http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ГЕРЦОГСТВО ГРЕССКОЕ » Солнечная аллея


Солнечная аллея

Сообщений 151 страница 167 из 167

1

http://sg.uploads.ru/mKydh.png

0

151

Вопрос леди заставил рыцаря невольно усмехнуться. Достаточно часто ему зада.т подобные вопросы, что он не человек.
-Я человек... просто немного не такой, как все.- выдохнул Райн, глядя пустым взглядом куда-то в траву.
-Но отрицать ваши подозрения я тоже не могу. Просто я не люблю термин "полукровка". - рыцарь быстро перевел взгляд на Раду и улыбнулся.
-Потому я предпочитаю считать себя человеком. Я ближе   людям душой, нежели к моей второй половинке. Впрочем я скорее айрэс, чем человек ...- Райн потянулся к амулету на шее, но рука замерла, как только прикоснулась к цепочке. Слова Рады заставили Райнера восстановить из своей памяти, некоторые фрагменты, о которых он уже и позабыл.
-Что ж, я не хотел вас тревожить. Я большую часть времени провожу в походах!- Райн снова обрел ясность и веселье, он выбежал на берег пруда и быстро вынул из ножен меч, направив  его острие к небу.
-Я рыцарь - бродяга. У меня нет ни дом, ни семьи! Мои друзья и спутники: ручей, что бежит рядом со мной. Ветер, дующие в лицо, когда скачу на Чуме...- тут рыцарь запнулся, и не сумел сдержать улыбки. Рада ведь не знала, кто такой Чума.
-Чума - это мой вороной конь. Имя не обычное, но когда мы нашли его в одной зараженной чумой деревне...- Райн резко поднес левую руку ко рту, словно боялся, что сказал лишнего.-Дурак!- на секунду воин помрачнел, но быстро вернул себе самообладание.
-Впрочем не важно! Он мой конь, и он  быстр, но часто со мной не соглашается!- рыцарь вернул меч в ножны, и обернулся к леди, продолжая улыбаться глядя на нее.
-Недавно я предложил ему поехать в Кельмир, а он мне говорит: "Едем в Грес!"Какой нахал, хозяина не слушается!- Райн шутил, но лишь от части.
-Я довольно часто разговариваю со своим конем. Если кто-то скажет, что это странно, то пусть сначала поживет один вдали от людей.- Взгляд мужчины был осуждающим, но он отнюдь не осуждал  перед ним леди, скорее предостерегал.
-Вот такие вот  орки в моей голове. Вы лучше расскажите о себе, если я не отнимаю ваше драгоценное время, а я увы имею такую привычку.- усмехнулся рыцарь, вернувшись к своему дереву, и также как раньше на него облокотившись.

0

152

Райнер Экхард
Её забавляло поведение этого человека. Он был уже достаточно взрослый по человеческим меркам, как это говорилось... должен был быть мужчиной, а у неё складывалось стойкое впечатление, что перед ней чуть подросший братик, который просто вырос сильно, а остальное осталось все так же. Тем не менее, нимфа перестала наворачивать круги за деревом, вынырнула из-за него и села в основании корней, слушая этого странного рыцаря и наблюдая как он размахивает железякой и как воодушевленно рассказывает о себе. Может быть, сыграло почти отсутствовашее детство, когда, ныне покойная матушка, рассказывала на ночь сказы и былины о людях, о нелюдях, но любовь к молчаливому выслушиванию чьей-то речи у неё оставалась и по сей день. Правда теперь эта привычка была обильно пересыпана еще и тем, что лучше вообще молчать, как правило, люди сами себе все говорили, что хотели сказать, порой нимфа даже задумывалась, нужен ли людям собеседник, может им просто хочется думать что он есть, а в остальном они справятся и сами. Она слушала его вполне внимательно, чуть склонив беловласую головку на бок и моргая как моргают птицы - коротко, быстро, не сводя с этого странного человека-айреса аметистовых глаз. Может быть она искала крылья или их признаки, приметы, она недавно только закончила читать про этих существ, которых бросил на земле их же создатель... как и её расу, но себя она все же еще тоже ассоциировала с людьми, хотя и знала, что может и какой может становиться. Так пока что было проще и привычнее, тяжело привыкать к чему-то, в существовании чего сомневался еще каких-то пять лет назад. Вопрос о том, кто она и откуда ввел ей в откровенное сметение, что отразилось на её лице почти сразу. Она выпрямила спину, прислонившись к дереву, отвела и опустила глаза. Нет, времени он у неё не отнимал, благо этого ресурса у неё сегодня было в избытке, а вот...
- Я не уверена, что могу быть с вами столь же откровенна, как и вы со мной. - Тихо, но вполне четко ответила она. - Не обижайтесь пожалуйста, но увы, чем больше я узнаю людей, тем менее и менее они мне приятны и меньше к ним доверия. Скажу только, что я не здешняя, родом из Рузьяна. Здесь живу при школе магов, где и учусь. Приехала сюда лет пять назад, потому что... - Она замялась, подняв на него аметистовый взгляд и смотря на него прямо и непреклонно. - Потому что узнала что я не принадлежу к роду людей, как считала это всю свою жизнь.
Пират, разгуливавший где-то неподалеку вернулся и угнездился у неё на коленях, растянувшись трехцветной муфтой и мурча хрипловато и тем не менее вполне добродушно. Его зеленые глаза не на долго зацепили рыцаря и закрылись в сладкой легкой дреме.

+1

153

-Видимо вам попадались не слишком хорошие люди до этого момента - вынес окончательный вердикт рыцарь.
-Что же. Я вас понимаю. Впрочем  с того жуткого времени, когда кончилась война, земли обрели покой и добра тут должно быть чуть поболее чем ранее. Странно, что вам так могло не повезти?- Райнер не был удивлен, и знал, что после того, как нынешние земли были очищены от всяких темных тварей, здесь все же остались некоторые проблемы в лице разбойников, шарлатанов и тому подобное. Ведь все хорошо лишь в сказках, а человеческий фактор никто не отменял. Тем не менее, в нынешнее время есть некое равновесие. Люди были измотаны войной, а потому должны были на время остыть.
-Ясно. Я так и думал, что вы не человек. Впрочем я пожалуй даже догадываюсь, но знаете ...- рыцарь выдержал паузу - Пожалуй это не мое дело.- понимая, что каждый имеет право  не говорить о личном, Райнер счел нужным не донимать бедную девушку своими скучными и ненужными вопросами.
-Ну чтож...- вздохнул рыцарь. - Не хотел вас беспокоить, и раз я нарушил ваш покой, то думаю мне следует отступить и оставить леди наедине с этой красивой природой, и котом.- воин зыркнул на кота, он ему с самого начала не понравился. Уж более хитрый был кот.
-Желаю вам добиться успехов в магии. Нынешней школе, не помешала бы парочка талантов.  Ото чувствуется мне, что сумерки вновь сгущаются- рыцарь огляделся, словно за ними могли наблюдать, но на самом деле он пытался разглядеть  предстоящий ему дальнейший путь. Правда убегая от стражников, вздремнув под деревом и повстречав Раду, он  немного позабыл, куда собирался направляться.
-Блин... а что же я хотел? Ну да ладно- Райнер спустился к пруду. Садясь на корточки, он снял кожаные перчатки, и опустил руки в пруд.
-Надеюсь вы не возражаете?- обратил рыцарь к Раде и зачерпнув немного воды, он опустил свое лицо в ладони. Закончив умывание он провел мокрыми руками вверх по волосам запрокидывая их назад.
-Чистая... и свежая. Удивительное место. -Прошептал рыцарь, снова выпрямившись во весь рост и натянув перчатки на руки.

0

154

†a¤Она за эти несколько лет действительно старалась избавиться от тех привычек, что внушала ей приемная матушка. Она силой заставляла себя задавать вопросы, а не молча ждать, пока мужчины соизволят (или не соизволят) ей что-то объяснить, но сегодня ей этого делать не хотелось. Легкая нотка недоверия к людям давала о себе знать и она предпочитала наблюдать. Желательно так, чтобы её не видели, но даже если видели, не одаривали её вниманием.
- Здесь, как и везде, есть разные люди-человеки... и, как ни печально, частенько не сильно-то человечные, не сильно-то людьные.
Она не надеялась, что поймут её игру слов, а потому ждала, что её исправят, долго молчала наблюдая за этим забавным... полу-человеком. Когда же он высказал намерение уйти, она лишь мягко кивнула, все еще не сводя с него прямого аметистового взгляда, словно видя его насквозь и пытаясь разглядеть то, что там, за этой физической оболочкой, словно пытаясь увидеть те крылья, что должны были быть у него. Голова её все так же была чуть склонена на бок и она все так же напоминала любопытного зверька.
- Война, не война... люди были и остаются животными по природе своей, а когда их не сдерживают жесткие рамки, начинают вести себя подобающе своей природе. И, как говорится, из-за одной овцы все стадо паршой изойдет. Тут так не случится, но паршивых овец везде хватает, просто не на всех они кидаются, инстинкт самозащиты не дает кидаться на тех, кто с оружием. А вот на тех, кто без него и косой сажени в плечах - запросто.
Сказано это было просто, как само собой разумеющееся, без единой ноты жалобы или обиды, просто, как факт. Она не вовремя прикусила болтливый язык, почему-то в общении с этим полу-человеком он никак не хотел оставаться за зубами. Человек стянул перчатки и повернулся к ней спиной. Видать не боялся, что она представляет какую-то угрозу, что ж, его право. Больших сил стоило нимфе сдержаться и не толкнуть его в воду, ведь она так давно не вспоминала детство и не играла ни с кем, а так хотелось. Но ведь это совсем незнакомый человек... вдруг обидится... Она сдержала свой порыв и просто молчаливо кивнула, поглаживая кота меж ушей.

