http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/19723.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » БАРОНСТВО АРИМАНСКОЕ » Главная площадь


Главная площадь

Сообщений 251 страница 300 из 309

251

Аделинда холодно усмехнулась в ответ на изречение незнакомца, наклонив голову чуть в бок. Ткань капюшона приоткрыла часть ее лица, но так и не открыла его полностью. Оно и не было нужно.
- Играешь невиновного... Ну ладно. - Прошептала снисходительная мысль в голове девушки.
Она развернулась в три четверти к собеседнику, сохраняя прямую осанку, но показывая языком тела, а именно повернутым к мужчине плечом, свое негативное отношение, как к самой встрече, так и к общению в целом.
- А кто сказал, что крестьянин не сделал это сам? - Алые губы девушки приподнялись в саркастичной улыбке. - В конце концов, я всего-лишь следовала по своему маршруту. Ни я, ни конвой не хотели проявлять агрессию, - толпа же, напротив, напала на мою карету, а дальше... что-то пошло не так.
Но Как вы сами сказали, - это были сопутствующие потери...

- Госпожа, нам нужно продолжить путь. -
Аделинда повернула голову в сторону сказавшего это конвоира и кивнула, уже повернувшись в бок, чтобы вернуться в карету, но все же парировала вопрос чужеземца своим. В конце концов, они знали о ее способностях так же, как и она знала о способностях девушки, стоящей рядом с собеседником баронессы:
- Ведь не по моей воле моя стража ослушалась приказов, не так ли? - Линда усмехнулась, - незнакомец должен был понимать, что их аргументы были равносильны.
Обе стороны не проявляли агрессии физически, а насилие и непослушание конвоиров можно было списать на неопытность или панику. Одни просто стояли, баронесса же просто следовала в свою резиденцию.
Де Шоте уже было хотела отвернуться, но тут мужчина все же задал свой вопрос, что заставило девушку обернуться вновь. Она замерла и довольно равнодушно хмыкнула, преисполненная своей неприязнью к тем отбросам общества, что сейчас переполняли город:
- Это просто то, что иногда происходит... Люди не могут жить стабильно. Им вечно нужны перемены. Иногда они хорошие, иногда плохие. Иногда это происходит само по себе, как эпидемии... Иногда с чьей-либо помощью. Таков порядок вещей, даже если этот порядок выглядит как хаос. - Баронесса задумалась на секунду, но все же решила спросить в ответ.
Ей правда было интересно, чего добивался ее собеседник. Ведь мотив для этого вопроса был очевиден. Сейчас незнакомцы не знали ее имени, не видели ее лица. Сейчас она не сидела в замке на приеме, потому девушка решила снять свою извечную маску наивности, которую ее знали горожане, ведь в данной ситуации ее видимая невинность была неуместна:
- ...Вы правда думаете, что я не вижу вашей провокации? Хотите открыть мою душу тьме? Очень похоже на то.
Стража начинала нервничать, куда идет эта беседа. Аделинда поддерживала свою защиту и защиту своих людей. Этот диалог обещал быть интересным, особенно, когда ей не нужно было изображать эмоции, которые она не испытывала.

+3

252

Незнакомка попалась на вопрос-ловушку и желание выйти победительницей из этой словесной дуэли оказалось сильнее неприязни к опасным странникам. Она ответила и, тем самым, позволила колдуну навязать ей свои правила.
- Она определенно злая колдунья, просто скрывает это. Наверняка обманом вышла замуж за какого-нибудь крупного чиновника при дворе и теперь может кататься в карете в сопровождении стражи, что в иных обстоятельствах отправила бы её в темницу. Неплохо устроилась.
- Хм, трудно представить себе более удобную позицию, чем приписывание всего что бы ни произошло простой случайности. за которую никто не несет ответственности. Удобную, но слабую. А главное, едва способную выдержать критику. Если все беды, что за последние годы довелось пережить жителям Аримана результат лишь рокового стечения обстоятельств, то как же так получилось, что у Гульрама или Леммина таких проблем не возникает? Или для них Судьба решила сделать исключение? А знаете что общего между двумя этими городами? То что они нейтральны. Истина в том, что Тьма воюет лишь с тем, кто является её врагом, а тем же, кто ей не противостоит у нее нет причин вредить. Халиф Гульрама понял, что деньги заработанные светлыми и тёмными одинаково звенят и объявил город лишенным предрассудков. Сейчас его государство богатейшее на континенте и нет преград росту этого богатства. Леммин столетия воевал со всеми вокруг до тех пор, пока не понял что агрессия порождает агрессию. И как там обстоят дела теперь? Никто их больше не трогает, потому что у них союзники по обе стороны Скалистых гор, а орки, что досаждали поколениями местным жителям, теперь есть и в рядах армии Леммина. Бороться с Тьмой можно вечно, а договориться достаточно лишь раз. Не объяви власти Аримана свой город оплотом светлых народов и не запрети они произносить имя Рилдира, разве нагрянул бы сюда под покровом ночи Владыка Тёмных Земель? А тёмные маги, посаженные в тюрьму за веру, разве были бы сейчас заключенными, обозленными на барона? Не думаю. Все беды этого города в том, что его правитель держит открытым лишь один глаз. Видит в тёмной силе лишь угрозу, но не выгоду, - к сожалению, Ордалион не успел еще по-настоящему хорошо изучить историю Альмарена, но намеревался вскоре исправить это досадное упущение. Во всяком случае он успел узнать достаточно, чтобы его слова звучали более-менее убедительно. Он не знал кто перед ним, но был уверен что это важная персона, вхожая в высшие круги и потому стремился донести до нее опасную идею, которая в будущем могла изменить до неузнаваемости облик Аримана. Клинку колдун всегда предпочитал яд.
Услышав разоблачение от знатной дамы, Ордалион рассмеялся. Не показательно, его правда забавляло сказанное. Собеседница произнесла слова, в которые ни он, ни она не верили.
- Зачем открывать дверь тому, что уже внутри? Ха-ха-ха-ха! - его лицо исказила зловещая ухмылка.

+4

253

Аделинда напряглась, и это было видно по телу, что выпрямилось как по струне в то время, пока говорил мужчина.
Тот говорил вещи, которые наследная баронесса не могла воспринимать спокойно, - они были ей, если не отвратительны, то мало приятны. Рожденная и выращенная светом, девушка воспринимала Тьму как естественного врага. Однако то, что Имир отверг... или просто не снизошел на ее молитвы в детстве, немного сместили радикальные взгляды ее семьи еще в те далекие годы. И если Генрих не усомнился в светлом боге, то его, ныне покойная, жена все же поколебалась хотя бы на миг в своей вере. А вот слепая наследница уже в детстве поняла одну вещь - никакой бог не поможет тебе там, где над ситуацией властен только ты.
Да, она не отрицала божественного вмешательства, но Аделинда ни разу не видела, чтобы кто-то из владык сего мира вмешивался в жизни своих пешек активно. И все же, юная де Шоте считала себя послушником света, - в конце концов она никогда не причиняла вред или боль первой. Если что-то и требовало от нее радикальных, фатальных действий, - это была самозащита. Ведь, какой бы светлой она не была, это не означало, что она не может ответить своей силой на силу извне.
Хохот некроманта заставил плечи Линды приподняться. Он был ей противен, но девушка сумела сдержать эмоции и просто отвела "взгляд", повернув голову в сторону:
- Вы распинаетесь передо мной так, будто я и есть барон. Не считаете, что ваша речь была бы уместна в его дворце куда больше? - Аделинда знала, что охрана вокруг отца была куда серьезнее, и эта пара ни за что бы не причинила вред Генриху... да и подкрепление должно было появиться в городе совсем скоро. Если ей удастся отвлечь этих темных существ достаточно надолго, они будут схвачены. Оставалось лишь продолжать говорить. В конце концов, младшая де Шоте хотела принести пользу своей родине так же, как это делали и другие. - Не со мной вам нужно говорить о политике государства... Не со мной.
Или же все это не более, чем пустой псевдо-филосовский трёп?
Да, Гульрам и Леммин - нейтральные города, лишенные религиозных и межрасовых распрей, но разве нет в Аримане исключительно темных земель? Конечно же есть. Взять хотя бы дроу с их подземельями. Странно просить нейтралитета в светлых городах, пока такой же нейтралитет невозможен в темных регионах. Я думаю, в данном контексте будет даже уместно упомянуть о равновесии и балансе. Не так ли?

Баронессе было не по себе, но она держала свои чувства под контролем. Она проигнорировала комментарий о тьме в своей душе намеренно, не желая поддаваться порожденной злобе, оскорблению и... страху. Линда никогда ранее не общалась с приспешниками Рилдира, оттого опасность заставлял ее кровь бурлить в жилах. Ей было страшно, но падать лицом в грязь девушка отказывалась наотрез.

+2

254

Силу давления, оказываемого на менталистку словами некроманта можно было увидеть в буквальном смысле. Её движения, её поза создавали ощущение что девушка стоит под ледяным водопадом и из последних сил терпит холод и натиск водяной массы. Ей было тяжело находиться в таком состоянии, но тело уже достаточно замерзло, чтобы сил уйти не осталось.
- Во дворце? Хах, в замке барона я уже был, милая, ничего интересного, - усмехнулся про себя некромант, вспоминая ночной визит.
- Не думаю что барону было бы интересно подобное. Он уже сделал свой выбор и будучи человеком упрямым не свернет с этого пути. Жаль, но в природе гибкое и мягкое выживает, а твердое всегда обречено на разрушение, - наверняка и не было ясно, простое ли это рассуждение или же завуалированная угроза правителю прозвучала из уст тёмного. Да он и сам не задумывался о конкретном смысле этих слов, пусть каждый найдет его для себя. Девушка была довольно умна, однако аргументы у нее на вооружении стремительно иссякали и становились всё слабее. Баланс между тёмными и светлыми был любопытной идеей, но лишь теоретически. В реалиях Альмарена его не было уже слишком давно, чтобы приходилось обращаться к столь общему и даже абстрактному понятию.
- Хм, миледи, думаю вы прекрасно понимаете что говорить о возможности нейтралитета на Тёмных Землях равносильно жалобам на плохо прожаренного фазана человеку, ничего не евшему неделю. Приспешники Имира заняли лучшие две трети континента, живут на просторных, тёплых и богатых землях, в то время как соседи севернее Скалистых гор ютятся на клочке промерзлой пустоши, спят на голых камнях и едят друг друга потому, что больше там есть просто нечего. И всё почему? Просто потому что их бог потерпел неудачу? И даже лишившись всего они не пали духом и сохранили веру в Рилдира. Вера последнее, что у них осталось и единственное, что никто не может у них отнять. Лишь она позволила им выжить. А вам хоть день в своей жизни доводилось не жить, а выживать? Долго ли простоял бы бастион вашей верности Имиру, окажись вы на Тёмных Землях, где не светит солнце, не цветут душистые травы, дует ледяной ветер и сама земля жаждет поглотить ваши кости? Их бастион простоял тысячи лет. И потому нейтральные города делают первый шаг, а не наоборот. Из-за Имира они оказались там, брошенные умирать. А чем же провинился Рилдир, дарующий своим почитателям жизнь даже после смерти?
Ордалион, по правде говоря, знал о Тёмных Землях совсем не много. Что-то вычитал из старинной книги в Гульраме, что-то узнал от Лока, чьи познания о родных краях были уже давно не первой свежести. Но когда убеждаешь кого-то знания не главное, секрет в интонации и уверенности. Да и наверняка хотя бы половина из сказанного Ордалионом была правдой. Наверняка...

+3

255

-- Ниборн, палаццо
Тишину небольшого дворика нарушило свечение портала, голубой вспышкой развеяв неприветливую атмосферу. Рядами солдаты скользнули во двор – пара воинов тут же пробежала к выходу из двора для осмотра близлежащей местности, остальные рассыпались по оставшимся темным углам, занимая удобные позиции для засады. Одним из последних из портала вышел Лоренцо, сопровождаемый четыремя полковыми магами и Арадией, которая, несмотря на всю серьезность ситуации, выглядела достаточно забавно в военной униформе.
Втянув в легкие воздух, Сальгари, чувствовал гарь и кровь – да, Ариман выгорел под напором неведомой беды. Отдав приказы, оставив часть солдат для оборудования своеобразной базы и подготовки очередного портала (на случай, если Аурелия вернется именно сюда), выводящего их из города в Ниборн, взяв с собой Арадию и двух магов и восьмерых пехотинцев, вооруженных павезами и арбалетами, герцог повел отряд из двора на север, к главной площади, от которой уже можно было двинутся к замку барона. В Аримане он был не слишком часто и прекрасно географию локации не знал, но понимал примерно, где находится. Этого хватало для выхода к площади, но не хватало, чтобы найти Аурелию. Без нее покидать Ариман было нельзя, точнее, весьма нежелательно. Необходимо было хотя бы убедится, что дракон в состоянии добраться обратно самостоятельно.
Без опознавательных знаков, прикрывая друг друга, отряд плотным строем, легким бегом, следовал по одной из многочисленных узких улиц Аримана, попутно убирая в мир иной тех, кто проявлял агрессию, не слишком зацикливаясь на тему «свой-чужой». Расспросив по дороге женщину, которую отряд спас от вполне очевидного изнасилования, Сальгари вызнал, что причиной погромов является саботаж в тюрьме – заключенные устроили удачный бунт и выбрались на свободу, учиняя городу расправу. Весьма похоже на его «знакомых» - хаос, но не своими руками. Пробегая меж горящих домов, криков и смертей, герцог с содроганием понял, что подобное могло случится и в его городе – если бы им не удалось вовремя все подавить. Пожалуй, остальные члены его отряда так же прониклись мыслями правителя, наполняясь мрачной решимостью для этой и следующих сражений. А они будут. Это точно.
Пожалуй, единственный, кто мог бы радоваться всему вокруг происходящему, из спутников Лоренцо, была его ненаглядная демоница. Но та больше молчала, удивительно сосредоточенная на происходящем. Так казалось. Мужчина не стал ее расспрашивать, на разговоры времени не было.

Главная площадь уже виднелась впереди, когда напротив его отряда возникло столпотворение. При приближении стало ясно, что это не ополчение местных, а одна из банд отморозков – с диким хохотом они подбрасывали палки в горящий дом, танцуя и издеваясь над телами невинно убиенных. Одеты они были кое как, в какие-то лохмотья, к коим экстравагантно добавлены то латная рукавица, то пробитая каппелина, видимо честно отбитая у тюремной стражи. Приближение Сальгари и его сопровождающих напрягло веселящихся выродков, они собрались, настроенные дать бой – видимо, приняли отряд герцога за подкрепление барона.
- Таран – скомандовал де ла Серра, пехотинцы, почти не сбавляя шага, изменили боевой порядок, выстраиваясь в букву п, в центре которой, прикрытый щитами-павезами, был сам Лоренцо с магами. «Таран» врезался в противника и закипел бой. Постепенно, он превратился в полноценное каре, прикрывая магов со всех сторон, остановившись. Несмотря на численный перевес, противники бежали, осознавая, что им не выиграть этот бой, потеряв почти треть убитыми и половину ранеными. Гнаться за ними никто не стал. Выход к главной площади стоял отряду лишь двоих легкораненых солдат, что в целом было не слишком славно, но приемлемо.
Трое из восьми солдат убрали за спину павезы, и достали средние арбалеты, заведя болты.
- Свяжись с отрядом прикрытия. - в довольно грубой форме приказал Лоренцо Арадии, когда пыль столкновения уже улеглась, а спутники помогали друг другу восстановить дыхание, делились водой и перевязывали редкие ранения, но не удержался от продолжительного, чуть обеспокоенного, взгляда сквозь щели забрала. Половины лица тифлинга видно не было, но кажется та совсем не пострадала. Куда уж там. Девушка вполне ловко сожгла парочку бунтовщиков - пожалуй, это обстоятельство окончательно убедило остальных в необходимости отхода. Вызнав, что в тылу пока все тихо, мужчина собрал отряд вновь, выстроив их и осмотрев. В брызгах крови, грязи и копоти, солдаты выглядели достаточно устрашающе, чтобы отвадить лишь своим видом всех левых. В конце-концов, подавлять бунт не входило в планы Сальгари, иначе он привел сюда людей побольше. Построив солдат, отряд двинулся далее. Перед самой выходом на главную площадь спутники герцога остановились. Открытая местность всегда представляла собой опасность, но Лоренцо решил, что сбежавшие заключенные не слишком сильны в стратегии, а так же в совместных действиях. Тем более, что беглецы с последней стычки ушли им в тыл, но никак не на площадь. Помедлив для порядка, оценив ситуацию как спокойную, отряд продолжил движение вперед, стараясь двигаться не напрямик, а огибая площадь по периметру. Первые ряды резко остановились, когда заметили какое-то движение впереди - около казавшейся пустой кареты. Смутные, нехорошие подозрения закрались в голову Сальгари, но вместо того, чтобы бросаться проверять догадки, мужчина приказал магам ожидать чуть поодаль, схоронившись за каким-то мусором, в случае чего прийти к основном группе на помощь. Остальные же, во главе с самим Лоренцо и сержантом, должны были обхватить карету в клещи, с двух сторон. Приблизившись, но все еще находясь на приличном расстоянии (в районе 20-ти метров), обе группы остановились. Как и было обговорено, сержант спросил:
- Есть живые?

Заметка

На солдатах, равно как и на магах, не имеется никаких эмблем и иных опознавательных знаков. То же самое касается и Лоренцо. Все присутствующие одеты в подоспешники коричневого цвета, кольчуги, панцири и бацинеты (не считая рукавов и поножей). Лоренцо ведет двоих пехотинцев и арбалетчика, сержант - двоих пехотинцев и двух арбалетчиков. Все рассыпаны, обходят карету с разных сторон.

Отредактировано Лоренцо Сальгари (13-07-2017 00:25:06)

+3

256

Незащищенный ментальной защитой, чужеземец упомянул свой визит к барону... И, хотя де Шоте была защищена, эта его мысль заставила ее сердце застучать быстрее на несколько секунд, а кровь ударила в щеки. Не стоит быть гением, чем ее испугала эта новость, - этот человек был в ее доме?
- Отец? Почему ты не сказал..? - Мысли спрашивали Генриха, будто предателя в глазах своей дочери. Она думала, что уже достаточно выросла для того, чтобы знать подобные происшествия. Да и барон не раз говорил о полной честности и доверии, но сейчас...
Де Шоте хотела узнать больше, - любопытство, взяло верх над телепатом, и та хотела увидеть воспоминания незнакомца... Разве что в панике зачерпнула слишком много и абстрактно. Вспышки видений, странные события... Ужасы населяли голову мужчины, - от этого Линда чуть не вскрикнула, на миг потеряв равновесие и оступившись. Благо ей хватило реакции, чтобы во время схватиться за порог кареты, настолько крепко, что ее пальцы побелели. Сердце бешено стучало от ужаса, а губы сжались, чтобы не издать ни единого звука. На глазах баронессы появились слезы от страха, но она держалась из последних сил, чтобы не расплакаться. Это было непозволительно.
- Нужно уходить... - Пробежала тихая мысль на заднем фоне. Баронесса была сильно напугана, но все же продолжала стоять на месте, придерживаясь своего плана. Ей нужно было дождаться подкрепления.
Мужчина приводил все больше и больше аргументов. Аделинда признала, - у того был хорошо подвешен язык, а потому его слова звучали убедительно. Настолько убедительно, что баронессе становилось не по себе от робкого желания признать его правоты...  От этого даже мурашки бежали по коже. Но не один собеседник девушки владел красноречием.
Выслушав некроманта, Линда тихо усмехнулась, тот мог видеть, как алые губы изогнулись в холодной улыбке:
- Вы рассуждаете весьма разумно, стоит признать. Но... Давайте мы рассмотрим другую возможность. Мы не можем спросить богов напрямую, почему жизнь такая, какая она есть. - Спокойным тоном сказала девушка, отвлекаясь от тревожных мыслей. - Что если изначально условия были одинаковы, и Имир вознаградил своих последователей земными благами, светом и изобилием?
Да, это немного конфликтует с подобными условиями в нейтральных городах. Однако, и в них хватает светлых народов... И может Имиру не столь принципиальна вера лишь в него, чтобы дарить своим детям условия для жизни?
Почему же тогда Рилдир не вознаградит своих последователей? Отчего он применяет лишь кнут, но никак не пряник? Хм... Конечно, сейчас вы скажете о силе вашего бога и магическом влиянии... Но... Это вы. А как же тогда те, кого жрут с голода? Почему ваши дети должны страдать, пока наши растут спокойной невинной жизнью?
Неужели ваш бог требует естественного отбора для того, чтобы выживали лишь сильнейшие? Что же насчет счастья своих детей? Почему Рилдир скупится на него в том время, как Имир позволяет ощутить это и многие другие прелести жизни?

Аделинда прервалась на секунду, пока ее рука не устроилась удобнее на пороге кареты, чуть опустив ее на своей точке опоры.
- Вы говорите, что бастионы светлого народа не продержались бы на темных территориях? А что мешает вашему народу пойти в тот же Лемин или Гульрам, раз им так плохо на родине? Или же отправить дипломата на светлые территории с целью мирных переговоров? Ах да... У вас осталась лишь сила. Но тогда какой реакции вы ждете от последователей Имира, если все ваши действия настолько агрессивны? Как вы сами сказали ранее, - насилие порождает лишь насилие. - Ее спокойный тон набирал силу. Ведомая страхом и странной решимостью задержать темных приспешников, теперь Линда сама шла на пустые провокации, дабы затянуть их встречу.
Девушка переступила с ноги на ногу, перенося вес, и один из конвоиров тихо проговорил:
- Госпожа, нам нужно идти. - Аделинда кивнула, но осталась стоять на месте, - ей было интересно услышать ответ мужчины. Хотя про себя она признавала, ее речь была лишь потоком информации, чтобы отвлечь собеседника от скрытного наступления, уклониться от его напора.  Она молила Имира послать ей помощи, особенно, сейчас, вступив в полемику о защите богов... И помощь пришла.
- Я смогла... Смогла же?
Оставшаяся стража в лице трех конвоиров подошла ближе к своей подопечной, возница же ощутимо напрягся, сжимая вожжи в своих руках.
- Есть живые? - Девушка отвернулась от некроманта, глядя в сторону отряда, ее свободная рука поднялась к капюшону и кончики пальцев подцепили ткань капюшона, приподняв завесу, открывая по крайней мере большую часть лица и слепой глаз подмоге.
В Аримане всем было известно, как выглядела баронесса, - слишком уж выдающейся чертой являлась поволока на ее глазах, да и вслух при своих собеседниках называться Линде не хотелось... даже если менталистка рядом с мужчиной прорвалась сквозь блок, поставленный де Шоте.
Кровь бурлила в ее жилах от чувства опасности, тело девушки дрожало и грозилось то ли побежать по своей воле, то ли рухнуть от накопленного напряжения, - она не знала, как долго еще сможет колдовать, особенно, после увиденных ей картин... Мужчина, с которым она до сих пор вела беседу, был страшным человеком.
Амели вышла из кареты, аккуратно и еле ощутимо поддерживая юную баронессу, будто чувствуя необходимую ей поддержку после всей этой передряги. Если кто и выглядел тут наиболее запугано, так это служанка:
- Мы здесь. - Отозвалась она вместо своей госпожи.
- Всем молчать. - Отдала приказ своим спутникам Аделинда. Ей не хотелось раскрывать свою личность перед незнакомыми людьми... Да, она надеялась, что это подмога, о которой она молила. Но что, если это было не так?

