http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Рузьянские леса » Водопад


Водопад

Сообщений 251 страница 254 из 254

251

Глаза демона налились кровью. Он не сводил взора с разрывающегося комочка света, чьей-то маленькой жизненной энергии, которую он обрёк на неминуемую смерть ради экспериментов. Она мучилась, жалобно пищала, когда как неизвестная тёмная энергия разрывала её. Аппарат тарахтел. От силы, которая воспроизводилось с каждой секундой всё больше, на земле оставались глубокие прорези, словно кто-то вскопал ту когтями. Теперь невидимые волны не только пощипывали кожу, но и оставляли на ней царапины, украшающими бледную кожу мелкими каплям крови, что вызывало только большей восторг у парня. Счастье просто пылало в нём, а происходящее захватывало дух. Он протянул руку, ловя одну из грозовых волн, которая с болью пронеслась по коже, оставляя глубокие порезы, и рассмеялся. Маленький свет дал невероятную силу. Что же будет, когда на кон встанет достойная жертва? Страшно подумать. Но запретный плод всегда сладок, а демону ничто неважно ради поставленных целей.
Неожиданный вопль заглушил даже водопад, вырывая Вела из его восторженного состояния и заставляя даже вздрогнуть. Появление «кого-то», сиганувшего сверху и рухнувшего камнем в воду, поднимая волну, было столь внезапным, что у демона не успело возникнуть ни страха, ни опасения, ни малейшей мысли о том, что свалилось на его пути и попортило все планы. Парень успел сделать только поворот корпусом, как его лицо и остальные части тела обожгло холодной водой, превращая того в мокрую тряпку. Он отшатнулся, выругнулся, зажмуриваясь, ибо попавшая вода в глаза пронзила их болью, и тут услышал шипящий звук со стороны своего аппарата, который также не остался в стороне от бедствия, отчего его сердце сжалось. Вода закоротила бочонок, сбила энергетическое поле, отчего грозные молнии ярко полыхнули во все стороны с новой силой, разрывая землю, ломая сучья деревьев и прореживая кусты от листвы, а затем вовсе пропали. Рунные камни, словно шарики, с громким хлопками начали лопаться, повреждая коробку аппарата, пока тот вовсе не треснул, оставляя повсюду жалкие остатки, которые даже при богатой фантазии не давали понятия, чем являются, когда они были ещё дееспособны. Из оставшегося хлама вылетел комочек света, медленно возвращающий себе яркий оттенок жизни, и дёрнулся прочь, скрываясь в лучах солнца.
Ещё никогда демон не чувствовал столько боли и отчаяния одновременно, глядя на своё разрушенное творение. Он молчал. Замер в шокированной позе, сжав с силой кулаки, отчего ногти оставляли болезненные следы на ладонях. Сколько времени и труда кануло в пропасть. Сколько сил потрачено зря, чтобы соединить все компоненты и добыть самый главный – живое сердце аппарата. Старания долгих месяцев были разрушены в одно мгновение, одним прыжком и благодаря кому?! Одному тупице, что решил совершить самоубийства, да и то пролетел мимо камней. Что ж, надо было помочь бедолаге, исправить ситуацию…
А вот верному помощнику Вела, его мёртвому псу очень понравилось произошедшее. Он посчитал этой своеобразной игрой и теперь носился радостный по поляне среди обломков, счастливо беззвучно гавкая. Воодушевлённый юмором незнакомца, который разрушил все планы хозяину, кой, по мнению животного, стоял теперь с очень забавной миной, пёс тоже сиганул с разбега в речку, поднимая небольшую, но тоже волну, чьи воды умыли землю от копоти и развалившегося железа, унося мелкие останки прочь, скрывая те под серебристой гладью. Побарахтавшись в сверкающем прохладном потоке, распугивая мелкую рыбёшку, которая недавно ещё стояла в стайке и грелась в лучах солнца, кости поплыли к выползшему на берег «Телу», тяжко дышащему и дрожащему после холодной ванны. Вскарабкавшись на того, пёс потоптался на спине распластавшейся «Звездочки», дружелюбно замахал хвостом, пощёлкивая костлявой челюстью в знак приветствия, но незнакомец не прореагировал. Животное не отчаялось и заводило передними лапами по спине мужчины, словно капая ямку, призывая того играть. Однако в ответ снова не получил никакой реакции и поэтому расстроенный просто расселся на «Теле», жалобно безвкусно поскуливая, обратив свой печальный взгляд пустых глазниц в сторону хозяина, который всё это время метал убийственный взор алых глаз в их сторону. В этот самый миг пёс понял, что скоро запахнет жареным телом, поэтому решил ретироваться в безопасное место, чтобы гнев демона случайно не попал и по нему.
Раздался звериный рык, и птицы, испуганно щебеча, рванули ввысь, торопясь убраться подальше от неведомого дикого зверя. Злость раздирала Вельгельма, вырываясь из его груди хрипящими звуками, эхом теряясь среди деревьев. Тяжёлой поступью демон медленно шёл  к незнакомцу, обнажив со звенящим звуком обоюдоострый меч. От тела парня валил пар. Внутренний огонь кипел в нём, испаряя всю ту воду, что когда-то на нём оказалась. В мыслях он уже разрывал несчастное тело на множество кусков, заливая кровью светлый ручей, кормясь свежей тёплою плотью.
-Ах ты, маленькая тварь, - раздалось ядовитое шипение демона, -ты пожалеешь, что не разбился о камни, раздробив свою безмозглую голову! – он остановился рядом с незнакомцев, направив опасное лезвие к его голове.
-Вставай, ничтожный, и прими свою смерть, как подобает. Я хочу видеть твои глаза полные боли и отчаяния перед тем, как заберу твою гнилую душу! – проревел низким ужасающим голосом демон.

