Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Palantir
Каталог фэнтези сайтов и банерообменная система Палантир photoshop: Renaissance LYL

~ Альмарен ~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ЗЕМЛИ ВЕЛИКОЙ ОРДЫ » Столица Великой Орды†r¤


Столица Великой Орды†r¤

Сообщений 1 страница 50 из 72

1

http://savepic.ru/10740556.jpg


В тени Скалистых гор, а именно в южной части пояса этих мрачных скал, находится столица Орды орков. Город из металла, камня и железа, он вырос за последние несколько лет: его гордые, шипастые стены кажутся неприступными, а караваны с награбленным и просто пришлые торговцы из числа вампиров так и прут потоком через тройку главных врат. Гора, вокруг которой город построен, испещрена сетью тоннелей и пещер-хранилищ. На оной вершине, видимый отовсюду, высится дворец вождей - обиталище верховного вождя и центр власти всей Орды.
Жуткое место, где небеса мрачны и черны, а грохот железа и крики воинов не утихают ни на минуту.

0

2

У каждого города есть свой аромат, и столица Орков не исключение. Прохладный ветерок подувший со стороны скалистых гор донес до Ноухтотера и его спутников удивительный букет запахов. Тут был и кислый запах метала, и соленый запах крови, и терпкий аромат пряностей и горький запах камня... Однако сильнее всего этот город пах смертью. Ох этот чудный аромат, так хорошо знакомы каждому некроманту. В этом городе жили тысячи и тысячи орков. Кто то из них уже был мертв, кто то умирал, а кто то еще не знал о скорой своей кончине, но тень смерти уже нависла над ним. Посланник Владыки невольно залюбовался этим городом. Нет, не его архитектурой, он залюбовался его сутью. Этот город кипел словно алхимический котел и в нем варились судьбы многих тысяч живых существ. В этом городе ежесекундно кто то умирал и ежесекундно кто то рождался. Из одних его ворот сплошным потоком выходили вооруженные Орки, явно направляясь за поживой и развлечениями. И многие из них были уже отмечены смертью, причем они по всей видимости знали это, но все равно шли. Шли, зная что уже возможно и не вернуться, шли, не оглядываясь назад. В соседние ворота втекал почти такой же поток Орков, только с изрядными проплешинами в живой массе. Правда эти проплешины были заняты телегами с различным содержимым. Что только не везли, от банального продовольствия, до рабов и рабынь экзотических рас. И что весьма примечательно, среди возвращающихся Орков почти не было раненых. Этот город и его жители однозначно нравились некроманту.
-Господин, нам нужно торопиться - произнес один из спутников Мора - здоровенный детина, что восседал верхом на  странном создании, больше всего напоминающим буйвола. Он, так же как и вся троица, был облачен в черный плащ, который скрывал все тело и на половину укрывал капюшоном  лицо путника. Однако сейчас капюшоны были сброшены и ничто бы не помешало рассмотреть лица тех кто пришел на встречу с великим вождем Орков.
- Заткнись, Грихт! - раздраженно бросил Ноухтотер в сторону детины, однако всетаки тронул поводья, и вороной конь послушно начал спускаться с пригорка, направляясь к третьим воротам, через которые проходили гости города. Грихтер, тяжело вздохнул и натянув на свою лысую и изуродованную шрамами голову капюшон последовал за своим господином. Третий из этой компании, совсем маленький человек, по всей видимости даже ребенок, с усмешкой в глазах взглянул на верзилу, и так же как и он, натянув на свою белобрысую голову капюшон стал спускаться к городу.
Вскоре вся троица, беспрепятственно добравшись до самых ворот, остановилась у поста охраны. Грихтер и мальчуган из под низко натянутых капюшонов зорко осматривали толпу на предмет личностей представляющих опасность для их господина, однако таких по всей видимости не наблюдалось. Более того большинство существ толпившихся у ворот старались держаться подальше от Ноухтотера, при этом они врятли понимали причину своего поведения. Аура страха  окутывающая некроманта, влияла на любого кто подходил к нему на некоторое расстояние. И благо, что те кто посещал город орков, отличались крепостью духа, иначе бы не избежать было панических воплей так сильно раздражающих слух Мора.
Оставив своих спутников, Ноухтотер не слезая со своего коня направился прямиком к посту охраны. Его цепкий взгляд прошелся по всем оркам охраняющим ворота, и остановился на том, кто по мнению некроманта, являлся тут главным.
-Я посланник Темного Владыки. И я пришел что бы встретится с Великим Вождем Крурзаком. Сообщи ему о моем прибытии, и отведи меня туда где я смогу встретиться с ним. - произнес Ноухтотер голосом не терпящим возражений, не мигающим взглядом смотря в глаза орку.

Отредактировано Мор (16-01-2015 01:37:48)

+1

3

Ночью к нему пришла Тьма. Тьма, нашептывающая орку, что было и что будет. Назревала война, ради которой слуги великого Рилдира избрали его вестником среди детей Темного Бога. "Кровь, смерть, слава и власть," - шептали темные духи, предвещая явление посланника, того, кто, возможно, укажет перстом на несчастных, на которых обрушится гнев Орды.
Зумагар проснулся рано, перед самым рассветом. Мало кто знал, что вождь племени колдунов давно спит меньше, чем кажется окружающим и в покоях, отведенных ему во дворце, царила тишина. Тишина, прерываемая лишь теми, кто говорил только с ним.
- Колдун, подобный тебе идет. Мы чуем его Силу!
- Мертвяк, мертвяк!!! Ходячий полутруп, каких видали прежде!

О чем мыслит он?
- Нам неведомо!
- Мы не знаем!
- Он несет смерть!
- Войну!
- Золото и черепа врагов!
- Тьму!

Зумагар снял с пояса флягу с дурным на запах, да и на вкус варевом, отпил немного, скорее чтобы промочить глотку, чем чтобы напиться и принялся раздувать едва тлеющие в жаровне в углу комнате угли, затем чуть присыпал их костяным порошком и полил человеческой кровью, взывая к Рилдиру.
Чего желает от сыновей своих Великий? Как приветствовать нам черного всадника, несущего с собой темные слова? Пришло ли время, когда ты, о Отец Тьмы, собираешь нас вновь?
Слышавший многих духов тьмы вздрогнул, когда услышал один короткий ответ, ответ на последний вопрос. Одно слово, прошедшее сквозь его сущность, как копье.
ДА.
И духи отпрянули, как будто испуганные тем, что воля колдуна дотянулась до их властителя и принялись метаться по залам Дворца. Немало сил и заговоров пришлось использовать вождю клана Темной Луны, чтобы заставить их вновь слушать глас его разума, да не сглазить случаем обитателей дворца. Он был уверен, что для колдуна Боевых Топоров подобная "пляска духов" не осталась незамеченной.
Наступал рассвет, казавшийся ему кровавым, как будто солнце уже оросило свои клинки-лучи кровью ничтожных, что посмели встать на его пути к небесному своду. Скорее услышав, чем увидев, что темный вестник подходит к воротам, Зумагар набросил свою жилетку и вышел, направляясь в Зал Совета.
- Идет Глашатай Смерти и Совет Вождей должен услышать его слова, - бросил он одному из бойцов, стоящих на посту, проходя мимо, - пусть вождь Крурзак узнает об этом первым.
Его глаза скосились на могучего орка, явно говоря о том, что колдуна не стоило обманывать и воин, которому едва минуло тридцать зим бросился к покоям Верховного Вождя.

0

4

Мир. Покой. Стабильность. Забудьте эти слова, входя во владения орков. Здесь нет мира - бесконечные сражения, нескончаемые дуэли и резня. Здесь нет покоя - вас могут зарезать вдали от главных улиц, да и на оных попытаются испытать на прочность ваш клинок. Стабильность? Ха! Вся экономика строилась на грабежах. Строилась на бурлящей энергии жизни тёмной расы, поклонявшейся Рилдиру. Даже сейчас возносились тёмному богу молитвы в многочисленных башнях духов - так называли эти высокие трёхэтажные постройки, украшенные шипами и черепами врагов, указанных богом давным-давно. Эльфы, люди, гномы. Без разницы, у всех черепушка одинакова, если содрать с неё всю плоть. И эти черепа постукивали на раннем утреннем ветре, что, набирая сил, начал дуть с гор. Рассвет поднимался над столицей, городом из железа и камня, городом, построенном на костях. Алый, багровый, предвещающий отменную жатву, превосходную бойню в этот день. Вновь Железная Скала нападёт на гномов? Или психопаты из Отрубленной Руки затеют новые бои гладиаторов и рабов? А может, Тёмная Луна своим великим колдовством сожжёт парочку деревень людишек? Без разницы. Так или иначе, но добыча щедрой рекой потечёт ко дворцу вождей.
Она и сейчас проходила через одни из трёх врат, разбираемая по кускам и отправляемая в хранилища. Крурзак, великий вождь всея орков, видел это с небольшого балкончика там, на вершине дворца, рядом со своими покоями. Да, орк, как и его сородичи, предпочитал наслаждаться бодрствованием, а не сном, и даже в сей ранний час стоял на вершине вершин своей цитадели, с сдержанным спокойствием глядя на толпы орков, воинов и чародеев, караваны рабов и повозки торговцев. Торговля и грабежи - всё, что им было нужно. Вождь кивнул в ответ на свои мысли о том, сколь мудрым было решение обеспечить прибывающих торговцев особым статусом. Каждый, кто ограбит их, или же навредит им физически...скажем так, познакомится с традициями клана Отрубленной Руки. Полезно иметь такой клан безумцев в составе Орды, готовый на всё ради удовлетворения собственных страстей к садизму. Причём как к врагам и друзьям, так и самим себе. Ну, а маги, даже старики, могли постоять за себя. Орк не беспокоился о том, что где-то там, внизу, кто-либо важный для его народа может пострадать. По правде говоря, Крурзак наслаждался ещё одним днём, что даровали ему духи и сам Рилдир. Днём, полным грабежей, убийств и крови. Оскалившись от предвкушения, всё ещё молодой - только через десять лет он уже будет задумываться о том, чтобы не убивать своих сыновей и многочисленных бастардов, а готовить себе преемника. Пока он мог наслаждаться всем этим. Набегами, сражениями, женщинами. Выпивкой и сытной едой. Даже сейчас лидер клана Боевых Топоров, а заодно и всех орков, не мог отказать себе в удовольствии испить из грубого костяного кубка. Подарок Зумагара, да? Хе-хе. Скорее всего, ещё одна колдовская безделушка, чтобы следить за ним, пускай и собственный чародей клана не узрел в этом премилом реликте сколь-либо опасных чар. Ну, и коли он уже налил, то передумывать поздно. С хмыканьем, Крурзак, сделав ещё пару глотков, перешёл в другую часть балкона, с интересом вглядываясь вдаль, на серую равнину и далёкую темноту чащ мрачных земель. Да. Этот день обещал многое. Но откуда ему было знать, что предчувствия не обманут столь скоро? Вождь, услышав стук кованых сапог, обернулся к дверям, встретив лицом к лицу одного из стражей. Что забавно, это был один из тех, что охраняли дворец вождей, стоя на посту в коридорах да у ворот. Неужели вновь тёрки между кланами? Это всегда веселило, однако, сейчас подобное привело бы в ярость даже обычно терпеливого вождя. Пускай он и был самым жестоким из них.
- Что случилось?- оскалив могучие клыки, проскрежетал недовольным гласом великий вождь, смерив раздражённым взглядом прибежавшего стражника, сверху вниз взирая на него. Обычный такой страж, в тяжких латах, с серой кожей и багровыми глазами. Клан Железной Скалы - вот что говорили отчётливые знаки на его форме.
- Великий вождь. Я с посланием от Зумагара из Тёмной Луны,- ударив себя по литому нагруднику, зычно возвестил о предмете своего спешного появления рубака. И, дождавшись короткого кивка лидера, продолжил говорить,- он требует собрать Совет Вождей. Говорил что-то о приближающемся Глашатае Смерти.
Нахмурился Крурзак, размышляя над тем, чтобы это значило. Старик любил показать собственное магическое превосходство, когда выпадал шанс, да и умел ещё в интриги. Однако вот так, резко - это на него непохоже. Разве что случилось нечто весьма срочное. Открыв рот, вождь уже собирался отдать соответствующее ситуации распоряжение, как новый стук сапогов привлёк своё внимание. Из двери вылетел стражник, и, судя по менее богатой форме, он сторожил одни из трёх врат. Уж вождю-то всегда следует помнить своих воинов. Не поимённо, но хотя бы различать, кто и где служит. Чтобы, в случае чего, найти кляузника или виновника и отрубить ему голову. Тем не менее, этому орку рубить голову не пришлось: посланник хозяина Тёмных Земель, судя по всему некромант-нежить. Глашатай Смерти, значит? Крурзак широко осклабился, перехватив вечный свой спутник, фамильный топор, в могучих руках.
- Ступай к посланнику, проведи его в зал Совета Вождей,- отослал сразу же городского рубаку вождь, поворачиваясь уже к дворцовому,- а ты...руки в ноги и марш к капитану стражи. Пусть разошлёт стражников племён к своим вождям. Сбор в зале, и незамедлительно. Не будем мешкать и заставлять наших костлявых друзей ждать.
Дождавшись знака того, что оба поняли свои приказы, Крурзак обернулся к виду на железный град. Отпил вина ещё глоток, вылив остатки за край. Ещё держа кубок и оружие в руках, великий вождь вернулся в свои покои. Не то, чтобы они были особенно отличающимися от других...Те же флаги его родного клана, флаг всей Орды. Шкуры, жаркие жаровни, шипы и грубо собранная мебель. Всё, необходимое для удобства в понятии орков. Ну и, конечно же, толпа охочих до твоего тела баб, которым уже нечего терять. Но сейчас они не интересовали вождя, что прошествовал к одной из оружейных стоек, коих в покоях было множество. Без чужой помощи, наученный годами долгой практики, застегнул пряжки и крепления, возвращая наплечник на место. Толстые перчатки, латы, кольчуга. Всё на месте. Топор мирно покоился в чехле на спине, но то ещё пока что. Довольно резво облачившись, Крурзак вышел из собственных покоев, столь сосредоточенный на скором совете, что даже не обратил внимание на попытки развратных женщин обратить на себя внимание. Сейчас некогда отвлекаться. За несколько минут, вождь спустился с вершины дворца в основную, центральную его часть, что была надёжно укреплена. Зал совета представлял из себя круглую комнату, где высились флаги всех семи великих кланов. Семь тронов, и седьмой в северной части зала, как и все на возвышении. Пылающие жаровни, которые уже были зажжены слугами. Через массивные врата уже входили вожди. Кто хмурые и недовольные тем, что их так рано вырвали из постели. Кто сосредоточенные и осторожные. Иные пылали довольством от недавних побед или иных успехов на иных полях боя. Так или иначе, но совет собрался довольно скоро, примерно к тому моменту, как Глашатай Хозяина Тёмных Земель прибыл ко входу в дворец. Все семь орков-вождей были здесь, а также их советники и, коли пожелают лидеры, доверенные воины. Вардратар, первый из Отрубленной Руки, как обычно, с двумя телохранителями, притом женщинами, вместо правых рук у которых острые лезвия, смазанные ядом. Варок, вождь Вырезанной Глазницы, одноглазый старый воин, с главным тёмным магом своего клана да доверенным воином. Каргрел, вожак Призрачных Волков, как обычно, притащился с верным элементалистом и собственной самкой, уже брюхатой орчихой. Его примеру следовала и Азула из Огненного Клинка, окружённая породистыми самцами, с ошейниками на шеях. В отличие от остальных, рядом с Тромгаром был лишь его доверенный маг, особенно сведущий в вопросах огненной магии и магмы, и более никого. Вождь Железной Скалы всегда полагался только на собственную силу, случись что неладное. Гул'Гак, почти такой же старый, как Зумагар, расположился рядом с троном своего вождя, на своём удобном табурете, что был поставлен из уважения к возрасту и мощи колдуна. Тёмный колдун из Тёмной Луны вошёл в числе первых, как обычно, с доверенными лицами.
Все семь вождей, главы всех главных кланов Орды собрались в Зале, готовые к появлению Глашатая. И Верховный Вождь, восседавший на главном троне, что был украшен черепом дракона и создан из чёрного железа, кивнул слугам, разрешив впустить посланника Тёмных Земель.

+2

5

Тромгар вошёл в числе последних, медленно переваливаясь с ноги на ногу и сверля взглядом присутствующих. Давно не знавший ни крови, ни стали молот слабо гудел в руках, разделяя мысли вождя. Верховный уже успел занять своё законное место, и Тромгар отсалютовал ему. Стоящий рядом огненный маг издал лёгкий смешок, обведя взглядом трон и вмятину на исполинском черепе.
- Почему ты не оставил его себе? - поинтересовался спутник.
- Верховный Вождь - лицо Орды, - не оборачиваясь, бросил Тромгар. Несколько мгновений постояв на месте, вождь уверенно двинулся за остальными. Последние дни, проведённые здесь, наложили свой отпечаток. Деловитый орк не мог найти себе места. Работа была сейчас в самом разгаре, и вождь, как один из старейших мастеровых, понимал, что без него работа не спорится. И всё же долг перед Ордой был куда важнее.
Указав Девятому сесть на камень по правую руку, вождь опустился на свой трон, высеченный из камня на манер сидящего демона.
Девятый, щупленький для орка, послушно уселся и принялся сверлить других колдунов пристальным, немного настороженным взглядом. Его беспокоило состояние вождя куда больше, чем сам предстоящий вопрос переговоров. Устав от бездействия, Тромгар, как и любой орк, может возжелать таких свершений, которые счёт бы бессмысленными в запале рабочих часов.
Вождь же открыто выражал недовольство событиями. Пружина внутри была готова вот-вот распрямиться, и Тромгар искренне надеялся, что она не ударит по грядущему политическому вопросу, если только пришелец не заслужил этот удар. Дрязги не выглядели привлекательными для вождя, но и отказаться от участия он не мог, а потому сидел, стиснув зубы и надеясь, что время пролетит быстро.
"Мы теряем время"

