http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ДОЛИНА АЛЬКОАТА » Чаща


Чаща

Сообщений 1 страница 50 из 127

1

http://rc.foto.radikal.ru/0708/bc/a431257e37ae.jpg

0

2

<---- Берег реки

Утром, когда сборы были закончены и лошади оседланы, путь было решено продолжить к дому Рены. Вернее это Флеурис так решил, словно бы согласился, так и быть, после долгих уговоров. Может быть, понадеялся, что одолжение с барского плеча настолько не понравится айрэс, что та плюнет и передумает. Раздраженный демон - плохой советчик даже для самого себя. А если у этого раздраженного демона еще и мнение меняется по сто раз ко дню, то чего-то определенного от него ждать было нельзя. Скорей всего, Флёр повел себя так лишь для того, чтобы дать понять, что они повернули к дому Рены не потому, что она добилась своего, а потому, что так захотел демон. И он в любой момент может передумать.
А еще, быть может, у Флеуриса была какая-то тихая зависть к айрэс, ведь у нее есть дом, есть, куда можно вернуться, где отдохнуть. А у самого демона ничего подобного нет. Был когда-то дворец, который на протяжении многих лет обустраивался и облагораживался, куда Флёр со всех концов света свозил произведения искусства, редкости, книги, сувениры. Но потом... пришлось решиться на очень серьезный шаг, и дом, столь любимый демоном, стал жертвой залога его дальнейшей спокойной жизни. Теперь Флеурис думал, что выходит, раз они с Реной снова встретились, снова вместе - в каком бы то ни было смысле, то эти жертвы оказались напрасными. С другой стороны, зависит, как будут развиваться отношения с Реной дальше. Что уж говорить, Флёр не мог быть уверен даже в том, что случится через пять минут и какая идея придет к нему в голову. А думать о будущем - глупо и вовсе.

День прошел спокойно, Кирран и Рена болтали как старые подруги, а Флеурис не вмешивался, отвечая только тогда, когда к нему обращаются. Он выглядел уставшим, что так и было, впрочем, и ему так было лень вести беседы, что он предпочитал периодически даже дремать в седле. Несколько коротких привалов за день ничего не изменили в его поведении. Из вчерашнего язвительного и грубого хама демон превратился в апатичного безмолвного спутника, согласившегося со всем по умолчанию. И когда услышал, что до дома осталось ехать совсем недолго, то лишь коротко выдохнул.

0

3

Берег реки. ------------>

Флеурис всю дорогу был молчалив и задумчив. Казалось, что ночью он и не спал вовсе, а размышлял о чём-то, бродил по округе - в общем, занимался чем угодно, но только не отдыхал. Рена буквально на секунду подумала, что, возможно, так повлиял на него вчерашний разговор, но потом, поразмыслив немного, пришла к выводу, что вряд ли из-за сказанного вчера у Флёра такое настроение. Скорее, он просто очень изменчивая натура. Вчера он бегал от айрэс, издевался над ней, потом разговаривал, а сегодня - молчит и не может даже посмотреть на неё или на Кирран.
В любом случае, Рена решила его не трогать лишний раз. К тому же демон мог просто устать и всё, о чём он сейчас думал, это о хорошем обеде и мягкой тёплой постели. Так что она и Кирран разговаривали вдвоём, не обращаясь при этом к демону. Кирран тоже наверняка заметила смену его настроения, но, видимо, она к подобному привыкла, а потому и не стала даже заикаться об этом.

Вскоре, уже ближе к вечеру, как айрэс и говорила, среди стволов деревьев показался дом: одноэтажный, каменный, с дымоходом и террасой. Рядом находился колодец.
- Мы пришли.
Снаружи дом выглядел совершенно обычно, разве что кованая лавка, стоящая на террасе, выделялась среди вполне обычной картины. Рена спешилась около дома, привязала лошадь и поднялась на террасу. Там присела на корточки, отыскала нужную ей открывающуюся половицу и достала оттуда ключ, а затем открыла дверь, приглашая при этом гостей внутрь.
Она не ждала никаких положительных отзывов ни от Кирран, не от Флёра, зато от последнего ждала кучу отрицательных, и уже морально приготовилась услышать жёсткую критику или же гробовое молчание в ответ.
Внутри дома было холодно и, конечно же, пыльно. Иначе никак, ведь Рена последний раз была тут не день назад, а слуги, к сожалению или же к счастью, у неё нет, чтобы он следил за чистотой в доме. В любом случае, ей казалось, что лучше ночевать, имея крышу над головой, чем под открытым небом. Тем более, вытереть пыль труда не составит: в гостиной было не так много предметов, которые нуждались бы в этой процедуре. Здесь стоял книжный шкаф, комод, небольшой диван, кресло, на полу лежал круглый ковёр с причудливым узором, а напротив дивана и кресла располагался камин. Обставлено всё было просто, но, как говорится, со вкусом. Мебель не была очень уж дорогой, но и обозвать её дешёвкой язык не поворачивался. В комнате Рены стояла двухспальная кровать, накрытая голубым одеялом, два небольших шкафа-колонки, кресло и письменный стол, на котором лежали в стопочке бумаги на одном углу, а в другом преспокойно красовался футляр, в котором, в свою очередь, айрэс хранила флейту. Где-то в шкафу у неё также пряталась лютня, но гости в любом случае её не увидели бы.
- Проходите. Сейчас я разведу камин, чтобы не было так холодно.
Этим делом она и начала заниматься, не особо обращая внимания на то, что делают гости.

+1

4

До темноты они и впрямь добрались к своему новому убежищу. Аккуратный домик прятался среди деревьев, точнее со стороны и в сумерках он казался аккуратным, хотя Флеурис тут уже из вредности своей не стал бы ничего говорить хорошего. Раз уж решил, что это одолжение с его стороны, то комплименты - это уже слишком. Зато Кирран трещала без умолку, восхищаясь удачно выбранным местом, ведь с дороги дом не виден, разбойникам нужно постараться, чтобы приметить для себя такой объект. Сам Флёр, правда, посчитал, что место наоборот очень неудачно - далеко от городов и поселений, тут тебе ни продуктов не купить, ни материалов или предметов первой необходимости, ни виды из окна не радуют, ведь что хорошего в том, чтобы глазеть на непролазную чащу из деревьев? Да еще и ночное зверье бродит в округе, воют волки, мышей наверняка тьма, как и других грызунов. А там, где пыльно и не проветривается, насекомых полно. В общем, пока Флёр расседлывал лошадей и занимался ими, то думал обо всех этих недостатках житья на отшибе неведомо где. А еще один большой минус - тут просто скучно и нечем заняться. Людей нет, происшествий никаких не случается, даже сходить некуда, чтобы развеяться и прогуляться.
Кирран отправилась за Реной в дом, помогла занести сумки и набилась в помощницы, чтобы слегка навести порядок. Позажигали масляные лампы, свечи, растопили камин, убрали пыль и паутину, стянули с диванов защитные покрывала...
- Ни сарая, ни забора... - ворчал Флеурис себе под нос. - Куда лошадей ставить? А если волки ночью, а?
Для демона это была действительно проблема. Животных жалко оставлять без защиты, но и в дом их не затащишь, так что пришлось оставить у крыльца, надеясь, что им не достанет ума лезть в лес самим. Некоторое время Флёр потратил еще на то, чтобы задать животным корму. И вошел в дом уже спустя полчаса после прибытия, когда внутри было немного прибрано и тепло.
Дом, однако, не вызвал у демона восхищения. Как и предполагала Рена, комплиментов или просто приятных благодарственных речей ждать не приходилось. Флеурис сразу нашел спальню, остановился на пороге, разглядывая большую кровать.
- Тут буду спать я. Только, пожалуй, надо будет вытряхнуть из постельного всю пыль, - затем он вернулся в общую комнату, - надеюсь, пока я занимался лошадьми, о которых вы обе благополучно забыли, вы удосужились приготовить ужин? Или этим тоже должен заниматься я?