+1

252

В скором времени сознание доктора, помахав на прощание ручкой, решило отправиться в далёкое путешествие в эфирный мир, прочь от земного со всеми его неприятностями, горестями и обидами, и окутало своего хозяина пеленой чёрного тумана, сокрывшего все некогда слышимые звуки и полностью блокировав какие-либо чувства, но всё же в качестве маленького “бонуса” оставив весьма ощутимую пульсирующую боль, мерно распространявшуюся по всему телу. Как причудлив этот свет… Посылая своим покорным слугам порой неодолимые препятствия, он будто ведёт двойную, только ему самому ведомую игру. То он всячески поддерживает тебя, подбадривая, будто вложивший все свои силы тренер, расправляя тем самым крылья гордыни и позволяя покорять самые высокие вершины, которые для многих казались недосягаемыми. И вот, когда ты уже стоишь на золотом пьедестале, ощутив сладкий вкус победы, он неожиданно обнажает свои звериные клыки и с диким гоготом сбрасывает тебя вниз, любуясь неописуемой красотой твоего падения, наполненного крахом, болью, диким отчаянием и унижением. Подобная игра явно забавляла и старушку судьбу, вечно приплетавшую к линии жизни несчастного доктора ядовитую паутину интриг и заговоров. Они с наслаждением наблюдали за его блестящими взлётами, приводящими к сияющей славе, но тотчас пускали в бой других своих верных марионеток, готовых разрушить любую человеческую жизнь и прикрыть её ширмой фальши и позора. Словно в сладость им было наблюдать за отчаянно борющейся фигуркой, возникшей на давно уже расчерченном шахматном поле, которая ну никак не вписывалась во все мыслимые каноны, прописанные силами свыше. Хотя стоило отдать должное этой диковинной пешке, рвущейся в дамки, плюя на неприятности и после очередного падения лишь отряхивающего почти лишенные перьев крылья и гордо шагая вперёд, навстречу очередной поджидающей его пропасти. Но сейчас к их большому сожалению эта ценная и столь забавляющая их чёрствые души фигура вдруг решила поднять в воздух реющий белый флаг и начать копать себе могилу. Но так ли это на самом деле?..
В сознание доктора привёл нагрянувший на его спину своеобразный “вальс” небольшого нечто, явно собирающего разыграть очередную злобную шутку, благодаря которой дикая боль гулким эхом распространилась вдоль всего позвоночника и едва ли не отзывалась тихим звоном во всех уголках весьма чувствительно нервной системы, которая сейчас была готова вопить от испытываемого дикого ужаса, ощущая пришествие настоящего судного дня. Сначала Мальфатто старался особо не придавать значения очередным нелепым и безжалостным выходкам своей пернатой спутницы и лишь выразил своё недовольствие невнятным мычанием, которого должно было хватить для усмирения ворона, но вскоре он в ужасе осознал, что это “нечто” вовсе не является птицей. Наряду с дикой какофонией неприятных ощущений, по всему телу хлынула ледяная волна жуткого страха, по сравнению с которой вода природного бассейна казалась едва ли не кипятком. Если бы не дикая усталость и боль, сковавшие стальными цепями какое-либо физическое восприятие окружающего мира, то он бы уже вскочил как ошпаренный и припустил бы с такой скоростью, что пришпоренный племенной скакун бы просто позавидовал. Ещё большую панику наводило доносящееся откуда-то сзади истеричное карканье Альмы. Смиренно сидевшая до этого времени птица, словно верный пёс ожидавшая пробуждения своего хозяина, на секунду застыла на месте при виде диковинного костяного зверя. Когда-то и ей приходилось видеть подобные вещицы, да только покоящиеся на полочке под тонким стеклянным колпаком и явно не подающих никаких признаков жизни, а уж тем более не норовящих станцевать на ком бы то ни было.