Отредактировано Аделинда де Шоте (13-07-2017 09:36:32)

+4

257

Было заметно, что самочувствие дамы стремительно ухудшалось. Она тряслась и с трудом удержала равновесие. Виной тому был явно не холод. Однако собравшись с духом, она смогла перебороть это состояние и продолжить спор.
- Что это с ней? Я ведь не сказал ничего такого. Может так влияет на фанатиков альтернативная точка зрения?
Ордалион покачал головой. Уж ответ на этот вопрос девушки был вовсе на поверхности. Хотя быть может, дама нарочито его не замечала? Колдун и сам прибегал к подобному притворному невежеству, не замечая контраргументы и надеясь, что оппонент тоже их не заметит.
- Потому что Имир на свободе и в полном своём могуществе, а Рилдир тысячи лет заточен в скале и его возможности сильно ограничены. Кто лучше сможет позаботиться о своих детях: тот кто работает каждый день, а вечером приходит домой, или тот, кто сидит за решеткой в тюремных казематах? - тут в памяти всплыла картина прошлой ночи: тёмная рука из теней, вырывающая дверь камеры смертников, толпа негодяев, заполоняющая коридор, зомби-охранник, открывающий камеры и красивая женщина в тюремной робе, с шеи которой срывается блокирующий магию ошейник. То женщиной была глава действовавшего в Аримане тёмного культа Лорана Вейнс. - Ответ очевиден. Только Рилдир в меру своих сил даже из темницы продолжает следить за своими творениями. Появление нежити, цветущая пышным цветом магия Тьмы и мгла над Арисфеем наглядное тому подтверждение. А Имир, окажись он в подобном положении, был бы так же заботлив? Я вижу вокруг множество мёртвых людей. Наверняка они молились светлому богу о здоровье, удаче в делах и домашнем уюте и что же в итоге? Их дома полыхают как сигнальные костры, их лавки разграблены, а сами они мертвы. И где же ваш Имир? Почему он не помог им? Если Рилдир не помогает по причине своего заточения, то равнодушию Имира оправдания нет. А вам он часто помогает, миледи? Или может вы живете хорошо просто потому, что родились с правильной стороны Скалистых гор? Ха-ха-ха.
Он хотел было рассказать девушке о том, какая участь ждала бы подобную делегацию с Тёмных Земель еще у ворот не нейтрального города, однако их беседа на возвышенные континентального масштаба была прервана каким-то человеком, появившимся на площади.
- А это еще кто?
Ордалион обернулся к нему оценивая потенциального противника. На вид это был военный, однако не из местной стражи, чье поголовье изрядно сократилось за минувшую ночь. Издалека трудно было сказать наверняка, но никаких гербов на его форме не наблюдалось, да и сама форма не была похожей на ту, что носили люди барона.
- Должно быть наемник или отставной офицер.
- Похоже дальше нам не удастся спокойно побеседовать, миледи, - вздохнул колдун.
- Да, есть! Я Стевлер Лионадор, странствующий ученый и философ! А это Лишир, моя ассистентка и защитница! - поклонился некромант. Демоница к счастья сумела сдержать смех после внезапно представления незнакомцу. - Здесь была небольшая стычка с мятежниками, но доблестный конвой этой юной леди успешно обратил их в бегство! - ему приходилось выкрикивать каждую фразу, чтобы обратившийся мог услышать с такого расстояния.
- Кто он? О чём он думает? Проверь, - тихо скомандовал Ордалион демонице.

Отредактировано Ордалион (13-07-2017 00:30:21)

+5

258

<= Ниборн, палаццо внизапна
Вообще-то, о подобных скачках с места на место нужно было предупреждать как минимум за час, а не за десять минут до отправления, врываясь в комнату и говоря об этом тоном, не терпящим возражений. Арадия не преминула недовольно прошипеть это Сальгари в спину, но - как результат - все равно оказалась с ниборнским герцогом в Аримане.
Внутренние дела герцогства и политика ее никоим образом не касались, а потому тифлинг не имела ни малейшего понятия о цели такого срочного визита Лоренцо в другой город; не слышала и о том, что здесь творится - просто неоткуда было это узнать, да и, собственно говоря, ей было неинтересно. Наверное, именно поэтому столь резко изменившийся в связи с последними, неизвестными доселе Арадии событиями Ариман заставил ее неоднозначно вздрогнуть, распахивая белые глаза и оглядывая все вокруг из тени капюшона плаща. Здесь царил настоящий хаос, а еще пахло гарью, кровью и смертью, и девчонка вдыхала знакомые с самой юности запахи вновь и вновь, не высказывая собственного наслаждения своим невольным спутникам, многие, очень многие из которых не были рады тому, что гулять и собирать воображаемые цветочки по Ариману придется едва ли не под ручку с демоническим выродком.
«Да плевать»
Весь негатив, который источал город и его озлобленные, ощерившие желтые зубы в кривой усмешке или бегущие прочь жители, был ее  подпиткой, который давал поглощавшей чужие эмоции менталистке силы на то, чтобы колдовать. Это Балор научил Арадию этому - нагло воровать чужие чувства, чтобы превращать их в разрушительной силы заклинания, которые могли сломить разум. И, естественно, с того момента не жалующая особо заклинания, направленные на воздействие с мыслями и тому подобное, полукровка не упускала случая ментально над кем-нибудь поиздеваться. Давить людям на их незащищенный мозг было так же здорово, как и ломать их черепа о ближайшие стены. Только Мороку об этом Дия никогда не признается.

Хищно, утробно зарычал где-то внутри мирно спящий до нужного момента зверь, едва только отряду из Ниборна стоило наткнуться на занимающихся противозаконной и аморальной (по человеческим меркам) ерундой оборванцев, с которыми Лоренцо тут же решил расправиться. Ему никто не перечил. Арадия, с усилием давящая готовую блеснуть на губах улыбку от предвкушения крови, - тем более. Нет, они из другого города сюда переносились явно не для того, чтобы разгонять местных бунтовщиков или местных кретинов, уничтожающих чью-то там собственность, но маленькая стычка все равно лишней не стала бы. Так ведь даже интереснее.
«Веселее,» - про себя мурлыкала рогатая, стоя с остальными магами за спинами закрывавших их со всех сторон пехотинцев, наслаждаясь относительно короткой, но будоражащей кровь схваткой, и чувствуя, как закипает в жилах готовая вырваться наружу магия. И когда затанцевало пламя на кричащих и постепенно оседающих на землю, в грязь, человечках, тифлинг как никогда ясно ощутила, что... ей этого, черт возьми, ужасно не хватало! Смотреть, как вспыхивает одежда, как огонь пожирает плоть, как перекашиваются в крике чужие лица, как льется кровь из ран... Нельзя было лишить эту сумасшедшую рогатую дрянь вожделенного желания убивать.
К большому несчастью герцога, вероятно.
- Свяжись с отрядом прикрытия.
Резкий, грубый голос Сальгари вырвал из мыслей, напомнил, что все закончилось («Уже? Как жаль...»); смотрящая вслед сдавшимся и спасавшимся бегством местным хулиганам Арадия уняла приятную дрожь в пальцах и глубоко вдохнула, приходя в себя (сложно это - после опьяняющего азарта битвы хотелось еще и еще), а затем подняла на мужчину взгляд, борясь с желанием огрызнуться на приказной тон. Доогрызается когда-нибудь...
- Как скажешь, - ответила она, мысленно при помощи ментальной магии обращаясь к одному из оставшихся позади полковых магов. Ответ последовал незамедлительно: сухой, отрывистый, "армейский", - и полукровка поспешила его озвучить: - Все спокойно.
Когда отряд двинулся дальше, девчонка поспешила сильнее закутаться в плащ, скрывая лицо в тени капюшона, чтобы не дай какой-нибудь там бог не было видно ни рогов, ни пугающих мертвых глаз. Иначе будет слишком много вопросов. Их и так уже было предостаточно, как и молчаливого недовольства, которое постепенно слабело, но которое менталистка продолжала чувствовать едва ли не кожей - от окружавших их солдат и сопровождавших герцога еще двух магов, один из которых вообще был светлым и косился на маленькую фигурку демоницы с неприязнью. «Как будто мне нравится бегать рядом с тобой,» - мысленно проворчала Дия, прежде чем первые ряды их отряда остановились, заметив впереди движение. Скосив настороженный взгляд на Лоренцо, Арадия не рискнула никак действовать без указаний, а получив его, одно-единственное, лишь недовольно кивнула, с остальными магами укрываясь поодаль за грудой мусора, но беспрестанно наблюдая за происходящим.
Был момент, когда ей удалось ощутить знакомую ауру, светлую, и тифлинг обернулась, посмотрев по сторонам и попытавшись найти собственно самого ее носителя. Вероятно, это была та самая... Аурелия («Ее ведь так звали, да?»), с которой полукровке довелось единожды столкнуться в кабинете у Сальгари, но быть уверенной в этом Ара не могла.

Отредактировано Арадия (13-07-2017 10:11:21)

+5

259

---> Ариман, Улицы Аримана.

Запах гари, казалось, должен быть для дракона привычен. Тем более для дракона, практикующего магию огня. Но после многих лет тишины и спокойствия, погрязший в пожарах город так и раздражал горьким запахом дыма, а иногда и горелой плоти. Ариман никак не желал утихнуть, разъедаемый изнутри созданным людьми (или не только ими?) хаосом.
Всё было плохо.
Аурелии удалось подслушать, что эльфов, по идее, должно стать больше: пришла подмога. Стало значительно проще перемещаться по улицам.
"Столько смертей и разрушений... и как только допустили такой бардак?"
Конечно, "как" - дракониха уже знала. Ей не стоило труда подслушать чужие разговоры и мысли, да и этот вопрос был уже не интересен. Не важно как, кто допустил побег такого количества преступников. Уже не важно. Оставалось лишь расхлёбывать последствия.
Чистенькая, опрятная, маленькая - она шла по улице, словно белая овца среди чёрных волков. Мирные жители в большинстве своём не рисковали выходить на улицы. Те же что осмелились на это безумство, натыкались на разбойников. И хорошо, если мирным жителем оказывался здоровенный, косая сажень в плечах кузнец с молотом наперевес. Разбойники, в свою очередь быстро натыкались на эльфов, но всё же на улицах было опасно.
"Но вами-то что двигает, курица вы неадекватная?!" - удивлялась дракониха, когда ей попалась очередная испуганная дама. Она была уже немолода, её лицо покрыли мелкие морщинки, а на волосах проступила первая седина. Наверное, после этих событий серебра в шевелюре этой госпожи станет намного, намного больше.
Своей цели Аурелия уже достигла и поставленную перед ней задачу выполнила: она нашла места, где герцог сможет войти в город, и, кажется, достаточно разузнала общую обстановку. Оставалось лишь дожидаться действий Сальгари и по возможности оказать ему помощь.
Несмотря на то, что дракониха сама по себе, как и любой бронзовый дракон, была азартна до сражений, сейчас такая перспектива её не прельщала: слишком много вокруг было тех, кто пострадает ни за что, да и разве можно назвать сражением вытравливание крыс из дома? А ведь ни один из оказывающих сопротивление не владел какой-либо магией. По крайней мере, Аурелии таковые не встречались. Только всякий мерзкий сброд, достойный разве что ворон в поле кормить своими телами.
На главной площади ситуация была несколько иной.
"Сальгари!" - она ощутила его присутствие, а в глаза бросились знакомые гербы на небольшой группе воинов. Самого герцога она глазами не нашла, но ощущала его присутствие.
Но за вполне знакомой аурой было еще что-то. Тёмное. Злое.
Это был тёмный маг, не иначе. Подобное сложно перепутать с прочим мраком, было в их аурах что-то... выделяющееся.
"Не хорошо".
Дракониха нутром чуяла, что этот мужчина не просто мимо пробегавший, он был как-то замешан во всех этих события.
"Зачинщик?"
Аурелия не подходила ближе, держась поодаль - на достаточном расстоянии, чтобы не обращать на себя ничьё внимание. Она решила ждать и не вмешиваться без необходимости или чётких на то распоряжений. Но знал ли герцог, что имеет дело с магом?
Она была готова зубами порвать любого, кто посмеет встать на пути благополучия дорогих ей людей. И тёмный сейчас был первый на очереди, пусть только даст повод.
Аурелия осторожно нащупала сознание герцога, позволив ему почувствовать своё присутствие.
"Будьте, пожалуйста, осторожней. Перед вами тёмный маг".

Отредактировано Аурелия (13-07-2017 01:09:40)

+5

260

Обойдя карету, оба небольших отряда наконец воочию увидели "выживших". Среди стоящих за каретой числились странный темноволосый тип, назвавшийся ученым, молодая девушка, держащаяся слишком спокойно, если не сказать вызывающе, что смотрелось откровенно странно на фоне беснующегося города, несколько солдат, судя по всему, сопровождение кареты и молодая девушка, укрытая капюшоном. Последняя, чуть приоткрыла капюшон в сторону, давая возможность сержанту разглядеть ее лицо. Ах, если бы он знал, как выглядит баронесса, ах если бы знал Лоренцо, что перед ним, в груде этих бесполезных людей (и не людей, как оказалось позже), нашлась та самая, ради которой он затеял этот миниатюрный, но достаточно важный поход. Но волею случая, герцог был не в курсе, что искомый ими человек уже поблизости. Легкие подозрения при упоминании юной особы хоть и имели место быть, но Сальгари не стал спешить, ибо вся ситуация ему казалось довольно странной. Говорливый ученый вместе с девушкой судя по контексту не принадлежали к конвою, а это означало лишь то, что путешествуют по беснующемуся городу вдвоем. Бесстрашие или скудоумие? Или элементарное везение? Внезапно, мужчина почувствовал вторжение в свой разум. Вторжение это не было ударом лавины, сногшибающим, агрессивным и нетерпеливым, к коим он так привык, скорее это было похоже на приободряющее касание любимого человека, хоть и требовательное, но не лишенное ласки, тревожное, но успокаивающее самим фактом своего присутствия. Краткий миг наваждения пролетел, а сам Лоренцо уже знал, что будет делать, медленно, точно невзначай скользя в бок, уходя за спину солдата сопровождения.

Между делом, сержант подводя отряд ближе, принялся так же рассматривать присутствующих. Он расслабился, равно как и остальные члены группы - видимой угрозы не было. Та парочка, что была справа от молодой особы в капюшоне выглядела странно на фоне полуразрушенного Аримана, но опасений не вызывала.
- Вам повезло, чертовы засранцы повсюду. Мы прибыли с патруля в город этой ночью и не были в курсе, что творится здесь. Ох, Имир, мы потеряли троих, но, к чести сказать, прикончили гораздо больше.
Мужчина бросил короткий взгляд на ту, что пряталась под капюшоном, было заметно, что он видит ее лицо, но не подает вида, что кого-либо узнал. Сержант никогда не видел в глаза наследницу де Шоте, для него это была обычная незрячая девица, впрочем, судя по всему, весьма важная, раз ей выделили такой эскорт.
- Как вы, синьора? Все ли в порядке? - на последнем слове сержант осекся, это было заметно даже под кольчужным "забралом". Здесь не было синьоров. Здесь были господа.

В тот момент, когда сержант допустил оплошность, Лоренцо уже активировал оба артефакта, переместившись за спину к темноволосому лже-ученому. Сообщение Аурелии было доставлено очень своевременно, гребаный маг тьмы мог уничтожить всех в ближайшей местности практически по щелчку не менее гребаных пальцев, отчего его нейтрализация имела высочайший приоритет. Повинен ли маг в Ариманском дебоше иль случайный его свидетель (сложив два плюс два, помятуя о недавних событиях в Ниборне, где так же темномаги устроили праздник жизни, герцогу отчего то казалось, что таки повинен), оставлять его нетронутым было нельзя. Посему на момент оговорки, Сальгари уже обхватывал своего потенциального врага сзади, прижимая с одной стороны к его горлу кинжал и сильно натягивая его на себя, назад, второй, дабы в конец запутать противник, со всего размаха схватился за его пах, ловко, проворно, словно этот трюк проделывал не раз в жизни. Не стоит смеяться и недооценивать этот трюк - кинжал к горлу всегда актуально, но когда тебя держат в прямом смысле за яйца, все в этом мире видится куда проще и прямолинейно.
- Произнесешь хоть слово, перережу глотку - грубо, со злостью выплюнул невидимый герцог прямо в ухо незнакомца, добавляя уже громче, обращаясь к остальным своим: девку бейте, что слева.
Естественно, слева была та, что не в капюшоне.

Отредактировано Лоренцо Сальгари (13-07-2017 22:25:37)

+4

261

†a¤Аделинда слабела на глазах. Амели приобняла свою госпожу одной рукой, держа ее руку свободной ладонью, но баронесса старалась держать осанку до конца. И все же ее силы все еще скрывали разум подчиненных от разума телепатки рядом с мужчиной, что говорил с ней до того.
- Синьора? - Это обращение почти что заставило ее поднять бровь. Это не люди отца... Кто же это тогда был? Но сейчас это ее почти не волновало. Она была готова присоединиться и последовать за своими новыми защитниками. - Неважно, это помощь.
Девушка подняла голову к подошедшему мужчине. Подоспевшие войска и правда пришли ей на помощь, и слепая облегченно выдохнула.
- Спешиться. - Приказала она конвоирам. Она не знала, на сколько еще хватит ее сил, но ей бы не хотелось, чтобы копыта ее же стражи были повинны в смерти того, кого она так долго ждала. Это случилось раз, и еще одной возможности де Шоте давать своим оппонентам не хотела.
Девушка, отвернувшись от некроманта и его подручной, подняла голову, "глядя" сержанту в глаза своими бельмами.
- Все хорошо. Отец наказал мне покинуть город на какое-то время... - Спокойным тоном ответила Линда. Усталость и злость переполняли баронессу, и, как бы она не старалась сохранить спокойствие, ее губы вдруг изогнулись в оскале, а из слепых глаз посыпались панические, крупные и тяжелые слезы.
Амели вдруг перевела взгляд на баронессу и ее ладонь покровительственно легла на спину, между лопаток де Шоте.
Глубоко и прерывисто вздохнув, Линда все же сохранила тихий и спокойный тон своего голоса. Он был лишен агрессии, но был полон страха. Она не выпаливала ни единого слова резко, скорее наставляя подоспевших людей, предостерегая их:
- Этот... человек... Я не знаю ни его имени. Я не знаю, кто он и его спутница. Но я очень сомневаюсь в их непричастности. Я знаю одно - это прислужники Рилдира... - Голос девушки звенел холодной ненавистью и презрением. Она ненавидела того, кто не чтил человеческие жизни. То, что она успела увидеть в его разуме было отвратительно. Он должен был исчезнуть... если не с лица земли, то хотя бы из города, ее города. - Я не чувствую более его мыслей, но мои воспоминания о нашей беседе могут послужить вам доказательством.
- И что ты мне доказывал? Мой бог меня бережет... - Со злорадством подумала про себя де Шоте.
И так, вместе с ее монологом, слезы остановились, будто были вызваны вовсе не самим страхом, а его признанием, самими словами. Само признание этого страха было для Аделинды унизительно... Опустив голову, она спешно вытерла слезы, скрывая молодое лицо за капюшоном:
- Простите.
- Госпожа, нам нужно перейти в безопасное место. - Взволнованно прошептала Амели, переведя взгляд на сержанта, будто вопрошая, куда ей следует отвести баронессу. Конвой и даже возница теперь стояли подле своей госпожи, готовые защищать ее, как наказал им барон. Было видно, что эта милость Имира, помощь из ниоткуда значительно подняла их мораль и боевой дух.
Но тут мужской оклик заставил прислугу вздрогнуть, стражу баронессы насторожиться, а саму Линду застыть на месте.
- ...Этот голос... Я его знаю... - Девушка подняла голову вновь. Ее зрение перепрыгивало с одних глаз на другие в спешном желании скорее увидеть мужчину, отдавшего приказ.

Отредактировано Аделинда де Шоте (14-07-2017 11:26:18)

+4

262

К счастью, приближавшийся наемник был сосредоточен на данном ему задании и потому информация о двух отрядах и их намерениях была словно на ладони у Ширли.
- Он не один. Тут отряд, нас окружают, - сообщила она. – Что будем делать?
- Ничего. Будь готова к бою, местность благоволит нам. Если они нападут, на этой площади прибавится трупов.
Поняв, что вокруг сужается кольцо врагов, демоница поставила ментальный блок на своего спутника. А вскоре и отряды появились с двух сторон площади. Ордалион продолжал всё так же дружелюбно смотреть на идущих людей, хотя в мыслях у него картина предстоящего знакомства выглядела совсем иначе.
В его воображении поплыли картинки возможных вариантов уничтожения этих людей. В первой спутница колдуна заставила одного из арбалетчиков выстрелить в говорившего мужчину благородного происхождения, точно в сердце. Затем и двое других стреляли в стоявших рядом воинов, а после начиналась кровавая потасовка, в конце которой тёмный добивал смертоносным заклинанием последнего оставшегося. Во второй картине он открывал портал под их ногами и они, точно спелые яблоки, появляясь на почтительной высоте над площадью падали на камень мостовой. В центре площади появлялась груда распластанных, изувеченных ударом о землю тел с разбитыми головами, от которых медленно растекались в стороны лужи крови. Наконец, в последней картине колдун метнул в появившихся людей нечто похожее на детский кожаный мяч чёрного цвета. Сделав шесть скачков, мяч взорвался, разлетевшись на сотни бритвенно-острых осколков, пронзающих все, что встречалось на их пути. На площадь опускались обезображенные этими осколками бездыханные тела.
- Чудесно, - улыбнулся после жуткого представления самому себе некромант. Жаль, что нападавшие даже не подозревали о том, как много вариантов предоставляет им судьба. Впрочем, исход всех вариантов, мягко говоря, не отличался разнообразием. Последний шанс на избежание жертв уничтожила сама девушка, выдав опасность, которую представлял для присутствующих колдун.
Ордалион был готов уже остановить явную агрессию, когда кто-то схватил его сзади и приставил к горлу нож. В то же время, таинственный наемник кинулся на колдуна, схватив того за… нижнюю часть тела, и оказавшись в полу сидящем состоянии спиной к недоумевающей от столь безрассудной наглости противника Ширли. Видя странное положение колдуна, точно его держат сзади и поймав намекающий взгляд Ордалиона, она выхватила клинки.
- Ха-ха, как скажешь, для некоторых моих трюков не нужны слова, - взглянув в сторону дамы, к которой подошли остатки конвоя, Ордалион сконцентрировался на своём теле, мысленно отделяя его от всего окружающего, от грубого захвата за интимное место, ощущения стали и в следующее мгновение, исчез в чёрной вспышке. Маленькая точка стрелой пронеслась между конвоирами, и Ордалион появился позади благородной дамы возле её служанки. Он схватил свою собеседницу, зажимая уши девушки руками. Она нужна была ему живой. Пока.
Как только колдун исчез, его помощница тут же бросилась на врага. Правый клинок устремился в область шеи державшего колдуна за пах «наемника», левый пронзил место, где только что стоял тёмный.
Дождавшись молниеносной атаки Ширли, Ордалион выкрикнул заклинание «Погружение во Тьму»: - Я погружаю твой разум во Тьму, навеки! – Он старался крикнуть как можно громче, чтобы на площади не осталось тех, кто не услышал эти нечестивые слова.

Отредактировано Ордалион (18-07-2017 15:14:25)

+6

263

Казалось, город практически зачищен, эльфы и остатки городской стражи долавливали и добивали мятежников, последних, к слову, становилось все меньше - многие решили, что лучше вовремя смыться, чем близко познакомиться с эльфийской стрелой. И спокойнее всего было на площади.
Никто не ожидал, что проезд молодой баронессы, карету которой, к тому же, в городе все знали, вызовет такие события. Однако же вызвал: толпа, умело направляемая и натравливаемая остающимся в тени кукловодом, как до этого у храма Ниборна, увидела в ней средоточие всех своих бед и легкую добычу. Жизнь девушки буквально висела на волоске, но надо сказать, что справилась она отлично, хотя и оказалась в такой ситуации первый раз.
Уже убегали в ужасе напавшие на нее, вдруг вместо легкой добычи узрев в карете страшного монстра, уже спешили на выручку эльфы, привлеченные очередным шумом и криками, но нежданный и внезапный союзник подоспел первым, дав девушке возможность расслабиться. Правда, как оказалось, ненадолго.