+1

5

Пока Флеурис остался на улице и занимался лошадьми, Рена и Кирран прибрались в доме. Айрэс разожгла камин, и совсем скоро, прямо к приходу демона, в доме стало значительно теплее. Также девушки убрали, вытерли пыль, к счастью, на это потребовалось не так много времени, проверили, как поживает в шкафах свежее бельё; Рена также показала Кирран кладовую, где хранились прочие вещи и к тому же раскладная кровать, так, на всякий случай (на такой случай, как сейчас). Ранее, когда вся троица только подъезжала к месту, Кирран начала расхваливать дом, а Флеурис так ничего и не сказал, хотя Рене подумалось, что лучше уж так, чем он начал бы открыто выражать своё недовольство. Впрочем, когда он вошёл в дом, айрэс прекрасно видела его лицо, выражающее если не раздражение, то уж точно какое-то чувство, находящееся между раздражение и нетерпением. Но, опять же, главное для неё было не то, что он недоволен и от этого надо злиться, а, наоборот, то, что демон молчал и ничего не говорил. Для неё это было своего рода уступком с его стороны; подобие того самого компромисса, о котором она вчера говорила. Однако если поначалу всё шло нормально, то потом, когда Флёр осмотрел комнату Рены и сказал, что будет спать здесь, то у айрэс от удивления поползли вверх брови.
- Я думала, что на кровати буду я, а кто-то один на раскладушке и другой - на диване, - она, впрочем, сразу же опомнилась. Флёр же никакой не джентльмен! Даже близко не лежал. Достаточно было вспомнить тот эпизод в замке, когда он странно и не совсем вежливо повёл себя за ужином. Теперь, вновь осознав это, Рена хмыкнула, не сказать чтобы радостно и с удовольствием, а затем просто добавила: - Впрочем, это же я так думала, а не ты.
Она ушла на кухню, которая располагалась рядом с гостиной, так что все разговоры было отлично слышно, достала горшочек для приготовления еды и уже явно собралась начать что-то делать, но и тут без комментария Флёра не обошлось:
- ...надеюсь, пока я занимался лошадьми, о которых вы обе благополучно забыли, вы удосужились приготовить ужин? Или этим тоже должен заниматься я?
- Спасибо, что позаботился о лошадях. Мы тоже не мух считали здесь, а делом занимались, - не оборачиваясь, беззлобно и очень даже спокойно ответила Рена, несмотря даже на то, что раздражение грозило появиться вот-вот, стоит только Флёру сказать ещё хоть слово против, - ужин скоро будет.
Она не стала просить у Кирран помощи в обозначенном деле. Пусть уж сама решает, как быть: ужином заниматься или же попытаться поспорить немного с Флёром. Но в любом случае Рена уже занялась едой, при этом всеми силами уговаривала себя не поддаваться раздражению демона. Он мало того что сам устал с дороги, так теперь готов смести всё на своём пути, не думая о других.

+1

6

Когда Флеурис зашел в дом и бегло осмотрелся, девушки вдвоем занимались приведением внутреннего убранства жилища Рены в порядок. На лице демона отразилась смесь безмерной скуки с циничным недовольством. Он едва сдерживался, чтобы не отпустить какой-нибудь колкий и не совсем приятный комментарий - вот это уж точно было видно по нему. Флёр медленно прошелся, словно царь следует по своим владениям и скептически оглядывает их, словно решает, какую судьбу им уготовить. Однако вслух демон так ничего и не сказал, впрочем, у него на лице всё было написано. Единственная комната, которая ему относительно пришлась по вкусу, - спальня. И то он пробурчал нечто о том, что тут столько пылюки, да и занавеси паутины, просто бахрома какая-то, что до утра не справиться с вымыванием и вытрушиванием всего этого. Но и тут Флеурис кривил душой - что стоит ему, демону воздуха, попросту в один момент избавить интерьер от пыли? Да ничего. Открыть окна и в одно дуновение привести всё в порядок. Проще простого, не требует фактически никаких затрат в силе и времени, но нет... Пусть девушки помучаются, потратят свою энергию и прикусят язычки, ведь наверняка что Рена, что Кирран были готовы отпустить ответный комментарий вслед за флёровским "я буду спать здесь". Но ответ Рены оказался куда скромнее.
- Я думала, что на кровати буду я, а кто-то один на раскладушке и другой - на диване. Впрочем, это же я так думала, а не ты.
- Мне всё равно, что ты там себе думала, - его слова разили ледяным безразличием. - Будет или так, как я сказал, или... - Флеурис выразительно оглянулся через плечо, - как я сказал, так и будет.
Он бы все равно не стал слушать никаких возражений.
- Знаешь, - едва различимым шепотом заговорила Кирран, когда вслед за Реной отправилась на кухню, вроде как помогать хозяйке с приготовлением ужина. - У меня есть одна идея, не знаю только, понравится она тебе или нет. Я слышала, что демонов можно подчинять. И если тебе действительно надоело то, как он ведет себя с тобой и с нами в целом, то мы можем поискать, как это сделать. Существуют ритуалы, благодаря которым подчиненный демон станет смирным, как овечка, и будет выполнять всё, что скажет ему хозяин.
На большее Кирран не решилась и замолчала, глядя на Рену и пытаясь понять, какая реакция у айрэс будет на эти слова. А Флёр тем временем, ничего не подозревая, осуществлял свой план по выдуванию пыли и паутины из спальни. Окна распахнулись настежь, и в несколько заходов через них вылетела наружу вся грязь, скопившаяся за дни, когда это помещение не использовалось и не чистилось. Демон был слишком чистоплотным, чтобы позволить своему телу лежать в объятьях провонявшихся сыростью и пылью одеял.

+1

7

И пусть Флеурис позволял себе слишком много, Рена всё равно сдерживала своё раздражение. Даже то, что демон словно делал Рене большое одолжение, придя сюда, даже то, что он снисходительно оглядывал её дом, выискивая, что бы обозвать или же просто сказать какую-нибудь глупость, даже то, что он решил сместить обеих девушек с мягкого места и позволить лежать или на диване, или на раскладной кровати... Даже всё это она перенесла более или менее спокойно. По крайней мере очень хорошо делала вид. А когда Флёр холодно отрезал, что ему наплевать, о чём Рена думала, когда говорила о кровати, то айрэс закатила глаза, а потом развела руки в стороны, мол, будь по-твоему, господин. Однако, уже идя на кухню, она произнесла довольно чётко - неважно, слышал Флеурис или нет:
- Мы ещё посмотрим, кто в итоге уснёт на кровати.
Сказано это было с неким вызовом. Причём Рена, вспоминая вчерашние слова Флёра, подумала ещё, что покажет ему действия, которых он так жаждет, а не будет разводить с ним бла-бла. Ну, а пока она и Кирран начали заниматься ужином. Во время всего процесса Кирран вдруг заговорила о странной вещи.
- ...Я слышала, что демонов можно подчинять. И если тебе действительно надоело то, как он ведет себя с тобой и с нами в целом, то мы можем поискать, как это сделать.
И к тому же начала рассказывать, что есть некий ритуал, о котором просто надо разузнать. У Рены весь этот монолог Кирран, которая стала для неё чуть ли не подругой, понимающей её во всём, вызвал поначалу огромное удивление.
- Что за глупость, Кирран? - Но потом ей стало не по себе от того, о чём девушка даже смела заикнуться вслух. Она ведь давно с Флёром, она должна его понять, привыкнуть к нему более или менее, проявить какую-то симпатию, а вместо этого она вдруг начинает говорить о том, что существует ритуал, способный приручить демона. Кроме того, если уж вдаваться в подробности, айрэс прекрасно помнила, как выглядел ритуал такого вот приручения, когда в итоге почти все заклинатели были убиты самим же Флёром. Ещё Рена попросту не понимала, как может вообще в голову прийти такая идея? Дело не в опасности, которая грозит, но в самом демоне. Он не абы кто, не какая-то марионетка, которой можно манипулировать, стоит только нарисовать правильную пентаграмму и пролить достаточно крови. Флёр тоже личность, и с ним попросту нельзя так поступать. Примерно так Рена рассуждала. На её лице, в свою очередь, отображалась смесь удивления с отвращением.
- Чтоб я больше такое не слышала. Этого разговора не было, - отрезала довольно грубо она и отошла к печке, чтобы засунуть туда горшочек с едой.

Чуть позже она оставила Кирран следить за приготовлением ужина, а сама ушла в свою комнату. Там она застала довольно-таки приятную картину - комната буквально сияла, и даже пахло здесь свежо, а не пылью и затхлостью. То, что это было дело рук Флеуриса, она поняла сразу, а потому сказала ему:
- Спасибо, ты очень помог. - Никаких более или менее вежливых слов в ответ она не ждала, а потому сразу сказала о цели своего прихода: - Ужин будет готов минут через пятнадцать, а я пришла, чтобы переодеться и приготовить новый плащ для дальнейшей дороги.
В подтверждении своих слов она действительно подошла к шкафу, пару минут искала там новую одежду для себя, а затем, когда эта небольшая миссия была выполнена, обернулась к Флёру и уставилась на него с немой просьбой, которая, впрочем, была вскоре озвучена:
- Выйди, пожалуйста, на минуту.