Пока доктор был в отключке, ворон решил сыграть роль верного и доблестного рыцаря, поборов весь страх, пронзивший пернатую душу вплоть до кончиков смолистых перьев. При виде костяного монстра она резко вскочила и приняла боевую стойку, распушив свои перья, в результате чего едва ли не увеличив свои габариты в пару раз, и расправила крылья, грозно клацая клювом. К её удивлению невиданное существо мало того, что не испугалось, так ещё и промчалось словно тайфун, едва не сметя на своём пути достаточно крупное пернатое создание. Всё его внимание было приковано к несчастному человеку, судьбе которого явно бы не позавидовало ни одно находящееся в здравом уме создание. Но вскоре и “тяжёлой артиллерии”, жаждущей уже прихватить наглую собачонку и отправить её в весьма непродолжительный полёт, пришлось признать своё поражение. Появление ещё более загадочного высокого, обладающего блестящей конской гривой и… мокрого объекта заставило Альму ретироваться в ужасе. Всё, что ей оставалось делать, так это просто беспомощно хватать клювом воздух и периодически пронзительно гаркать, словно маленькая собачонка при виде огромного, посаженного на цепь пса. Подобные сигналы о помощи и призвали сознание юноши вновь встать в строй и навести порядок в этом неописуемом хаосе.
Каждый звук в голове доктора раздавался ударом молота по наковальне, но вскоре этому жуткому балагану пришёл конец. Нечеловеческий рёв, будто кинжалом пронзил всю некогда царившую симфонию, прерываемую уже надоедливым гарканьем, что являлась окончательной нотой, завершающей данную прекрасно сыгранную постановку, уже почти отправившую душу и до того напуганного доктора на тот свет. Уловив ещё и тихую поступь дикого зверя, он принялся уже сводить счеты с жизнью. За всё приходится платить, но неужто он стал настолько непригоден судьбе, что его решили просто-напросто подкинуть в качестве закуски какому-то вшивому дикому зверю? Но какого было его удивление, когда звук шагов стих и вместо ожидаемого гортанного рыка раздалась весьма членораздельная человеческая речь, хоть и полная кипящей злобы ядовитой кобры, приготовившейся к прыжку. Пропустив порцию брани от незнакомого субъекта через частички принимающей своё законное место души, доктор нашёл в себе силы недовольно фыркнуть в ответ подлеца, явно возомнившего себя как минимум королём, которому всё дозволено на этом свете. Но оскорблять ни в чём неповинного бедолагу, сорвавшегося с обрыва и пережившего столько мучений? Нет уж, увольте!
Откашливаясь от остатков ещё засевшей где-то глубоко в лёгких воды, Мальфатто аккуратно приподнял голову и механическим нелепым движением протёр запотевшие стёкла маски, дабы лицезреть своего обидчика, хотя в итоге взгляд остановился на направленном в его сторону острие клинка, яростно блеснувшим при свете солнечных лучей, будто подбадривая своего владельца на свершение внепланового преступления. 
-Сеньор, - начал доктор слегка подрагивающим тихим голосом, но вовсе не из-за страха, а из-за невыносимой боли, волной накрывшей всё тело и наступавшей с ещё большей отдачей в области грудной клетки, - Коли Вы собираетесь прервать мою жизнь, то прошу не медлить, а уж тем более не тратить своё время попусту… Я и без того прошёл не через короткий путь унижений и боли, чтобы выслушивать чьи-то гневные беспочвенные речи.
По правде говоря, его уже не столь волновала дальнейшая судьба. Сгинуть здесь без чьей-либо помощи, полностью опустошенным, ни имея ни капли сил на продолжение своего бессмысленного путешествия, или же пасть от руки безумного незнакомца. Какая разница? Хотя, последний пункт мог отклонить маршрут бедолаги от проклятого проложенного пути и наконец-то отправить его на покой, несмотря на вскрикивания ожившей пернатой статуи, отстранившей охватившей её некогда страх и принявшуюся рьяно дергать своего хозяина за рукав плаща.