+1

155

Райн понимал девушку, ее взгляды на жизнь и уж тем более причины. Потому рыцарь вел себя открыто, и показывая, что не доверяет ей.
-Зато такая разбойникам не попадется.-подумал воин. Девушка все же решила его не задерживать и не расспрашивать. Теперь на одного знакомого, у рыцаря было больше.  Возможно в следующий раз, когда он вернется в Грес, то попытается разыскать Раду для беседы.
-Вы правы - люди бывают разные. Не могу с вами не спорить, не осуждать. В вопросах выживания, каждый сам себе воин и советник. Желаю вам удачи в ваших  делах, а меня ждут дела.  Надеюсь по пути мне не попадется стража, они все время принимают меня за кого-то злодея.- Райн  последний раз повернулся к девушке и поклонился. - До встречи  леди. Надеюсь наши пути еще пересекутся. И еще раз счастливо.- рыцарь сделал несколько шагов назад и затем повернувшись пошел прочь медленным и не спешным шагом. Ему не хотелось еще раз попасть  под раздачу стражи, а если двигаться слишком быстро, то можно привлечь много лишнего внимания.
Всю дорогу рыцарь размышлял, о том, как быстрее ему добраться до Кельмира. В Кельмире Райн пополнит кое-какие запасы, а дальше возможно сесть на корабль идущий на восток, но это скорее всего будет не легко.
-Надо забрать Чуму.- рыцарь уж было и позабыл о своем коне. Поправив свой походный мешочек, Райн направился к воротам города, где в конюшнях его ждал конь.
-------> Ворота в город.

0

156

Она сама была не особо рада тому, что озвучила рыцарю, но, чем больше она жила среди людей, тем больше она убеждалась в том, что права. Может среда не та, может окружение, она чувствовала себя несчастной в стенах этого города, несчастной несмотря ни на что: ни на то, что ей нравилось учиться, ни на то, что ей нравилось работать с целителем, ходить по людям, помогать им и все равно, её безумно угнетало количества камня, кирпича и... людей... Любых людей... особенно тех, что торговали на площадях и прятались в дальних районах Греса и, если дети еще как-то вызывали сострадание и сочувствие, то взрослое старшее поколение не вызывало ничего кроме отторжения и неприятия.
- Надеюсь рыцарь... очень надеюсь... - она мягко кивнул, провожая его взглядом. - Доброй дороги... и... желаю вас найти, что ищите...
Она проводила его внимательным взглядом и спустя некоторое время, пересадив кота с колен на траву рядом, принялась заниматься, но занятия не пошли. Она никак не могла сосредоточиться на чем-нибудь положительном, приятном. Почему-то, чем дольше она была здесь, в этом городе, тем тяжелее её становилось быть той, какой она была там... в Рузьяне... Она замечала как она становится равнодушнее, безразличнее, холоднее и так же - как мало вещей теперь её могли порадовать. Она словно впала в какой-то серый густой туман тоски и... Неужели мне так тоскливо от... от одиночества? Нет нет.. ну такого просто быть не может... сколько лет я прожила совсем одна... без родных без... мысль скользнула по слову друзья, но остановилась, боясь незаслуженно обидеть старика Вилла, ведь он столько лет неизменно был рядом с ней не только как учитель и наставник, но и как друг, как приемный отец... отец... надо съездить домой, раз уж я тут собираюсь остаться еще лет на пять, то надо хотя бы привезти себе ткани сюда... заняться делом... ведь раз у меня есть время тосковать, значит я ничем не занята... надо заняться... С этой мыслью нимфа быстро собралась и направилась домой, планировать, договариваться, рассчитывать что и как брать, как везти все, что ей хотелось сюда и прочее...

---> Дом. Сад Школы Магов

+1

157

====>Таверна "Три дороги"

Они шли в молчании, тягостном и осязаемом, хоть ножом режь. Церера пребывала в своих мрачных мыслях, являя собой эталон послушания и немногословности, который предъявляют к молодым аристократкам. И хотя молодой женщина себя уже не назвала бы, но быть собой никогда бы не перестала. Гресс для нее не представлял интереса, она безучастно проходила незнакомые улицы и красивые дома, отмечая дорогу лишь механически. Вот Рогатый обязательно бы облазил здесь каждую щель и приметил каждую выбоину, гвардейцу обычно было достаточно однажды увидеть местность, чтобы безошибочно найти здесь дорогу впредь.
- Насколько сей господин Руа может быть нам полезным или опасным? Было бы не лишним знать, каким ключом открывать его дверь, прежде чем сносить ворота.
Она окинула взглядом дом, свет в окнах, высоту забора. Запад претил ей своей архитектурой, здесь было негде разгуляться и дома стояли так близко друг к другу, что ни единого ветра не могло просочиться по каменным улицам. В Эмильконе создавалась иллюзия, что камень может быть живым; летающий город сам по себе был живым организмом, со своими мыслями и тайными заговорами. А Запад Церере напоминал сплошной каменный мешок с редкими проблесками портовых гаваней. Дом как дом, ничего интересного, в иное время Аматониди сочла бы возможным прибавить слово "убожество". Но не дом ей был интересен.
Женщина подобралась, как легавая, взявшая след и вцепилась взглядом в девушку на террасе, пытаясь угадать знакомые черты. И что самое смешное, ей это удавалось: мрачная решимость на лице сменилась удивлением, а затем еще большим удивлением, впрочем, с радостью не имевшим ничего общего.
- Я ее знаю,- пробормотала женщина, решительно берясь за тесьмы на посохе и освобождая хищное лезвие от плена черных тряпок,- Но она последняя, кого я ожидала увидеть в Грессе. Однако, из этого может что-то выйти!
Нет, Цера не стала размахивать своим оружием или кричать, рваться напролом. Южанка посмотрела на Кристофера, который теперь сам стал таким же заложником обстоятельств, что и она,пожала плечами и громко постучала в ворота, вид приняв более чем расслабленный и даже светский.
- Надеюсь, они окажутся расположены поговорить. В противном случае, мне придется настоять. Это принесет вам трудности, мессере Кристофер?
По ту сторону было вполне себе тихо, как будто никто не собирался им открывать. На террасе даже не поинтересовались, кого принесло к порогу, будто бы это их не касается. Цера дернула уголком губ в нервной улыбке: она не считала, что Рау и его сокровищу стоит быть такими беспечными.

0

158

=====>Таверна "Три дороги".
Солнечная аллея давно получила свое название. Когда-то сюда действительно постоянно заглядывало солнце, даря свое тепло и свет немногочисленным тогда жителям.  Теперь домов стало так много, что они буквально терлись друг о друга своими заборами и стенами. Казалось чихни и соседи услышат и здоровья пожелают.
Эта улочка когда-то считалась одним из самых лучших мест для жизни. Поэтому и селились здесь охотно, вновь и вновь выстраивая добротные домики.
А после все изменилось.
На холме выросла громада Академии и папаши-мамаши студентов стали искать для себя место поближе к родному дитятку. Центр города сместился, шагнул в иную сторону, Гресс вырос, протянув улочки на север. Поближе к замку Герцога, к Школе, к приезжим. Новые таверны, новые постоялые дворы, новые дома.
И аллея стала окраиной.
Кто-то выехал в более престижные места, кто-то открыл в центре города магазинчик-лавочку и перебрался поближе к рабочему месту. Остались лишь те, кто Солнечную любил.
Дома долго не пустовали. Какой-то ушлый купец быстро понял выгоду и выкупил их, а теперь сдавал в долгосрочный наем приезжим: родителям, что ръяно следили за обучением сына-дочери, купцам, что ге желали переплачивать за комнаты в центре Гресса и прочим.
Таким вот приезжим был и Энрик Руа.
Когда-то давно, еще в юности, он и сам жил в Грессе. А после уехал вместе с родителями жены далеко на Север. Жена прожила недолго,оставив Руа маленького сына и значительную часть родительского капитала. Спихнув сына тестю с тещей, Энрик помахал родственникам рукой и скрылся в неизвестном направлении, проматывая деньги.
Но однажды Руа повезло. Как именно он не рассказывал никому, но в карманах мужчины зазвенели золотые. Он вернулся в Герцогство, снял для себя дом и тихо-мирно зажил вместе с несколькими слугами. Года два назад он вновь пропал, оставив дом на слуг, а после вернулся, привезя с собой тихую и болезненную на вид девушку от которой не отходил ни на миг, все выпаивая ее какими-то зельями да отварами. В доме запахло как в лавке травника.
*********
Я молча шагал рядом с молодой женщиной, иногда посматривая по сторонам, чтоб свериться с небольшой карманной картой, что постоянно носил в кармане. Город я знал все еще плохо. Особенно окраины. Не было особой нужды ходить по улочкам. Да и времени тоже.
Солнечная аллея меня ничем не удивила, не порадовала, не огорчила. Просто дома, что прилепились друг к другу. Какие побогаче, какие победнее. Как в любом ином городе, верно. Главное, что вонючие отходы по мостовой не бежали и крысы не сидели, роясь в отбросах. Очевидно, здесь тоже была сделана специальная система отвода нечистот.
На вопрос Цереры я лишь пожал плечами. Об этом Руа я знал лишь то, что нацарапал для меня Лау.
- Говорят, что он водит в дом знахарей. Возможно, стоит тоже войти в дом под этим предлогом. Охраны нет. Собак я тоже не слышу... - я взглянул вверх, рассматривая сидящих на балконе.
Коротко свистнув, я призвал воздушного следопыта и послал его в дом. Поток воздуха практически мгновенно облетел территорию и вернулся. Ответного свиста не было, а этл значило, что оружия в доме нет. На замечание Аматониди я не ответил, лишь удивленно проводил взглядом необычный посох, вопросительно поднимая бровь.
Трудностей мне принести могло много чего, но это в список не входило. Я еще раз стукнул в ворота.
Створка противно скрипнула ржавыми петлями и на улицу высунулся нос рябой девчонки:
- Хозяин не велели никого впускать. Их вообще дома нет. На рынок уехали. Ранехонько еще.
Девчонка шмыгнула носом и присела в нелепом книксене. Я покачал головой, показывая на сидящих на балкончике. Мужчина заметил нас и нахмурился. Я слегка поклонился и крикнул:
- Господин Руа, позвольте нанести визит. Мы без предупреждения и без приглашения, но сегодня придется обойтись без великосветских манер. Так позволите?
Руа заметно побледнел, но кивнул, как-то устало махнув рукой. Конопатая девица пропустила нас во двор, опасливо посматривая на посох Цереры. Нас ввели в дом, предлагая обождать на широком диване. Вскоре к нам спустился и сам Руа, поддерживая под локоть девушку. Она опустилась в кресло, слабо нам улыбнувшись.
- Чем могу быть полезен? - голос у Энрика был мягким как у кота.