Ордалион "мерцанием демона" уходит от атаки герцога, однако тот в в посте № 260 активировал оба артефакта, в т.ч. и дающий ему невидимость, поэтому Ширли не может атаковать его настолько прицельно. Удар кинжалом в место, где стоял Ордалион, принимается, удар "в область шеи" герцога нет. Артефакт действует еще один ход.
Ордалион отыгрывает за себя и за Ширли, поэтому в его постах допустимо удвоенное количество защитных и атакующих приемов, но они должны быть расписаны на себя и Ширли.

Герцог Сальгари
Поскольку "мерцание демона" было мгновенным, герцог после него еще оставался на месте, когда последовала атака Ширли. Он успевает понять, что мага уже не держит и отреагировать на это, но его внимание занято магом, поэтому атаку демоницы он пропускает.
Несмотря на то, что на нем доспехи и поддоспешник, удар демоницы достигает цели, ибо бьет она намного сильнее человека. Герцог нетяжело ранен в левый бок.
Еще надо указать, какие именно маги прибыли из Ниборна.

По расстояниям:
Аделинда стоит у кареты, держась за нее рукой. Поскольку она разговаривает с сержантом и даже при этом смотрит ему в глаза, они находятся рядом, установила ментальный блок.

Ордалион кастует

33230,267 написал(а):

Погружение во тьму
Используется для изгнания души из тела. Любой, кто случайно услышит это заклинание из уст темного мага, рискует сойти с ума или умереть.

Таким образом, имеем: под заклинание попадают все, кто присутствовал на площади и его слышал, но его действие на всех разное.

Арадия
Испытывает состояние нестояния, а попросту отключается, на 2 хода под действием заклятия, после чего еще 1 ход в состоянии слабости - учитываю, что в ней кровь демона.

Лоренцо Сальгари
Ранен, но как псионик может успеть на какие-то действия до ранения, воздействие заклинания будет зависеть от этого.

Аурелия
Дракон: воздействия не ощущает.

Ширли
Демон: на 2 хода испытывает помрачнение рассудка, но двигаться может.

Аделинда де Шоте
Под ментальным блоком, поэтому остается при своих, ее служанка так же в глубокой отключке на 2 хода, после чего еще 1 ход в состоянии слабости, ее стража выведена из строя: двое мертвы, остальные в обмороке.

Треть солдат герцога погибает, треть сходит с ума, треть остается невредимой. Из магов остаются двое, герцог определяет, какие именно.

Люди, еще оставшиеся на площади так же: кто падает замертво, кто навсегда теряет рассудок.

В таком состоянии и застают картину маслом подоспевшие эльфы.

Очередность:
Арадия
Аурелия
Гваихир - за эльфов
Лоренцо
Аделинда
Ордалион

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

+5

264

самый информативный пост №1
Да ладно, они всего лишь приперлись в охваченный мятежом город, потому что их сюда погнал Лоренцо, преследуя чуть ли не одному ему известные цели. Всего лишь разогнали по пути толпу местных отбросов. Всего лишь столкнулись с какими-то людьми, из-за которых не могли пройти дальше незамеченными. Что могло пойти не так?
Смотря удаляющимся в сторону кареты солдатам вслед, Арадия лишь фыркнула, а затем лучше укрылась за грудой мусора и осмотрелась. Повсюду была разруха, и... это было неудивительно. В Аримане что-то происходило. И тифлинг, несмотря на всю свою страсть к безрассудным убийствам и желанием поживиться добром уже мертвых людей, многое бы отдала, чтобы оказаться сейчас где-нибудь в спокойном месте с бутылкой хорошего вина и мягкой постелью рядом. Она снова повернула голову в сторону солдат Лоренцо, выглянув из-за края, снова осторожно прощупала ментальный фон, чувствуя где-то неподалеку еще одну светлую ауру, источником которой был вовсе не светлый маг, сидящий рядом с ней. Вероятно, Аурелия была где-то неподалеку. Но Дия все еще ее не видела.
Так что же могло... пойти не так?
Бездна.
Да буквально всё!

Маги не могли точно видеть, что произошло, но было ясно одно: там, около кареты, завязалась потасовка, и все трое переглянулись между собой с единственным вопросом в глазах - надо ли помогать? Не было ни единого приказа, и это буквально сбивало с толку. Может, у них там все было под контролем?
Ну конечно нет.
Вероятно, прийти на помощь все-таки нужно было, но Арадия и двое ее случайных коллег поняли это слишком поздно - вообще-то, буквально тогда, когда по площади эхом пролетело произнесенное неизвестным им темным магом заклинание, от которого у подскочившей было на ноги полукровки подкосились колени. С коротким воплем девчонка рухнула на мостовую, руками хватаясь за голову, пытаясь избавиться от настойчивого звона в ушах; капюшон слетел с ее головы, открывая возможным чужим взорам изогнутые рога. Когда в глазах потемнело, она с большим трудом глотнула воздух, еще не понимая, насколько ей повезло.
А потом все исчезло.

оффтоп
437437,267 написал(а):

Еще надо указать, какие именно маги прибыли из Ниборна.

*смотрит на место герцога в очереди* надеюсь, не получу по шапке.
На площади с отрядом (мысленно, ибо сидели и прятались) в данный момент три мага: светлый, стихийник (огонь (?)) и ментальщица в лице Арадии. Лоренцо, если что, поправит меня.

+5

265

Аурелия не была человеком. Ей не понять, как это - медленно угасать, стареть, и умирать.  С каждым годом терять свою силу, ощущать приближение неизбежного, понимать, что лучше дальше не будет, и всё, что ты мог сделать - уже сделал, а жить с результатами этого труда предстоит не тебе, а твоим потомкам.
Аурелия была драконом. Она становилась сильнее и могущественнее с каждым годом, и чем дольше она жила, тем больше отдалялось от неё неизбежное, ведь убить дракона в сто лет проще, чем в тысячу.
Ей не понять, как это - быть человеком. Но этого и не требовалось. Аурелия осознавала ценность человеческой жизни как никто другой, но по-своему, с драконьей точки зрения.
Есть у людей такое выражение - "не волнуйтесь, переживёте".  Да, Аурелия действительно переживёт. Она всех переживёт.
Срок жизни людей короток. Пожалуй, самый короткий из всех живущих рас. И являясь существом более долгоживущим, крайне, согласитесь, неприятно наблюдать, как ваши друзья, знакомые и соседи медленно угасают за считанные десятилетия. Аурелия сама выбрала место своего проживания, сама осела на человеческой земле, но совершенно не думала о подобных неприятных моментах. О смерти. И это играло с ней злую шутку. Год за годом. Раз за разом.
Аурелия - крайне привязчива, и ценит каждый момент, проведённый с существом смертной расы. И каждый раз смерть знакомого ей человека прождала в душе страшную боль и тоску. Она никому не позволит преждевременно нанести ей такую душевную рану. И, как всем известно, драконы - жуткие собственники и жадины. И все, кого Аушка любит - тоже в своём роде её собственность и её богатство.
Тёмному магу можно было бы и не стараться - драконихе хватило бы и менее весомого повода, чтобы вступить в поединок. Но слуга Рилдира решил, видимо, не мелочиться. Хотя откуда ему было знать, что у герцога может быть туз... кхм, дракон в рукаве? Впрочем, Аурелии было всё равно, что он знал, а что нет, защищался ли или атаковал, и какие цели изначально преследовал.
Никто. Не смеет. Трогать. Её. Людей. 
То, что происходило на площади, уже определённо выходило за рамки её понимания нормы, не требующей вмешательства.  Дракониха проморгала момент, в который всё началось, хоть и была начеку, готовясь ринуться в атаку (или защиту?) в любой момент.
Но вот - маг исчез, и вновь появился. Этого оказалось достаточно, чтобы начать искать способы воздействия на него.
Девушка быстро оценила ситуацию. Но тех секунд, за которые она решала, как именно наиболее выгодно атаковать, магу хватило, чтобы произнести своё мерзкое заклинание. Правда, дракониха не сразу поняла, что это было именно оно, но после того, как люди стали падать, другого варианта и не было. Кто-то умер, кто-то сошёл с ума. Вот оно, одно из самых мерзких проявлений этого мира, тёмная магия во всей мерзкой, вызывающей у Аурелии лишь отвращение, красоте.
И если до этого момента приоритетной задачей драконихи была исключительно защита герцога, то теперь появилась еще одна цель. Мага нужно было не просто нейтрализовать - как говорят в народе, у волка и отрубленная голова кусается.
Его нужно было уничтожить.
Очень быстро синьора нашла искомое - сознание тёмного мага теперь ничто не защищало, оно было открыто для драконьих чар и уязвимо, словно подснежник на пути тяжеловесной лошади. И дракониха намеревалась поставить копыто на этот хрупкий цветок.
Щадить Аурелия не была намерена. Рассчитывать свои силы - тоже.
- Как нер-р-разумно, - прорычала девушка с каким-то даже особым злорадством и холодной жестокостью в голосе, одновременно с этим со всей яростью и мощью, на которую только была способна, нанесла по беззащитному человеческому сознанию ментальный удар.

Отредактировано Аурелия (16-07-2017 01:42:12)

+4

266

[NIC]Некие эльфы[/NIC]
[AVA]http://s002.radikal.ru/i198/1707/86/48d5c708810a.png[/AVA]

Оффтоп

Застав картину маслом эльфы никак не могли даже заподозрить Ширли, ибо последняя впала в безумие и вообще выглядит пострадавшей, посему никто из первых не видел кого она атакует, но всё может изменить заклинание - «amaurea»
«Amaurea»(Рассвет) – заклинание обнаружения. Над площадью вспыхивает яркий свет, распадающийся на сотни светлых частиц, которые опадают на площадь и наносят несущественный урон всем тёмным существам в радиусе поражения, а всех светлых или нейтральных легко исцеляет.

Происходящее на главной площади не могло остаться незамеченным. Впервые любопытство эльдалие привлекло смятения среди народа на главной площади. Тогда не первый отряд ни другие отряды не могли вмешаться сразу из-за наличия других важных дел, но как только толпы людей хлынули по улицам Аримана во все стороны эльфы забеспокоились. Именно первый и второй отряды первыми ринулись на главную площадь, но каждый со своей улицы и потому первый отряд смог подойти к площади с востока, а второй с севера. И первым командовал Келегорм и он же замещал Гваихира в важных делах, пока капитан держал совет с Бароном. Вторым командовал Маэгвен. Всего к площади вышло до тридцати воинов и пять магов. Больше всего магов в количестве светлого мага, одного мага земли и мага огня было в первом отряде, а во втором один светлый маг и один светлый жрец. Воинов же в обоих отрядах было поровну – десять тяжёлых щитоносцев и пять лучников у каждого отряда. Оба эльфийские боевые формирования подошли к площади почти одновременно, но из-за того, что каждый прибыл со своей стороны Келегорм и Магвен видели ситуацию по-своему.

Эльфы Келегорма подходя к границам площади обратили внимание издалека, как некий маг в чёрной мантии исчез в вспышке и мигом переместился к дочери барона, и кто она знал человеческий маг земли в отряде и понял это также по известной всему городу «карете», а потому среагировал первый колдуя на женщину заклинание «каменная кожа» без каких-либо на то приказов. Его можно было понять - зная эльфы кому угрожает опасность поступили бы также, но ситуация приняла другой оборот. Светлые маги Келегорма распознали в «вспышке» неизвестного мага чёрное колдовство. К тому моменту, как последний переместился за спину баронессе, Келегорм уже дал сигнал к бою. Первый светлый маг призвал заклинание «светлый стазис» на тёмном маге, а второй светлый маг прочитал заклинание «массовый барьер», как только два других мага отряда закончили свои заклинания. Щитоносцы сомкнули щиты и встали на колени, а за ними встали лучники, натягивая тетиву и целясь в тёмного мага.

Тем временем Маэгвен и его эльфы подошли с севера и из-за солдат Лоренцо не смогли разглядеть всё происходящее на площади, но почувствовали ощутимый след тёмной магии. Светлый жрец Маэгвена принялся «читать молитву», дабы обезумевшие или раненные люди Лоренцо могли излечиться или избавиться от нахлынувшего на них недуга.
Светлый маг прибегнул к исключительно эльфийскому заклинанию – «amaurea».  Трое мечников эльфов бросились в сторону кареты, остальные эльфы рассыпались по площади высматривая что-нибудь подозрительное под прикрытием первого отряда.

Отредактировано Гваихир (18-07-2017 12:31:56)

+4

267

-----------> Улицы

Тифлинг перемещалась почти спокойно. На улице было уже меньше людей, включая и преступников. По дороге ей чаще встречались местные жители или стража, нежели беглецы. Либо они были умнее и поступили подобно самой Дементии. Конечно, иногда её присутствие вызывало вопросы, но милая улыбка и скромный образ без труда обманули нескольких заботливых горожан. Один раз пришлось картинно заламывать руки и лепетать что-то о папочке, который вот-вот придёт и "ох, а вот и он!". Мужчина почему-то поспешил ретироваться, а не встречаться с "папочкой". Довольно улыбнувшись, блондинка нырнула в тень и поспешила дальше.
- Эй, красоточка, - раздалось хрипло из какого-то закутка, мимо которого хотела прошмыгнуть алхимик. Нахмурившись, она не стала поворачиваться, но и шаг не ускорила. Неужели её милое личико приглянулось очередному придурку?
Из темноты вынырнула рука, схватила Дем за платье, а появившееся за ней раздраженное лицо продолжило:
- Я к тебе обращаюсь, - неприятный бородатый тип со шрамом через всё лицо и свежим фингалом под глазом приблизился к ней и стал тянуть вторую конечность.
Дементия резко развернулась и зашипела на него разъярённой кошкой.
- Хочеш-шь узнать, как пах-хнет горящ-щая плоть? - сверкнув желтыми глазами, девушка облизнулась и вцепилась в мужика. Тот от неожиданности отпрянул и, вырвав руку, поспешил подальше от безумной полукровки. Подождет себе другую жертву. - Жа-аль, -Хвостатая сделала вид, что расстроена, и, поправив шляпку, продолжила свой путь.
Сегодня, отдохнувшая, при свете дня в опустевшем городе алхимик чувствовала себя уверенной и свободной. Осталось покинуть этот гадкий, злой Ариман - и всё. Дементия станет сама по себе. Больше никаких глупых нравоучений и запретов! Нет, конечно, наставник был хороший - он столькому её научил... Но какой же нудный!
Девушка фыркнула своим мыслям.
Занятая фантазиями о будущем, она потеряла бдительность и едва не поплатилась за это. Но всё же в последний момент, перед тем, как перейти на развилке на другую дорогу, поджигательница услышала слова на незнакомом певучем языке. Как алхимик, она усвоила, что прежде чем столкнуться с чем-то неведомым, лучше максимально подготовиться. Или не встречаться вовсе.
Сейчас она предпочла второй вариант и тихими шагами в мягких туфельках пошла в обратную сторону. Скрывшись за чьим-то забором, девушка решила переждать немного.
Она не знала, что это был один из отрядов эльфов, тоже двигавшихся в сторону главной площади. К счастью, так и не узнала. Зато мимо неё пробежало несколько человек, так что пряталась блондинка не зря.
- Что это? - Дементия заинтересованно выглянула на дорогу - кто-то из пробегавших уронил небольшую сумку на длинном ремне. Убедившись, что никто не вернется, тифлинг быстро сцапала находку и снова уселась в укромном уголке. Увидев содержимое, девушка едва не запищала от восторга: внутри была еда.
К главной площади Дементия подошла с сумкой на плече и надгрызанным пирожком в руках. Это был уже третий и, поскольку маленький после голодовки желудок блондинки уже наелся, а сама она - нет, пирожок никак не лез.
Жизнь была хороша! Чистая, одетая, свободная и сытая! Что ещё нужно для счастья? Ну, разве что попить...
Впрочем, о свободе говорить немного рано, как оказалось. И почему именно сегодня главная площадь пользуется таким спросом?
- Ну что там такое? - расстроенно пробормотала Дем. Она была слишком далеко, чтобы видеть или слышать, что там происходит, но что-то там точно происходило! Раздосадованно скривив красивое личико и поджав губы, беглянка куснула свой обед и присела на удачно подвернувшуюся скамейку (облезлую и покосившуюся, но тем не менее).
Может, они все просто разойдутся и всё?
Внезапно над площадью словно вспыхнул рассвет, озарив всё ярким светом.
- Ух ты-ы, - протянула восхищенно тифлинг, но от того, что она не зажмурилась, перед глазами заплясали пятна. - И хорошо, что я не там.. - И хорошо, что у заклинания есть определенный радиус, который до Дементии не дотянулся. Но красивые зрелища она любит, а на такие можно смотреть и издалека. Может, ещё что покажут?

Отредактировано Дементия (19-07-2017 01:30:55)

+3

268

Теперь Аделинда чувствовала себя в безопасности, относительной, но все же. Ее окружили люди, которые поддерживали ее, были готовы защитить и позаботиться о ней. Вот только момент отдыха, пусть только и в смысле своих ментальных затрат, был не столь долгим, как она хотела... Что уж говорить о реакции юной баронессы, когда она ощутила хватку своей головой, девушка замерла, широко раскрыв свои слепые глаза от страха.
Амели было бросилась на помощь, схватив юную госпожу за локоть куда жестче и требовательнее обычного, в желании выцепить баронессу из рук некроманта, в попытках оттолкнуть мужчину свободной рукой. Сама Линда вцепилась пальцами в предплечья своего бывшего собеседника, пытаясь высвободиться из его хватки.
Ткань плаща закрыла уши де Шоте полноценно, из-за чего она не услышала слов мага, лишь громкий неразборчивый крик. А потом все затихло...
- Госпо... - Услышала она мысли, вторимые слабому шепоту. Ладонь Амели смягчилась и ослабла. Служанка пыталась держаться за руку Аделинды, но уже через секунду вибрация от упавшего на землю тела заставила баронессу замереть словно статую.
- Нет... - Тихо проговорила де Шоте, нервно затараторив после этого. - Нет-нет-нет-нет...
Тонкие пальцы вцепились в руки мужчины крепко, Аделинда делала все, чтобы это прикосновение было болезненным в попытках высвободиться. Но куда уж, - маленькая, тонкая, хрупкая, Линда не могла соперничать физически с магом. И тут она решилась на радикальные меры, - открыть себя на всеобщее обозрение. Уж в данной ситуации это было куда лучше, чем оставаться в хватке приспешника Рилдира. Пальцы быстро метнулись к броши, что удерживала плащ на баронессе, и уже через секунду девушка выскользнула из рук некроманта, правда оступившись о лежащую в ее ногах служанку, Аделинда упала, сев на землю. Ее движения хорошо показывали ее страх и панику... а еще они показывали, что наследница была слепа, - ладони нервно ощупывали Амели, пока де Шоте смотрела куда-то вперед, роняя огромные крокодильи слезы. Приподняв голову своей помощницы, девушка прижала ее к себе, закрыв глаза и зажмурившись. Она горько плакала, ощущая вокруг себя смерть и безумие... это было ужасно. Еще ни разу ее не окружало столько крови, мертвецов и сошедших с ума. Линда открыла глаза вновь и "посмотрела" вокруг себя, - вокруг не осталось людей, с которыми она покинула замок... не считая Амели, которая все же дышала в грудь своей госпожи.
- Что ты наделал..? - Тихо спросила Аделинда, но после она обернулась, "глядя" в глаза некроманта своими бельмами. Сделав большой прерывистый вдох она повторила свой вопрос, но уже громко и требовательно, - Что ты наделал?!
Аделинда хотела было атаковать мужчину, но тут ее отвлекло странное чувство... Что-то светлое, теплое коснулось ее кожи, принося покой, пыльцой опадая на ее кожу. Приближалось подкрепление. А потом Линда услышала странные звуки...
Женщина, что стояла рядом с некромантом до того... И вот теперь баронесса нашла себе жертву. Обезумевшая была простой беззащитной целью. Оскалившись, баронесса заставила ее тело замереть, а вместе с этим ощутить всю боль, весь страх и горе, что ощущала сама телепатка.
- Взять ее! Она с ним! - Скомандовала де Шоте, обернувшись к эльфам. Ей было все равно, если темный маг нападет на нее. Она была бесполезна и беспомощна, позором для своей семьи... По крайней мере так считала сама баронесса. Да, кто-то мог услышать угрозу некроманта.

+3

269

Меньшим, что сейчас ожидал Сальгари, было нападение сообщницы мага в тот самый момент, когда этому магу приставили кинжал к горлу. Надо быть психом, чтобы так рискнуть чужой жизнью! Но именно психам в этой жизни везет как никогда. Герцог просто не успел ничего предпринять, когда прежде так удобно и качественно захваченное тело просто испарилось из его рук, а следом сделала свой рывок демоница. От не совсем точно нацеленного, но прошедшего в опасной близости к шее клинка Лоренцо благополучно увернулся, но вот в бок сперва ударило тупо и сильно, а после оплеснуло жгучей острой болью. «Вот тебе и спасли принцессу» – пролетело в мозгу мужчины.
Перехватив запястье Ширли, на инерции от ее движения он развернулся на пятках и пропустил ее в сторону от себя, наградив вдогонку прицельной подножкой. Кинжал проследовал вслед за рукой его обладательницы и покинул рану, оставив после себя очередную вспышку боли, но такие мелочи не интересовали герцога. Потому как темный, черной мухой мелькнув меж конвойных, теперь стоял за спиной де Шоте. И сейчас кое-кто будет торговаться. Каковы истинные намерения этого гребанного мага, у герцога не было времени задумываться, слишком красноречиво ладони темного легли по бокам от головы девушки. Ее ушки, очевидно, были слишком ценны, чтобы слышать те нехорошие сказки, которые собрался выводить этот засранец.
Закрыв сознание от любых возможных влияний – только бы собственные ментальщики не влезли сейчас с новостями, – Лоренцо со всей возможной прытью ринулся к Аделинде в обход почти бесполезных сейчас конвойных. Их разделяло слишком много метров, слишком банально и просто было броситься вот так вот, но теперь мужчина просто надеялся на свою силу и быстроту. Как бы все ни складывалось сейчас для него лично, в команде еще остались те, кто способен подпалить магу хвост, и далеко не всем им, подобно солдатам, требуется начальственный пинок для того, чтобы взяться за дело.
Словно подтверждая самые худшие опасения герцога, маг зычно выкрикнул свое омерзительное заклятие, одним махом превратив всю площадь в кровавую баню. Свершилось то самое, чего опасался Сальгари – гребанный щелчок гребанных пальцев, и теперь мужчина был даже зол на себя: надо было раньше кончать с ним, а не играть в угрозы. И теперь ничего не оставалось, кроме как обеспечить… или хотя бы попытаться обеспечить отход.

А баронесса тем временем оказалась не так проста, как размышлял темный. Лоренцо, видя, как девушка выдирается из собственного плаща, выставляя себя на всеобщее обозрение, успел даже весело хмыкнуть себе под нос. Раз уж все складывается таким "замечательнейшим" образом, спасению Де Шоте можно придать новые, пикантные краски. И сейчас как нельзя лучше, вопреки отчаянному риску сложившегося положения, будет оказаться рядом с этой так обманчиво беспомощной, рыдающей, опустошенной девушкой, как раз в тот момент, когда посланное неким доброжелателем заклинание рассыпало свою благодать над площадью. Не оглядываясь на оставшуюся позади Ширли, которую после приказа, так отчаянно брошенного баронессой, можно было уже спокойно снимать со счетов, мужчина сделал последний рывок к Аделинде. И все бы было хорошо, если бы не предательски легко просачивающаяся в сознание тьма, безжалостно заволакивающая все вокруг пугающей пеленой. Артефакты, до этого сослужившие не самую хорошую, но и не самую плохую службу, дорабатывали свои последние мгновения, и прятаться герцогу оставалось всего ничего, а так… мгновением больше, мгновением меньше, теперь не имеет никакого значения, когда его обнаружат. Сальгари собрал всю свою волю, сопротивляясь воздействию заклинания темного, но тягаться с магом было практически бесполезно.
Все будет хорошо, госпожа, – мужчина рухнул на колени всего-то в нескольких шагах от де Шоте, одной рукой закрывая рану в боку, а второй упираясь о землю, с трудом заставил свой голос звучать ровно, – очень скоро вы окажетесь в безопасности, подальше от всех этих ужасов. Мы позаботимся об этом.
И, едва договорив, герцог провалился в беспамятство.

