http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/19723.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » БАРОНСТВО АРИМАНСКОЕ » Главная площадь


Главная площадь

Сообщений 301 страница 307 из 307

301

Демон был убит, получили свое и те чудовищные твари, что явились на площадь после него – но ничто и не держало герцога Сальгари в Аримане. Теперь, оказавшись в относительной безопасности, своими глазами увидев кончину чудовищ, Лоренцо мог бы праздновать хоть и не свою, но совместную победу… только вот на завершение разыгравшейся драмы разворачивающиеся на площади события никак не тянули.

Эльфы валились с ног, это мужчина прекрасно видел, да и от его собственного когда-то выдающегося отряда осталась лишь жалкая кучка чудом сохранивших рассудок бойцов, но прибыли и новые действующие лица. Новые эльфы. В беспочвенное, расточаемое во все стороны благородство этого народа Лоренцо, имевший возможность насмотреться в жизни на самых разнообразных светлых, не верил. На опоздавших явившиеся не были похожи, и завидная целеустремленность, с какой они взялись командовать не оставляла никаких сомнений в том, что они кое-что знают. Кое-что, что не позволяет им счесть побоище на площади законченным.

Сальгари трезво оценил имеющееся силы. Некоторое количество ментальных магов, жрец Имира, дракон… они могли бы стать неплохим подкреплением и сослужить большую службу оставшимся, но риски были слишком велики. Забирать придется всех. Госпожа де Драго, по сути, единственный козырь герцога, имела один недостаток, пересиливающий все ее достоинства – она не была профессиональным воином. Испепеляющая драконья ярость, прорывающаяся порой сквозь осторожную рассудительность умудренного жизнью бессмертного существа, была чересчур опасна для всего Аримана. Конечно, у самой известной коновладелицы всех центральных земель было достаточно золота, чтобы возместить ущерб… но лучше не доводить до возмещения, так ведь? Да и куда важнее то, что в этом мире нет неуязвимых, и против дракона еще можно найти достаточную силу. Не здесь, на чужих землях, рисковать членом сеньората, когда ее же силы могут пригодиться и в своем герцогстве. В свете всего происходящего слова баронессы де Шоте о служанке не играли роли. Барон дал согласие, сама она не против – так прочь отсюда, прочь! Домой, в Ниборн, смыть пот и кровь, и обдумать, наконец, все произошедшее.

Разве что… с таким пренебрежением к доспехам и охране вообще, подумал Сальгари, барон де Шоте очень грамотно поступил, что воспитал осторожную и разумную дочь, а не безрассудного и чрезмерно храброго сына.
Мне приятно познакомиться со столь почтенными особами, но вы правы, сейчас не до церемоний, – Лоренцо уверенно кивнул барону, открывая портал в палаццо Ниборна, а после взял Аделинду за руку, осторожно сжав тонкую кисть, – мы сейчас же покинем это место, не стоит ни за кого бояться. Отступаем! – отрывисто, но негромко приказал он воинам.

Через многие версты провести остатки чужой свиты и остатки своего же отряда, оставив трупы на месте схватки, было проще, чем до этого в полном составе вести тот же отряд на площадь, да и исцеляющие заклятия, потоком хлеставшие по площади, сделали свое дело. Лоренцо ощущал себя полным сил, до неправильного здоровым и готовым действовать. Разве что сейчас оптимальным действием было отступление.

