясь (да, странно звучат ругательства на языке Арисфея, ничего не скажешь), приподнялся на локтях, не глядя выдернул еще один шип, который довольно глубоко впился в запястье. Голова снова предательски закружилась, но Лэдгар упрямо сжал зубы, оставаясь в положении сидя. Оперся на стену, все еще вглядываясь в отстранное лицо Светлого напротив. - Элиас? - окликнул он Светлого. - Эли... - внезапная пульсирующая боль в висках и сбившийся стук сердца заставили Лэдгара замолчать. Он опустил голову, прикрыв глаза. Перед внутренним взглядом вспыхнула алая с серебром вспышка, вспыхнула и пропала. Видимо, одержимость поняла, что ей нечего делать в ослабленном теле и сосредоточенном разуме мага. Но она ведь на что-то среагировала? Как... тогда? Эльф схватил губами воздух, напряг память и вспомнил.

Шумная улица. Он сидит на подоконнике и думает о чем-то незначительном, хотя несколько минут назад был зол, зол до того, что готов был и без одержимости крушить все подряд. И виной всему был наглец, оказавшийся драконом. Стук в дверь. Спокойное лицо и спокойный голос.

- Я ищу мага, который смог бы помочь мне... Зачаровать оружие... Меч, стрелы, метательные ножи...

- Что ж, вы его нашли...

Его собственное ленивое спокойствие и заинтересованность стирается из-за пульсирующей боли в висках. Кружится голова. Он пытается нащупать, но это, как слепо шарить во тьме, ища что-то неосязаемое и смутно-знакомое. Что-то блестнуло вдалеке. И совсем рядом. Звон в ушах и тишина. Ничего. Ускользнуло.
И потом неожиданно: морщинистое лицо нищего, монета зажатая в узкой грязной ладони и улыбка, неприятная, сумашедшая.

- Элиас Таурсул. Тот, кто убил твоего...

Лэдгар резко тряхнул волосами и откинулся голову назад, пытаясь отдышаться и глядя воспаленным взглядом во тьму.

0

21

Элиас не сразу понял, что Лэдгар его зовет, лишь когда тот попытался встать, эльф вернулся в реальность. Он поднялся с лежанки и подошел к магу.
- Не вставай, Лэдгар, лучше давай я помогу тебе избавиться от всех шипов...
Камень вдруг снова ожил и более активно стал напоминать о существовании камня Хаоса.
- Что же это такое? У него нет камня Хаоса иначе бы он не стал даже говорить о камнях...! Как же он связан с Бриллиантом?
Элиас заметил, как застыло лицо Лэдгара, как он замер, глядя на него.
- Что с тобой?- спросил уже совсем знакомый голос, тот самый спокойный и уравновешенный, располагающий и дружественный.

0

22

На мгновение, всего лишь на мгновение в потемневших золотистых глазах промелькнула ненависть, та же, что горела в них тогда, около таверны, во время битвы и неудавшегося разговора. Лэдгар хотел было что-то сказать, но бледные почти до синевы губы лишь дрогнули, с них не сорвалось ни единого слова, только тихий стон. Эльф опустил голову, чувствуя как предательски меркнет сознание и пытался изо всех сил держаться и не терять его. Почему-то ему казалось, что отключись он сейчас, очнется он очень и очень нескоро. Второй раз с такой болью он вряд ли справится, не тот случай, не та ситуация. Чертова одержимость. Чертов учитель, который упрямо молчал и не говорил ничего о прошлом. Чертов нищий, который напомнил... слишком поздно. Во рту чувствовался стальной привкус, эльф смутно осознал, что, кажется, прокусил губу до крови, однако иная боль, тянущая почему-то отрезвила воспаленное сознание. Та боль, что была увеличена в несколько раз приступом одержимости медленно, но верно начала отступать. Лэдгар облегченно перевел дыхание и поднял, наконец, голову, посмотрел на Элиаса и улыбнулся уголком рта.

- Значит, я хотел отомстить тебе за смерть того, кто давно умер, - хрипло прошептал эльф, не сводя сосредоточенного взгляда с лица Светлого. С каждой секундой боль отступала, однако теперь он понял, что иглы вонзились настолько глубоко, что если их не вытащить, то двигаться легче не станет. Главное еще не занести всякую заразу, с грязной темницы скажется. - Жалкая месть. Я его даже никогда не знал, - маг усмехнулся горько, превозмогая боль оперся на каменную стену, пытаясь расслабиться настолько, насколько это вообще было возможно в его положении, чтобы не потревожить вонзившиеся в мышцы шипы.

