http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Сарамвей » Улицы города


Улицы города

Сообщений 51 страница 75 из 75

1

Отстроенный вокруг оазиса, Сарамвей всегда был и остаётся перевалочным пунктом.
Поразительное смешение архитектур различных народов подарило этому месту неповторимый облик.

http://www.ff-xiii.net/images/media/5043f941_Lightning-Returns-Street-Artwork.png


На улицах города вы можете встретить торговцев и наёмников, происходящих из самых разных мест: от диковатых и охочих до сокровищ эльфов до скупых и немногословных людей, от жизнерадостных и хитроумных пустынников до алчных и деловитых гномов, от суровых воительниц-амазонок до не менее суровых гостей с далёкого севера.
В городе вы сможете найти две таверны: "Говорящая виверна" и "Лосось с Дюны", где можно поесть и снять комнату. При желании поторговать вы можете посетить Открытый Рынок, либо зайти в "Лавку Волшебных Вещей Урфина и Раббэка". Последний - это ворчливый гном-торговец, становящийся шёлковым, если показать, что у вас действительность есть деньги. В случае, если монета тяготит вам карман, стоит заглянуть в игорный дом "Золотой Верблюд", и пусть вас не смущает, что в качестве вышибал там стоят воительницы из городской стражи. Как поговаривают местные, "так порядку больше".
Если вы вздумаете помыться, воспользуйтесь оазисом. Местные спустят с вас три шкуры, если кто-то заподозрит вас за попыткой справить в нём нужду. Мыться можно как в одежде, не запылённой пустыней, так и без. В силу преимущественно женского контингента стражи, в последнем случае девушки - особенно симпатичные - рискуют отхватить за нарушение общественного порядка, в то время как остальным это грозит едва ли.
В небольшом башеннообразном храме Отец Симеон (человек светлый маг/ментальный маг) и Сестра Флавис (вивенди светлый маг/маг воды) готовы оказать посильные услуги целителей тел и душ. Если вам нужды более откровенные услуги для восстановления, рекомендуем посетить замаскированный под дом отдыха бордель "Свежесть и Здравие", и пусть местные цены вас не пугают: хороший массаж, лечебная грязь и горячий тонизирующий чай пойдут вам только на пользу.
В здании ратуши вы можете найти администрацию, которая, впрочем, готова работать с гостями города только утром и вечером. Кондотьерша Оливия не принимает никого - она из тех, с кем лучше не встречаться никогда. Однако в случае необходимости каждый офицер стражи знает, где её найти в любой момент времени.
Счастливого вам пребывания в нашей городе и хорошей торговли!

(Для того, чтобы отыгрывать события, происходящие внутри какого-либо помещения, вы можете создать тему и задать помещение и обслугу на свой вкус и цвет. Постарайтесь не злоупотреблять бывшими искателями приключений в качестве торговцев, барменов и пр. Хорошего в меру)

+1

51

- Хорошая ночь для прогулки.- Незнакомец заговорил сразу, как Тари приблизилась на достаточное расстояние, что бы можно было вести тихую беседу.
«До боли знакомый голос» -с этими мыслями Лиса вновь посмотрела на незнакомца, но тот быстро накинул капюшон, скрываясь теперь не только за темнотой. Это заставила напрячься девушку и одарить путника прищуром в глазах.
«Кого же он мне напоминает?» -долгие всматривания в темноту под капюшоном не увенчались результатом.  На свой страх и риск рыжая села рядом с незнакомцем, но дальше, чем тот предлагал. Все же хоть какое-никакое, но чувство самосохранения срабатывало. Рука Тарали под плащом легла на рукоять одного из кинжалов, а вторая убрала с лица непослушную прядь волос. И не потому, что она мешалась, а с целью не накалять ситуацию, отводя глаза от подозрительности ситуации.
-Да, вы правы, хорошая ночь. – Она не сводила с незнакомца глаз, стараясь быть готовой ко всему, что он может устроить. Но мало ли какую злую шутку сыграет с нее ее воображение после такого сильного недосыпа.
«Нет, я точно его знаю, я слышала этот голос, я видела где-то раньше. Думай, рыжая, включай мозги.»
-Хотя признаюсь, я видела ночи и красивее. Причем не так и давно. – После короткой паузы продолжила девушка, одарив незнакомца очередным оценивающим взглядом. Маленькая догадка все же закралась в сознании, надо было лишь проверить ее. Если нет, то нет, но тогда и сомнений будет меньше.
Воздух стал холоднее и девушка начала откровенно замерзать. Изредка ее колотило от холода, но руку с рукояти кинжала она не убирала на всякий случай. Второй же рукой девушка теперь плотнее куталась в плащ, иногда дыша на нее  теплом изо рта. Магию применять она не хотела.

Отредактировано Тарали Феалоте (11-06-2015 03:22:37)

0

52

Тари, чёрт побери, Тари, она здесь и рядом.
Викстра снова сжал кулон, слабая улыбка обнажала клыки. Но он не спешил, девушка сэкономила его время.
Возможно от скуки, да, от скуки, она не иссскала меня. Глупо полагать что она вообще думала о нассс, с той ночи. Да, ты видела ночи красссивее этой.
Мужчина поёжился, холод ночи в пустыне, был знаком ему. Он слышал как девушка постукивает зубами от холода, но её упорство и любопытство не отпускает её, Лиса по прежнему была рядом напряжённо всматриваясь в него. Викстра ощущал это кожей.
- Любите звёзды?
Викстра посмотрел на полыхающий вверху купол, видимость звёзд была отвратной.
Из сумки на земле он извлёк дорожный плащ, он не был новым, но был тёплым, его он положил рядом с девушкой, без слов, не поворачиваясь к ней.
Тщательно подбирая слова он продолжил:
- Я тоже их полюбил, раньше они только горели над головой, а теперь, теперь в этом холодном с...свете что-то далёкое и родное. Каждый раз когда вижу их проклинаю глупость которую с...совершил. Но боги дали мне ещё один шанс.
Мужчина выдохнул, он сорвал с шеи шнурок и на вытянутой руке показал девушке медальон.
- Захочешь ли ты видеть его с...снова? Например, если он понял свою ошибку?

Отредактировано Викстра Та'Шен (11-06-2015 00:36:19)

+1

53

-Любите звёзды? - с одной стороны вопрос был предсказуем, а с другой он прозвучал неожиданно для Тари. Совсем недавно ей задавали уже этот вопрос. Тогда он приносил спокойствие, которое пришло и сейчас. Девушка отпустила рукоять кинжала.
-Люблю, очень. С недавних пор полюбила сильнее. -  Не соврав ни слова произнесла девушка, пытаясь разглядеть сквозь купол хоть одну звезду, но тщетно.
«Но какие тут могут быть звезды? Их лишь по памяти теперь выдумывать. Вспоминать…» -В этот момент девушку осенило, она еле слышно охнула и перевела широко распахнутый взгляд на незнакомца.
«Не может быть» -Лиса тяжело сглотнула, продолжая наблюдать почти не моргая. В это время путник достал что-то из сумки. Тарали было не важно что, она просто этого не замечала, потому как все внимание было приковано к темному пятну, что создавал капюшон мужчины.
- Я тоже их полюбил, раньше они только горели над головой, а теперь, теперь в этом холодном с...свете что-то далёкое и родное. – этот голос, эти воспоминания. Теперь девушка была больше уверенна, что не ошибается. Но это казалась таким нереальным.
-Каждый раз когда вижу их проклинаю глупость которую с...совершил. Но боги дали мне ещё один шанс. – рука рыжей потянулась к незнакомцу, который сидел низко опустив голову. Она хотела содрать этот чертов капюшон и убедиться собственными глазами, что это он, Алый.
«Но ты же остался там. Как, как ты меня нашел?» - на глазах появились слезы. Девушка и не знала, что это за эмоция. Счастье? Шок? Беззвучный плачь выделял сильнее слезы, заставляя их срываться вниз под собственной тяжестью. Тарали уверенна, что это он, несмотря на то, что манера речи изменилась, пропали растянутые шипящие. Наверное, это для маскировки, но это точно он.
Когда Феалоте хотела было уже сорвать этот чертов капюшон, путник протянул перед собой руку, в которой лежала маленькая статуэтка-лиса.
- Захочешь ли ты видеть его с...снова? Например, если он понял свою ошибку? – единственное, что смогла сделать Тари, так это выдавить его имя, за которым последовал короткий шокированный смешок и кинуться Викстре на шею, прижимаясь к нему так, словно иначе он растворится в этом пустынном остывающем воздухе.
Лиса не сразу смогла уговорить себя ослабить хватку. Девушка сняла с него, наконец, этот ненужный кусок ткани, называемым капюшоном. Зеленым глазам открылись знакомые черты лица, вызывая у рыжеволосой неподдельную улыбку поверх всех остальных эмоций.  Да, она рада его видеть, кто бы знал на сколько.

Отредактировано Тарали Феалоте (11-06-2015 03:27:57)

+1

54

Что теперь? Она прогонит меня, или нет. Теперь это только ей решать, может она одумаласссь и уже не считает затею быть вместе с наёмным убийцей хорошей?
Многих сил стоило для тифлинга не посмотреть на неё, да, это лицо он представлял бесконечное количество раз, когда вспоминал о ней.
Девушка посмеялась, эта секунда родила в его сознании самые ужасные мысли, но после этого она бросилась к нему, повалив на землю.
Она снова и снова приводила его в замешательство, как и тогда. С ней не было скучно, то что надо, для заскучавшего от жизни сына демона.
Он тоже поддался этим эмоциям, прижав её голову к своей груди, взяв прядь её волос, он вдохнул их запах. Реальность прекратила своё существование с одним его вдохом.
- Тари, я говорил тебе, от меня бесссполезно убегать? Я нашёл тебя, Тари.
Пальцами он вытирал её влажные глаза, наблюдая за её живыми эмоциями.
Он не хотел портить момент вопросами, вроде, ждала ли она, скучала, просто это было и так видно. Зачем спрашивать очевидное. Вместо этого он сильнее обхватил руками её бёдра прижимая к себе.
- На этот раз не отпущу.
Викстра улыбнулся, показывая острые клыки.

Отредактировано Викстра Та'Шен (11-06-2015 16:57:41)

0

55

Алый вытирал слезы рыжей девушке, наблюдая за палитрой ее эмоций. Пальцы Тарали в это время блуждали по его щекам, подбородку, волосам, словно в них был спрятан подвох, коего не оказалось.
- Тари, я говорил тебе, от меня бесссполезно убегать? Я нашёл тебя, Тари. – девушку по-прежнему слегка колотило, но теперь меньше, потому как Викстра согревал ее в объятиях. Слух ласкали так полюбившиеся шипящие ноты в речи красноколосого, от чего девушка слегка щурилась, не теряя улыбки.
-Нашел – Шепотом подтвердила Тарали, перебирая его волосы и заглядывая в глубь алых глаз. Казалось, что она уже забыла про сон и усталость, забыла про то, что ее ждет Актория. Но нет, девушка отлично все помнила, не смотря на тягучую сладость момента, просто пока что это немного сдвинулось, открывая дорогу новым мыслям и желаниям.
- На этот раз не отпущу. – с этими словами мужчина лишь сильнее прижал к себе девушку и показал свою дерзкую улыбку, что так нравилась Лисе.
-Не отпускай- вновь прозвучало согласие рыжеволосой, после чего она не удержалась и поцеловала тифлинга. После разлуки и вплоть до этого момента она желала вновь коснуться его, заглянуть в эти незабываемые глаза, что сейчас тепло смотрели на нее. Это было возможно лишь во снах, что посещали рыжеволосую каждую ночь. Сладкие сны о нем, которые дарили наслаждение и боль одновременно. Руки девушки зарылись в волосы Викстры, а поцелуй прервался для того, чтобы снова посмотреть на него слегка отдалившись. Она хотела спросить про то, почему он начал искать ее, как он ее нашел, как он преодолел эту чертову бурю, но решила отложить это на более удобный момент.
-Я скучала по твоей чертовски хитрой улыбке, Алый – это было сказано с удовольствием и с насмешкой, два в одном. – Показывай ее мне чаще, договорились? - В глазах застыл хитрый прищур, который был нацелен метко на мужчину и не сходил ни на миг.
-Как ты смотришь на то, чтобы убраться отсюда? – сказала она, поежившись от назойливого ощущения холода на спине. –Звезд отсюда не все-равно не видно. – Взгляд взметнулся вверх, коротко изучая купол. Увы, там ничего не изменилось. –Тем более меня ждет подруга, я обещала ей, что скоро приду. – На полном серьезе сообщила Тари, смотря уже без улыбки с вопросительным выражением лица.