+1

8

Эту недоугрозу Флёр вообще не принял за что-либо серьезное. Рене ли тягаться с ним в коварстве и интригах? Она не может противостоять демону, а если и пытается, что получит своё сполна. Она ведь знает прекрасно, что Флеурис не станет церемониться ни с кем, и с айрэс в том числе. Кто бы ни угрожал ему, его репутации, его силе и самомнению, все они получат по заслугам. С Реной разве что будет чуточку помягче - он не оторвет ей голову и не убьет, но унизить и вывалять в грязи может так, что та пожалеет, что не убил.
Кирран не хотела обидеть Рену или дать ей понять, что сама настолько обижена на Флёра, что готова на всяческие подлости в его адрес. Нет, она ничуть не думала так. Но ей стало жаль айрэс, которую демон всячески изводил. Даже сильнее, чем саму Кирран. Той так не перепадало, даже когда она поддавалась слабости и начинала петь песни. Вот почему Кирран решилась предложить напарнице такой выход, поэтому когда в ответ услышала настолько категоричный и недовольный отказ и даже возмущение, то сразу же постаралась оправдаться:
- Нет, я.. я ничего плохого не имела в виду, - она снова стала рядом с Реной, глядя на огонь в печке. - И я, конечно, не собираюсь ничего подобного предпринимать, ведь мне с Флёром нормально живется. Он не изводит меня так, как тебя. Я не хотела тебя обидеть таким предложением. Извини, - Кирран выглядела расстроенной, она действительно искренне раскаивалась, что ляпнула это, но зато она вдруг осознала, что Рена в любом случае будет на стороне Флеуриса. Она будет бросаться в огонь и воду, в кучу насекомых и против толп врагов, чтобы защитить его или помогать, она никогда не позволит причинить ему вреда... и хочет всегда следовать за ним, не теряя из виду и даже несмотря на то, как он с ней обращается. Она готова терпеть его и выдерживать от него всё на свете... Кирран только едва слышно вздохнула, - ты крепко влипла, подруга...
Даже если Флеурис понимал всё то, что только что дошло до Кирран, то в их с Реной отношениях абсолютно ничего бы не поменялось. Никакой благодарности за все эти самопожертвования, это не ценится, не нужно, так зачем издеваться над собой? Но у Рены, конечно же, есть своя голова на плечах. Пользуется ли она ей - вот, в чем вопрос.

Стоя на пороге и любовно оглядывая дело рук своих, Флеурис довольно улыбался. Позади появилась Рена и тоже восхитилась тем, что спальня стала похожа на жилое и чистое помещение. Даже спасибо сказала. На что Флёр, впрочем, равнодушно заметил:
- Я приготовил себе комнату. Это естественно. Я не хочу дышать пылью и затхлостью, которыми пропитался весь твой дом.
Он мог бы такие же ветряные манипуляции произвести и с остальными комнатами, но для этого его, пожалуй, следовало попросить.
- Ужин будет готов минут через пятнадцать, а я пришла, чтобы переодеться и приготовить новый плащ для дальнейшей дороги. - с этими словами она прошла мимо него в комнату и принялась копаться в шкафу. Когда нашла всё, что ей было нужно, то попросила демона оставить ее тут одну. И ответ получила вполне прогнозируемый.
- Нет, - а чтобы показать, что его слова не расходятся с делом, он улегся на кровать, закинув руки за голову, и вызывающе посмотрел на девушку, - хочешь переодеваться так, чтобы я на тебя не смотрел, выходи сама. А мне и тут нравится.

+1

9

То, что Кирран предложила такой вариант с Флёром, возмутило Рену. Она бы сама никогда о таком не подумала: быть марионеткой в чьих-то руках, птицей в клетке - этой участи она никому не желала, а особенно Флеурису. Кирран же попыталась оправдаться, как-то объяснить своё предложение, но, как показалось айрэс, вышло у неё не очень. Правда её добрые мотивы она поняла - хочет помочь с демоном, чтобы тот не изводил её до потери пульса - вот только вслух Кирран об этом не сказала. Тем не менее извинения были услышаны, и Рена буквально на секунду ободряюще улыбнулась, но затем вновь стала серьёзной.
- Забудем об этом, всё нормально.
Они продолжали заниматься ужином и некоторое время молчали, до тех пор, пока Кирран вдруг не сказала:
- ты крепко влипла, подруга...
Рена вновь посмотрела на неё удивлённо - сегодня Кирран прямо-таки решила сбивать её с толку не раз, а целых два.
- Перестань. О чём ты вообще? Всё по-прежнему, - айрэс, правда, и сама не понимала, как это - по-прежнему. То, на что намекала сейчас её подруга казалось ей смесью бреда и чистой правды, что она ну никак не хотела признавать. Даже сейчас она предпочла не думать о такой глупости и убедила себя, что Флеурис - очень плохой демон.

Вскоре ей пришлось убедиться в этом. Она пришла в комнату, чтобы достать вещи и переодеться, попросила Флёра покинуть на время помещение, тем более что ужин будет готов скоро и вполне можно посидеть на диване, а не быть всё время здесь, в личном пространстве Рены, но вместо этого мало того, что всё-таки услышала от демона долгожданную критику, так ещё её комната, казалось, навеки стала комнатой Флёра. Демон даже на кровать лёг, только чтобы показать своё превосходство и уверенность. На лице Рены во время этого заявления выражалось нечто похожее на то, когда говорят что-то вроде: "ты серьёзно, болван?". Затем она положила только что вытащенные вещи на стол и встала в позу руки в боки.
- Вот как? - Она будто бы задумчиво хмыкнула, сложила руки крест-накрест на груди, делая вид, что ей в голову пришла какая-то идея, о которой стоит подумать: - А знаешь, я попозже переоденусь. Не к спеху.
Казалось бы, Рена попросту отступила, дала дёру, но нет, она не собиралась уходить из комнаты и ждать момента, когда Флеурис её покинет, а уже потом забежать, чтобы быстренько переодеться. Нет. У неё возник другой план. Она стремительно направилась к кровати и легла на свободную её половину, а затем поёрзала немного, устраиваясь поудобнее, и, наконец, театрально выдохнула.
- Мне тут тоже очень нравится.

+1

10

Кирран показалось, что Рена все равно на нее обиделась за такое предложение, как будто возможность поработить демона показалась айрэс верхом неприличия и низменных мотивов. А ведь девушка на самом-то деле ничего плохого не хотела. Даже если бы у них действительно получилось обуздать Флеуриса, то Кирран не собиралась использовать его в своих целях или предлагать это делать Рене. Она всего лишь хотела, чтобы тот прекратил вести себя, как полнейший отморозок, и был хотя бы чуточку повежливее, учитывая, что айрэс показала себя во время путешествия только с хорошей стороны. Кирран посчитала, что подобного отношения девушка попросту не заслуживает. И все же не зря говорят, что благими намерениями дорога вымощена в не очень хорошие места. Все же понадеявшись, что Рена не воспримет полученное предложение в штыки и, быть может, даже задумается над ним рано или поздно, Кирран осталась на кухне, чтобы следить за приготовлением ужина.

А тем временем, в спальне проходила очередная мини-стычка между демоном и айрэс. Естественно, Флеурис бы никогда не отступился от своего, и Рена это прекрасно должна была уже изучить. Он не шел на компромиссы, не подстраивался ни под кого - только тогда, когда ему это было нужно, а сейчас он принципиально добивался своего от девушки испытанными методами кнута. Пряников, похоже, там отродясь не было.
- Вот как?
Как будто сложно было предположить, какой ответ Флёра будет на просьбу Рены. "Пхахаха!" - как-то так. Он, тем более, даже удивился, что она пытается спровадить его, когда сама еще вчера патетически заявила, что всецело принадлежит ему. А раз так, то почему хозяин не может осмотреть со всех сторон принадлежащую ему девушку? Плюс Флеурис считал, что ради каких-то шмоток и чтоб демон - не дай бог - не увидел кусочек обнаженной ляжки, ради этого подниматься с кровати и куда-то идти - слишком много чести. Хочет переодеться, чтоб никто ее не видел, пусть сама уходит и подыскивает себе укромное местечко.
- А знаешь, я попозже переоденусь. Не к спеху.
Вот, как она решила. Что, еще один раунд? И не надоело ли Рене проигрывать? Тут ведь и ежу ясно, что ничего ей не светит в споре с демоном. Он с немым вопросом покосился на нее, когда она улеглась рядом.
- С чего ты решила, что я позволю тебе лежать на моей кровати? - поинтересовался он. Момент - и Рена бесцеремонно сброшена. Хотя нет. Не сброшена, а поднята воздушными потоками и поставлена на ноги рядом с кроватью. Сбрасывать ее, как лишнюю подушку, Флеурис все-таки не стал. - Пока я здесь, то я сам выбираю, что моё, - казалось бы, он за время путешествия с айрэс сейчас достиг пика своей невыносимости. - А если ты желаешь чего-то другого, то нет, сейчас я не в настроении.