0

6

То как отнеслись к нему стражи ворот, приятно удивило Ноухтотера. Он был готов ко многому, но такого от Орков не ожидал. Тот орк, которого Мор определил как главного на этих воротах, и по всей видимости не ошибся, после тщательного визуального осмотра некроманта отдал последовательно два приказа на каком то странном наречии. Посланник Темных Земель смог уловить только общий смысл этих этих приказов. Первый касался его прибытия в столицу Орды, и после него один из стражников быстрым шагом, почти бегом, направился куда то в глубину города. Смысл второго приказа сводился к тому, что гость должен был быть сопровожден куда то, где должен ожидать решения о его аудиенции, если это слово вообще употребимо к этой расе, у вождя.
- Прошу подождать. Вас сопроводят. - Коротко и на удивление вежливо ответил главный на гостевых воротах орк.
И вот, спустя всего несколько минут, Ноухтотер в сопровождении двух своих подчиненных и двух же крупных серокожих орков двигался по запутанным улицам Орочей столицы. Мимо него проплывало множество зданий неизвестного предназначения, выполненные в каком то диком архитектурном стиле. Все постройки отчего то были снабжены огромным количеством шипов, многие из них были выстроены весьма грубо, от чего зачастую имели перекошенные, не симметричные стены и множество не ровных углов. Однако стоит отметить, что все постройки выглядели внушительно и складывалось впечатление, что каждое строение являлось военным укреплением. Часто на зданиях встречались украшения в виде костей и черепов различных созданий, причем кости разумных существ занимали тут первое место по частоте использования. При виде такого изобилия останков, в голову Мора закралась мысль, что он в этом месте, не особо напрягаясь, и не сходя с места, мог бы создать довольно таки внушительную армию нежити, и буквально за пару часов превратить Орочью столицу во второй город мертвых... но это все праздные мысли. Помимо архитектурных особенностей этого города, Ноухтотер отметил так же и крайне воинственный вид жителей. Практически все встречные им орки были так или иначе вооружены. Мимо небольшого отряда некроманта постоянно сновали представители одной из самых воинственных рас различной степени экипированости. Одни были облачены лишь в кожаные куртки и штаны, и вооружены были лишь одним только топором и молотом. Другие представляли из себя целый арсенал. Они, будучи разодеты в кольчужные и латные доспехи, несли на себе целый ворох вооружения, не понятно как способные передвигаться под его тяжестью. Так же Ноухтотером пару раз были замечены, крайне странно одетые орки, по всей видимости местные маги, колдуны, шаманы. На них не было какой либо изощренной защиты, чаще всего, вся их одежда была выполнена из легкой матерчатой ткани, либо представляла собой легкий кожаных полудоспех. Из вооружения эти орки несли с собой в основном небольшие то ли ножи, то ли малые тесаки, а у иных и вовсе оружие отсутствовало, ну или по крайней мере его не было видно. Зато чего на них было в достатке, так это всевозможных амулетов. Причем, как подсказывало магическое чутье Мора, амулеты эти не отличались особой силой и были узконаправленны. Однако количество амулетов навешанных на орочьих магах с лихвой компенсировало недостаток их мощи.
Примерно через пол часа "экскурсии" по столице Орды к небольшому отряду подбежал взмыленный орк, тот самый которого по видимому отправили доложить верхушке о прибытии посланника Темных земель. Этот орк быстро глянул на Ноухтотера, как показалось некроманту весьма уважительным взглядом, и подойдя к одному из провожатых, что то быстро шепнул ему на ухо. Тот хмыкнул и коротко кивнув отослал посыльного обратно к воротам.
- Вожди ждут вас - сообщил провожатый низким гортанным голосом и несколько изменил направление движения. Теперь некроманта явно вели к Дворцу Вождей.
-Вожди? Твоюж... - мысленно выругался Ноухтотер. Он то надеялся, что перед встречей с верховным советом орков, ему удастся переговорить с Крурзаком. Но его надежды не оправдались и теперь придется иметь дело срузу с семью вождями. Ну да теперь уже ничего не поделать. Да и не так уж все и плохо. По сути почти ничего и не менялось. Одни орк или семь... какая разница?
Еще минут через пятнадцать отряд Мора привели к знаменитому Дворцу Вождей и вот тут в глазах некроманта появилось истинное изумление. Столица Орды была весьма молодым городом и темному магу совершенно было не понятно как за такое короткое время можно было построить ТАКОЕ! Дворец Вождей представлял собой настоящую крепость, неприступный бастион. Огромное здание с массивными воротами, выстроенное из громадных каменных глыб, которые неимоверно плотно были подогнаны друг к другу. Из здания вырастали острые метровые, а то и двухметровые шипы, что служили бы надежной преградой вражеской армии если бы она все таки вздумала напасть на орков и каким то чудом прорваться в центр их столицы. Высокие стены заканчивались все теми же шипами, которые теперь были направлены под углом вниз, что доставило бы не мало проблем при штурме дворца. Даже видневшиеся в отдаление верхние этажи здания, явно предназначеные для жилых помещений, были щедро одарены различными оборонительными конструкциями. Украшено здание было множеством различных знамен, преимущество среди которых имело широко известное знамя Орды. Кроме того, в некоторых местах на стенах, довольно искусно для орков, были вырезаны или сделаны барельефами все те же символы, что значились на знаменах. Как понимал Мор, все эти символы принадлежали различным кланам орков, и неизменно самый большой из них был знаком всей Орды.
Оторвал Мора от созерцания этого своеобразного великолепия грубый окрик их провожатого. Некромант скосил глаза в ту сторону откуда исходил звук, и увидел, как один из тех двух орков, который сопровождал их на пути сюда, разговаривает со стражей Дворца Вождей - тот окрик видимо предназначался как раз таки им. Через пару минут переговоров, отдав своих лошадей и буйвола на попечение оркам, отряд некроманта уже двигался по коридорам так впечатлившего Ноухтотера здания. Внутри здание выглядело все так же внушительно. Ввиду того, что в этом строение практически отсутствовали окна, да и основные помещения находились в глубине, в коридорах были установлены большие жаровни, которые, ярко полыхая бездымным и в некоторых случаях цветным пламенем, и давали необходимое освещение. Под потолком виднелись небольшие отверстия, по всей видимости представляющие собой вентиляцию. Стены были щедро украшены знаменами, барельефами, оружием, щитами и различными трофеями, поток которых, проходящий через вторые ворота, никогда не уменьшался. По коридорам этим то и дело сновали, по всей видимости, крайне занятые его обитатели. На каждой развилки и у многих дверей стояла стража. Правда чем вызвано такое скопление стражи в дворце посланник Темных Земель не понимал. Более того, он уже грешным делом почти решил что такое количество охраны вызвано его присутствием, но полностью осмыслить эту теорию ему не дали.
-Зал совета. - рыкнул их провожатый останавливаясь на против внушительных двустворчатых дверей - Но вам придется немного подождать прежде чем Совет Вождей примет вас.
В ответ на это заявление, Ноухтотер лишь только коротко и кивнул и развернулся к своим подчиненным. Те стояли внимательно осматривая окружающее пространство из под низко натянутых капюшонов, но почувствовав взгляд своего господина резко повернулись к нему.
-Останетесь здесь -Начал Ноухтотер, снимая с себя плащ И не при каких обстоятельствах не заходите внутрь. - некромант обвел их взглядом пытаясь понять, в полной ли они мере они поняли его приказ, или стоит объяснить более популярно.
-Да, господин - хором ответили они, видимо почувствовав, что замедление с признанием того что они твердо уяснили указания Ноухтотера могло привести к нежелательным последствиям.
-Совет готов вас принять. - раздалось за спиной Мора и одна створка двери ведущей в Зал Совета приоткрылась, приглашая зайти внутрь. Некромант еще раз окинул взглядом своих подчинённых, и швырнув им свой плащ, развернулся и направился к двери.
- И видите себя прилично - бросил он им напоследок. Дверь за спиной посланника Темных Земель с грохотом захлопнулась.

Перед вождями предстал на вид весьма молодой человек с длинными белыми волосами. Человек этот был весьма худ и с очень бледной кожей. Одет он был в серый фрак поверх белой рубашки, а шею украшал завязанный мужской платок черного цвета. Черные брюки были почти идеального покроя, высокие черные же сапоги поблескивали, словно их только что начистили. Опирался человек на костяную трость. Тонкие пальцы его руки, задумчиво постукивали по навершию этой трости, которому неизвестный мастер придал форму черепа. Вообще этот человек довольно дико смотрелся среди семи огромных орков и их сопровождения, что восседали полукругом вокруг него на не менее огромных тронах. Казалось, что этот человек полностью выбивается из общей картины происходящего, но нет... его взгляд... его холодный и властный взгляд, который задумчиво скользил по лицам глав кланов орков. Этот взгляд бесстрашно замирал на секунду, натыкаясь на взгляд очередного орка присутствующего в Зале Собраний, после чего продолжал свое движение.
- Мое имя Ноухтотер, так же можете называть меня Мор. Приветствую Вас. - наконец произнес Некромант и склонился в почтительном поклоне, никому конкретно не адресованном и в то же время адресованном всем присутствующим.

+1

7

Еще в темноте, озаряемой светом редких светильников устроился в закрытом зале Зумагар. Затем пришли его слуги, начавшие собираться как только вождь покинул свои покои. По правую руку стоял обвитый тугими мышцами ловкий и сильный воитель племени. Колдун не помнил его имени, он не был испытан на Арене и, кажется, вовсе страдал какой-то душевной болезнью, но со своими задачами справлялся идеально: он выглядел великолепно, не менее грозно, чем иные вожди, а потому на его фоне темнолунец выглядел еще более неприметно и явно казался лишь занимающим этот пост регентом-стариком, мало на что способным и неопасным. Второй же, Гром'Гаш, формально был колдуном, хотя силой уступал любому из учеников Зумагара. Этот невысокий и даже чуть пухловатый орк был одним из лучших торговцев клана, способным безошибочно чуять выгоду и потому часто становился умом Орды, когда дело доходило до добычи и путей ее сбыта. Вот и сейчас темный колдун, склонный больше погружаться в мир духов и упускать что-то в реальном мире перебросился несколькими словами по поводу речной торговли в западном регионе, о которой стоило упомянуть на совете, не ударив в грязь лицом, если беседа пойдет так, как предполагал вождь Темной Луны.
Затем явились слуги и принялись бегать, приводя все в "рабочий порядок" и, наконец, вошел верховный вождь и буквально за мгновения до этого Зумагар прервал знаком беседу, откинувшись на своем троне, неухоженном, как и он сам, а его "поверенные" вытянулись. Они не заслуживали сидеть перед лицом старших членов Орды.
Вожди прибывали и время шло и, наконец, явился виновник данного "торжества".
Признаться, Темный Глашатай впечатлял. Не одеянием, на которое орк не бросил и взгляда, да если бы и рассмотрел, лишь усмехнулся бы "эльфийским тряпкам", не жезлом - схожий с его талисманами, он тем не менее был "пустым", бездушным, а потому, как простой клинок, мог быть повернут против хозяина с той же легкостью, с которой лежал сейчас в его руке. Нет, впечатлял сам полутруп, назвавшийся Ноухтотером, холод, источаемый его аурой, цепкий взгляд, которым он окинул их, стальная стена его разума, за которую не могли проникнуть темные духи, что роились теперь вокруг них обоих. И... оно. Зумагар ясно видел знак Темных Земель, знак самого Рилдира, как будто сам Владыка коснулся названного Мором. А значит, колдун должен был заговорить первым из вождей, должен был указать, что это - именно тот, кого он ждал, тот, о ком каждый из вождей хоть раз слышал от него.
- Глашатай Смерти, Зумагар из Темной Луны приветствует тебя, - он даже сделал неясный жест, как будто слегка уважительно склонив голову, однако же в случае чего жест легко можно было объяснить затекшей во время ожидания шеей.

0

8

Чем более устрашающим ты выглядишь, тем сильнее будут бояться тебя враги. Это мудрость древних времён. Мудрость, которая неприменима к настоящим временам. Нельзя лишь одним внешним видом устрашить или заставить повести за собой. Никакие доспехи, никакие татуировки не скроют гнилое нутро, трусливое сердце. Верховный вождь и все присутствующие знали это, в той или иной степени. За свои годы лидеры Орды сталкивались с такими врагами, к которым первое впечатление не было применимо. Не суди орка по доспехам, тогда и выживешь. Тот же Вардратар следовал данному принципу достаточно твёрдо, удивительно искусно выбирая командиров в своём клане. Крурзак не был исключением, и потому не фыркнул полным презрения голосом при появлении посланника смерти. Недалёкие орки при слове Глашатай Смерти наверняка представляли себе существо, источающее хладный ужас, закутанное в рваный саван и с бронёй, полных шипов и черепов. Представший совету мертвец был далёк от многого. Одетый скорее эльф, нежели посланник Хозяина Тёмных Земель, он не производил особо сильного впечатления. Тем не менее, окружавшую покойника ауру верховный вождь смог почувствовать, и, почувствовав, преодолеть. Только глупец отвергает страх, и только будущий покойник посмеет дать ему завладеть собой.
Они не были глупцами. Они были завоевателями, достаточно мудрыми, чтобы не отвергать никого из просящих. И Крурзак собрался было последовать старому обычаю - приветствовать посланца достойного союзника стоя, с топором в руках, однако Зумагар опередил намерение вождя. Гигант-орк даже и сообразить не успел, как этот хитрый колдун расставил все точки над и. И не только. Нахмурившись, верховный вождь обратил свой взгляд вновь к этому человеку, назвавшемуся Мором. Так вот он, Глашатай? Теперь все сомнения рассеялись, и, значит, сама судьба по указке Рилдира направила сюда посланца Тёмных Земель. Уже когда предводитель Тёмной Луны договорил, вождь поднялся на ноги, гордо возвышаясь над мертвецом. Зазвучала речь на всеобщем наречии, известном одинаково каждому из народов. Но даже так, она звучала тяжело, гортанно и всеобъемлюще, почти как родной язык орков.
- Совет и верховный вождь приветствуют тебя, Глашатай Смерти Мор. Колдун Зумагар из Тёмной Луны предвидел твой приход до твоего появления в этом зале. И все мы так или иначе сгораем от желания узнать, что за весть ты шлёшь нам,- орк бросил один внимательный взгляд на Тромгара, не удержавшись от ухмылки. Уже вернувшись взором к Мору, Крурзак продолжил свою речь,- но не томи совет ненужными изысканными оборотами и лишним потоком слов. Мы не можем тратить часы, выслушивая сантименты и похвалы. Теперь же, скажи нам, с чем ты пожаловал от хозяина Тёмных Земель?
И, сказав сие, без излишней скорости, орк вернулся на свой трон, опустив руки в тяжёлых перчатках на подлокотники собственного трона, украшенного черепом дракона, из стали и железа, с шипами и засохшей кровью в определённых местах. Речь Крурзака была короткой, он не особенно и желал распинаться тут. Судя по тому, как ёрзает лидер Железной Скалы, следовало довести этот неожиданный совет из начала ближе к середине. Так или иначе, но у каждого из вождей могли быть и свои дела. Если Мор достаточно умён, он последует совету и кратко расскажет о том, зачем явился. Иначе трудно будет заставить вождей оставаться на месте, терпеливо и вкрадчиво слушая его. Если бы совет был после полудня, тогда другое дело. Но сейчас, на заре, это было верхом неразумности, ведь не были даже ещё решены обычные вопросы, а тут всех вынудили собраться в этих палатах.
Крурзак сидел и надеялся. Пока что только это он мог и делать. И если Глашатай промедлит...что же, он не будет его защищать. Отнюдь.

0

9

В подобной обстановке лучшее, что можно было делать, так это пристально вглядываться и вслушиваться в посланца, не забывая уделять должного внимания и словам вождя, вернее, их интонациям. Опытный дипломат может сыграть на любом проявлении отсутствия единства. А раз собрались все вожди, то расхождение мнений было допустимо и вполне вероятно.
Тромгар и сам был бы не прочь начать уже перепираться с кем-нибудь, настроение располагало к подобному. Утомлённость и скука были довольно-таки неплохим средством, не позволявшим влиянию мертвеца охватить вождя. Но пока интерес всколыхнула только прямолинейность и стремительность Крурзака, проявленная с целью ускорить ход дела.
Интерес вызван сомнения. Сомнения вызвали опасения. Опасения собирались уже распахнуть дверь страху, но Тромгар предпочёл начать беззвучно водить перчаткой по ноге, вспоминая географию Тёмных Земель и оценивая серьёзность их военной угрозы или полезность военного союза. Торговые дела явно заключаются не совсем так... кроме того, это имя "Мор" неуклонно напоминало орку о чём-то, что он напрочь успел позабыть. Страх приносит Мор, Мор приносит Смерть? Чушь какая-то. Что-то другое.
Тромгар совершил усилие воли, перенося интерес с собеседника на более глобальные вопросы, в которых личность и особенности глашатая попросту не имели значения. Однако прекратить следить за разговором он попросту не мог.

+1

10

После не долгого оценивающего молчания, вожди кланов Орков в свою очередь поприветствовали того, кто явился к ним. Притом некоторые приветствия их заставили Ноухтотера внутренне улыбнуться. Они назвали его "Глашатай Смерти"... ох как же все таки Орки любят придумывать прозвища. Ну да Мор был не против... собственно ему было все равно, как его назовет этот воинственный народ. Он пришел к ним только с одной целью. Перед ним поставлена конкретная задача и эта задача должна быть выполнена.
Ноухтотер еще раз обвел собравшихся в зале Орков, задержав свой взгляд только на Зумагаре. И как это он интересно предсказал мое появление?. Впрочем эта занимательная тема могла подождать, сейчас важно другое. Да и Крурзак дал четко понять, что вожди готовы его слушать только по делу, так что некромант сразу и перешел к делу.
- Я пришел к вам, дабы сообщить о том, что приходит время войны. Время, когда головы наших врагов должны покинуть их плечи. Ныне наши враги - ненавистные демоны Шефанго. Те, кто понапрасну ходят по нашей земле, те кто слишком самоуверен в себе, те кто перечит Рилдиру! И они должны поплатиться за это. Они должны познать страх и отчаяние! - после последних слов Ноухтотер слегка приподнял свой посох и с силой ударил им по полу- От лица Повелителя Темных Земель, я приглашаю вас, великий народ Орков, к участию в этой войне! Вместе мы утопим Шефанго в их же крови!
Конечно можно было бы посулить Оркам многие выгоды от военного союза с Темными Землями, но Мор решил для начала постараться сыграть на врожденной воинственности этой расы и на ее преданности Рилдиру. Как то не очень то хотелось сразу же обещать Оркам невиданные богатства, в то время когда эти богатства при удачном стечении обстоятельств можно было бы вполне оставить себе.
Мор ждал ответа, вглядываясь в лица вождей, и размышляя над тем как, при их согласии, можно будет их использовать в грядущей войне. В общем то это будет уже забота другого всадника. Рогалл без сомнения найдет применение столь полезным воинам. Однако порой и Мор любил поразмыслить о стратегии и тактике, тем более, что такие размышления довольно хорошо стимулировали мозги.
Стоит так же отметить, что Ноухтотер допускал вероятность того, что перед ним тут побывали уже Шефанго, и каким то невероятным образом сумели привлечь Орков на свою сторону. Эта теория конечно попахивала абсурдом, и крошилась от малейшего прикосновения, но все таки она была. Ведь приготовления к готовящемуся вторжению на территорию Шефанго, хоть и велись тайно, но все таки были весьма масштабны, и шпионы этих гермафродитов вполне могли бы что то заподозрить. А шпионы наверняка были. Мор не питал иллюзий на счет того, что Шефанго тихо мирно сидят в своей ледяной пустыни и совсем не смотрят по сторонам. Да и вообще - будь готов. Вот и подсознательно Ноухтотер готовился ко всему. Где то на задворках его сознания зарождались формулы заклинаний которые при необходимости будут защищать некроманта.

0

11

Думы Зумагара заводили его в тупик. Духи предсказывали некроманта, как предвестника войны, сам Великий Отец жаждал, чтобы орочьи клинки вновь познали кровь своих врагов, однако сам же темный не упирал на божественную волю, говоря лишь, что шефанго перечат Рилдиру, но никак не неся с собой Его слово. Неужели подчинение тьмы собственной воле лишило их почтения перед ней, неужели владыки Темных земель перестали слышать голос Великого?
Глашатай смерти, а не войны. Чародей, но не воин. Он не говорит ничего о схватках, о сражениях, отчаяние и страх - оружие колдунов, вроде нас.
-Лжец, лжец, лжец! Он не слышит нас, не замечает. Собственная власть ослепила его!
-Шефанго поклоняются Темному богу
-Они несут войну с момента пребытия!
-Неживые жаждут мести за свои земли...
-Вашей кровью они расплатятся за все.

Старый орк представил перед собой карту Альмарена, где территории Ледяной империи простирались среди льдов севера. Стоило ли говорить о том, что марш через Темные Земли и война в подобных условиях, с учетом того, что глашатай их "союзников" ничего не сказал по делу, будет смертельным для по меньшей мере половины воинства. Что, без сомнения, на руку некромантам.
Другим путем могли стать сами Скалистые Горы, но, путешествуя по ним, войска привлекут внимание трех эльфийских народов, а также состоящих в хороших отношениях с шефанго гномами и будут один на один с противником, ведь кто знает, будут ли повелители мертвых, приславшие к вождям хитрого колдуна, а не военноначальника, честны с ними.
Зумагар взял слово, пока остальные вожди собирались с мыслями. Их можно было понять, советники шептались, но его помощник лишь прикинул сумму, что понадобится выложить для снаряжения обозов через Темные Земли и Скалистые горы. Отшатнувшись от бумаги, он жестом указал передать ее, как и рассчеты, Тромгару, сам же подался вперед, скрючившись в своем кресле и оттого казался еще более мелким и ничтожным для того, кто привык судить по внешнему виду.
- Твои речи сладки и пусты, Глашатай. Ты лишь назвал два лица, что решили померяться силами и прикрываешься именем Темного Бога, не слыша его слов. Шефанго, как и мы все, борются за место у Его трона с момента, когда явились в этот мир. Полагаю, ты считаешь нас глупцами, предлагая слепо последовать за тобой за черту смерти? - темнолунец не размахивал палкой, почти не шевелился и говорил тихо, так, что некоторые советники не переставали шептать и речь орка могла быть неразборчива, но колдун был уверен, что каждый из вождей слышит его голос, - Великий сказал своим сыновьям, что надвигается великая война, но он не указал на вас, как на избранных. Ты передал весть, Глашатай, но если это все, то тебе не следовало приходить к нам, достаточно было послать птицу.