+1

56

Да, теперь по мнению тифлинга, жизнь приобретала новые краски и смысл, раз она тоже скучала, то он верил что сможет загладить свою вину, и сказать ей о том что на самом деле думает. Однако время и место он считал не подходящим. Поцелуй вышел сладким, впрочем как и всегда, её губы были изысканным десертом, от которого трудно оторваться.
-Я скучала по твоей чертовски хитрой улыбке, Алый. Показывай ее мне чаще, договорились?
- Да, я постараюсь, если только не напугаю народ.
Мужчина снова сжал её в объятиях и отстранился, помогая ей встать.
-Как ты смотришь на то, чтобы убраться отсюда? Звезд отсюда не все-равно не видно. Тем более меня ждет подруга, я обещала ей, что скоро приду.
Викстра проследил за её взглядом, - дейссствительно звёзд нет.
- Хорошо, есссли я не помешаю вам, то я готов познакомится даже ссс твой матушкой, если ты этого захочешь.
Мужчина шутливо отвесил поклон, у него был повод для радости и дурачеств, рядом с ней маска его суровости незаметно для него стиралась.
Предложив ей локоть, он забрал с земли сумки, предлагая девушке вести его куда той нужно.

+1

57

-Что? Напугаешь? – смех не заставил себя ждать. -Это их проблемы. –говоря это рыжая махнула рукой, словно отмахивалась от чего-то надоедливого, при этом она морщила нос. –Тем более мне почти плевать что они там подумают. Я вижу большинство из них в первый и в последний раз. –это была сказано шепотом прям на ухо тифлингу, чтобы не привлекать лишнего внимания тех, кто нечаянно мог оказаться рядом.
Девушка снова поежилась от холода. Странно, что Алый даже не заметил того, что Тари не использует свою магию, чтоб согреться. Она просто не хотела пока привлекать внимание. Да к тому же после той таверны… она старалась не использовать огонь. И вновь воспоминания заставили девушку утонуть в себе, забыв про все вокруг. В который раз знакомый голос вырвал ее из мира размышлений, что было скорее хорошо, чем плохо.
-Матушкой – повторила она эхом, резко остановившись, как вкопанная на месте. Взгляд метнулся на красноволосого.   
«Да он не знает же, точно. Сказать? Нет, не к чему» -на лице появилась натянутая улыбка, которая плохо скрывала печаль, а в голове крутился образ, что был известен лишь со слов и изображений в доме. Либо художник был мастером, либо графиня Феалоте была потрясающе красивой женщиной, чью красоту переняла Тарали.
-Знаешь, есть одно «но» - она решила резко перевести тему. –Я предлагаю не выдавать того, что я и ты… что мы. –девушка замялась, не зная, как подобрать нужные слова и какие из них верно донесут смысл ситуации.
-Понимаешь… - короткая пауза вновь была нарушена – Моя подруга.. она.. Она лишилась любимого человека. – наверное такое слово было вернее всего, потому что Тари не знала, как описать то исчезновение, что было у нее на глазах. Тем более последующая реакция Актории все объяснила без лишних слов.
-В любом случае есть 2 варианта: Либо промолчать, потому как ей не легко. Либо сказать в лоб, но не реагировать на дальнейшие ситуации, потому что я не знаю, что она может сказать или натворить. – Она положила ладони алому на щеки и заглянула ему в глаза, выискивая в них понимание. Возникла пауза вечерней тишины благодаря поцелую.
-Все что нужно-это сделать выбор. Викстра, прошу, либо молчание, либо терпение, много терпения. Я не хочу терять ни тебя ни ее. – в глазах рыжеволосой была тревога и мольба. После этих слов она резко развернулась и направилась в сторону дома, где должна была находиться охотница.
>>>>Сарамвей. Загадочный дом.

+1

58

Живая улыбка девушки вызывала ответный оскал на губах тифлинга. Ему тоже было плевать на всех, когда рядом была она. Горячий шёпот опалял ухо, Тари наверное догадывалась, что её дыхание действует на мужчину отупляюще, но не останавливалась. Это и злило и радовало Алого хищника одновременно.
-Матушкой...
На минуту Викстра понял что сказал лишнее, улыбка Тари померкла, она мыслями была в другом месте или времени. А это могло значить, что-то.
Либо отношение с матерью плохие, либо её больше нет. И если её нет, то я поступил как дурак, напомнив ей о ране. Лучше бы они были просто в ссоре.
–Я предлагаю не выдавать того, что я и ты… что мы.
- Что мы вместе.
Дополнил её мысль сухим холодным тоном тифлинг.
Он догадывался, что она не одна, но ломать комедию перед другим мужиком, он не собирался. Он напряжённо остановился, и желваки ходили на его лице мощно.
– Моя подруга.. она.. Она лишилась любимого человека.
Подруга? Вот чёрт, я придумал лишнего.
Его взгляд смягчился, и её руки на его лице, сразу настроили его на мирный лад, он был готов слушать её. Особенно когда её губы так близко.
Молчать? Если она скажет я замолчу. Но подруга же не слепая. Будет сложно сдержать порывы, но я смогу.
- Я буду молчать если хочешь. Но и ты, не дыши мне в ухо, вот так - мужчина приблизился к её уху лаская раздвоенным языком мочку,- и не соблазняй меня своим видом. - Он состроил клыкастую улыбку, подмигивая девушке.
- Хотя, даже если завернуть тебя в ковёр, ты всё равно будешь самый прекрасный и желанный ковёр в всём Альмарене.
Дальше он шёл без споров и разговоров, время от-времени прижимая её к себе, чтобы согреть и не потерять в темноте улиц.
>>>>Сарамвей. Загадочный дом.

Отредактировано Викстра Та'Шен (07-07-2015 13:06:20)

+1

59

Наверное, я никогда не доживу до того момента, когда нижний город окончательно сгинет в песках. - пронеслось в голове у странника еще не подлете к городу. Лавируя меж редких облаков, он не столько пытался скрыть свое присутствие, сколько охладиться. Солнце... если и где-то его восхваляли, то тут оно превращалось в палящее проклятие, нависающие над всеми живыми существами. Авгур  не особо любил эти места, и как закончит тут, пройдет не одно столетие прежде чем он вернется сюда.
Началось все, разумеется, с историй. Путники рассказывают свои похождения друг другу. Торговцы передают информацию, барды подслушивают и преумножают, и немногочисленные военные формирования передают лишь сухую сводку, из которой мало что можно понять. Но было ясно одно - источником у возникшего слуха был Сарамвей, город-оазис, который, по мнению айрес, был городом лишь номинально - несколько групп гвардии, наемников, торговцев, предпринимателей, построивших для собственного удобства здания никак не могли являться городом в привычном понимании. И тот факт, что Сарамвей до сих пор существует, обрел иерархию и предпринимает попытки разрастись, несмотря на враждебную среду - сродни чуду.
История же эта имеет прямое отношение к этому месту. Говорят, несколько лет назад начались песчаные бури невиданных масштабов, бушующие в городе несколько часов, а в особых случаях - и до суток. Но не необычная каверза стихии привлекла внимание Авгура, как череда "случайных" событий, происходящих только во время бурь. Кражи, убийства, пропажи людей - все эти случаи объединяет одно - каждое из них происходило в момент бури, которая исчезала вскоре после совершения преступления. И каждый раз после подобных событий происходили кадровые перестановки в администрации.
Интересно? Возможно не так, как хотелось бы, но прошло слишком много времени с момента пребывания Авгура в этих землях, а айрэс привык к возможным запасным планам, включавшим в себя поддержку местных сил правопорядка. Возможно, стоило провести небольшую разведку. Если же слухи правдивы и тут действительно обитает некий "Песчаный демон", то он послужит очередной ступенькой для развития собственных сил и способностей. Если же нет... тут обитает много темных сил, можно будет выплеснуть всю досаду на них.
Вылетев из облака, Авгур спикировал на одно из зданий, привлекая внимание одной пожилой женщины, собиравшей белье. Взмах массивных крыльев разбросал ее вычищенное исподнее по всей улице, но она была слишком удивлена увиденным, чтобы хоть как-то реагировать. Воитель же, не теряя времени, спустился вниз по желтой каменной лестнице, "складывая" свои крылья. Пепельно-белые перья осыпались с каждым шагом, а их зарастание и сокрытие причиняло жгучую острую боль. Такова цена за использование узких дверных проемов и прогулок в толпе людей. Из здания Авгур вышел уже без крыльев, только в броне, уже успевшей высохнуть под лучами солнца.
Начнем поиски

+1

60

Сарамвей все также был полон жизни и пестрил красками, как и столетия назад. Бродя по узким улицам, не проходило и десяти минут, чтобы не столкнутся плечом с шагающим наемником, подбрасывающим в руках кошель с деньгами, или с простым горожанином, который слишком долго пялился на необычного бледного гостя. Айрес в этих местах - не частые гости, и было понятно, почему. Сделанная на заказ сеть рун, показывающая аномалии в ауре, пестрила выводила на правый глаз столько информации, что Авгуру пришлось прикрыть его. Не могло быть так, чтобы тут были только одни темные существа, однако по какой-то странной причине каждый четвертый человек(?) использовал какую-нибудь магию или артефакт для сокрытия своей истинной натуры. И каждый из них, без сомнения, чувствовал потомка войск Имира.
Не взирая на появление чужака, жизнь тут протекала как обычно, шумно и диким задором, готовым превратится в кровопролитие. Которое вполне могло осуществится в ближайшие минуты. Авгур услышал лязг стали, означавший одно - скрестили мечи, и происходил этот бой как раз неподалеку. Начав расталкивать окружающий, айрес направился на шум боя, чтобы понять, что случилось и, по возможности, узнать причины конфликта.
Картина, представшая ему, была довольно необычной. Да, сражались два война, но другой шум, полный оскорблений и угроз, доносился с людей, который стояли поодаль от бойцов. Укутанные в пестрые балахоны, двое мужчин стояли друг напротив друга в импровизированном кругу из толпы, которой стало интересно происходящее. Два война, которые один раз уже скрестили мечи, отошли к своим господам, которые, похоже, и затеяли этот спор.
- Признай же, Мапкх, сын ты шелудивого ишака, что все это ты подстроил! - кричал мужчина в бордовых цветах. Он был тучным, и даже свободные балахоны, используемые для сокрытия своей фигуры, не справляли со всей... состоятельностью кричащего, тюрбан которого наклонился набок, раскрывая блестящую от пота плешь.
Второй оппонент, обернутый в бело-золотой балахон, молча стоял, все время смотря в сторону своего бойца, который через секунду сделал шаг вперед.
- Мой начальник... ох, прощу прощения, господин абсолютно уверен, что это он являлся свидетелем пылкого совокупления вашей матери с... чумовым ослом, в результате которого родились вы. Только так можно объяснить вашу наглую...
-Заткнись! - прокричал толстяк. - Заткнись, тебе говорю! Кревен, я хочу сделать кубок из головы этого ублюдка!
Светловолосый наемник, все это время простоявший с расслабленной улыбкой, сделал шаг вперед, взмахнув медного цвета клинком. Другой наемник, похожий как две капли воды на своего противника, встал в защитную стойку, одновременно с этим приближаясь к мужчине.
- Плевая работа, он говорил, - бурчал второй наемник, смотря на Кревена. - они друзья, он говорил. Как я приду на могилу нашей матери, если обезглавлю брата...
- Ты мне никогда не нравился, Бавир.
Наемники и по совместительству братья вновь скрестили мечи, поднимая в воздух золотистый песок при каждом пируете. Но не бойцы привлекли внимание авгура. Существо в белоснежных одеждах явно не выглядело как человек, и его аура была искажена. И он определенно владел ментальной магией, если верить увиденному. И, что дополняло все сомнения воина, так это то, что неизвестный был осведомлен о присутствии айрес и смотрел на него немигающими черными глазами. Он не пытался проникнуть в разум Авгура, но это не мешало мечекрылу чувствовать его присутствие, будто тот находился за его спиной.
- Беда, так скоро все начнут вспоминать давние обиды и браться за мечи - лишь по одному голосу можно было понять, насколько был уставшим человек, произнеся эти слова. Встав рядом с айрес, темноволосый мужчина поправил очки, смотря за поединком.
- Гвардия занята в нижнем городе, так что никто их не разнимет. - вновь обратив на себя внимание проговорил мужчина. Он не смотрел на Авгура, но последний был готов поклясться, что мужчина говорил с ним. - Они хорошие люди, просто устали. Если бы кто-то нашелся...
Понятно, к чему тот вел. Раздраженно выдохнув, Авгур направился в бойцам, закрепив на левой руке щит по-удобнее.
- Кров - проговорил айрес, направившись вперед, мысленно творя простейшее заклинание воздуха. Даже без крыльев он будет быстрее и с куда большим успехом пройдет сквозь толпу, уже начавшую делать ставки. Желаемого результата их игра все равно не даст - стоило только возникнуть впереди свободному пространству, как Авгур рванул вперед, вставая между двумя бойцами. Меч первого он заблокировал щитом, и, достав свое основное оружие, отбил атаку второго. Внезапность сыграла свое, и прежде чем один наемник успел среагировать, айрес ударил по лицу щитом. Бавир(Кревен?) упал на землю, выронив оружие, и его соперник от неожиданности быстро отскочил назад, держа меч в защитной стойке. Он не ожидал другого врага кроме своего брата.
- Цирк окончен. - проговорил Авгур достаточно громко, чтобы его слышала толпа. - Расходитесь.
Чтож, теперь если и была возможность скрытно путешествовать по городу, теперь ее не было. Но требование возымело успехи: разочарованная таким исходом толпа побрела по своим делам, и даже тучный торговец, бурча ругательства под нос, пошел к себе, жестом приказав наемнику следовать за ним. И лишь мужчина в белой мантии и очках остался на улице, даря Авгуру слабую улыбку.
- Значит, с меня кров, верно?