+1

11

Рена больше не стала разговаривать с Кирран об её предложении и действительно решила всё сказанное забыть, чтобы не портить отношения с подругой. Жаль, что Кирран не заметила на секунду мелькнувшую ободряющую улыбку, а предпочла думать, что Рена все ещё злится на неё за то, что она предложила.
В своей комнате, где теперь расположился Флёр, Рена и вовсе забыла о разговоре с Кирран и теперь думала лишь о том, что опять слишком рискует, пытаясь вновь спорить с демоном. Сейчас главной проблемой было не переодевание и отказ мужчины выйти из комнаты, чтобы дать айрэс время на обозначенное дело, а, скорее, в том, что сам он чересчур нагло позволил себе расположиться в чужой комнате. Во-первых, это было место Рены, во-вторых, это её кровать, которую она когда-то давно тащила сюда сама, в-третьих, гости должны вести себя, как гости, а не как короли, чьи прихоти должны быть исполнены по первому зову. Поэтому айрэс без всяких задних мыслей легла на кровать рядом с Флёром. Она хотела доказать, что своё место просто так и без борьбы (не физической, конечно) не отдаст. Тем более, демон ведь просил действий, а не слов? Вот ему пожалуйста. Рена со спокойным видом валялась на половине своей большой кровати и не собиралась вставать. Естественно, мгновенного подчинения от Флёра она не ждала, а потому, когда он поставил её на пол (спасибо ему, что хоть на ноги, а не бесцеремонно сбросил на пол), не удивилась, даже не пикнула, а ответила на вопрос, на который ранее ответить не успела.
- С того, что ты кое-что путаешь. Это моя кровать и моя комната, - она сделала акцент на слове "моя", а затем снова легла на кровать, как ни в чём ни бывало. Действия продолжались. А когда Флёр намекнул на секс, который якобы хочет затеять айрэс, поэтому и ложится тут, рядом с ним, то Рена пожала плечами и сказала только: - Я не о другом, а о кровати и о том, кто на ней будет спать этой ночью.
Рена была упряма, когда с ней так общались и обращались, как это делает Флёр. Потому она чётко поставила перед собой цель - добиться своего; маленькая победа, пусть даже в таком пустяковом деле, будет теми самыми действиями.

+1

12

Неугомонная. Упорная. Бестолковая. Абсолютно не понимающая, когда надо проявлять твердость своего характера, а когда нет. Флеурис был сейчас слишком уставший, чтобы спор доставлял ему удовольствие. Ему хотелось тишины и отдыха, возможно, побыть одному и выспаться. А все последующие действия вроде того же секса - ведь не зря он пообещал Рене, что своего добьется, - потом, даже ужин не так важен, как отдохнуть, вытянувшись на кровати во весь рост и по возможности не шевелиться лишний раз. А Рена продолжает упорствовать, и тем самым она не добьется ничего, кроме возрастающего раздражения демона и желания убивать. Причем убивать не просто так, а еще и с садистским удовольствием.
- Во-первых, как я уже сказал, пока я здесь, то сам решаю, что тут мое, а что не мое, - процедил Флеурис сквозь зубы, с ленивым прищуром наблюдая за реакцией Рена на установку на ноги и депортацию с кровати. - Во-вторых, я решил, что эта комната будет моей и кровать будет моей. Я ее для себя вычистил, делать для кого-либо еще это не собираюсь. В-третьих, если ты продолжишь настаивать на своем, то я могу освободить ее для тебя. Только из принципа.. поверь, после этого ты не сможешь сюда даже зайти, не говоря уже о том, чтобы спать.
Он понадеялся, что ему не придется демонстрировать свою силу, что Рена и так знает, что Флёр не из тех, кто угрожает просто так. Он сначала выносит предупреждение, а после действует, и его действия могут принести самые плачевные результаты. Флёр ведь не станет сомневаться или жалеть. Он свой дворец сжег к чертям, так с какой стати будет думать о благосостоянии этого дома, о ценности которого он уже прежде упомянул? Поэтому айрэс следовало сто раз подумать, прежде чем в очередной раз бросать демону вызов. Он ведь не зря ее предупреждал вчера, что не терпит, когда кто-либо сомневается в его возможностях. Он может раз, другой спустить это с рук, и не кому-либо, а тем, кому это позволительно. Но на третий ему надоест, и тогда пеняй на себя.
Рена, невзирая на возможные последствия, снова улеглась рядом, чем заслужила недовольный взгляд Флеуриса.
- Ты с одного раза не понимаешь? - спросил он с легким раздражением.
- Я не о другом, а о кровати и о том, кто на ней будет спать этой ночью.
- Мне нужно вышвырнуть тебя в окно, чтобы ты поняла, КТО на ней будет спать? Не выводи меня из себя, - в очередной раз Рену сдернуло с кровати, на этот раз менее аккуратно, и для того, чтобы удержаться на ногах, девушке пришлось бы помочь себе сохранить равновесие. - Я тебе, по-моему, уже сказал, что поступаю так, как хочу. И ни на какие компромиссы идти не собираюсь. Проблемы? Ты сама захотела меня сюда притащить. Притащила? Теперь довольствуйся этим.

+1

13

Все эти во-первых, во-вторых и в-третьих, где были и предупреждения, и угрозы, Рена прослушала со спокойным выражением лица. Ни один её мускул не дрогнул, хотя раздражение, до этого более или менее сдерживаемое, рвалось наружу. Чудом ей удалось сосредоточиться на другом: понять, что Флёр устал, и всё же лучшим вариантом будет сейчас уйти и не доставать его. Правда, это она поняла несколько позже. А пока она во второй раз упрямо легла на кровать, решив испытать терпение демона. Она не говорила, что не боится его и его угроз, но своим действием - когда снова легла на кровать - показала это.
- Ты с одного раза не понимаешь?
- Почему? Прекрасно понимаю, - тут же заявила она с лёгкостью. Ей было всё равно, кем на этот раз Флёр её считает и как мысленно обзывает. Ей хотелось добиться поставленной перед собой цели, отобрать маленькую победу себе и потешиться хоть немного. Пожалуй, она тем не менее где-то внутри себя осознавала, что ничего не добьётся. Не потому что не может что-то доказать даже действиями, а потому что Флёру просто плевать на других, на неё в том числе. Он ведь говорил, что ему никто не нужен - именно это он всячески демонстрирует, даже не давая Рене права отдохнуть в собственном доме. Казалось, что все ссоры, все последствия от них ничего для Флеуриса не значат. Он готов вновь, и вновь, и вновь быть таким, каким ему надо, а других поливать грязью за подобную же позицию. Двойные стандарты, чтоб их.
Рена снова оказалась на полу, только теперь ей пришлось удержать равновесие, чтобы не упасть. Предварительно в её адрес посыпалась очередная угроза, которая в очередной раз была ей самой проигнорирована. Она их уже наслушалась до такой степени, что они стали чем-то вроде "привет" или "как дела".
- Я тебе, по-моему, уже сказал, что поступаю так, как хочу. И ни на какие компромиссы идти не собираюсь. Проблемы? Ты сама захотела меня сюда притащить. Притащила? Теперь довольствуйся этим.
Демон в который раз злился, а Рена наконец-то поняла, что лучше действительно оставить его в покое. Если захочет - сам придёт. А она... Какого чёрта она вообще к нему полезла, зная его характер? Дура. Точнее, такой она себя считала сейчас. Да и не только сейчас, а в целом, когда дело касалось её и Флеуриса.
- Будь по-твоему, - тихо и более или менее спокойно произнесла она, толком даже не глядя на Флёра. Она не обижалась на этот раз, но чувствовала, хотя, скорее, даже отчётливо осознавала, что она в действительности никогда не станет для Флёра кем-то.
Но даже эти мысли не могли помешать ей обозначить свою территорию. Раз уж не вышло с кроватью на эту ночь, то выйдет с комнатой. Это - её дом. Это - её комната. Кровать - тоже её, только она пустила на неё хама и самодура. Так вот, она вернулась к шкафу, открыла двери, взяла одежду со стола и начала переодеваться прямо здесь, перед Флеурисом, правда, естественно, спиной к нему. Делала она это несколько порывисто, однако небыстро, а в обычном темпе. В общем, так, словно была чуточку раздражена, но старается сохранять полное спокойствие. А когда закончила переодеваться, то кинула грязную и порванную одежду в шкаф, подхватила новый плащ и вышла из комнаты без лишних слов.