Отредактировано Зумагар (30-01-2015 22:30:28)

+1

12

С хрустом, руки вождя и воина сжали подлокотники стального трона. Слушая Мора, всё больше хмурился Крурзак. Его речи...были не теми, каких он ожидал. Пустые слова, в которых не звучали обещаний. Не было в них ни рокота битв, ни криков умирающих, не обещаний славы и чести. Это...это всего-лишь слова. Пустые, без смысла, которого искал вождь. И это так называемый Глашатай Смерти? Ощерившись, орк повернул голову к Зумагару, взглядом требуя от него объяснений. Неужели старик в кои-то веки ошибся? А если ошибся раз, не ошибётся ли другой? Могут ли они рассчитывать на предводителя Тёмной Луны? Не то, чтобы этот престарелый колдун ему нравился, но сомневаться в силе орка не приходилось. Зумагар был нужен Орде, а Орда нужна была ему. Одно без другого быть не может. Крурзак уже обеспокоился затянувшимся молчанием, однако колдун поднялся, и заговорил, развеивая все сомнения. Уже по другому лидер кланов орков посмотрел на посланника, и во взгляде этом сквозило презрение. Что же, в мудрости тьмы не приходилось сомневаться. К тому же у самого воителя были сомнения. Шефанго - мутный народ в ледяных пустошах. Дополнительные проблемы. Не то, чтобы Орда боялась трудностей, но одно дело рисковать по-умному, и совсем иное тупить и гробить сотни воинов. Воинов, что будут подняты некромантами, и не факт, что они будут возвращены обратно, в ряды своих сородичей. Те скорее пожелают даровать им настоящий покой. Шефанго далеко, у них мало богатств и они в основном не вылазят из своих берлог. В основном, Орда их не трогала, все набеги совершая в основном в гномьи владения, предпочитая крепышей и мастеров, нежели...непонятную чепуху из таинственного мира. А теперь здесь посланник Тёмных земель, указывающий на них как на врагов. Интересно, насколько он, или же его хозяин, считал совет вождей настолько тупыми, что они без оглядки бросятся в бой? Конечно, некоторые из вождей на миг и могли поддаться ярости, но, так или иначе, подобные особенно крупные приготовления к войне должны были быть одобрены большинством лидеров великих кланов. А после слов Зумагара, чья репутация была известна средь всех кланов, это вряд ли было возможным.
- Шефанго не являются нашими врагами, мертвец, как и друзьями. Но их владения далеки от нас, в тех землях, где только лёд и никаких богатств. Ты предлагаешь там союз? Или твой хозяин желает использовать Орду как инструмент, чтобы заграбастать старые свои земли?- тяжело заговорил Крурзак, мрачным и стальным гласом, поднимаясь с трона. В правой его руке вновь был топор, алчно блестящий во свете многочисленных жаровень. Оскалившись, верховный вождь спустился с возвышения, подойдя вплотную к Мору, возвышаясь над ним подобно горе над мелким домишко,- все мы знаем, что они чужаки, но верят в нашего бога. Рилдира, что не завещал склоки между своими сторонниками, своими воинами. И сейчас твой хозяин и ты предлагаете совету породить начало расколу всего севера этого мирка, который вот-вот утонет в крови под нашей железной поступью? Нет. Мы не будем рабами нежити.
Последнее Крурзак произнёс твёрдо, уверенно, неостановимо. Но, тем не менее, он остался стоять на месте, крепко сжимая топор. Не то, чтобы верховный вождь собирался рубануть посланника, однако давал шанс тому договорить свои речи. Возможно, он скажет ещё что-нибудь любопытно. Возможно, даже заинтересует вождей.
Ну, а если нет...Ему остаётся надеяться только на быстроту и то, что вожди будут не слишком недовольны этим глупым советом.
Иначе, Мор будет насажен на шпили столицы Великой Орды. Он и вся его свита!

+1

13

Подъем раньше времени мало кому доставляет радость, тем более если ты вождь клана и сама по себе встаешь до восхода солнца. И вот когда твои сон прерывают раньше даже на час, встать с той ноги задача непосильная. Посланник, которому передал весть стражник из столицы, родился по всему под счастливый луной, поскольку за нарушение сна Азула не бросила в него топор. Недовольно хмуря брови, орчиха выслушала его, и велела срочно подготовить ей волка и собрать свиту в путь, что стражник незамедлительно побежал выполняться. Оставшись, наконец, одна Азула громко выругалась и несколько раз успела проклясть Великого Вождя, с его отвратными идеями созывать совет в такую рань. Но выбора у неё не было, хотя  бы потому, что ей была противна одна мысль, что эти толстолобые тупицы решать там все за всех, а ей потом плясать под их дудку? Черта с два!
Облачившись в кожаные одежды, орчиха ловко управилась с нарукавниками, перчатками ботинками и наголенниками, не нуждаясь в помощи слуг в этом деле. Собрав по полу, и не только, все свои побрякушки, женщина быстро одела их на шею, вышла из спальни. Не спешно она добралась до оружейной, где выбрала пару метательных топоров, повесив их за пояс. Но в первую очередь она зашла сюда за Даг'Рендом, который истосковался по крови и походам. Забрав огромный меч и закрепив его за спиной, орчиха покинула свои хоромы, быстрым уже шагом направляя к псарне.
Возле неё уже топтался недовольный бурый крупный волк, экипированный для похода на небольшие расстояния, которого с трудом могли удержать два орка. Рядом, верхом на серых волках, стояли три массивных мускулистых орка, которые всегда сопровождали Вождя на советы. Один из них был советников в военной политики, два других исполняли роль походных слуг, которые могли и пожрать сготовить и ночью развлечь, если того пожелает Азула. Орчиха легко запрыгнула на волка, который быстро успокоился, позволяя хозяйке оседлать себя, и уже собиралась отдать приказ выспуать, когда из двоца вождя выбежал пожилой орк.
-Госпожа, что за срочность!?
-Все в порядке, Великий Вождь собирает совет. Я вернусь или сегодня ночью, или завтра к рассвету. Ты за старшего.
-Слушаюсь, госпожа!
Старик низко поклонился, отступая в сторону, что бы не мешать отряду. Азула громко крикнула и стегнув волка, быстро покинула территорию клана. Путь предстоял не далекий, но пройти его предстояла за крайне малый промежуток времени, поэтому орчихакак могла срезала дорогу лесами, загоняя волков до изнеможения. Но они легко справились с задачей, поскольку было не впервой. Поэтому уже через час-два, отряд Огненного Клинка въехал в столицу.
Оставив волков на попечение одного из слуг в псарне, Азула в сопровождение направилась к залу советов. «Что же могло такого стрястись, что это надо решать так рано и так неожиданно? Чертов Крурзак», - про себя фыркнула женщина, недовольно скалясь, заставляя слуг, которые носились по коридорам, отпрыгивать с дороги. Демонстративно играя мышцами, орчиха описала несколько тяжёлых взмахов и с наигранной лёгкостью опустила массивный клинок на шею. Будто бы поймав многофунтовое лезвие мизинцем, она ласково позволила тому лечь на плечи и с разрушительным изяществом орочьей воительницы обвила оружие обеими руками, да так, что кости спины и плеч громко хрустнули Именно в таком виде женщина вошла в зал Советов, лишь приветственно подняв руку, тем кто уже был здесь. Великого Вождя ещё не было в зале, что вызвало новую волну негодования, но комментировать она это не как не стала.
Поставив меч рядом со своим троном с одной стороны, Азула указала советчику встать с другой. Слуге же было указано встать перед ней на четвереньки, чтобы после того как она села, могла положить ноги ему на спину. Удобно расположившись орчиха молча наблюдала за остальными Вождями, особо не останавливая взгляд на ком-то. И даже скорое появление Крурзака мало заинтересовало женщину. А во явление посланника, все же заставило Азулу сесть чуть ровнее и послушать разговор его с другим орками.
Азула не намеревалась встревать в разговор, потому что не видела в этом нужды. Крурзак хоть и был ей глубоко в душе ненавистен, за то что до сих пор заставлял прогибаться под себя, был далеко не дурак, что бы повестись на ту ересь, что предлагал им Глашатай Смерти. Поэтому орчиха не видела нужды сотрясать воздух ещё раз, выражая несогласие Орды на такие глупые шаги. Но и отмолчаться, пока мужики решают свои дела, она не собиралась.
-Ты приглашаешь нас? – голос орчихи был грубый, но в нем как всегда легко определялась женщина, тем более, когда из него сочилась наглая насмешка, - Давно ли оркам требуется приглашение на войну? Мы сами приходим, без приглашений, и делаем эту войну.

Отредактировано Азула (31-01-2015 23:40:01)

+2

14

Когда прозвучала бравада Азулы, Тромгар наконец-то приподнял веки и обвёл скучающим взглядом Мора. Почесав стальной перчаткой переносицу, вождь клана Железной Скалы бросил беглый взгляд на Крурзака, затем на Зумагара, после тяжело вздохнул и встал.
- К шефанго? Десять тысяч миль. Как в легендах. Три сезона в пути. Четыреста тысяч золотом на тысячу бойцов: путь туда и обратно, не считая потерь. Это глупо даже в случае, если шефанго без боя будут выдавать нам золотые слитки, по десять фунтов в одни руки,- глядя на листок, проговорил орк и снова поднял взгляд, безжалостно сверля им Мора. Выждав короткую паузу, Тромгар с лязгом опустился обратно и с ухмылкой добавил:
- Слоны? Верблюды? Обезьяны? Тигры? Медведи? Голые женщины? Акробаты? Силачи? Или цирковая труппа исчисляется одним клоуном?
Не дожидаясь реакции окружающих, орк демонстративно зевнул и снова прикрыл глаза. Вся эта церемония как началась скучной, так скучной и оставалась. Однако вождь не мог не признать, что рад видеть снова всю Орду в сборе. Может быть, в этот раз удастся привлечь к себе внимание немного более реальным - хотя и не менее амбициозным - проектом.
Впрочем, на это дело все расчёты остались у Свент, а эта ленивое и гордое существо как всегда отказалось последовать в столицу за своим вождём. Приходилось признать, что за эти годы Тромгар стал в значительной степени зависимым от драконицы, чтобы не пытаться внушить ей неизбежность следования приказам вождя с позиции силы. Да и о какой силе может идти речь, когда без неё промышленность пострадает куда больше, чем без самого Тромгара.
С подобными мыслями могучий орк продолжал внимательно слушать, сохраняя при этом вид клюющего носом и порядком уставшего ветерана.

+1

15

Должно сказать, что ответ представителей Орды удивил Мора. Удивил и развеселил... за такое своеобразное поднятие настроения, Ноухтотер даже не обратил внимание на некоторые слишком уж дерзкие поступки и слова оных представителей. По мере того как вожди высказывались, в глазах посланника Темных земель все росло удивление, а на его губах все отчетливее вырисовывалась насмешливая улыбка, под конец всех этих абсурдных речей Орков, некромант и вовсе начал тихо посмеиваться.
На вставшего на против него и загородившего обзор Крурзака, Мор глянул как то снисходительно, его явно не пугал не сам Орк, не его топор, что тот теперь с силой сжимал в руке.
- По всей видимости, мне по возвращению предстоит очень занимательный разговор с моими хронистами. Они то утверждали, что я иду к народу закаленному в битвах, к народу не страшащемуся ни кого и ничего, к народу искусных воинов... А что я вижу? Торгашей! Торгашей засевших за каменными стенами и боящимися выходить за эти стены. Неужели, после того как был отстроен город, Орки потеряли себя? Неужели теперь они считают каждый медный грош и страшатся потерь? Неужели их кровь остыла и они потеряли страсть к сражениям? Неужели они забыли прелести битвы и разучились видеть награду даруемую победителю?
Глаза Ноухтотера чуть сузились и их взгляд устремился точно в глаза Крурзака.
-Рабами? - Мор усмехнулся - Вроде как я ясно дал понять, что Темные Земли предлагают вам союз. Если бы мы решили сделать вас рабами, пришел бы не я... Подумай Крурзак. Союз с нами несет большие выгоды для народов Орков. Наши объеденные силы сломят врага. Все мы получим множество трофеев. Лед и никаких богатств? Ты верно плохо осведомлен. Далеко? Есть много способов преодолевать расстояния. И к сожалению мечте Тромгара, о легендарном путешествие длиною в три сезона придется подождать... Хотя конечно если он все таки будет настаивать, то естественно никто не станет чинить ему преград в этой его задумке. Подумайте вы все. Я предлагаю вам союз. Я предлагаю вам битву с достойным врагом. Я предлагаю вам небывалые трофеи. Я предлагаю вам славу.
Жесткий, не мигающий взгляд серых глаз Ноухтотера был устремлен на Крурзака. Он все еще надеялся, что жизнь за крепостными стенами не размягчила орков, и они все еще способны идти в бой с песней войны на устах.

0

16

Темнолунец смотрел на того, кого когда-то посчитал посланником Темного бога, но он был лишь предвестником начала, а не тем, кто должен был их вести, черного ворона, что может лишь каркать, но в его говоре не услышишь ничего, кроме жажды поживы и безмерной жадности до падали, от которой мало отличалась его собственная плоть. Орк рассмеялся хриплым смехом, а вместе с ним взорвались хохотом десятки других голосов, что более ничуть не боялись некроманта.
- Глашатай, слова твои наполнились грязью, что прет из твоей бесполезной башки. Да черепа в моей руке знают о нашем мире больше, чем ничтожество, стоящее перед нами. Орки - войны, но не дураки, что побегут за первым забиякой, что позовет в драку. Ты говоришь ни о чем, не предлагаешь ничего и говоришь не как посол, а пьяница из кабака и если ты - голос Темных земель, то я начинаю понимать, почему за пять тысячелетий Темный Владыка не сумел выбить ледяных войнов с занятых ими земель.
Некромант - глупец...
Он видел эти земли?
Проигравший войну предлагает нам...
Предлагает и нам проиграть и погибнуть...
Как погиб его разум...

Колдун с силей ударил по подлокотнику кулаком, успокаивая собственный разум болью и возвращаясь к делам реального мира.
- Покуда ты более заботишься о костюмах, чем о планах набегов - клан Темной Луны не желает видеть твою гнилую рожу и слышать твой лепет, - вынес свой вердикт один из вождей, говоря о посланнике, но не о его Повелителе, откидываясь и закрывая глаза, возвращаясь к своим видениям, что говорили больше, чем десяток послов.

+1

17

"Неужто... провокация?".
Оторопев от подобной дерзости, орк изумлённо уставился на посланника. Внутри всё воспылало. "Торгаши? Торгаши?!" Не то, чтобы Мор не был прав по части того, что раньше орки не считали - не считали, действительно. Но времена меняются. Если враги используют твою неосмотрительность, становись осмотрительной. Если враги используют твою импульсивность - принимай решения взвешенно. Орда развивалась, вбирая в себя мудрость веков и опыт печальных исходов. Орда росла и стала в результате могучей, мускулистой и окованной в сталь, такой, как её дочь Азула.
Тромгар задержал взгляд на Железной Леди, ставшей на мгновения воплощением всей Орды, и ярость начала было переходить в какое-то другое, не менее пламенное чувство. Посланник что-то говорил Крурзаку, но бывалый орк старался не слушать, чтобы посланник ненароком не пострадал. Но когда тот снова упомянул имя Вождя Железной Скалы, а после принялся угрожать, что с путешествием в три сезона придётся ещё и подождать. Впрочем, если вождь хочет, то препятствий ему чинить никто не станет. Хм... как будто его, наглеца, кто-то спрашивал? Орк оскалился, но сохранил неприступный вид.
"Трофеи? Что может дать тот, кто потерял всё, кроме своей ничтожной жизни? Если бы шефанго были настолько баснословно богаты, им было бы проще подкупить Орду, коль скоро назревает такая война. Но раз они этого не делают, а угроза нежити не может не быть явной, особенно на севере... значит, они либо слишком глупы, либо не так уж и богаты. Но дураки не сохраняют богатства, так что вариант остаётся единственный".
Тромгар склонил голову набок и дослушал слова Зумагара до конца. Не лишённый суеверий, вождь не хотел лишний раз выказывать неуважение к словам колдуна. Просто так спокойнее жить.
- Девятый, - бросил вождь сидящему подле орку, - мне кажется, от входной двери дует. Как бы наш гость не простыл. Подтащи-ка шкуру под порог.
Орк послушно поднялся, не снимая капюшона, и скользящим, неслышным шагом двинулся к двери, явно осознав, что просьба Тромгара прозвучала не просто так. Сам же Железноскальный положил ладонь на молот и отправил едва заметный кивок Азуле, чтобы она могла на него рассчитывать в случае чего, а после перевёл взгляд на вождя с таким видом, будто бы всё уже сказал.
"Чем острее наши топоры - тем мягче должны идти дела. Кто-то забыл их остроту?" - напоминал вождь всем своим видом.

+2

18

Советник, что стоял по правую руку Азулы, напрягся, слыша знакомый хруст костей. Он не ошибся в своей догадке. Орчиха сжимала подлокотник своего трона, пока их гость изволил говорить. Мышцы на руке напряглись, так что разглядеть на них каждую венку, в которой бурлила кровь, было проще простого. Скрежета зубов было не слышно, но судя по тому какое напряжение было на лице, до этого было не далеко. Азула почти не моргала, пока наглец оскорблял её и их народ, лишь сильнее сжимала камень под рукой, который уже дал трещину.
Ответы собратьев она почти не слышала, слишком велика была её злоба, и кровь уже были в висках заглушая звуки. Но орчиха внимательно переводила взгляд черных глаз на каждого из выступивших. Встретившись глазами с Тромгаром, женщина с силой пнула слугу. Он тихонько заскулил, не позволяя помешать вождям, и послушно отполз в сторону, позволяя госпоже встать. Азула  медленно поднялась, сжимая уже руку на древке топора.
- Да как ты смеешь?! Мы пригласили тебя в зал вождей и уделили тебе время в столь ранний час, наплевав на свои дела. А ты мало того что попусту тратишь его, так ещё смеешь оскорблять нас?! – орчиха недовольно рыкнула и оскалила клыки, - За твоими красивым словами и одеждами скрыт трусливый выродок, который прейдя в гости смеет хамить хозяевам дома. Говоришь что мы торгаши и трусы, так я могу показать тебе всю смелось вождей!
Сдерживало её от моментального броска лишь одно. И это было слово Крурзака, перечить которому она бы не стала, тем более при столь наглых посторонних выродках. К тому же, Азула была умной и прекрасно знала – убийство посла, это как объявление войны, а это мог решить только Верховный Вождь. Хоть орки не боялись новой войны и даже жаждали её, бросаться на кого попала и когда попало, это глупое безрассудство. Поэтому орчиха перевела взгляд на Великого Вождя, в ожидании его ответа, но при этом не перестала следить за гостем боковым зрением.

0

19

Ярость вскипела в его крови, что закипела, подобно воде на костре. Глаза вождя презрительно сузились, а тело напряглось. Легко, поднял он свой топор, сжимая его с чудовищной силой. Значит, это ничтожество, припёршееся столь неожиданно и нагло, имеет наглости оскорблять и совет, и весь народ орков? Ему осталось жить немного, и, честно говоря, Крурзак не переживал по поводу того, что будет за подобное действо. Так или иначе, но Мор будет наказан. Однако, не самим кровожадными воинами. Нет. Верховный вождь обратил свой взгляд на Зумагара, прежде чем вновь сконцентрироваться на посланнике Тёмных земель. Вождь молчал, покуда остальные из совета говорили. Все шесть кланов были едины в своём мнении относительно того, что слова посланника, как и его послание - верх наглости, неуважения и вообще неприемлемы для Орды. Что же, Айканар получит достойный ответ от орков.
Крурзак, задумавшись, лишь спустя минуту заметил, что все взгляды обращены к нему. Или же почти все. С трудом, орк не дал собственной ярости захлестнуть себя, что требовала разрубить Мора, расчленить его на части и скормить волкам, только если они будут жрать эту падаль. Со стуком, верховный вождь поднял топор, направив лезвие его в сторону, но не некроманта, а Зумагара.
- Ты говоришь о союзе, а сам оскорбляешь нас. Смеешь играть на нашей ярости, обещая блага, но не являешься тем, кого мы ждали. Орки всегда исполняли волю Рилдира. И сейчас, он говорит нам, что ты не тот, кто нужен грядущей войне. Слабоумный выродок, ты только что подписал себе смертный приговор. Но не нам решать твою судьбу,- орк, ощерившись, повернулся всем телом к предводителю тёмных колдунов и зловещих магов Великой Орды, что именовался Зумагаром,- Зумагар из Тёмной Луны, ты способен пронзить мрак, окружающий нашего бога. Ты имеешь совет с духами вокруг нас. Обратись к ним, чародей - что они говорят нам? Судьба этого жалкого червя зависит от их слов. Если на то будет их воля, и он, и его свита будет насажен на шпили этого города. А если же нет...что же, тогда ты навсегда запомнишь, червь, что все кланы Орды отказались плясать под твою дудку. Если Айканар желает продолжить переговоры - он пришлёт другого, приспособленного для войны, а не торгаша. Орда всё сказала.
Взор был обращён к престарелому колдуну. Если он решит так, то, в общем-то, вождь не будет сомневаться, сразу же рубанув по Мору, благо оружие удобно лежало в руке, готовое в любой момент испить гнилой крови того, что оскорбил и совет, и весь народ. Так или иначе, но за подобные оскорбления платят кровью. Однако, коли на то будет воля духов и Рилдира, Крурзак подчинится.
Но это не значит, что потом нельзя будет настигнуть этого гнилого мерзавца и вскрыть ему грудную клетку, потроша внутренности и упиваясь болью.