+1

159

Вот так вот просто. " Мы без предупреждения и без приглашения, но позвольте нанести визит". С такой формулировкой в Эмильконе их не то что на порог бы не пустили: их, скорее всего, уже волокла бы прочь городская стража. Но Гресс жил по своим правилам и законам, где граница между  обывателями и теми, кто поднялся над черной рутиной, была чертовски тонкой и прозрачной. Наверное, это было более жизненно, чем версия, в которой выросла Аматониди, но в каждом ее слове,жесте и взгляде, в ее жилах жил Эмилькон и весь Юг во всем своем праздном великолепии. Кристофер сейчас был куда более надежным  навигатором, чем она, со своим уставом в чужом ей монастыре.
Это удержало ее от раздраженных гримас и едких комментариев, она безропотно ждала и следовала, игнорируя все вопросительные взгляды на ее посох. Пока им было невдомек, что "Птичью кость" она достала вовсе не для устрашения.
- Мое почтение, мессере Руа,- она приложила левую руку к груди и склонилась на четверть, обозначая степень своего уважения к хозяину дома,- Мадонна Юлианна Афис  Максима Красс, счастлива видеть и приветствовать. Счастливая неожиданность встретить вас здесь, столь далеко от...Таллинора. И от Милиагроса. Вы помните меня, мадонна?
Девушка и впрямь была чудо как хороша, и это было бы более явно, если бы не тяжелая болезнь. Молочная кожа превратилась в пергамент с синюшной сеткой сосудов, глаза давно не знали продолжительного отдыха, а испарина, если присмотреться, покрывала ее лоб и виски. Карие глаза смотрели как будто сквозь пелену, но все же- прямо и осмысленно: гордая уроженка "города храмов" отнюдь не была обольщена такой любезностью со стороны Аматониди.
- Помню, сиора,- первая оплеуха- сравнение с младшей; девица перевела взгляд на золотистый посох в ее руке,- Вы Церера Аматониди, падчерица бедной Октавии,- вторая пощечина - напомнить, сколь смешным в глазах высшего света Таллинора был брак ее мачехи и отца,- Кажется, в последнюю нашу встречу, вас называли...Как же? "Увечная донна"?,- третья - надавить на самое больное в Цере- ее самолюбие.
Южанка, однако, улыбнулась удовлетворенно, никак не среагировав внешне на эту провокацию. Ах, бедные мужчины, под их носом разворачивалась настоящая баталия между испуганной девчонкой и измученной злой женщиной, которая  костьми легла ради благополучия фамилии. Каждая отлично понимала другую и каждая собиралась защищаться по мере своих сил. Только вот Юлианна не знала, что защищаться Церере было незачем: она тридцать лет варилась вов сем том, что только что озвучила всем присутствующим таллинорка. Впрочем, как и прекрасной Афис Максиме: грех,  который так рьяно защищала белокосая, был Аматониди не интересен. Ну разве что из чистейшего женского любопытства.
- Все так, мадонна,- сама Цера скатываться к базарным оскорблениям не видела нужды, ей нужна была помощь этой дрожащей идиотки, а не очередной светский пикет,- Вы не упустили ни единой детали. Но прошу вас: вам нет нужды защищаться. Я здесь, поверьте мне, мы здесь,- она повернулась к Кристоферу и кивнула, подтверждая его присутствие как вещь очевидную,- Из чистейшего стечения обстоятельств и случайности. Меня не прислал ваша семья, и уж тем более я не имею никакого отношения к вашему мужу из Милиагроса. Вы ведь оттуда прибыли в Гресс?
Она перевела свои льдистые очи на Руа, затем опять на Юлианну, сжавшую подлокотник кресла. Оба походили на подростков, застигнутых родителями на сеновале. Цера медленно провернула посох вокруг ладони, поющий метал древка, гудя, точно арфа на прибойном ветру, сделал два оборота и нашел свое место в петлях за спиной Аматониди, звонко столкнувшись самым кончиком лезвия о пол. Юлианна пару раз моргнула. точно эта мелодия вывела ее из транса и переглянулась с Энриком, точно обмениваясь с ним мыслями по этому поводу.
- И что я могу для вас сделать, если вы здесь не...
-Все просто,- Цера, обрадовавшись, что они с галопа соскочили с лошади "паранойя" на коня "здравый смысл", поторопилась,- Я ищу сестер, мадонна. Вы слышали эту печальную историю, все в Таллиноре и на Юге ее уже слышали, нет смысла вам повторять.
- Да уж...Но , право же, при чем здесь я? Я не имею понятия о том, где находятся ваши сестры!
Девушка слишком резко и эмоцонально встряхнула руками, вскочила с кресла и пошатнулась; Руа пришлось ее ловить, за что хозяин дома наградил Церу не самым лицеприятным взглядом. Южанка осталась спокойна, только покачала головой, точно отчитывала неразумное дитя.
- Не знаю, каких  лекарей мессере Руа водит к себе, но все они либо бездарности, которых нужно отправить только чирьи вскрывать в богадельню, либо шарлатаны, которые тянут деньги,- она повернулась к Кристоферу, нисколько не боясь того, что сам мужчина ее услышит,- Я ничего не добьюсь от нее в таком состоянии. Мне нужно ее осмотреть.