0

23

- Ты вспомнил...- то ли сожаление, то ли смирение прозвучало в этих словах, Элиас опустил глаза, стараясь не встречаться взглядом с тем, кто имел право мстить.
В отличии от Лэдгара, Элиас конечно  же помнил его...
-Его звали Лориндилл, он был лесным эльфом, одним из стражей границ и моим другом,- сказал эльф, так и остановившись на полпути к магу,- Я знал его триста лет, мы часто бились с ним бок о бок против врагов Арисфея, спасали друг другу жизнь. У него был потрясающий голос... он все шутил, что если бы не пошел в стражи, стал бы придворным менестрелем...
Элиас грусно усмехнулся, присев на пол перед Лэдгаром.
- Однажды мы шли по домам, просто разговаривали... и его укусил волк, он прятался в кустарнике и просто вцепился в его ногу. Однако через мгновение он уже убежал, я пустил стрелу ему вслед, но не попал... Вскоре мы поняли, что этот волк был не обычным. твоего отца укусил оборотень. Лориндилл пытался это скрывать, пытался бороться со своей зверинной сущностью, но... она взяла верх. Когда он был в облике зверя он был дик и свереп, нападал на наши поселения... убивал. На него началась охота, я пытался укрыть его в своем доме, но он убегал, едва терял свой истиный облик.
Таурсул все это время не смотрел в глаза мага, он удивлялся как ему хватает сил просто говорить, при этом не выдавая той боли, что разрывала его изнутри при каждом слове, при каждом вопоминании.
- Как-то я нашел его обессилевшего на заросшей поляне..., он был один после превращения, одежда клочьями свисала с его тела. и тогда он сказал, что не может так дальше, он боится, что в одну ночь, под воздействием этого безумия убьет свою жену и маленького сына....,- Элиас покачал головой, голос его стал тише,- Мой друг попросил смерти, не позорной в результате охоты, нет... он хотел умереть как воин, как страж... от смертельного удара. Лориндилл попросил меня убить его. Я долго отказывался, умолял его одуматься, ведь впереди его ждала целая вечность, я верил, что можно что-то сделать и не все потеряно. Но, он принял решение... и все просил и просил...
Элиас прервал свой рассказ, прикрыл глаза, затем глубоко вдохнул и снова открыл.
- Я убил его... выстрелил в сердце... он умер у меня на руках. Потом все говорили, что я убил оборотня, что спас многих и многих, даже хотели наградить... Я попросил лишь отправить меня на войну, хотел забыться или погибнуть... я искал смерти, но не нашел ее. А позже, когда вернулся, узнал, что погибла твоя мать... она не вынесла горя. Я хотел забрать тебя, но не успел.... Когда я пришел к вашему дому, он был пуст и никто не мог сказать мне о тебе...
Тяжелое чувство, которое сковывало Элиаса все это время по немногу стало отступать... видимо то, что он проговорил терзающие его слова, помогло. Однако теперь он ждал того, что скажет Лэдгар... единственный, кто имел право ему мстить сейчас.

0

24

Лэдгар слушал молча, прикрыв глаза. Задумчивый и почти отстраненный взгляд эльфа был устремлен в сторону. Он не смотрел на Элиаса, ему и не надо было смотреть, он всегда понимал и чувствовал больше, лишь слушая. От слов рождались образы, а Светлый, хоть это и, бесспорно стоило ему больших усилий, говорил складно и четко, менестрель почему-то даже поймал себя на мысли, что ему хотелось бы написать балладу о двух друзьях. Отчего-то он стремился и дальше мыслить в этом ключе, со стороны, чтобы не думать о мести, которая только подпитывает чертову одержимость, не думать о ненависти к человеку, который по сути помог отцу, не просто убил его по собственной прихоти. Нищий то ли просто не знал всего, то ли намеренно загнал Лэдгара в ловушку собственных чувств, в ловушку собственной ненависти, и эльф по дурости попался. Теперь, когда мысли, не смотря на то и дело накатывающую боль, однако уже не такую сильную, как раньше, но все равно неприятную, были отчетливы и трезвы, поступок казался еще более необдуманным и совершенно глупым.

Лэдгар усмехнулся горько и, открыв глаза, поймал взгляд Элиаса.

- "Что было, то прошло" - так бы сказал мой покойный учитель. А я говорю, что не виню тебя. И тебе себя винить не за что.

0

25

- Спасибо..- на выдохе сказал Элиас. Он чувствовал опустошенность внутри, словно то, что он столько лет держал и копил, что ростил и прятал внезапно исчезло. Осталась дыра, незаполненное пространство, опустошенность. Но, вина все-таки осталась и как прежде подтачивала сердце где-то в глубине.
Слов больше не было, Элиас едва смог поднять голову, что бы встретиться взглядом с Лэдгаром после своего рассказа. Следовало переключиться, нужно было срочно найти другую тему для разговора, это всегда помогало в таких ситуациях. И, к счастью, такая тема была...
Эльф глубоко вдохнул и встал с пола, подошел снова к стене с решеткой...
- Да, кстати... Я помню рядом с тобой был юноша, тифлинг... Он, вроде не присутствовал при нашем аресте, может быть стоит его предупредить о том, где ты? Думаю, если Велар, мой друг..., кстати, тоже тифлинг, прийдет мы могли бы попросить его найти юношу.
Эльф сложил руки на груди, глядя на свет, пытающийся пробиться в эту затхлую камеру.

0

26

- Тифлинг? - Лэдгар нахмурился, пытаясь вспомнить.

Боль почти не чувствовалась, разве что ныли ладони и тело, что отнюдь не странно, учитывая, сколько в нем шипов. Кстати, надо будет их вытащить, все равно разговаривать больше не тянет. Услышав то, что он должен был услышать еще очень давно, эльф почему-то почувствовал себя одиноким. Чувство не нравилось, следовательно и говорить на тему родителей больше не хотелось. И вообще не хотелось. Выбраться бы отсюда поскорее и уйти куда-нибудь, не оглядываясь назад. Он сам сказал, что все в прошлом. Так стоит ли думать о том, что прошло? Нет смысла.