+1

61

-Далеко же залетел ты, айрес... - проговорил незнакомец, ведя за собой Авгура, приковывавшего к себе все больше и больше внимания. Если раньше на него смотрели с определенным интересом, рассуждая о том, действительно ли пришедший был из расы крылатых воителей, то сейчас в этом не осталось никаких сомнений. Как и в том, каково отношение стало у горожан к воину. Все его избегали, прятали свои глаза, думая, что это отвадит их от того, чье предназначение - уничтожать зло в любых его проявлениях. И, разумеется, даже те, кто ауру свою до этого не скрывал, стали использовать защитные амулеты. Хотя занятие это было в лучшем случае бессмысленным - скрывавшие свою ауру и без всякой защиты выдавали себя, при виде Авгура стараясь забежать в здание или уйти на другую улицу. Немногие могли позволить себе держатся достойно, что не могло не вызвать толику уважения к местным.
- Прошу простить за произошедшее ранее, события последних недель... утомительны - от созерцания дышащих жизнью улиц айрес отвлек мужчина, сопровождавший все это время. Он был одет в белый балахон на несколько размеров больше его самого, отчего она выглядела мешковатой, а подол собирал уличную пыль.
- Мое имя Симеон. Еще есть местный титул, но опустим его.. - Он слегка улыбнулся, проведя рукой по ухоженной бороде, после чего указал в направлении лестницы, ведущей к одиноко стоящей башне, вокруг которой, что удивительно, не было построено больше никаких зданий. Одинокое здание находилось на небольшой высоте по сравнению с остальным районом, и жители, проходя рядом, постоянно на секунду обращали внимание на это строение. Лишь единицы шли непосредственно к башне, и среди них пока не было ни одного, кто бы скрывал свою ауру.
Поднявшись по лестнице, Авгур быстро сообразил, почему вокруг больше ничего не было построено - все из-за сада, что обернул полукругом башню. Беглый взгляд на них быстро выявил лекарственные растение, которые росли и другом климате, а предназначение многих других и вовсе оставалось загадкой.
- Так ты лекарь, Симеон? - поинтересовался Айрес, стоя чуть позади собеседника, открывавшего двери в башню.
- О, да я так, грядки полоть помогаю - усмехнулся мужчина, отмахнувшись от вопроса, но его аура говорила сама за него. Это был хороший человек, и показная скромность этого не скроет.
- Флавис! - выкрикнул Симеон, едва перейдя через порог. - Сестра, вы здесь?
Ответом был лишь сквозняк прохладного воздуха, приятно охладивший лицо Мечекрыла, стоявшего на пороге, пока Симеон жестом не пригласит его внутрь.
- Похоже, сестра Флавис сегодня будет не с нами. - улыбнулся Симеон, приглашая воина сесть в одно из кресел, что находилось выше по винтовой лестнице. Их "дом", если можно так выразиться, был наполовину госпиталем - первый этаж был оборудован таким образом, чтобы была возможность принести тяжелораненого человека без необходимости поднимать того выше. Алхимические ингредиенты, настойки с лечебными травами, даже инструменты для хирургии - с помощью магии в этом небольшом помещении можно было спасти почти любого без необходимости куда-то его перемещать. Зато этажом выше уже была уютная гостиная, свет в которой поддерживали лишь свечи и маленький волшебный камин. Дымохода тут не было, да и тепла от тусклого пламени не чувствовалось, так что он выполнял одну-единственную задачу - вызывал эстетическое наслаждение.
- Думаю, вы не настолько толстокожи, как местные драконы, чтобы не чувствовать измождения от жары. - проговорил целитель, протянув чашку чая Авгуру. Кружка на ощупь была холодной, как и чай внутри. При этом он оказался неожиданно вкусным. Симеон сделал пару глотков, как сел в кресло.
-Это может быть смешно, подавляющее большинство приходящих просят лекарство от солнечных ударов. Одно это способно обогатить, знаете ли. - усмехнулся маг, но соучастия от айрес дождаться не получилось. Сделав еще пару глотков, он с серьезным лицом обратился к своему гостю.
- Полагаю, вы слышали слухи, верно? О песчаных бурях...
- А слухи правдивы?
Симеон вновь погладил свою голову.
- Мало кто верит в этом, но... бури стали чаще, и теперь они не только поглощают нижний город, но и весь Сарамвей. Кроме этого, Кондотьерша Оливия... она некто вроде представителя власти, и много погибших во время бурь были либо одними из ее редких друзей, либо союзников.
Симеон замолчал на секунду, позволяя им обоим обдумать сказанное.
- Аномальна ли природа бурь? Безусловно. Все остальное вполне может быть следствием усталости людей. Я... я не берусь спорить с этим.
Не успев закончить свою речь, он обратился к айрес, молча слушавшем все, что говорил светлый маг.
- Но что насчет вас? Как я говорил, Айрэс в этих местах можно увидеть нечасто, учитывая специфику этого места.
- При всем уважении, Симеон, но мои дела вас не касаются.
- Может ли это быть, что не касающиеся меня дела имеют отношение к сказанному мной ранее? О буре?
- Возможно.
Волшебник не смог скрыть улыбку, и залпом допил свой чай.
- В таком случае отдыхайте, господин...
- Авгур.
-... господин Авгур. Еще выше есть несколько коек, мы иногда предоставляем их путникам. Думаю, завтра мы пойдем к Оливии, она уже высылала гарнизон по моей просьбе на поиске, возможно сможет что-то подсказать.
- Помогите! Люфиртас вновь сломал свою ногу. Отец Симеон, Сестра Флавис, помогите!.
- Оставлю вас, - Симеон слегка поклонился, забрав пустые кружки вниз.-, отдохните, Авгур, завтра нас ждет насыщенный день!

+1

62

Прохлада башни приятно контрастировала с жаром улиц, не успевающих остынуть за одну ночь. Боец редко проводил ночи в комфортной обстановке, но этот раз выбивался из прочих. Мало где можно было заснуть, будучи уверенным, что за ночь никто не попробует отнять у тебя жизнь или куда более ценные вещи. Статус Симеона играл на руку, пусть даже для спокойствия нужно было иногда слышать доносящиеся снизу крики и мольбы. Иногда лечение тоже может быть довольно болезненным.
Но все же главное - это прохлада, коей в этой пустыне никогда не найдешь. Пусть даже за нее требовалось заплатить определенную цену.
Потребовалось все самообладание Авгура, чтобы выглядеть спокойным. Стоило ему открыть глаза, как он увидел разглядывающую его девушку. Она была человеком... почти человеком. Ее точно можно было бы спутать с людьми, если бы не постоянное ощущение сквозняка вокруг. Увидев, что айрес проснулся, девушка засияла, и Мечекрыл почувствовал, как тонкие длинные пальцы тыкают его в грудь.
-Точно, айрес - тихо сказала она, и ее шепот словно ветер взъерошил волосы воина, не ожидавшего такого пробуждения. Это была, скорее всего, так называемая Сестра Флавис, вторая обитательница этого целительского дома. Издав слабый смешок, отпрянула от мужчины, повиснув в воздухе в нескольких сантиметрах от него. Следуя за сквозняком, она ловко кувыркнулась в воздухе и совершенно неслышимо приземлилась на довольно скрипучий пол. Подобно Симеону, она была одета в белый балахон, в который запросто можно было засунуть еще трех девушек. Непостижимым образом он при своих размерах хорошо сидел на ней и не выглядел глупо.
- Отец Симеон отправился к Оливии, брат. Она довольно тяжелая женщина, но Симеон знает к ней подход...
- Брат?
Флавис улыбнулась, после чего тактично повернулась в сторону окна, из которого были видны люди, копошащиеся в небольших районах. Основные улицы еще не были столь оживленными как в момент прибытия айрес, но это вопрос времени. Пока слишком рано, жители собираются своими домами, беседуют и рассуждают о последних событиях. Основная жизнь только-только собиралась вылиться на улице, так что сейчас было самое спокойное время.
- Мы все - дети одного бога, разве не так? И пусть кровного родства нет, для Имира мы все - его дети.
- Поверю, когда услышу это от него самого. - мрачно проговорил Авгур, отращивая крылья. Болезненный процесс, но боль - это такая штука, к которой можно привыкнуть. Правда всякий раз, начиная чувствовать крылья, понимаешь, насколько тесным может быть окружающее пространство. В башне это было особенно заметно. Не в силах расправить в полную силу даже одно крыло, боец сложил их и прижал к спине. Убедившись, что все оружие закреплено, он ухватился за край окна и вылез, стараясь не задеть ничего крыльями. Флавис определенно что-то выкрикнула и пыталась таким образом обратить внимание на дикость совершаемого поступка, но стоило Авгуру расправить два крыла, как одного взмаха стало достаточно, чтобы вырвать его обратно к небесам - той свободе, которую очень часто принимают за данное. Даже Мечекрыл, проводя много времени в небе, перестает ценить это ощущение свободы, когда ты можешь лететь куда душа пожелает, и никто не может остановить тебя. Ради этого ощущения стоит иногда подрезать крылья.
Скрываться смысла не было. Еще вчера он заявил о себе, а слухи распространяются быстрее лесных пожаров. Уже все знали, что здесь был воитель света, так что все кто мог - уже совершили необходимые защитные приготовления. К счастью для них, Авгур искал Симеона. Маг сказал, что отправился к местному лидеру. Стоило обратиться к ней.
Искать долго не пришлось. Большой отряд бронированных гвардейцев на одном из холмов и выделяющийся среди местной позолоты блестящий белый балахон сразу привлекли внимание айрес, спикировавшего туда, словно ястреб, привлекая внимание солдат, вставших в боевую стойку. И лишь женщина, стоявшая за столом и о чем-то спорившая с Симеоном, не обратила внимания.
- Вот и он - в словах Оливии чувствовалась враждебность. - Раз может летать, то пусть летит обратно на равнины или где там пасутся эти существа
- Оливия, он может помочь... - начал только говорить Симеон, как командир его перебила.
- Ты говоришь "помочь"? Симеон, ну ты-то тут живешь, я ожидала от тебя большего. Тут живут сложные люди со своими проблемами, множество из которых вне закона в других местах. Некроманты, темные маги, демоны, оборотни - чудо, что все это сейчас функционирует. И пришествие "этого" лишь прибавит нам проблем и без твоих дуратских бурь
- У "этого" есть имя. - сказал Авгур, подойдя к столу и поравнявшись с Симеоном. И пусть он был выше Оливии, она все равно смотрела на айрес как на одного из не самых умных подчиненных.
- Да мне все равно, какое у тебя имя. Расправляй крылья и лети отсюда.
- Оливия, нет! - повысил голос Симеон, вновь беря основной удар на себя. - Вчера Ульму и Фадармит чуть не устроили кровопролитие на улицах, пока твои люди искали предполагаемую "оппозицию". И если бы не Авгур, кто знает, что могло бы быть.
- Новые рабочие места для менее тупых - хмыкнула женщина, и немного смягчилась. Задумавшись на секунду, она вновь уперлась руками о стол, смахнула песок с карты и жестом показала Симеону и Авгуру на участок неподалеку от города.
- В общем, разведчики используют эту точку для наблюдения. Вроде за горизонтом видели новую песчаную бурю. Здесь есть небольшой оазис, на одного человека, там хорошая точка наблюдения.
Оливия перевела взгляд на Авгура.
- А теперь слушай очень, очень внимательно. Теория Симеона - чушь, что выставляет его дураком. Я не собираюсь давать тебе ни одного человека. Полетишь туда, посмотришь, повторяю, ПОСМОТРИШЬ, и мигом сюда. Остальное - это забота гвардии, понятно?
- Оливия, прошу, это же айрес. Учитывая их род деятельности, мы не можем оставить его без какой-нибудь награды.
- Да он сам сюда прилетел, значит мотивирован выполнить задание и так...
Дальнейшую перепалку Авгур уже не слушал. Слухи о том, какой может быть местная Кондотьерша Оливия, до него доходили, судя по короткому впечатлению, они все правдивы. Но в одном она была права - это интерес подгонял Авгура к буре. Он чувствовал, что тут сокрыто что-то большее. В идеале - древнее зло, что вновь заставит его меч петь той причудливой и жуткой песней.
Местно он знал, так что добраться до туда оставалось лишь вопросом времени.
----------->Предгорный Оазис

Отредактировано Авгур (15-05-2019 13:58:39)