Закрыв портал за последним солдатом, под руку провожавшим Амели, Лоренцо обернулся к барону де Шоте. Сейчас они остались один на один, воздух вокруг позванивал скрытой тревогой, и Сальгари, доверявший своим предчувствиям куда меньше, чем разуму, в этот раз не мог отметить редкого единодушия меж мыслями и чувствами. Господину барону, с его нынешней охраной и пренебрежением к защите, на площади было нечего делать.
Остаться в гуще сражения и под ударом противника неизвестной силы, это отнюдь не доблесть, – Сальгари твердо взглянул на мужчину, подпустил в голос отнюдь не приличествующих случаю приказных ноток. Уж лучше иметь обиженного тестя, чем мертвого, решил он. – Здесь не война, чтобы воодушевлять своим присутствием целую армию, а погибнуть в гуще беспорядков из-за удара неведомого темного создания – отнюдь не героический поступок. Я могу вернуть вас в ваш замок. Подумайте об этом, господин барон. Подумайте о словах своей дочери. Я не попрошу взамен ничего, единственное, чего бы мне хотелось – это получить по частице плоти каждого из тех чудовищ, какие уже убиты. Есть опасность, что подобные твари вернутся или попытают удачи в другом месте, и изучить их со всех сторон жизненно необходимо. В том, что все убитые будут похоронены как подобает, я не смею сомневаться.

______
Пояснение: Арадия, Аурелия, Аделинда и Амели в сопровождении солдат и светлого мага отправляются в Ниборн, Лоренцо на площади рядом с бароном де Шоте в окружении его солдат и готов в любой момент открыть портал в его замок.

+4

302

Словно вернулись они в те годы, когда Аделинда была маленькой девочкой и любила прибегать к отцу. У него было не так уж много времени на домашние радости, но для девочки он всегда старался выкроить время. Вот и сейчас, слыша тихие всхлипывания дочери, барон ласково гладил ее по волосам. Ему хотелось сказать Линде очень много, но вот беда, все слова куда-то подевались, и Генрих де Шоте за эту пару минут сто раз пожалел о том, что недодал в свое время дочери. Но такова наверное участь всех детей особ высокой крови.
   Отправляя Аделинду в Ниборн, барон понимал, что тоже рискует, герцог Ниборна был ему знаком только заочно, но сейчас он не видел более быстрого пути для ее безопасности. Как оказалось, из города уехать нельзя, вряд ли подход армии сделает путь спокойным. Да и куда ее отправлять? Туда, куда она ехала, уже нет смысла: неизвестно, сколько этих тварей и где они, а свои мощь и вездесущность они уже продемонстрировали. Но, во всяком случае, в Ниборне их еще не было. На самом деле не было? Или герцог об этом не знал когда уезжал?
- Все будет хорошо, - почти прошептал барон Линде, сам не веря в это, - все будет хорошо, ты вернешься, когда все закончится.

   Надевая поддоспешник, в который один из солдат помогал облачаться его превосходительству, де Шоте слушал своего будущего зятя (да, о браке пока не было сказано ни слова, но оба знали, зачем герцог был здесь. Хотя обычно такие визиты готовились заранее и обсуждались всеми высшими лицами государства, взвешивались все "за" и "против" династического брака, сейчас была не та ситуация, все это будет потом) и хмурился. Отчасти конечно де Сальгари был прав, но только отчасти.
- Может быть и не доблесть, - хмуро возразил он, - но я не смогу смотреть в глаза своим солдатам, если брошу их неведомым тварям, оставляя драться за город, а сам покажу им то, что пониже спины. Это война, герцог, самая настоящая война. Пусть против нас и не стоит армия, те, кто пришел на нашу землю, ее стоят. Даже если Вы еще не сталкивались с ними у себя, видели, что они творили здесь. У меня они мановением неизвестно чего уничтожили гарнизон, а Вы говорите не война. Или надо бросить город и уйти вместе с армией? А как же жители? - Де Шоте сердито фыркнул, отметая даже саму эту мысль.
   Он обвел взглядом площадь, словно ища подтверждения своим словам, и ведь этих подтверждений было полно: убитые, раненые и сошедшие с ума люди, да и улицы мало напоминали улицы мирного города.
- Само собой, Вы получите из останков этих чудовищ все, что вам нужно, - он был согласен с тем, что врага надо изучить, его магам тоже, сделал знак одному из солдат, и тот бросился к бесформенному куску обгоревшей после атаки огненного мага плоти и, пересиливая отвращение, которое явно читалось на его лице, принялся кромсать ее клинком. От нее мало что осталось, она не кровоточила как было бы это с плотью внезапно погибшего в огне человека, она вообще не была похожа на плоть, а скорее на куски плохо пропеченного внутри, но при этом сильно подгоревшего снаружи теста. Правда, смердело от нее совсем не тестом.
   Покончив с этим и отложив куски "теста", солдат подошел к мертвой демонице. Даже будучи изуродованной, недвижимой и уже фактически неопасной, она выглядела угрожающе. Несмотря на свой богатый военный опыт, с такими существами лицом к лицу воин не сталкивался. Пару минут он медлил, рассматривая расплющенное каменной дланью тело, затем взмахнул клинком и попытался отсечь выше локтя когтистую черную лапу. После первого удара та дернулась, ладонь ее сжалась, и воину даже показалось, что мертвая демоница вот-вот его схватит. Но пусть и не с первого раза и даже не со второго, но ему это удалось, и солдат почувствовал себя мясником. Однако же его утешал вид мертвых солдат, с которыми он еще вчера мог пить в таверне пиво.
   Осторожно взяв демонячью лапу и отрубленные от пришельца куски, солдат принес это к беседующим господам, положил рядом с ними и поскорее отошел в сторону.