Отредактировано Лоренцо Сальгари (27-07-2017 21:50:01)

+5

270

Эльфы прибыли на площадь, когда черный маг уже сделал свое черное дело, хотя и безусловно определили следы применения темной магии. Но все, что им сейчас оставалось - это хоть как-то помочь пострадавшим излечиться, постараться отбить баронессу и не допустить новых темных атак. Один из эльфийских магов закрыл своих воинов светлым щитом, в то время, как другой пытался излечить пострадавших. Надо сказать, что удалось это только отчасти: помогло тем, кто был легко ранен или помят в давке, а так же тем, чей рассудок темное заклинание затронуло не очень сильно. В основном это были те, кто оказался на самых краях площади или по каким-то причинам заклинание почти не слышал, но и трое из солдат герцога, один из стражей баронессы и ее служанка начинают проявлять признаки здравого рассудка. Через ход приходят в себя.
Видеть перемещение Ордалиона эльфы не могли, могли увидеть лишь результат - колдуна, стоящего за баронессой.

437372,866 написал(а):

Поняв, что вокруг сужается кольцо врагов, демоница поставила ментальный блок на своего спутника

, т.е. Ордалион еще один ход находится под защитой блока, который ментальный удар Аурелии не пробивает, но немного ослабляет т.к.

33226,267 написал(а):

Ментальный блок: полная блокировка эмпатических, ментальных и псионических воздействий на разум. Всегда кастуется (либо обеспечивается артефактами/тату/рунами/дарами богов - в общем, каким-то внешним фактором, если кто-то хочет иметь постоянный блок) и действует по времени как любой спелл (если это не гаджет). Пробивается либо высшим магом (и то не с первого раза), либо объединенными усилиями нескольких средних.

К тому же уровень ментальной магии Аурелии ниже, чем у Ширли. Но маг попадает под "Светлый стазис", в результате чего падает и не может двигаться еще 2 хода.

«Аmaurea» немного помогло в исцелении, но оказалось почти бесполезным против демона: темную сущность Ширли эльфы ощущают и так, могут видеть ее глаза, если они были изменены иллюзией, определить же, что она именно демон, оно не поможет, т.к. на ней не иллюзия, а ее второй облик, урона ей это заклинание практически не наносит.

437670,1371 написал(а):

К тому моменту, как последний переместился за спину баронессе, Келегорм уже дал сигнал к бою.

- Действие постфактум, не принимается.

Итого: эльфы закрыты светлой магией и готовы к бою, трое мечников находятся в пяти метрах от кареты, остальные рассыпались по площади.

Дементия
Просто видит светлую вспышку.

Арадия
Тоже попадает под светлую эльфийскую магию, в результате чего время воздействия темного заклинания сокращается на 1 ход, но для тифлинга процесс выздоровления болезненный, тут неизвестно, от чего ей будет хуже.

Аделинда де Шоте
На 2 хода закрыта "каменной кожей". Молодая баронесса пытается взять под контроль демона, однако Ширли имеет высокую ментальную устойчивость, к тому же находится в невменяемом состоянии, поэтому усилия Аделинды, до этого потратившей силы на поддержание ментальных щитов на нескольких целях, почти пропадают даром и только еще больше ослабляют девушку.

Ширли
Ощущает попытку воздействия на сознание, на пару секунд оно ее замедляет и дезориентирует, но затем демон освобождается от воздействия.

Лоренцо Сальгари
Если бы после атаки демона как псионик сразу воспользовался психопортацией, то к баронессе бы успел, но за те секунды, что прошли с момента перемещения Ордалиона до его заклинания, отбиться от Ширли и пробраться пешком сквозь толпу - нет, поэтому таки попадает под заклинание темного и теряет сознание. Но тут появляются эльфы... Поэтому как Арадия: время воздействия заклинания уменьшается на 1 ход: 1 ход без сознания, 1 ход в состоянии слабости. Править пост не надо, при написании следующего поста это учесть.

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

+3

271

Внезапную атаку неизвестных можно было считать с треском провалившейся. Несмотря на появление невидимого противника, приближение которого осталось тайной даже для чуткого слуха Ширли, изначально довольно выигрышная ситуация для нападавших обернулась катастрофой. Ордалион в считанные секунды перехватил инициативу в этой схватке и тем или иным образом вывел из строя более половины врагов. Он не мог не отметить, что несмотря на численный перевес, его нынешние оппоненты совершенно не умели сражаться с магами, особенно тёмными. Отправить два отряда у всех на виду по открытой местности было более чем опрометчивым поступком, учитывая специфику магии Тьмы. А о том, что они знали кто против них, Ордалиону уже ненароком сообщил неизвестный невидимка. Но верхом безрассудства стал тот факт, что успешно зайдя со спины некроманта, лидер нападавших не убил его одним нехитрым движением, а совершил фатальную ошибку – дал время. Живой щит в виде девушки сумел скинув капюшон вырваться из спасительных объятий некроманта, великодушие которого знатная дама явно не оценила.
- Не я, вы, - ответил колдун слепой, как оказалось, собеседнице, бросившейся к своей служанке. – Ваши слова вынудили меня это сделать. Их кровь на ваших руках.
Один посаженный на крыше лучник справился бы с колдуном намного быстрее и эффективнее небольшой армии, что была бездумно брошена на растерзание тёмным чарам. Один удар по затылку, раз уж убийство не в их правилах, тоже сработал бы куда лучше, чем шквал боевых заклинаний. Даже переговоры принесли бы более положительный результат, предотвратив новые жертвы, ведь Ордалион не собирался никого более убивать. Да уж, пожалуй, худший вариант завязки этого боя трудно было и представить. Колдун намеревался в течении следующих двух-трех минут покончить с остатками отряда, но похоже не только ему благоволил его бог. Внезапно, словно мыши в новом амбаре, на площади появились эльфы. Это обстоятельство меняло всё.
Двигаясь в боевом порядке, они обрушили на площадь и колдуна лично дождь из светлых чар. Это зарево напоминало бой в Айна Нумиторе, однако на сей раз не было у Ордалиона в распоряжении ни оборонительной позиции, ни сплочённого отряда, ни щита, что мог бы остановить враждебную магию. Через мгновение его тело оцепенело, и колдун рухнул назад, на сидение кареты, к которой стоял спиной, а затем начал медленно сползать по нему на мостовую.
- Это не хорошо, не хорошо… что они сделали со мной? Парализовали? Дело дрянь, это эльфы, а у меня с собой неопровержимое доказательство того, что это именно я командовал нападением на их столицу. Если найдут Лока – нам крышка. Нужно срочно что-то предпринять, - он посмотрел на по-звериному озиравшуюся по сторонам Ширли. Судя по следу крови на одном из её мечей и камнях мостовой, её удар достиг цели прежде, чем она сама стала жертвой «Погружения во Тьму». Возможно невидимка был убит, хотя скорее всего нет, но это сейчас не имело значения. Единственное что было важно – Ширли была жива и относительно здорова. Сейчас она была единственным шансом Ордалиона не погибнуть в скорейшем времени, оставалось лишь использовать этот шанс.
Демоница и без того была женщиной темпераментной, а уж утрата здравого рассудка из-за удара тёмной магией, попытка вмешательства в разум и фейрверк из светлых заклинаний окончательно привели Ширли в бешенство. Громко закричав, она приняла истинную форму. Перед присутствующими на площади предстало жуткого вида крылатое создание, глаза которого горели безумной яростью. Она бросила оружие и оглянулась в поисках того, на ком бы отыграться за её некомфортное состояние. Ближайшей жертвой была слепая девушка, сидевшая на коленях. Демоница ринулась широкими шагами к ней, но замерла, услышав знакомый голос.
- Ширли, моя милая Ширли… иди ко мне. Обними меня и давай улетим домой, в наш дом на холодном фьорде Хисгара, - даже безумная Ширли была относительно управляема Ордалионом, ведь прожив с ней десять лет как с женой он изучил душу демоницы досконально и знал, на что надавить, обернув её инстинкты в свою пользу. Её взгляд переместился на лежавшего возле выбранной жертвы колдуна.
- Мой! Мой!! – заорала демоница. – Ты не заберешь его у меня! – она кричала на девушку. Затем Ширли пронеслась мимо, легко задев ту боком. Оказавшись над Ордалионом, демоница взревела так, что от её рыка испуганные лошади бросились наутек, увлекая карету в направлении одного из эльфийских отрядов. – Он мой!! – вновь повторила рычащим голосом крылатая бестия и схватив мужчину взмыла в воздух, мощными взмахами крыльев отправляя себя и свою собственность в сторону улиц, дабы преодолев городскую стену добраться до заветного холодного берега и использовать по прямому назначению.
Ордалион не боялся что безумный суккуб уронит его, нет. Воспоминания об их знакомстве и тех беззаботных месяцах на холодном побережье были сильным оружием против сентиментальной Ширли. Магам требовалось время, чтобы применить против демона заклинания, да и расстояние было уже слишком большим, чтобы рассчитывать на успех. Что же до эльфийских стрел, которые могли полететь следом… едва ли у них был шанс пробить прочный хитин дочери Лабиринта. Куда большую угрозу сейчас представляла сама демоница. Сильные эмоции в купе с отключившимся рассудком делали её опасной для всех, в том числе и для её «сокровища». Но с этой проблемой предстояло разбираться чуть позже.

Оффтоп:

Об отношениях Ордалиона и Ширли более подробно рассказывается в увы незаконченном фб Добро с рогами. В случае успеха бегства прошу поставить в конце поста переход на Озеро Арпар, поскольку это ближайший известный Ширли водоем и именно его она посчитает побережьем Хисгара, несмотря на то что данный город находится в другом мире.

+4

272

Нет, так просто у демоницы улететь не получится: пусть она двигается очень быстро, но одни эльфы уже на взводе, другие на расстоянии 5 м от кареты, и пока Ордалион ведет с Ширли разговор, они успевают добежать. Лучникам же при виде внезапно появившегося перед ними в истинном облике демона команду стрелять и давать не надо, как, кстати, и магам. И если стрелы не нанесут ощутимого вреда ее панцирю, то нанесут крыльям.
К тому же на площади находится дракон. Поэтому останавливаемся на месте, когда Ширли хватает Ордалиона и пытается улететь.

Очередность:
Арадия
Аурелия
Гваихир - за эльфов
Дементия
Лоренцо
Аделинда
Ордалион

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

+1

273

самый информативный пост №2
Тьма отступила внезапно. Слишком. Арадии казалось, что она провела в этой давящей темноте если не вечность, то хотя бы ее половину, а затем все вдруг сменилось цветными пятнами перед глазами, звоном в ушах и поразительной, вырывающей из подобия обморока и одновременно забирающей силы болью. Девчонке стоило распахнуть глаза, как она тут же их зажмурила, давясь рвущимся из груди хриплым воплем. Боль, плод воздействий аж двух заклинаний противоположных школ магии, разрывала изнутри, давила на виски, отзывалась в голове и в ушах звоном. Тифлинг содрогнулась, с большим трудом переворачиваясь на спину, в бессилии прижала ладони к лицу, глухо застонав.
Она ничего не видела. Ничего не слышала. Мысленно проклинала Ариман и все, что здесь происходит.
И себя.
На кой черт она вообще согласилась сюда тащиться?!
В невыразимой злости Дия сжала зубы, убирая от лица руки, как только ей показалось, что рвущая тело на куски боль начала отступать, и взглянула наверх, на небо, которое перед глазами все еще расплывалось в пятнах разных цветов радуги. Рогатая приложила огромные усилия, чтобы сначала сесть, а потом и подняться на будто ватные ноги, почти слепо хватаясь рукой за предметы из груды мусора, за которыми она пряталась с двумя другими магами. Один из них, к слову, лежал поодаль - Арадия задержала на нем взгляд белых глаз, пытаясь сфокусироваться на его теле, а затем пришла к неутешительному выводу: маг был мертв. Глухо и со свистом выдохнув, полукровка осторожно повернула голову, замечая второго своего товарища по несчастью, пытающегося подняться на ноги, и немного успокоилась. Стихийник не пережил того, что случилось. Осталась только она и... светлый маг.
Ей чертовски повезло. Но поймет девчонка это лишь потом.
Накрывая рогатую голову капюшоном, Дия бросила взгляд на площадь, куда ушел Лоренцо с солдатами, и молча взмолилась, чтобы с герцогом все было в порядке. Она понятия не имела, что там происходило, но все-таки чувствовала, что должна как можно скорее попасть туда. Правда, Арадия так и не смогла сделать ни шагу, привалившись к стене дома спиной. Ей нужна была передышка, чтобы отступила все еще давящая на виски боль и ушла слабость.

оффтоп

я только два предложения добавила, есичо
а то никто так и не написал, кто у нас там остается

Стихийник не пережил того, что случилось. Осталась только она и... светлый маг.

Отредактировано Арадия (30-07-2017 20:30:45)

+3

274

[NIC]Эльдалиэ[/NIC]
[AVA]http://s002.radikal.ru/i198/1707/86/48d5c708810a.png[/AVA]

Оффтоп

С разрешения Аурелии я кратко отыграл её ход.
«Хватка земли» - заклинание подобно окаменению или альтернатива «каменным столбам». Земля под жертвой деформируется и из неё появляются две эдакие каменные руки, что очень крепко обволакивают ноги существа по колено не позволяя сдвинуться с места.

- Ellemire! Ndengina ta! – вскричал Келегорм взмахнув перед собой клинком.  Лучники его десятка открыли огонь по демону ещё до команды, но команда предназначалась не им, а пешим воинам, которые в ровном строю разделились на два крыла по пять человек после первого залпа лучников. Два крыла, открыв центр для свободной стрельбы лучников, трусцой двинулись к демону намереваясь взять его в кольцо и исколоть копьями. Демон в ярости и в истинном облике был невероятно опасен и это понимали все включая мага земли, который завидев исчадие Рилдира сразу же применил к нему заклинание «хватка земли» дабы лишить его возможности двигаться. Не спал и маг огня, который применил простое, но удобное для сложившейся ситуации заклинание «огненной стрелы» направив его прямиком в демона. Чего уж говорить, но демону действительно сегодня не повезло, ибо из всех тёмных созданий светлые очень не любили демонов, а потому об Ордалионе словно забыли и последней каплей этого забытия было заклинание светлой магии «Тест веры». Над головой демона возникла проекция двуручного меча.

Пока маги Келегорма «громили» во имя света, маги Маэгвена занялись более миротворческой деятельностью. Так светлый маг второй десятки присоединился к жрецу дабы помочь страдающим. Он использовал «Волну света» направив заклинание так, чтобы оно прокатилось по рядам раненных людей и ни в коем случае не через центр всех бедствий – демона. Впрочем, причиной такой опаски был не демон, а его тёмный человеческий сподвижник.
Рассыпавшиеся по площади воины бросились на исчадие Рилдира сразу же. Им уже была дана команда атаковать всё замеченное ими тёмное. Тут же к воинам присоединились и лучники второго десятка.  Трое эльфов, что были у кареты, опустили свои копья в сторону тёмного мага, но не смели атаковать без приказа, ибо им было велено изначально брать всякого чернокнижника живым, если это возможно. Разыскиваемая книга могла быть не у тёмного, а потому было слишком рискованно рубить всех сплеча. Данное условия не распространялось лишь на демонов по личным моральным соображениям эльфов. Демон должен быть мёртв и никак иначе.

Пускай тёмный маг и опал вниз, но Аурелия точно почувствовала, что причиной этому была не её атака. Упорная и гордая по своей природе она вновь попыталась сломить защиту жалкого человека ментальным ударом. Ради герцога Лоренцо она была готова упорствовать до самого конца.

Отредактировано Гваихир (02-08-2017 00:30:50)

+3

275

Дементия какое-то время боролась с любопытством.
Что же там такое происходит?
Было очевидно, что это какая-то заварушка, затеянная стражей города, в которую влились светлые маги (судя по заклинанию). Теперь тифлинг бы не позавидовала тем, против кого обрушилась эта сила.
Девушка решилась подойти поближе. Рисковала ли она быть пойманной? Возможно. Но полукровка понадеялась на то, что все слишком заняты тем, что происходит в центре площади, а о её существование никто, в общем-то, и не знает... Ещё алхимик не поручилась бы за то, что её не зацепит какой-нибудь светящейся гадостью в этот раз. Но горевший в Дем интерес пересилил чувство самосохранения (или что там у неё есть с её-то увлечениями).
Не колеблясь более, она пошла дальше вниз по дороге, не торопливо и всё ещё держа недоеденный пирожок в руке. Что-то подсказывало молодой полудемонице, что сейчас происходит нечто очень важное. Но стоит ли ей знать, что именно? Ведь всё, что ей нужно сейчас, - это свобода, а не дополнительные проблемы. В какой-то момент в небо взмыло нечто сильное, крылатое, разъяренное, судя по тому, как оно двигалось. Нечто, чем Дементия, в силу своей разбавленной крови, никогда не станет. От созерцания алхимика отвлек приближающийся цокот копыт. Выехавшая из-за угла карета застала блондинку врасплох и заставила отпрыгнуть в сторону. Итак перепуганные кони резко вильнули вправо, карета опасно накренилась и проехала одним колесом по обочине. Подскочив на каком-то камне, повозка подпрыгнула, выровнялась и поехала дальше. Дальше от всех этих магов и страшных демонов...
Блондинка протерла глаза, в которые щедро сыпануло пылью из-под копыт и колёс и, проморгавшись, увидела, что на мостовой что-то лежит.
- Везёт же мне сегодня.. - удивленно пробормотала она и незамедлительно подскочила к новому трофею. Что ещё удивительнее, это опять была сумка. - Серьёзно? - хмыкнула тифлинг, но подняла, заботливо отряхнула и сунула внутрь любопытный нос. - Во-оу, эта подороже будет.
Чёрная наплечная сумка оказалась "бездонной". Очень полезная вещь! Хвостатая пошарила в сумке: сапоги и какая-то одежда (похоже, мужские), книжка, разные склянки, труба какая-то.. Дементия заинтересовалась только бутыльками, но рассматривать их здесь посчитала излишним риском. Вдруг вернется хозяин вещей? Затребует обратно... Будучи девушкой практичной, выкидывать ничего не стала, а запихнула новую сумку в старую, менее приметную, благо размеры позволили.
Тифлинг развернулась и поспешила в ту сторону, куда уехала карета, то есть подальше от места схватки. В слабой надежде, что повозка вскоре остановится. Вдруг её можно будет использовать? Или внутри есть ещё что-то полезное...

------> Улицы Аримана

+4

276

Пока герцог Ниборна бесславным бессловесным телом валялся в дорожной пыли, остатки его отрядов, даже лишившиеся управления, еще представляли собой достаточно грозную силу. Богомерзкое темное проклятие, выкосившее треть бывалых, вышколенных воинов и еще треть сравнявшее с землей и обратившее в издыхающих бешеных псов, пощадило некоторых счастливчиков. Пал тот самый обратившийся к баронессе де Шоте сержант, с искаженным невыразимым ужасом лицом напоровшись на пику ее конвойного, но один из воинов его отряда каким-то чудом и не иначе как Имировым промыслом сохранил разум в той форме, в какой оно еще могло сыграть значительную роль.
И когда оба артефакта Сальгари истратили свой заряд и на брусчатку площади будто из небытия явилось тело человека, какого считанные мгновения прежде солдат видел собственными глазами рядом с собой, еще подавленное сознание мужчины не нашло другого варианта, кроме как исполнить свой долг. Мысли о собственной жизни, о жаловании и награде, о том неизвестном, что начнет твориться в Ниборне после смерти правителя, сплавились в один тугой ком. Воин, прикрываясь павезой, кинулся к телу герцога, проверить, жив ли он. Пока просто проверить, а там – будь что будет.
Демонице не составило труда пробиться сквозь хаос, порожденный проклятием, те немногие сохранившие рассудок, вопреки многолетней выучке шарахались в стороны – но едва прошли первые мгновения творящегося здесь безумия, к уцелевшим воинам вернулось самообладание. Мрачная решимость захватила людей. Окровавленные и грязные еще с прошлых стычек, вынужденные отбиваться от своих же лишившихся рассудка боевых товарищей и шагать через трупы, люди прониклись тем особым мужеством приговоренных к смерти, когда все под небом, кроме противника, перестало иметь значение. Даже в подмогу те, кто сам видел, как падают в безумии боевые товарищи от одной лишь фразы ненавистного темного мага, не слишком верили. Действовали на привычках, на остатках вколоченных в плоть и кость правил и на том горьком осознании, что могут погибнуть все до единого. Ширли объединенными силами ниборнского отряда и эльфов, начали брать в кольцо.

Сложнее всего пришлось магу. Ярый адепт учения Имира, он видел, как лишаются рассудка его соратники, видел, как свалилось на грязные камни тело его коллеги-стихийника, слышал мучительные стоны тифлинга совсем рядом и чудовищные крики на всей площади – и не мог одновременно направить свои силы во все стороны. Уродливая черная клякса, демон и темный маг в кольце ее рук, были для светлого средоточием всей грязи и чудовищной злой силы, какая почти обратила в руины некогда процветающий город, но не было ни крупицы раздумывать, что делать. Если бы маг был уверен, что справится с темным один на один, он бы призвал на его голову самое сильное заклятие, какое только знал, но он не питал иллюзий. Если бы он был уверен, что демоница улетит и унесет с собой чернокнижника, он бы сейчас же принялся исцелять всех на кого хватит сил, но он не желал возвращать людям рассудок только затем, чтобы они осознали свою смерть, когда их атакуют уже сверху. И маг сконцентрировал почти все свои силы на одном коротком заклинании, дабы вогнать демоницу в "светлый стазис". Даже если это не даст ей покинуть площадь, так есть хоть малый шанс, что никто не пострадает от дальнейших ее атак и попыток защитить господина. А что делать с самим темным... этими мыслями, видя своего беспомощного, но по-прежнему смертельно опасного врага, маг себя не занимал. Будь что будет.

Оффтоп:

Светлый стазис
Так как светлые маги предпочитают избегать боя и не наносить врагам боли, стазис является отличным аналогом атакующего умения. После короткого прочтения заклинания существа-цели на короткое время теряют контроль над конечностями, падая оземь и роняя оружие. Особо сильные маги могут вгонять в стазис сразу несколько целей (до четырех). Стазис действует в основном на магов-оппонентов - коня на скаку это заклинание не остановит, как и любого физически-развитого солдата, однако движение замедлит. Особенно эффективно против нежити.