+1

14

Понимает? А непохоже. Похоже как раз-таки, что ей нужно не только сказать, но еще и крепко приложить по голове, чтобы дошло. И потом еще девушки удивляются, почему блондинок величают дурами. Флеурис сейчас мысленно какими только словами не обложил эту упертую айрэс, которая вечно со своей твердостью попадала не в то время и не в то настроение. Или она так буквально восприняла вчерашние слова Флёра касательно противостояния и явных действий? Ну ведь это не значит, что всё, задание принято и надо идти напролом! Он уже прямиком ей вчера всё рассказал и по полочкам разложил, а она всё равно продолжает искать какие-то скрытые мотивы и совершать никому не понятный действия. Даже Кирран уже научилась вовремя закрывать рот.
Второе поднятие с кровати было более неприятным, и Флёр себе мысленно уже дал установку, что если Рена повторит свое упражнение Ваньки-встаньки, то в третий раз уже не аккуратно окажется на ногах, а вылетит из комнаты с предельным ускорением. Однако последнее предупреждение более-менее подействовало.
- Будь по-твоему.
Для Флёра было удивительно, что Рена считала, будто стоит ей сказать ему "выйди вон" и он тут же поскачет, как послушный зайчик. Ему вообще было удивительно то, что она, как девушка, которая провела рядом с ним кучу времени, и как хозяйка своего дома, в котором кроме них троих больше никого нет, решила проверить, насколько демон согласен выполнять ее прихоти. Именно что прихоти! По-другому это пожелание оставить ее, пока она переодевается, было расценить нельзя. Да кто ей мешал взять одежду и переодеться в другой комнате? Или она думала, что Флеурис помчится следом, чтобы помешать это сделать и там? Вообще что за глупая причина для ссоры. Что за ерунда, ради которой стоит прицепиться к мужчине и опять наверняка полить его грязью мысленно, выставив идиотом, наглецом и бестактным невежей?
Рена не ушла, она, презрев на присутствие демона, принялась переодеваться. Ее движения были порывисты, резки, нервны. Хотя какая разница - на нее все равно никто не смотрел. Едва она извлекла одежду из шкафа и повернулась к Флеурису спиной, тот слился со своей стихией и исчез. На кровати осталась лежать лишь его одежда, еще хранящая тепло тела.
Сам же Флёр был сейчас неизвестно где, но точно не в этой комнате и даже не в этом доме. Он залечивал раны, избавлялся от усталости и дурацких мыслей. Только так, носясь буйным ветром по полям и вздымая облака пыли, клоня верхушки деревьев к земле, он сбрасывал то напряжение, которое нельзя было сбросить другими способами.
- Ветер поднялся, - заметила Кирран, внося на подносе еду из кухни к общую комнату.

+1

15

Флёр был дураком, если полагал, что Рена хотела, чтобы её прихоть выполнили. Флёр был полным дураком, если полагал, что Рена пришла в комнату, только чтобы устроить очередную перебранку. Флёр был полным дураком, если... Флёр просто был полным дураком, потому что он Флёр. Его двойные стандарты выводили айрэс из себя; его нетерпение и острый язык резали её, как по живому; его излишняя злоба неприятно отзывалась во всём теле Рены хотя бы потому, что она сама порой злилась так, что потом, когда успокаивалась, понимала, как плохо поступила - Флёр же лишь изредка догадывался о том, какую боль он причиняет. Между тем менять его Рена даже не думала. Ей было важно занять какое-то место в его жизни, отвоевать уважение демона и, наверное, ещё парочку пунктов. Но что бы она ни делала - вовремя или же не вовремя - всё шло наперекосяк. И вряд ли виновата во всём случившимся была лишь она одна.
Сейчас она, выходя из комнаты, лишь на миг обернулась и увидела, что Флёра след простыл - на кровати лежала только его одежда. Первым её желанием было выйти на улицу, найти первые же потоки ветра и попытаться вернуть демона в дом. Но разговоры, которых и так было слишком много, не дали бы ровным счётом ничего. Флеурису надо остыть, дать немного времени, как и Рене тоже, поэтому она, подавляя своё первое желание, вышла из комнаты и пришла уже в гостиную, куда Кирран принесла на подносе еду.
- Ветер поднялся, - айрэс только кивнула на эти слова и сказала, что голодна, поэтому приступила к еде, думая при этом лишь о том, куда и надолго ли делся Флёр. Её относительное спокойствие по этому поводу продолжалось до конца ужина. За это время Флёр так и не вернулся, по крайней мере через парадную дверь, а когда Рена, закончив ужинать, зашла в комнату, то увидела всю ту же одежду мужчины. Тогда она не на шутку заволновалась. Настроение демона меняется каждые пять минут, переходя из крайности в крайность. Так что если он улетел, решив, что его достало всё это? Когда-то он сжёг собственный дом, только чтобы разобраться с одним человеком, и не стал даже думать о Рене. Теперь, когда он хочет "разобраться" с ней самой, то не станет думать и о Кирран, с которой путешествует не один день. Его ничто рядом с ними не держит.
- Кирран, останься здесь, последи за домом. Я пойду прогуляюсь, - она быстро подхватила плащ и вышла на улицу. А потом... Потом вдруг побежала в самую чащу леса, иногда спотыкаясь, но не падая. Когда же отбежала достаточно далеко от дома, когда неподалёку появилось то самое озеро, о котором айрэс как-то говорила, то она остановилась и закричала:
- Флёр! Ты слышишь? Вернись, Флёр!
Мысль о том, что он снова улетел, бросив её одну, не давала Рене покоя. Бывали моменты, когда она всеми фибрами души ненавидела его и хотела причинить боль, но стоило ей понять, что Флёра может рядом и не быть, как она сразу же думала иначе.

Отредактировано Рена (06-01-2015 11:58:38)

+1

16

Интересно, сколько сил потребовалось Рене, чтобы преодолеть поднятый Флеурисом ураганный ветер, от которого даже многовековые деревья к земле клонились и трещали так, словно ломались изнутри? Кирран, услышав слова айрэс, мол, посиди тут, а я прогуляюсь, чуть ли не у виска пальцем покрутила:
- Ты с ума сошла? Я же говорю, там ветер сильный! Наверное, буря будет! Еще, может, у тебя тут задержаться придется. Ну куда тебя понесло?!
Однако Рена была столь же упряма, как и Флёр, и ни на какие уговоры не поддалась. Кирран только обреченно вздохнула. Она не была посвящена в тонкости отношений между своей новой подругой и демоном, не слышала их размолвки в спальне, даже не знала, что Флёра вообще в доме нет. Не пришел к ужину? Ну, не захотел или уснул... такое ведь бывает, он же чудной, этот Флеурис. Сегодня одно думает и говорит, а завтра другое. Всегда сам себе на уме, и предугадать его невозможно.
Айрэс же уже продиралась сквозь сильный, чуть ли не сносящий с ног ветер. Куда она мчалась? Где она собралась искать Флёра, если он, как и ветер, может быть где угодно? Да и зачем его искать? Разве она не помнит, что он своенравный, слишком любящий свою свободу и не позволит себя удержать?

Флёр обожал свою стихию. Она могла творить такие удивительные вещи... Разрушительные, когда буйный нрав демона рвался наружу, и умиротворенные, когда он стихал и внутри царило блаженство. Вплетаясь в узор ветров, демон обретал ту свободу, которую он ценил больше всего на свете. Неописуемое ощущение... Оно залечивало все раны - физические, душевные.. Да, у демона тоже могут быть душевные раны. Он никогда никому их не покажет, никому не даст рыться в своих мыслях, побуждениях, намерениях. Всё закрыто. Ото всех.
- Флёр! Ты слышишь? Вернись, Флёр!
Вой ветра перебивал ее на каждом звуке. Неугомонная Рена, не боясь заблудиться, ночью, в бурю понеслась в лес.
"Идиотка... Она опять пытается спасти меня от чего-то?"
Где бы сейчас ни был Флеурис, он слышал каждый шорох, каждое слово, каждый вздох, которые звучали на ветру. Тело демона сплелось воедино из потоков воздуха, прямо у кромки воды. Темнота, обступившая айрэс со всех сторон, немного рассеивалась у озера. Тут, где верхушки деревьев не были сцеплены, пробивался лунный свет. Он играл на коже Флеуриса, который повернулся к Рене лицом. Буря утихла, оставляя за собой легкий, но прохладный ветерок, колышущий волосы и обволакивающий тело.
- Что тебе нужно? - глухо поинтересовался демон. - Ты попросила уйти, я ушел.