   Барон уже надел доспехи и все тот же солдат помогал ему застегнуть плащ, когда правитель Аримана внезапно ощутил постороннее  присутствие в своих мыслях. Сначала это было похоже на чей-то пристальный взгляд, иногда бывает такой - почти осязаемый, словно кто-то шарит у тебя по коже, потом будто чьи-то невидимые щупальца стали копаться в памяти, вызывая из небытия давным-давно забытые образы, поплывшие перед глазами яркими цветными пятнами. Кто это? Что им надо? Генрих помотал головой, словно это могло прогнать непрошеных гостей, но, конечно же, не прогнало. Он уже понял, кто это был, и понял, что надо было надевать не только железную броню, но было поздно: схватившись за голову, де Шоте рухнул на колени, сраженный сильнейшей головной болью, от которой помутилось сознание и потемнело в глазах.
   Последнее, что увидел барон - это закрывающийся за дочерью портал, и только сейчас, на грани ускользающего во тьму сознания, откуда-то всплыла мысль: "Он говорил мне п-про тьму...". Кто? Кто говорил с Аделиндой? Кто-то из людей был на стороне этих тварей?

[NIC]Генрих де Шоте[/NIC]
[STA]Барон Аримана[/STA]
[AVA]http://almarein.spybb.ru/img/avatars/0001/31/13/1498-1456076761.jpg[/AVA]

+4

303

Пока пришельцы не решили убивать ли им правителя Аримана или лучше его подчинить и сошлись следующем: вызнав все о переданном ключе, сделать его своим приспешником, а вот если это не получится, или убить, или оставить барона в растительном состоянии дабы впредь его дочь была сговорчивее.

Генрих де Шоте
Жив, но 2 хода без сознания, доспехи уже на нем.

Пришельцы узнали, что ключ к книге отдан группе айрес, но не знают, куда его унесли, т.к. это не знает и сам барон.

Ордалион
Еще 1 ход под ментальным блоком, находится на втором этаже одного из домов на площади. Т.к. сама площадь была под воздействием светлой магии, его темное колдунство в доме светлыми магами не обнаружено, они ощутили только применение магии.

Т.к. через псионический портал может пройти максимум 15 человек, герцог, отправляет туда всех, кто был при нем, и остается один.

Светлые маги пропускают еще 1 ход, действие магии над площадью закончилось, но барон, герцог, сам эльф и маг огня под защитой барьера Гваихира.

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

0

304

Да, очень бедный пост, но я пока не готов на большее...