+1

63

-----------------<Предгорный оазис
Все прошло не настолько хорошо, как планировал Авгур. Уж определенно не тогда, когда, едва держась в воздухе, айрес почти врезался у башни, вспахав поврежденной броней землю. И кричащая Оливия, которую было слышно даже с верхнего яруса башни, была лишь еще одним доказательством того, что его задание было провалено, в то время как лидер местной гвардии предупреждала его, чтобы он не делал того, что уже совершил. Впрочем, эта часть Мечекрыла волновала мало. Оливия - это лишь человек, чьи кости давно истлеют к моменту следующего появления Авгура в этих краях.
Единственная, перед которой Авгур действительно чувствовал себя виноватым - это Сестра, что обрабатывала его раны, снимало со смертельно уставшего айрес броню и чудесным образом в одиночку дотащившая не самого легкого воителя к кровати. И всю ночь она сидела около него с упорством, достойного восхищения. Флавис знала, что стоило ей уйти - как Авгур покинет это место, поэтому даже самое мимолетное движение она подмечала и тут же требовала прекратить любые попытки подняться с кровати.
В итоге все, что оставалось - это лишь спать беспокойным сном без сновидений, всякий раз смотря, не решила ли Сестра наконец оставить его одного. К сожалению, всякий раз он чувствовал ее небольшие нежные руки и суровый взгляд. Каждый раз она говорила одно:
- Нет, дорогой брат. Вам нужно отдыхать.
И Авгур вновь проваливался в сон.
Лишь с приходом утра айрес все-таки поднялся с постели.
- Спасибо, сестра. - сухая благодарность, несмотря на кажущееся пренебрежение - лучшее, на что был способен Айрес. И давал понять девушке, что ее вахта была окончена. У него осталось личное дело, которое требовало его внимания. И не важно, были ли местные представители закона за или против - он выследит демона и сделает так, чтобы его песчаные бури больше не беспокоили никого другого.
Спешно одевшись и собравшись, Мечекрыл удивленно отметил, что его броня пусть и была повреждена, но кто-то вычистил из нее песок, кровь и грязь.
- Это так, мелочи. - улыбнулся Симеон, видя готового к битве Авгура, словно зная наперед, о чем тот думает. - не идти же на важный разговор в грязном белье, верно?
- Мне не о чем с ней разговаривать - бросил Авгур, проходя мимо волшебника, остановившись в дверях, он обернулся к мужчине. - Это мой бой. Демон умрет.
- Сперва тебе придется убить половину города, отребье - Оливия, как человек давно занимаюший руководящую должность, сумела так долго править "железной рукой" не только благодаря грубой силе. Талант любого лидера - предвидеть поступки других, и с этим женщина справилась превосходно.
С ней было по меньшей мере два десятка мечников, закованные в тяжелые латы, в то время как с крыш зданий неподалеку айрес видел арбалетчиков и лучников, готовых натянуть тетеву и стрелять по первому приказу. Ничего такого, что могло бы серьезно ранить Мечекрыла, но результат будет слишком шумным и привлекающим ненужное внимание.
- Что в слове "посмотришь" тебе не понятно? - спросила она, разведя руками в сторону, после чего сделала шаг вперед. - Ты понимаешь, что сделай ты то что тебе было велено, ситуация могла бы быть совершенно другой? Это мой город, айрес. И это моя работа - защищать его от внешних угроз.
Она сделала еще два шага вперед, после чего ткнула латной перчаткой в доспех на груди. Не говоря лишнего, Авгур спокойно взялся за рукоять меча, чем привлек к себе внимание лучников, приготовившись стрелять.
- Это твой первый и последний прокол, "Авгур". - тихо проговорила женщина, не обращая внимания на жест собеседника. - Хорошо, что я вовремя отправила туда волшебников. Трудно сказать, что там произошло, но, похоже, там осталось два тела. Сколько всего человек ты там встретил?
- Два тела? - удивился айрес. Похоже, удар молнией все-таки нашел свою цель, пусть это был и не тот перебинтованный человек - "Кан", как его назвали там. Он, и еще "Таивер". В этой части суши город вроде Сарамвея - единственный источник чистой воды, так что вполне возможно, что эти люди даже прячутся тут, либо имеют знакомых в самом городе. Если слухи о грабеже и убийствах из-за бурь правдивы - значит их должен кто-то знать. Только кто расскажет айрэс об этом?
Задумавшись, Мечекрыл убрал руку Оливии и оттолкнул девушку в сторону, направившись к толпе солдат. Ему не требовалось даже слышать - одного лишь ощущения было достаточно - лучники натянули тетиву до предела, и остались считанные секунды до того, как откроется огонь. Ничего, даже с поврежденным крыльями он успеет уйти в сторону и подняться...
- Отставить огонь! - скомандовала кондотьерша, и вновь обратилась к Авгуру:
- Никто не будет тебя слушать. Никто не будет тебе верить. Лишь я могу помочь тебе найти своего врага.
Она была права. Как мужчина и думал, каждый хороший лидер способен предугадывать события и поступки других.
- Что ты хочешь?
- Подчинения - на полном серьезе ответила Оливия, вновь приблизившись к Авгуру. - Это мой город, Авгур, и все тут подчиняются мне. Я дам тебе то, что ты хочешь, но ты ДОЛЖЕН будешь докладывать мне. Я должна знать, что стоит за этими покушениями на мою власть.
- Да будет так. - проговорил Мечекрыл мрачнее обычного. Если для выслеживания цели нужно будет терпеть эту неприятную женщину - это малая цена в его войне. - Что ты можешь мне предложить?
Оливия улыбнулась, веря, что этот раунд остался за ней.
- Я полагаю, ты уже его встречал. Мапкх. Для всякого сброда он - этакий экзотичный немой торговец. Но правда в том, что он, как и ты, подчиняется мне. Найди его на рынке, и скажи, что ты от меня. Он все расскажет. И не забывай, что ты должен...
... "Докладывать", как Оливия, без всякого сомнения, сказала, вот только Авгур ее не услышал. Об уважении в их договоре не было ни слова, так что он не стал утруждать себя дальнейшей беседой. Он знал имя, знал примерное местоположение. Осталось найти.

+1

64

Нельзя было сказать, что предложение Оливии не пришлось кстати - Авгур понимал, что с ним никто разговаривать в этом городе не будет - слишком уж много тут созданий, предпочитающих скрывать свое истинное лицо. И будет хорошо, если это будут представители других светлых рас, или, на худой конец, драконы, что выискивают тут пищу.
Однако к самой кондотьерше тоже стоит относиться с опаской. Она обладает самым опасным сочетанием вещей в этом месте - скверным характером и властью над силами правопорядка. В случае конфликта ее точно не стоило принимать за союзника. Айрес был уверен, что если все пройдет плохо, именно она сделает авгура местным козлом отпущения.
Впрочем, это все - лишь один из вариантов будущего, в то время как на данный момент требовалось разобраться с делами настоящего.
Дом некоего Мапкха, если этот небольшой дворец можно было назвать "домом", было узнать легче, чем могло показаться на первый взгляд. Странная традиция - украшать свои дома в цвета своей одежды. Из парадного входа слабым потоком выходили рабочие с ящиками неизвестного содержания, слуги и женщины, которых можно было принять за наложниц. Каждый из них по выходу на главную улицу расходился каждый в своем направлении. Возможно, другой на месте Мечекрыла постарался бы разобраться, в чем дело, но Авгура это мало интересовало. Ему была нужна информация.
Стража пристально следила за каждым шагом крылатого воина пока тот подходил к большой двери из красного дерева. Без всякого стука мужчина вошел внутрь и, не успев сделать и пары шагов, остановился. В него врезалась человеческая девушка, которой на вид могло быть от 16 до 25 лет. Разобрать было трудно из-за ее грязного лица и слабого знания Авгуром людской анатомии, но девушка перед ним определенно была молода. И, что раздражало, молила о помощи. И пусть разумом айрэс понимал, что сейчас у него другие дела, сама его сущность заставила вытащить меч из ножен и направить его острие на стражника, который бежал вслед за девушкой.
Меч говорил лучше всяких слов. Авгур взял юную девушку за руку и спрятал за своей спиной, удерживая меч перед собой. Он разберется с нею позднее, так что пока пусть побудет с ним.
Мапкх, торговец, скрывавший свое лицо и ауру за расшитыми белым с золотом тканями, сидел на большой подушке в центре следующей комнаты. Он продолжал хранить молчание, отчего у айрес закралось подозрение, что на человеческую речь эта тварь была попросту неспособна. Мопкх с минуту разглядывал своего гостя, после чего повернулся к слуге, стоявшем рядом.
- Мой господин приветствует вас, воин света - поклонился лысый жилистый парень, сделав пару шагов вперед. - Вы можете звать моего господина Мапкх Ульму. И он выражает... удивление вашим выбором. Мы можем предоставить товар получше. Верного бойца, или... для других развлечений.
Девушка съежилась и крепче обняла Авгура. Помимо слов слуги, была еще одна причина для страха. Они были окружены. Стража, количеством едва ли не больше, чем у Оливии. Мечники на фронте, лучники и маги заняли балконы, готовые по первому мысленному сигналу использовать весь свой арсенал. При этом даже полет не станет выходом. Была бы тут стеклянная крыша...
- Мне нужна информация.
Слуга пару секунд переглядывался с Мапкхом, ведя мысленную беседу, после чего человек слегка поклонился и вновь обратился к Авгуру. В этот раз говорить он стал... иначе.
- Воин света. Репутация твоего народа опережает тебя - человеческий голос стал тяжелее, чужероднее. - Вы испытываете удовольствие от убийства существ вроде меня. Вы жаждите убивать существ вроде меня. Почему я должен вам помогать в очередном убийстве?
- Так сказала Оливия - проговорил мужчина, скрестив руки на груди. Если имя одного человека может усмирить демона, этого человека точно стоило бы опасаться.
- Оливия... - в голосе "Мапкха" послышалась усталость. - Люди так скоротечны, но их жажда власти переходит такие границы, которые не могут себе позволить большинство вечных. И заполучив эту власть, они могут быть страшнее самого страшного чудовища. Да будет так, воин света. Что тебя интересует.
- Источник бурь. - авгур смерил собеседника взглядом в надежде уследить в нем какое-нибудь проявление эмоций. К сожалению, толстая вуаль свела все попытки на нет.
- Я знаю, что они вызываются демоном. При нашей встречи у него было несколько помощников. Имя одного из них - Тиавер. Так же меня интересует, кто может обладать именем "Кан"
Секунду демон молчал, обдумывая свой ответ. Его слуга с интересом переглядывался то на айрес, то на своего господина, ожидая какой-то реакции, но тут же вновь превратился в истукана, которым управлял кто-то другой.
- Ко мне обращаются многие демонические создания. Кто-то пытается начать сначала, кто-то бежит от подобных вам, воин света. Другие ищут удовольствий, которые можно приобрести здесь. Но я не знаю никого с именем "Кан". Впрочем... имя "Тиавер" мне знакомо. Он дрался на арене, мог стать хорошим бойцом, но не победил чемпиона. Он время от времени появлялся здесь, но... мне нужно время, воин света. Я найду вас, когда у меня будет больше сведений.
- Поторопись. - развернувшись, сказал мужчина, после чего взял девушку за руку, тихо добавив. - Пойдем.
Солдаты перед ним не расступились.
- Боюсь, возникло недопонимание. - заговорил слуга своим голосом. Авгур же чувствовал на себе взгляд Мапкха. - Девушка остается здесь.
- Исключено.
- Боюсь, вы не понимаете, в какую ситуацию попали. Наши люди...
- Я сражался в этом мире дольше, чем все живущие в этом вместе взятые - Авгур покрепче сжал меч, направив его в сторону солдата, охранявшего выход. Сердцевина металла, разошлась в стороны, изнутри стало видно огонек черного огня с белыми точками внутри. Стражник, на которого было направлено оружие, переглянулся с товарищами, и почти сделал шаг назад, остановленный другими.
- Возможно, у нас есть вариант, который устроит все стороны... - заговорил Мапкх. Авгур знал, что вариант ему не понравится, но молящая о помощи девушка со слезами на глазах не оставляла ему выбора.
- Говори.