+1

20

Внезапно двери распахнулись и в Зал вошли три человека, на первый взгляд. Все трое были облачены в странного рода доспехи, которые, казалось, были собраны из костей и черного непонятного металла.
Как только троица вошла, орки, сторожащие вход, на удивление спокойно закрыли двери. Не отходя далеко от дверей, вошедшие сняли шлемы и представили взорам орков и Мора с его свитой вампирские бледные, с блестящими глазами лица. Возглавляющий шествие вампир с длинными, ниже плеч, волнистыми черными волосами, обвел взглядом карих глаз всех присутствующих, остановив ненадолго, раздраженный взгляд на Море. После чего слегка склонил голову в знак уважения к оркам и приветствия, двое его спутник сделали более глубокий поклон головой.
- Прошу меня простить вожди за опоздание и за то, что моим спутникам пришлось применить внушение на ваших верных стражей. Не вините их, они честно и стойко не хотели нас пускать, - не делая ни шагу, Рогалл посчитал разумным начать свою речь именно с таких слов, ибо был наслышан о горячем нраве орков, а судя по их лицам. Сейчас им достаточно было любого повода начать бой с посланниками.
- Я Рогаллан де Шварц, больше известный как Рогалл Всадник Войны. Я являюсь вторым послом Тёмных земель к вождям орков. Однако меня задержали некие обстоятельства и Мор решил взять инициативу на себя, - голос Галла был тверд как кусок стали, за тысячу лет он не привык вести беседы в тронном зале, решая все вопросы непосредственно на поле битвы. Войдя в Зал, всадник, еще не снимая шлема, уже понял, что тут происходит. В воздухе явственно висело напряжение исходящее от орков, большинство сидело будто сжатые пружины, готовые в любой кинуться в атаку на посланников Темных Земель.
- Думаю Всадник Мор уже сказал суть нашего предложения, но мне бы, как первому полководцу  армии Тёмных Земель хотелось бы добавить несколько слов от себя, - сказав, Рогалл сделал несколько шагов и, поровнявшись с Мором, остановился, двое его спутников остались у входа, стоя по стойке смирно, следя глазами за каждым в этом Зале.
Голос Галла зазвучал еще тверже чем раньше.  Левая рука его легла на рукоять меча, правой он держал шлем. Широкие плечи, выправка солдата, четкие продуманные движения и та легкость, с которой он двигался в этом тяжелом доспехе, давали понять, что перед вождями стоит вампир, прошедший не один десяток битв.
- Вы, я думаю наслышаны, что Шефанго выбрали для поклонения бога Рилдира, вашего создателя, вашего отца. Почувствуйте, это высокомерие в слове выбрали, а выбрал ли Он их? – Рогалл сделал секундную паузу и продолжил, - Задумайтесь, каждый житель этого мира считает Шефанго жестокими воинами, непревзойдёнными воинами. Их страшатся, их боятся. Но где же Орки, где дети Бога Тьмы, которые были созданы для битв во славу своего Отца. Где эти существа, которые наводят ужас на какие-то городишки и деревушки рядом с собой, хотя их должны боятся каждый герцог, граф, барон и король?!- в глазах Рогалла взыграли краски и картины тех битв, в которых его войско шло бы рука об руку с войском орков.
-Я не предлагаю вам подчиняться мне или кому-либо другому. Я, как полководец буду рад видить воинство орков рядом со своим. Мы вместе поведем свои войска к славе и победе, - в глазах Рогаллана загорелся огонь битв, он предвкушал победы, которые они вместе одержат, - Вместе мы победим, тогда от одного упоминания о войсках орков, которые одержали победу над воинтсвенными Шефанго, все правители будут нервно елозить своими толстыми задницами по тронам! Ведь это не просто поход на какой то зажиточный городишко, это настоящая война, со всеми ее прекрасами! И действия в ней мы будем обсуждать вместе, мы будем равны, -
Галл и вправду, где то внутри себя хотел повести войска, объединившись с орками, это было бы поистине великое зрелище и ужасающие.

0

21

Впору было хвататься за голову. Что это вообще такое? Кто это такие? Это какие то озлобленные неразумные дети, которых какой то шутник назвал вождями и все в это поверили. Ну право, разве так ведут переговоры? Мало того, что изначально вынудили Мора говорить кратко и только суть, так еще и при выполнении этой просьбы непонятно каким образом воспринимают его слова? На что они надеяться? Если уж не изначально не желали иметь с ним дело, то так можно было бы и сказать. Зачем устраивать этот фарс с оскорблениями и угрозами. Или быть может все не так... быть может они просто не способны понять слов Ноухтотера... неразумные, избалованные дети...
-И что мне с ними делать? -размышлял некромант, пока орки, как им видимо казалось, люто оскорбляли и страшно запугивали его - - Мало того, что они не совершенно не приспособлены к диалогам. Мало того что они не способны разумно мыслить. Мало того, что их шаманы считают, что способны осознать замысел Богов. Так они еще умудряются оскорблять меня... да ладно меня... они оскорбляют Темные Земли... этого оставлять так нельзя.... ... ... Нужно их наказать... А как же переговоры? Тогда они сорвутся... ... ... Да впрочем о чем это я? Они уже сорвались. Орки по всей видимости решили убить меня - Ноухтотер обвел всех тут собравшихся удивленно насмешливым взглядом - На что они рассчитывают? Что я буду просто стоять и смотреть как они будут рубить мое тело? Ведь только тогда у них будет хоть какой то шанс... Эх... конечно это не планировалось, но быть может так даже лучше... Ведь их нужно наказать за их слова и поступки, да и при таком варианте задача будет выполнена. А каким путем достигнута цель не важно, раз она достигнута.
Крурзак все еще распинался, правда по всей видимости его воинственная речь уже подходила к концу. Глупцы - мелькнула мысль в голове некроманта и он обратился к Тьме. И Тьма ответила ему. Ее бесконечные и безграничные щупальца потянулись со всех сторон в Зал Совета. Тьма отозвалась на призыв некроманта и пришла к нему. Она готова была действовать, она готова была выдирать души из бренных тел орков. Тьма ждала слова некроманта, и некромант уже готов был произнести это слово... но внезапно остановился. Тьма ушла, и пожалуй никто ничего не заметил, за исключением быть может немногих присутствующих тут колдунов орков. Они возможно и ощутили как вокруг Ноухтотера внезапно сгустилась магическая сила, а спустя мгновение так же внезапно ушла восвояси.
Совершенно неожиданно для себя, Мор ощутил рядом с собой присутствие нежити, да не каких то пустоголовых Немертвых рабочих, а высшую Нежить, по всей видимости вампиров. И именно этот факт заставил его повременить с наказанием орков. Некромант, обернулся назад и взглянул на дверь с неким удивлением в глазах за долю секунду до того, как она распахнулась. А после того как он воочию увидел тех кто вошел в Зал Совета, из его груди вырвался какой то странный звук, то ли смешок, то ли удивленный выдох... совсем не разобрать...
Рогалл... ты как всегда вовремя... нет что бы придти несколькими минутами позже... ну или пусть даже раньше... эх... -с этими мыслями Мор наградил Войну, не менее любезным взглядом. Наградной взгляд Ноухтотера проводил вампира от порога, до места рядом с собой и только после устремился куда то в сторону орков. Впрочем не надолго. Уже после пары предложений, которые сказал Рогалл, глаза некроманта негодующе закатились. - Неужели ты им будешь разжевывать ВСЁ...?...

0

22

Зумагар не слушал и не слышал человека и вампира. Духи вели его мысли далеко отсюда, к черному Храму, что стоял в Скалистых Горах. Знали ли об этом некроманты? Был ли там хоть раз стоявший перед ним человек? Жалкий, глупый человек, пусть и ставший частично нежитью, но, ведомый лишь своими силами, здесь он мог рассчитывать лишь на свою ауру, как на источник сил, ведь дух управляет Тьмой куда естественнее и легче и еслы ты в ссоре с разумными "элементалями" - тебе не получить и крохи силы их стихии. Именно опасение перед проклятьем стихии, отлучения от нее старшими элементалями, да и просто желание скорее быть одаренным мощью, чем ее лишенным, заставляло даже самых великих чародеев почтительно относиться к силам, которыми они повелевают, как и к жрецам, которые пусть и были лишены во многом собственной воли, но слепым услужением божественным силам достигали их благоволения. Так всякому темному магу было бы полезно побеседовать "по душам" с Зумагаром, избранным Рилдиром для того, чтобы орки не покинули путь услужения Темному, чтобы направлять их. Всякому мог старый орк открыть что-то новое, помочь обрести новые силы или найти упоение и спокойствие в Великой Тьме.
Возможно, явись чародей сперва к нему совета ради - все было бы иначе. Не звучала бы бессмысленная бравада некроманта, считающего, что он может опрокидывать взмахом руки доску, по которой расставил фигурки сам Рилдир и на которой, судя по банальности планов, он был не игроком, не королем и даже не ферзем - всего лишь офицером, посланным вперед, похоже, лишь чтобы совершить какой-то странный гамбит. "Охотник", ослепленный своей безпочвенной гордыней, был даже не жертвой, а всего лишь помехой.
Наказание... некромант правильно думал, что Тьма явилась в зал. Явилась, чтобы наполнить своего жреца, чтобы говорить его устами. Чтобы высказать глупому и дерзкому слуге, а иных среди темных чародеев и не было, то, что он должен был услышать здесь, чтобы однажды, быть может, вновь стать достойным Его благоволения.
Холод прошелся ледяным гребнем по сердцам орков, чуть приглушая ярость и пробуждая воспоминание о смертности, когда тело Зумагара забилось в судорогах в кресле, покуда почти видимые щупальца темноты впивались в его тело, одерживая его, как порой демоны одерживали верных демонологов. Зрелище было паршивым и старого орка даже стошнило на собственное брюхо, но наблюдавшие это уже однажды слуги были спокойны и старались не подпустить к колдуну никого.
Секунды - и все темные силы в зале находились под властью общности темных созданий, мечущихся в зале, лишая власти колдунов и магов этой Великой Силы, почти минута - и тело Зумагара встает со своего места. Но это больше не вождь Темной Луны, но Многие - посланцы, порождения и частицы Темного Бога, несущие волю Заточенного и направляющие Его народы.
Многие двигались с несвойственной для не слишком подвижного орка грацией и ловкостью, в каждом их движении чувствовалась не принадлежащая этому миру темная воля. Пустые черные глаза с презрением уставились на Ноухтотера. Желая встать на место Крурзака перед гостями, он не видел препятствий этому пути.
- ТЫ! ТЫ СМЕЕШЬ ВЗЫВАТЬ К НАМ, ЖАЛКИЙ ЧЕЛОВЕК С СОЗНАНИЕМ ЗЕМЛЯНОГО ЧЕРВЯ, КОТОРЫМ ДОЛЖНО ТОЧИТЬ ТВОЮ ГНИЛУЮ ПЛОТЬ? "СОВЕТНИК ПО ПОЛИТИКЕ"... ТОТ, ЧТО ТУПЕЕ ПОСЛЕДНЕГО АТАМАНА БАНДИТСКОЙ ШАЙКИ. ТВОИ РЕЧИ, ТВОИ МЫСЛИ НЕ НАПОЛНЕНЫ НИЧЕМ, КРОМЕ ГОРДЫНИ И ЕДИНСТВЕННЫЙ КОСТЫЛЬ, НА КОТОРОМ ПОКОИТСЯ ТО, ЧТО ТЫ НАЗЫВАЕШЬ РАЗУМОМ - ДАРОВАННАЯ НАМИ СИЛА. ТВОИ РЕЧИ ПОДОБНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЮ ОТПРАВИТЬСЯ В ЗАМОК ЗОЛОТОГО ЛИЧИСА, НЕ ЗАБОТЯСЬ НИ О ЕГО ПЛАМЕНИ, НИ О ПОДХОДАХ К СКАЛЬНОЙ ТВЕРДЫНЕ, ДА И ДОЛИ ДОБЫЧИ ОБСУЖДАТЬ НЕ СТОИТ - ПОТОМ ПЕРЕДЕРЕМСЯ, ВЕДЬ ГЛАВНОЕ - ВОРВАТЬСЯ В ДРАКУ, НЕ ТАК ЛИ, ПОТЕРЯВШИЙ ВСЕ ПОЛКОВОДЕЦ? ЧТО ТЫ МОЖЕШЬ ПРОМЯМЛИТЬ В СВОЕ ОПРАВДАНИЕ, ЧЕРВЬ?

P.S.

возможность подобной трансформации обсуждена с АМС

Отредактировано Зумагар (04-02-2015 13:18:59)

0

23

Бум. Бум. Бум. Три раза ударил топорищем по полу Крурзак, прерывая слова ворвавшегося полководца нежити. Да, именно что ворвавшегося. Его не звали. О нём не знали и не говорили. Каждый из стражей, что не сказал о втором госте, будет страдать. Будет наказан. Те два идиота, что поддались этой магии, будут молить о пощаде, ведь ими займутся лучшие палачи Вадратара. Значит, Айканар послал двух дипломатов? Глупо, ненадёжно, расточительно. И один из них проявил инициативу без согласования с хозяином Тёмных земель?..Чем дольше длился этот нежданный утренний совет, тем больше ярость захлёстывала верховного вождя. Их, Орду, сначала смеют оскорблять и провоцировать, а потом играть на ярости, играть на их желании воевать? Нежить СМЕЕТ думать, что может вертеть орков то так, то эдак? Что они стерпят подобное оскорбление, нанесённое им и одним, и вторым посланником? Пускай этот Война провинился не так серьёзно, но, определённо, под горячую руку сейчас попадут все. И свои, и чужие. Ну, в основном чужие.
- Довольно,- рык вышел тяжёлым и даже оглушительным. Со скрежетом лат, орк повернулся ко второму посланцу, уже не сдерживаясь. Гримаса ярости отчётлива была видна на лице предводителя кланов,- мы выслушали одного посланца. Слушаем второго. И ни один из них не сказал ничего нового, кроме обещаний ничего конкретного. Принять бой сугубо за честь? Это могло бы сработать, умей ты и этот пустобрюх говорить. Но нет, сейчас хватит с нас бесед с нежитью,- ещё один стук топорищем об пол. До того неприметные дверцы в разных частях зала, в основном за тронами, раскрылись. Тот, кто считал, что охраны не было - глупец. Могучие, опытные воины, обвешанные амулетами. Кто сказал, что нельзя нацепить на воителя блестяшек, что защитят его? Надо было бы и на охрану зала, а не только на личную стражу, но, увы, на всех крови девственников не накопишься. Во всяком случае, так говорил Гул'Гак, когда нацеплял все эти украшения на воинов, коих по приказу Крурзака и поставили охранять зал. На всякий случай. Мало ли, знаете, какой посол от людей или падшего клана гномов внезапно захочет обезглавить Орду. Сейчас эта мера пригодилась, но действий агрессивных охранники покуда не предпринимали. Жестокий рык издал верховный вождь, направив топор на Войну,- ты можешь убираться в любой из гостевых покоев, что сочтёшь нужным. Твой дружок и ты, на пару, испытывали терпение этого совета слишком долго. Но Мор...Как ты сам видишь, наш главный колдун просто ЖАЖДЕТ разъяснить ему законы вежливости Орды. И если ты вмешаешься, сам понимаешь, это ничем хорошим не обернётся для нежити.
Он был самой дипломатией. Даже кипя от ярости так, что вены вздувались на шеи, а жилка билась на лбу. Даже пылая гневом, готовый в любой момент спустить цепных псов и всех вождей, лишь бы разорвать эту банду идиотов, вождь не позволял звериной натуре взять над собой верх. Сколь бы ни были тупы посланцы тёмных земель, выслушать их стоило. Однако не сейчас, когда все напряжены. Не сейчас, когда первый всадник-глашатай всё испортил. Если второй посланец этого не поймёт...что же, в столице всегда хватит могил для ещё одного упыря. А сейчас...сейчас следовало сосредоточиться на другом. На шаг в сторону, стараясь держаться подальше от духов, что нацепили на себя, на время, тушу Зумагара. Вершить суд, как и сказал вождь в своей мудрости, будут духи, сведущие в делах Рилдира, являющиеся его частью де-факто. Им решать. Не Орде. Захотят - Мор умрёт, сколько бы крови не пролилось. Захотят - всю эту нежить погонят из города, а боевая машина воинственного народа придёт в движение, сосредоточившись на сближении с шефанго, чтобы покарать нежить. Так или иначе.
Сегодня кто-то один явно пожалеет о поспешных своих действиях. Но, явно не орки.
Это точно.

+1

24

Девятый вопросительно повернул голову в сторону двери, когда оттуда показались три незваных гостя и прошли мимо него, словно мимо пустого места. Вождь Клана Железной Скалы открыл глаза и внимательно наблюдал. Представление продолжалось, и становилось всё более увлекательным, всё менее понятным.
"В чём дело?" - Тромгар задал немой вопрос Крурзаку.
Было очевидно, что цирковое представление неуклонно затягивалось, и всё больше странных сил вплеталось в него. Допустим, воля Рилдира такова, чтобы мы все сдохли и дети наши тоже. Разве это повод умирать? Допустим, воля Рилдира несёт что-то созидательное... кто знает? В конце концов, мы готовы умирать за него, но не по его блажи.
Если ты набираешь силу, будь готов к тому, что твой повелитель тебя предаст. И отчасти именно поэтому Тромгар, наслушавшийся философии Свент, слушал Зумагара с трепетом, продиктованным скорее не благоговением или ужасом, а вполне рациональным страхом. Страхом за свой народ, за свой клан, за Орду.
В конце концов, в любой интриге всегда есть самый дальновидный манипулятор, спрятавшийся за ширмой. Было жутковато помыслить, что за всем может стоять сам Рилдир. Как и было не менее страшно допустить, что его цепи лежат на запястьях орков.
Впрочем, пока можно было просто переглянуться с Азулой и другими вождями, а также бойцами Крурзака, стоящими за их спинами. В конце концов, никаких решений пока не было принято, пока всё это - просто фарс. Но Тромгар чувствовал, что рано или поздно уже произойдёт нечто серьёзное, неисправимое, с далекоидущими последствиями. И будет ли это внезапно или закономерно, поступком, который должен спровоцировать или на который должны спровоцировать... всё это было пока неясно.
Оставалось лишь наблюдать, держа десницу на рукояти молота.