Эльфы пользовались затишьем, как могли. Маэгвен со своими воинами сместился с площади к одному из домов, где их его ожидал один маг света и стихийный маг земли – Крейн. Крейн чувствовал себя довольно неплохо, поскольку его магия не требовало постоянного поддержания заклинания, но тем не менее, он тоже решил позволить себе лёгкий отдых.
Вильгельм всё также стоял подле Гваихира, то и дело оглядываясь по сторонам. Его немного удручал тот факт, что враги могли столь быстро и легко оказаться на площади и помешать эльфам и прочим защитникам города. Тем не менее, он был готов оказать сопротивление тем тварям, если они решат возвратится.
Маглор и его лучники наблюдали из окон за площадью, не пренебрегая так же следить за своими сородичами с противоположной стороны площади. Следопыт обладал весьма зорким глазом и уже успел забеспокоиться, когда узрел, как один из видимых им лучников в окне двухэтажного дома обернулся и, кажется, натянул тетиву. Из-за приличного расстояния и дыма, являющегося результатом заклинания мага огня, Маглор не мог разглядеть всё достаточно хорошо, потому приказал своим воинам не спускать с дома на противоположной стороне глаз.

Гваихир продолжал поддерживать свой барьер, но с уходом солдат герцога Ниборна, решил, что пора действовать.
- Милорд, нам нужно покинуть площадь. Здесь слишком опасно. Оставьте всё на эльфов и пусть с вами всегда будет кто-то из черодеев. – голос сотника звучал спокойно, но его глаза явно выражали беспокойство, поскольку эльф привык видеть своих врагов и знать, как с ними бороться. То, что произошло на площади, говорило о том, что эльфы плохо знают всю ситуация и им так же следует перегруппироваться. Сейчас же воины элендрим могли лишь только тянуть время.
Пока Гваихир обращался к барону, на площади показался Гвиндор в сопровождении двух всадников. Они скакали к своему капитану с известием.
- Третье крыло скоро будет здесь! – не слишком громко произнёс эльф, спешившись и приблизившись к командиру. Его взгляд на мгновение пал на раненного Келегорма, который уже успел прийти в себя, но был слишком слаб, чтобы подняться и действовать вместе со всеми.
- Это приятная новость! Для нас самое главное защитить барона. – Гваихир понимал, что силы его стороны значительно упали с уходом союзных воинов через портал герцога Ниборна, потому был готов отдать нужные приказы отряду, но он ничего не мог поделать, пока Генрих де Шоте не наберётся достаточной решимости, чтобы начать действовать. По правде говоря, эльфа даже не страшил тот факт, что возможно придётся наступать, но тут же возникал ещё один важный вопрос – куда и на кого наступать? Сейчас он старался не думать о лишнем и держался вместе с Вильгельмом подле барона. Даже, если его барьер ослабнет, он надеялся, что сможет принять часть любого удара на себя, но был ли повод беспокоиться, когда вокруг не единой тёмной души?
- Прошу и вас, пока вы нас не покинули, держаться рядом. - обратился Гваихир к герцогу.
Если де Шоте и намеревался дать ответ эльфу, то был лишён такой возможности. Его подкосило так, словно кто-то дал по голове. Гваихиру не нужно было долго думать, чтобы догадаться или подозревать причину, по которой барон хватался за свою голову и оседал на землю. Воин подскочил к нему ещё до того, как тот рухнул и успел вовремя подхватить. Барон был без сознания и мог сильно ушибиться головой, но к счастью этому теперь не бывать.
- Скорее! Окружите барона! – если причиной атаки была магия, то шансов защитить властителя Аримана было немного, но можно было, по крайней мере, хоть как-то пресечь на него прямое воздействие. К де Шоте сразу же подбежало трое эльфов и ещё несколько воинов с щитами из его свиты.
- Поднять щиты! – воскликнул Гвиндор за Гваихира, поскольку командир далее полностью сконцентрировался на барьере.