0

65

"Был ли это хороший вариант?" - повторял воитель себе каждый раз, встречая удар своего противника под крик собравшейся на сверху толпы. Богачи и бедняки, бандиты и мирный народ - все они наблюдали с порядочной высоты своих мест за лязгом стали при каждом столкновении мечей Авгура и другого, неназванного бойца. Палящее солнце дополнительно портило настроение, так что никакого "удовольствия", о котором говорил диктор, объявляя бой, не было. Его соперник был хорош, умел сражаться мечом и, несмотря на свое человеческое происхождение, всегда уходил или блокировал атаку Авгура. Ложный выпад вперед и попытка достать противника сбоку - и тот перехватывает свой меч второй рукой, уводя удар в сторону в последний момент. Серия силовых атак под разными углами с целью истощить оппонента - но тот был достаточно силен, чтобы выдержать шквал ударов. Мало того, в определенный момент времени он умудрялся уйти в сторону и атаковать сам. И хоть они дрались без щитов, в таких боях Авгур жалел об его отсутствии - правила местной арены подразумевали равенство между соперниками - айрес нельзя использовать крылья, демонам - демоническую форму. Более могущественным созданиям вроде драконов предоставляли костюмы со свойством антимагии. Никому не интересно смотреть, как гипотетический дракон в первые же секунды боя проглотит несчастного противника или будет забавляться с ним на потеху себе, позабыв о шоу для других людей. Тут требовалось лишь одно - оружейное мастерство.
Противник пытается сделать укол клинков и ранить ногу, но Авгур широким взмахом меча убирает его меч в сторону. Ведущая рука отпускает рукоять, и вторая тут же схватилась за меч, нанося рассекающий удар. И встречает другой меч. Вновь лязг металла - его противник успел в последний момент поставить меч перед собой, отпрянув на пару шагов назад, воспользовавшись импульсом, что передал меч Мечекрыла. Бой, в других обстоятельствах способной доставить истинное удовольствие Авгуру, ценящему искусство и красоту боя. Но не сейчас. Не при таких условиях. И уж точно не из-за условий демона, что трактовал ему так поступить.
- Я отказываюсь
Да, картина боя для Авгура была почти что реальна. Но это лишь воображение, которому не бывать в текущей ситуации.
Воцарилось молчание, столь напряженное, что лишнее движение кого бы то ни было начнет самый настоящий сумбурный хаос. Он не сможет защитить заложника и ему приодеться бросить девушку, крепко схватившую его руку. В худшем случае, любой предназначенный для Авгура меч рискует убить ее. Логика и здравый смысл говорили бросать ее, и в других обстоятельствах Мечекрыл без раздумий вернул бы рабыню владельцу. И снова, если бы это был не этот проклятый демон.
- Хорошо подумай, воин света - тихо заговорил приближенный к Мапкху слуга. Его пустой взгляд был направлен на Авгура, с уголка рта капала слюна. Похоже, когда его владыка покинет его разум, ума у того станет как у щенка. - Это - моя территория. И мне не нужен воин света, чтобы выполнить поручение Оливии.
- Верно. - подметил айрес, встав в стойку и направив меч на Мапкха. Слабое темное пламя почти исчезло внутри меча, но необычный механизм, освободивший его, все еще был открыт. - Подумай.
Натянутая струна противостояния, продержавшись минуту, лопнула. Слуга мешком с костями рухнул на землю, и волшебники в эту же самую секунду начали претворять в жизнь заготовленные в уме заклинания. Но Авгур уже был готов. Готов с того самого момента, когда только вошел в это здание, чувствуя тут присутствие зла. Он не убьет Мапкха... пока что, но демон был прав: Оливия смертна. И как только душа покинет ее тело, он вернется сюда. И в этот раз разговор будет куда, куда короче.
Солдата, стоящего справа от Авгура, притянули его собственные доспехи - воитель закрылся одним и стражников как живым щитом, что принял на себя все заклинания, направленные на воителя. Разбухшее тело буквально лопнуло, высвобождая огонь, молнии и сгустки темной энергии. В этот самый момент меч вновь загорелся, но в этот раз это было не пламя. Небесный свет, исходящий ведущей руки, на короткое мгновение вспыхнул так ярко, что ослепил всех вокруг. Это не было основным предназначением этого колдовства, и Мечекрыл надеялся, что его силы хватит. Ему нужно было лишь пару секунд на сотворение основного заклинания.
Взмахнув со всей силы крыльями, айрес сорвался с земли и врезался спиной в заблокировавших дверь позади стражников. Авгур выбил двери вместе с парой людей, покатившимися по ступенькам, и подбросил девушку в воздух.
Надеюсь, сработает...
Авгур знал теорию этого волшебства и пару раз применял ради уверенности в том, что заклинание было освоено. Небольшой портал, переносящий вещь с одного стола на другой. С четвертого раза удалось, и с этого момента прошло не меньше десятка лет. Сейчас и предмет был больше, и расстояние... солиднее.
Потравив чуть больше времени, чем он рассчитывал, Мечекрыл сумел открыть портал к башне Симеона. Оставалось надеяться, что маг поймет, от кого эта девица и не выгонит ее за порог раньше времени.
Время создания магии и накатившая после этого усталость сделала айрес уязвимым - в спину влетело несколько стрел. И пусть большая часть врезалась о доспех, пару стрел попали в крылья, вызывая череду крайне болезненных вспышек при каждом возможном взмахе. Стоявшие поблизости люди, увидев момент слабости, с мечами бросились на врага.
Потребовалось несколько секунд на то, чтобы вернуть ясность ума, в течении которых Авгур, сжав зубы от боли, отражал удары, пытаясь отойти к основной двери. Остановили его еще один подошедший мужчина.
На счету была каждая секунда. Авгур уже слышал топот десятков солдат. С подбитыми крыльями он - труп. Надо было действовать быстро. Во время очередной защиты, отбивая сперва атаку с помощью щита, затем быстро возвращаясь к сопернику, уводя его клинок в сторону своим оружием, Авгур расслабил лямки, сдерживающие его щит. И не успел третий мужчина сделать замах позади, как айрес придал своему щиту ускорение, и тот с глухим звуков врезался в стражника, раздробив ему нос. Оттолкнувшись, айрес завернулся в крылья, и упал на мужчину следом. Кувырок - Авгур на одном колене быстро вытаскивает из крыльев стрелы. Момент облегчения и возможность полноправного использования крылом вернулась как раз вовремя. Из комнат начали выбегать другие бойцы, и с основного зала стекали люди - пока еще мечники, но скоро выйдут и дальнобойные отряды.
Первого он ударил крылом - несильно, просто чтоб оглушить. Вернул себе щит, и отразил им удар с другой стороны. Пошел в атаку третий, но айрэс увел его меч в сторону и заблокировал ногой. Впереди уже замахивались, взять меч нормальным хватом не хватало времени. Использовав обратный хват, Авгур успел защищиться, выставив перед собой плоское лезвие, и столкнулся лбом со стражником. На нем был шлем, но айрес в целом куда крепче обычных людей. От неожиданности тот сделал шаг назад. Достаточно для атаки. Взмахнув крыльями и создав потоки воздуха, заставили людей рядом отпрянуть в сторону, Авгур рванул вперед. Поддел щитом врага впереди, подбросил в воздух. Два удара рукоятью - один сбил шлем, второй - пару зубов. И наконец вновь с помощью щита воитель перебросил врага через себя. Другой мужчина рядом уже нанес удар, что вонзился в плоть Авгура, но из-за защиты, положения и в целом слабости человеческой расы рана была не глубокой. Не дав противнику вытащить меч, Мечекрыл сбил его шлем заостренной частью щита, оставив шрам на щеке. Следующий удар щитом - и второй человек покатился по лестнице. Небольшая победа, которая мало стоила, читывая что сзади и спереди было уже десяток бойцов. Оставался один вариант.
Несколько направляющих взмахов, и вокруг Авгура возникла стена из белого пламени, дающая достаточно места, чтобы расправить свои крылья. Сосредоточившись, он потянул доспех стоящего выше солдата, заставив того споткнуться. Блестящая демонстрация - пламя Авгура было опасно для демонов, да - но никто теперь не будет утверждать, что огонь неба безопасен и для обычных людей.
Схватив горящего заживо мужчину, Авгур взмахнул крыльями, помогая себе небесной магией. Еще несколько взмахов - Мечекрыл, воспользовавшись солдатом как подушкой, побил крышу дворца и оказался за пределами владений Мапкха. А уж в небе его теперь никто не поймает. А что до кричащего от боли мужчины - без всякого сожаления Авгур отпустил его, и тот упал прямо в образовавшуюся пару секунд назад дыру, разбившись насмерть. Нужно было возвращаться к Симеону.

0

66

- Выглядит не очень хорошо... - заключил Симеон, смотря на перебинтованную девушку. - Твое первое заклинание телепортации?
- Человека - да... - замешкавшись, ответил Авгур. Маг говорил в этот момент как учитель, что сжалился над учеников и поставил удовлетворительную оценку. Воитель и ранее не очень любил снисходительный тон тех, кто когда-то обучай айрэс боевому искусству, но теперь, прожив достаточно, чтобы пережить десятерых таких как Симеон, подобные слова лишь распаляют его пламя гнева.
Напротив находилась Флавис, заканчивая свое лечение - множество порезов, шрамов и синяков - пленница принадлежала к числу "плохого" товара. Слишком невзрачная для плотских утех, слишком слабая для боях на арене, и слишком своевольная для безропотных слуг. Использовались подобные рабы самыми разными способами - в качестве тренировочных мишеней для настоящих бойцов, в качестве приманки или "дара" кому-нибудь из расы драконов. Среди работорговцев бытовало мнение, что если задобрить дракона человеческим мясом, то он даст свое покровительство... или пообещает какое-то время не обращать внимание на купцов, заполучив себе перекус. Одним словом, какой бы ни была судьба лежащей без сознания девушки, очень скоро она завершится вне зависимости от действий Авгура.
Переломы - это уже была вина Авгура, неправильно рассчитавшего направление. Она должна была оказаться на втором этаже около магического камина, в безопасности и подальше от других глаз, а оказалась просто на высоте второго этажа, упав с которого умудрилась сломать себе ноги. Везение было не самой сильной ее чертой.
- Сарамвей - город "свободной" торговли. Своим поступком ты нажил себе очень много врагов, дорогой брат... - закончив обрабатывать раны и вытерев пот со лба, заключила Флавис. - Оливия - единственная, кто может тебе помочь, но...
Вивенди прервал стук в дверь, сменившийся скрипом распахнутой двери. Кондотьерша Оливия давала понять, что ей никакие замки и личное пространство не важны, когда речь заходит о деле. Не обращая внимания на работу с пациентом, она села на стол рядом и положила ногу на ногу. Достав из кармана плаща самокрутку, она закурила, смерив ехидным взглядом молчаливо осуждавших врачей.
- У меня состоялся интересных разговор с Мапкхом... - выдохнув струю дыма, отметила женщина, не сводя глаз с Авгура. - Убирая наше общее дело в сторону, он заявил, что ты украл его... "собственность", разрушил дом и убил пару стражников. Что ты на это скажешь, айрес?
- Что в следующий раз - убью его.
Женщина рассмеялась не характерным для всех девушек и женщин низким, басистым голосом.
- Ц, этому уродцу полезно иногда поволноваться. А я посмеялась, отправив к нему Полиньо. Мерзкий коротыш постоянно заикается и гадит при виде демонов под себя от страха. Но у нас есть дело, и в этот раз нужны твои крылья.
Услышав это, Авгур сделал шаг вперед, найдя достаточно места, чтобы расправить свои пепельно-белые крылья. Большие и изящные - лучшего способа доказать свое превосходство и божественное происхождение не было.
- Говори.
- Наш Мапкх все же не зря занимает свою должность. Он не разузнал ничего о "Кане", о котором ты слышал в том оазисе, но Тиавер - другое дело. Это демон, самый обыкновенный, за исключением его компании. Слухи шепчут, что он одно время общался с эльфом... вроде как лесным по имени Кей'Лагос и тифлингом, чье имя пока раскрыть не удалось. Что интересно - уж кому как ни тебе знать, что происхождение диктует нам свои правила - темные не могут быть со светлыми и прочая дребедень.
Усмехнувшись, девушка передала две листовки - на одной было лицо с короткими волосами, по середине был темный локон, и девушка-тифлинг с очень характерной внешностью - у нее было три небольших рога - один слева, и два справа, рядом друг с другом.
- Мы заблокировали все входы и выходы из Сарамвея, а мои лучшие люди заняли все ячейки контрабандистов и тайные проходы. Осталось лишь перекрыть воздух - уж с этим ты справиться сможешь нормально?
- Думаешь, твоих людей хватит? - спросил Авгур, не скрывая презрения. Люди не просто так считаются одними из самых хрупких существ. Даже тифлинг и эльф при должной подготовке смогут разобраться с десятком солдат.- А если ты что-то упустила?
Кондотьерша расплылась в жуткой улыбке.
- Это МОЙ город, айрес, каждая улица, каждый дом, каждая гребенная дыра в земле. Займись небом, а мои люди сделают всю остальную работу.
- Посмотрим... - не скрывав скептицизма, ответил воитель, выйдя из башни. Лишь на открытом воздухе он сумел полностью расправить крылья. И взлететь.