+5

277

Аделинда сидела на дороге неподвижно, "глядя" на своего несостоявшегося захватчика своими бельмами.
Лишь раз она перевела свой взгляд, услышав такой знакомый голос, уверяющий ее в скорой безопасности. Скажи это кто-то другой, баронесса бы пропустила это мимо ушей, посчитав за формальное успокаивание девицы, попавшей в беду. Но это был не просто голос...
Линда не могла понять точно, - то ли это и правда был Волкодав, встречу с которым девушка так и не забыла, то ли сознание решило сыграть с ней злую шутку и принять голос нового спасителя за старого.
- Но как это возможно...?
Как бы там ни было, - сердце баронессы забилось скорее, а в груди поселилось теплое щекочущее чувство волнения... Вот только голос мужчины звучал очень болезненно.
Ее руки заботливо прижимали к себе служанку, но после слов мужчины пальцы баронессы на плечах Амели сжались до бела.
Юная де Шоте оскалилась на обвинения в свой адрес, ее слезы пересохли от злости:
- Мои слова..? - Вечно тихий спокойный голос девушки срывался на гневный крик, по интонациям настолько похожий на Генриха. - Мои слова?! Ты губишь людей за открытую правду! Мне что, стоило назвать тебя ангелом во пло...
- Го..госпожа... - Вдруг прошептала Амели, заставив девушку вздрогнуть, и опустить голову.
- Все хорошо. - Прошептала девушка своей подопечной.
- ...Нет. - Глаза Амели расширились в в ужасе, глядя на девушку, что изошлась на крик, плавно превратившийся в рев, от которого у обеих женщин кровь застыла в жилах, стоило де Шоте увидеть истинную личину демона. Страх сковал обеих женщин, обнимая друг друга в желании поддержать друг друга. Де Шоте ощущала слабую хватку женщины, что она держала в своих руках. Та все еще лежала, но все же пыталась помочь, поддержать свою юную госпожу в этом беспомощном жесте.
- Мой! Мой! - Кричал демон, и Аделинда вовсе потеряла дар речи, лишь приоткрыв рот от ужаса, неспособная даже закричать.
Она никогда не видела ничего подобного... И, что уж говорить, вот и правда ни одна книга не была способна описать того страха, что испытала де Шоте. Дыхание девушки сперло, глаза широко раскрылись, а сердце, казалось, было готово остановиться... Уставшая, перепуганная, Линда чувствовала, как ее сознание изменялось, скатывалось в пучину безумия... Но стоило демонице пройти мимо, Аделинда выдохнула, наблюдая за действиями разъяренной бестии глазами перепуганной Амели. Правда уже через секунду баронесса убедилась в гипотезе своего сумасшествия: какой бы жуткой не оказалась женщина, ее крики, ее прыть, ее желание защищать это отродье показывало искренние чувства суккуба.
- Даже у нее есть... - Что было у нее? Чувства? Любимый? Хозяин? Призыв некроманта, что отвлек демона от наследницы баронства, звучал, будто кукловод... Он не любил ее. Но она... Сейчас, безумная, искренняя до невозможности, демоница показала свою слабость, свои истинктивные мысли и желание защищать это отродье.
Это осознание укололо Линду обидой, горечью, ткнуть носом в собственное одиночество и никчемность.
Прикосновение света пробудило одного из стражников из забвения и он поднялся, с трудом приблизившись к Линде.
- Госпожа... Госпожа! - Оклинул ее конвоир, пытаясь поднять баронессу. Его голос был хриплым, вялым, но он желал выполнить свою цель. Он сам еле держался на ногах, но учитывая появление эльфов и их возможное сражение, как с бестией, так и магом буквально кричали ему о том, что слепую телепатку стоило увести подальше от эпицентра. - Амели, помоги мне. Нужно отвести ее в безопасность.
Амели наконец встала, пусть плавно и медленно, еле держась на ногах, и слуги взяли юную госпожу под руки, отводя ее подальше от эпицентра, ближе к людям, что пришли первыми и остались невредимыми, так как те стояли ближе. Волна света исцеляла их, придавала сил, и все же эти трое просто опирались друг на друга и от части на свою невредимую хозяйку, следуя в обнимку к источнику исцеляющего потока.
Аделинда была сломлена, ее ноги подкашивались от усталости, но вдруг ее изможденный мозг зацепился за ту, казалось бы, мелочь, - голос. Девушка заступорилась, оборачиваясь, пытаясь вернуться.
- А может это он? Что если это все-таки он?

Оффтоп

Так как исцеляющие заклинания так и хлещут, позволила себе наглость вывести служанку раньше времени, но в состоянии слабости.

Отредактировано Аделинда де Шоте (05-08-2017 11:54:37)

+5

278

Разъяренная Ширли была сейчас наибольшей опасностью для Ордалиона. Если эльфы искали Книгу, а наёмники просто хотели нейтрализовать тёмного мага, разгуливающего по городу, то демоница вполне могла разорвать его в клочья в порыве своего безумия. И это в большей степени было результатом не "Погружения во Тьму", а сложного характера дочери Лабиринта. Убить Ордалиона она хотела с первых же минут их знакомства, сейчас, утрата рассудка просто позволила этому разрушительному желанию всплыть на поверхность. Впрочем, опасность, исходившая от демоницы нивелировалась в тот момент, когда она подняла некроманта с земли. Обмякшее и неподвижное тело колдуна было словно тряпичная кукла в когтистых лапах демона. Это зрелище было символично, ведь по сути именно так выглядел любой, избравший путь Тьмы. Эта сила играла с ним как хотела.
Запрокинув голову, Ордалион увидел сбоку эльфов, выпустивших по нему и Ширли стрелы. Прозвучала команда атаки и пехота бросилась в бой вслед за стрелами лучников. Повсюду слышались голоса, это были заклинания, но тип магии определить было невозможно из-за расстояния и какофонии воплей обезумевших жертв тёмного колдовства. Одно можно было сказать с уверенностью - это было нехорошо. Время застыло. Стрелы повисли в воздухе, бегущие солдаты замерли на месте, шумы стихли, сменившись тишиной. Разум колдуна работал на полную мощность, отчаянно пытаясь найти выход из безвыходной ситуации.
- Неужели это конец? Мы с Ширли, пройдя так много завершим свой путь здесь? На пыльной улице в окружении недостойных противников, что просто бросились на нас словно свора бродячих собак? Рилдир, неужели ты ошибся? Я не справился с твоим заданием, ведь наша гибель неизбежна. Интересно, что ждет нас за Гранью..? - но отчаяние Ордалиона было хоть и яркой, но лишь вспышкой, длившейся в сознании мгновение и тотчас полностью угаснувшей. На смену отчаянию пришел холодный расчёт. Разум злого гения, подгоняемый чувством опасности, смешанным с азартом, стал работать с удвоенной силой. Стрелы неумолимо приближались, вокруг ощущались усиливающиеся разряды светлой энергии, предвещавшие новые губительные заклинания. - Если бы я мог пошевелиться, мы бы сбежали через портал, но я парализован. Если бы я успел создать "Щит Тьмы", они бы ни за что нас не достали, но я не успел. Я бы мог вновь атаковать их "Погружением во Тьму", но стрелы это уже не остановит. Как же спастись?
Решение пришло внезапно. Ордалион вспомнил мудрое изречение: Лучший способ избежать удара - не быть там, где удар. - Эврика! Всё гениальное просто, как я мог так долго искать решение, что всё это время лежало на поверхности? Ох уж эта моя привычка решать простые проблемы сложными путями. Я просто сделаю то, что уже делал чтобы уйти от опасности.
Поднимаемый Ширли он смотрел неподвижным взглядом на пустой участок площади, где несколько секунд назад еще стояла карета слепой аристократки. Там не было солдат, не было магии и лучники туда тоже не целились. Ордалион представил как они с его милой Ширли становятся единым целым, исчезая во вспышке тёмной магии и устремляясь туда, в пустоту, на встречу спасению. - Блик...
Мерцание демона было нацелено на них двоих и направлено назад, сквозь место где стояла карета. Ордалион собирался увести их из-под надвигающегося смертельного дождя, оставляя на растерзание тому свою собеседницу, её служанку, лежавших в обмороке солдат и таинственного невидимку, который предположительно лежал где-то среди них. Проявившегося нападавшего, Ордалион из своего положения увидеть не мог.
- Эти эльфы еще хуже чем я. По крайней мере я в своих не стреляю... - подумалось некроманту.

Оффтоп:

Всё так же в случае успеха бегства прошу поставить в конце поста переход на Озеро Арпар, поскольку это ближайший известный Ширли водоем и именно его она посчитает побережьем Хисгара, несмотря на то что данный город находится в другом мире.

+5

279

Итак, остановились мы на месте, когда Ширли схватила Ордалиона. До этого момента демоница явила свой истинный облик и подбежала к карете, около которой находились Ордалион и баронесса.
Как ни странно, и солдаты герцога, и эльфы, решили всю мощь оружия и магии обрушить не на того, кто нанес наибольший урон, а на демона. Видимо, настолько это было внезапное и впечатляющее зрелище. Поэтому досталось Ширли от всех - и от магов, и от воинов: она не может двигаться, связанная "светлым стазисом" и каменными руками, по ней бьет огненная стрела, созданная из магического пламени, на нее обрушивается меч светлой магии, в нее летят стрелы.

Ширли
В результате всего этого получает урон от огненной стрелы - броня ее закрывает, но сильно обожжены крылья, волосы и лицо; крылья к тому же во многих местах пробиты эльфийскими стрелами, что делает ее полет практически невозможным. К тому же на нее падает меч "теста веры", на 2 хода наполовину лишая магических сил. Стазис и «хватка земли» так же действуют еще 2 хода.

Ордалион
Поскольку Ширли держит мага на руках, от "теста веры" перепадает и ему: на 2 хода снижение магических сил. Т.к. ментальный блок, поставленный демоницей, уже не действует, ментальный удар Аурелии достигает цели: 2 хода без сознания, поэтому побег снова невозможен.

Испуганные ревом и видом демона лошади кинулись в сторону одного из отрядов эльфов, однако тем это не помешало: они просто расступились и пропустили несущийся мимо экипаж. Двое лучников, дабы не допустить того, чтобы лошади врезались в оставшихся на площади людей, бросились к ним, чтобы остановить. Пусть людей вблизи почти не осталось, нельзя было оставить обеспамятевших лошадей с каретой за спиной, которая превратилась в еще одно орудие убийства, будто сейчас их на площади было мало. И надо сказать, что им удалось. Удалось, схватившись с двух сторон под уздцы и повиснув всем телом на упряжи, остановить обезумевших животных. Ну а дальше вступило в силу эльфийское умение ладить с животными: постепенно лошади успокоились и остановились, хотя и все еще фыркали и вздрагивали боками, косясь в сторону, где появилось ревущее чудовище. Лучники не стали возвращать лошадей хозяйке - они никуда не денутся, ее солдаты потом их поймают и вернут вместе с каретой, что еще вытворит кажущийся сейчас неподвижным демон, неизвестно. Один из эльфов хлопнул лошадь по подрагивающему боку, и животные пошли прочь, увозя карету и сумку Ордалиона с книгой в ней.
Ордалион и Ширли окружены эльфами и оставшимися в живых воинами герцога.

Арадия
Попадает под очередное светлое излечение, от которого ее колбасит, но от проклятия она избавляется.

Лоренцо Сальгари
И половина воинов, живых, но пострадавших от проклятия, восстанавливаются, другой половине, увы, светлая магия не помогла.

Аделинда де Шоте
Чувствует небольшой прилив сил от воздействия светлой магии, так же проходит и страх. Служанка Амели исцелена, как и двое стражей, пребывавших в обмороке.

Дементия
При своих покидает площадь

Очередность:
Арадия
Аурелия
Гваихир - за эльфов
Лоренцо Сальгари
Аделинда де Шоте
Ордалион

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

+4

280

самый информативный пост №3
Арадию, если честно, начинало уже подташнивать от обилия светлой магии (или это были побочные действия исцеляющих заклинаний на тифлинга?), но она нашла в себе силы устоять на ногах. В какой-то момент она ясно ощутила, что что-то внутри утихло, хоть боль и не пропадала полностью - так подействовало на нее лечение светлой магией, чтобы избавиться от темного проклятия, на какое-то время сковавшего многих на площади. Для рогатой это, правда, было далеко не очевидно.
Тяжело выдохнув, она отлипла от стены, на которую опиралась спиной, и, превозмогая неприятное тупое покалывание во всем теле и попутно посылая всех светлошкольных магов в пешее эротическое путешествие, вышла из-за груды мусора под пристальным взглядом своего невольного коллеги на сегодняшний день. Мужчина проводил ее глазами, но останавливать не вздумал; тем лучше, потому что на разговоры и споры у Арадии не было сил, а на площадь она бы все равно барашком поскакала, с замиранием сердца молясь, чтобы с Лоренцо все было в порядке.
До самой гущи событий тут было относительно недалеко, но все самое интересное, очевидно, уже кончилось. На слегка подрагивающих то ли от волнения, то ли от начинающей надоедать боли ногах девчонка перепрыгивала лужи грязи, не стараясь скрываться и высматривая "своих" - лежащих ли на земле без движения, стоящих ли на своих ногах; по мере приближения разглядывала каждый силуэт, надеясь узнать в нем Сальгари, и чувствовала, как сжимается в груди комок неприятного волнения. Дия ощущала светлые ауры стоявших на площади и облаченных в доспехи мужчин - вероятно, эльфы, мимолетно подумала девчонка, петляя меж ними и не особо беспокоясь, что те вдруг ее атакуют. В конце концов, на полукровке была точно такая же одежда, как и на всех солдатах из Ниборна.
Впрочем, обдало ее и пробирающей до костей тьмой, и на мгновение тифлинг замерла, пытаясь найти ее источник. Это запросто мог быть темный маг, и это бы спокойно объяснило то заклинание, слова которого эхом разлетелись по площади и ее окрестностям, и... это было даже логично. «Кажется, я разучилась думать. Печально»
Впрочем, от грусти об утраченных умственных способностях Арадию отвлек знакомый силуэт на вымощенной булыжником площади, и то, что Лоренцо не шевелился, ей абсолютно не понравилось. Змейкой скользнув меж других участников минувшего сражения, девчонка приблизилась к герцогу как можно скорее и осторожно, попутно чуть ли не клацая зубами от неприятных ощущений во всем теле при движении, опустилась рядом с ним на колени, первым делом хватая Сальгари за запястье и поднимая перчатку, чтобы прощупать пульс. У нее почти камень с плеч упал, как только она нащупала пульсирующую венку; Дия выдохнула - тяжело, но удовлетворенно, не желая проявлять никаких эмоций при такой толпе незнакомцев, только крепко сжала сжала пальцы мужчины, вглядываясь в его лицо. «Только попробуй мне тут умереть. Я тебе весь город спалю, чертов герой,» - мысленно пригрозила Лоренцо полукровка, не выпуская эти слова дальше собственной головы. Эмоциональная разрядка. Пообещаешь кого-то сжечь - и сразу дышать легче становится.
Не выпуская из своей ладони руки ниборнского герцога, ментальщица огляделась вокруг, скользя мутным взглядом белых глаз по присутствующим на площади. Солдаты и эльфы (это же эльфы, да?) толпились подле кого-то, и оттуда так несло тьмой, что неподготовленное существо обязательно бы содрогнулось. Судя по всему, вооруженные люди и нелюди окружили главного зачинщика («Или их там несколько?») этого беспорядка, но бежать туда и глазеть на него не было ни сил, ни желания.

+6

281

Драконий взгляд зацепился за лежащее на земле тело Сальгари. Он находился в таки опасной близости от событий, и если бы не солдат, прикрывающий герцога ростовым щитом, может быть и ему перепало что-то из того шквала атак, обрушившихся на демоницу.
Он был жив - в этом госпожа де Драго ни секунды не сомневалась, ведь мёртвые лишены ауры, а присутствие синьора Лоренцо дракониха ощущала хорошо.
Сражения для бронзового дракона - дело не новое. Привычное. Аурелия была воительницей по крови, порой ей казалось что жизнь слишком пресна без подобных приключений. Драконы любят, когда их боятся. Враги должны их бояться. Дракон должен уметь дать сдачи так, чтобы у врага более и мысли не возникло переходить ему дорогу снова. Так учила её мать - никогда не оставлять проступок без наказания. Аурелия далеко не всегда следовала этим наставлениям, она была более... миролюбива, умела прощать до того, как приложить кого-то головой о стену. Но она была бронзовым драконом, и так или иначе не бегала от драк.
Но сейчас... плевать на сражение, на магов, на демонов, на всё плевать. На разбушевавшуюся демоницу, на тёмного мага, на эльфов и павших солдат её герцогства. Дракониха даже не порадовалась своему успеху - ей таки удалось ударить мага "по голове" - всё это стало в один миг таким неважным, незначительным. 
Сальгари жив.
Но надолго ли?
Только бы успеть.
Она сломя голову кинулась к герцогу. Что будет делать? Как помочь? У драконихи вообще не было никаких планов, никаких предположений. Она не была лекарем, она не знала где его искать в этом чёртовом городе. Она ничего не знала.
Она просто боялась, как маленькая пятнадцатилетняя девочка, совершенно случайно оказавшаяся посреди этих страшных событий.
Когда дракониха приблизилась к герцогу, то немного успокоилась. Арадия подбежала к нему первой.
Опустившись перед герцогом на колени, Аурелия пробежалась по нему глазами, оценивая ситуацию. Она бережно стащила с его головы шлем и отбросила его в сторону.
Ничего смертельного, на первый взгляд, кроме раны в боку. Судя по количеству крови, и это ранение смертельным не являлось. Только вот... Аурелия не знала, цел ли герцог внутри. Переломы? Ушиб внутренних органов? Внутренние кровотечения? От подобных мыслей стало плохо.
Секундный ступор.
Рядом мельтешащая демоница внезапно вывела дракониху из этого состояния. Накатила злоба и сильное желание прихлопнуть эту паскудницу, как назойливого вопящего над ухом комара.
Вдох-выдох.
Аурелия вернула себе самообладание. Она была зла. Настолько зла, что готова была порвать демона голыми руками. Но достаточно спокойна, чтобы быстро обдумать свои действия. Демонесса была сильно побита, но всё еще опасна. Нужно было или добить её, или оградить Лоренцо и Арадию от опасности.  Можно было бы оттащить герцога подальше, но дракониха боялась что-либо ему повредить. Она не знала, насколько сильно пострадал Лоренцо, и не хотела усугубить ситуацию своими действиями.
Вдох-выдох.
Нельзя было оставлять его так близко от центра событий.
- Прикрой нас, - скомандовала она солдату.
Она была сильнее человека. Широкой публике не было известно её происхождение, и солдатам в том числе. Но это было сейчас не важно. Пусть думают что хотят.
С лёгкостью дракониха подняла Сальгари на руки, словно тот был не здоровым мужиком, а ребёнком. Чудное, вероятно, зрелище со стороны - Аурелия была маленькой, худенькой, и без труда тащила на руках взрослого не маленького мужчину. Она не бежала, но её шаг был широким и быстрым, она не хотела получить удар в спину.
Девушка отнесла герцога к уцелевшему отряду. Теперь, когда они были в относительной безопасности, Аурелия аккуратно, бережно - будто бы синьор Сальгари был соткан из хрусталя - опустила его на каменную кладку площади.

Отредактировано Аурелия (13-08-2017 16:13:21)

+4

282

[NIC]Эльдалиэ[/NIC]
[AVA]http://s002.radikal.ru/i198/1707/86/48d5c708810a.png[/AVA]

Ещё один пост - сводка . . .

Всеобщий хаос и суета постепенно оборачивались в порядок или даже в систему. Пускай солдаты Аримана и другие неизвестные воины смешались с эльфийскими воинами, тем самым прикрывая возможность некоторых магов, например, мага огня, действовать, всё было весьма неплохо.
-Malen pelan sen! – выкрикнул Маэгвен, присоединяясь к воинам на площади. Его копьеносцы совместно с копьеносцами Келегорма уже образовали боевой круг из стены щитов вокруг тёмных слуг. У эльфов были свои планы на тёмного мага и демона, а потому не хотели, чтобы люди в свойственной им слепой ярости или ещё по какой причине, порубили врага насмерть. Таким образом солдаты Аримана занимали второй и третий ряд за эльфами. Такая позиция была весьма опасной, если тёмные слуги прибегнут к заклинанию массового поражения, но светлые маги Келегорма и Маэгвена поспешили наложить на воинов в первых рядах «барьер». Лучники же выстроились в ровную шеренгу с южной и с северной стороны держа луки наготове, но не натянутыми. У Келегорма была идея попытаться найти возвышенность, где можно расположить стрелков, но забраться на ту же крышу дома задача не лёгкая и не быстрая, а в данной ситуации скорость играла большую роль
Огненный маг стоял позади боевых порядков. Если демон попытается взлететь, то маг незамедлительно попытается его атаковать.
Маг земли затерялся среди толпы, а именно, вероятно, пытался пробиться к дочери барона.
- Nalata! – Келегорм тоже не стал ждать в стороне. Круг эльфов начал сужаться, они пытались исколоть демона копьями и по возможности не задеть тёмного мага. Но Келегорм или Маэгвен ничего не смогут поделать, если маг примется читать заклинания и эльфийская пехота попытается заколоть и его.
Жрец по прежнему занимается лечением раненных.

Отредактировано Гваихир (17-08-2017 21:22:15)

+4

283

Сумасбродный поступок драконихи вызвал бы целую бурю самых противоречивых пересудов, будь он совершен даже посреди разрухи и беспорядков Аримана, но не на фоне беснующегося демона. С готовностью встретили остатки кортежа баронессы де Шоте, маг одарил женщин ненавязчивым исцеляющим заклятием и вновь сконцентрировался было на некроманте и его сообщнице – но следующую к отряду парочку не мог ожидать столь же теплый прием: об Аурелии в отряде не знали. Хрупкую тонкую фигурку, как ребенка, нежно несущую на руках мужчину в доспехах, проводили целым сонмом разнообразных взглядов, пара человек кинулись навстречу, один из солдат украдкой нырнул рукой к поясу, за кинжалом. Двоица темных приковывала к себе внимание всех людей на площади, но безрассудная, пусть и благородная, доблестная выходка Аурелии рисковала выйти ей боком. Ситуация накалялась. И безвольное тело герцога на руках замаранной сажей девки в походных одеждах встретили напряженным молчанием.

Едва тело Сальгари оказалось на земле, к нему кинулись несколько воинов, оттесняя Аурелию в сторону. Не разглядели ничего, кроме кровавой кляксы на боку, убедились, что господин дышит, наградили дракониху парой непроницаемых взглядов, и светлый маг решительно выступил вперед.

И в этот самый момент Лоренцо с задушенным стоном распахнул глаза.


Что обморок может быть настолько неприятен, де ла Серра понял только сейчас. Прежде всякий раз, как мутилось сознание – к несчастью, мужчина имел достаточно богатый опыт отключек, – падение в угольную черноту безвременья несло куда меньше проблем, а зачастую и вовсе служило неплохим и удобным избавлением от той же боли, усталости и тому подобного. Сейчас же, пропустивший удар в решающий момент, посреди битвы, и явно пропустивший самое интересное, Лоренцо вынужден был открыть для себя новые горизонты.

«Рилдирово отродье!», – было первой связной мыслью мужчины, и мыслью достаточно громкой, чтобы особо чуткие услышали ее даже против своего желания. Голова гудела, и гудела прескверно, перед глазами все плыло, Сальгари решительно не понимал, где находится и что происходит. Проклятие оставило после себя полнейшую кашу в сознании, будто размазало мозги по черепной коробке. Все попытки думать кончались одинаково бесславно, герцог силился понять, что творится вокруг, но все лица и фигуры расплывались безликими цветастыми пятнами, от которых нещадно резало глаза.

Но вот одно из этих лиц-пятен наклонилось ближе, еще расфокусированный взгляд Сальгари поймал, как показалось ему сперва, знакомые черты… и слова сорвались с губ прежде, чем мужчина успел понять, что говорит вслух.

Я знал, что ты придешь за мной, мое солнце, – восторженно выдохнул Лоренцо. И собственные слова, отдавшиеся нехорошим звоном в голове, заставили напрячь немногие имеющиеся силы.

Лицо, сперва столь опрометчиво показавшееся знакомым, дернулось и отплыло в сторону, черными кляксами мелькнули чьи-то руки, и Сальгари наконец-то сфокусировал взгляд на… серо поблескивающем безликом забрале шлема. И тут хочешь не хочешь, а пришлось очнуться как следует.

Я не безумен и это не последствия проклятия. Слишком рано открыл глаза, сейчас беспокоиться не о чем, – поспешил поправиться мужчина, придал голосу твердость, как мог, осторожно сел, вытянув ноги, обвел взглядом сгрудившихся вокруг людей, мельком заметив и возвышающегося поодаль над строем пик демона. Голова по-прежнему казалась ватной, сковывала слабость, но тело ощущалось живым и целым, слушались конечности. Сальгари ощупал бок и, не обнаружив раны, милостиво кивнул светлому магу. – Я искренне благодарен вам за верность и сплоченность, но я не единственный, кто нуждается в помощи.