Отредактировано Гваихир (30-10-2017 21:28:59)

+2

305

Ордалион наблюдал за суетой врагов на площади. Судя по всему, они ждали нового удара, но не подозревали как скоро он произойдет. Колдун частично слышал переговоры лидеров столкнувшихся с ним отрядов и теперь знал имя "Яйцехвата".
- Значит Лоренсо? Хорошо, так и напишу на твоем надгробии. Если останется что хоронить.
Первый противник некроманта открыл портал достаточно оперативно, чтобы Ордалион не успел предпринять никаких мер и увел с площади своих людей. Это было досадным упущением, ведь разделаться следовало со всеми участниками этой затянувшейся пьесы. Но к счастью главные виновники гибели Ширли по-прежнему оставались на площади ожидая часа расплаты. Колдун был бы рад уходу части врагов, если бы знал что среди них был тот самый дракон, что так легко вывел его из боя.
Пришельцы сделали свой ход. Барон де Шоте, а у Ордалиона не оставалось сомнений в том, что это был он, судя по реакции окружающих, упал на мостовую, схватившись за голову. Это было сигналом к атаке, которую некроманту не терпелось начать после того, как один из солдат отсек руку мёртвой демонице.
- Время пришло. Прикройте меня если остроухие смекнут откуда их атаковали и попытаются зайти в тыл, - мысленно обратился он к новообретенным союзникам и, окинув площадь взглядом еще раз, принялся читать заклинание.
Это было заклинание "Поднять нежить". Атаковать направленными заклинаниями сейчас было опрометчиво, ведь эльфы легко могли отследить траекторию их движения, а главным преимуществом колдуна являлось то, что его позиция врагу была неизвестна. Он читал это довольно длинное заклинание стоя к окну боком и якобы разговаривая с кем-то рядом. Десятки серых огоньков, видимых лишь некроманту, возникли слово из ниоткуда и устремились на площадь и соседние с ней переулки. Он пикировали на лежавшие повсюду тела, вселяясь в них. Когда этот серый дождь прекратился, мертвецы в унисон дернулись и начали подниматься на ноги. Лишь три тела сохраняли мёртвый покой - двое изрубленных эскортом благородной леди мятежников да бедная Ширли, чьё тело была так сильно изувечено неумолимыми каменными объятиями, что в качестве нежити уже не годилось. Даже Смерть отказала ей во втором шансе.
- Оставьте барона, остальных убить. Отрежьте все пути к отступлению. Цельтесь в магов, - отдал приказ некромант. - Сзади к нему подошел убитый несколькими минутами ранее эльфийский воин. - Охраняй.
Как только нежить пришла в движение, кинувшись к эльфам с оружием или взведя арбалеты, колдун начал открывать порта. Он вложил много сил в это заклинание, чтобы диаметр бреши в пространственной материи рос максимально быстро, не давая врагам, отвлекшимся на мертвецов понять, откуда исходила новая опасность. Начал открываться портал под ногами мага огня. Его Ордалион успел разглядеть в разгар боя и выбрал в качестве одной из приоритетных целей еще тогда. От мага пелена разрыва в пространстве стремительно побежала под ноги стоявшим рядом эльфийским воинам, увлекая их в свои недра. Выход портала располагался на соседней улице в небе, примерно в сотне метров над мостовой.
- Я покажу вам Ад, ха-ха-ха-ха!

0

306

Отсутствие светлой магии над площадью дает некроманту возможность сделать свое черное дело. Ордалион, имеющий высший уровень в некромантии, поднимает 50 мертвых, находящихся в радиусе 50м от него, из них контролировать может 10. Убить их можно только огнем, светлой магией или обезглавливанием.
Теперь уже светлые маги, несмотря на то, что заклинание выполнено по площади, могут определить его источник.
Поднятые зомби движимы только двумя желаниями: жрать и убивать, а потому набрасываются на всех живых.