Тифлинга, как и его имя, маг вспомнил не сразу. Сознание то и дело меркло, а глаза начинали медленно, но верно закрываться. Спать тут не следовало бы, мало ли что. Если Элиас так уверен, что его друзья придут и выручат его и Лэдгара, надо быть начеку. На всякий случай. Да и не время отдыхать, хотя, признаться, было бы, конечно, неплохо. Однако, несомненно, не здесь.

- Зачем? - спросил, наконец, эльф, посмотрев в сторону Светлого. - Он мне не друг и я его почти не знаю, - Лэдгар хмыкнул. - Не думаю, что его следует в это втягивать. Ему повезло, что он не попался страже вместе с нами, так и пусть повезет в дальнейшем.

0

27

Элиас пожал плечами
- Не знаю, если ты считаешь, что не зачем, то оставим... Если хочешь, я помогу тебе избавиться от шипов...
- Пытаешься говорить с ним, лишь бы не прервать контакт, хватаешься за прошлое и пытаешься отыскать в нем образ своего друга?-спрашивал себя Таурсул, так и не поворачиваясь к Лэдгару,- Нет, посмотри, он привык быть один и полагаться только на себя, он отталкивает от себя все, что может пробить его душевную броню... Лориндилл был другим, совсем другим.
На самом деле эльфу хотелось хоть как-то помочь сыну друга, но он не знал, что можно сделать, как при этом не затронуть его гордости и не причинить лишнюю боль.

0

28

Если бы Лэдгар слышал мысли Элиаса, он бы усмехнулся, горько и невесело. Не он был виноват в стенах, что выросли вокруг, а жизненные обстоятельства. Находясь в случайной компании хороших друзей, маг чувствовал себя не в своей тарелке, потому что не привык любить, сочувствовать и смеяться. Жизнь научила его совершенно другому, и он рад бы был все изменить, но удачных случаев на его памяти не было, все было как-то ни к месту или невовремя. Даже сейчас, сидя в тюрьме по собственной глупости, разговаривая с знакомым и незнакомым одновременно Светлым, Лэдгар хотел бежать, бежать, потому что понимал, что его "хочу" будет недостаточно, в конце концов, старый учитель не зря корил своего ученика за скверный характер, безразличие ко всему и пронизывающий холод в глазах, которые, казалось бы, судя по цвету, наоборот должны были излучать тепло и только тепло.

Лэдгар вздохнул.

- Если тебе не трудно, то я с радостью соглашусь, - в голосе послышалась улыбка, но маг не улыбался.

0

29

Улыбнулся Элиас, правда его улыбки Лэдгар не увидел, так как Перворожденный стоял к нему спиной, а когда повернулся, его лицо снова было спокойным и доброжелательным. Таурсул подошел к магу и присел рядом с лежанкой.
Света в камере было катострофически мало, но эльф прекрасно видел в полумраке.
- В таком случае, давай избавим тебя от лишних предметов
Окинув прицельным взглядом мага, Светлый протянул руку к его плечу и быстрым ловким движением вынул первый шип.
- Я, конечно не целитель и не могу заживлять ран...- сказал он, откинув шип в  сторону стены с окошком.
-Жаль, что камень не может мне помочь...- Элиас не знал на что способен Янтарь, но то, что в целительстве он будет молчать, чувствовал.

0

30

- Это ничего, главное от них избавиться. Двигаться и так сложно, а тут еще и они мешают, - Лэдгар усмехнулся, поморщился слабо, когда Элиас выдернул первый шип. - Я все думаю, сколько этих колючек в меня впилось? - задумчиво спросил он сам у себя.  - Кстати, твои друзья, часом, мою лютню не подобрали, не знаешь? Жалко бы было, если б она пропала.

Эльф не соврал. Хотя со стороны могло показаться, что в его голосе звучит ирония, а не искреннее беспокойство за старый инструмент. Играть он любил, петь - тоже, однако, конечно, для того, чтобы петь ему обычно требовалось особое настроение и, как правило, бокал вина. Музыку Лэдгар всегда считал чем-то неземным и не всякому человеку доступным.

0

31

-Твоя лютня в безопасности, ее подобрали и сохранили, как и мой лук, так что получишь ее при выходе от сюда,- Элиас тем временем вынул еще один шип из правой руки Лэда и пару из его левого бедра.
- Сколько бы их не было, вытаскивать все равно все...
Эльф со всей тщательностью занялся своей работой, он взял Лэдгара за руку и приподнял ее, что бы вытащить все, что в ней застряло. Магу пришлось довольно часто морщить свой лоб.
- Так, правая рука свободна,- наконец сказал Таурсул, у стены валялось штук пять шипов разной длинны,- А нет, подожди... здесь еще, помельче. Придется вынуть самые крупные так, а потом снять одежду и вытащить более мелкие.
Закончив с правой рукой, Эиас проделал те же манипуляции с левой, внимательно осмотрел ноги и туловище.
- Спиной пожалуйста... Лэдгар.- сказал он, закончив убирать шипы с доступной ему стороны.

0

32

- Повезло, значит, - отозвался Лэдгар в ответ на слова Элиаса о лютне. Поморщился в очередной раз.

Пока Элиас вытаскивал шипы, эльф молчал и терпел, только изредка хмурился или едва слышно шипел от боли. Хотя, конечно, эта слабая боль не шла ни в какое сравнение с той, что была обычно после приступов одержимости. И сколько еще это будет продолжаться?