0

67

"Это МОЙ город..." - слова кондотьершы врезались в память айрэс, которому даже на высоте птичьего полета казалось, будто Оливия находилась рядом с ним и повторяла эту фразу. И, смотря со своей высоты на улицы, он видел подтверждение ее словам: солдат стало больше, чем воитель когда либо видел в Сарамвее. Отряды пехотинцев в характерных формах, отличавших их от обыкновенного люда, прочесывали улицу за улицей, действуя слаженно и механически, словно отрабатывали это не в первый и не во второй раз. И, что характерно - большинство жителей данная картина не пугала, что добавляло еще одно подозрение в том, что данные рейды случаются гораздо чаще, чем айрес мог поначалу предположить.
И все же он следил не за улицами, а за крышами. Его братья-творения Имира получили в качестве дара крылья и жажду истреблять зло, но вот в отличном зрении разговора не было - зрение Авгура было прекрасным, но он не был орлом, способным заметить червяка на вытоптанной лице - ему приходилось наблюдать за крышами, предоставив землю бойцам Оливии.
Возможно, будь зрение Авгура еще лучше, он сумел бы полностью уйти от атаки. Но даже и так он успел уйти от смертельного выстрела, и арбалетный болт застрял в доспехе, не достав до плоти.
Стрелок был профессионалом - использовал магию для того, чтобы скрыть себя, и стрелял издалека, полагаясь на способности стрелка. Но враг не учел одного - того что Мечекрыл точно знал, где находился его противник. Тифлинга(эльфу просто не нужно было прятать свою ауру) выдавало искажение от использования скрывающих истинную природу заклятий. И этот контур искрился словно зажженная ель в ночную пору.
Последовало еще несколько выстрелов, в ходе которых мужчина "едва" уклонился, позволив еще одному болту застрять в доспехах. Противница после каждого выстрела меняла свое положение, подозревая о том, что Авгур ее выследил, но еще не пыталась сбежать, по какой-то необъяснимой причине испытывая терпение воителя. Было ли дело в глупости, или чем-то более... личном, Мечекрыл не догадывался. Да и ему было по большей части все равно, раз он уже выбрал идеальную позицию для атаки.
Как раз когда девушка вновь выбирала другое место для выстрела, Авгур сумел найти себе союзника - солнце, стоящие за ним, ослепляющего всякого, кто посмеет смотреть слишком долго. Его противник, несомненно, не обычный человек, но даже малейшего замешательства было достаточно. Меч, управляемый силой мысли, вылетел из ножен, полетел одновременно с выстрелом. В этот раз айрэс полностью уклонился и начал пикирование.
Девушка поняла это, но, как и надеялся мужчина, меча не заметила, и он вонзился прямо перед ней, перерубив арбалет пополам, заставив тифлинга отшатнутся. В этот момент приземлился Авгур. Усвоив урок прошлого, на разговоры в этот раз он времени не тратил - мысленно воззвав к мечу, он сразу после приземления рванул к девушке, пронзая ее  правое плечо, и пригвоздил крыше, на которой они стояли.
Тифлинг закричала от боли, и схватилась за кинжал в попытке достать Авгура. Заслуживающая уважение, но совершенно бесполезная атака - выбив кинжал из руки девушки, он проткнул лезвием левую ладонь и вонзил его в землю. Не давая девушке сказать ни слова, он схватил ее за горло и принялся медленно сжимать, прикрыв другой рукой ее рот.
- Где "Кан"? - несмотря на всю ситуацию, Авгур говорил размеренно и спокойно. Ни один мускул не дрогнул на его лице, несмотря на то, что белые подолы покраснели от пролитой крови.
-пафол к дваволу! - единственный ответ, который можно было произнести без цензуры. Лишь под самый свой конец, когда Авгур убрал руку, она произнесла, оскалившись в недоброй ухмылке. - Ты от меня ничего не добьешься, убийца.
- О, я знаю. - будничным тоном ответил айрес, доставая свой меч из плеча тифлинга, вызвав новую порцию криков. Которые, впрочем, быстро затихли, ибо лезвие меча в этот раз вошло прямо в место, где был правый глаз. Ее тело обмякло сразу же, и лишь хвост слегка дрожал еще секунд десять.
Вдалеке тоже возник шум - стража кого-то нашла. Вытерев кровь со своего меча, Авгур отправился к источнику шума.

+1

68

  Мало кто слышал про божественную теорию «Imbus Magnetus», ибо эльф-жрец по имени Элесандр высказал её всего-лишь один раз, и тот в разговоре с Никто позавчера.
  Согласно воззрениям Элесандра, при помощи ауротических завихрений группы «Imbus Magnetus» древние создавали вокруг себя помимо обыкновенной ауры своего могущества (светлая, тёмная, вампирская, эльфская, нейтральная и так далее, кои воздействуют на окружающих существ) также ореол «Pafos Dominatorus». Последний и служил источником магнетизма. Что именно притягивалось? Элесандр считал, что, словно мухи на мёд, тёмные летели в сторону сильного светлого дракона, сами того не понимая. И также в обратную сторону. Чем древнее и сильнее было создание, тем больше неприятных сил оно привлекало к себе.
  Эльф с пеной у рта доказывал, что первый сформулировал эту теорию буквально шесть лет назад, когда изучал поле боя одного золотого дракона с тремя молодыми личами. Также, он презрительно высказался в отношении Гресской школы магии, в пределах которой его теорию посчитали шуткой, а ценный том с многочисленными “доказательствами” отправили обратно. А ведь он подтвердил в эту теорию математическими вычислениями, экспериментальной догматикой, описал сложные контуры аур, напряжения магического пространства и раскрыл через идею пророческого проведения по Кхерету!
  Этелю, как другу спятившего Элесандра, была отведена роль подопытной крысы. Ему надлежало в определённых условиях проверить верность этой теории. Он был и не против. Старый айрес как-раз собирался навестить те места, в которых эксперименту должно было состоятся.
  Рано утром он ввалился в Сарамвей на своих двоих. С виду - обычный лысый наёмник, он дошёл до таверны, напился там хорошенько (тут стоит отметить, что для Никто хорошенько напиться - это выпить несколько бочонков того пойла, которое в Сарамвее подавали как “Отборнейшее вино”) и сел на тапчан под пальмовым навесом, дабы наслаждаться экстремальной погодой.
  Солнце слепило бедных людишек, жарило их как цыплят на вертелах. Небеса раскинулись во все стороны, поражая своей близостью и безоблачной синевой. Изредка хлопали над головой полусухие панталоны и белье живущей напротив бабульки. Воздух шёл рябью над крышами домов. Сотни прохожих поднимали пыль. Копыта скачущих мимо пустынников пересыпали песок. Узкая улочка давала тень для редких попрошаек и сирот.
  Айрес сидел на топчане и просто ждал. Стоит ли говорить, что уже спустя пару минут к нему с вполне себе оправданными вопросами обратилась стража? Их было всего пять душ и они живо загородили Никто любой путь к отступлению. Ну, так во всяком случае показалось всем тем зевакам, которые отвлеклись от своих дел ради бесплатного зрелища.
  - Ты кто такой? - Спросил старший из правоохранителей, разглядывая айрес с ног до головы.
  - Светлый безымянный воин, который ищет тёмных проблем. - Просто ответил Никто, почёсывая бритую макушку. Страж было начал задавать новые вопросы, но айрес поднял руку. - Подожди. Если ты тёмный прислужник - то тебе уже сейчас надо бежать и рассказывать своему владыке, что в городе по его душу появился настоящий убийца. Если нет - то по всем законам героического эпоса я должен вести себя молчаливо и таинственно до самого последнего момента, пока не настанет мой час проявится. Ты будешь вставлять мне палки в колёса, не зная, что мы играем на одной стороне...
  - Что? - Опешил стражник.
  - Рано, рано. Когда будет время и я расправлю свои крылья, ты осипшим голосом начнёшь спрашивать «Что?», «Как?». Но я улечу спасать твой маленький мир от большой беды. А теперь снова задай свой вопрос. - Никто говорил неспешно и с расстановкой, но его всё-равно не прерывали.
  - Да что ты такое несёшь? Кто ты, Рилдир тебя подери?! - Мечи вылетели из ножен со сладким шелестом. Случилась бы наверное очень красивая (и короткая) потасовка, но Никто таки призвал крылья, хлопнул ими разок и взмыл в воздух за пару мгновений. Людей внизу разметало по земле, повалило с ног, пыль ударила в глаза и ноздри. Разразился кашель и проклятия, кто-то выкрикнул «Что?! Как?!», только айрес уже их не слышал.
  Он двинулся напрямик к небесам и по пути заметил огромное пыльное облако, движущееся в сторону Сарамвея.

оффтоп

Мотивы есть, перепалка со стражниками есть, теперь похоже подоспел и противник. Все каноны соблюдены, можно превозмогать. Официально.

Отредактировано Никто (28-05-2019 12:40:06)

0

69

//костя брошена, судьба кое-кого предрешена.

Как бы выглядели звуки, имей они форму, цвет, размер? Можно ли было их попробовать на вкус, познать их запах? Авгур никогда не задумывался над этим, поскольку крики его врагов тонули в песне мечей, в которую он окунался всякий раз словно в последний. Смерть - это благо для его врагов, ибо другие могли поступить куда, куда жестче, чем воитель.
Войдя в небольшую лавку, аккуратно сложив крылья и оттолкнул в сторону тканевые шторы, Авгура встретил крик - отчетливый, ясный и оглушающе громкий. Человек, издающий такие звуки, испытывал острую, яркую и колкую боль - это воин мог сказать, даже не смотря в сторону пойманного эльфа, рядом с которым находилась Оливия, присевшая на одно колено. Ее парадная форма была запачкана кровь. Лицо, впрочем, чистотой тоже не отличалось - судя по следам крови, кондотьерша особо не заботилась, какой рукой убирала грязь с лица. Лишь лесной эльф, привязанный цепями к стулу, выглядел относительно чисто.
Авгур с трудом понимал смысл того, что делала девушка. Она разрезала и вывернула кожу вокруг его колена, и с чудовищным изяществом загоняла заостренные металлические колья под коленную чашечку под разными углами, всякий раз останавливаясь до того, как прут пробьет ногу насквозь. Когда на участок кости попадала кровь, она останавливала мучения, брала тряпку, политую наикрепчайшей выпивкой, и водила ею по ране, словно мыла посуду. Никакого допроса не было - Оливия занималась этим исключительно из-за своего удовольствия.
- Он идет. - будничным тоном сказала дама, отложив инструменты в сторону.
Не дождавшись ответа от Айрес, Оливия хмыкнула, взял в одного из стражников чистое полотенце, кивнув головой в сторону пленного. Облаченные в тяжелые доспехи, пехотинцы подняли эльфа, вскрикивавшего каждый раз, когда на ногу делался упор, и вытащили из помещения. Только в этот момент Авгур заметил, что в это был дом, в котором жила семья, и маленькие дети полными ужаса глазами наблюдали, спрятавшись под лестницей. Их нельзя было не заметить.
- Я много от тебя не жду, скажу по правде. - скрестила руки на груди женщина. - Мои люди помогут тебе, если окажутся рядом, но помогать тебе я не намерена. Не знаю, что это за противник. Пока не знаю.
Авгуру и не требовалось это знание. Он все понял, едва зашел в здание. Не потому что увидел ужасы, творящиеся тут, нет. Это самое присутствие, странная темная Аура, в прошлый раз размытая, скрываемая своим обладателем, но сейчас она словно застилала небеса. Складывалось ощущение, будто идущий на них демон был размером с сам город, если не больше. Возможно, если окунуться в этот омут тьмы и найти его центр будет шанс...
Вместо этого Авгур ощутил другое присутствие, которое раздражало его куда сильнее. Только одна раса могла вызывать одной своей аурой такие ощущения. Судя по лукавой улыбке Оливии, она это тоже почувствовала. Что многое говорило об обладатели этих сил, раз даже такая девушка отреагировала на это.
- Так и думала, что сам ты не сдюжишь.
Ответом ей послужил взмах крыльев, сделанный Мечекрылом, едва тот вышел на улицу. Приземлившшись на самой высокой крыши на краю города, он увидел другого айрэс в небесах, устремившегося прямо в центр бури. Более могущественного, умелого... старого. Раздраженно выдохнув, Авгур достал свой меч и принялся ждать. Песчанная буря, простиравшаяся прямо до облаков, поражающая своими гигантскими масштабами, надвигалась, неся с собой сильные ветра. Даже на большом расстояние Мечекрыл чувствовал, как потоки ветра перестали мягко проходить через перья, стали пытаться вырвать их, лишить воина своего преимущества.

***

Буря явилась. Ею предшествовало короткое, минуту длящееся затишье, прежде чем город, а в месте с ним двое небесных воителей были поглощены песком. Одних она застала стоящими на земле, другие были схвачены ею в небесах. Воин без имени, паривший в воздухе, столкнулся со всеми радостями пребывания в песчаной буре во всем ее бушующем великолепии - видимость упала практически до нуля, в ушах находился лишь вой ветра и песка, забравшегося под доспехи, одежды - словом подо всем, что было на воинах. Мало того даже крылья начинали неприятно зудеть, требуя ухода и чистки. Что айрес без имени, что Авгур - они оказались в равных условиях, единственным отличием которой была твердая земля под ногами последнего. И лишь неизвестный, проживший не одну тысячу лет воин видел то, что недоступно другим. Отчетливо он увидел два огромных века перед собой. Существо невиданных масштабов и размеров устремило на него свой мимолетный взгляд - и уже через секунду песочные глаза, изучавшие новоприбывшего гостя, растворились в буре.
небольшой кусочек ткани, сорванный с чьей-то одежды, пролетел мимо неизвестного, привлекая внимание айрес и тут же исчез из поля зрения. Но не об этом стоило беспокоится старому воителю. Он почувствовал... каплю. Маленькая капля из спрессованного песка слегка ударила Безымянного по затылку, привлекая внимание. А за ней вторая, третья... Настоящий песчаный дождь тарабанил по неизвестному Айрес со всех сторон, усиливаясь с каждым ударом.

Что до Авгура... он ждал. Он знал, что демон заговорит с ним. Не мог не заговорить. Особенно на этой крыше, где он буквально не больше часа назад убил одну из его протеже. Смотря на застывший кусочек одежды меж кусков песчаника, он видел, как из песка появляется сокрытое шелковыми одеждами тело.
- Воины света! - закричал "Кан", под голос которого буря становилась лишь сильнее, закручиваясь вокруг воителей. Что Авгур, что Безымянный слышали демона, чей голос звучал одновременно отовсюду. - Столько смертей! Боли! Страданий! Здесь вы - самые страшные чудовища!
Последнюю фразу услышал только Авгур.
- Вы... должны быть остановлены. - тихо проговорил Кан, растворяясь в песке, превратившимся в лезвия мечей, что понеслись на Мечекрыла.