0

160

Сказать, что Руа был не в восторге от своих непрошенных гостей - это не сказать ничего. Я видел, что самым большим желанием мужчины было выставить нас вон, но так же очевидно было и то, что он этого не сделает потому, что боится скандала, вмешательства стражи и прочего. Именно на это я и расчитывал, вот так нагло вламываясь в чужой дом.
Конопатая девушка метнулась было в комнату с вазой печенья и чашками, но тут же выскочила прочь под ядовитым взглядом хозяина. Я, усевшись на цветастый диван, успел поманить ее к себе и взять вазочку. Пока Руа прожигал меня насквозь ненавидящим и одновременно испуганным взглядом, мысленно явно проклиная до десятого колена в обе стороны, дамы упражнялись в красноречии. Я понимал, что камней в огород Цереры эта болезненная, но все еще весьма привлекательная госпожа насыпала предостаточно. И здесь нужно бвло отдать должное Аматонии: женщина вела себя так достойно, что желчные замечания Юлианны иссякли, уступив место здравому смыслу.
Диалог, что вполне логично, не мог быть сразу продуктивным. Гостью Руа мучила болезнь и некие опасения.  Именно поэтому ей было сложнее успокоиться. Я не совсем понимал чем может помочь та, что по сведениям Лау, нацарапанным на пергаменте, провела минимум последние четыре месяца в стенах одного дома, но, очевидно, Церере было виднее. Поэтому я лишь согласно кивнул, откусывая от имбирного печенья порядочный кусок.
- Не знаю, каких лекарей мессере Руа водит к себе... -в голосе Аматониди сквозило некое презрение и насмешка. Хотя, возможно,это мне лишь показалось. Но продолжение фразы сомнения отмело прочь. Я кивнул, поднимаясь и подошел к Руа, намереваясь вывести его прочь.Тот смотрел как завороженный на посох Цереры, но от моего прикосновения истерично взвизгнул:
- Я не позволю ей оставаться наедине с Юлианной и прикасаться к ней! Кто вы вообще такие?! Я вызову стражу и вас выгонят взашей! Я пожалуюсь Герцогу! Я найду на вас управу! Уберите от меня руки! - истерика Руа достигла своего пика и мужчина сел просто на пол, рыдая. Я поднял бровь, изумляясь такому поведению.  Скорее всего, эти люди были измотаны ожиданием чего-то плохого, что мешало им наслаждаться тихой совмемтной жизнью.  Мне стало немного стыдно за поведение хозяина дома. Понять его я немного мог, но некое чувство отвращения осталось. Энрик нашел в себе силы встать и успокоиться. В комнату заскочила все та же девушка с веснушками. Она подставила Руа плечо и мы вместе вышли из комнаты, перейдя в другую. Это был кабинет Руа. Уютная комната в темно-красных тонах. Мне предложили мягкое кресло, а Руа уселся во второе, приказав принести чаю. Мы сидели молча. Подали чай. И лишь тогда Энрика прорвало. По иному назвать этот поток информации, что вывалил на меня мужчина, я назвать не мог. Руа начал с детства, решив, видимо, поведать мне всю историю своей жизни.  Я вздохнул, скорчив кислую мину, но Энрик меня даже не видел, погрузившись в свои переживания.
***********
В таверне уже собралось немалое количество гостей. Кухарки привычно хлопотали на кухне, девушки-подавальщицы носились между столиками, успевая принести очередной заказ и пофлиртовать с каким-нибудь завсегдатаем. Те хохотали, распивая пиво, и время от времени интересовались куда подевался Стахо, что никогда не упускал возможности поболтать с постоянными посетителями. Только вот хозяин таверны в это время занимался иным: на столе перед тифлингом лежала кипа клочков пергамента с каракулями. Полукровка внимательно перечитывал каждый, отбирая лишь нужные, а остальные отправлялись в большую шкатулку.
- Решил выслужиться перед этим хлыщом из Школы и ег заносчивой бабой? Если Фалька трахается с ним, то это еще вовсе не значит, что я обязан перед ним лебезить. - Лау уселся на край стола, заскочив в комнату большим ярко-рыжим лисом и перекинувшись уже в комнате.
- Мне глубоко плевать кто с кем спит, Лис! А профессора я уважаю. И Фальку, кстати, тоже. На твоем месте я бы прикусил свой поганый язык и работал бы молча. Останешься без хвоста. Что еще принес? - Стахо спихнул оборотня со стола, продолжив чтение. Вскоре часто клочков была вложена в конверт и запечатана сургучом. Стахо отдал конверт мальчишке и тот отправился к Академии.

+1

161

- Во имя всеблагих богов! Уймите его, мессере Кристофер!
Цера едва сдержалась, чтобы не отвесить  Рау посохом промеж глаз. Все равно от него толку, как с козла молока! Для разговора ей нужна была только Юлианна, но с нее станется упереться рогом, если ее дражайший полюбовник пострадает. Ох уж эти тонкости эротической политики!!!
- Мне нужна вода, марля, свеча и пара лимонов...Найдется?,- вопрос был служанке, мадонну Красс Цера предпочла подхватить под локоток и отвести куда-то подальше проходной приемной, в которой девушка явно чувствовала себя неуютно. В целом, Аматониди было все равно, но от комфорта Юлианны зависели ее слова, а они то как раз были сейчас на вес золота.
Церера осматривала болезную молча и сосредоточенно, ничуть не отличаясь от тех же лекарей, что были до нее. Красс заметно нервничала, но ее немного успокаивал холодный компресс на лбу и теплые пальцы женщины на пульсе. Магичка подносила к ее глазам свечу, просила лизнуть лимон и проделывала еще кучу нелепейших манипуляций... Когда южанка начала ощупывать ее ребра и живот, Афис Максима не выдержала и вздрогнула, оттолкнув ее руки.
- Прекратите этот цирк. Вы же не целитель, что вы можете мне сказать такого, чего я еще не слышала?!,- девушка разрыдалась буквально на ровном месте.
Цера нависла над ней, скрестив руки на груди и премерзко заломила бровь. Ей то все было ясно как божий день с первого взгляда, но она лично решила убедиться. В конце концов Юлианна была права: она ни разу не целитель, не лекарь и даже не деревенский знахарь. Она просто женщина с большим опытом.
- И скольких целителей вы просили молчать и напускать страху на Рау? Среди них, я надеюсь, нашлись те, кто не стал вас пичкать всякой алхимической дрянью на втором то триместре беременности?,- по перепуганному вусмерть лицу Красс, женщина поняла, что самая страшная тайна этой девчонки раскрыта, но все еще грозит обернуться для нее скандалом,-  Ох, ветра всеблагие! Вы что, ничего не сказали Рау? Вы хотя бы в курсе, чей..
-Ну, знаете ли!!!,- Юлианна стукнула кулачками о подлокотники кресла, но магичка не дала ей подняться, удержав на месте пяткой посоха, точно злая учительница- указкой,- Ваше хамство!...
-Мое хамство сейчас спасет вам жизнь!,- теперь она не злилась, ей и впрямь было смешно,- Вы правы, мадонна, я не целитель. Но у меня семеро сестер и где-то три племянника. Октавия мучилась с первой и третьей беременностью еще хуже вашего. Все очень просто: вы выросли на определенной воде, продуктах, в определенных условиях, и в самый неподходящий для вашего тела момент, совершили два или больше совершенно изнурительных путешествия. И еще боги ведают что там, Милиагросе. Меня не интересуют частности вашей жизни, я вам клянусь. Сейчас я набросаю вам лекарство, которое и впрямь облегчит ваши муки, ноу чтите: сказать Рау стоит. А то он почувствует себя идиотом.
У нее задрожали губы и девица провалилась в горькие-прегорькие рыдания, пряча красное лицо в ладонях. Цера застонала беззвучно и закатила глаза, она терпеть не могла слезы и стенания о своей горькой судьбе, а тут мало того, что приходилось терпеть, так еще и рявкнуть толком было нельзя: беременная женщина все это не с умыслом, в ней говорят кровь и другие жидкости тела, которое стремительно меняется. Игнорируя истерику, южанка взяла с ближайшего стола остатки какой-то бумаги, перо и принялась по памяти накидывать рецепт тоника, а так же продукты, которые некогда помогли ее мачехе. Она была мала, когда это было актуально, но все хорошо помнила, потому что бывала на многих визитах лекарей в их дом, водила пузатую , как утка, Октавию по саду во время прогулок...Ох, демон, как все это было давно...
- Юлианна, послушайте меня,- Церера оттерла слезы с красивого лица влажной марлей и села напротив,- Вы вряд ли знаете, где мои сестры, но помочь мне тем не менее можете. Полтора года назад, один из кораблей вашего супруга вне расписания ушел из порта Эмилькона, не оставив записи ни в учетных книгах начальника порта, ни забрав приготовленный груз. "Морской Лис", кажется. Я пыталась поговорить с мессере де Мьере, но он не стал меня даже слушать...
- О,- это было сказано с такой дикой горечью, зато моментально устранило остатки истерики,- Еще бы. Я помню эту историю, донна. Муж тогда рвал и метал, бил все, что попадалось под руку,- Юлианна дернулась и это не укрылось от Аматониди, но она предпочла не сбивать девчонку с мысли,- "Лис" потерялся на три месяца, сведений о нем не было долгие недели, пока он не явился без груза, практически без запасов еды и воды, а команда как в рот воды набрала. Супруг тогда крепко -накрепко поругался с капитаном, они даже подрались! Но где корабль носило все эти месяцы Васко так и не сказал, насколько я поняла...
-Васко- это капитан "Лиса"?
- Да. Не знаю, чем все же кончилось дело, но корабль по-прежнему ходит, правда, теперь по иному маршруту. Теперь он возит фрукты в Гресс. Возил, по крайней мере, когда я...,- она покраснела и опустила глаза.
-Пока вы еще были в Милиагросе,- закончила за нее Церера и щелкнула пальцами.
- Да.
- Что за корабль? Сколько человек в составе команды? Что возили в Эмилькон?
- Кажется, это была торговая шхуна... Не уверена, я плохо разбираюсь в кораблях. И в командах. Из Эмилькона возили всякие драгоценные побрякушки и алхимические ингредиенты...
- А этот Васко, сможете описать?,- Аматониди насела, почуяв след.
- Не знаю,- таллинорка наморщила лоб,- Высокий, хорошо сложен, волосы выгоревшие, песочные...О, татуировки на лице! Расписан, как полотна мастера Тацерро! И акцент, скорее всего восточный.
-Спасибо, мадонна. Отдыхайте. И помните мои рекомендации. Вы мне очень помогли.
Более девчонка ее не интересовала, и Цера было уже выскочила из комнаты в поисках Кристофера, но Красс окликнула ее, заставив неловко затормозить на пороге и удивленно обернуться.
-А может...вы могли бы...ну...сказать...
Церера застонала в голос и закатила глаза.