- Я очень постараюсь, Элиас, - с усмешкой проговорил маг, приподнимаясь на локтях и пытаясь повернуться к Светлому спиной.

Благо, шипов в руках уже не было и двигаться было неприятно, но намного легче. Раны саднили и ничего более. А эльф снова поймал себя на мысли, что было бы скверно подхватить какую-нибудь заразу - это бы перетряхнуло все планы. Не хватало еще проваляться несколько дней в беспамятстве.

Спиной к Элиасу Лэдгар с горем пополам повернулся и замер, опираясь левой рукой на стену.
- Я надеюсь, что мы скоро выберемся отсюда и ваш отрядный целитель меня залатает. Я ему даже заплачу, тем камушком, что ты мне отдал, - судя по голосу эльф улыбался, но лица его было не видно за длинными волосами.

0

33

Элиас уже наметанным глазом осмотрел спину Лэдгара и принялся за работу.
- А куда ты направляешься, Лэдгар?,- спросил межде делом Светлый,- Наверняка ты пришел в этот город не для того, что бы попасть сюда.
Таурсул внутренне отследил причину задаваемого вопроса, она довольно быстро нашлась : Таурсул хотел, что бы этот сародей пошел с ними, что бы он понял, что значит дружба и взаимовыручка. Глупо, но что бы он стал похожим на Лориндилла.
- Эле может вылечить и без  платы, если он пойдет с нами, но с другой стороны наш целитель давно переживает, что не может заработать. С третьей стороны, Эле все равно потратит деньги на компанию или... я мог бы сделать амулет для него из сапфира. Из этих камней получаются хорошие амулеты, они лучше других камней впитывают силы звезд.
Мысль Элиаса текла без логики, лишь по ассоциациям. В какой-то момент он на столько задумался, что чуть было не провалился в грезы, хорошо, что вовремя посмотрел на свою руку, медленно тянущую из Лэдгара шип. Перворожденный спохватился и вынул его быстрым движением
-Извини...

0

34

- Еще не знаю, - отозвался Лэдгар задумчиво. - Уже не знаю, - усмехнулся. - Хотя и раньше не знал. Я вечный странник, если ты понимаешь, о чем я. Мой дом - дорога. А Грес - всего лишь очередная остановка. Неудачная на этот раз, - он хотел еще что-то сказать, но вместо этого зашипел от боли.

Когда Элиас, наконец, опомнился, маг глубоко вздохнул.
- Да нет, ничего. Я уже, можно сказать, привык, - иронично, вполголоса. Он помолчал несколько секунд, потом задумчиво сказал: - Если мыслить конкретно, что в данном случае немного сложновато, выспаться бы, - со вздохом, но в голосе послышалась улыбка, - логично, что я буду искать способ избавиться от одержимости. Сам понимаешь, ничего хорошего в ней нет. Правда, признаться, это все равно что иголку в стоге сена искать. У меня никаких зацепок, кроме сошедшего с ума кузнеца, - Лэдгар говорил отстраненно и с безразличием. Со стороны могло показаться, что эльф рассказывает Элиасу о чем-то совсем неважном и еще, что маг считает, что "нет зацепок" - всего лишь временное явление.

- Кстати, к чему такие вопросы? - спросил он после недолгой паузы, медленно и напряженно обернувшись через плечо.

0

35

- Дорога легче, когда есть те, кто готовы прикрыть тебя в трудную минуту,- заметил Элиас выдергивая последнюю колючку из бока Лэдгара.
Эльф еще раз внимательно осмотрел мага и, заметив небольшие шипики вонзившиемся в районе лопаток, принялся за них.
- Сейчас тебе будет легче поспать, если хочешь, я могу дать тебе мою часть сырой соломы, постель не слишком уютная, но будет мягче. - Сказал Перворожденный, закончив свое дело,- Тебе будет легче предаться сну, когда нет игл... А я разбужу тебя, когда будет время, Лэдгар.
-Главное, что бы они действовали скорее, - думал он,- Здесь сыро и грязно, а он ранен... ему все-таки нужен лекарь...
Таурсул, звеня оковами, встал и отошел от лежанки, на которой сидел к нему спиной Лэд.

0

36

- Для меня те, что готовы прикрыть, - это я сам и никто более, - усмехнулся Лэдгар. - Я принципиально не беру попутчиков, привык путешествовать один. У всех ведь свое отношение к компании во время путешествия. И потом я все-таки менестрель, хотя, не спорю, по мне, возможно, и не скажешь, - улыбнулся. - Менестрели обычно путешествуют в одиночку.

Когда Элиас закончил с колючками, маг так же медленно повернулся спиной к стене, внимательно себя осмотрел, нахмурился, потом хмыкнул. Увиденное его явно не обрадовало, но что делать. Ждать, разве что.

- Отдохнуть мне действительно не помешает, да и тебе тоже, думаю, - проговорил Лэдгар устало откинувшись на холодную каменную стену темницы и глядя в потолок. - Только вот меня лично никакая солома не спасет - это раз. Два - если я засну, то могу что-нибудь пропустить. Три - я бы вообще не хотел засыпать, всякое может случится после таких ранений. В общем, я предпочел бы остаться бодрствовать, если мое состояние можно так назвать, - улыбнулся кголком рта.