+1

25

Рука быстро легла на рукоятку Даг'Ренда, поднимая его, и орчиха была уже готова прыгнуть на ворвавшегося вампира, но что-то заставило её остановиться. Пальцы сильно сжались на мече, а зубы она стиснула так, что сидящие рядом хорошо слышали их скрип. Все это хорошо было на лице, потому что Азула не собиралась что-то скрывать. Сдвинутые брови, напряженная челюсть с выпирающими клыками и злые два угля глаз, готовые разгореться с новой силой. Весь внешний вид женщины говорил о том, что она на пределе и сдерживать себя не намерена.
Но голос Крурзака заставил её чуть ослабить хватку на рукояти меча и нехотя перестать буравить Войну глазами. Она резко обернулась, смотря на Великого Вождя. Появление охраны её не сколько не удивило. Может она не знала о её наличии, но знала, что орк не дурак и защищает совет куда лучше, чем, кажется на первый взгляд. А вот то что происходило с шаманом, куда больше озадачило орчиху. Она не относилась к глубоко верующим оркам, но почитала Рилдира и его адептов, не смея им в чем либо перечить. Наморщив нос, от мерзости того, как все происходила, Азкла в очередной раз убедилась, что как бы ей не хотелось верить в высшие силы, они были над ними. Холод прошелся хлестким ударом по грубой коже, пока тьма стягивалась к Зумагару, и это ощущение не спешило покидать женщину. Она внимательно наблюдала за тем, что и как говорит то, что вселилось в тело шамана, но вскоре её внимание привлек Крурзак.
Его позиция и приказ был ясен, как белый день. Быстро переглянувшись с ним, орчиха ели заметно кивнула,  беря на себя дело по выпроваживанию нового гостя. Легко на пятках развернувшись к своему трону, Азула подхватила за грудки свою "подставку для ног", ставя его на ноги.
-Сопроводи гостя до гостевых покоев и проследи, что бы он и его спутники оставались там до нужного времени.
Пнув его в сторону к двери, теперь вождь клана Огненного Клинка обратилась к двум стражам Зла совета, что были ближе всего к ней.
-Вы двое! Идете за ними, как охрана, что бы с нашими достопочтенными ничего не случилось по пути, - после того как охранники направились выполнять указание,  орчиха не спешила садиться или откладывать Даг'Ренд, подозревая что все так просто не будет, - Не будем мешать шаману и вынуждать ждать уважаемого вампира.
Твердой и уверенной походкой женщина направилась к двери. Легко распахнув обе створки тяжелых дверей главного входа, Азула отошла в сторону, давая пройти своему слуге. За ним пока никто не следовал, поскольку стражники ожидали гостя. Женщина легко и грациозно сделала жест рукой, проявляя не вообразимое радушие и благородство. Наигранность и фальшивость этого всего выдавал хищный оскал на лице Азулы, такой что были видные не только выпирающие клыки, но и остальные зубы.

+1

26

В великом городе Орды прозвучал рог оглашающий прибытие в не последнего орка. В главные ворота прошел старый горбатый орк в сопровождении двух приближенных шамана. Гул'Гак и его ученики прошли по главным улицами столицы и двигались они непосредственно в сторону главной крепости, где восседает вождь Великой Орды. Верховный колдун клана Боевых Топоров держался скромно, казалось, даже старался оставаться незамеченный. Но его сутулая фигура все равно была в центре внимания прохожих, а слух же о появлении Гул'Гака и его направлении дошел крепости намного раньше, чем сам орк успел половину пути преодолеть.
Стража крепости ожидала появления шамана у главных ворот крепости, но тот вместе со спутниками прошел запасным входом и там при свете факелов прошел в главный зал. Что там, в главном зале происходило было интересно и в тоже время все равно для колдуна, он лишь молча встал в стороне от трона. Долго ли, коротко он стоять так будет, не имело пока значение. Ему было интересно, что тут происходит и, конечно же, как это можно повернуть в свою сторону. Так и стояла горбатая фигура во тьме трона верховного вождя и лишь руны на посохе едва светились.

+1

27

Офф
Поскольку Мор не только не отписывает, но и не появляется на форуме уже почти 2 недели, а Война сложил с себя полномочия, орки вправе их изгнать и продолжить игру дальше без них.

0

28

С презрением смотрели многие на замерших перед ними посланниками Темных Земель. Мощь, томившаяся ныне в теле старого орка постепенно разрушала его плоть и потому нетерпение духов было велико. Оболочка вышла вперед, держа корпус с неестественным наклоном вперед и как будто падая к некроманту и, остановившись, без замаха ударила Ноухтотера ладонью по лбу, оставив на изящном полутрупе черную выжженую метку. Запахло паленым мясом не первой свежести, а многоликий, меняющийся голос вновь зазвучал в зале Совета.
-МЫ ПРОКЛИНАЕМ ТЕБЯ, РАЙНХАРД АДЕЛБРЕЧТ, И ПОКУДА СВОИМ УМОМ НЕ ДОБЬЕШЬСЯ ТЫ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ ВО СЛАВУ ТЕМНОГО БОГА, НИ ОДНА ЧАСТИЦА ТЬМЫ НЕ ОТКЛИКНЕТСЯ  ТВОЕМУ ЗОВУ, А НА ЧЕЛЕ ТВОЕМ БУДЕТ КРАСОВАТЬСЯ МЕТКА ПОЗОРА. ЗНАЙ, ЧТО ВЛАДЫКА МИЛОСТИВ И ЛИШЬ ЗА ПРЕЖНИЕ ЗАСЛУГИ ДАРУЕТ ТЕБЕ ШАНС ЗАСЛУЖИТЬ ПРОЩЕНИЕ. А ТЕПЕРЬ - ИДИТЕ ПРОЧЬ,- обведя взглядом обоих "всадников", Многие обернулись к орочьим вождям, не считая более нужным обращать внимание на недостойных слуг Рилдира. С убогим подобием улыбки, растянутым лишь на пол лица, направился к Великому вождю. Должно быть, Зумагар, а вернее, его тело выглядело комично или мерзко и если бы какой художник написал картину, изображавшую происходившее сейчас, то она стала бы чудесной пропагандой ненависти и презрению к оркам.
Почти касаясь груди могучего орка, тело колдуна начертило небольшой символ, шепча что-то на языке, неясном для собравшихся, разговаривая с самим собой. Темные силы пропитывали ритуальную татуировку воина Боевых Топоров, защищая его от темной магии. Крурзак был принят и благословлен Многими и не нужно было слов, чтобы указать на это. Наконец, закончив колдовство, духи принялись покидать свое временное пристанище.

Зумагар рухнул на пол. Все это время старый колдун провел в своем теле в качестве стороннего наблюдателя, испытывая постоянную боль. Упав на пол, старый орк закашлялся кровью, конвульсивно содрогаясь и заламывая свои руки. Его помощник-"атлет" вышел вперед и, подхватив тело колдуна, отправился в его покои. После подобного темнолунца ждало долгое восстановление...

+2

29

Война постучалась сегодня в двери орков, но не получила ответов. Оба всадника со свитами были выпровожены восвояси. Всадники. Недостойные твари, без каких-либо мозгов. Даже обычный рубака умнее их. И будь эти двое чуть подготовлены, то могли бы многое получить. Но нет. Последний мост они сожгли своими разговорами. Конечно, Крурзак понимал, что, если Тёмные земли действительно сильно нуждаются в Орде, они найдут способ ввергнуть их в войну. Новые посланники или открытые провокации, но ко всему этому они будут готовы. Иные считают орков варварами, и они в этом весьма правы. Но те, кто действительно правит этим миром из теней, знают - нельзя недооценивать Орду. Что же, нежить сделала эту ошибку. Стоит надеяться, что шефанго не повторят.
За всеми размышлениями, Верховный Вождь как-то пропустил тот момент, когда нелепо выглядящая фигура Зумагара не только развернулась, но даже подскочила к нему. От удивления вождь вздрогнул, но за топор не схватился. Отнюдь. Если духам нужна его жизнь, они её получат. Жаль будет, что он не сделал многое, чего желал. Но, видимо, сегодня Тьме не нужен был этот орк. Напротив. ОН нужен был Тьме. Признаться, это могло бы подстегнуть чьё-то тщеславие, гордыню, но не Сокрушителя. Поднявшийся к вождю путём работы над собой, орк был лишён этих пагубных изъянов личности. И сейчас он в ответ на то, что ему была дарована такая честь, лишь опустил голову в глубоком поклоне. Приказов отдавать на то, чтобы Зумагара отправили отдохнуть, не требовалось. Эти случаи повторялись не раз и не два, чтобы к ним достаточно успели все привыкнуть. Привыкнуть, смириться и вести дела, будто ничего не происходит. А едва предводитель Тёмной Луны покинул залу вождей, правитель народа дикарей и воинов вернулся на свой трон, сложив топор на коленях. Он был задумчив, но не больше, чем необходимо. Нельзя позволить их духу, вольному духу жителей жестоких земель, просто так сломаться.
- Приближается война, и победа явно не на стороне Тёмных земель. Они жаждут уничтожить шефанго нашими руками, ослабить также и нас. Это недопустимо. Все вы видели их посланников и слышали их послание. Это насмешка над Ордой. Именно потому я отдаю следующие приказы, чтобы они не ввергли нас в резню ради своих интересов,- Крурзак на секунду замолк, обводя взглядом вождей, стараясь донести до каждого, что выполнение данных распоряжений нужно вынести в приоритет. Хотя бы на ближайшие месяцы, пока не станет ясно, каких позиций придерживаются враждующие стороны. После, они уже решат, к кому присоединиться. Сто лет назад они бы, не задумываясь, присоединились к Айканару. Ныне Тьма сказала своё слово,- Каргрел, Варок, кланы Призрачных Волков и Вырезанной Глазницы обитают на границах владений нашего народа - вам я поручаю наблюдение и патрулирование. Если в наши земли проникнет вурдалак - мы должны знать об этом тот час же. Гул'Гак,- с хрустом, орк повернулся к своему колдуну, обращая на него острый взгляд карих глаз,- ты вместе с Валдратаром и кланом Отрубленной Руки займётесь нашими землями. Каждое массовое захоронение и поле бое должно быть защищено от некромантии. В том числе и столица. Если не можете защитить их - уничтожьте. Мне не нужна армия мертвецов в наших стенах. Если потребуется, обратитесь к Зумагару, как он пробудится. Также мне нужна защита от порталов над всей столицей. Азула, Тромгар, вам я доверяю совместные работы по усилению нашей армии. Ваши кланы хорошие кузнецы в самых разных отраслях. Пришла пора объединить их в одном стремлении. И по этому счёту, как я помню, у тебя, Тромгар из Железной Скалы, были какие-то идеи. Мы закончим сегодня этот совет так, как полагает, а после займёмся своими делами. Наш народ не будет рабами мертвецов. Наш хозяин - Рилдир.
Последнее две фразы Сокрушитель рявкнул на всю залу, не стесняясь в том, чтобы его услышали и за пределами дверей. Плевать. После подобной выходки от Тёмных земель, каждый стал бы готовиться не то, что к провокациям, но настоящей войне. Хотя это как посмотреть. Если Айканар настолько туп, чтобы атаковать Орду на её землях...ну, что же. Пора его сместить.
Кроваво. Жестоко. Навсегда.

+1

30

Странная, сковавшая вождя Железной Скалы дремота всё более и более уверенно намеревалась перейти в полноценную. Эта беседа не несла абсолютно никакого конструктива, она была провокационной - и провокация по итогу состоялась. Возможно, не так, как планировал Айканар или кто-нибудь ещё из тёмной братии, но состоялась, и теперь следовало ожидать войны.
Какой бы цирк не устраивали прислужники Тёмного Властелина, следовало сохранять определённую трезвость. И слабая головная боль способствовала тому, что раздражение шло сразу и ко всем, вызывая равномерную злость, но без ярости. Зачем так вопить? Можно просто атаковать - и пусть полетят головы!
И всё же, хотя Тромгар и не был невнимательным, слова он скорее упаковывал в память, чем всерьёз участвовал в собрании, а мысли роились вокруг попыток разгадать замысел. Одно-единственное слово не давало ему покоя. И это слово было "провокация".
Получив прямой вопрос, орк спешно поднялся, слегка вытянулся, обводя присутствующих испытывающим взглядом, чтобы выиграть время. Идеи? О каких идеях может говорить вождь?
- Идеи? - переспросил орк, но с нахлестывающей интонацией, чтобы не выдать растерянность, словно собирался тут же продолжить. Впрочем, Тромгар и продолжил, - Какие могут быть идеи, Крурзак? Посуди сам. Айканару действительно нужда была Орда для вторжения в Ледяную Империю. Это ещё не значит, что мощь Тёмных Земель невелика, однако где-то на грани...
Тромгар задумался, как бы продолжить, понимая, что затягивает накал своими рассуждениями - и всё же следовало всё озвучить здесь и сейчас.
- Бессмертным свойственно недооценивать смертных, друг. Вывод один: у нас попросту нет времени. Если мы хотим сыскать славы, если ты хочешь лично вынести в своих руках голову Тёмного Властелина, то знай: каждая секунда нашей подготовки - это время для подготовки нежити. Я склонен полагать, что на нас рассчитывали всерьёз. И всё же враг не так глуп, и мы едва ли успеем подготовиться и провести разведку за время, за которое Айканар станет готов держать наш удар. Мы не знаем точного расположения сил врага, и поспешное выступление может погубить всех нас - и не в славном бою, а в безжалостно захлопнувшейся ловушке. Послушай, Великий Вождь. Мы не знаем, планировалась ли вообще война с шефанго, или же это уловка. Да, если война начнётся, то нам нельзя будет терять время - ты должен будешь срезать голову Айканару, ты, а не кто-то из этих... мужебаб. Мы с Азулой займёмся подготовкой немедленно!
Тромгар выдохнул и оглянулся, привлекая внимание паузой, но не позволяя никому ввернуть ни слова:
- Нам нужно знать о положении дел у шефанго. Они чтут кодекс, и не ударят по нам, если мы объявим войну их противнику.У них свой фронт, далеко отсюда. Пусть Война и Мор подтвердят намерения Айканара. Нам нужны шефанго. Чем раньше, тем лучше. А пока, вождь, не дай ни одному нашему собрату, ни одной крысе в порыве ярости пойти и геройски подохнуть, лишь отдав своё тело в ряды неприятеля. Крурзак, - Вождь Железной Скалы снова обратился к Верховному Вождю, - это была провокация. Нам нужно понять её цель.
Кузнец закончил речь и продолжил стоять, словно массивная металлическая статуя, ожидая какого-то ответа от вождя. Следующим жестом он собирался позвать с собой Азулу и в сопровождении всё ещё стоящего у дверей Девятки отправиться на подготовку... и по пути чего-нибудь перехватить. Чего-то непохожего на месть. Того, что можно было бы сточить горяченьким. Бульончик и кебаб из того барашка были бы сейчас лучше всего на свете.

+1

31

- Вождь, об обороне тебе не стоит волноваться, - Колдун сам приблизился к вождю и начал чуть ли не шептать ему на ухо. Гул’Гак не скрывал своих слов от окружающих, но не доверял им. Никому из них не доверял, даже в какой-то степени вождю. Лишь двоя учеников служили доверенными в этом месте. Голос старика был старчески хриплый, но в некоторых местах мелькала былая мощь. – Даже самый хилый орк стоит пяти людских. Орда сильна и предана тебе, вождь, но в отдаленных землях, почти на самой границы уже есть зерно сомнения. Есть те, кому не нравиться, что ты в открытую признаешь Рилдира нашим хозяином. Нет, вождь, подожди, - Тонкие кривые пальцы сделали плавный жест, чтобы показать, что он ещё не закончил. – Ты слишком спешишь, вождь. Не отворачивайся от своих предков.
Закончив эти слова, орк оперся о свой посох и с грохотом уселся обратно на свой стул. Дальше он говорил в открытую так, чтобы его слышали все присутствующие в зале.
- Надо разжечь костры духов. Герои древности не встанут на сторону врага, пока их потомки веруют в их. Необходимо разжечь Великие костры во всех деревнях. Вождь, - Пальцем указал на вождя орды Крурзака.  – Тебе необходимо участвовать в древнем ритуале. Мы обратимся к вождям-предкам и если они встанут на твою сторону, то армию мертвецов здесь встретит на только ТВОЮ Орду, но и всех кто был до нас. А тела… Труппы… Живая нежить, - Орк презрительно фыркнул. – Лишь марионетки в руках кукловодов. Но нельзя позволить врагу осквернить наши курганы. Там тоже стоит развести Великие костры, пока они горят, ни один павший орк не встанет на сторону врага.
Гул’Гак замолчал. Давал слово сказать другим оркам и подозвал жестом к себе одного из своих учеников. Ученик сразу понял, что хочет его учитель, он передал Гул’Гаку чашу с водой. Орк отпил из чаши и вернул ту ученику, после чего прогнал его вон. Горбатый орк осматривал каждого из участвующих в совете. И вот когда настала пауза он вновь подал голос.
- Есть ещё один способ противоборства нежити. Далеко на востоке есть древний туннель Черная Погибель. Никто не знает, что находиться в самом конце туннеля, говорят, что там живет древнее зло. Но не об этом сейчас речь. Твой предшественник, Вождь, преследовал группу отщепенцев орков, что изучали некромантию. Те орки скрылись в этом туннеле и их больше никто не видел. Против нежити эффективнее всего некроманты, клин клином вышибают, как говорят люди, - Ненадолго с хрустом в спине разогнулся Гул’Гак, после чего вновь скорчился. – Необходимо послать туда небольшой отряд. Если не быть тем некромантам на нашей стороне, то необходимо завалить туннель. Чует мое сердце, что кто-кто, а нежить точно сможет пройти в той тьме.

+1

32

Раз! Кусок вонючей головы летит по воздуху, разбрызгивая по земле капли мутной темной крови. Орочья туша с грохотом падает на баком, переваливается на спину. Вазгул с обагренным топором рычит. Зарычали и загоготали другие орки, стуча топорами по земле, когда Вазгул принялся рубить мертвую тушу. И он уже залез рукой в живот, пошарил по теплым и склизким внутренностям, перемежавшимся с осколками костей. Выбирал себе аппетитный кусочек, когда к ним пожаловал посланец Великого.
Другие называли это поединком. Вазгул называл это жертвоприношением.
Орки Вырванной глазницы поутихли, равно как и сам Вазгул, который молча выпрямился, глядя на гонца. Ни для кого не секрет, что поручения в кланы Вырванной глазницы и Отрубленной руки считались работой самой опасной.
Убивать соклановцев, не утруждая себя оправданиями вроде божественного провидения, Вазгул умел, что уж говорить про орков из других кланов…
Вазгул расплылся в улыбке.
- Гра-ха-ха! Послание от Великого! – объявил Вазгул, стоял в круге, которое тут высокопарно называли «площадью», как это принято в городах бледных.
Засмеялся, резко утих и оставил топор в голове гонца. Орки дружно захохотали вместе с Вазгулом. Топор он оставил в расколотой голове. К столице поехал на колеснице. На животных ездить тяжко, когда они рычат и норовят тебя скинуть. Никудышного наездника колесницы выручали.
Не стал утруждать себя торжественными одеяниями. Собственно, ничего кроме штанов на нем и не было, а при себе только ятаган с топором. Украшения заменяли ритуальные шрамы.
Трон был пыльным и обыденно неудобным. Заметно, что Вазгул бывал тут не часто. Впрочем, это не помешало ему развалиться, подобно какой-нибудь обзьяне, впервые приметившей стул и не вполне уверенной, как именно им стоит пользоваться.
Вазгул молчал. Более того – большую часть собрания он продремал. Настойчиво ощущал желание пробить посланцем Темных земель головы, но, о чудо, сдержал себя. Да и вожаки часто переходили на язык понятный скорее бледным, нежели сынам клана Вырванной глазницы.
И только Вазгул прикрыл свой единственный глаз, окунувшись в видения, где его старое тело пронзает нестройных ряд железных шипов, как раздался рык Крурзака.
Наблюдение и патрулирование? Вазгул промолчал. Только важно кивнул – полезный заученный навык. Создает иллюзию слепого подчинения.
- Захоронения? Гра-ха-ха! Мы то мертвецов едим, - весело, даже с гордостью, отозвался Вазгул.
Бесконечным и необъятным словесным потоком Великий и Тромгар сильно утомили Вазгула. Ему это беспокойство вообще было не понятно. Клан Вырванной глазницы не знал, что такое мирное время. Набеги на соседние селения были своеобразным обычаем. Как иначе правильно воспитывать молодняк? Надо же натаскивать его жестоко и беспощадно рубить бледных (впрочем, Вазгул иногда устраивал массовые смертельные бои между детёнышами – умилительное зрелище).
- это была провокация. Нам нужно понять её цель.
- Глаз даю на съедение, ты говоришь как чертов бледный, - насмешливо рычал Вазгул, который и людей, и эльфов величал презрительно «бледными».  Вожак Вырванной глазницы очень гордился собственными примитивностью и дикарством.
- Я вот никогда не пробовал мяса шефанго, - Вазгул коснулся языком одного из шрамов на руке. Да, тут он разодрал кожу собственными клыками. Тогда его тело отчетливее ощущало боль.
Впрочем, Вазгулу было наплевать, чьи черепа раскалывать…