Пришельцы обработали разум ариманского правителя и попытались сделать то же самое с герцогом де Сальгари, он снова, как и в Ниборне, ощущает попытку проникновения в сознание одного из существ, по-прежнему прячущегося в тенях. Другое, откликнувшись на зов колдуна, по теням перемещается к нему.

Тело Ширли все лежит на площади, хотя каменный кокон вокруг нее распался.

Барон, герцог и Гваихир, Вильгельм (маг огня) и шестеро воинов, что окружили правителей, еще 1 ход находятся под барьером светлой магии Гваихира, из-за чего зомби не могут к ним приблизиться.
Генрих де Шоте еще 1 ход без сознания, пропускает очередь.

Светлые маги могут кастовать, но заклинания по площади мощными не получатся.

470350,866 написал(а):

Его Ордалион успел разглядеть в разгар боя и выбрал в качестве одной из приоритетных целей еще тогда.

Постфактум, не принимается. Кроме того, это вторая атака.

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

0

307

Эльфы ожидали, что тёмный чародей и забравшее его неизвестное существо, ретировались на всегда или на куда большее время. Если они и ждали атаки, то скорее всего с известного им направления одной из улиц. Всё, что произошло на площади дальше, совершенно не сходилось с тем, на что предположительно могли рассчитывать силы людей и эльфов. Свои длинные и ужасные корни на площади стольного града Аримана запустила тёмная магия и на сей её сила достигла невиданных высот вдохнув подобие жизни в мёртвые тела и сделав их одержимыми куклами, которые желали лишь разорвать и съесть живых.
К ужасу всех, трупы оживали, но к счастью достаточно медленно они поднимались на ноги, что позволило воинам осознать всю абсурдность происходящего. Многих людей пробила дрожь. Эльфов же, которые уже сталкивались с тёмной магией разных видов, данная картина впечатлила не столь сильно, пускай и вызвала у них удивление. Больше всего воины элендрим волновались за своего капитана и герцога, светлый барьер над которыми успешно удерживал оживших мертвецов. Эльфы могли уйти, и перегруппироваться, пока зомби не окружат их, но это означало бы, что они бросят мирных жителей, своего командира и барона на произвол судьбы – такого Маэгвен позволить не мог.
- Tira ten’ rashwe! – первым и воскликнул Маэгвен, поскольку он и его воины хорошо видели всю ситуацию со стороны. Большая часть пехоты была сосредоточена у него, и он понимал, что убивать все пол сотни, если не больше, ожившей нечисти будет слишком тяжело. 
- В линию! – прокричал он. – Стена щитов! – Маэгвен и не надеялся, что сможет своим отрядом из пятнадцати щитоносцев сдержать всех зомби, но он может выиграть время для Гваихира. Его план был прост: растянуть линию от солдат у повозки, и надеясь на поддержку пехоты людей, сделать своеобразное заграждение, чтобы мертвецы не смогли образовать кольцо. Если мёртвые образуют кольцо, то эльфов уже ничто не спасёт. Вот только ситуация была воистину ужасной, поскольку трупы были по всюду и кому-то нужно будет позаботиться об одиночках. К счастью маги полностью или частично уловили идею командира крыла.
- Барьер! – его звали Каэтель. Он был, казалось бы, не очень взрачным светлым магом, но весьма упрямым и выносливым. Он знал, что его сил и сил другого светлого не хватит, чтобы отправить на упокой всех обезумевших мертвецом, но они могли выиграть время, если защищать воинов. Второй светлый маг сначала хотел бежать к источнику тёмной магии, который ему удалось засечь, но зомби напрочь лишили его этой возможности, потому он так же сконцентрировался на барьере. Тем временем за спинами эльфийских воинов молился жрец Имира, взывая к помощи светлого бога. Он не мог поверить, чтобы тот оставил верных свету эльфов на растерзание мертвецам.