0

37

- Чтож,- Элиас сел у стены напротив, смотря от чего-то на свои руки,- просто, возможно мы могли бы помочь друг другу. Раньше, когда у тебя не было приступов, возможно ты и не нуждался в прикрытии, но сейчас в один из них, тебя просто могут убить. Я бы не желал этого.
Поворошив солому рукой, эльф случайно задел что-то теплое и мягкое, похоже это была одна из мышей, которую все хотел видеть выкинутой из окна Велар.
- Я в порядке, отдых нужен тебе. После ранения и приступа, ты слишком слаб. - Возразил он на слова Лэдгара,- к тому же врят ли ты сможешь пропустить что-то великозначимое. Если кто-то к нам придет ты услышишь.
Элиас положил руку на грудь, где сейчас покоился камень земли.

0

38

До тюрьмы Эле дошел без приключений. Возле дверей его остановили двое скучающих стражников, с извечным вопросом на устах - кто такой, зачем пришел... Когда-то давным давно Эле уже случалось работать тюремным лекарем, в этой юдоли скорби было полным-полно возможностей отточить свое мастерство в самых разнообразных болезнях. Поэтому сейчас он с уверенностью заявил, что пришел наниматься на работу, и сам попросил проводить его к коменданту. Стражники удивленно воззрились на чистокровного эльфа, вдруг вознамерившегося наняться в такое гиблое место, старший хмыкнул в усы, однако довел Эле до небольшого кабинета, занимаемого усталым человеком с толстым одутловатым лицом.
Комендант был удивлен не меньше своих подчиненных. В его кабинете Эле просидел не менее получаса, отвечая на бесконечные вопросы о том, почему он пришел работать именно сюда, не замешан ли в пособничестве врагам княжества, политике, грабеже....
- Я знаю, что целителей у вас не хватает,  - устало отвечал Эле. - Мой долг целителя помогать тем, кто нуждается во мне. Кроме того, у меня есть некоторое время, которое можно потратить на неблагодарную работу. И нет денег.
Последние фразы, демонстрирующие трезвое отношение эльфа к жизни, заставили коменданта вздохнуть и сбавить обороты в допросе. Он порылся в своем архиве, не нашел там дел, порочащих честь Эле... Еще бы, столько лет прошло с момента последнего безумства... - подумал Эле, отстраненно слушая шорох перелистываемых страниц. Сердцем он был в камере своего друга, но на лице это нисколько не отражалось.
- Ну хорошо, - наконец сдался подозрительный комендант. - Первый день работаешь бесплатно. А то перетравишь нам всех... мало ли... нечасто к нам заявляются чистокровные эльфы. И если я не ошибаюсь, а я не ошибаюсь, ибо имею на руках архив, в последний раз это был ты же. Лет так сто двадцать назад.
Эле только плечами пожал.
- Что ж, отправляйся в камеры. У нас там есть один человек с язвой на ноге, он никому не нужен, но не мешало бы его вылечить перед проверкой. И два эльфа. С этими будь осторожен, их отправят на рудники.
Целитель кивнул, хотя сердце его невольно замерло от ощущения беды. Его проводили через пару-тройку дверей вниз, в сырой сводчатый коридор, где на стенах ярко горели два-три факела, и слышался грубый смех и переговоры тюремщиков. И мелодичная речь на эльфийском. Говорил Элиас; Эле незаметно перевел дыхание. Хоть бы ничего не сорвалось, ни тюремщики с крючка, ни наш план.. ни я...
Чтобы не выдать себя, Эле применил старый как мир трюк: хорошенько представил себе, что он действително не знаком ни с Таурсулом, ни с Лэдгаром. И теперь играл сам с собой в эту игру. Таким образом он смог не дрогнуть лицом при виде металлических решеток, за которыми в почти полной темноте скрывались друзья.
Тем временем на явление эльфа обратили внимание тюремщики. Хвала богам, последний провожатый догадался представить им эльфа как нового лекаря. Так что объясняться не пришлось.
- Ну ты и попал, как кур в ощип, - поразился вслух один из стражников. Он вместе с напарником резался в карты. Рядом стояла нехилая, но почти пустая кружка с вином, что вселило в целителя некоторую надежду. - Ну, вали тогда... с кого начнешь?
Для полного эффекта Эле начал с камеры, где уже давно, по всей видимости, обитал заросший бородой человек в грязной рубахе и драных штанах. На лодыжке у него красовалась давнишняя, гноящаяся рана с изъязвленными краями; целитель попросил побольше воды, и тюремщики вручили ему деревянный таз с пресной водой из бочонка, стоявшего рядом с ними. Положа руку на сердце, Эле только обрадовался возможности облегчить участь еще одному обитателю тюрьмы, даже учитывая его совершенно разбойничий вид. Тяжелые кандалы, вмурованные в стену, берегли целителя от смерти из рук пленника. Он присел возле него на колено, взял в руки опухшую ступню и минут двадцать просидел над раной, промывая, дезинфицируя, выпуская гной и дурную кровь, с помощью исцеляющего дара выводя из тела застарелую инфекцию. Золотистое сияние, исходившее от рук целителя, смотрелось очень странно в темной и грязной камере, так что, обернувшись, Эле застал обоих стражников приникшими к решетке.
Нда. Придется быть максимально осторожным. - подумал Эле, поднимаясь и выкидывая в дыру в полу, заменяющую канализацию, все использованные салфетки и бинты. Он почувствовал смутный отблеск зарождающейся усталости. А самое главное все еще предстояло впереди.
- Следующие, - сказал Эле, наливая себе еще воды и легким мановением руки залечивая свежий ожог на мохнатой лапе тюремщика.
- Ты, это... - стражник посмотрел на целителя удивленно. - На. Напяль-ка. - он вытащил из кармана серебряный артефакт на тонкой цепочке, надел его на шею Эле и хлопнул того по плечу. От такого панибратства лицо Эле закаменело, что сильно помогло ему сохранить спокойствие при виде Таурсула, сидевшего возле смутно угадываемого в темноте Лэдгара.
- Этот амулет тебя от магии убережет, пока ты за решеткой с этими, - стражник тем временем кивнул на заветную камеру. - А то мало ли... негоже будет, если чародеи тебя околдуют и сразу прихлопнут, ты еще отработать-то не успел. Отдашь хреновину, когда возвратишься.