Де ла Серра еще раз обвел взглядом площадь – и едва не застонал от досады, лишь присутствие солдат удержало его от того, чтобы закрыть лицо ладонью. Здесь была Арадия, сама едва держащаяся на ногах, сжавшаяся в пульсирующий комок напуганной плоти. Здесь была Аурелия, драконица, способная за один выдох испепелить половину этой площади. Здесь была баронесса де Шоте, самый доступный сейчас шанс соединить Ариман и Ниборн.

И при трех женщинах, у каждой из которых в голове своя лютая алхимия, причем одна из этих женщин рискует оказаться его женой, Лоренцо Сальгари де ла Серра, герцог Ниборна, изволил признаться в любви (а кто докажет, что именно глаза подвели?) какому-то солдату!

По сравнению с этим проклятый угробивший кучу народу некромант и беснующийся демон показались мужчине парой безобидных букашек.

Мы покинем это место так скоро, как это будет возможно, – герцог уже намеренно по очереди остановился взглядом на каждой из дам – Арадия, Аделинда, Аурелия, – и неторопливо, сдерживая кряхтение, поднялся, стряхнул с ладони налипшую полузасохшую кровь. – Но вы должны понимать, синьоры, что безопасность города превыше всего. В первую очередь следует позаботиться о том, чтобы творящееся здесь бесчинство закончилось. – Теперь Сальгари достаточно хорошо разглядел эльфов и кольцо, стискивающееся вокруг парочки темных. Что там происходит, мужчина не уловил, но ему хватало и собственного примера. Мешать эльфам попросту не хотелось.

Каре, – отрывисто скомандовал герцог остаткам своих людей, подшагивая ближе к госпоже де Шоте, бросил испытующий взгляд на Аурелию и светлого мага. Тех воинов, которые сгрудились в стороне от сражения, едва хватало, чтобы в один ряд закрыть собой всех господ, арбалетчики попрятали свое оружие и расхватали павезы погибших, вставая в строй. Приходилось потесниться, но Сальгари слишком хорошо знал, что такое толпа – сочетание темного мага и собственного не защищенного от его колдунств войска могло оказаться роковым. Герцог еще раз переглянулся с Аурелией и светлым. – Если поодиночке защититься от тьмы не удалось, то усилий двух магов уже может хватить. Барьер на всех, ментальную защиту на всех.

Жрец Имира понимающе опустил взгляд и поспешил закрыть барьером вверенных ему людей. Герцог задал ему непростую задачу, магу пришлось распространить заклинание на уже почти предельное при его силах количество целей, немало времени ушло на это – но подвести господина никак нельзя. Сам Лоренцо в это время потихоньку приходил в себя. Все слабее гудела голова, сознание становилось ясным. Мужчина даже проверил себя на адекватность и убедился, что особо безумных мыслей в его голову не забрело, разве что почти крамольная в его положении «О боги, да я уже слишком стар для подобного!» Но это, в принципе, было не такой уж неправдой. И Сальгари твердо дал себе зарок, что как разберется с бойней в Аримане и убедится, что Ниборн не страдает больше от этой заразы, он уедет отсюда куда подальше хотя бы на пару дней. В тот же Гульрам, на золотистом мягком песке отдохнуть и полечиться от контузии.

Оффтоп

Потерпите еще десять дней, дамы и господа, и герцог полностью вернется в строй, без пропаж на неделю.

+6

284

Оказавшись рядом с людьми, что появились на площади первыми - все же они были ближе, и ослабленные слуги просто выбрали короткий путь, нежели отдали предпочтение кому-то определенному. Еще один конвоир оправился от недуга и побежал вслед за троицей, застав инициатора перемещения врасплох.
- Имир! Не подкрадывайся ко мне! Я думал, я остался один. - Недовольно высказался мужчина своему коллеге.
Мужчины стояли по обе стороны женщин. Амели все еще тряслась и плакала от пережитого, и баронесса, будучи "чуткой и сопереживающей" девушкой не могла придумать выхода лучше, чем позволить служанке опустить голову на свое плечо и гладить несчастную по волосам, кротко придерживая ее за талию второй рукой.
Страх, паника, усталость... Аделинда ощущала это в сердцах своих людей, но не чувствовала это сама. Она догадывалась, что виной этому была светлая магия, что излечила ее людей, и была благодарна за спокойствие, что дарили им ласковые, обволакивающие чары, но было в этом что-то неестественное... Линда не могла понять, что точно ее не устраивало, но это больше походило на ее собственные способности, - так иногда она сама навязывала людям необходимые только ей мысли. А потому сейчас в голове баронессы поселились смешанные чувства, - она понимала желание и обязанность магов помогать союзникам, но что-то в ней говорило о нечестности... О какой нечестности может идти речь, когда их противники были отродьями, неспособными на честный бой?
- Вы в порядке? - Спросил ее один из конвоиров, но Линда только кивнула, не желая говорить, - девушка часто находила слова лишними.
Амели медленно, но верно приходила с себя. Она отстранилась от госпожи и просто держалась рядом. Де Шоте могла предположить такая задержка была вызвана проклятьем, помноженным с ее мягким характером. Хотя о чем могла судить сама баронесса?
Беспомощная и мягкая сама по себе, ее разве что спасали притупленные чувства. Как бы это ни было печально, Аделинда осознавала, что с возрастом ее открытость, непринужденность и, возможно, человечность улетучатся, а холодный расчет и тяга анализировать все и всех подряд вскоре превратят ее в воплощение своего имени.
Юная баронесса наблюдала за схваткой эльфов и приспешников Рилдира глазами одного из людей, стоящих рядом с ней, но вскоре от этой битвы ее отвлекло другое зрелище - хрупкая девушка, не больше самой Аделинды, несла на руках мужчину, будто тот был ребенком в рука матери. От этого зрелища даже слепые глаза, замутненные бельмами, раскрылись шире в изумлении.
Конвоиры баронессы встали перед ней и служанкой, настороженно глядя на этот феномен, чтобы оградить подопечных женщин, не зная как толком реагировать. Конечно, это были союзники, но чего еще они не знали о тех, кто внезапно пришел им на помощь?
Линда была в замешательстве и не знала, как реагировать. Стоило ли ожидать что-то другое от дочери Генриха? Она прожила всю свою жизнь, словно птица в клетке, и не была ранее в подобных ситуациях. Она испытывала некий ступор, не зная что сделать и как помочь... да и нужна ли ее помощь вовсе? Но знакомый голос вновь отвлек ее от своих переживаний.
Девушка метнулась к глазам стражника, что решил осмотреть принесенного мужчину, и тот одарил его... фразой, достойной любовницы по утру. Учитывая, что де Шоте видела мир глазами явно сконфуженного стражника, она на секунду восприняла это высказывание лично, и щеки Линды на секунду ударила кровь, но баронесса смогла совладать с собой и сохранить спокойное лицо.
- Таких совпадений не бывает... Этот голос... Или бывает?
- Мы покинем это место так скоро, как это будет возможно...
- Покинем Ариман? Но как...? Куда..? - Слепые глаза молодой женщины "взглянули" на командующего мужчины. Однако в данной ситуации Линда понимала, что лучше следовать его указаниям, раз уж слуги решили отвести ее в его строй. Да и эльфы были слишком заняты битвой с темным магом и его бешеным демоном... которого, положа руку на сердце, девушка искренне жалела... как женщину, не как отродье.
Девушка выслушивала приказы мужчины и молчала, разве что ее конвоиры присоединились к строю, услышав голос госпожи в своей голове. Оставшись без стражи, девушки взялись за руки, а де Шоте и вовсе чуть сжала пальцы служанки, когда источник ее смятения приблизился.
Мужчина говорил о совместной защите людей и Линда наконец подала свой робкий голос:
- Моих сил вряд ли хватит надолго, но я тоже хочу помочь...
- Вы и так потратили много сил, пока мы ждали подмогу, госпожа. - Вмешалась Амели. - Пожалейте себя.
Аделинда смерила служанку "взглядом", не терпящим возражений:
- Мне уже лучше. - Тихо ответила баронесса. - Пока я не падаю без чувств, я хочу быть полезной.
Да, де Шоте была слаба и не столь умела в ментальной магии по сравнению с демоном или даже спутницей союзников, но она хотела внести свою лепту в защиту людей, что сейчас защищали друг друга. Светлая магия придала баронессе сил, и Линда была готова помогать столько, на сколько хватило бы ее сил, - к тому же в коллективной защите от нее бы не требовалось столько усилий, сколько она затрачивала ранее.
Девушка опустила "смотрела" в пустоту перед собой, немного опустив голову. Она хотела быстрее покончить с некромантом и его "женщиной", чтобы скорее утолить свой интерес, ведь вопрос о знакомом голосе не давал Аделинде покоя... уже не говоря о том, что в глубине души, за завесой магии, де Шоте все же ощущала притаившуюся усталость и тревогу и изо всех сил желала оказаться в безопасности, впервые в своей жизни столкнувшись с настоящим, да и к тому же серьезным противником.

+3

285

Как хороша бы не была идея колдуна, времени на нее катастрофически не хватало. Еще до того, как он успел отдать мысленный приказ самому себе дабы переместиться подальше от гибельных заклинаний и эльфийских стрел, новый ментальный удар настиг его и сознание Ордалиона померкло. Даже его изворотливость имела предел и сейчас она достигла его. Врагов было слишком много, некромант сделал всё, что мог. Теперь надежда оставалось лишь на Ширли, оставшуюся одиноко стоящей посреди кишащей врагами площади города.
Вокруг бесновалась светлая магия, ослепительные блики которой мерцали вокруг, даря облегчение и умиротворенность пострадавшим от тёмных заклинаний и тем еще больше злившие разъяренного демона. Вонзившиеся в крылья стрелы и обжегший кожу огненный шар привели Ширли в чувство. Боль вернула её в эту реальность и привела мысли в порядок. Впрочем, как и делала это всегда прежде. Она попыталась сделать шаг в сторону, но не смогла. Словно чьи-то сильные руки держали её за ноги, не позволяя сойти с места. На руках у нее был Ордалион и он явно уже не мог продолжать эту битву, хотя она чувствовала биение его сердца и осознание того, что он жив, успокаивало её. Светлые чары обрушились на них, отзываясь в теле и душе новой волной боли. Колдуна они тоже затронули, ведь сейчас они были едины, но быть может в этой опасном для обоих единстве и крылся их шанс на победу. Заклинание, рассчитанное на одну цель, ударило по двум сразу и распределило свой потенциал между ними. Демоница почувствовала сильный удар враждебной ей стихии, но он отнюдь не сокрушил её, нет. Скорее напротив - наполнил пылающее сердце дочери Лабиринта решимостью не просто выбраться из этого кошмара, а выйти из него победительницей. Увидеть как погаснут взоры ненавистных эльфов и жалких людишек вокруг, услышать их предсмертные крики и наконец уйти отсюда неторопливым шагом, ступая по их распластанным на мостовой мёртвым телам.
К ней кинулась странная невысокая девушка, очевидно всё это время наблюдавшая за боем со стороны. Оружия у нее не было, но ощущая сильную ауру Ширли поняла, что она была, вероятно, самым опасным противником сейчас. К счастью, смотрела она совсем не на нее, а в сторону лежавших на мостовой. Похоже, демоница нисколько её не интересовала и потому Ширли переключила своё внимание на отряды эльфов, что имели глупость двинуться в её сторону с копьями на перевес.
- О да, вы всё правильно делаете, мальчики. Я не могу подойти к вам, так подойдите же вы ко мне и познайте мою силу. Я буду купаться в вашей крови, а из ваших острых ушек сделаю себе роскошное ожерелье!
Вокруг по-прежнему были маги, которые вполне могли одержать над демоницей верх, в отличие от эльфийской пехоты и с этим надо было что-то делать. Ждать приближения солдат было заманчиво, но крайне глупо, как сказал бы ныне спящий Ордалион. Они допустили ошибку что не использовали неподвижность Ширли в полной мере и сейчас дали демонице простор для кровавого творчества. Быстро окинув врагов взглядом и выявив, кто из них маг (благо маги не шли вместе с солдатами и сами выдали себя этим), Ширли собралась с духом и обрушила на эльфов ментальный удар настолько сильный, насколько позволяло её нынешнее состояние. Эльфийские маги и командовавший атакой офицер были её основными целями, по прочим же волна ментального удара в её воображении расходилась словно круг по воде. Прибывшие раньше эльфов наёмники и плачущая знатная дама с остатками своей свиты не интересовали демона да и не могла Ширли окинуть взором сразу всех присутствовавших. Сейчас она стремилась истребить тех, кто представлял реальную угрозу для нее и её партнера.
- Познайте ярость Лабиринта! - злорадно ухмыльнулась клыкастая, затронутая магическим огнем морда демона. Затем Ширли сделала рывок вверх и хватка каменных рук сломалась, обратившись в облако пыли, заслонившее собой демоницу и тёмного мага. Пыльный след уходил за угол ближайшего дома. Разумеется, это была иллюзия. На самом-то деле демоница никуда не делась, однако иллюзией скрыла себя и Ордалиона от посторонних глаз. Теперь пришло её время показать свою мощь и пусть Ордалион устыдится своей слабости, когда придет в себя.

+4

286

Неведомые темные существа, что предложили Ордалиону сотрудничество и уничтожили гарнизон Аримана, до сего момента выжидали, желая посмотреть, на что способен их обретенный союзник: как велико его могущество, изворотливость, как умеет он сражаться, будучи в окружении врагов. И если бы маг дал слабину, его стоило бы оставить на растерзание - невелика была бы потеря, всего лишь пришлось бы искать другого союзника, что в этом мире особой проблемы не представляло. Стоило позаботиться и о раненой демонице, которая тоже никак не хотела сдаваться и даже несмотря на свое отчаянное положение все еще пыталась колдовать, ее попытку ментального воздействия тени тоже ощутили.
Они видели и слышали все, что творилось на площади, при этом сами оставались невидимыми, скрываясь в тенях. И вот сейчас ситуация стала критичной. Иллюзорный след, якобы оставшийся после побега демона, мог сбить с толку кого-то, но не их.
Скользнув по теням к демонице и магу, пара тварей атаковала эльфийских командиров и ближайших к Ордалиону и Ширли солдат, создав оружие из теней, но установленный жрецом Имира барьер поглотил его. Тогда монстры явились во всей "красе", а именно: приняли максимально угрожающий для местных жителей вид - огромных демонов, в сравнении с которыми Ширли показалась ласковым котенком. Трое тварей напали на эльфов, с легкостью разметав их, не ожидавших появления такого сюрприза из ниоткуда прямо перед носом, еще одна попыталась схватить в охапку мага вместе с демоницей, но ту надежно связывали заклинание магии земли и стазис. Тогда монстр выхватил у нее Ордалиона и добавил очевидцам изумления, буквально поглотив его. Вместо мага и неизвестной твари на том месте, где они только что были, появилась огромная шипастая сфера, которая, набирая скорость, понеслась с площади. Выглядела она довольно угрожающе, поэтому и без того перепуганные остатки людей, что еще были кое-где, спешили убраться прочь, дабы не быть подмятыми или разодранными ужасающими острыми шипами, торчавшими в стороны подобно остриям пик. Выпущенные же по ней стрелы никакого вреда сфере и заключенному в ней колдуну не приносили, плоть этого создания Тьмы их просто-напросто поглощала, а пробоины от них или ударов мага огня тут же затягивались без следа, хотя и воняли горелым мясом.
Помятуя о том, насколько слабы физически люди этого мира и какие хрупкие у них тела, внутри себя тварь обеспечила магу довольно безопасное место: его не мотало по стенкам и воздуха хватало на то, чтобы бессознательный человек мог дышать там до тех пор, пока его не освободят. И случилось это скоро: чуть выкатившись за пределы досягаемости копий и стрел, монстр снова сменил форму, на этот раз превратившись во что-то крылатое и когтистое, он взмыл в небо, держа колдуна в лапах. Правда, один раз чуть было не выронил, словив огненный шар от мага, но тут же восстановившаяся плоть не дала этого сделать.

Убедившись, что демоница двигаться не может, но не желая оставлять ее добычей эльфов, один из монстров сделал почти то же самое, что и другой для Ордалиона, только с небольшой разницей: он превратился в полусферу серого цвета, полностью накрыв собой Ширли. Шипы из нее не торчали, и копья вязли в этой серой, похожей на покрытое плесенью тесто субстанции, сами становясь шипами.

Эльфы
заняты боем с двумя монстрами, которым ни копья, ни стрелы, ни прочее холодное оружие не причиняют вреда. Так же пытаются пробиться к укрытой тварью-щитом Ширли.

Ширли
Поскольку "Тест веры" лишил ее половины магических сил, ментальный удар не получился таким сильным, как она задумывала, и только еще больше истощил.
Защита, выставленная Аделиндой, пусть ненамного, но ослабила ментальный удар демоницы, задевший ее людей, и они практически не пострадали.
Поскольку маги рассредоточены по площади, основной ментальный удар пришелся на командира эльфов, и тот схватился за виски в приступе сильнейшей головной боли.
Стазис, каменные руки и "тест веры" действуют еще 1 ход, атаковать из-за щита не может.

Ордалион
Без сознания еще 1 ход, --->> к озеру Арпар

Арадия
Аурелия

Находятся около герцога, Арадия окончательно приходит в себя.

Герцог
Полностью исцелен, находится в окружении оставшихся в живых воинов.

Аделинда
Снова потратила силы на защиту своих людей, 1 ход откат, кастовать не может.

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

+5

287

Обстоятельства сложились погано. Келегорм корчился от боли на земле, свалившись с лошади. Боль была так сильна, что все свои силы командир десятка бросил на то, чтобы не потерять сознание. В этой суматохе к нему подскочило двое лучником и поволокли подальше от эпицентра боя. Тем не менее, несмотря на то, что магу удалось сбежать, эльфы и дальше собирались силиться свершить невозможное.
- Gurth gothrimlye! – воскликнул Маэгвен. Сейчас он был единственным боеспособным командиром десятки, а значит бой ещё не проигран. Командир не заметил, как ближайший к нему светлый маг поставил на него щит. Другой светлый маг продолжил поддерживать барьер на союзных эльфах.
На этот раз жрец эльфов переключился на разбросанных неизвестной тварью эльфов, взывая к их защите через светлые силы, через молитвы. Он не знал насколько это было бы эффективно, но не отчаивался.
Разбитые и помятые эльфы сумели подняться на ноги, но разорвали своё кольцо и отступили к магам, чтобы светлый барьер нёс защиту и им. На этот раз на оружие было полагаться нельзя, но вот на магию…
Как оказалось, от людей есть прок и особенно от их магов. Всем известно, что маги школ огня имеют горячий нрав – о да! Огненный маг заметил, что его простая атака не причинила существенного вреда удаляющейся тёмной твари, но всё же причинила или ему так показалось. Во всяком случае, разгорячённый, он размял шею и решил поиграть с тварью по-крупному. Все, кто смог, отступили и теперь Вильгельм – так звали уверенного в себе мага огня – мог разгуляться по максимуму.
- Сдохни! Ignisalum aque’nales noct dorein! все, кто был на площади или вообще в городе не мог не заметить то, что учудил маг огня. Вильгельма было сложно назвать архимагом или великим магом, но кое-чем он славился – разрушением. Он не любил тёмные силы так же, как и головные бои после пьянки наутро. Для него сжечь что-то такое, как похмелиться, ибо похмелье было хорошим спасением ему.
Все, кто видел заклинание, могли бы сказать: «Небо горит!» Но это было не совсем так. Обычно огненные маги или кто-нибудь ещё ставят огненные стены или волны от себя, возле себя, а Вильгельм славился оригинальностью – он создал огненный шторм, огненную стену над головами созданий, которая неумолимо двигалась прямо к пришельцам. Заклинание, конечно, было не из простых, хоть и работало почти по одному и тому же принципу, что и какой-нибудь огненный барьер. Проблема и разница лишь в том, что создавать заклинания рядом с собой и поодаль от себя – разная затрата сил, но Вильгельму было наплевать. Если он сегодня хотя бы не умрёт, то обязательно нажрётся в ближайшем не разрушенном кабаке.
Маг земли видел всё это или, как его там звали, Крейн. Крейн был мастер по барьерам и мог бы закопать любого мудака в землю прям на месте будь у него желание, но как, сука закопать «слизь» такого размера? Впрочем, ему, как и Вильгельму, тоже было наплевать. В прошлом Крейн был отбросом и разбойником, но повстречав одну эльфийку, он поверил в свет и теперь казалось, что этот свет подарил ему не только тепло, но и придал толику ума. Пускай тварь Крейн и не достанет, но земля по-прежнему в его силах и чихал он на всякие тёмные фокусы. Одним лишь движением рук и едва ли слышным шёпотом маг призвал другое заклинание. Он понимал, что его земляная хватка не вечная и бестия может из неё вырваться: «Но вот из толстой, сука, скальной породы попробуй вырваться, грязное создание!» - думал он. Земляная хватка стала охватывать демоницу больше с целью охватить её всю толстой каменной породой. Казалось, что земля под тёмной деформировалась и стала поглощать демона. Конечно, это её не убьёт, но можно будет её перенести или сохранить до лучших времён, когда на площадь подоспеет подкрепление.

Ждать подкрепления долго не пришлось, но было оно не совсем то, чего желали эльфы. В любое другое время всадники Линдона были бы кстати, но сейчас они ничего не могли поделать и среди них не было мага. Будь рядом Гваихир, то было бы другое дело, но сейчас..
- Тёмный маг! Тварь унесла его туда! – к всадникам подбежал раненый эльф.
- Теллас! Помоги ему! – приказал командир всадников.
Теллас спешился и взяв раненого под плечо, понёс в безопасное место.
- Энель! Найди капитана и сообщи ему, что мы направили искать тёмного мага. Если Маглор с ним, то нас найдут.
- Как скажешь, Галион! – ответил Энель и «пришпорил» своего коня, направляясь в замок. Остальные всадники поскакали по предполагаемому пути отступления тёмного мага. Все они были взволнованы, но не напуганы, так как были полны сил и ещё не вступили в схватку.

[NIC]Эльдалиэ[/NIC]
[AVA]http://s002.radikal.ru/i198/1707/86/48d5c708810a.png[/AVA]

Отредактировано Гваихир (06-09-2017 07:01:49)

+4

288

Кабинет барона << ---

Как сумасшедший гнал барон коня по улицам. Но как бы ни были заняты мысли дочерью, то, что творилось в городе, не могло пройти мимо хозяйского ока владыки. И на этом фоне даже собственное горе уже не казалось таким... таким всеобъемлющим. Оно разделило место в душе и сердце с плачем своей столицы, с сотнями убитых горем горожан, потерявших все, что у них было, включая самое дорогое - своих родных. Аделинда, во всяком случае, еще была жива.
Как ни пытался Генрих де Шоте уберечь Ариман от напастей, отдав ключ крылатым воинам, над городом словно висел темный рок, и этот шаг в конечном итоге ничего не стоил. Подгоняя коня, барон давал себе и богам самые страшные клятвы в том, что виновные на этот раз заплатят очень дорого. Кто бы они ни были.
На всем скаку влетел барон на площадь и тут же остановил коня, подняв его на дыбы, оглядывая то, что творилось здесь: тела убитых, кои устилали почти всю площадь, сидевшие тут и там больные, державшиеся за головы, мелькающие в центре стрелы вперемешку с огнем, рев громадных, словно вырвавшихся из самых темных глубин Бездны, демонов. И эта картина затмила все виденное на улицах, а сердце Генриха захолонуло от ярости и горя, в эту минуту он сам был готов продать душу кому угодно, заключить какой угодно союз, лишь бы Линда оказалась жива, лишь бы покарать тех, кто все это сотворил.
Но взгляд все же среди этого хаоса искал дочь и нашел: хрупкая фигурка баронессы и рядом с ней какие-то люди. Жива! И часть сознания Генриха де Шоте возликовала, но только одна часть, ибо другая понимала, что ничего еще не кончено, что Аделинда все еще в опасности. Правда, сейчас, узнав о могуществе его врагов, барон сомневался в том, что в его государстве вообще есть безопасное место.
Прочь все мысли! Быстрее к Аделинде! Дав коню шпоры, де Шоте, насколько это было возможно, понесся к дочери. Он только и успел спрыгнуть с коня рядом с ней, как по глазам ударила ярчайшая вспышка, и словно сам воздух загорелся над площадью. Барон тут же схватил Аделинду в охапку, закрывая своей спиной от пламени. Он еще не видел, кем и куда оно было направлено, главное, что он держал в объятиях дочь, живую и, насколько он мог понять, невредимую.