+1

70

//костя брошена, судьба кое-кого предрешена x2

  Попасть в облако тёмной энергии было неприятно. Холод вездесущей ауры противника словно окутал границы собственного существования Никто, но эпицентра этого холода не было. Тварь была везде и нигде одновременно, потому и выбрать направление для атаки не представлялось возможным.
  «Наверное так я бы чувствовал себя, попади внутрь гигантского демона», решил Никто, хлопнув крыльями и закрыв глаза. Меч словно лучезарный фонарь загорелся в его руке, разгоняя мрак надвигающейся бури. Оттуда - из самых потаённых окраин стихийного бедствия, немигающим и равнодушным взглядом на него взирал враг.
  Без зениц глядящий, без ланит и губ говорящий, без мозга думающий - вот кем был его противник. Идея сражения в бестелесной форме конечно была неплохой, но... этим Никто было сложно удивить. Как говорил один давно павший дракон: только в окружении раскрываются бесконечные перспективы для ультранасилия.
  - Сдайся и я пощажу тебя! - Произнёс Никто свою дежурную реплику. Сколько раз он повторял эти слова и сколько раз к ним прислушивались? Часто, но ни разу. Вот и сейчас что-то бессмысленное вырывалось из бури, облекалось в слова, пыталось устыдить Никто и наверное даже оправдать их сражение, но ни слова «Сдаюсь», ни мольб о пощаде не прозвучало. - Artan! Dulurran! Hunua Eldan! - Голос демона потонул в громких выкриках древнего айрес. Воздух ударил в его крылья, среди песчаных масс пронося древнего воителя как молнию. Нестерпимым светом горел Никто, его меч разрезал мрак как масло, оставляя опалённые проплешины и словно разрезая душу противника на части.
  Одежды на Никто не осталось - её сорвало с него, вместе с прочим походным скарбом. Нагой воин словно слился со своим мечом и самим яростным светом внутреннего естества прорезал бурю, оставляя на ней неизгладимые раны. Несмотря на общую молчаливую драму момента, это не походило на последний в его жизни бой, скорее на прогулку.
  Неизвестно чего хотел этот демон, заявившись в Сарамвей вот так. Почему не учуял свет, почему пожелала пасть от руки полунагого айрес? Возможно, сработала та самая безумная теория Элесандра. Хотя можно было сформулировать и проще: тьма появляется там, где свет. Свет появляется там, где тьма. Взаимное притяжение и прочие высокие материи.
  В упоительной песни своего полёта Никто крутился и разил светящимся мечом, пока буря не стала истончатся.
 

оффтоп

Много писать не хотелось - итак сплошная вода. Как и уговаривались, крит кладёт на лопатки либо Никто, либо Кана. Тут он упал в пользу крылатого. При желании - могу перекинуть и написать заново)

Отредактировано Никто (29-05-2019 10:00:25)

+1

71

Каждый из мечей разил, словно был выкован из стали, разбиваясь о доспех и разрезая открытые участки плоти. Аналогичным образом воевал и сам Авгур, только у противника, казалось, было бесконечное количество мечей. Отбивая по щиту и доспеху барабанной дробью, клинки медленно, но верно истощали металл и лишь добавляли больше ранений. Так продолжаться больше не могло. Используя и свой щит, и меч для защиты от летящий с разных сторон мечей, авгур обратился к силе, что была дарована ему его создателем... или теми механизмами, что остались после него.
Он не кричал магических слов в бурю, вместо этого предпочитая шептать, едва позволяя звукам выходить из своего рта. Что должны вкладывать айрэс в свои заклинания? Под напором мечей все, что мог делать воин - это наполнять силу света своим возрастающим гневом. И так возник купол света, переливающийся струйками огней, о который разбивались мечи, продолжая издавать барабанную дробь. Куски тканей, зацепленные за край крыши, сгорели, будучи задетыми священным огнем.
В этот момент тот, другой айрэс начал действовать. В противовес Авгуру его слова и магические слова были громче самой бури, а свет, изливающийся от его оружия, невольно мог быть тем знаком, который Авгур искал - быть может, имей айрес такую же веру с своего создателя, он смог бы разить врагов с такой же силой?
Как бы то ни было, этот вечер будут передавать жители Сарамвея из уст в уста. Как в покрытым пыльной бурей городе на секунду разверзнулись небеса, и луч ярчайшего света осветил город так, как не могло вечно палящее солнце. На секунду исчез даже шум - Неназванный воин оказался в небольшом пространстве, где не было песка - снеся его своей атакой, он на короткие секунды смог увидеть край горизонта и уходящее за него солнце.
Но - это были лишь короткие секунды, прежде чем буря вновь поглотила собою окружающее пространство. Вновь вернулся шум и ярость, с которой песок бился о Неизвестного(к слову, оказавшегося совершенно без одежды).
Всполохи света от ударов воина без имени помогали Авгуру понять, где находится его нежеланный союзник, и именно благодаря нему Мечекрыл смог разглядеть Кана, который появился из песка прямо перед глазами Безымянного. Безымянный впервые мог разглядеть своего врага - весь перебинтованный с пят до головы, одеты в поношенный и прожжённый во многих местах красный шелковый балахон. Атаки древнего возымели свой эффект, судя по отсутствующей правой руке, у основания которого горел небесный огонь, принадлежавший безымянному.
Авгур не теряя времени взмыл ввысь, на короткий момент сбросив с себя купол, прежде чем вернуть. Теперь Мечекрыл был во всеоружии - двенадцать отличных клинков вспыхнули небесным пламенем под магические слова, произнесенные айрес, и с рывком устремились туда, где секунду назад находился демон. К сожалению, едва Авгур сорвался в небо и Безымянный увидели своего врага, он вновь растворился в песке, позволив бинтам и одежде разлететься по ветру прежде, чем очередь из множества мечей пронзила воздух, где тот был. Следующим, что мог видеть безымянный - это... кулак. Из спрессованного песка, размером со дворец, собравший в себе половину бури, он устремился к древнему воину с оглушительным ревом.
Песок в этот момент словно стал разумен, и буквально облеплял купол, в котором был Авгур. Слишком поздно тот понял, в чем состоял замысел - под действием пламени песок превратился в толстый слой стекла, в котором невозможно было летать. Крупный шар-темница айрес упала с неба, врезавшись крышу одного из зданий. Получив множество ранений, Авгур с трудом вернулся на крышу, убедившись в том, что полет будет происходить для него гораздо труднее. Как бы было ни неприятно это признавать, его союзник становился все более решающей силой в этом бою.

+1

72

  Было неожиданно узнать, что демонский песок на вкус ничуть не отличается от обычного. А также, что головы имеют свойство кружится, когда тебя в землю с силой вбивает несколько тонн живой земли. Был ли бум? Да, бум был. Он снёс целую Сарамвея, уничтожив и повредив восемь домом, разбросав глину, кирпичи, деревья, зазевавшихся идиотов. Бум оставил на лице земли ямку, а посередине, как украшение открывшегося пейзажа, присыпанный землей валялся старый и чрезвычайно голый айрес.
  Побагровевшие от пыли и крови крылья изогнулись в самых причудливых перьевых узорах. Левая рука повисла на суставе, который растягивался как кисель. Один глаз был выбит, уши, нос и зубы куда-то пропали. От лица осталось нечто похожее на разодранное собаками филе циплёнка. И всё-же айрес был жив. Он стискивал рукоять меча более или менее здоровой рукой (из предплечья правда торчал широкий осколок кирпича, но это похоже не шибко мешало безымянному) и спешно (настолько, насколько позволяли ободранные чуть ли не до мышц ноги) поднимался.
  Сквозь боль он воздел к небесам своё оружие и светлый купол окутал его фигуру. Щит должен был сработать раньше, но то ли боги оплошали, то ли демон был проворнее - в общем, получил Никто по первое число. «Сдачи этот демонюга давать умеет», решил айрес, и на всякий случай укрепил щит вторым взмахом меча.
  - Внасиф иглаем сейовна... - Хрипло проронил старик, выплёвывая сразу шестнадцать зубов подряд. Медленно загорался свет, он окутывал фигуру светлого воителя, собирал оставшиеся его силы для защиты и помогал куда быстрее регенерировать раны. А ран было много, на добрую неделю плодотворной терапии. - Думаеф бобедиф? Неа...
  Как-то светло стало на душе после этих слов. Он ведь обязан был отплатить врагу чем-то? Конечно. Дело так просто не кончится. Никогда не кончается - иначе было бы неинтересно.
  «Звон колокольчиков на ветру - это небеса поют во славу великого Этеля роем забытых и оставленных клинков. Предки и братья зовут нас на последнюю битву с Тьмой, и мы готовы», окровавленные ноги укрепились на песчаной почве, оставляя длинные алые следы.
  «Песня нарастает, и, когда отпускается мрак, мы следом спускаемся вниз мириадами клинков. Словно ночной дождь из падающих и поющих звёзд. Нас уже не остановить. Только смерть, только её мы желаем превыше жизни. Только ради неё созданы. Пусть Тьма трепещет», единственный серый глаз сверкнул, устремляя взгляд непоколебимого айрес во мрак грядущей бури. Его кожа слезает, но зачем нужна кожа, если свет небесных богов облекает его тело гневом? В ушах всё отчётливее звучит перезвон. Он зовёт безымянное и живое оружие, покинутое некогда, оставленное без присмотра в неумелых руках. Он взывает к единственной цели Этеля.
  «Умри, умри айрес и подари смерть тому глупцу, что возликует над твоей гибелью! Ибо не страшна гибель клинку богов! Неведома гибель щиту человека и эльфа! Ибо клинок разит, и, даже разбитый на осколки, ранит! Ибо смерть твоя - ничего. Не притворишься ты ни человеком в скоротечности, ни эльфом в любви! Ты оружие, ты никто и всегда был никем!», то что осталось от крыльев медленно начало трепыхать на спине. Айрес не дышал, только в гневе своём был объят с ног до головы светом и единственным глазом взирал на бурю. Он желал съесть её, собрать по крупицам, впитать в свою кожу, пережевать дёснами и раскрошить в порошок ногами. Переломанные крылья хлопнули, барьер растаял и айрес с громоподобным рёвом ударил в ответ, слыша песнь своего клинка в ушах и налитым кровью глазом взирая на свою величайшую цель. Цель всего его существования. «Умри и убей, покажи им, на что способны чудовища света!» 

непафосный оффтоп

Кубы упали и пожелали что-бы Никто повалялся рядом с оторванной рукой и прочими увечьями. Кубы контратаки вроде как дали айрес небольшое преимущество, но незначительное. Так что не прописывай, будто Никто в ответ отрубил Кану голову. Скорее просто красиво рубанул.

И словарик, если не понятны беззубые реплики:
Значит играем серьёзно?
Думаешь победишь? Неа.

Отредактировано Никто (02-06-2019 12:56:46)

+1

73

Что бы ни испытывал Авгур, вытаскивая из тела куски оплавленного стекла и выправляя крыло, его неизвестному союзнику досталось гораздо сильнее. Он уже видел эту атаку ранее, за пределами города, и даже при меньшем масштабе атаки он все равно получил тяжелые ранения. Произошедшее сейчас выходило за всякие рамки. Авгур даже не увидел другого айрес, за той горой песка, что впечатала неизвестного в землю и порушила окружающие здания. Волна перка вперемешку с кусками зданий разлетелась в стороны, задев даже Мечекрыла, прикрывшегося от бури рукой. После такой атаки противник точно должен был потратить время на восстановление. Не могло быть так, чтобы столь колоссальный урон произошел без какого-либо отката для демона.
Взмахи крыла вызывали острую боль - какой-то осколок все еще находился у основания крыльев, и достать его сейчас не представлялось возможным. Но крылья работали, пусть и нормально летать в таком состоянии он долго не мог, выносливости для еще одного рывка должно было хватить. Авгур подошел к другому краю крыше, после чего развернулся и побежал, с каждым разом размахивая все сильнее в попытке оторваться от земли.
Терпимо...
На самом деле это было больно, но ничего другого не оставалось. Там был враг, и, возможно, остался последний шанс победить. Айрес начал читать заклинания, взывая к небесному пламени...