Отредактировано Вазгул Багровый (10-03-2015 21:25:24)

+1

33

Стук. Стук. Стук. Сидя на троне, вождь задумчиво тарабанил по подлокотнику. Топор покоился у него на коленях, требуя крови, как и его хозяин, пылающий хладным гневом. Но несмотря на то, что он орк, а все они были подвержены жажде крови, Крурзак усмирил свою ярость, сумев выслушать достаточно вдумчиво Тромгара. Да, старый вояка говорил дело, и советы давал такие, чтобы было можно на их основе составить подходящие приказы, достойные мастерства их воинов. Вождь уже привстал, собираясь было сделать кое-какие перестановки в расположении сил, однако вынужден был остановиться, вслушиваясь в речи Гул'Гака. Старый колдун был его советником поневоле. Конечно, он обладал огромной магической мощью, но Сокрушитель ему не доверял. Как, впрочем, и Зумагару, пускай тот был проводником для воли тёмных духов и самого Рилдира. Согбенный же противник предводителя Тёмной Луны жаждал превыше всего власти. Стоило надеяться, что в этом стремлении он не обратит Великую Орду в нечто чудовищное. Но пока оба старых колдуна переругиваются между собой, можно расслабиться. До определённых пределов. Тем не менее, сегодня терпение у Крурзака было заметно меньшим, чем обычно при общении с колдунами. Сжав почти до треска легендарный топор за рукоять, орк уже собрался было высказаться, как всегда, резко и прямо по поводу того, что какие-то идиоты смеют так говорить о нём...но. Именно что но. Дальнейшие слова колдуна заставили вождя задуматься. Крепко так задуматься. Широкоплечий предводитель народа орков замолчал, глубоко уйдя в свои мысли. Его свирепый взгляд обошёл всех вождей, остановившись на одноглазом Вазгуле, что высказался впервые за весь этот долгий и нудный совет. Перестук костяшек пальцев, который совершенно машинально воспроизводил верховный вождь, стих практически мгновенно. Широкая улыбка изуродовало и без того не самое прекрасное лицо Крурзака, быстро перерастая в глухой, рычащий смех. Чего уж тут, Багровый из Глазницы был достаточно прост и неприхотлив в желаниях, не вызывая опасений у вождя. Ну, особенно великих. Так из всего совета воин доверял только Тромгару, с коим был дружен, да Азуле, которую держал на крепком поводке. Ну и, собственно, предводителю серокожих орков, обладателю одной руки-лезвия. Сегодня, очевидно, ему придётся расширить свой питомник.
- Тогда мы поступим следующим образом. Отрубленная Рука займётся разведкой, поиском старых курганов и препровождением туда шаманов Боевых Топоров и собственных. Валдратар, прошерсти столицу. Наверняка у Айканара есть здесь шпионы. Пришла пора лишить его глаз,- Крурзак не уточнял, что требуется сделать, поскольку со шпионами яшкаться - себе дороже. Встав с трона, предводитель повернулся к Тромгару и Азуле, оскалившись,- вы двое, как и было сказано, займётесь вооружением, путями снабжения и созданием новых осадных орудий. Каргрел, твой приказ остаётся неизменным. Ну а ты, Вазгул...твой клан охраняет наши границы, но именно вам я поручаю вырезать каждого чужака из нежити, кто попытается тайно проникнуть к нам. Караваны не трогать. Но я думаю, это не слишком достойное дело именно для вождя. Вазгул, я поручаю тебе и Гул'Гаку отправиться к Чёрной Погибели. Тамошние некроманты либо присоединятся к Орде, либо пойдут тебе на корм. Всё.
Орк, повернувшись, резко ударил, плашмя, по небольшому гонгу у своего трона, заканчивая на сегодня совет, отдав распоряжения. Если вожди не идиоты - разберутся. А если идиоты - им растолкуют. Сейчас следовало заняться насущными делами. Великая Орда готовилась к войне.
Вот только с кем?..

+2

34

Женщина замерла, не успев выйти из зала, когда голос раскатился по нему, сотрясая огромные своды. Это говорили Многие устами Зумагара, который в очередной раз стал проводником воли Рилдира. Это случалось не сказать что часто, но Азула уже видела и не раз такое, поэтому ничего нового для себя она не открыла. Но и как раньше она застыла, не в силах просто развернутся и уйти. Какой бы не была личная вера самки, все они был во власти темного бога, и она чтила его за дарованную ей жизнь, мне меньше чем чувствовала долг перед Крурзаком за свое положение в орде.
Азула внимательно наблюдала, сощурив глаза, за тем как шаман отметил посланника, а после отошел к вождю. Хоть она ничего не понимала в шаманстве и колдовстве, но все равно зрелище, как Великий Вождь получает благословение, перехватывало дыхание и не давало отвести они них взгляда. И лишь когда тело старого орка обмякло и рухнуло на пол, Азула смогла сделать глубокий вдох, и шумно фыркнув резко развернулась. Ей надо было закончить с конвоированием гостя, а после вернутся в зал, что бы продолжить этот затянутый совет. Перед тем, как её фигура пропала из дверного проема, женщина успела себе под нос пробурчать что-то вроде "Мы так лишимся вождя Темный луны, стоит его поберечь". Но громче и куда более небрежно Азула кинула "Я скоро", и пропала вовсе из виду.
На удивление и к счастью, Война не оказывал никого сопротивления пока его выпровождали и доставляли до гостевых покоев. Правда это неслабо расстроило саму женщину, потому что закипевшая от злости к этим нахальным мертвецам кровь, так и не получила достойную разрядку. Руки орчихи буквально чесались и тянулись к рукоятке меча, но она знала, что не имеет право на подобную выходку. Поэтому пострадал нечем неповинный слуга, который просто проходил мимо их делегации на обратном пути. Азула со всей дури ударила бедолагу ногой по лицу, да так что тут моментально отлетел в стену и с мучительным воем упал на пол. У него была сломана челюсть и щедрая половина ребер, но женщине было плевать. Она вождь, а он никто. Грязь по её ногами. 
По возвращению в зал советов, орчиха с изумление заметила, что Мора тоже и след простыл. Но судя потом, что ошметков и крови не было, вероятнее всего он вышел на своих двоих и даже целый. А вот совет не сдвинулся с мертвой точки, но вред ли все бережно ждали самку. Скорее просто ждали слово Великого вождя, к каким она как раз и поспела. Пока говорил Крурзак, женщина внимательно слушала, но при этом пробиралась к своему трону.
Но стоило Азуле только прицелиться задницей, что бы рухнуть на свое место, как речь орка направилась на неё и Тромгара. Поэтому орчиха так и осталась стоять подле своего места, не моргая смотря черными глазами на Великого вождя. Слова его были весьма ожидаемы и почти предсказаны женщиной, тем более после всех уже отданных приказов. Железные Скалы славились как лучшие кузнецы Орды, но женщины кузнец, кои имелись лишь у Огненного клинка, были весьма искусны в своем деле. "Что же, если Вождю угодно чего-нибудь нового", - подумала Азула, и уже открыла пасть дабы взять ответ, но её опередило куч народа. Вначале Гул'Гак, кои хоть и шептал по начал лишь вождю в уши, было всем ясно, что перебивать его нельзя. После Тромгар, который сказал слишком много слов, но будто бы не изменил в понимание происходящего ничего. А завершил этот "балет" абсурдный, как всегда, выпад Вазгула, который и добил терпение женщины.
-Если ты отдашь свой последний глаз, чем же ты смотреть будешь, Багровый!? - она недовольно прыснула в его сторону, но даже не собиралась заострять на нем внимание. Может она и уважала его как грубую физическую силу и знала что в бою ему нет  равных, но на совете этот дикарь смотрелся как насмешка и прямое доказательство тупости орков. Азула повернулась к Крурзаку и, приложив кулак к груди, отчеканила, - Как Вам будет угодного, Великий Вождь. Сразу после совета мы направимся ко мне, за лучшими кузнецами моего клана, и уже с ними направимся к Железным скалам, ведь его кузницы и материалы будут лучшие моих.
На последних словах женщина повернулась к Тромгару и презрительно смерила орка, который изображал из себя то ли статую, то ли вообще элемент интерьера. Вся выданная им ранее тирада почти прошла мимо самки, поскольку она не уловила в ней смысла. Нет, смысл его речей ей был ясен, но женщина не могла понять, зачем так много текста, когда им уже отдан конкретный приказ Великого вождя. Её вообще не грела мысль работать с кем-то в паре, но из всех собравшихся лучше уже этот орк, чем например тот же Глазница. Тромгар вызывал у орчихи меньше остальных резкое отвращение, хотя, как и любой мужчина доверия не вызывал.

0

35

-Вазгул, я не знаю, что нас ждет в том туннеле, потому возьми своих воинов. Туннель находиться у горы Зуб Огра. Разбейте лагерь и ждите меня у подножия. Мне же надо сделать небольшие приготовления, - Верховный колдун клана Боевых Топоров поднялся со стула и, обхватив двумя руками свой посох осмотрел всех присутствующих. Вожди всех кланов собрались вместе. Подобные собрания бывали и раньше, но заканчивались так спокойно куда реже. Обычно все подходило к тому, что один вождь обещал другому отрубить голову или какую другую расправу. Хотя все ещё впереди, наверстают упущенное. Гул’Гак перевел взгляд на верховного вождя и произнес. – Я прикажу шаманам приготовить все для ритуала. Когда вернемся, ты мне понадобишься. Постарайся к тому времени не умереть, вождь, - Конечно Гул’Гак не хотел смерти вождя. Это бы означало, что новым вождем может стать кто угодно и тогда придется втираться в доверие по новой. Нет, вождя однажды придется сместить, Гул’Гак знал, что  Крурзак слишком умный и свободолюбивый, но подходящего кандидата на его место пока нету. Шаман двинул прочь с зала совета, причем пошел так же какими-то путями во тьме, а не через главные ворота.

0

36

Реакция была очевидна. Что же, попытка хоть немного образумить присутствующих с треском провалилась. Главное - что слова достигли Крурзака, и достигли сейчас, до каких-либо скоропалительных решений. Остальное имеет мало значения. Азула, чьё стремление унижать вызывало у Тромгара мало симпатий, могла оказаться как раз наиболее понятливой из собратьев. Вождь Железной Скалы не любил долгие тирады, и последняя речь вызывала у него стойкое желание обходиться ухмылками и оскалами: предупреждающими, одобряющими, угрожающими, адресованными тем, кто, по мнению вождя, этого заслуживал. А женщина... женщина была понятливее. Ей не нужно говорить слишком много, можно и вовсе ничего не говорить, она понимает всё сама и так - на том уровне, на котором ей требуется, чтобы быть полезной. Мотнув головой, орк направился к выходу, не торопясь переступать порога, пока Азула не поравняется с ним. Девятый после некоторых колебаний вышел наружу, чтобы отдать какие-то распоряжения.
Тромгар чуял нутром: сейчас стоит изобразить деятельность, да создать моральный подъём. Грядёт война. С кем? Оборонительная или наступательная? Оглянувшись назад, на зал собрания, вождь предельно ясно почувствовал: скоро они соберутся снова. Возможно, кого-то будет не хватать. Кого? Не стоит загадывать. Очень хотелось схватить за руку Крурзака, за другую - Азулу, посетовать на наличие всего двух рук и низким, твёрдым голосом произнести: "Не нас с вами".
Нить уверенность ускользнула, когда Тромгар подумал о Зумагаре. После случившегося орк тем паче не стал бы недооценивать важность служителя Рилдира, вероятно, способного своевременным советом сделать больше, чем целая тысяча бойцов. Но рядом была только Азула, и орк рассчитывал, что та разделяет его тревоги.
И всё же тревоги тревогами, а война - это война! Само это слово захватывало и будоражило, заставляло кровь вскипеть. Настоящая война! Как же давно Орда не собиралась и не объясняла кому-то, почему её следует называть Великой. Но теперь...
"Главное - чтобы на следующем сборе никто не придержал коней," - с невысказанной кровожадностью подумал Тромгар. Хоть он и старался выглядеть рассудительным и спокойным, в душе он был орком, и чувство единство с силой, равной которой нет на всём белом свете, окрыляло его и заставляло чувствовать себя необыкновенно в своей тарелке.
Лязгая доспехами и сверкая глазами, Тромгар покинул зал совета воодушевлённым. По-солдатски меряя шаг и высоко поднимая колени, вождь Железной Скалы постепенно терял сиюминутный запал, по мере того, как зал и присутствующие там орки отдалялись. Многое оставалось внутри, но оно же требовало ответов на вопросы, которые заспанный мозг Тромгара только-то и сформулировать не мог. На передний план выходило нечто приземлённое, и присутствие рядом орчихи пропорций Азулы заставляло голодного орка сглатывать едва ли не вдвое чаще, чем обычно.
"А подкрепиться всё-таки стоит," - Тромгар старался изо всех сил думать о бульоне из барашка и лишний раз не косить взгляд на интересности Азулы. Орчиха не выглядела слишком-то располагающей, и вождь Железной Скалы не спешит совать руку в осиное гнездо, ожидая, что свежий воздух и сочная еда с костра немного расслабят идущую рядом женщину, как и его самого.

0

37

-------->Обитель Императора: Покои советницы
Неспешно брел по бездорожью дракон , не скованный в отличие от своих спутников доспехами, привычной летящей походкой скользила изящная эльфийская фигура над землей и могло показаться, что ветер все еще несет над землей чародея, пристально всматривающегося в горизонт. Его, как создание света, беспокоила тяжелая магическая мгла, нависшая над стальными шпилями, кровь и боль, которыми дышали стены, земля и обитатели Орды, алчность и злобная жадность торговцев, отчаяние пленников-рабов. Лишь редкие стихийные духи, не связанные узами злобы, орочьи шаманы и те, кто не разделял общей "политики" орков нарушали общую картину, как будто неизвестный хулиган светлой краской брызнул на написанную в темных тонах картину.
Следом шагали шефанго, где-то в стороне брела Дария, путь предстоял пусть и недалекий, но попросту неудобный для тройки с гремящими доспехами, возлегавшими на носилках и создававшими у серебряного невольную ассоциацию с небольшой кучкой трупов, что порой возвращали с полей сражений боевые товарищи. Сказывались дурные предчувствия и давившая на светлого эмоциоенталист, нальная атмосфера.
Хватит, - скомандовал себе менталист, отгораживаясь от окружающего мира и по мере того, как тускнел пред его внутренним оком внутренний мир орочьей столицы, к нему возвращалось самообладание и когда ближний к нему боец потерял на мгновение равновесие, поднимаясь на широкую дорогу с обочины, Лотир легким движением поддержал ношу и улыбкой постарался ободрить воителя, явно ощущавшего неудобство в новой для себя роли парламентера... и носильщика.
Однако же и шаманы Орды не были простофилями и воздушный удар, сопровождавший их появление, не остался незамеченным для них. На полпути к воротам серебряный, уставившись в пространство, заговорил на Ауране, языке воздушных созданий.
- Здравствуй, вольный дух, - не сбавляя шаг, "эльф" вновь начал улыбаться, ощутив подле нечто родное, пусть теперь ему и оставалось лишь уповать на магическую маскировку, что должна была представить его пред лицом Говорящих с Ветром не порождением света и переменчивой стихии, а лишь могущественным чародеем, - мы не желаем схватки и явились, как гости и посланники, - взъерошенные порывом волосы дракон поправил, смеясь игривости духа-посланника.
- Отдельные орки уже знают о нашем прибытии, - спокойнее, но продолжая улыбаться, пояснил произошедшее Дарии придворный маг, -  но не думаю, что они возьмут на себя труд предупредить стражу у ворот, - ворот, темный силуэт которых становился все больше. Приближаясь, Лотир увидел напряженных солдат, разглядывающих отряд, не слишком похожий на торговцев или наемников, ощутил недружелюбные и насмешливые взгляды молодых орков, не бывавших в схватках с остроухими и потому относившихся к остроухому с явным пренебрежением. Однако, были в ордынской стражи и другие бойцы - матерые ветераны, наставлявшие молодежь клана Боевых Топор и видавшие виды на своем веку, что с легкостью распознали в шефанго нелюдей, а в эльфе - чародея и теперь следили за приближающимся отрядом с опаской, держа оружие, предпочтительно слишком тугие для человеческой хватки луки из темной древесины и упругой стали.
Слегка кивнув командиру - здоровому бурому детине, один глаз которого, изрезанный старым шрамом, был закрыт бельмом, а борода была соскоблена явно наскоро, неровно и неопрятно, эльф подчеркнуто указал взглядом на руки, направленые в пол и находившиеся на виду у его собратьев.
Тем временем ободренный серебряным шефанго решил взять инициативу на себя.
- Посланники Ледяной Империи явились к Совету Вождей, неся слово и дары владыки Форгэла властителям этих гор.

Отредактировано Лотирлондолис (04-04-2015 07:34:05)

+1

38

Ну, да, шефанго по ордынскому бездорожью шли не так легко и паряще, как маг воздуха. Но за то и аура, специфичное атмосфера, даже не магами прекрасно ощущаемая, на воинов, далёкими родственникам которых были демоны, не давила. Как минимум, не сильно давила. Пейзаж немного напрягал - это да. Сталь, шипы, грязь. Грязь, шипы, неуловимый запах крови и чуть дальше, стоило пройти вперёд, клыкастые морды орков. сосредоточенно-злые -  торговцев, как обыкновенными товарами, так и рабами. Хотя те на  земле детей Рилдира, кажется, тоже были вполне обыкновением...
плащ она зря надела - грёбанное бездорожье и идущие сдади и чуть сбоку шефанго уже успели выпачкать тот почти до колена. Чёрно-серые цвета земли, чёрно-серые - неба. Мда. На этом очаровательном пейзаже её внешний вид, ну, просто с воином света каким-то должен ассоциироваться. Про эльфа и говорить нечего... Заявились...
Подходя ближе - нагло огибая и обходя не слишком довольных подобным торговцев и раз оступившись, хорошо хоть, магу благодаря, не упав, нетипичный "караван" подошёл и к воротам, уже чуть более интересным. Там хотя бы были орки разглядывающие их без насмешки. С опасением даже. Правда, в основном остроухого... Хех, а ведь они даже о его реальной расе не знают.
Представиться решил один из "разжалованных" до носильщика мужчина. Ладно. В принципе, Дария планировала говорить больше сама... Но ещё успеет. Будет время. Пока советница просто стояла чуть сбоку, старательно удерживая себя от желания положить руку на меч - просто морального ради спокойствия, и искря раздражением в сторону остроухого, непонятно с кем неизвестно на каком языке начавшим общаться. Прокомментировавшим, но всё равно...