+1

253

Клинок висел в опасной близости от странного птицеподобного лица незнакомца и не двигался. Лезвие недовольно гудело, уже предвкушая ванны крови и фонтаны, бьющие в разные стороны, придавая окрестностям ярких цветов, окрасив их огненным алым, но хозяин не спешил порешить наглого незнакомца. Слова жертвы заставили задуматься демона. Его гнев сменился секундами непонимающего удивления, хотя в груди ещё колотила ненависть, перекрикивая даже сердце и бросая тело в безумную дрожь. Вельгельм перелистывал мысли в голове, пробуя ответ незнакомца на вкус, беззвучно шевеля губами, как бы повторяя некогда сказанное. Это одновременно было слишком дерзко и глупо в такой щепетильной ситуации, но с другой стороны «наглость – второе счастье» и, возможно, даже столь безрассудная храбрость могла принести пользу. По крайнее мере так он смог охладить пыл демона и дал возможность по-другому взглянуть на его внезапное разгромное появление.
Хотелось безумно пырнуть мечом это бесстыжее двуногое существо, но что-то останавливало парня, заставляя поднятое остриё в нерешительности покачиваться. От незнакомца исходил странный аромат. Нет, не запах. Его аура, энергия отличалась от той, что парила вокруг, населяла их мир. Он бесспорно был обычный человек, по меньшей мере Вел не чувствовал опасности и силы, которая могла потягаться с его, но, возможно,  чуйка подводила, и этот некто очень хорошо скрывал своё истинное лицо за никчёмной жалкой оболочкой, которая, в свою очередь, была в новинку для представителя разрушающей расы. Это ещё больше подкупало демонического исследователя, ведь в его захапущих руках и запылённой лаборатории ещё не было ничего подобного.
Столь чудная и подозрительная манера общения тоже застала седоволосого врасплох, ибо ещё никогда жертва сама не соглашалась со своей кончиной, приняв волю судьбы без всякого страха. Обычно всё заканчивалось криками и игрой в бессмысленные догонялки, пока либо Велу не надоедало следовать за несчастным, наблюдая за его жалкими потугами схватиться за ускользающую нить жизни, либо сам потерпевший случайно не срывался с пропасти в момент паники, позабыв дорогу, али вообще не получал разрыв сердца от столь внезапного рогатого подарка на своей тропе, дышащего огнём и желающего отведать свежей плоти, запив всё это дело невинной душой. Порой очень весело наблюдать, как мышка пытается убежать от кошки в замкнутом пространстве, стучась в непробиваемые стены, даже не замечая, как острые коготки хищника держат её за хвост, предрешив её дальнейший путь. Что же сейчас? Все карты на столе открыты, руки демона развязаны и никакого сопротивления. Не нужны никакие ловушки, мышеловки и глухие стены. Не надо никого преследовать и загонять в угол. Бери, режь и наслаждайся, упивайся столько хочешь болью и кровью незнакомца. Он сам стоит над пропастью, раскинув руки, и ждёт, когда тяжёлый сапог столкнёт его вниз в объятия острой мёртвой тьмы. Как-то даже неинтересненько… Как-то даже обидненько, знаете ли вы. Хочется же размазать его голову об камни, а рука не поднимается просто по тому, что это слишком просто и слишком обыденно. Это задело самый глубокие чувства демона, взрывая ещё большой вулкан гнева в нём, а всё равно фигушки, один взмах мечом не дал бы того спокойствие и умиротворение и не вернул бы многомесячные труды в дееспособное состояние.
Меч снова зазвенел на этот раз, входя в ножны. Демон зарычал что-то на своём, явно ругаясь про то, что за день его планы рушатся уже второй раз и вновь по вине этого тупицы, который сам того не зная, спас себе жизнь своей невероятной удачливостью и везением, заимев расположение Вельгельма только потому, что его натура любила всё новое и таинственное, а самое главное неизученное. Отдавать столь ценный товар земле было бы очень неразумно, как если бы показывать найденную золотую шахту всем алчным проходимцам.
Голос демона снова обрушился на незнакомца, хотя в этот раз более спокойный, но всё с теми же шипящими ядовитыми отголосками, показывающий всё презрение, которое испытывал седоволосый парень к мокрому птицеподобному существу:
-Твоя мука будет куда длиннее. Я буду высасывать твой жизненный сок по капле, пока твое тело не превратиться в половую тряпку! Ты будешь голыми руками копать себе могилу, осознавая своё пустое существование. Твоя душа послужит мне подарком, хотя и не утешит боль от причинённого тобой вреда.
Демон опустился на одно колено перед незнакомцем и, схватив за стальной клюв, притянул того поближе, всматриваясь в стеклянные глаза, которые лишь отражали его самого. Это была лишь картинка, поверхностная оболочка, скрывающая истинное лицо, которое Вел жаждал увидеть.
-Покажись, трус! – седоволосый дёрнул за маску, которая плотно прилипла к лицу незнакомца и была готова сняться только, видимо, с кожей.