*******
Южанка постучала скорее для вида и ворвалась в кабинет совершенно иной, нежели когда они расставались внизу. От раздражения и гнева не осталось и следа, голубые глаза блестели охотничьим азартом и даже на губах играла хоть и ядовитая, но улыбка. С размаху припечатав некий листок перед носом Рау, она похлопала его по плечу.
- Прошу простить мне мою горячность, мессере Рау, мы с вами плохо начали, но я уверена, хорошо закончим! Поздравляю вас, вы скоро станете отцом! Советую выгнать взашей всех лекарей и найти одну единственную женщину, желательно в возрасте, чтобы она постоянно наблюдала мадонну Красс и готовила ее к тяжелым родам. Я изложила свои соображения по лечению и сопровождению...Если хотите- покажите их целителю. Мадонну я тоже проинструктировала. Южанки плохо переносят тяжелые путешествия, холода и неправильные рекомендации! Точно сроки не скажу, но , полагаю, самое время сейчас пойти и обнять вашу...ээ...любимую.
Она с садистским удовольствием понаблюдала за реакцией несчастного ( или счастливого, тут как посмотреть) мужчины и ретировалась с его пути, когда он решил ни то принять ее совет, ни то последовать какому-то своему. В любом случае, ни Юлианна, ни Рау более ее не интересовали. Вытаскивать горе-любовников она не нанималась.
- У нас есть след, мессере. Не свежий, но вполне себе годный. Я бы сказала, что за это надо выпить, но местное вино причиняет мне душевные страдания!,- она оперлась на стол бедром, нетерпеливо барабаня пальцами сложенных на груди рук по локтям,- Ни за что не угадаете, куда дорога поведет нас дальше! В порт!,- она кивнула Кристоферу в сторону выхода, справедливо полагая, что здесь им делать более нечего,- Желаете подробностей?
Они покинули дом и зашагали обратно по улице. Церера теперь напоминала пританцовывающую от нетерпения легавую, которая то и дело нюхала воздух и вертелась в разные стороны. Нынче южанка не потрудилась маскировать посох, полагая, что для этого поздновато.

Отредактировано Церера Аматониди (05-11-2019 20:54:19)

+1

162

Рассказ Руа был бесконечен. Через некоторое время меня потянуло на зевоту и я долго боролся с ней прежде чем наконец зевнуть во весь рот, рискуя вывихнуть себе челюсть. Только вот Энрик даже не заметил моей скуки, продолжая изливать мне душу. Наверное, нужно уже придумать специальную профессию для человека, который мог бы сидеть с заинтересованным лицом, выслушивая весь бред, что вываливает перед тобой очередной страждущий. Сам я был далеко не любитель чужого белья (мог сделать исключение для прекрасной дамы), а поэтому потерял интерес уже после рассказа о попытке поступить в Школу ибо у Руа были зачатки (скорее всего рулиментарные) магии земли.
Конопатая девчонка то и дело заглядывала в кабинет, словно боялась, что я съем ее хозяина. Хотя, вполне возможно, что она заглядывала вовсе не на хозяина. Люблю себе льстить.
Наконец словесный понос Руа прервало появление Цереры. Я с благодарностью взглянул на женщину, отмечая смену ее настроения. В глазах Аматониди загорелся азарт. Верно, вести, полученные от мадонны Юлианны, были добрыми и внушали надежду. А еще Цера принесла для Руа добрую новость о его будущем отцовстве. На лице Энрика отразилась сложная гамма чувств, я бы даже не взялся точно охарактеризовать что именно было главным в этом букете. Для меня такая новость стала бы даром от богов...
По душе царапнуло завистью и хорошее настроение мгновенно улетучилось. Но Руа был вовсе не виновен в том, что моя жизнь далась мне такой ценой.
Мы вышли на улицу, направляясь к порту. Аматониди была воодушевлена и явно настроена решительно.  Естественно, мне были интересны подробности раз я уже ввязался в это дело.
- Вижу, наш визит к господину Истерике не прошел даром. Рад, что Вам удалось найти кончик в этом клубке недоразумений и непонятных событий. Надеюсь, след правильный. А вот насчет вина Вы правы. Оно такое же кислое как лицо Руа когда мы заявились к нему. Гульрамское куда лучше, но, похоже, все оно оседает в подвалах Герцога и еще в паре-тройке домов, что имеют прямое отношение к поставкам. Как, впрочем, и в любом ином городе, верно.
Хотя, я на собственном опыте убедился, что нравы юга и севера весьма разнятся. Никогда не был в Ваших краях, но думаю, многие наши привычки для Вас кажутся странными...
ё
Мимо нас проехала большая груженная шелками повозка. На ней гордо восседала пара ярких жителей Сарамвея. Я проводил их взглядом, удивляясь красочным нарядам. Они держали путь куда-то вверх, очевидно, на рыночные ряды. Я не часто бывал в порту и не очень любил его суету. К тому же, я и моря боялся. В Лэнде его не было, а впервые огромные океанские промторы я увидел в Северных Землях.  Он меня ошеломил. Только первая моя попытка пересечь пролив на небольшой лодке едва не стала последней. После этого я едва пересиливал себя, поднимаясь на борт какого-либо судна. И сейчас я очень надеялся, что нам не придется никуда плыть. Ходить с зеленым от страха лицом перед Церерой мне не хотелось.

0

163

- Оставьте это!  Если дело хоть на дюйм сдвинется с мертвой точки, я доставлю вам ящик гульрамского, если желаете,- она отмахнулась, как будто речь шла о банальной мелочи, вроде буханки отрубного хлеба,- Гресс, Леммин, Гульрам- все едино: не Эмилькон. Муж моей сестры экспортирует это вино к вам, на запад...
Это прозвучало, как хвастовство; это не было хвастовством по сути, просто Церера мыслями была уже в порту и вытрясала душу из всех распорядителей и капитанов, которые могут выдать сведения о "Морском Лисе". Но с нее сталось бы выполнить данное даже в бреду обещание, столь высоко она ставила в ценность слово члена семьи Аматониди, и от других ждала того же. семья в ее лице обретала смысл практически божественный, и своими многочисленными поступками, делами, сделками и исследованиями Церера лишь укрепляла эту веру: не в себе, в других.
Она неслась так быстро, что это было почти похоже на бег, если бы Кристофер остановился в тот момент, ей-богу, эта женщина могла унестись дальше без него, да и в порту заметила бы пропажу не сразу: когда Цера входила в раж, остановить ее мог только прямой сильный удар в лоб или парализующее заклятье. И не факт, что она не приняла бы его как часть того, что ее интересовало в тот момент. Солнечная аллея стелилась под ее ногами, оставляя позади домики и проулки, когда навстречу молодым людям выскочил тифлинг.
-Мадонна!
Южанка вздрогнула, прянула назад, по привычке заводя руку и смыкая пальцы на посохе; врезалась даже в мага и вновь отпрянула, но уже вперед. Хорн, запыхавшийся, где-то потерявший и шляпу, и  плащ, сверкающий шикарными витыми рогами на всеобщее обозрение, был взволнован и красен, будто за ним гнались все демоны подземного царства. Аматониди понадобилось секунды две, чтобы увидеть собственного гвардейца и перестать стискивать оружие.
-Какого...Хорн?
- Мадонна, мессере!,- охранник рвано кивнул Кристоферу и щелкнул длинным хвостом по воздуху,- На палаццо..На поместье виконта Море было совершено нападение! Они вломились с черного входа, разгромили дом, слуги...
-Асоль?! Племянник?!,- Церер стало дурно, вся ее веселость мгновенно улетучилась и она забыла, что хотела рассказать Холлу только что.
-Живы, благодарность богам! Я остался с мадонной Асоланж и ребенком, но охрану, слуг - перебили. Про виконта не знаю, я не успел его увидеть...
- И ты оставил их одних!?,- она взвилась разъяренной гарпией, хотя гнев этот вовсе не имел собой жертву гвардейца-тифлинга.
Сердце упало в пятки, ей стало плохо. Церера зажмурилась на несколько секунд, пытаясь совладать с взорвавшимся в голове ураганом мыслей, сошедшим с ума сердцем и тошнотой, подкатившей к горлу. Ей потребовалось пять секунд и три глубоких вдоха, чтобы вернуть себе самообладание.
- Мессере Кристофер, нам придется отложить наш визит в порт. Ненадолго.
-Порт? А зачем нам порт?
Церера сорвалась на такой бег, что догнать ее вряд ли смогла бы даже свора гончих: женщина держала себя в форме всегда. Потому что это было основой ее выживания.