С бароном прямо сейчас прибыла его свита: дворцовая стража числом 20 человек, в доспехах и при оружии. На самом бароне доспехов нет, их привез один из стражей.
Так же прибыли дворцовые маги (светлый и ментальный), которые сейчас пока только изучают обстановку и наблюдают атаку огненного мага, ограничившись установкой ментальных блоков на себя, светлого мага, барона и Аделинду. Все конные, следуют за бароном к Линде.

[NIC]Генрих де Шоте[/NIC]
[AVA]http://almarein.spybb.ru/img/avatars/0001/31/13/1498-1456076761.jpg[/AVA]

+1

289

Очередность:
Аделинда
Лоренцо Сальгари
Арадия
Аурелия
Ордалион за Ширли
Гваихир - за эльфов

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

+2

290

Хотя рассудок вернулся к демонице, всё выглядело так, словно безумие просто покинуло её разум и выплеснулось на городскую площадь, настолько чудовищно нереальным было происходящее. Неизвестно откуда взявшиеся тени стали стремительно расти и в считанные секунды обернулись тремя безобразными тварями, явно стремившимися походить на демонов. Но Ширли им было не обмануть. На своём веку она повидала многие виды сородичей и могла с уверенностью сказать что эти трое - самозванцы. Она не чувствовала исходящей от них ауры, присущей демонам. Чего уж было говорить об их способности менять размер, форму и саму текстуру своего тела. Демоны были, пожалуй, самой разнообразной расой во Вселенной, но Ширли с уверенностью могла сказать что ни один известный ей вид этих созданий не способен на столь впечатляющие манипуляции с собственной плотью.
- А это что за твари..? - только и успела проговорить девушка, явно давно не видевшая себя в истинной облике в зеркале, когда одно из чудовищ метнулось к ней и одним рывков выхватило Ордалиона, унося прочь. Волна смешанных чувств прокатилась внутри Ширли в тот момент. Спустя мгновение она попыталась вернуть своего соратника, но было уже слишком поздно. Монстр отскочил за пределы досягаемости прикованной к земле демоницы и... проглотил некроманта.
- Нет! Грррх! - закричала в ужасе демоница и попыталась броситься вдогонку твари, однако "Хватка земли" по-прежнему крепко удерживала её когтистые лапы. Тем временем, проглотивший Ордалиона монстр вновь принялся меняться и став чудовищным шипастым шаром устремился к нападавшим. Его пробег длился не долго, оцепенение эльфов быстро прошло и они предприняли атаку. Явно получившее повреждения существо изменилось в третий раз и взмыло в небо, неся целого и невредимого колдуна в лапах за пределы поля боя. Другая тварь, пользуясь отвлечением Ширли, попыталась схватить и её, но не в силах разорвать обездвиживающее заклинание, накрыла ту куполом, защищая от дальнейших атак. Увиденное еще больше сбило вскрикнувшую от боли при попытке высвобождения из земли демоницу с толку.
- Так они враги или на нашей стороне? Кто они вообще такие? Ну не друзья эльфов и барона это уж точно. Если меня закрывают от атак, стоит предположить что Ордалиона они забрали не для того, чтобы съесть в укромном местечке,  -
в этот момент пламя заслонило небеса, а каменные руки, державшие ноги демоницы, стали удлиняться, поднимаясь выше по её телу. - Как бы то ни было, времени разбираться кто на чьей стороне у меня нет. Надо убраться отсюда как можно скорее, пока меня не зарыли в мостовую точно свёклу.
Бывает так, что дни и недели ломаешь голову над решением какой-то проблемы и всё тщетно, но когда от решения начинает зависеть твоё здоровье или более того, жизнь, мысли как-то сами собой проясняются и искомое решение находится мгновенно. Это был как раз один из таких случаев. Лишь взглянув на поднимающуюся к коленям каменную оболочку, Ширли вдруг вспомнила что она пребывает сейчас в своей истинной форме. Каменные путы крепко держали её, плотно прилегая к массивным лапам, похожим на львиные, но в этой форме Ширли была куда крупнее своей человеческой ипостаси...
Чёрная дымка окутала демоницу, возвращая ей человеческий облик. А сразу после того, как габариты тела Ширли заметно уменьшились, и она почувствовала что хватка стала ей велика, ни секунды не медля растрепанная девушка встала в мостик и рванулась в кувырок назад, спеша покинуть каменную тюрьму прежде, чем та поднимется выше коленей и ухватившись за новые изгибы тела сделает бегство невозможным.

+1

291

То, что произошло следом, не вязалось в голове юной баронессы, - хотя вот, оно было перед ее "глазами".
Девушка растрачивала свои последние силы, обеспечивая свою защиту от возможных ментальных ударов. Ее дыхание из-за этого стало прерывистым, а пальцы крепче держались за предплечье бедной Амели, что с тревогой озиралась по сторонам. Ее глаза и были сейчас глазами самой де Шоте.
Естественно все их внимание обращала на себя демоница, но ее ярость в купе к прошлым крикам вызывали у Аделинды не только праведный гнев за нападение на ее людей и родной город, но и вызывали уважение, а то и... зависть? Она защищала это отродье ценой собственной жизни... И даже безумие не заставило это желание исчезнуть, будто защита некроманта стала неотъемлемым инстинктом женщины.
Если Амели смотрела на демона с ужасом, но на лице Аделинды можно было различить тоску... Она хотела бы иметь кого-то настолько любимого и дорогого, чтобы защищать и лелеять его в собственных руках. Крики демона разрывали душу на части, она чувствовала сожаление, она понимала... или хотела понять всю боль, всю тяжесть подобной ответственности за того, кто важен для тебя.
Но то, какая картина развернулась следом, вообще мало вписывалась в привычные жизненные устои де Шоте.
Она то и дело перескакивала с одних глаз на другие, чтобы рассмотреть диковинных существ по-лучше, но по неестественной бледности и широко раскрытым глазах Линды можно было понять - они пугали ее до смерти. И все же тревожный шепот служанки отвлек баронессу:
- Господин..?
В следующий момент Аделинда вздрогнула, оказавшись в крепких объятьях. Ее глаза испуганно распахнулись, но родной запах кожи, что она вдохнула, буквально заставил девушку прижаться к барону всем телом, обняв его.
- Папа... - Чуть ли не удивленно, трепетно прошептала Аделинда.
Следом она могла ощутить лишь волну тепла, что почти что обжигала ее ладони, схватившиеся за спину отца. Этот жар ощущался даже на расстоянии, что же касалось криков... Девушка лишь вжалась в грудь барона, зажмурившись от страха. Она отдала бы все, лишь бы не слышать этих звуков, достойных преисподней... Она видимо дрожала от стража, люди могли видеть, как в ужасе подгибаются ее ноги. Амели, оставшись без поддержки, и вовсе села, сжимаясь клубком, закрывая уши руками:
- Имир, умоляю, защити нас! - В отчаянии кричала служанка.
Младшая де Шоте была поражена поступком своего отца. Он явился на площадь лично, схватив ее в свои бережные заботливые объятья подобно сказочному рыцарю, и от этого девушка содрогнулась, однако сдержала восторженные слезы, своими объятьями благодаря отца... Она чувствовала себя нужной, она не была одинока.
Когда хватка отца ослабла, девушка ощупала спину и бок отца, нервным шепотом спросив:
- Где твоя броня?! - Аделинда взглянула на его конвоиров глазами Амели и жестом подозвала к ним одного из стражей, что нес доспех барона. Его беззащитность беспокоила дочь. Она могла понять его порыв, желание защитить свое чадо, но как он мог забыть о собственной безопасности? - Прошу, надень ее.

+3

292

Когда новые чудища явились вдруг на площадь, Лоренцо уже готов был корить себя за столь необдуманное решение выступить с отрядом в чужой город. Только сейчас, полностью вернувший своему рассудку ясность и твердо вставший на ноги, он осознал весь риск этой сомнительной авантюры. Те немногие почти игривые приготовления, изображающие из себя рекогносцировку по всем правилам военной науки, никак не могли подготовить маленький и когда-то бывший очень ценным отряд к тому, с чем в действительности пришлось столкнуться. Герцог, возомнивший своих противников не более чем кучкой талантливых манипуляторов в лучшем случае, просто не счел возможным задуматься о демонах, раз разведка в лице госпожи де Драго о них не сообщила – и просчитался. Просчитался, потерял людей, рискнул собой… и все ради сомнительного удовольствия лично навести порядки, да наладить дипломатию некоторым очевидным образом.

В который раз де ла Серра задумался, что стареет. Стареть он отчаянно не хотел, собственной магией цепляясь за ускользающую молодость и заново запуская этот благодатно-порочный круг – но не мог не признать, что настоящая старость подспудно и вкрадчиво приближалась к нему. Косность суждений, излишняя самоуверенность в поступках… это был как раз тот случай, когда опыт оказался врагом удачи. На площади продолжала бушевать кровавая буря, и с новыми действующими лицами она приобрела размах и силу, приличествующие осаде замка средних размеров. Сейчас с герцогом было достаточное количество магов и просто воинов, чтобы изменить расстановку сил, но сам мужчина с горькой иронией отметил, что еще совсем недавно соотношение было куда более в его пользу, а закончилось все смертельным проклятием и ножом под ребра. Теперь у  Сальгари не было никакого желания оставаться здесь еще хоть сколь-нибудь долго. И собранные в каре воины, под защитным светлым куполом, дорабатывали определенно последние минуты своей бесполезности.

Сосредоточиться и собрать силы, достаточные для открытия портала, было делом нескольких мгновений, но тут внимание мужчины привлекли новые всадники, влетевшие на площадь с отчаянной целеустремленностью беглецов. Мелькнули знакомые гербы, дорогие одежды переднего из всадников, бездоспешного, изобличали главную фигуру в этой небольшой группке; наметанный глаз Лоренцо оценил и качество лошадей.

Несомненно, это были люди кого-то из дома де Шоте. И Сальгари, представив, как будет выглядеть исчезновение наследницы барона на глазах у его же людей, осмелился остаться на площади еще ненадолго. А новый всадник тем временем все с большей решимостью рвался вперед, в самую гущу, а после в сторону от этой гущи – прямо туда, где уже стоял Лоренцо. И было в его порывистых, отчаянных движениях столько боли и надежды, сколько не может вместиться в человека, просто следующего долгу. Так проявляли чувства. Это сам барон де Шоте, осознал Лоренцо, барон собственной персоной, кинувшийся спасать дочь. И уверенность герцога, что баронессу, как приличествует всякой богатой высокородной особе, используют как предмет для выгодной сделки, серьезно пошатнулась. В этом отчаянном порыве отца мужчина отчетливо разглядел… любовь.

Повинуясь короткой команде, воины разорвали каре, являя взору барона живую и невредимую дочь, и Лоренцо сейчас, изрядно кривя душой, порадовался собственным простым, не отмеченным знаками отличия доспехам: как-никак, они все же выполнили свою функцию, почти спасли ему жизнь. Но сейчас представляться будущему тестю в окровавленной грязной броне без гербов было едва ли не стыдно – будь у герцога хоть немного более совести, он бы непременно смутился. Сейчас же следовало извлечь из всего происходящего единственную возможную пользу.

Дождавшись, пока закончится трогательная сцена воссоединения семьи, какую даже огненная прокатившаяся по небу вспышка не смогла прервать, мужчина негромко кашлянул в ладонь.
Приветствую вас, господин, – когда барон обратил на него внимание, Сальгари заложил одну руку за спину и неглубоко поклонился мужчине. Сейчас он был не прочь вслед за Аделиндой напомнить господину де Шоте о необходимости доспехов, но беззащитность собеседника играла даже на руку. – Разрешите представиться, Лоренцо Сальгари. Мне стало известно о беспорядках в Аримане, и я взял на себя смелость помочь. Здесь опасно оставаться. Для меня честь оказать помощь и предоставить убежище вам и вашей дочери, господин барон.

+5

293

Эльфы, хотя и были озадачены и даже несколько ошеломлены внезапным появлением нового противника, да еще и такого, не оставляли своих попыток с ним справиться. Даже несмотря на то, что их оружие практически не наносило им вреда, они не могли просто взять и разбежаться. Демоны ревели как настоящие творения Рилдира и порождения Бездны, круша всех направо и налево. И хотя теперь их осталось только двое, а один превратился в щит над демоницей, намного легче от этого не стало. Эльфы перегруппировались и отступили под защиту магов, дав место для маневра магу огня.
И усилия того достигли цели: увидев, что обычное оружие не причиняет вреда этим отродьям и даже дыры от магического огня затягиваются, он решил попытать удачи в том, чтобы сжечь их целиком. В конце концов, ведь как-то их можно уничтожить! Стена огня, созданная им, словно пылающая вуаль накрыла и опутала демонов, не давая им ни дышать, ни восстановиться, ни уйти в тень, которой рядом с ними просто не было - настолько ярким и всеохватывающим было это магическое пламя. Моментально регенерирующая плоть тут же сгорала снова, пока не сгорела вся, источая одуряющий запах горелого мяса. Даже не мяса, поскольку назвать мясом субстанцию, из которой были созданы эти существа, было нельзя. Удушливый жирный черный дым пополз по площади, заставляя всех находящихся рядом кривиться от отвращения, закрывать лица или убегать.

452028,267 написал(а):

Стазис, каменные руки и "тест веры" действуют еще 1 ход, атаковать из-за щита не может.

Ширли, находящаяся под защитой своеобразного щита, тем не менее, подверглась атаке там, где этого щита не было - а именно из-под земли. Она сумела снова принять человеческую форму, но, все еще находясь под воздействием светлого стазиса, так и не смогла сдвинуться с места, что дало возможность охватившему ее каменному кокону быстро заполнить образовавшуюся пустоту и сомкнуться вокруг демона, благо теперь он стал почти в два раза меньше. Ее тело окутал каменный кокон, который, постепенно сжимаясь, словно известное всем орудие пытки, ломал кости и превращал плоть в мясное пюре.

Светлый маг, прибывший с бароном, уловил магию своих коллег, коей просто была напоена атмосфера над площадью, поэтому решил сосредоточить свои усилия на том куполе, который пытались атаковать эльфы. Он не знал, что под ним, да это сейчас было и неважно: раз эльфы пытаются это уничтожить, значит это враг. И в этого врага было пущено мощное копье из светлой энергии. Завывая как десять тысяч оборотней на красную луну, тварь-купол снова приняла истинную форму и обнаружила, что осталась одна. Демоница, которую она закрывала, сейчас стала интересовать ее меньше всего, и, оставив на том месте, где была Ширли, каменный кокон, тварь сбежала в ближайшую тень и укрылась в ней, пытаясь связаться с той, что покинула площадь.

Ширли мертва, после того, как исчезнет кокон, на этом месте останется ее исковерканное расплющенное тело.

Маги, бывшие ранее на площади, выполняющие поддержку по площади и лечение многих целей, истощены, кастовать больше не могут, их заклинания держатся еще 2 хода.
Маг огня: откат на 2 хода, не в отключке, но кастовать не может.

Очередность:
Барон
Арадия
Аурелия
Гваихир за эльфов
Пришельцы
Ордалион
Аделинда
Лоренцо Сальгари

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

0

294

Только сейчас, услышав голос дочери, обняв ее живую и невредимую, хотя и насмерть перепуганную, почувствовав, как трепещет у его груди ее сердечко, только сейчас, немного придя в себя, Генрих де Шоте чуть отстранил от себя Линду, впрочем, так и не выпуская из рук, словно боясь, что вот убери он сейчас от нее руки - и тут же снова случится что-то ужасное, и вгляделся в ее лицо, самое родное для него.
- Что? - До него не сразу дошла суть ее слов, а когда понял, махнул рукой, - броня там, где-то сзади, ее кто-нибудь захватил, надену. Что тут случилось? Ты точно цела? Кто посмел на тебя напасть?! Да еще и устроить такую бойню? - Барон был вне себя от ярости на этого неведомого кого-то, но осекся, ведь они уже почти выяснили кто это был. Ну пусть не выяснили, но имели очень веские основания считать свои предположения верными.
Правитель оглядел ужасающую картину на площади, где еще далеко не все было закончено, пусть от светлой магии и покалывало кожу. Раненые, кровь, беснующийся демон, которого все крепче охватывала каменная скорлупа, дым, вонь горелой копоти и крови и... ужаса. Господи, - подумал Генрих, - ну за что нам это? Будь проклят тот день, когда мои предки согласились хранить этот чертов ключ! - Конечно же, он все списывал именно на это.
От этих мыслей его отвлек внезапно прозвучавший рядом мужской голос. Герцог Сальгари? Правитель Ниборна здесь, в городе? Де Шоте, по-прежнему не отпуская Аделинду, повернулся к говорящему и окинул того взглядом с головы до ног. Прямо скажем, на герцога тот был похож мало, но, учитывая события, сложно было бы ожидать увидеть блестящего вельможу. Хотя почему? Если бы он прятался за магией или солдатами, наверняка так бы оно и было, и то, что герцог предстал перед ним в таком непарадном виде, скорее говорило в его пользу: он не стоял в стороне. Теперь барон заметил и каре солдат в цветах Ниборна, пусть жидкое, но когда он въехал на площадь, оно окружало его дочь, потерявшую почти всю стражу, а сейчас окружавшее их, и девушек, стоящих рядом с герцогом - видимо, из его свиты, - и отряд эльфов, и рассыпавшихся по площади магов, пытающихся помочь людям. И де Шоте почувствовал благодарность к этому человеку, с которым был еще даже не знаком. Впрочем, он тут же поспешил это исправить.
- Генрих де Шоте, - ответил он таким же легким полупоклоном-полукивком, принятым при знакомствах между равными правителями, и протянул герцогу руку, желая пожать ее. - Признаться, я удивлен, что слухи долетели до Ниборна так быстро, но, тем не менее, рад. Вы прибыли вовремя, нам сейчас потребуется любая помощь, Вы ведь уже видели, с кем нам пришлось столкнуться. - Отбросив, как он считал, сейчас совершенно неуместные здесь церемонии и протокол, не пытался преуменьшить угрозу. - И прошу меня простить за то, что не смог встретить Вашу светлость как подобает случаю.
К правителю Аримана подбежал один из солдат, принес броню, но барон отстранил его - позже. Сейчас он оценивал предложение герцога. Судя по всему, неведомые твари обладали такой мощью, с которой люди еще не сталкивались. Во всяком случае, его государство - точно. И сейчас он не мог быть уверенным в том, что хоть где-то в городе Аделинда будет в безопасности, да и не только в городе, ведь никто не знал, сколько этих монстров в баронстве и где они. Кстати, они ведь могут быть и в Ниборне... Но раз Сальгари предлагает убежище там, то, там их нет. Во всяком случае пока. Ну что же, наверное есть смыл отправить дочь с ним.
- Благодарю за предложение, герцог, - думал де Шоте не долго, - для меня будет честью принять ее, хотя бы для Аделинды.
Тут он спохватился: да вы наверное еще не знакомы? Позвольте представить Вам, герцог: моя дочь, наследная баронесса Аделинда де Шоте. Очень жаль, что знакомства наши происходят при таких обстоятельствах.

- Аделинда, надеюсь, на этот раз ты не будешь упорствовать? - Он явно вспомнил тот спор перед ее отъездом, когда с трудом настоял на том, чтобы дочь покинула город. - Как видишь, не каждого остановит твоя баронская карета. Я же откажусь. - Снова обратился Генрих к Сальгари, - Вы меня поймете, герцог: в такое время я не могу бросить людей и город.
Сам не зная почему, но барон без сомнений решился доверить этому человеку самое дорогое, что у него есть, наверное именно потому, что тот в такой час предстал перед ним не хлыщом в парике и парчовом камзоле, а в грязной, залитой кровью рубахе .

ОФФ

Если герцог и Аделинда уходят, могут писать вне очереди.

[NIC]Генрих де Шоте[/NIC]
[AVA]http://almarein.spybb.ru/img/avatars/0001/31/13/1498-1456076761.jpg[/AVA]

+4

295

Слишком много происходило всего, что Арадию уже не интересовало. Вокруг было слишком шумно, чтобы она хоть на чем-то могла сосредоточиться; и даже демоница, ставшая основным эпицентром бед на этой площади, совсем не привлекала внимание маленького рогатого чертенка, выряженного в эту глупую военную униформу.
Дия, как только убедилась, что герцог жив-здоров, твердо стоит на своих двоих и все еще может здраво мыслить сам, более-менее успокоилась, отвлекаясь лишь на то, что у нее болело от падения на землю плечо. Девчонка неосознанно иногда поводила им, словно в надежде, что ноющая боль испарится сразу же после этого действия, и оглядывалась по сторонам, вертя головой чуть резче обычного. Это вряд ли кто-то видел, но даже если и был такой человек, который наблюдал за Арадией со стороны, ей было бы это полностью безразлично. Она, спрятавшись от чужих глаз за спиной Аурелии, к которой старалась по возможности держаться поближе, ощущала, как быстро и неровно бьется в груди сердце и как покалывает в кончиках пальцев. Чуть нервно, но почти незаметно закусывая нижнюю губу, тифлинг тщетно старалась успокоиться, не сорваться с места в ближайший проулок, оставив ниборнский отряд здесь, в горящем и тлеющем Аримане, который ей к Бездне не сдался.
Возбуждению, охватившему ее, причиной было не подобие чужого доблестного сражения с темной крылатой тварью, не запах крови, не громкие звуки, порой бьющие по ушам - нет, уж два последних пункта ей-то точно были привычны, а первый никак не мог отвлечь от того единственного, что было сейчас в какой-то глупой паре шагов от полукровки.
Арадия, сжимая зубы, заставляет себя стоять на месте и не думать о том, что ее вожделенная, долгожданная свобода к ней так близко: стоит в самом начале вон той узкой улочки, наполовину заваленной какими-то обломками, протягивает девчонке свою невидимую руку, оставляет на щеках легкое прикосновение губ, долетевшее с порой просыпающимся ветром, зовет, манит, заставляя сердце пропускать удар...
Мысль о том, что она снова может увидеть Балора, лишь подливает масла в уже вовсю пылающее желание с эльфийской легкостью сорваться с места и скрыться от чужих глаз. Дия вздыхает очень неровно, маскируя это под кашель, тупит взгляд и... не может сделать ни шага. Девчонка слышит где-то за спиной голос Сальгари, приглушенный, как будто сквозь вату, и впервые отчетливо понимает, что никуда не уйдет. Не оставит этого человека. Сколько бы рогатая ни твердила, что терпеть не может жизнь в четырех стенах палаццо, она все равно не побежит сейчас в объятия ариманских улиц, безразличная к тому, насколько там может быть сейчас опасно. И это не потому, что Арадия вдруг резко познала все радости жизни во дворце, когда ты без ошейника на глотке.
На свою очень большую беду, маленькая рогатая дрянь, с такой жалостью сейчас обшаривающая обманчиво-слепым взглядом все выходы с площади, успела слишком сильно привязаться... к человеку.
«Я об этом еще пожалею,» - тифлинг, скрепя сердце, почти рывком заставляет себя повернуться, выдыхая сквозь сжатые зубы, и почти чувствует, как гневно, будто обиженная выбором любовница, смотрит ей в спину несуществующее нечто, огромное, безграничное, словно целый мир, от которого Ара, глядящая куда-то сквозь всех, отворачивается только ради того, чтобы...
Быть рядом с Лоренцо?
«Еще лучше»
Пытаясь отвлечься, Арадия выглядывает из-за спины грозной и серьезной Аурелии, осматривает крепко сжавшего в своих объятиях ту девчонку, которая была здесь с самого начала сражения, мужчину без доспехов и в окровавленной рубахе и невесело кривит уголок губы в подобии ухмылки - она тут, видимо, не одна, кого переполняют чувства. И только обращение «господин барон» из уст Лоренцо уводит рогатую полукровку от оравы собственных переживаний; лишь после осознания того, что перед ними сам барон де Шоте со своей дочерью, Арадии становится почти смешно - она, кажется, удостоилась немалых почестей за последнее время. «С таким списком и умирать можно хоть завтра»
Тифлинг снова прячется в тени драконицы, лишь сверкает изредка глазами-снежинками, посматривая то на Сальгари, то на наследную баронессу, прижатую к отеческому плечу и выглядящую, откровенно говоря, беспомощной; молчит, отмечая всё про себя. Например, то, что эта Аделинда, судя по всему, слепая. Людей, к сожалению, природа такими фокусами с глазами, как у Дии, обделила; у них бельма на светлых и темных очах означают лишь то, что этот человек живет в темноте и не видит. Ничего не видит.
И, судя по животрепещущему разговору Лоренцо с бароном Аримана, какое-то время с госпожой де Шоте им придется делить палаццо. Это Дию волнует. Настораживает. Внешне она это никак не проявляет, только смотрит внимательно де ла Серра в затылок, но не пытается мысленно связаться с мужчиной, чтобы тут же начать выяснять отношения - он же здесь вроде как среди них за главного и должен знать, что делает.
Единственное, чего девчонка не понимает - так это то, сколько им здесь еще торчать.