- Твою мать! – выругался маг земли, Крейн. Он ненавидел мертвецов. По его мнению, с коим бы согласились друиды, мертвецы должны лежать в земле и питать корни деревьев. Самое забавно было то, что Крейн мечтал о том, чтобы его сожгли, когда он скопытиться.
- Это уже слишком! – маг земли упёрся своими крепкими ладонями в землю и на прочитал на грубом языке заклинание и в то же мгновение земля ответила на его зов, и из-под одной новообразованной кучки зомби вдруг выросли каменные шипы. Он не надеялся убить, но если такая штука пронзит на сквозь, то зомби не сможет двигаться. К тому же, любое такое препятствие на пути мертвецов лишь только обернётся выгодой для воинов Аримана. Маг земли предпочёл держать ближе к Маэгвену и оказывать содействие своим воинам.
- Я больше не смогу держать барьер! – с досадой проговорил напряжённый эльф, прекращая поддерживать свою защиту. Барон был без сознания, а потому организовать его воинов решил сам капитан.
- Образуйте линию! Держите их сколько можете! – прокричал он.
- Гвиндор! Уносите барона в замок! Мы их будем удерживать! – всадник без лишних слов помчался выполнять последний приказ. Тем временем на площадь выехало пять эльфийских всадников, чтобы сообщить вести, но увиденное застало их врасплох. Они принялись пробиваться к своим, сбивая мёртвых с ног.
- Защищайте барона! – обращался Гвиндор к всадникам. Трое эльфов помогали ему погрузить да Шоте на эльфийского скакуна, но из-за доспехов это было не просто, пускай скакун спокойно принимал такую ответственность. Их защищали те пятеро всадников, которые скакали по кругу отгоняя мертвецов от эльфов.
-А-а-а, снова, чёрт их побери! -  Вильгельм был раздасован. Ему хотелось эля, но мертвецы решили помешать ему. – Не в мою смену, кастлявая! – он широко улыбнулся и приготовился произнести заклинание.
- Туда! – крикнул кто-то, от чего Вильгельм не сразу сообразил. - Сожги тот дом к чёртовой матери! – кого, кого, а ругающихся эльфийских светлых магов Вильгельм видел не часто, и тот указывал ему на какой-то дом. Он не совсем понимал логику остроухого, но за несколько лет работы вместе, он привык доверять эльфам.
- Огненный шторм! – проревел маг и тут же от отряда эльфов в сторону двухэтажного дома направилось призванное заклинание. Он не стал ожидать результатов и сразу же наложил на себя известный всем магам огня щит – «огненный щит» -, взял в руки одноручный Ариманский клинок и встал в двух метрах от Гваихира, который тем временем уже зарубил одного зомби и принимался за следующего.
Всю это хаотичное какофонию и разруху встретили и лучники в домах. Некоторые зомби пытались пробиться к ним с боем, но те вместе с войнами просто запирались в комнатах, используя всякую мебель. Среди лучников не было Маглора. Никто не знал куда делся следопыт, но это было явно не спроста.


Ситуация должна выглядеть примерно так, кратко: эльфийские воины и воины барона пытаются построить боевую линию в отношение наибольшей массы зомби. Гваихир, Вильгельм некоторые из воинов барона разбираются с мертвецами в тылу образующейся боевой шеренги. Один светлый маг заметил предположительный источник тёмной магии и обратился за помощью к магу огня, поскольку сам занят поддержанием барьера над воинами шеренги, после чего тёмный источник был атакован "огненной бурей" Вильгельма. Крейн - маг земли - атаковал наибольшую (по его мнени) группу скопления зомби земляными шипами.  И в заключение, барона пытаются вывести из главной площади в замок.

Отредактировано Гваихир (03-11-2017 00:13:56)

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » БАРОНСТВО АРИМАНСКОЕ » Главная площадь