****************************
Они влетели под свод особняка, и Цера сразу же вляпалась в кровавую лужу, едва избежав падения о тело ключника с перерезанным от уха до уха горлом. Здесь же сновала стража и уцелевшая прислуга. Тела еще не убирали, но накрывали простынями, чтобы не слетались мухи и любопытствующие с улицы. слухов по городе теперь и атк будет предостаточно.
Дом был основательно разгромлен, тут и там виднелись следы побоища, размашистые мазки крови, сколотые статуи и раскуроченная мебель. Женщина стремительно прошлась из главного холла в приемные комнаты, ища сестру и зятя, и там же наткнулась на три тела налетчиков, завязавших себе лица платками. поработали над мерзавцами знатно и южанка медленно обернулась на тифлинга, заламывая соболиную бровь. Рогатый только плечами равнодушно пожал и это могло значить что угодно, от "Я здесь ни при чем?" до " А что я должен был сделать, мадонна? Пожурить их?"
- Найди мне Асоланж,- коротко бросила она, и когда гвардеец скрылся в дверях, устало потерла глаза,- Ветра всеблагие, что это еще за новости?!  Пусть это будут разборки виконта, пусть будет все что угодно...
-Они пришли сюда из-за тебя. Прекращай ныть, возьми себя в руки и начинай что -то делать. Или хотя бы вытащи голову из задницы и начни думать. Толку будет в два раза больше,- Цера всегда была безжалостна к себе, и чем старше становилась, тем более сурово требовала.
Раздался детский плач и южанка продолжила свой путь, равнодушно переступая через тела. Виконтеса и виконт Море с сыном сидели в малой столовой, в окружении стражи и отвечали на вопросы. Племянник хныкал без остановки. Аматониди морским ураганом пронеслась через всю залу и обняла заплаканную сестру,  мимоходом погладив ребенка по голове. Что отнюдь не понравилось ее зятю и он отстранился на пол шага назад.
- Что произошло?
- Вы еще спрашиваете? Ваши!...связи,- виконт красноречиво окинул взглядом вернувшегося тифлинга и Кристофера взглядом,- не сулят ничего хорошего! Мои люди перебиты, моя прислуга мертва, моя жена едва уцелела...
-Страданиями моего гвардейца, насколько я знаю,- спокойно парировала женщина,- А вам стоит тщательнее подбирать себе охрану и следить за собственным домом, мессере. Эти люди ни при чем.  Держите себя в руках.
- Ваша просьба "при чем",- зять был вне себя от ярости, но голос не повышал, только косился на стражу, которая дала родственникам пространство для личного разговора. Небывалый такт с их стороны,-  Не тратьте силы, убеждая меня в обратном. В мой дом ворвалось восемь, восемь человек! И между прочим, разворотили они именно ваши комнаты!
Асоль молчала, она сдерживала рыдания и по дрожащим губам было видно, что ей удавалось это с большим трудом. Она держалась за ребенка, как за спасительную соломинку и не прерывала мужа, чтобы не ввязываться в смертельную схватку гресского цепного пса и ядовитой эмильконской змеи. Второй рыдающей женщины за день не выдержал бы никто. Церера не  желала разводить пустой скандал, она и так получила сверх того, что хотела, потому вернулась к своим спутникам.
- Хорн, осмотри дом и мертвых нападавших. Проверь все выходы, подсобки, вдруг кто-то не успел сбежать. Их было восемь?
-Не скажу точно, мадонна. Но не меньше,- тифлинг кивнул, и ему как раз спокойствия было не занимать. Только хвост раздраженно подрагивал.
- Мессере Кристофер, не составите мне компанию наверх?
Когда все летело к чертям, протокол и этикет спасали ситуацию. Даже если к чертям летела семейная жизнь. Эттон Аматониди научил ее этому и не раз доказал на практике. Женщина взлетела по ступеням наверх, миновала  светлый коридор, украшенный некогда красивыми шелковыми гобеленами и кобальтовым ковром, сейчас свернутыми и сорванными; пол был усеян черепками разбитой мраморной амфоры, одной из двенадцати, что виконтесса привезла с собой из дома. Двери  светлого дерева были выбиты, одна створка покосилась и сорвалась с нижней петли.Церера входит медленно и осторожно, будто злоумышленники все еще могут быть здесь.
Кровать превратили в месиво перьев, перины основательно перетрясли, будто что-то искали. Вообще, весь будуар разнесли по стеклышку, сундуки сломаны и выпотрошены, вещи- разорваны, бумаги- смяты. Южанка присела над обломками черной коробки дорожного саквояжа и пальцами загребла горсть золотисто-прозрачных осколков, тронула зеленоватую жидкость из лужи разбитого в пыль алхимического пузырька. Все ее вещи были уничтожены.
- А зять то прав: они пришли сюда из-за меня. Уничтожить все инструменты, любую возможность восстановить силы. Значит, знают. Значит, в курсе, что я здесь делаю. Значит, есть что скрывать,- она бормотала себе под нос, переступая через бардак, рассеянно скользя взглядом по погрому,- Простите, что задам вам глупый вопрос, мессере: это могли быть...Нет, это же бред. Я вряд ли успела оскорбить кого-то настолько! Или успела?,- она обернулась, смотря на мага и в раскосых глазах читалось недоверие и смятение,- Наша общая знакомая могла бы быть недовольна моей...несдержанностью? Мессере Лау?

0

164

Церера была сейчас подобна вихрю. Я мало встречал на своем веку подобных женщин, что так упорно шли к своей цели, ставя семью превыше иных интересов. Вероятно, именно дела семьи воспитали в мадонне Аматониди такой железный характер и не дали довольно красивой женщине до сих пор осесть в тихом семейном гнездышке, обзаведясь уже своей семьей. Думаю, в семье Аматониди просто не было сына и его обязанности, если можно было так это сформулировать, взяла на себя Церера. Это меня восхищало.
Ураган Аматониди ловко прокладывал себе путь по брусчатке аллеи. Я ускорил шаг, стараясь не отставать от нее и не терять из виду, попутно раздумывая что могло понадобится Цере в порту. Ответа на свой вопросмне было не суждено получить. Наперерез нам выскочил рогатый мужчина. Тифлинга южанка знала. Только вот не сразу смогла остановиться, налетев на меня.  Я придержал девушку, вовсе не желая, чтоб она споткнулась либо ушиблась, но Церера уже подалась вперед, забыв, видимо, и о моем присутствии и о цели путешествия. Слушая новости, что вываливал на нас полукровка, я приходил о все большее недоумение и в некий шок.  Нападение на дом виконта было невероятным событием.
Пока я переваривал информацию, пытаясь понять кто способен на подобную подлость, Аматониди взяла с места в карьер. Да простит меня дама за подобное сравнение. Я бросился за ней спустя несколько секунд, но этого вполне хватило для того, чтоб женщина значительно нас опередила. Если б не Хорн, что на ходу выкрикивал направление, я точно заплутал бы в многочисленных улочках Гресса. Мы влетели в дом, едва не сшибая гвардейцев, что, узнав меня, отступили, пропуская всередину. 
Картина, что развернулась перед моими глазами была отвратительна. Нападавшие не гнушались убийством, желач не просто обыскать поместье, но и хорошенько припугнуть его хозяев.  Виконту и его жене крупно повезло, что в этот момент с ними оказался умелый воин иначе дело могло окончиться еще тремя трупами сверх того, что я наблюдал.
- Сюда бы хорошего мага крови и некроманта заодно. - я присел у трупа одного из слуг, рассматривая резаную рану на горле несчастного. После подошел к мертвецам-нападавшим и стянул с одного тряпку, что закрывала лицо.  На щеке у человека была странная татуировка в виде змеи, что кусала собственный хвост. Такие же обнаружились и у двух остальных. Я достал из пространственного кармана перо и чернила и нарисовал у татуровки руну поиска. Знак немедленно бледно засиял. Я добавил к руне заклинание воздушного стражаи воздушного лезвия, смешав его с шальным огоньком. Хорошая штука если хочешь кого-нибудь выследить и наказать. Долго не продержится - всего три-четыре часа, но этого вполне хватит для того, чтоб доставить владельцам именно таких знаков несколько весьма неприятных мгновений. А по порезанным рожам и ожогам можно будет отыскать виновных в городе. Такие раны заживают долго. Рты располосует до ушей. Я уж постараюсь.
Закончив с маленькой местью, я шагнул через трупы мимо притихшей стражи и вскоре нашел Церу возле виконта и его супруги, что прижимала к себе малыша.  Разговор межлу родственниками был не самым приятным. Подозреваю, что только мое присутствие не дало мужчине полностью излить злобу и страх на Аматониди.  Когда Цера отправилась наверх, я позволил себе задержаться возле виконта:
- Произошедшее воистину ужасно и городская стража немедленно займется розыском нападавших. Я сделал все зависящее от себя для того, чтоб им помочь. А для вас могу лишь предложить поставить на дом охранные заклятья, что предотвратят в дальнейшем подобное. Активация чар будет происходить лишь при попытке насильного вторжения и никак не повредит вам и вашим гостям. Если решитесь, то пришлите весточку в Школу. Я сделаю все бесплатно.
Наверху все было так же раскурочено как и снизу. Разве что мертвых не было, но покои Церы превратились в некий полигон для магических упражнений. Словно коты дрались в перинах, исполосовав их в клочья. Все было вверх дном. Я вздохнул, опуская ладонь на плечо Аматониди, желая поддержать и успокоить девушку. Но ее вопрос поставил меня в тупик. Я отрицательно мотнул головой, имея стопроцентную уверенность, что к содеянному точно не причастны ни Ткачи, ни Лау. Первые не стали бы так рисковать своим именем и давно отошли от подобных расправ. К тому же, Цера не сделала ничего такого, что вызвало бы немилость Фальки. И гнев направлен был бы на саму женщину, а не на ее родных. Ткачи были семьей и вряд ли кто сделал бы подобное за спиной Алу. В Грессе вести распространяются быстрее ветра. А Лау был лишь тем, кто собирал информацию и успешно продавал ее тем, кто мог хорошо заплатить. К тому же, хитрозадый был трусом хоть и хорохорился на людях, замыливая глаза наглостью. А еще татуровки на лицах нападавших.
Обо всем этом я рассказал Цере.
Теперь оставался один вопрос - кому перешла дорогу Аматониди и какое осиное гнездо разворошила.