Звякнул, открываясь, замок камеры. А потом дверь захлопнулась, оставляя в камере Эле, свечу, которую он захватил с собой, и двоих эльфов. Сердце снова екнуло, но целитель не подал виду, зная, что тюремщики снова пялятся на беслатный аттракцион. С бесстрастно-доброжелательным лицом он сказал:
- Меня зовут Эле, я целитель и пришел помочь вам. Позволите?...

Отредактировано Эле Олвир (25-11-2007 18:31:04)

0

39

- О, это несомненно очень любезно с твой стороны, Элиас, - Лэдгар говорил с легкой долей иронии, но его золотистые глаза были темны: видимо, он был не слишком серьезен. - Однако я не намерен кому бы то ни было помогать. Не очень вежливо, зато честно, - он улыбнулся слабо, посмотрев на Светлого.

Забота со стороны друга умершего отца была не так неприятна, как, например, забота маленького тифлинга. Различия были на лицо. В конце концов, большая разница предлагает ли тебе помощь юнец, который только начал жить, или умудренный жизнью Перворожденный, который наверняка многое повидал и многое пережил. Однако Лэдгар на беду свою был горд и привык отказываться от любой помощи. Он уже не знал, привычка ли это, или именно гордость, да и различать особо не старался.

- Согласен, однако в этой грязной луже, - он развел руками в стороны, невесело улыбаясь, - я вряд ли усну, даже учитывая твое благородное предложение. Ты ведь тоже ранен... - маг невольно вздрогнул, когда звякнул замок, а следом хлопнула железная дверь-решетка.

Он обернулся на звук, сощурился, пытаясь приглядеться к вошедшему.

- Ну, вот, как заказано, - усмехнулся эльф. - Однако мне кажется, что я где-то тебя уже видел, парень... - сказал он, пристально глядя на Эле.

0

40

Элиас услышал шум шагов и лязг замка, с внутренней радостью узнавая в пришедшем Эле. Тот был серьезен и сосредоточен и словно не узнавал старшего эльфа. Таурсул понял, что не должен выдавать своего знакомства с целителем.
- Эльф, что сидит напротив меня, ранен серьезнее,- спокойным, но грустно-обреченным голосом сообщил Элиас, разыгрывая эльфа, потерявшего надежду и готовящегося к ужасному приговору.
Внутри же его было волнующее острое чувство с одной стороны надежда, а с другой сильное волнение за Олвира, который рисковал оказаться в такой же камере.
Таурсул всеми своими силами сконцентрировался на камне, пытаясь отвлечь себя от тревожных мыслей.
-Камень земли, прошу тебя, сделай еще раз то, что ты уже делал, свяжи мой разум с разумом Эле...
Таурсул прикрыл глаза.

0

41

- Я уж вижу, - вздохнул Эле, присаживаясь возле Лэдгара. - А вот лица вашего не помню, господин, не обессудьте.
Сейчас, повернувшись спиной к тюремщикам, он позволил себе подмигнуть Лэдгару, без улыбки, просто молчаливо прося не выдавать знакомства. Такие вещи могли смешать все планы.

- Будьте добры показать мне свои руки. - бегло осмотрев эльфа, целитель не сразу даже наметил, с чего начать, кровь от проколов шипами расплывалась по всей рубашке. Однако порезы на ладонях были шире и, скрепя сердце, Эле начал с них. Лэдгар с безразличным видом пожал плечом и протянул ему обе руки. Эле добыл из аптечки хорошо знакомый Таурсулу флакон, салфетки, обмакнул одну из них в воду и осторожно промыл длинные глубокие порезы. Потом продезинфицировал их, промокнув спиртом. Сосредоточился, накрыв раненые руки своими ладонями, но не касаясь кожи, тонкие пальцы дрогнули, засияв мягким золотым светом, и тепло, от него исходящее, затянуло порезы безболезненно, но с сильным щекочущим чувством.

0

42

На условный знак Лэдгар отреагировал так же безразлично, просто замолчал, а спустя некоторое время улыбнулся так, чтобы видел только Эле. Возможно, обычные люди, не привыкшие прислушиваться к каждой интонации, к каждому изменению голоса, ничего бы не поняли. Менестрель понял, лишь услышав, как поменялся голос Элиаса и соотнес это с заговорщицким знаком Эле. Сомнений не оставалось: целитель из "их" компании прибыл, и как раз вовремя. Эльф не без неудовольствия почувствовал, что усталость стала ощущаться гораздо яснее, будто кто-то держал груз над его плечами, а потом резко, без предупреждения опустил. То ли силы кончились совсем, то ли это закончилось действие зелья Шахази. Поэтому целителю, имя которого Лэдгар до недавних пор не знал и которого видел всего один раз, в таверне, обрадовался вдвое больше.