+1

17

Предостережения и возмущение Кирран не могли остановить Рену, как только ей стоило понять, что Флеурис мог улететь насовсем. Она была вне себя, волновалась, нервничала, поэтому, как только покинула дом, ничего более не ответив Кирран, помчалась как проклятая куда глаза глядят. Ей даже неважно было убежать куда-то конкретно, потому что она понимала, что Флёр и есть этот ветер, эта буря, которая может возникнуть. Главное - это отойти подальше от дома, позвать его, а потом - зависит от демона.
Рена сходила с ума, стоило ей хоть на секунду подумать, что Флеурис улетел. Он ведь мог сделать это в любую секунду, причём улететь далеко, так, что даже её крик не будет слышен. И тем не менее, вопреки всему этому, айрэс позвала его, перекрикивая сильный ветер, который уносил все слова. Она поначалу поглядывала по сторонам, надеясь, что демон окажется рядом, и не ошиблась. Он появился около озера, а Рена быстрым шагом направилась туда без раздумий. Её переполняло чувство радости от того, что Флёр всё-таки не улетел и всё-таки откликнулся на её зов. Тогда, чуть больше полувека назад, он, наверное, тоже видел, как айрэс себя повела, когда увидела разрушенный почти что до основания замок, и наверняка слышал, что именно она ему, демону, которого хоть и не видела, но тем не менее сказала. Ситуация, фактически, повторялась. Вот только на этот раз не было сгоревшего замка и заклятых врагов, а ещё, что самое главное, Флеурис вернулся.
Рена, как только его увидела, настолько обрадовалась, как будто наконец-то нашла того, кого искала очень долгое время, что побежала к нему, чтобы обнять. Но она остановилась буквально на мгновение из-за слов Флёра. Подумала секунды две над чем-то, глядя на демона горящими глазами, а затем, ни на что больше не обращая внимания, добежала до него и обняла, сомкнув руки у него за спиной.
- Выйти комнаты, а не уйти совсем, - она стояла, закрыв глаза и прижавшись щекой к мужской груди, и не собиралась прерывать этот момент, разве что слова себе не запретила, - не уходи больше.
Все её страхи остались позади, ведь Флёр был тут. Пусть он ушёл пятьдесят с хвостиком лет назад, пусть пытался бежать от неё вчера и чуть не сделал это сегодня - неважно. Пока Рена может, она будет мчаться за ним.

+1

18

Босые ноги утопали во влажной земле. По коже пробежалась волна мурашек. В лесу около воды, ночью, когда обдувает ветер, человеческое тело, лишенное одежды, чувствует холод. Флеурис вздрогнул, смахивая с себя это неприятное ощущение, однако окончательно избавиться от зябкости не удалось. Будучи вольным ветром, ему не приходилось беспокоиться о том, какая температура, а сейчас он даже пожалел, что принял такое обличье, а не превратился, например, в большого бурого и упитанного медведя, откормленного на зиму десятисантиметровым слоем жира. Да и что теперь об этом думать. Перед мужчиной стоит Рена, примчалась сюда неведомо зачем. Надумала себе неведомо что. Бросилась искать. В который раз бросается за ним, повторяя эти глупости, и в который раз подвергает себя опасности.
Холод, пронизывающий тело с каждой секундой, мешал нормально думать. Хотелось сжаться, сесть на корточки, обхватить себя руками... а еще лучше вернуться в уже прогревшийся от камина дом, закутаться в одеяло, поесть, выпить вина... Его-то и не осталось, пожалуй. Ту последнюю бутылку Флёр прикончил еще по пути.
Когда Рена обернулась и увидела демона, стоявшего у озера, то бросилась к нему, как к оплоту последней надежды. Кажется, второй раз за всё "их" время она его обнимает. Только сейчас это объятие не было продиктовано чужими навеянными эмоциями. Флёр даже оглянулся на всякий случай, не прячется ли тут где-нибудь между деревьев и Кирран. Но нет, он ее не чувствовал, значит, она в доме. А вот Рена тут, рядом, с такой страстью прижимается к нему, как будто боится, что он может испариться. Да он может, конечно, и объятья никакой роли по предотвращению этого не сыграют.
- Для меня не существует середины, - ответил Флеурис, глядя поверх головы айрэс куда-то в сторону темного леса. - Твой дом, твоя комната, твоя кровать. Я всё понял. Что тебе снова не так?
- Не уходи больше.
Он стоял неподвижно, не поднимая рук и не делая попыток обнять ее в ответ. Однако не мог сдержаться от мелкой дрожи, температура наверняка опустилась к десяти градусам, а для полностью обнаженного тела это совсем уж не тропическая погодка.
- Что ты себе надумала? Я никуда не собирался уходить, - недовольным голосом проворчал демон. И всё же он не мог отрицать того, что ему ситуация эта была приятна, а реакция Рены польстила. Она в который раз бросалась за ним, демонстрируя свое ярое небезразличие... И тут же другая мысль обожгла его - или собственничество? Не думает ведь айрэс, что сможет привязать к себе Флеуриса и приручить его, как ручного попугая? - Ты выгнала меня, я был уставший и мне понадобилось восстановить силы. Я их восстановил, - слова начали соскакивать, голос слегка соскакивал, а речь периодически сбивалась. Холод... - А ты опять помчалась неведомо куда? Ночью, без оружия, без света... в такую бурю? - теперь он был явственно недоволен поведением айрэс. В который раз она демонстрирует свою поспешность.

+2

19

Флёр пытался спорить с Реной даже сейчас, когда сама она могла только радоваться тому, что он здесь и никуда не пропал. Ей поначалу даже не хотелось отвечать - зачем? Ведь слова тут лишние, по крайней мере по первому пункту. Однако она всё же решила ответить на вопрос, чтобы демон не подумал, что айрэс его совсем не слушает.
- Всё так, только...
И тогда она попросила его не уходить больше. Поразительно, как порой легко признаёшься в самом важном кому-то, кто тебе небезразличен, в то время как в обычной ситуации или в моменты ссор вряд ли вообще думаешь о хорошем и светлом.
Флеурис, в отличие от Рены, не стремился поднять руки и тоже обнять айрэс. Но она, как бы это ни было странно, толком и не обратила на это внимания; ей показалось главнее, что он не отвергает её сейчас, не отталкивает прочь. Между тем во время этих объятий она уловила лёгкую дрожь демона и только тогда поняла, что, собственно, Флёр появился перед ней без одежды и сейчас ему наверняка очень холодно.
- Что ты себе надумала? Я никуда не собирался уходить, - в это время Флеурис вовремя сделал вид, что никуда и не собирался, а просто вышел ненадолго. - Ты выгнала меня, я был уставший и мне понадобилось восстановить силы. Я их восстановил, - однако Рена была благодарна ему за это маленькую ложь, но это потом. Сейчас она, уже слыша по голосу демона, думала лишь о том, как бы он тут совсем не замёрз. Конечно, он бессмертный и непобедимый демон, но почему-то в такие моменты как сейчас айрэс совершенно об этом забывала. В её голове всё, что могло принести Флёру какую-то физическую боль, было плохо. И для него, и для неё. - А ты опять помчалась неведомо куда? Ночью, без оружия, без света... в такую бурю?
Кроме того, демон ещё и злился. Вот как так? Замерзает, не нарушает объятий и злится. Порой Рена чувствовала себя непонимающей маленькой девочкой, которую надо учить уму-разуму и, в частности, искусству, как правильно и спокойно отнестись к действиям и поступкам Флёра.
- Восстановил, да, - наконец-то заговорила она, подняв голову и поглядев на демона, - а теперь пойдём в дом. Холодно. Поругаешь меня и позлишься на меня уже там. - Рена отпустила Флёра и сделала шаг назад. Она смотрела в его глаза некоторые мгновения, но добавила к сказанному: - Лети в дом. Так будет быстрее и для тебя лучше. Окно в комнате всё ещё открыто. Я приду следом.