0

39

- Не забывай, колдун, с кем и что ты говоришь. Ты можешь обладать магией, но на этом твоё превосходство - мелкое и незначительное - заканчивается,- тяжёлый рык прозвучал в спину уходящему Гул'Гаку. Верховный Вождь, пускай и весьма простой, но, как житель равнин да предгорий, обладал завидным слухом. Ну, не таким, чтоб прямо сквозь стены и на огромные расстояния. Но в зале совета, да ещё и рядом, вот это уже другое дело. Так что, шептания колдуна без внимания Крурзак не оставил. А уходящим вождям он лишь, собственно, кивал. Задания раздал, все приказы также будут исполнены ими. Отлаженный механизм заработал, стряхивая с себя пыль и черепа. Теперь осталось лишь подготовить свой собственный клан, разобраться со старыми делами и, в общем-то, стряхнуть летаргию с Орды. Хе-хе. Скоро, волна крови и железа захлестнёт Тёмные земли, и тогда мы поглядим, кто и кого. Впрочем, это так, раззадорить. Так, Сокрушитель понимал, что бой с нежитью будет тяжёл. Конечно, у них есть все шансы победить, но Айканар и его банда придурков не так тупа, как кажется, компенсируя недостаток интеллекта наличием мощной магии. Их шаманы, колдуны Орды смогут им противостоять, а тот же Зумагар даст прикурить всей этой братии....Зумагар. Нахмурившись, пристальным взглядом Крурзак проводил последних из вождей взглядом, прежде чем сам покинул зал. Жаровни уже тушили, двери закрывали, чтобы место сие, в общем-то, оставалось неприкосновенным до сего раза. Рабы разбегались в стороны, гонцы торопливо принимали приказы и мчались с ними как можно быстрее. Дворец оживал в этот утренний час куда быстрее обычного, и могучая фигура верховного вождя, против обыкновения, не проводила время где-то в подземельях либо вне стен, но равномерно плыла к личным покоям Зумагара. Мощный удар кулака, вождь сразу же оказался внутри без какого-либо приглашения, мрачно глядя на колдуна, коему он доверял чуть больше, чем своему собственному советнику. Всё-таки, разница между первым и вторым магами Великой Орды была налицо. Старика как-то больше уважали, да и духовный лидер, собственно говоря.
Другим словом, верховный вождь справедливо беспокоился за того, кто руководил кланом волшебников и звездочётов. Но, очевидно, зря. Ухаживали за Зумагаром на диво заботливо. Очевидно, справедливо полагали, что даже в своём состоянии он может их порвать на части одной силой мысли. Что же, Крурзак не сказал бы, что это было не так. Определённо, своеобразная смесь страха и почитания была полезной. И кормили, и укрывали, и обхаживали. Короче говоря, тут можно было не напрягаться и не мозолить задницу рядом с ним. Довольно кивнув самому себе, вождь лишь кратко перемолвился с помощником Зумагара, чтобы о нём, в общем-то, заботились и сверх того, а если тот очнётся, то незамедлительно ему, лидеру народа орков, и сообщить. С тем и вышел, оставив позади и покои, и дворец. Следовало сосредоточиться на более нужной вещи. Поднять собственный клан на, собственно, грядущую войну. Найти своих было достаточно просто, всё-таки Боевые Топоры являлись самым многочисленным в столице кланом. Обычная часть города, но больше других увитая боевыми трофеями. Собрать самый обычный совет командиров и лидеров мелких племён, либо их заместителей, и, в общем-то, воодушевив их пламенной речью, приказать готовить молодняк к войне. Ветеранов, которые уже мало могли сражаться, распределить как наставников. А всех баб, что не могли либо не желали воевать - изготавливать простые одежды и сбруи для волков, не говоря уж о сборе припасов. Всего на возведение порядка в рядах своего клана ушло так до часов трёх, так что, когда Крурзак вернулся во дворец вождей, он был устал, взмылен постоянной чередой политики, но весьма доволен. Правда, это удовольствие быстро сошло на нет, когда двое орков в белых шкурах волков встретили его у ворот. Каргреловы волки. А значит, есть донесения, да и не только, судя по окровавленной сумке.
- Тром'ка, Великий Вождь. Я, Хакон из Призрачных Волков, с посланием от вождя Каргрела,- удар по груди звучал достаточно гулко и мощно, чтобы не вызывать обычное пренебрежение при виде воинов этого миротворца. Так что, Сокрушитель достаточно невозмутимо и равнодушно встретил его доклад, как и, собственно, трофей. Тролль. Похоже, наёмник либо использованная фигура. Сухой кивок, огонь ярости в глазах. Верховный вождь сразу же отослал бойца обратно, к его вождю, с похвалой и приказом продолжать зачистку местности от падали. Что же, если повезёт, через неделю лазутчики Тёмных земель сойдут на нет. А сейчас он может вполне себе плюнуть на это дело и уединиться. Ага, счас, будто он имел на это право?
Едва дойдя до своих покоев, где его, собственно, наверняка дожидался и обед, и пара девок, даром что солнце уже вовсю пылало в зените, вновь вынужден был прервать довольный поход на отдых. Вновь Призрачный Волк, уже шаман, судя по согбенности фигуре и огромному количеству амулетов. Что интересно, вещал он о новых гостях. Снова всадники-придурки?..Нет, кто-то другой. Шефанго. Губы сами-собой приподнялись, обнажая острые клыки, а глотка уже была готова исторгнуть из себя яростный вопль, полный досады. Очевидно, это - самый хреновый день в его жизни, раз приходится принимать и нежить, и шефанго. Что же, раз уж все вожди давно разошлись, требовалось принять меры. Солидные такие меры. Резко отданные приказы, распоряжения. Подготовить помещения для красноглазых гостей - вряд ли они свалят, получив ответ, да и вождей надо будет собирать - и жрачку с танцовщицами из числа рабынь, а также вновь раскрыть помещение зала совета. Правда, пришлось заполнить его охраной в чуть большей мере, чем обычно, и даже с парой колдунов. И все как один увешаны амулетами разного производства, но в достаточном количестве, чтобы превратить жизнь любого чародея в настоящий ад. Сам же верховный вождь восседал на своём троне, сложив на колени легендарный топор Орды.
Тем временем, гонцы из крепости уже добрались до постов стражи на пути к самому дворцу, в том числе и от ворот, предупреждая и разрешая шефанго пройти. Конечно, за ними будут пристально следить и, в случае чего, порубят в фарш. Но это уже дело десятое.
Главное - просто дойти и не отвлечься на все картины жестокой жизни жестоких воинов.

+2

40

Темные стальные стены, увенчанные украшениями из костей ужасающих другие расы монстров, внушительные и функциональные, ведь в каждом осколке жила ярость побежденного врага или же частица духа победителя и все вместе это создавало атмосферу. Благодаря обилию подобных украшений, а также талисманов разной силы, делала адом любую попытку создать достаточно сложное и изящное магическое плетение и даже простые чары должны были сопровождаться воистину богатырскими усилиями, дабы возобладать действием.
А потому сейчас главным "оружием" делегации Ледяной Империи была отнюдь не драконья магия и лишь чары воздушного щита, способные отклонить метательный снаряд и ограждавшие от пыли и царящей в городе орков духоты, придворный маг считал нужным поддерживать, поскольку наложить их вновь в случае необходимости могло оказаться сложной задачей даже для него. Главной защитой, которой обладал отряд, были клинки и доспехи, мага же в случае опасности спасло бы лишь то, что вокруг было достаточно пространство для принятия истинного облика - разумеется, если при этом поднять тщедушную эльфийскую оболочку в воздух.
Диалог у ворот был достаточно кратким, а страж, направленный начальником гарнизона от ворот во Дворец попросту не мог быть настолько быстр... Лотиру пришлось признать, что он был неправ и, судя по всему, части Орды теснее сплелись и обменивались информацией активнее, чем в былые времена, описанные в старых книгах. Значило ли это, что не стоило опасаться раздора и свар среди вождей? Или на них не стоило теперь РАССЧИТЫВАТЬ? Мысли подобного характера одолевали чародея весь путь до суровой громады Дворца Вождей и пусть многих в орочьей столице смутило их шествие, серебряный не интересовался тем, что творилось по сторонам, не интересовался намеренно, делая над собой заметное усилие, опасаясь того, что то, что он может увидеть, способно помешать ему выполнить возложенный на него ныне долг.
Так и вошел "эльф" в Зал Совета, не обращая внимания на декорации и похожий более на статую, вытесанную из белого мрамора и по воле какого-то заклинателя или духа обретшую жизнь, чем на рожденного живой женщиной. Все еще не проинструктированный насчет поведения на самом приеме, он отступил чуть в сторону, сходя с пути "молодых" шефанго, задумчиво осматривая зал. Лотир предполагал, что в преддверие больших переговоров и самой войны Дария будет беседовать с Советом, а не с одним из вождей, что сидя на своем троне возвышался сейчас над ним.
Даже если он Великий Вождь, навряд ли он примет решение в-одиночку... Если только оно не было принято заранее, а нам предстоит лишь выслушать суждение Совета.
Дальнейший осмотр трона вызвал у серебряного странное сочетание скорби и торжества, которое может испытывать лишь истинный дракон, наблюдающий следы насильственной смерти другого дракона, ведь красные драконы были его смертельными врагами и далекими родственниками, чувствовавшими Альмарен столь же чутко, как и все старшие творения Амат.
Дракону не позволяли говорить и не обращались к нему, а направленные на него взгляды колдунов не светились доброжелательностью, а потому Лотир лишь безмолвно поклонился, все еще показательно демонстрируя нежелание угрожать своим поведением и излучая миролюбие и дружественную атмосферу.

Отредактировано Лотирлондолис (18-04-2015 19:14:46)

0

41

Ждать их заставили, в принципе, недолго. Подготовка к приёму не слишком обширна? Или уже готовы? Кого-то другого ждали, внутренние собрания проводили…
Дария осматривалась по сторонам, идя за провожатым, отмечая и архитектуру, и… население. Тренирующиеся воины, снущие слуги, выглядящее характерно более забито… Шаманы. Или колдуны, чёрт их разберёт. Много метала, много несуразных шипов, неприглядных пропорций. Много оружия.
Всё же, просто собирать недолго. Дария, честно говоря, рассчитывала на разговор если не со всеми вождями, то хотя бы с большей частью, но в тронном зале был только один, хотя и впечатляющий орк. Выше, скорее всего, Дарии, хотя и не скажешь точно пока сидит. Мощнее. С топором на коленях. Где-то в другом месте воспринялось бы как недружелюбие, но тут…
И стража, несоразмерно для помещения много стражи. Воинов, магов. Хех. Женщина чуть расправила плечи, мысленно улыбаясь. Высоко оценили. Приятно. Сама советница имела из оружия только богато украшенный, церемониальный меч. Белоснежный плащ, чуть испачкавшийся в грязи на мрачном фоне орды смотрелся аляповато, нагло и чуть смешно.
- Приветствую, Великий Вождь, - сделала Дария неглубокий, изящный реверанс. Глубоки й в неполном доспехе в любом случае делать сложно, да и… Она тоже не девочка на побегушках.
- Дария - военный советник империи шефанго. Я пришла в вашу столицу обсудить вопросы будущей войны и возможного альянса, Великий Вождь. Предлагаю оркам принять эти дары, - женщина рукой сделала знак спутникам, указывая тем вынести носилки вперёд, ближе к вождю, и сняв с пояса кошель с драгоценными камнями, сама положила его на носилки, досадуя об отсутствии вождя-женщины, с расчётом на которую мешочек брался, - В знак уважения и серьёзности нашего желания сотрудничать.

Нервирует немного обстановка, нервирует. Переговоры при толпе вооружённых зелёных громил... Ладно.

0

42

Нежить и шефанго, прибывшие в один день. Совпадение ли это? Иные бы сказали, что да, но Крурзак достаточно жил на этом свете среди интриг и коварства, чтобы понимать - нет, никаких совпадений не бывает. Сразу же после нежити прибыли северные соседи, с которыми у Орды было весьма мало контактов, в основном из-за того, что переться в ледяную даль никто не желал, чем бы ни манили. Гораздо проще было перебраться через Скалистый хребет гор или же к землям мертвецов, нежели...вот так. Определённо, во всех событиях, ну, по крайней мере в появлении послов от обеих сторон, чувствовалась чья-то мастерская рука. Будто направляющая, сталкивающая фигуры меж собой. Орку это не нравилось, но, пока что, приходилось играть по правилам. Занять нейтралитет они не могут. Орда и так послала на несколько букв Айканара с его швалью. А если ещё и Ледяную Империю...Нет. Оставаться в стороне они не могут, да и ему бошку открутят, коли такое событие пропустят. Хотя искушение атаковать ослабшего победителя и разбитого проигравшего было огромным. Но так дела не делаются. Надо выбирать.
Верховный вождь с невозмутимой миной, выработанной годами, наблюдал за пришедшими гостями. Что забавно, ими руководила женщина, достаточно высокая, чтобы некоторых из рубак накрывать своей тенью. Но не Сокрушителя. Воин, сидя на троне в достаточно непринуждённой позе, не мигая смотрел на шефанго. Однако, он удостоил и иных гостей взглядом. Охранники, носильщики. Типичный расклад. И один маг, если уж посудили верно шаманы. Что же, даже если так...Столица - хорошо укреплённая крепость. Любые войска, рискнувшие осадить её, утонут в крови, едва подойдут к первой линии укреплений. А от магии...хе-хе, сейчас отменные колдуны уже закрывали окрестности от телепортации, чтобы не получить десант на свою голову. Так что, определённо, этот типчик должен уже чувствовать себя не в своей тарелке. Тем не менее, Крурзак сосредоточился именно на говорившей посланнице. Военном советнике даже. Хе, интересно. Очень даже. По крайней мере, говорила она достаточно просто, а не вычурно и изысканно, как сказывали посланники Тёмных земель. Забавная игра.
- Кровь и честь, воительница шефанго. Великая Орда и я, её вождь, приветствуем тебя,- прорычал на всю залу орк, поднимаясь с трона и беря топор в левую руку, исключительно из нежелания оставлять его на троне. Гигант сделал один-второй шаг вперёд, оставаясь всё также на возвышении, но уже ближе к посланнице, чтобы можно было говорить, не рвя глотки, хотя в тишине Зала Вождей можно было хоть шептать, всё равно расслышат. Тем не менее, Сокрушитель решил именно так, а сейчас лишь ударил себя правой лапой по груди, издав гулкий звук. Обычное формальное приветствие. Орки интриговали, плели козни, но даже самый закоронелый колдун оставался простым существом, не любящим излишние формальности и церемониал. Вот и Крурзак предпочитал начинать сразу с дела,- ты прилетела на крыльях ветров войны, воительница? Это не новость - война уже постучалась в наши двери. Ты не первая, и, явно, не последняя, кто просит помощи от Орды. Но ты знаешь, как следует просить. Орки принимают твои дары, военный советник, без каких-либо обязательств и требований, лишь как дар и проявление твоего желания говорить.
Орк согласно и глубоко кивнул, принимая такой дар. Конечно, размеры у доспехов те ещё, но сама технология их создания дорого стоит. Выжимай выгоду из любого - залог долгого правления. Пара рубак, помедлив, подошли к носильщикам, принимая у них ношу, но не унося её куда-то вдаль. Нет, лишь отложили в дальний угол, чтобы и не мешала, и можно было наблюдать. Вдобавок, слуги вынесли два кресла, поставив их на возвышении рядом с троном Верховного вождя. Конечно, это были не архиудобные седалища, но они были достаточно просторны для толстых задниц орков. А на остальное грех жаловаться. Сокрушитель вернулся на свой трон, указав топором сперва на Дарию, а после на её мага-эльфа.
- Я буду говорить с тобой, советница, и с твоим магом, что пахнет силой, не схожей с той, о которой грезят колдуны. Твои слуги и стражи могут сидеть на полу и слушать то, что ты говоришь. Как и я со своего места,- возложив топор вновь себе на колени, Крурзак, вождь клана Боевых Топоров и всей Великой Орды, откинулся на спинку трона, подперев подбородок левой рукой, правой же слабо постукивая по железным подлокотникам.
Карие глаза вождя неотрывно смотрели на военного советника шефанго, ожидая её слов.

0

43

Дождавшись момента, когда советница устроится на предложенном месте, дракон занял место по левую руку от нее. Решение о "рассадке " было принято неосознанно, по заветам отца, что вбивал в голову юного тогда серебряного, что пусть и считается, что ближайший соратник должен занимать место по правую руку, это не повод для того, чтобы ограничивать замах правой руки воина. Сидя же в кресле, миниатюрный на фоне окружавших его орков "эльф" непринужденно и аккуратно поднял руки от далеких подлокотников, позволяя колдунам наблюдать его кисти и начал говорить. Как оказалось, именно магу предстояло "подготовить почву" для предложений военной советницы Ледяной Империи и пусть сам серебряный не верил, что их слова способны изменить решение, что уже претворялось Ордой в жизнь.
- Мы пришли с миром, чтобы говорить и предлагать и пусть Ветер отринет меня, если решу я навредить хозяевам этого места без угрозы безопасности тех, кто вверен мне Императором, - произнес он тихо и быстро, дабы подобным заговором ослабить негативное внимание к своей персоне и продолжил уже громче, обращаясь к Сокрушителю, - действительно, крылья недобрых ветров привели нас к твоему дворцу, Вождь, но мы пришли не чтобы просить, но чтобы обсудить изменения, что захлестнут этот мир и наше место в нем. Как вам, несомненно, известно, новый владыка нежити отличается честолюбием, что затмевает само солнце и потому считает, что способен перекроить мир по своей мерке. Шефанго некроманты считают глупцами, не способными не только к магии, но и к тактическому мышлению, раз растрачивают свои силы на поднятие легионов бесполезного мертвого мяса, что завязнет в снегах и льдах, да на горных перевалах, а орков, боюсь - мясом для передовой, способным погибнуть дважды, тем самым позволив Айканару вернуть то, что было потеряно из-за слабости и глупости их учителей и учителей их учителей.
Звонкий голос дракона все громче раздавался по огромному залу и Лотир надеялся, что его слова заставляли орков задуматься и вспомнить саму суть некромантии, ремесла, что учит пренебрежению к живым войнам, что делает кровь холодной, а мысли - и того холодней.
- Ледяная Империя, в отличие от них, помнит, что такое честь воинов и не желает прикрываться детьми Рилдира, как щитом, - с этими словами дракон достал большую бутылку из зеленого стекла с красной печатью на пробке и протянул ее Крурзаку, рассчитывая, что кто-то из слуг передаст орку дар мага, - и мы готовы оказывать всяческую поддержку тем, кто встанет с нами плечом к плечу, дабы наказать наглеца. Это - кивнул он в сторону бутыли, - желчь ремораза, мазь, что согреет почти в любой мороз и защитит от сильного холода - мой личный дар тебе, Великий Вождь, как приглашение на север, туда, где живут те, что могут стать верными союзниками Орды. Но, - улыбнувшись, заметил эльф, - мне остается лишь извиниться за длинные речи перед вами и позволить, наконец, советнице исполнить свой долг.
Надеюсь, что Дария не изгонит меня по возвращении домой. На моем фоне она должна выглядеть еще более практичной, не так ли?

0

44

Дария заняла предложенное место, по дороге к нему обдумывая ситуацию, обстановку, слова вождя. Ну, всё не так уж плохо. Странно, но не плохо. Кажется. Решение уже принято? Или информация Ледяной Империи устарела и нынешний великий вождь сумел добиться возможности и права принимать что-то судьбоносное единолично? Или это просто игра, смысла которой пришельцы не видят?
Ладно, стоит думать не об этом. Странности странностями, но если она ничего путного не скажет, то даже лучший для них вариант станет провалом. Маг потянул время приветственными речами, давая возможность обдумать советнице вещи по практичнее. Что делать? Что им делать вместе, будет звучать вернее? Форгэлу, не глядя на всё Дарии уважение, в этот момент, наверняка, невыносимо икалось, но, демоны вас побери, что это всё значило? Отправили союзников находить, называется. Без подготовки, без обсуждений. «Я его послал, я его послал! Послал, послал, послааааааал»  - внезапно вспомнилась строчка из одной песни, но её пришлось выбросить из головы. Собраться. Импровизация, ну, значит импровизация.
Дария чуть обернулась к волшебнику, чтобы мимоходом благодарно кивнуть и окончательно сформировать в голове какие-то связные предложения. Кто тут военные советник, посланец Ледяной Империи? Кто обязан лучиться уверенностью и, желательно, силой? Женщина чуть наклонилась корпусом вперёд, подаваясь к вождю, и начала говорить. Не слишком громко, далеко не так звонко и пышно, как предыдущий оратор, но уверенно и так же взвешивая свои слова.
- По части сказанного магом я немногое могу добавить, Великий Вождь. Тёмные Земли слабы, но при этом ни в меру честолюбивы, и законы Рилдира, забытые некромантами, им уже давно не помешает напомнить.  Мэтр так же прав и в другом – мы пришли не просить, но предлагать и обсуждать. Я думаю, вы осознаёте, что Тёмные Земли проблема не только шефанго, нанести по ним удар сейчас в союзе с Ледяной Империей было бы не худшим вариантом для Орды. В особенности, если та желает расширять свои владения.  Я   убеждена, что ведя военные действия совместно, мы будем вразы сильнее, чем по-одиночке. Наши войска не слишком мночисленны, но крайне мобильны, а так же имеют более чем тысячилетний боевой опыт  и великолепное снаряжение. Отряды следопытов могут выжить практически везде, и устроить много весёлого впереди воинов. Воздушные корабли устраняют наши  и ваши проблемы со снабжением воинов продовольствием. Так же, вы сами понимаете, что это прекрасное средство экстренной эвакуации. Мы не владеем магией и крайне мало магов имеем на службе, так что будем рассчитывать на магическую поддержку ваших колдунов и шаманов. Особенно неплохо было бы организовать хорошую связь, но это вам стоит обсудить с мэтром Лотирландолисом. Возможно, вам известно, что в прошлом Империя уже успешно воевала с нежитью – мы располагаем знаниями и опытом. Мы помним о чести, ценим сражения и не имеем привычки прятаться за чужими спинами.
Дария откинулась на спинку, подводя итог долгой речи.
- А сейчас мы предлагаем Орде союз, Великий Вождь, и хотим услышать ваше мнение по этому поводу.