Пока Эле промывал раны на руках, эльф продолжал молчать и смотреть в потолок. Лишь изредка на бледном лбу появлялись едва заметные морщинки, а щекочущего чувства маг, казалось, и вовсе не заметил.

- С последствиями проникновения в мое тело шипов вы тоже разберетесь, надеюсь, господин целитель? - спросил Лэдгар, когда Эле закончил лечить его руки магией. Голос мага прозвучал глухо и хрипло.

0

43

Элиас так и сидел неподвижно с закрытыми глазами, пытаясь установить связь с юным целителем.
- Эле... Эле, ты слишишь меня?- мысленный посыл был наполнен волнением, которого Таурсул никогда бы себе не позволил выразить вслух.
Камень откликнулся на просьбу эльфа, слегка потеплел. Элиас почти физически почуствовал как идет что-то похожее на волну в направлении Олвира, как охватывает его и связывает с Элиасом и Веларом.

0

44

- Я со всем разберусь, не извольте сомневаться.
С самого начала, как только Эле сел рядом с Лэдгаром, амулет на груди целителя стал слабо светиться, реагируя, видимо, на какую-то магию. Эле поспешно убрал его под рубашку, чтобы не привлекать излишнего внимания. И следующим жестом почувствовал, как знакомо цепляется за сознание магия камня, подчиняя себе какой-то крохотный кусочек разума и заодно передавая мысленный голос Элиаса.
Да, я тебя слышу, - с облегчением подумал Эле, обращаясь к Таурсулу. - Только поговорим позже, когда я займусь твоей раной, ладно? Я должен вылечить его сперва...
Эле со вздохом закатал на Лэдгаре рубашку, насколько это было возможно - мешали кандалы. Проколы от шипов усеивали тело чародея фактически везде - вились по рукам, спине, кстати, шея тоже была разодрана - к счастью легко. Вздохнув еще раз, целитель взялся за салфетки и воду, тщательно промывая каждый укол. В этой проклятой камере проще простого подхватить любую заразу... Несколько раз Эле длинным тонким пинцетом доставал из ранок обломки глубоко впившегося шипа. Один раз даже тихо произнес длинное непечатное ругательство, на человечьем, разумеется, языке. Закончив, Эле достал из кармана уголек и нанес маленькую руну рядом с каждым проколом.
Эле выпрямился, стоя на коленях над Лэдгаром, развел в сторону ладони, прошептал витиеватое заклинание на эльфийском, очень чисто, даже странно было, что он не понимает этого языка. Черные угольные значки на коже Лэдгара слабо засветились, потом разгорелись сильнее все тем же золотистым светом, и ранки возле них начали затягиваться. Некоторое время целитель провел, плотно закрыв глаза, нелегко было поддержать концентрацию, необходимую для этого заклинания; пару раз бледные пальцы слегка вздрогнули.
Когда Эле открыл глаза, угольные значки потухли и сами собой исчезли с кожи чародея. А следов от шипов больше не было. О чем-то ошарашенно переговаривались стражники по ту сторону решетки.
Целитель наконец выдохнул и вытер лоб.

0

45

Услышав ответ, Лэдгар кивнул и более не сказал ни слова, оставаясь внешне спокойным и безразличным. Лишь когда Эле занялся исцелением ран от шипов и нарисовал руны, а затем начал читать заклинание, светлые брови эльфа невольно поползли вверх, а в темно-золотистых глазах на мгновение промелькнуло что-то сродни интересу. После того, как целитель закончил с ранами и исцелением вообще, маг поймал себя на мысли, что теперь бы помыться и спать, но ни то, ни другое не представлялось возможным, поэтому он только вздохнул и снова медленно, будто все еще боясь потревожить раны, откинулся назад.

- Даже и не знаю, как мне вас отблагодарить, господин целитель... - проговорил он вполголоса, искоса глядя на Эле. - Кстати, жаль, что руны исчезли. Смотрелись очень занятно, - с легкой улыбкой добавил он.

0

46

- Спасибо, но я просто не мог их оставить, - пошутил эльф, спокойно улыбаясь. - Так уж получилось, они всегда исчезают после заклинания. Поблагодарите меня как-нибудь потом, если выберетесь отсюда, - целитель вздохнул. - Мне достаточно факта, что вам стало лучше... Я сейчас вылечу вашего друга, а потом налью вам обоим зелья, оно позволит продержаться.
В его голосе звучало искренне сочувствие несчастным узникам. Было даже неясно, играет он или нет. На самом деле весь этот фарс предназначался стражникам. Эле поднялся на ноги - одежда на коленях промокла от сырости пола - и переместился к Элиасу, присел рядом. Теперь и разговаривать было удобнее, и раной следовало заняться... Эле с некоторым сожалением разодрал еще больше и без того рваный рукав рубашки Таурсула, оглядел рану - края были рваные, и пара-тройка ледяных обломков могла застрять в плече.
Он вздохнул и нажал на несколько точек у ключицы и на внутренней стороне плеча - рука Элиаса отнялась целиком. Как вы? - погромче подумал Эле, перебирая инструменты в ящике. Мы тут разработали сносный план, по идее, сейчас в темнице окажется сонное зелье... постараемся споить им стражников.