+1

20

У него иногда возникало такое ощущение, что Рена никогда ничему не научится. Рядом с ним она постоянно совершает ошибки, поступает по-своему, невзирая на то, как это может выглядеть со стороны и как воспринимается самим демоном. Абсолютно нелогичные поступки, их уже стопкой можно было складывать всего-то за несколько дней совместных путешествий. Начиная от этих споров и заканчивая беготней по ночному лесу в бурю или рывок в кучу насекомых. Флеурис уже не знал, какими словами ей нужно объяснять очевидное.
А теперь она прижималась к нему, и во всем ее облике, в ее словах, взгляде было столько облегчения, как будто это всё, чего она в жизни хочет - видеть и обнимать демона. То она его ненавидит, то пытается перевоспитать, то беспокоится и ни за какие коврижки отпускать не хочет. А вчера ведь сама психанула и решила уйти.
Флеурис был недовольным, да, и это можно было понять. Ему не нравилось, что Рена сама не может определиться, чего она хочет. То гонит его, то сама уходит, то бросается вдогонку и просить не покидать ее. Как будто он - мячик, который можно бросать туда-сюда по желанию. Кажется, эти женщины еще более непредсказуемые чем ветер. Даже сами не могут сказать, что им нужно.
- ...а теперь пойдём в дом. Холодно. Поругаешь меня и позлишься на меня уже там, - она отступила на шаг, разжимая объятья. Флёру сразу стало казаться, что похолодало сильнее. Он с трудом удержался от секундного порыва обхватить себя руками.
- Тебе делать нечего - гоняться за мной? - все же спросил он в который раз. Демон не понимал, почему Рена так о нем беспокоится. Сколько раз он уже говорил ей, что ему ничего не станется, даже если весь мир обрушится ему на голову. А она теперь поди боится, что он заболеет и сляжет в постель с простудой и кашлем?
"Даже времени не дает мне, чтобы побыть собой", - добавил он мысленно. Побыть собой - это стать неосязаемым и вездесущим ветром. Это ведь его стихия и первоначальная суть.
Рена предложила Флёру отправиться домой именно в том самом своем истинном виде. Еще и добавила, что оставила открытым окно.
- Очень умно, - хмыкнул демон. - Мало того, что всю комнату выморозила на ночь глядя, так еще и комаров напустила.
Да еще и предлагает бросить ее тут одну, в ночном лесу, а самому дожидаться дома. Как мило. Типа, ну ты ж, дурацкий демон, все равно ни о чем кроме своей задницы не думаешь.
Флёр выдохнул, словно спуская пар, а затем сделал шаг к Рене, обхватил ее за плечи и накрыл их обоих плотным воздушным потоком. Уже через несколько томительных секунд они стояли в той самой спальне. Еще один порыв ветра захлопнул открытое нараспашку окно.
- Всё? Довольна? - демон опустил руки, предоставляя Рене свободу от своих, как он прекрасно помнил, ненавистных прикосновений.

+1

21

Противоречивые эмоции, которые то и дело завладевали Реной во время общения с Флеурисом, её тоже беспокоили. Вроде она порой его так сильно ненавидит, что размышляет о том, как бы отомстить. Вроде бывают минуты, когда она хочет быть понятой и требует этого от демона, на что он не соглашается. Вроде, вот как сейчас, бежит за ним, забыв обо всех дуростях, которые он наделал, и просит не уходить. Сейчас ей было всё равно, что в демоне не так, почему не так и что она для него, фактически, никто. Самое главное, что он здесь, она его чувствует, обнимает и понимает, что без него всё было бы намного хуже.
Вот только Флёр всё вопрошал, почему айрэс поступает так необдуманно и бросается за ним, презрев опасности. Рена на это ответила только:
- Я думала, ты улетел насовсем. Я испугалась, - это тоже было своеобразное маленькое откровение. Говорят, что признавать свои страхи - это не слабость, а, наоборот, первый шаг к их преодолению.
Флеурису было холодно, и Рена поторопила его вернуться в дом. Сама она без труда найдёт дорогу назад - этот лес она знает как свои пять пальцев. Что касается недовольства демона по поводу открытого окна в комнате и комаров, то тут айрэс, словно с неким облегчением, едва улыбнулась. Пусть критикует, зато теперь точно вернётся. И вообще, мёрзнет и умудряется ругаться - в этом весь Флёр.
Она уж никак не ожидала, что демон её тут не оставит одну. Наверное, он всё-таки тоже волновался за неё, особенно сейчас, когда такая погода и такой холод. Рене это было приятно, и потому, когда Флёр положил руки ей на плечи, а уже через пару секунд они оба стояли в комнате её дома, айрэс лишь ещё больше обрадовалась. Демон действительно не улетел; он вернулся, как только она позвала да к тому же волнуется хотя бы самую малость за неё. Все эти простые вещи были для неё то ли неожиданным открытием, то ли тем, что она могла бы понимать и чему могла радоваться вечно и каждый раз по-новому.
- Всё? Довольна?
Окно захлопнулось, а Флёр опустил руки. Но безумно хотелось повторить тот миг, миг огромной радости и огромного облегчения, сопровождаемый прикосновениями, поэтому Рена снова обняла Флёра, поддавшись этому порыву.
- Да, - тихо согласилась она. Ещё пару секунд айрэс его не отпускала, но затем всё же решилась, со словами: - отдыхай. Если захочешь поесть - всё в гостиной.

+1

22

Без лишних разговоров Флеурис принял решение перенести их с Реной обратно в дом. Зачем ходить, куда-то лететь, когда можно попросту сотворить телепортационную воронку и перенести в нужное место обоих. Демон несколько нервничал - ему двойственные ощущения приносили прикосновения айрэс прямо сейчас. Да и как-то это выглядит двояко, всё-таки он прежде говорил, чего хочет от Рены, а теперь стоит тут перед ней голый, она к нему лезет обниматься. В комнате было не намного теплее, разве что ветра не было, да и той сыростью не тянуло, как от озера. Окно было сразу же закрыто, а Флёр оглянулся в поисках своей одежды. Та так и лежала, нетронутая, на кровати.
- То есть если я собрался улететь, то это плохо и ты испугалась, а если ты собралась улететь, как сегодня, то это нормально и в порядке вещей? - тут не было никаких претензий в этом вопросе. Только лишь банальный интерес. Демон даже ответа не думал дожидаться, он подождал, пока Рена снова наобнимает его вдоволь и отпустит, после чего подошел к окну. Одеться еще успеет. Как-то мысли совсем не об этом сейчас.
- Я отдохнул, - отозвался он в ответ на эти робкие слова. Рена казалась ему сейчас провинившейся девочкой, которая теперь всячески старается загладить свою вину, а потому не смеет даже громко воздуха в легкие набрать, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания. Или наоборот пытается проявить чрезмерную заботу, наседкой квохча над Флеурисом. И один, и второй варианты действовали на него раздражающе. - Я же сказал, что восстанавливал силы. И ты, кажется, ответила, что поняла, - он бросил мельком взгляд через плечо, а затем снова отвернулся к окну. Снаружи была уже непроглядная темень, ветер утих до нормальной свой скорости, Флёр понемногу отогревался, хотя и продолжал до сих пор подрагивать. Он думал о том, что уже у него просто нет сил в который раз объяснять Рене, почему не надо за ним носиться. Почему не надо бросаться, сломя голову, на его поиски или ему на выручку. Ему казалось всё это таким очевидным. А айрэс всё равно продолжает раз за разом это делать.
Он сел на кровать и принялся натягивать штаны.

+1

23

Вопрос Флеуриса совсем не подходил к тому настроению, в котором находилась сейчас Рена. Например, бывает, лежишь на траве, радуешься единению с природой и с самим собой, как вдруг внезапно прилетает большая и громкая ворона и начинает каркать. Зачем, почему, для чего - непонятно. Она вот так просто прилетела и начала орать. А ты лежишь и думаешь: "боги, почему она так раздражающе каркает?".
Примерно таким образом чувствовала себя Рена. Но она могла лишь согласиться с установкой Флёра - действительно, радость радостью, хорошие моменты длятся только пару минут, а потом надо спускаться с небес на землю. Так Рена и сделала, поэтому, когда разорвала очередные объятия, ответила демону:
- Я не знала, что мне делать. А сейчас, когда поняла, что ты снова мог улететь, я испугалась. Я уже говорила, Флёр, и скажу это ещё раз, только другими словами: я не могу без тебя.
Но это разговоры. Ещё одни, коих у этой парочки было немало. Рена поэтому замолчала, а потом отвлеклась на другое - предложила Флёру поесть, если захочет. Сама же она собиралась пойти спать. К тому же нужно будет объяснить Кирран, почему Рена вошла не через входную дверь, а вдруг появилась в своей комнате. Наверняка у девушки будет много вопросов, а айрэс ещё предстоит придумать на них наименее краткие и в то же время ёмкие ответы.
Флёр встал у окна, а Рена хотела было, оставить его (может, хотя бы так она поступит правильно), тем более, что демон вновь то ли раздражался, то ли вообще непонятно что испытывал:
- Я же сказал, что восстанавливал силы. И ты, кажется, ответила, что поняла.
Она ничего не ответила, только кивнула. Поняла, конечно, демон это и так знает. Флёр сел и начал потихоньку одеваться. У Рены же теперь возникло противоречивое чувство: вроде бы, ей нужно было уйти, а в то же время казалось, что сейчас лучше так не делать. Она не знала, как ей поступить, а раз так вышло, то самое время спросить об этом у того, кто может знать. Поэтому, когда демон натянул штаны, Рена, сев с ним рядом на кровати, спросила:
- Мне остаться или уйти?