+1

165

Церера с детства привыкла беречь слова, и когда было необходимо красноречие, оно никогда не изменяло ей. Но болтать женщина не любила, ценя спокойствие и содержательность тишины. Оттого и это немое отрицание Кристофера было куда весомее, чем если бы маг начал ее заверять всеми возможными словами. Когда в тишине способен передать истину- становишься чуть ближе к богу. И этой самой истине. Церера кивнула  в ответ, принимая этот ответ и отстранилась на четверть шага, разрывая его жест поддержки: не исключено было, что разрыдается или начнет бушевать как разъяренный дракон.Это было бы непозволительной роскошью.
Хрупали осколки под каблуками сапог, шуршали обрывки бумаг, стучали падающие от неустойчивости предметы, что еще сохраняли свои прежние места. Уже знакомым агенту Ткачей  жестом южанка поддела ногой единственный целый стул во всей комнате, рывком подняла и перевернула спинкой вперед, усаживаясь как заправский моряк и складывая руки на изголовье. Ей необходимо было подумать, а времени было так мало. Или же она обманывала себя, и перла напролом настолько неудержимо, что просмотрела важные детали? Сомнений, что нападение и ее расследование- связаны, не было. Были сомнения в логике того, кто это устроил.
- Это было эффектно, даже продуктивно- виконты запуганы до полусмерти. Но глупо: даже без стабилизирующий кристаллов и зелий я выкручусь, вывести меня из игры им не удалось. Возможно, они рассчитывали, что я пробуду в доме больше времени?,- она разговаривала с самой собой, но  одернула себя и вернула внимание Холлу, который в последний час мог почувствовать себя бесполезным шлейфом на привязи, что отнюдь не было правдой,- Вам, верно, мало что ясно; поверьте, мне видно едва ли чуть больше вашего. Если заказчик этого,- она обвела комнату рукой,- Столь осведомлен обо мне, возникают два вопроса: откуда и какого демона они не сделали все тихо? Столько шума, столько крови и впустую. Как будто работал безголовый паникующий дилентант, чтоб их мать...,- она собиралась крепко выматериться, но вовремя прикусила язык, воспитание и в этот раз брало верх над темпераментом,- Значит и это, что мы нащупали что-то ценное, или в принципе прибыли по адресу? Опррределенно.
Церера посмотрела на мага пристально, цепко, будто его светлый образ помогал ей догадываться о чем-то, как к жрецам приходят откровения во время бдения перед статуями богов. Отчасти это было так, сочетать живописную скульптуру и натуру, с которой пишет художник, было столь же приятно, как и выстраивать логические цепочки и з хаоса. Из Кристофера вышел бы прекрасный герой, увековеченный в мраморе или на полотне, в образе отважного героя. Даже жаль, что такая кровь пропадает в Грессе, а не приливает в Эмилькон.
-Мадонна,- Хорн сначала заглянул в комнату, не решаясь войти,- Виконтесса хочет с вами поговорить.
- Ты все проверил?,- южанке была неинтересна беседа с сестрой, но она понимала, что этого не избежать.
- Все выходы, кладовки, комнаты, закоулки в полисаднике. Все проверил. Уходили в разные стороны, я набросал схему.
Женщина кивнула и махнула рукой, чтобы гвардеец оставил их, но Рогатый все равно не успел: Асоланж пришла сама. Слезы и переживания съели всю красоту, волосы выбились из ажурных кос, она стояла на пороге, будто комната была чем-то мерзким для нее и заламывала руки, поедом жуя губы и не решаясь сказать. она так же разительно отличалась от Цереры, как Бона и Белль, просто материнство придало ей большего очарования и мягкости. Церера медленно поднялась со стула, разворачивая его за спинку , но Асоль даже с места не сдвинулась. Верно, ей было неудобно говорить при Кристофере. Аматониди тоже предпочла бы, чтобы чужой не присутствовал при объяснениях.
- Я хочу, чтобы ты ушла. И не возвращалась. Твое присутствие для нас более нежелательно. Я не хочу, чтобы мой сын пострадал от твоих ...авантюр!,- она даже набралась смелости, чтобы повысить голос,- Ты приехала и все начало рушиться. Как обычно!
Примерно чего-то такого Цера и ожидала, но все равно помрачнела, сжимая пальцы в кулак.
-Мессере, вы не могли бы оста...
-Не трудись, я все сказала!
- Сама смелости набралась или муж надоумил тявкнуть вместо себя?,- это было подло, низко, грубо. Но почему то с ней никто особенно никогда не церемонился, а она- должна?
Виконтеса ретировалась, Церера медленно вдохнула и выдохнула, проклиная про себя свое желание повидаться с родней. Если бы она остановилась где-нибудь в таверне- аткого бы не произошло. Но она действовала из соображений практичности и жалеть о сделанном была не намерена. Что, впрочем, не отменяло ее злости. Асоль можно было понять - она как и любая мать, боялась за сына. Зятя- нет. Он ,как мужчина , мог хотя бы сохранить достоинство.
Цера схватилась за первую попавшуюся вещь на полу и стала собирать одежду, вернее то, что от нее осталось. Смешно, но ни украшений, ни печати, ни даже банковских бланков и поручений не взяли. Критины! Могли бы хоть постараться замаскировать под налет! Хотя, какой налет средь бела дня. Лишний груз ей был не нужен, так, переменить рубаху да спрятать несколько ценных и полезных вещей.
- Вы говорили, что можете наложить на дом чары, мессере Кристофер,- она развернулась к магу , стараясь занять разрывающуюся от мыслей и эмоций голову,- Наложите их, пожалуйста. Не для виконта, я вас прошу. И не стоит делать это бесплатно, такой человек этого бы не оценил, а всякий труд должен быть оплачен. Я хочу быть уверена, что виконтесса с ребенком будут в безопасности. Хотя бы пока я не уеду отсюда. Примите мои извинения,  не в такие семейные разборки я хотела вас втягивать.
Она метнула небольшой сверток с вещами гвардейцу, шепнула ему что-то и сама вышла из комнаты, намереваясь оставить последнее слово за собой. Зря: Асоланж поспешно спряталась, едва Цера спустилась, а зять наградил ее таким взглядом, что она едва сдержалась, чтобы не всадить острие посоха ему в грудь.
"Надеюсь вас никогда больше не увидеть, мадонна",- шепнул он так тихо, что она даже сомневалась, не почудилось ли ей.
" Вы умрете, дон, я вам это обещаю",- парировала она в своих мыслях.
свет стал ей нестерпим. В ушах звенело. В висках стучало, спина вдруг начала ощущать всю тяжесть и даже то, чего испытывать не могла. Хорн выскочил на улицу последним, окликая ее. Но Церера не слышала ни первый раз, ни другой, ни третий. Покинув поместье, она остановилась за воротами, прикидывая, что  стоит предпринять в первую очередь.
Порт. Корабль. Капитан. Бандиты с татуировками на лицах. Карта города. Схема Хорна. Прибытие в город Красс. Зять, что совсем не выглядит напуганным за жену, скорее за разбитые витражи в приемном. Бона и Белль, которые могли бы загреметь в бордель и вести себя так же, как вели  малолетние шлюхи. Порт. Корабль. Капитан по имени Васко. Три месяца.
Стояла осень, но духота допекла южанку даже больше, чем она привыкла на родине.  Тяжело было не то что стоять, но даже думать. А смотреть так и вовсе невыносимо.
-Мадонна!
Хорн редко бывал зол и вообще позволял себе лишнюю личную эмоцию. Но не сейчас. Тифлинг нагнал женщину и сунул в руки платок, странно посмотрев. Цера прижала ткань к лицу и поняла, что чувствовала себя дурно не спроста: из носа хлестала кровь, залила подбородок и даже камни мостовой. В нелепом жесте, она растерла следы своей постыдной немощи и начисто оттерла лицо, пока Рогатый закрывал ее от любопытных глаз. Затем, так же молча, передал сверток.
- Там было всего две. Я позволил себе думать, что виконт спишет убыток на нападение.
-Молодец. А теперь найди себе жилье где-нибудь поблизости и наблюдай за виконтессой и ее сыном. Глаз с них не спустишь. Докладывать будешь через ту же таверну, где мы сидели, оставишь у мастера Стахо письмо или записку.
- Вы сейчас серьезно? Оставляете меня, а сама в одиночку будете расследовать?! Мы так не договаривались, мадонна!
- Мне не нужна дуэнья, Хорн. Мне нужны умелые руки и преданные глаза. если тебе наскучила служба, я тебя не держу,- вызверилась она и  отвернулась. Тифлинг убрался прочь, ответа так и не дав.
- Ну просто прекрасно...
Южанка спрятала платок и повернулась к Кристоферу. А потом вытащила из сложенного платья бутылку гульрамского урожая 10589 года.
- Это не ящик, мессере. Но для начала неплохо.