0

254

Лесная дорога--->

Водопад был шикарен, так же как большое озеро, в которое он изливался. Лан чуть ли не по пластунски, ежесекундно осматривая местность на предмет хищников и подозрительных людей, приблизился к воде и со вздохом облегчения сунул голову в ледяную воду. Стало легче, но он так и не придумал, что делать дальше. Было жарко и Лан решил искупаться. Залез в воду он прямо в одежде - так поступить он решил из соображений безопасности, потому что если кто-нибудь решит нагрянуть сюда, то одеваться будет решительно некогда, а одежда высохнет на таком климате за полчаса.
Однако именно в воде Лис понял, что одежда тянет его на дно, и не столько одежда, сколько некие штуковины, прицепленные к его поясу. Выйдя на берег и поливая молодую траву струйками стекающей с одежды воды, Лис осмотрел свое одеяние. К поясу были приторочены три коротние, узкие трубки из серебристой полированной стали, одна из которых оканчивалась чем то вроде массивного набалдашника из того же материала. Другой же конец был заострен, более того, на нем были три маленьких, но очень острых лезвия. Лан, повинуясь какому-то смутному чувству, вставил один конец трубки в другой и они защелкнулись с мелодичным металлическим звоном - то же самое произошло с третьей трубкой.
В конце концов Лан держал в руках некое орудие для прокола чего-то толстого и органического. Он обхватил штуковину двумя руками и сделал колющее движение вперед. Руки словно знали что делать. удар был настолько технически чистым, что Лан был уверен, что попадись на пути этого жутковатого инструмента свинья или корова, он бы пропорол насквозь и то и другое. В его голове словно засияло солнце, озарив мутное сознание светом, но лишь на пару секунд.
- Троакар... - ошеломленно произнес Лан. - Это называется троакар. Только вот для чего он предназначается..?
Для чего служит эта штука Лан так и не смог вспомнить, но на ее поверхности были символы и он легко прочитал их.
"Инсудшуб". Изделие 19. 95Х25". Лан понятия не имел, что все это значит, но теперь, хотя бы у него было чем отбиться от предпологаемых врагов. Подумав еще немного, он стал искать путь на более-менее высокую гору и найдя его, осмотрелся. Внизу, на берегу моря простирался большой город. "Делать нечего" - вздохнул про себя Лан и направился по тропинке вниз.   

--> Рузьян--> Улицы Рузьяна

Отредактировано Лан (10-12-2014 20:22:36)

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Рузьянские леса » Водопад