офф

извините, жизнь в глаз попала, никак вытащить не могла

+3

296

Аурелии было больше трёх с половиной сотен лет, и за всё это время она повидала много всякой интересной и необычной всячины. Но то, что происходило на площади... подобного дракониха не встречала, и даже не слышала о таком. Демоницу накрыл какой-то купол, мага и вовсе забрали... чёрти что творилось вокруг.
Голова шла кругом. Дракониху одолевала бессильная злоба - такое вокруг происходит, а Аурелия только и смогла, что ударить мага по сознанию, да и тот, гад эдакий, не помер, а сбежал!
Но это всё потом. Аурелия умела вести себя на поле боя и расставлять приоритеты, и сейчас ей не было дела до тараканов. Перед ней герцог, и её задача - не проворонить атаку, если таковая будет. А дезинсекцией пусть занимаются эльфы.
Лоренцо и Арадия, баронесса и её слуги оказались в безопасности. По крайней мере, относительной. Аурелия не сомневалась в себе, и знала, что если что-то случится, то она успеет среагировать. Что бы это ни было. Она порвёт в клочья любую опасность, ибо её за сегодняшний день уже просто достали. Аурелия была до такой степени взвинчена, что сделай кто поблизости резкое агрессивное движение, и она пожрёт его на глазах у обалдевшей от внезапного появления на площади дракона толпы.
И такое резкое движение она ухватила краем глаза.
Кто-то нёсся прямо к ним.
Только вот дракониха не уловила с его стороны никакой тёмной магии, ничего подобного, и вовремя остановилась, успев лишь повернуть голову, чтобы рассмотреть опоздавшего на всё веселье человека. Им оказался сам барон де Шоте.
Затем - яркая вспышка, и огонь. Аурелия не думала, просто как-то инстинктивно отвела пламя дальше от стоящих рядом людей, защищая их от последствий колдовства другого мага огня. Впрочем, вряд ли пламя дотянулось бы до них и без покровительства драконихи, но это было слишком резко и неожиданно, чтобы она успела оценить необходимость защиты.
И всё закончилось.
На месте купола с демоницей осталось лишь её изуродованное тело.
Долго возились, - с некой брезгливостью подумала Аурелия. Нет, она вовсе не принижала и не пренебрегала заслугами эльфов - дракониха всегда уважала этот народ, и сегодня они были молодцы.
Но не действуй она так осторожно, не перекладывай всё на плечи эльфов, могла бы покончить с этой нечистью раньше. Аурелия ведь могла ударить её, могла одним движением руки сломать крыло. Могла просто плюнуть на всякие приличия и размазать её по площади, как надоедливого таракана, коим демонесса, собственно, и являлась в глазах драконихи до самого своего конца.
Может быть, даже с магом удалось бы разделаться. Правда, судя по тому, что он остался жив после её ментальных ударов, дракониха сомневалась, что смогла бы так просто уничтожить его. Возможно, полегли бы несколько окружающих площадь домов... но она бы справилась. Даже если не сама, но с полноценным драконом в качестве боевой единицы дело двинулось бы гораздо быстрее, и он, возможно, не удрал бы, отделавшись так легко.
Аурелия была крайне недовольна результатом этой перепалки. Он её не устраивал. Ей было мало нанесённого врагу ущерба.
Досадно.
Переключив своё внимание на людей, Аурелия поняла, что пропустила большую часть диалога. Впрочем, ей он уже был не так важен - свою задачу она выполнила, а политические разговоры это уже дела Сальгари.
Госпожа де Драго слышала, что баронесса должна была выйти замуж за Лоренцо, но не думала об этом... да просто не думала. А теперь, кажется, Аделинда де Шоте отправится вместе с ними.
Вот она какая, будущая герцогиня.
Дракониха надеялась, что с появлением Аделинды, если всё же дело дойдёт до свадьбы, не будет никаких кардинальных перемен, касающихся лично Аурелии. Де Драго любила размеренность в своей жизни и крайне неохотно встречала какие-либо изменения. Появление нового важного человека в палаццо... оставалось лишь надеяться, что не возникнет никаких острых углов в драконьей жизни. К самой баронессе - вы не подумайте - Аурелия не испытывала никаких негативных чувств, лишь умеренное любопытство, настороженность и какое-то родительское желание обогреть и успокоить.
Дракониха улавливала напряжение стоящей за её спиной Арадии - это была ревность?...
Кажется, острые углы всё-таки возникнут. Только Вот у Аурелии нет привычки совать нос не в свои дела, если её об этом не просят, и всё что остаётся госпоже де Драго - наблюдать, и вовремя прийти на помощь, если потребуется.

+3

297

Вильгельм и Крейн сделали всё, что смогли. По крайней мере, Крейн и его магия земли постарались точно на славу, но благодарить нужно было эльфийских магов, которые постоянно поддерживали магическую защиту, чтобы тёмный маг не превратил площадь в погост. Все эльфы были измотаны, но стихийные маги: Вильгейль – маг огня, и Крейн – маг земли, всё ещё могли применять заклинания, пускай и ощущали на себе последствия своей волшбы.  Заклинания Крейна были простыми и фактически не требовали себя поддерживать, а Вильгельм и того только одно серьёзное заклятие применил – огненные небеса. Теперь им тоже нужен был отдых и искать они его решили поближе к людям де Шоте.

Не только двое стихийных магов искали защиты у барона, но и эльфы. Эльфийские воины и их маги были измотаны, и предпочли объединить свои силы с воинами барона и герцога Ниборна.  Некоторых эльфийских магов буквально волокли под руки, поскольку сами они были уже идти не в состоянии. Маэгвену было нечем возражать, да и не хотел он. Пускай участие в сражении он принял посредственное, но всеобщее напряжении сказалось и на нём. Его лицо стало бледнее, а глаза выглядели уставшими. Келегорма несли двое воинов в каре, окружавшее барона и его дочь. Командира десятки опустили рядом с повозкой, положив ему под голову его же плащ. Келегорм был без сознания.
Все были подавлены и в большинстве своём надеялись, что огонь Вильгельма сделает большую часть, но один эльф знал, что ничего нельзя оставлять на волю судьбы.

Кабинет барона <<<--------

Amin khiluva lle a’ gurtha ar’ thar!  — эхом пронеслось по площади.
Amandil! — радостно воскликнули эльфы в ответ. На площади показался Гваихир и Маэгвен. Их лошади ещё не успели остановиться, как оба эльф побросали поводья и ловко спрыгнули со своих скакунов. Эльфийские лошади потом найдут своих хозяев или любого другого лесного эльфа, если хозяину не повезло. Гваихир не разделял мнение своих воинов объединить силы и ждать подачек судьбы. Ему нужен был полный контроль над городом, и, если нужно, эльфы все полягут защищая город и он вместе с ними. Клятва служить Играсиль - вечна, клятва служить лорду Эктелиону из Линдона – вечна, клятва служить Айна Нумиторе и всему Арисфею – вечна. Значит, нужно биться.

Маглор, пускай лучники займут дома и стреляют из окон если необходимо. И возьми с собой шесть воинов для их прикрытия. — Гваихиру ненужно было повторять дважды. Все итак понимали, что от них требуется. Командир всегда просил невозможного, но, наверное, только поэтому «Эленгвайт» и «Элендрим» до сих пор существуют. Сам капитан не собирался вмешиваться в бой. На бароне не было доспехов, и кроме того, внутри каре неизвестного эльфу герцога было много раненных, включая уставших магов и Келегорма. Недолго думая, Гваихир призвал заклинание «барьер». Будь они в лесу, то духи леса помогли бы держать щит, но сейчас эльф понятия не имел, как долго сумеет продержать защиту. Главное, дать магам возможность отдохнуть, а воинам возможность подготовиться к следующему столкновению, если понадобится. Сейчас всё было неопределенно. Огонь Вильгельма горел сильно и хорошо. Оставалось надеяться, что попавшая под заклятие тварь погибла. Впрочем, Гваихиру было известно немного деталей и больше него знал Маэгвен, который уже собирал оставшихся эльфийских воинов подле себя. Они стояли рядом с каре стеной щитов, намереваясь оказать любую поддержку союзникам.


Пост-пояснение

Лучники Маглора заняли четыре дома параллельно друг другу. Так они могли видеть всю площадь и прикрывать фланги каре герцога Ниборна. В комнатах на верхних этажах было по два лучника, которые вместе дежурили у окон. Лучников защищал один мечник, находясь поблизости и в основном карауля единственный проход в комнату. Маглор же (лучник-следопыт) имел при себе двух воинов с коими спрятался за опустевшим торговым прилавком в тени двухэтажного дома.

Отредактировано Гваихир (08-10-2017 22:24:55)

+5

298

Озеро Арпар <<--

[indent]С высоты Ариман виделся затянутым дымкой: от некоторых развалин еще тянулся едкий сизый дым, придающий и без того нерадостной картине совсем уж зловещий вид, хотя эльфийские маги и постарались на славу, не дав огню полностью сожрать город. Фактически столица баронства в этом плане отделалась "легким испугом", гораздо больше было разграбленных домов, чем сожженных.
[indent]Уже на подлете к городу тварь поймала зов оставшегося там монстра. Зов и информацию о том, что произошло, и это привело ее в ярость. Какие-то жалкие людишки, имеющие всего одну форму, сумели убить одного из них, завоевателей миров! Они будут наказаны за это!
[indent]Естественно, появляться прямо на площади не имело смысла, а город, хотя и почти не имел охраны на стенах, был закрыт, поэтому приземлились они с Ордалионом почти сразу за городской стеной, выбрав пустынное место, где никто не видел бы их приземления и последующей трансформации.
[indent]Теперь надо было как можно быстрее и скрытнее добраться до площади, а какой способ в этом мире у этих людишек самый быстрый? Не считая, конечно, езды на драконах и перемещения через порталы? Правильно, конь. Исходя из этих соображений тварь и стала конем, спрятав мага в своем чреве как прятала до этого в шаре. Теперь она выглядела как хорошо откормленная коняга, которая вследствие произошедших событий оказалась ничейной, на ней даже была уздечка. А дабы ни у кого не появилось желания схватить за эту самую уздечку и присвоить бесхозное имущество, которое довольно целеустремленно куда-то скачет, конь зло фыркал и вообще старался делать вид, что он адский конь, а не простой, что было почти на самом деле.
[indent]Правда, все равно испугать ему удалось не всех, и парочка мародеров, ускользнувших от эльфов и стражи, попыталась было его поймать, но осталась лежать на мостовой с проломленными крепкими копытами головами.
[indent]Но вот  и подходы к площади, на прилежащих улицах уже не так людно, напуганные творящимся там ужасом горожане, те, что держались на ногах и пребывали в своем уме, давно разбежались, там остались только мертвые и неприкаянно слоняющиеся безумцы, которых не смогла исцелить светлая магия. Сейчас на них никто не обращал внимания, было просто не до них, и люди тенями бродили между мертвецами.
[indent]Несколько таких забрело и в переулок, где остановился "адский конь", снова став тем самым незнакомцем с берега озера и выпустив мага. Несчастные идиоты, пуская слюни, уставились на то, как конь вдруг стал почти человеком, и тут же, упав замертво. поплатились за то, что просто оказались не в том месте не в то время.
[indent]Сейчас в этой улочке не было ни души кроме колдуна Ордалиона и двух пришельцев. Да, двух, так как второй, скользя тенями, тут же оказался рядом, узнав о том, что подмога прибыла. Теперь они выглядели как обычные горожане, еще не успевшие уйти от площади, грязные и оборванные.
- Ну что маг, действуй, - сказал тот пришелец, что был с ним на озере, - но помни: барона оставляешь нам.
И обе твари, снова скользнув в тени, оказались совсем рядом с бароном - в его собственной тени, но выходить оттуда пока не спешили, решив совместными усилиями хорошенько перетряхнуть память де Шоте.

Все находятся вместе и рядом: герцог, барон, Аделинда и ее служанка, Арадия, Аурелия, они окружены эльфами, остатками конвоя баронессы, воинов герцога и стражами барона - всего около 50 человек. Кроме того, на площади есть маги, которые еще два хода пропускают (маг огня один ход), по периметру площади на крышах домов и в окнах верхних этажей эльфийские лучники. Над площадью еще 1 ход держится светлая магия.

Ордалион, само собой, в сознании, 2 хода под ментальным блоком, до его открытого появления его никто не видит.

[NIC]Сказитель[/NIC]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0001/31/13/47-1443588552.jpg[/AVA]

+2

299

<----- Озеро Арпар
Полет в когтях неведомой твари был для Ордалиона не в новинку и потому едва ли доставлял какой-то дискомфорт. Ему и прежде не раз доводилось летать подобным образом в лапах демонов. А вот то, что происходило после приземления назвать привычным было трудно. Пришелец проглотил его и, превратившись в коня (или лошадь, изнутри не видно) поскакал в неизвестном направлении. Пребывание в тёмной вязкой утробе иномирного скакуна было крайне неприятным состоянием, о чём некромант не постеснялся сказать.
- Проклятие, что ты делаешь?! На лошадях передвигаются верхом, а не внутри! Я ничего здесь не вижу, а если мы проедем мимо Книги? - но протесты и доводы, доносившиеся из брюха, оставались безответными. Наконец, странная пара прибыла в переулок, за которым начиналась площадь. Уже отсюда можно было почувствовать сильные светлые чары, что бушевали в небе на полем бывшего и будущего боя. Само сражение явно прекратилось и некромант очень надеялся на то, что по причине бегства Ширли. Пришелец вывел мага из организма, с виду, естественным путем, не считая того что определенной формы эти создания явно не имели. Успешно приземлившийся на ноги Ордалион по привычке отряхнул одежду, хотя грязнее за время поездки внутри "коня" она точно не стала. Рядом был сородич нового знакомого.
- Интересно, сколько их в Аримане?
- Я колдун, - сдержано поправил Ордалион, не любивший когда его называют магом. - Мне потребуется некоторое время чтобы разведать обстановку и занять удобную позицию. А самое главное, надо что-то сделать с драконом. Я конечно хорош в использовании тёмной магии, но всему есть предел. Придумайте как его убить или хотя бы нейтрализовать.
То обстоятельство, что противник не покинул площадь даже после завершения боевых действий настораживало. -
Сдается мне что это засада...
Ордалион призвал фантома и, оставаясь в самом сейчас безопасном месте, рядом с пришельцами, отправил тёмную сущность на разведку. Похожий на тень сгусток энергии скользил сквозь стены, а колдун видел через него всё то, мимо чего его творение проплывало. В одном из домов обнаружились личности, едва ли являвшиеся хозяевами. - Лучники. А они зря времени не теряли. Интересно, там еще кто-то их атакует или они знали что мы вернемся? Забавно, стоило посадить на крышу одного лучника до начала боя и я бы попал в безвыходное положение. Глупо было устраивать эту игру, если не погибнуть в ней удалось лишь из-за чужой ошибки. Их трое. Многовато. Ладно, придется выбрать место поудобнее и немного поиграть...
Ордалион подошел к лежавшему в нескольких метрах от пришельцев телу женщины, снял с нее простую холщовую рубаху и, разрезав одежду на две половины, обмотал тканью обувь. В таком виде он направился к дому, в котором через фантома видел эльфов. Дверь оказалась не заперта по причине того, что ранее кто-то сломал замок, очевидно, не преуспев в навыках деликатного взлома. Тканевая обмотка обуви позволила бесшумно войти в приоткрытую дверь. Шуметь было нельзя, ведь фантом излучал тёмную энергетику, которую могли почувствовать эльфы и насторожиться. Колдун начал тихо подниматься по лестнице на второй этаж, где засела остроухая троица. Подготовленная для такого проникновения обувь работала идеально. Чего нельзя было сказать о деревянных ступенях. На середине лестницы одна из ступенек издала протяжный скрип, который свел на нет все усилия Ордалиона. - Твою же мать! - из короткого коридора наверху послышались шаги, воин, прикрывавший лучников, понял что в доме появился посторонний. Некромант лёг на лестницу, чтобы подпустить врага как можно ближе прежде, чем тот его заметит через перила. Чёрная одежда и удаленность окон позволяли превратиться в бесформенную черную кляксу, едва заметную из коридора. Как только воин подошел на расстояние нескольких шагов к лестнице, Ордалион вскочил на ноги, посылая в эльфа "Клинок Тьмы". Сраженный боевым заклинанием воин упал на перила и колдун тотчас бросился к нему, поскольку тело начало переползать через них, намереваясь через секунду рухнуть вниз. В последний момент Ордалион ухватил падающий труп за ноги и затащил обратно, облокотив.
- Фух, еле успел. И за что мне такие мучения? - смахнул он выступивший на лбу пот. - Они точно уже ждут меня, хотя звука падающего тела и не было. Нужно заглянуть в комнату, не появляясь в дверном проеме, иначе в моём теле прибавится отверстий...
На глаза попался столик, стоявший в коридоре на втором этаже. На нём стоял отполированный поднос и две серебряные чашки. Надев обе ручки чашек на палец, Ордалион подхватил поднос и, дойдя до входа в комнату, бросил его на пол. Глядя в отражение на лучников, уже нацелившихся на вход, Ордалион открыл на полу комнаты широкий портал, в который и провалились ничего не успевшие понять эльфы. Портал вёл куда-то в небо над кордегардией. - Пока-пока, хи-хи, - помахал колдун рукой отражению. Затем он вернулся в коридор и снял с убитого воина шлем. Для того чтобы маскироваться под эльфийского лучника в окне, большего и не требовалось. - Ух ты, да я совсем как эльф, только формой ушей не вышел! - подумал тёмный, глядя на поднос. Подойдя к окну, Ордалион смог наконец увидеть всю площадь и увиденное заставило его вздрогнуть. Среди безумцев и павших замертво от "Погружения во Тьму" людей лежала она...
Колдун сжал кулаки, рука его затряслась от напряжения, а зубы заскрежетали в попытке сдержать рвущуюся наружу ярость. Он быстро сосчитал врагов внизу и составил в голове карту их расположения на площади, а также предполагаемые действия. Разумеется, всё это дополняли кровавые детали, которые Ордалион намеревался добавить в свой план мести.
- Ширли... как же ты могла... Вы все здесь умрёте!

Отредактировано Ордалион (09-10-2017 12:04:10)

+1

300

Аделинда стояла неподвижно. Хрупкая и беззащитная, испуганная, уставшая, - сейчас, мелко дрожа от страха в руках своего родителя, она дала слабину, прижавшись к Генриху. Его вопрос, казалось, разбил остатки сил юной баронессы:
- Я... Я н-не знаю... Они... н-не хотели п-п-пускать меня... Он говорил мне п-про тьму... - Тихо проговорила Линда, явно смущенная и озадаченная произошедшим. Она вновь заикалась, а это значило, что ее разум был на грани. Зажмурившись, Линда уткнулась лицом в грудь барона, чтобы никто больше не услышал ее постыдных слов. - Папа... Мне страшно...
Весь этот вечер пока представлялся ей какой-то непонятной и пугающей сумятицей. Толпа... Некромант... Демон... Кровь... Трупы... Смерть была повсюду. А ненавистный металлический запах на пару с отдаленными криками и неповторимым "ароматом" горящей плоти вводил младшую де Шоте в ступор.
Лепет Амели недалеко от нее привел Аделинду в себя. Она распахнула слепые глаза и повернула голову, пытаясь сориентироваться, где находилась испуганная служанка. Линда хотела обнять ее, поддержать, но одновременно ей самой была необходима поддержка отца, и все же баронесса не хотела оставлять свою, по сути единственную, подругу в беде.
На лице де Шоте отпечаталась тревога и сопереживание, однако, она не могла прервать беседу старших. Отец отстранился от Линды, но не же не отпускал ее руки. Аделинда хотела было сделать шаг в сторону Амели, но тут мужчина со знакомым голосом представился, и девушка повернула голову в его сторону, а ее брови вопросительно приподнялись у переносицы:
- ...Сальгари? Герцог Ниборна? Что он тут делает? - Это раздавило ее маломальские воскресшие надежды. - Это не... он.
И все же нужно было соблюдать приличия. Лицо баронессы стало спокойнее и она еле заметно присела в сокращенном реверансе, кивнув правителю соседних земель:
- Для меня честь принять вашу помощь. - Так ли это? Длинные пальцы сжали отцовскую ладонь крепче прежнего. Она не хотела оставлять барона наедине с несчастьями... Правда Генрих, похоже уже все решил за нее. Это ранило девушку. Она боялась покидать свой родной город, она боялась отдаляться от отца, боялась оказаться среди незнакомых, боялась тех эмоций, что уловило ее чуткое сознание... либо эмоции кого-то в этой толпе были болезненно искренними и неосознанными, так как вскоре напряжение спало. Они заставили ее плечи приподняться на секунду.
Но барон сказал свое слово, - Генрих решил довериться Сальгари, а, значит, она должна была довериться мнению барона. Аделинда "взглянула" на отца, не желая пререкаться с ним словесно. Она делала так редко, разве что в крайних случаях... Но сейчас случай был именно таковым:
- Отец... - Ее лицо опечалилось и наполнилось болью, когда голос девушки коснулся разума барона. Было видно, что де Шоте была на грани, чтобы не сорваться в плач, но тихий сдержанный характер играл ей на руку, и все же барон должен был видеть, насколько важен этот вопрос был для его дочери. - Хорошо, я пойду... Но прошу, умоляю... Надень броню... Чтобы я была уверена в твоей сохранности перед тем, как уйду. Я не переживу, если с тобой что-то случится... Пожалуйста, я не прошу ничего больше... Только это...
Эльфийский знакомый голос отвлек баронессу. Она обернулась к приближающемуся светлому существу:
- Гваихир..? - Слепая де Шоте видела присутствие знакомого с детства эльфа, словно теплый солнечный ореол. Он и его дочь были почти что частью семьи для баронессы. Хотя Иминиэ все же была ей ближе, - сначала Линда боялась отца эльфийского друида. И все же - она беспрекословно доверяла Лотен'и'Ломэ. - Гваихир!
Аделинда робко, нехотя отпустила руку отца и все же подошла к Амели. Ее руки нащупали плечи служанки, отчего та сначала дернулась, но, увидев, кто тянется к ней, моментально встала и обняла баронессу. Де Шоте и сама была напугана, но не желала больше поддаваться слабости. Она встала на месте и стала поглаживать волосы девчушки, успокаивая ее.
- Господин Сальгари, позвольте Амели сопроводить меня? - Тихо спросила Линда. - Я не хочу стать вам обузой на время своего присутствия.

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » БАРОНСТВО АРИМАНСКОЕ » Главная площадь