Что до воина без имени, его состояние было... плачевным. Израненный, искалеченный, Безымянный находился на той грани, перейдя за которую - обратно уже не вернутся. Без одежды, крыльев руки и глаза - осталось положить на огонь войны лишь остатки своей жизни, чтобы высвободить последнюю атаку. Безымянный воспользовался своим правом последнего удара, понимая, что в случае провала его будет ждать только одно.
Свет вновь озарил кратер, на месте которого когда-то был район с домами и живыми людьми. Удар чистого света в очередной раз разрезал бурю, на секунду предоставив возможность айрес увидеть свой, возможно последний, закат. Солнце только скрылось за горизонтом, объявляя время ночи, как вновь вокруг стал виден лишь песок. В этот раз буря стала такой тихой, что Безымянный мог услышать собственное сердцебиение. Ураган застыл, и вместе с ним время.
Воитель без имени мог видеть, как из находящегося в покое песка появился крошечный ураган. Со всех сторон потянулись куски одежды и бинтов, образовывая человеческий силуэт. Песок притянул даже частицы пламени, продолжавшие гореть и жечь демоническое тело. К его старой ране, отсекшей руку, добавились шрамы на груди и лице. Полоса пламени рассекла грудь, шею и лоб, обнажая кружащийся внутри одежды песок.
Кан лишь выглядел лучше безымянного, хотя судя по тяжелому дыханию и хромоте ему тоже досталось.
- Не мы здесь чудовища... - проговорил демон, сделав шаг в сторону Безымянного. - Мы лишь хотим спастись...
Песок из окружающего пространства сконцентрировался в оставшейся руке демона, превращаясь в большой меч. Но, прежде чем Кан сумел сделать еще один шаг, с десяток лезвий, покрытых небесным пламенем вонзились в землю, разрывая тело Кана. Он, как и безымянный, мог видеть сгусток света в небе. Авгур обняв себя крыльями, покрылся белым пламенем и спикировал прямо на демона. Врезавшись в землю, раздался небольшой взрыв, разбросавший сгустки белого пламени повсюду. Одновременно с этим с неба стали падать перья, сгоравшие до того, как упасть на землю. Айрэс сгруппировался в воздухе, тут же встав в стойку, рыча от боли. Перед ним был Кан, с которого кусками падали бинты, обнажая истинную натуру - фигуру целиком из песка, которой требовалось все больше сил для поддержания собственной формы.
Второй, кого Авгур увидел, едва отдышавшись - это Безымянный воитель, с которым, как оказалось, они уже были знакомы.
- Опять ты? - тяжело дыша, проговорил Авгур, вновь сконцентрировавшись на противнике. Держа меч одной рукой, другой Мечекрыл сжал кулак. Изломанный клинки и осколки возникли позади него, парящие в воздухе и готовые пронзить своего врага.
- Давай!. И ринулся на врага, помогая парящими клинками.

Отредактировано Авгур (31-05-2019 12:44:12)

+1

74

  Раньше буря убивала только всяких важных, потому Фами её не боялась. Она была совсем не главной, а те самые важняки были куда страшнее ветра с песком - их смерть никого в Сарамвее не печалила. Кроме того, бедствие каждый раз напоминало девочке о её родине. Когда она вместе с ещё не умершими родителями жила в землях, где зимой падал снег. Вой бури был такой же. На секунду закрыв глаза можно было представить, будто не песчинки ударяются о твою кожу, но горячие снежинки и капли дождя.
  В этот день Фамара вышла на улицу, чтобы слушать и воображать. Все другие попрошайки остались в подвале полуразрушенного дома Старого Друга. Хозяин кормил их и рассказывал истории. Мальчиков уводил наверх, чтобы целовать в губы и не только. Никто из детей уже не боялся целоваться со Старым Другом: он был их защитником, кормильцем и лидером, за него они готовы были драться до последнего. Ему доверяли тайны, за него порой убивали, ему приносили добычу, чтобы он её делил. Фамара думала о нём как дедушке с рогами. У него были мозолистые пальцы и волосы на груди. Он очень приятно смеялся и порой играл со своим длинным хвостом. Часто во сне девочка видела те самые истории, которые Старый Друг рассказывал им наяву в подвале своего дома.
  Песок начал ударять по ставням глиняных домов. Бельё полетело по улицам, и люди побежали кто куда. Некоторые хохотали, чувствуя как одежды надуваются подобно парусам. Другие боялись. Фамара же стояла на крыше с тряпкой у лица и закрытыми глазами. Ей чудилось, что она в старом деревянном доме на окраине города. Заметает снег, всюду спешно передвигаются люди, говоря кто о чём.
  Она вспомнила, что посреди её родного города стояла ёлка. Несколько раз за зиму отец водил Фами к этой раскидистой красавице, чтобы дочка поиграла с другими детьми в снежки, скатала пару снеговиков, познакомилась с кузенами и кузинами. Иногда отец катал её на спине, и она чувствовала, будто едет на спине лесного лося. Отец был большой, но он упал и уронил топор, когда ему выстрелили в лицо. Стрела звучала не как хлесткий удар берёзовой веткой, но гулко, словно удар топора по мясной вырезке. Полилась кровь и было так грустно, что Фамара расплакалась. Сейчас внутри уже не так. С тех пор она уже побывала много где: страшные воины шли вдоль огромной реки, продавая девочку из рук в руки. Со временем она оказалась там, где всё так или иначе оказывается - в Сарамвее, в руках Старого Друга. Он погасил в ней горе, дав бесконечно чёрный напиток. Теперь она не грустит, только смотрит вокруг и вспоминает.
  Фами стояла посреди крыши долго, пока буря наступала. Сейчас она наслаждалась каждым мгновением наедине со своим прошлым, но этому не суждено было продолжаться долго. Впервые на её памяти Буря заговорила с ней.
  - Воины света! - Голос звучал одновременно отовсюду. - Столько смертей! Боли! Страданий! Здесь вы - самые страшные чудовища!
  Фамара не знала, что ответить. Она стояла и смотрела вдаль, защищая глаза густыми ресницами. Песчинки ударялись об неё с новой силой, ветер норовил столкнуть с крыши. Девочка держалась за деревянную балку, пыталась взглядом найти хоть что-то... и нашла свет. Он был быстрым и сильным. Раскатистый звук рождался вслед за движением этого невообразимо красивого явления. Фами затаила дыхание и смотрела, как мгновения сменяют друг-друга в сиянии света и переливах мрака. Ей казалось, что если она отведёт взгляд, то пропадёт. Весь мир умрёт.
  А потом мрак сгустился и ударил по источнику света. Молния погасла, а вслед за ней раздался ужасающий грохот. Крыша затряслась и провалилась. Фамара едва удержалась за балку и повисла над пропастью, пока вокруг летали осколки, пыль и грязь.
  Тьма воцарилась на долгую минуту, в течении которой девочка цеплялась за остатки провалившейся крыши. Четверть дома словно бы унесли прямо из под её ног. Где-то надалеко восстал тусклый, но всё ещё непреклонный свет. К нему присоединился не менее непреклонный собрат. Две молнии устремились в сторону чего-то, что видели только они. Фамара же, закрепившись ногами, медленно сползала вниз, стараясь не обрушить на себя куски глины.
  Когда она спустилась вниз, то буря улеглась. Девочка увидела полузакопанные тела людей, грязную кровь, части тел и руины обветшалого дома Старого Друга, услышала крики умирающих. Всё, что осталось от этого места, можно было назвать пустырём. Всех жильцов - её названных братьев и сестёр - словно стёрло и присыпало землицей.
  - Нет... - Прошептала девочка тихо себе под нос. Она сделала пару шагов и упала. Ей казалось, что дышать становится всё труднее, это ком в горле заставлял её снова плакать. А в небесах стояли звуки битвы.
  Две молнии с грохотом ударяли по летающему человеку. Он защищался и пытался их атаковать, но они были быстрее. Словно хищные собаки, они растаскивали его по частям. Их мечи отрезали от него куски. Всюду были зрители: люди повыходили из домов. Они не знали, что происходит. Только зрелище в небесах казалось чем-то похожим на объяснение.
  Но... Молнии с громким взрывом уничтожили то, что ещё оставалось от летающего человека. Напоследок он что-то прокричал. Возможно упрекал их за своё убийство, но слова различить было нельзя, и сама душа бури растаяла в небесах. Обе молнии исчезли, как только закончили своё дело. Никаких объяснений не последовало. Только защитники и стражи Сарамвея побежали по улицам с докладами и приказаниями.
  - Отыщите этих айрес! Магов, магов сюда! - Кричал кто-то. - Помогите раненым.
  - Они за это заплатят. - Рычал другой голос где-то совсем недалеко.
  - Обыщите улицу, берите выживших и несите в лазарет! И где эти чёртовы маги?
  Фамару кто-то подхватил на плечо и понёс. Девочка смотрела в небеса, и слёзы боли застилали её глаза.   

оффтоп

Разрушен был не квартал, а улица. 8 домов. Это подправил в предыдущем посте.
Авгура и Никто скорее всего будут пытаться найти какие-то маги и воины чтобы допросить, а может и убить. За их головы назначены награды. Они нажили себе врага в лице Сарамвейской власти и в целом города.

Если итоги не устраивают, то можно стукнуть табуреткой в лс, и я переделаю)

[AVA]https://i.pinimg.com/564x/d1/6c/b2/d16cb2d87c53ca229e575e72c1e9a39f.jpg[/AVA][SGN] [/SGN][NIC]Фамара[/NIC][STA]Ребёнок[/STA]

+2

75

За всю свою весьма долгую жизнь Авгур бывал в Сарамвее всего два или три раза, предпочитая облетать эти места стороной. Постоянная жара и вездесущий песок раздражали гораздо сильнее того демонического отребья, что предпочитало жить в таких недружелюбных местах. И что характерно, всякий раз, побывав в городе, воитель проговаривал в уме одну фразу, с которой он обычно покидал этот город.
Отвратительное место.
По сравнению с тем ураганом, в центре которого бились двое айрес, выход из города проходил практически в тишине. Обмотанный тканями для сокрытия своего лица, Авгур спешно покидал город. Местные не станут разбираться, кто устроил погром - учитывая, что тут жило немало демонов, они скорее обвинят айрэс в произошедшей беде. И их трудно было винить. Даже кондотьерша быстро изменила свою позицию, отдав приказ о поимке двух крылатый бойцов. Впрочем, Мечекрыл(который пока не может таким быть ввиду сгоревших крыльев) уже вышел из города, торопясь найти более прохладное место, где можно будет отдохнуть и залечить раны.
Что до второго воина, чьего имени Авгур не знал, то на этот счет он волновался не сильно. Даже не перекинувшись парой фраз, мужчина ушел, оставив израненного старика наедине со своими проблемами. Следствие ли это воли Имира, пожелавшего одиночества для своих детей, или же презрение Авгура к сородичам, по воли инстинктов уничтожающих зло? Ответ был между этими двумя истинами. Главное - что сейчас Авгур был один.
Их последний бой не был похож на те, что привыкли воспевать бесталанные писаки и певцы. Израненные и уставшие - троица из последних сил воевала, сведя бурю к небольшому урагану в центре кратера, где был бой. Безымянный, готовый умереть от полученных ран, "Кан", что больше удерживал самого себя от распада, и Авгур, которому оставалось лишь махать оружием.
Они победили... ну, по крайней мере так думали. С помощью стали Авгура и света Безымянного Кан наконец погиб, обратившись в ветер. Пропала и его темная аура, растворившись в песке. Его последние слова, однако, были адресованы отнюдь не своим врагам.
- Чертов... Юма...
И воцарилась тишина. Даже люди, увидевшие окончание битвы, еще какое-то время не знали, как реагировать и считать ли воинов света виноватыми в том, что демон разнес целую улицу в попытках убить их. Более юный воин не стал дожидаться окончательного решения, и ушел, запомнив взгляд окружавших людей. В их глазах не было ничего, кроме страха перед крылатыми людьми. Даже если Оливия заступится за них, в этом городе им долго не прожить. Лучшее, что следовало сделать - разделится и тихо уйти.
Выжил ли второй? Мечекрыл не знал, но предчувствие говорило, что однажды они еще встретятся - все таки айрес - это бойцы, проверенные веками. Какими бы ни были их раны, они всегда могут выжить.
- Ты! - от размышлений айрес на дороге прервал крик впереди. Мужчина поднял обмотанную шарфами голову. Перед его глазами стоял эльф, тот самый, которого пытала Оливия. Без одной ноги и трех пальцев на правой руке, он стоял, кое-как держа меч, и упираясь о деревянный костыль. Он находился в еще более худшем положении, чем Мечекрыл, что уже говорило о том, в чей исход будет решен конфликт. Лучшее, что оставалось сделать - это игнорировать инвалила. Так и поступил воин, не обращая на крикуна внимание.
- Гордишься собой, да? Ублюдок, столько хороших людей погибло, и ни за что! - кричал эльф, и, подойдя поближе, Авгур понял, что перед ним - по сути подросток, которому вряд ли наберется больше сотни. При этом выглядел он немного иначе, чем остальные его собратья. В нем было что-то чуждое, только айрес никак не мог понять, что.
- Теперь Кукулькана нет, и он найдет нас, он... - когда Авгур поравнялся, он оттолкнул эльфа от себя. Тот упал на песок, выронив костыль, и, закричав, бросил свой меч в Авгура. Даже не потребовалось уклонятся - оружие пролетело мимо, и уткнулось в ближайший бархан. После этого мужчина позволил себе повернутся к эльфу.
- Мне наплевать, юнец.
С минуту эльф свирепо смотрел на Авгура, после чего мрачно усмехнулся, наблюдая за тем, как Мечекрыл уходит.
- Что б ты знал, об убийствах... Мы никого не убивали, это Кондотьерша... Она избавлялась от тех, кто знал об ее делишках и том, как она держит власть. Понимаешь теперь, айрес? Мы лишь искали убежища, а вы убили... убили их всех.
Дальше Авгур не слушал, смотря за тем, как свободно плыли по небу облака. Пройдет еще какое-то время, прежде чем крылья отрастут, так что ему придется долго наблюдать эту картину.
Да. Это отвратительное место.
The end..?
.
.
.
------------------------->Куда-то в Альмарен

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Сарамвей » Улицы города