Отредактировано Церера Аматониди (07-11-2019 21:46:56)

+1

166

Я бесцельно бродил по комнате, собирая зачем-то осколки какой-то вазы. Она, вероятно, совсем недавно была красивой - тонкий фарфор пропускал сквозь себя солнечный свет и имел изящную цветочную роспись. Мне попался довольно большой кусок с прекрасно выписанной веткой цветущей вишни. Это было так похоже на тот чайный сервиз, что я привёз из Страны Золотого Императора, что я невольно вздрогнул, сжимая осколок в пальцах и ломая его на несколько частей.
Церера была погружена в свои мысли и ее размышления вслух были обращены отнюдь не ко мне. Ощущая себя пятой ногой у лошади, я принялся плести заклинание защиты для окон, старательно вспоминая лица виконта, его жены и сына. Изнутри эти чары не работают, а вот попытайся кто-то взломать оконную раму - шарахнет молнией и обожжет лицо. А если вплести сюда ещё и "лезвие", то взломщик точно останется без пальцев. Только нужно прислугу предупредить чтоб не вздумала окна снаружи отворять. Но, это небольшая плата за безопасность.
Костяк заклинания был готов. Осталось лишь начертить руны на подоконниках и можно сдавать работу заказчику. А ещё можно использовать воющие чары. Такая "сирена" и воров отпугнет и хозяев разбудит и предупредит. Было ещё заклинание щита и огненного ветра, и то, что нагревало дверные ручки, и воздушные мечи, что запросто могли проткнуть нападавшего...
Но это уже было делом не одного часа работы. Так, с бухты-барахты, не начаруешь.
Из размышлений меня вырвал голос Церы, что позвала меня по имени. Я отошёл от окна, на котором уже успел начертать знак и наложить защиту, и молча кивнул Аматониди. Появление Хорна, а после и виконтессы поставило меня в неловкое положение. Третий был здесь не запасным, вопреки известной поговорке, а точно лишним. Но, выйти из комнаты я не успел. Поэтому невольно скривился, закусывая губу, когда Асоланж выплескивала на сестру своё недовольство и страх. В чем-то женщина была права, но следовало говорить от своего имени, а не повторять слова мужа.
Ответ Цереры был хлестким словно пощёчина. И зубы заныли даже у меня. Я отвернулся, старательно делая вид, что меня крайне интересуют вензеля на шелковых обоях, и взглянул на южанку лишь тогда, когда она вновь обратилась ко мне с просьбой. Кивнув, я вышел, разыскивая виконта, и, найдя его все в той же комнате, пояснил свои манипуляции с окнами первого этажа:
- Это временные меры. Потрудитесь проследить за тем, чтоб Ваша прислуга знала, что окна не следует открывать снаружи. Изнутри - пожалуйста. Я пройдусь по всем на первом этаже, а через несколько дней займусь домом полностью.
Виконт даже не взглянул в мою сторону, что-то бормоча себе под нос, но я и не жаждал его внимания, выполняя свою работу.
Пока Церера спустилась сверху, я закончил и ожидал ее у парадного входа на лестнице. Только женщина проскочила мимо, словно желая поскорее покинуть "гостеприимный" дом сестры. Я неспеша пошёл следом, не желая мешать. Хорн был упрямее. Он смог остановить хозяйку, успокаивая ее.
Естественно, я обратил внимание на то, что ситуация не прошла даром для южанки. Нервное напряжение дало о себе знать носовым кровотечением. Это значило, что сосуды Церы тонки. А ещё я помнил, что Целитель что-то рассказывал мне о кровотоках тела. Мол, у одних они слишком быстры, а вторые отличаются более медленным. От этого зависела работа организма вцелом. Жаль, что я тогда больше был озабочен своим извлечением и плохо слушал старика.
Подойдя к Церере, я протянул ей пузырек, что достал из пространственного кармана. Это было восстанавливающее зелье, что восполняло и душевные, и физические силы, уравновешивало магию и исправляло, пусть и на время, ее токи во всем теле.
- Возьмите. Я сам этим пользуюсь хоть и очень редко. Зелье привозят из Гульрама. Там его готовит девушка-зельевар. Говорят, что одна из лучших в своём деле. Будем верить, что это именно ее рук дело. - я позволил себе улыбнуться. А когда мне подали бутылку вина, я рассмеялся, недоверчиво покачивая головой. - Теперь Вы обязаны распить ее вместе со мной, мадонна. Так что приглашаю Вас в свои апартаменты. И, кстати, вполне возможно сделать так, чтоб о Вашем пребывании в стенах Школы знали лишь я и Аркан. Так что моё предложение об отдыхе в стенах Академии в силе. Там Вас точно искать не станут.
Я спрятал бутылку в пространственный карман,  посматривая на Аматониди и ожидая ее ответа.

+1

167

- Разве могу я отсиживаться в ваших комнатах, когда в городе может быть в опасности моя сестра? Где-то на улицах прячутся ублюдки, кто проникли в дом второй и грозили ей смертью! наше имя песочат, в нашу семью просачиваются всякие ничтожества, что имеют дерзость называть себя благородными людьми лишь за наличие денег да особняка подороже! А вы мне предлагаете распивать вино?!!!
сердце стучало бешено, кровь в жилах носилась и жгла столь сильно, что на смуглых скулах выступили красные пятна. Ей хотелось немедленно, прямо сейчас наведаться в порт, вытрясти информацию, найти, наказать, достать из под земли!... Все было настолько абсурдно, что женщина отводила глаза, не в силах смотреть на агента Ткачей, что был с ней столь любезен. Ей была нужна не любезность, ей нужна была ее сестра!...

...- Цера, остановись, если не ради богов, то хотя бы ради себя!
октавия стояла  у входа на террасу и жалостливо смотрела на то, как старшая ее падчерица сбивает и ум, и костяшки о неподатливую стихию, пытаясь заставить свое тело и силу действовать правильно. Вот уже несколько часов, как девчонка упражнялась, и как минимум два раза  доводила себя до критического состояния, если верить прислуге. И конечно же, как всегда- никого не слушала. Даже себя.
- Мне некогда, я должна освоить управление потоками. Я должна перейти на следующую ступень,-талдычила она, оттирая пот со лба и кровь из носа.
-Расшибив себе лоб? Терзая себя за то, какая ты есть? Кого ты в итоге хочешь наказать: воздух или себя? Остановись. Отдохни. Подумай, что происходит и почему оно происходит именно так. В том, чтобы замедлить шаг и придержать напор, нет ни слабости, ни стыда. Так поступают мудрые и рациональные люди.
Мачеха подходила сбоку, точно боялась, что вспыльчивый подросток обрушит свой гнев на нее и клала прохладную руку на влажный от натуги лоб. И как-то все тревоги, все напряжение отступали перед мягкой и послушной женщиной, которая играючи управлялась с огромным поместьем и тогда еще- пятью дочерьми...

Гордыня и гнев. Страх за родных, мерзкое чувство неведения и беспомощности.Вот что правили Церерой на той улице перед особняком виконтов Море, но никк не разум, не рациональность, не практичность, коей Аматониди всегда превышала себя над прочими. Признание этого сделало ее состоянию только хуже.И вместе с тем, отрезвило.
-Остановись. Отдохни. Подумай.
Церера посмотрела на Кристофера и протянула руку, беря из его пальцев пузырек. Знакомый такой, почти родственник тому, что был и у нее в поясных сумках, в складках одежды. Может быть, он и правда был сделан в Гульраме или это просто красивая сказка, должная превратить обычную воду в живую. Лично она свои получала из местных лабораторий школы в Эмильконе, а единственным живительным бальзамом их Халифата почитала терпкое вино, что Фелиция порой присылала домой.
Ах, Фелиция,! Лукавая, прекрасная богиня красноречия, развлечений и хитрой политики! Как же сейчас не хватает твоего праздного, творческого ума и  царского размаха!
Южанка выпила лекарство сразу, упреждая новый приступ головокружения и принимая помощь - самый большой подвиг, на который она только могла быть способна.
-Благодарю вас за заботу, мессере Кристофер. Я ее не забуду,- Цера склоняет голову медленно, бережливо, не дразня свою слабость. Память и признательность - дорогого стоит, особенно когда совершенно не наешь человека. Но последние несколько часов они вместе с магом носились по городу, как ужаленные и он ни разу не воспротивился, не попенял, не сделал замечания, хотя мог бы. И даже имел на то полное право. В глубоко личных делах, которые пытаешься вести в деловом тоне, грань неизменно стирается  и может забыться самое главное: благополучие цели, а не быстрота ее достижения. Церера привыкла упреждать удар и нападала первой, но в этот раз это ей ничем не помогло.
Смущение было чуждым этой женщине и оттого доставляло такую массу неудобства. Остановиться и не принимать поспешных, немедленных действия для нее было сложной задачей. равно как и признание того, что она могла быть не права.
- Наверное, вы правы: вино стоит того, чтобы его выпить,- южанка оглянулась на улицу в последний раз и жестом попросила вести ее,- Вы окажете мне честь, мессере. Хотя я не опасаюсь за себя, а скорее за школу и тех, кто еще могут попасть из-за меня под удар. Но мне видится, что даже в вашем городе нет безумцев, дерзнувших напасть в стенах  этого заведения. Мне остается надеяться, что это так. А так же на то, что у вас найдется изолированное пространство для  стихийной практики: одними зельями сыт не будешь.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ГЕРЦОГСТВО ГРЕССКОЕ » Солнечная аллея