0

45

Стук-перестук. Орк слушал, внимая без прерываний, без слов. Молча, холодно, осознанно. Разум его был подобен топору, что мягко пел при любом движении свою жестокую песнь смерти. Выверенный, точный, осторожный. Политика не была похожа на открытый бой. Засады, ловушки, хитрые манёвры. Большинство слишком тупо - большинству нужна лишь цель. Вожди, их совет, является голосом всей Великой Орды, её мозгом, её сердцем. Но он, великий вождь, их голос, их лицо, олицетворение всего лучшего, как бы это пафосно ни звучало, что было в орках. Сейчас он не прерывал ни речей мага, ни слов советницы-шефанго. Лишь плавно кивнул, принимая дар через слугу. Бутылочку с зельем поставили на ближайший столик, где её после, несомненно, исследуют несколько колдунов, весьма заинтересованных в любимых алхимических составах, даже таких простых, как могло показаться на первый взгляд. Но заботы магов сейчас мало касались Крурзака, перед ним стояли другие, более трудные задачи. Несмотря на вычурность и излишнее количество слов, сказанное эльфом ему нравилось. Несмотря на...кхе, разные взгляды и позиции в мире, слова шефанго ему нравились. Их сторону он был готов принять, так или иначе, поскольку нейтралитет не является возможным для Орды в нынешних условиях. Вопрос лишь в том - примут ли другие вожди. Тут требуется что-то больше, чем простые прелести военного альянса. В задумчивости постукивая по подлокотникам кресла, Сокрушитель, подавшись вперёд, наконец откинул излишнее молчание, глядя и на Дарию, и на Лотира.
- Я знаю всё то, что вы сказали, притом оба. Тёмные Земли уже предлагали нам бесславную смерть на их стороне, использовав для убеждения половину своих...Всадников. Они предложили малое, но потребовали многое, стараясь закрыть свою слабость. Да, некроманты слабы. Их сила - в их же магии. Они не знают, что такое настоящая война. Мы и вы - знаем. Наш союз имеет свои плюсы и свои минусы. Но главным минусом для меня является удалённость Ледяной Империи,- Крурзак прервался, кивнув одному из слуг. Тот, поняв всё сразу, опустил один малоприметный рычажок. С звоном и скрежетом, часть стены, излишне гладкой, по левую руку от великого вождя обнажила в себе тайну - часть секции перевернулась вокруг своей оси, и теперь вместо голого металла красовалась отменно выполненная карта северного Альмарена. Вплоть до владений шефанго, и до самого края Тёмных земель за теми местами, где властвовала нежить, аж до вулканических владений древнего дракона. Великая Орда красовалась точно посередине, между шефанго и некромантами, притом ко вторым она была ближе всего. Конечно, тут не были отмечены все крепости орков, только общеизвестные, которые они и не скрывали, либо же чья безопасность была столь высока, что взять с наскока не представлялось возможным.
- Мы ближе всего к Тёмным землям, и в случае начала военных действий орки станут щитом для шефанго. А я очень не люблю, когда нас используют, как живое мясо. Как же ты исправишь эту ситуацию, советница? Порталы, ваши волшебные корабли достаточно быстро доставят вас к нашим границам, чтобы укрепить их? Я спрашиваю так потому, что знаю - вожди согласятся вступить в этот военный союз, лишь зная, что их не будут использовать. Конечно, помимо трофеев. И тут возникает ещё один вопрос, из целого множества, что ждёт вас обоих сегодня. Чего хотят шефанго? Только наказать некромантов? Вы сидели тысячи лет на своих ледяных скалах, а сейчас решили внезапно обратить свой взор вниз?
Последнее орк буквально прорычал, вставая с трона и держа в руке топор, тенью своей накрыв обоих посланников. Не столько, чтобы запугать, но оказать своеобразный психологический эффект. Одно дело - море болтовни. Другое - тщательно подобранные, сжатые слова. Крурзак говорил то, что думал, предпочитая использовать правду в этих переговорах. Вождь не сомневался, что после брошенного совету оскорбления от лица Айканара, притом столь наглого, Великая Орда никогда не встанет на позиции нежити. Во всяком случае, только через пять поколений, да и то вряд ли. Однако...однако он не мог вот просто так взять и сказать, что они даже жаждут этого союза. Воевать одним не с руки, а с этим мистическим флотом ледяных ребят...они могли бы натворить делов. Некроманты были полными придурками, если не брали в расчёт этот огромный простор для диверсий, которые открывал воздушный флот шефанго. Орда знала. и потому трезво оценивала свои силы. Хреново будет повелителям нежити, если эти обе нации воинов заключат союз.
Очень хреново.

0

46

Ей тут не нравилось. Жарко, душно. Возможно, это даже не температура, а лишь какой-то психологический эффект - возможно, но дышать советнице было неприятно и трудно. Запах крови и пыли, казалось, потихоньку пропитывал доспехи и волосы. Странное ощущение - застоявшееся, липкое и приторно-режущее поселилось в груди и зудело на коже. Раздражало. Напрягало. Отвлекало. Вот именно сейчас  женщине предельно не хватало её  "ледяных скал" с обжигающе-холодным, кристально чистым от вони и магии воздухом.
- Уберите стражу. Я посол, а не лицедей, распинаться перед толпой. И тем более я не враг, от которого стоит отгораживаться таким количеством воинов.
Может и нагло - кто его знает обычаи этих орков, но десятки тел раздражали. Может тут без них хоть немного проще дышать станет? Советница уже слабое головокружение начинала ощущать.
Карта была красивой. Впечатлила. Механизм, правда, попахивал пустыми попытками произвести впечатление... Или желанием сэкономить время и силы, требуемые обычно на раскладывание и закрепление. У людей или эльфов Дария поставила бы на первое, у орков, скорее... Хех, да на всё тоже первое. Впечатление, впечатление. Пафос, такой же как и все эти бесполезные, нагромождённые в неадекватных количествах шипы. Хотелось домой в Агарду, но Орда Империи была нужна. А значит придётся и дальше распинаться.
Только побереги Рилдир советницу от необходимости потом повторять это перед другими вождями.
- Щит необходим для обороны, Великий Вождь, а Империя планирует нападать. Если мы разыграем партию грамотно, то никаких шансов перейти в наступление о Тёмных Земель не будет. Само собой не стоит заявлять о нашем союзе сразу - мы с мэтром намеренно добирались сюда с максимальной скрытностью, чтобы иметь возможность сохранить тайну ещё хотя бы месяц-два. Навряд ли за это время на Орду нападут, ведь если война с Империей дело решённое, то с вами нейтральность для тёмных выгодно сохранить хотя бы до "победы". Для нас с вами это возможность подготовиться - перенести войска, заготовить окончательно продовольствие, сгруппировать отряды. А уже после, совместными мобильными соединениями, нам важно первыми нанести удар. Некроманты не имеют регулярного войска нежити и основная наша тактика сведётся к тому, чтобы они и не смогли его поднять. Будем действовать мощно и быстро - до защиты дело не дойдет.
Конечно, это было достаточно обще. Конечно, женщина сказала не так уж много конкретики, не раскрывая хорошей части вещей, известных от прошлых войн и нынешней разведки. Да. Но это ведь и не военный совет. А какой идиот вскроет все карты перед, возможно, ещё и не союзниками?
- Ледяную Империю полностью устраивают её "Ледяные скалы" и слезать с них мы не планируем. Основная наша цель в этой компании дейстивительно просто обеспечить свою безопасность... Ну, и развлечься, само собой разумеется, - усмехнулась женщина, выпуская наружу весь азарт истосковавшегося по хорошей войне стратега и бойца. - Это не значит, что мы в принципе не заинтересованы в трофеях, но как минимум земли нас не занимают.

0

47

- Зачем мне отгораживаться от воина, с которым я счёл бы за честь скрестить топор, советница? Ха. Тебя уважили присутствием стражи, показывая, что к тебе относятся серьёзно, и ты ещё смеешь мне тыкать, в МОЁМ дворце?- вспыльчивый характер дал себя знать, раздражение внезапно прервалось через маску спокойствия. Хотя, конечно, посланники Тёмных Земель уже изрядно расшатали границы его терпения, и дольше терпеть насмешки Крурзак не собирался, по крайней мере первые две недели. Это уже позже, он вновь обрастёт ледяным панцирем, защитившись от всех и вся за невозмутимостью. Но сейчас, холодный и яростный воин кипел от ледяного гнева, часть коего и обратил на шефанго. Пше. Не стоит вести себя, как неженкам. Презрения на лице прочитать вряд ли было возможно, но в самой манере выражаться и двигаться, во взгляде. В общем, понервничать было достаточно повод.
Смерив долгим взглядом шефанго, вождь всё-таки усмирил свою ярость, вынуждая разум вновь взять управление над чувствами. Он уже послал нежить на одно место многократно. А вот с Ледяной Империей...нет, союз был выгоднее, но он не желал быть живым щитом для северян в их войне с мертвецами. Не желал, чтобы Орда стала разменной монетой. И он этого не допустит. Любыми средствами. Свой народ он не променяет ни за какие блага. И потому, желал ему блага, даже сейчас, когда, в общем-то, уже был готов явно принять...союз с северными жителями ледяных скал.
- Земли? Ха. Территория нежити - мёртвая пустошь, на которой ничего не растёт, ничего не рождается из их недр. Они не нужны Орде, лишь незатронутые смертью территории и трофеи. Очищение огнём...да, это будет разумно,- орк шагнул вперёд, мимо своих гостей, прямо к карте, проводя рукой вдоль одного края, пограничных земель с мертвецами. Конечно, у Орды были крепкие рубежи, которые неожиданно не возьмёшь даже в мирное время. А мирное время у суровых воинов длилось недолго, они всегда были готовы убивать и сражаться. Значит, месяц или два у них есть на подготовку. Но, так или иначе, следует донести до остальных все выгоды союза. Возможности альянса с Ледяной Империей были...многообещающими. Не только ради расправы над нежитью, нет. Следовало смотреть дальше, чем могли себе позволить те, кто стоял ниже него. Крурзак ухмыльнулся самому себе, прекрасно зная, что, на соответствующих условиях, шефанго предоставят много преимуществ для Орды. Выгода была прямо повсюду. А потому здоровый даже для его народа воин, хмыкнув, развернулся довольно быстро к гостям, не предаваясь долгим размышлениям.
- Я услышал твои слова, советница. Ты умеешь говорить, как подобает воину. Но судьбу нашего возможного альянса решать лишь совету вождей. Через три дня мы соберёмся во дворце, закончив свои...личные дела. Я донесу до них к тому времени твои слова и своё мнение по их поводу. Тебе не придётся распинаться. Лишь отвечать на вопросы. И если Ледяная Империя хотя бы вполовину вежливее посланников Тёмных Земель, то ты можешь рассчитывать...на многое,- выражение невозмутимости на лице, но глаза, полные острого любопытства, были направлены непосредственно на женщину, изучая и оценивая.
Даже если ты выиграл, всегда жди неожиданного пинка от судьбы.

0

48

Гронн'гош стоял в одной из башен духов. Орк только что вернулся из очередного набега, вернулся с добычей и не следовало забывать своих покровителей. Орк стоял вознося молитвы духам за помощь в походе. Когда были совершены все обряды, что бы показать свое уважение к высшим силам, Гронн отправился во дворец, что бы лично доставить часть добычи в казну Орды. И тут ему сказали, что сегодня в Орду прибывали послы Темных Земель. Гронн рыкнул, подавил желание снести голову ближайшему существу и, помянув недобрым орочьим ругательством послов, немедленно отправился к Залу Вождей, что бы узнать, что предложили посланники мертвецов. Вход в зал был закрыт, однако стоящая там стража, сказала ему, что послов нежити выпроводили и провожали такими взглядами, словно их казнь была делом недалеким и крайне желанным. А когда Гронн узнал что ради прохода в зал, вампиры применили свой гипноз на страже, то его ярость ещё более вскипела.
Да как они посмели!?, = мысленно возопил воин, сжимая кулак с такой силой, что стало возможный разглядеть самые мелкие мускулы кисти, - Самоуверенные мешки с гнилью! Кем они себя возомнили, что бы показывать свою силу здесь!? ЗДЕСЬ!!! Будучи послами, вести себя будто хозяева этого дворца!? Немыслимая дерзость!, - мысли роились в голове воина, а в душе возникло желание найти и порубить в куски этих самых послов. Однако усилием воли он заставил себя успокоиться. Великий Вождь сохранил им жизни, значит им еще не пришло время умирать.
Однако в зале был кто то ещё. Стража на входе не знала и Гронн задумался над тем, что бы войти. Его не звали, однако его не было в столице, а о его возвращении никто ещё не мог сообщить. Так что возможно ему и следует там присутствовать. Говорить он конечно, если и будет, то очень мало, ибо переговоры - дело Великого Вождя Крурзака Сокрушителя. Но если дело касается всей Орды, то оно касается и Гронна. Особенно если дело касается будущей войны, запах которой уже просто витал в воздухе. А что бы не понять, что переговоры касаются войны, нужно быть глупее чем щенок варга.
Подумав, Гронн решил что решать о его присутствии  в зале - воля Вождя и не стоит утаивать свое нахождение во дворце. Поэтому он сказал сообщить о своем возвращении.
В зале вошел один из воинов стражи и сказал, - Вождь Крурзак. Гронн'гош сообщает о своем возвращении и спрашивает, должен ли он явиться к тебе?

0

49

От этого "Тебе не придётся распинаться, лишь отвечать на вопросы" советнице стало невыносимо тошно, хотя, по мнению вождя это, видимо, должно было её порадовать, да? Возможно, она просто устала. Да, наверное, устала. Она далеко от дома в душном и пропахшем непонятно чем помещении, в городе, где кровью и сталью воняет сильнее нежели чем-либо другим, вынуждена "распинаться" перед вождём короткоживущей расы, доказывая, что пришла не униженно просить. Восторг, просто восторг. Ах, да, для полного счастья - солидная часть её судьбы и, в частности, возвращения в Агарду, зависит от непредсказуемого светлого мага, возрастом с её внука и имеющим реальные основания её не любить. Превосходно.
И права показывать свою хандру у неё нет. Вождь сочтёт слабостью, что повлияет на возможность союза; свои будут удивлены и обескуражены, потеряют часть доверия, что нам совсем не нужно. Маг... Что там подумает маг нам, в принципе, дела быть не должно, но почему-то есть. Почему-то, его уважение нам тоже сейчас чертовски важно. Почему-то, от одного присутствия моральных сил становится как-то больше. Даже перспектива перекрёстного допроса этими варварами не кажется такой гадкой, если маг будет стоять у неё за спиной.
Магичит, чёртов остроухий, - подумала женщина со смесью раздражения и благодарности, - ну и бесы с ним.
- У нас считают, что вежливость не менее важна для достойного воина, чем честь, Великий Вождь, - дежурно улыбнулась Дария, поглаживая подлокотник стула. Единственное позволенное себе проявление усталости и стресса, - Если дело за ней, то у нашего с вами союза не возникнет проблем.
Явился кто-то. Намёк, что у других тоже есть государственные дела? Что не стоит мешать?
- Если вам требуется три дня, то я хотела бы попросить на это время о каком-то приюте в Орде. Мы можем, конечно, вернуться домой, но переходы через весь  континент не лучшее с точки зрения конспирации решение. Я предпочла бы остаться ожидать Совета здесь, если это не вызовет у вас возражений.
Вообще, от мыслей о трёх днях тут, конечно, становилось скорее тошно, чем сильно весело, но это уже детали. Совсем неважные детали.
А чем у них тут можно заняться?

0

50

Начало игры!

«Скалистые горы. Я просидела в заточении под ними тысячи лет, а теперь возвращаюсь сюда. Какая ирония.» Повозка, в которой ехала демонесса медленно плелась по горной дороге, ведущей к Столице Великой Орды. Конечно, попасть туда можно было как угодно, но подкупить одного из торговцев везущего товар в эти суровые края, ей показалось самым рациональным. Не влетать же на собственных крыльях в город, переполненный тысячами бравых воинов, готовых убить любого, кто посмеет нарушить границы стен без приглашения. К тому же судя по слухам, орки переживают не лучшие времена после войны с Темными Землями. Не смотря на успех компании, все же потери были. Так что не стоит тревожить лишний раз этот воинственный народ. Но это не значит, что их вождь не выслушает вполне интересную идею.

Да, Гула ехала в Столицу не просто так. У неё был план, местами коварный, местами извращенный, но весьма эффективный, по крайней мере, самой демоницы. Нет, она не жаждала власти, как большинство её собратьев. Десидия просто хотела воскресить, вернуть ту былую мощь темных народов. Завоевывать, уничтожать, увеличить влияние, а так же уничтожить всех людишек, которых она так ненавидела и призирала. Но мы откланялись от темы. Конечно, все это можно было провернуть самой, начав крушить города один за другим, ввергая в хаос светлые земли. Только вот после того, как её заточили в камень бравые маги, девушка начала осторожничать. Так что на этот раз она решила найти себе союзников. Сильных союзников. Которые бы могли скрыть или успокоить в пылу сражения саму демонессу. Конечно, Гула не могла точно знать, согласится ли вождь пойти в наступления на восточную часть Альмарена. Но как говорится, «попытка не пытка». По сути это был её единственный шанс, ведь, по мнению Десидии шефанго ей не подходили. Остальные же были недостаточно сильны.

Наконец-то повозка подъехала к огромным железным вратам, которые являлись входом в неприступную Столицу Великой Орды. Подождав пока торговец договорится о том, что бы караван пропустили. Они отправились дальше вглубь города. Правду люди и нелюди говорят об этом месте «Непреступная крепость, выкованная из железа и камня». Огромные улицы, повсюду стоят осадные орудия и грозные орки с топорами на спине, небо черное от дыма кузниц, повсюду слышен грохот метела. «Прекрасный город, а еще больше мне нравится этот народ» - подумала про себя Десидия осматривая все из под капюшона черного плаща.

Когда же караван остановился, демонесса рассчиталась с торговцем и отправилась к крепости самого вождя. В одном из удобных переулков она вильнула за дом. После чего активировала кольцо-артфект, превращаясь в статную мускулистую молоденькую зеленокожую орчиху с выдающимися формами в области груди и бедер.  Её черные, словно смола  волосы были заплетены в длинную косу, изо рта выглядывали два небольших клыка, аккуратненький носик и зеленые глаза с кошачьими зрачками, которые Гуле не удалось скрыть иллюзией. В прочем, она надеялась, что никто не придаст этому особого внимания. Из одежды предпочла кожаные повязки, которые достаточно скрывали все прелести тела, но в то же время выглядели весьма соблазнительно.  Она вернулась обратно на дорогу, которая вела к крепости и потихоньку пошла, как бы примеряя и испытывая свое новое тело.

У главного входа стояли два стражника, Десидия вильнула бедрами и уверенным шагом пошла к ним, пытаясь сразу же войти в здание.
- Стой! – один из зеленокожих останови ее, перекрывая дорогу секирой. – Куда собралась?
- К вождю! С сегодняшнего дня, я его новая наложница! – она резко ударила по секире, показывая свою силу, но немного переусердствовала и та вылетела с рук орка.
- Надеюсь, я понятно выразилась?! – её зеленые глаза сверкнули искрой злости на второго.

Тот и слова не посмел сказать, а демоница продолжила свой путь. Дальше особых преград не было, правда, пришлось потратить немного времени на поиски этого самого вождя и того, где он находится. В остальном же маскировка себя полностью оправдала. Как только девушка зашла в зал, она преклонила колени перед главным орком этих земель. После чего выпрямилась в полный рост и начала говорить.

- Здравствуйте, Вождь. – иллюзия начала спадать, отклеиваясь словно шкура змеи, а потом рассеиваясь магической пылью. Буквально через секунду, вместо зеленокожей орчихи, стояла элегантная эльфийка в черно белом платье.
- Меня зовут Десидия, и у меня к вам предложение, – она снова поклонилась, теперь уже в своем человечьем обличии.

Отредактировано Десидия (04-10-2015 23:20:08)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ЗЕМЛИ ВЕЛИКОЙ ОРДЫ » Столица Великой Орды†r¤