0

47

----Улицы города----
Она постучалась в дверь. Ей открыл какой-то огромный...
Ну господином его назвать язык не повернется...
- (пытается мило улыбнуться) Здравствуйте, господин мой. Мы с сестрой пришли навестить ее жениха.
Стражник удивленно повертел головой, затем, наконец, опустил голову вниз, пытаясь понять, кто перед ним.
- Нууу, эээ... здорово, типа. Ща у коменданта спрошу.
Фиори встрепенулась и схватила стражника за локоть, пытаясь обратить на себя внимание.
Да уж... интеллектом они тут явно не блещут...
- (подобострастно) Но господин мой, мы же принесли вам в подарок вино! Лучшее в городе! А если комендант узнает, то отнимет его и ни капельки вам не достанется!
Фиори продемонстрировала бурдюки с вином. "Шкаф" почесал где-то в области головы и, наклонившись поближе стал их рассматривать. Наконец, буркнул, что-то про "посовещаться с братанами" и закрыл дверь перед их носом. 
- Здесь погодьте.
Надеюсь, что эти "братаны" такие же болваны...

Отредактировано Фиори (26-11-2007 14:53:05)

0

48

Пока стражник ушел Адель тихо шепнула Фиори
- Помоему клюнули...- и тихо усмехнулась поражаясь тому на сколько могут быть глупы и неотесаны мужчины.
Через некоторое время  в дверях вновь появился бугай, с таким же налицо другом. Оба стали пялится нто на девушек, то на бутылки с вином.
- Ну.. мы.. это.. вообщем давайте вино... и можете пойти посмотреть на своего ненаглядного...
Обратился к Адель один из стражников тот кто был по выше. Второй уже во всю пытался откупорить одну их бутылок довольно хмыкая.
Адель демонстративно достала из рукава платок и утерла несуществующую слезинку со щеки и расплывшись в благодарной улыбке низко поклонилась этим двум олухам, которые мгновенно зарделись от удовольствия
- Спасибо.. спасибо.. вы не представляете что это значит для меня.. - изображая рыдания пролепетала девушка  подмигнув Фиори.
После того как эти двое удалились к себе в комнату девушки смогли спокойно пройти внутрь. Через минуту один из них вышел и звеня ключами он повел их по узкому коридору проводя к камере.
Внутри было темно и пахло сыростью Адель невольно поежилась. Стражник  остановился у камеры.
-У вас ровно 10 минут  я слежу.. и я должен вас обыскать.. а то ходят тут всякие мало ли что вы там задумали...- буркнул охранник  и стал осматривать их. Когда обыск был закончен, он отошел в сторонку.
Адель не долго думая кинулась к решотке
- Любимой, мой.. дорогой!- запричитала девушка глядя на Элиаса- как ты сюда попал? что с тобой сделали? почему ты весь изранен...?- по щекам катились слезы.  На уроках  их учили этому.

Отредактировано Адель (26-11-2007 17:15:41)

0

49

Фиори поморщилась и подошла к решетке. На полу сидели двое. Один из них был Элиас, а вот второй...
Он такой... таинственный что ли...
Она настороженно и несколько удивленно изучала лицо второго эльфа. Ее зеленые глаза внимательно скользили по его лицу.
Он красивый, но немного... чужой. С Элиасом и Эле у меня нет такого ощущения.
Она схватилась руками за решетку, пытаясь понять, решить эту загадку, но, видимо, пока что это было невозможно. Лицо эльфа, на мгновение освещенное лучом света, опять спряталось в тени. 
Фиори на мгновение дотронулась пальцами левой руки до медальона на шее. Тонкая корочка льда еще осталась, хотя холодно не было.
Она внимательно всмотрелась в лицо Элиаса, Эле занимался его ранами. Она еще раз окинула взглядом всех присутствующих.
Отлично, теперь смогу создать иллюзию всей нашей кампании перед побегом.

Отредактировано Фиори (26-11-2007 18:12:40)

0

50

Элиас еле удержался от вздрагивания, когда его рука отнялась, хотя, собственно, он был благодарен целителю за это.
- Мы в порядке, теперь, когда ты вылечишь нас, совсем... Я объяснился с Лэдгаром, так что теперь межде нами нет недосказанности. План... Чтож, придется довериться ему. Что требуется от нас?
Видимо требовалась хорошая игра, так как не успел эльф опомнится, как за решеткой увидел тех, кого никогда бы не пустил в темницу, будь его воля- Фиори и Адель!
Еще более удивительным было то, что Адель..
- Интересно Велар в курсе этой части плана?
.. именно она принялась причитать и рыдать, называя его, Элиаса, любимым. Благо старший эльф не растерялся и с романтической грустью в голосе, не уступая в мастерстве игры девушке, принялся утешать свою "любимую":
- Прости меня, Адель, был поединок, я был ранен и когда пришел в себя, оказался здесь. Боюсь ты зря полюбила меня... теперь мы увидимся не скоро...
Таурсул сделал вид, что хочет встать и подбежать к решетке и красноречиво звякнул цепями, но был остановлен целителем, что сейчас занимался его плечом и виновато посмотрел на Адель.

Отредактировано Элиас (26-11-2007 19:08:34)

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ГЕРЦОГСТВО ГРЕССКОЕ » Тюрьма Греса