+1

24

От очередного маленького откровения Рены у Флёра пробежалась легкая дрожь по телу. Он еще засомневался, может, в этом все-таки холод виноват? А слова... слов в его жизни было сказано достаточно, и у него выработался определенный иммунитет ко всякого рода признаниям. И не понимал к тому же демон, неужели айрэс не понимает, для чего она рядом с ним находится? Он взял ее с собой потому, что не сломал и не получил желаемого. А если получит, то есть ли вероятность того, что Рена и дальше будет сопровождать своего эксцентричного знакомого? Вот о чем должна думать она, а не о том, как ей будет тяжко оказаться без него.
- Ты прожила без меня всю жизнь, - ответил Флёр, по отворачиваясь от окна, - проживешь еще столько же, если, конечно, не выведешь из себя одного демона настолько, что он оторвет тебе твою прелестную голову.
От ее слов Флеурис чувствовал себя двояко. Он забеспокоился, причем сильно, так, что даже подумал о целесообразности продолжать совместный поход. Повод для беспокойства очень простой, хотя быть может, Флёр попросту неправильно понял слова Рены.
"Она хочет меня привязать к себе. Хочет ограничить, чтобы всегда держать в поле зрения, а в лучшем случае вообще ошейник на шею... Чтоб никуда не сбежал", - вот, о чем подумал демон. Ограничение его свободы, которую он столько столетий и тысячелетий лелеет как зеницу ока. Была и другая сторона медали - эти слова что-то внутри запертой за семью замками демонической души всколыхнули. Это было отчасти похоже на внутреннюю реакцию Рена, когда она услышала наглые и провокационные слова "я тебя хочу". Но Флеурис не позволил себе поддаться этим эмоциональным слабостям, эмоциональной болезни, как он сам подобное называл, и специально пропустил эти слова мимо ушей.
Он принялся одеваться, не обращая внимания на то, что айрэс по-прежнему находится в комнате. А она зачем-то села рядом, хотя вроде бы порывалась уйти. А затем еще и спросила, что ей делать.
- Что хочешь, - ответил Флёр. Он повертел в руках рубашку, расправляя ткань.
В соседней комнате возилась Кирран, расставляя посуду и убирая грязную, периодически поглядывала в окно, надеясь увидеть там светловолосую макушку.
Флеурис повернул голову к Рене:
- Скажи ей, что мы дома. Возьми бутылку вина и возвращайся. Закроешь комнату на ключ изнутри.

0

25

Рена очень рисковала, говоря подобные слова Флёру. Фактически, она призналась ему, а заодно себе, чего наконец-таки хочет. Но нужно ли то же самое Флеурису? Не испугает ли его такой напор? Хотя Рена и не думала на него давить. Всё-таки она ему не в любви призналась, а лишь в том, что без него не может. И, как правильно заметил демон, раньше она могла без него, потому что не знала о нём. Потом узнала, они сблизились, но... Пришлось разойтись, ведь иного выбора ей просто не дали. А теперь, когда выбор есть, она хотела поступить иначе.
- Ты прав, прожила. Может, и проживу дальше. Но... Это не изменит того, о чём я сказала, - демон стоял к ней спиной и глядел в окно, как будто смотреть на айрэс он сейчас не мог или не хотел. Тем не менее вскоре он сел на кровать и начал одеваться, а Рена думала, как же ей поступить. Вроде и уйти можно, и не хочется в то же время. Поэтому она решила спросить, что думает по этому поводу Флёр. Но его ответ был слишком очевиден, так что Рена лишь вздохнула, услышав это "что хочешь". Действительно, кого и зачем она спрашивает? Этот демон никогда не скажет, чего хочет на самом деле. А раз так, то айрэс всё же решила оставить его одного. Вряд ли её компания ему сейчас нужна. Всё, что нужно было, - сказано, кое-что даже сделано, если брать в расчёт объятия Рены. Остальное зависит от Флёра и от его желаний, о которых, к сожалею, она не имела понятия и не могла что-либо предположить.
Рена уже собиралась вставать и уходить, как мужчина посмотрел на неё и ответил неожиданно:
- Скажи ей, что мы дома. Возьми бутылку вина и возвращайся. Закроешь комнату на ключ изнутри.
Вот такое вот внезапное предложение, похожее, скорее, на приказ или странную прихоть. Только дурочка не поняла бы, что значит "закроешь комнату на ключ изнутри". Это как "пойдём ко мне, я покажу тебе свой альбом с марками" или "зайдёшь на чашечку чая?" - излюбленные приёмы некоторых мужчин, которые зовут женщину в свою обитель лишь для одной цели.
У Рены это вызвало поначалу смущение, совсем лёгкое, едва заметное - она буквально на мгновение отвела взгляд, но потом кивнула и сказала "хорошо". Всё-таки она не девочка, чтобы стесняться мужских желаний и своих собственных в том числе. К тому же она не собиралась отказываться от своих вчерашних слов.
- Кстати, он вполне может захотеть просто со мной выпить...
Это глупая отговорка как появилась в голове айрэс, когда она вышла из комнаты, так сразу же и пропала как раз по причине своей глупости. К чему она вообще такое подумала - непонятно.
Кирран была на кухне и занималась посудой. Рена не стала ходить вокруг да около, а сказала сразу:
- Я дома, Флёр тоже, - правда, всё же сделала акцент на другом, - спасибо, что помогла с посудой. Кстати, раз уж скоро спать, то бельё можешь взять в шкафу, в гостиной. Если что, про раскладушку я тебе говорила, но можешь остаться на диване. В общем, выберешь сама.
Она быстро нашла ту самую злосчастную бутылку вина. У неё мелькнула мысль, что, может, стоит взять хотя бы стакан или даже два, но быстро поняла, что Флёр скорее всего будет пить сам, а стакан ему для этого не нужен.
- Я отнесу Флёру вино, - только сказала она Кирран напоследок и шмыгнула обратно в комнату, чтобы девушка не успела задать лишних вопросов, на которые не захотелось бы отвечать. Уже в комнате она сделала так, как и велел демон - закрыла дверь на ключ, потом подошла к Флёру и протянула ему бутылку.

+1

26

Странно, что Рена безропотно согласилась поступить так, как демон ей сказал. Он велел ей поступать, как она сама захочет, а потом предложил один из вариантов. Может быть, ей показалось, что он это проговорил как ультиматум, не давая ей выбора, однако на самом деле это было именно предложение, и Флеурис бы и ухом не повел, если б Рена его проигнорировала. Хотя она, вероятно, сейчас решила исполнять все прихоти, желания и указания Флёра, чтобы лишний раз его не разозлить. Неужели все-все-все? Даже если они противоречат желаниям самой айрэс?
Так или иначе, она без возражений вышла. Флёр слышал, как она быстро переговаривается с Кирран, а та даже не успевает ничего понять и ничего спросить.
- Я дома, Флёр тоже.
- Но как... когда...
- Спасибо, что помогла с посудой. Кстати, раз уж скоро спать, то бельё можешь взять в шкафу, в гостиной.
- А где...
- Если что, про раскладушку я тебе говорила, но можешь остаться на диване. В общем, выберешь сама.
- А как же ты... куда ты...

Флеурис усмехнулся. Он так и не сдвинулся с места, сидя на кровати с рубашкой в руках. Интересно, что Рена подумала, когда он предложил ей такой вариант развития событий. Что он хочет сделать то, о чем говорил ей вчера? Проверить ее готовность и соответствие словам поступков? Ну, так бы любой подумал на ее месте.
Через несколько минут Рена вернулась и сделала всё, как Флёр хотел. Заперла комнату на ключ, отдала демону бутылку вина и остановилась перед ним, как будто ожидая дальнейших распоряжений. Он, не церемонясь, открутил пробку и сделал несколько пробных глотков прямо из горлышка. А затем сказал, поднимая взгляд ну Рену:
- Можешь сама решить, стоит мне дальше одеваться или нет.

+1

27

В целом ситуация была несколько неожиданной хотя бы потому, что в доме были не только они - не только Флёр и Рена - но ещё и Кирран. И то, как девушка еле-еле успевала понимать, почему айрэс вдруг вышла из комнаты, а не появилась на пороге доме, почему она оказалась там с Флёром да ещё хочет отнести ему вино - всё это походило то ли на сон, то ли на иллюзию.
Нет, Рене нравился Флёр. Как мужчина, имеется в виду (с характером потому что можно поспорить и причём неслабо). Но может она думала, что если он и захочет воплотить свои слова в жизнь, то когда возникнет желание и будет подходящие место и время. Сейчас, если желание ещё могло быть да и место вполне подходило, то время было подобрано не очень. Или как это назвать... Не время, а, скорее, обстоятельства - когда за дверью Кирран, которая не знает, что ей и думать, глядя на дверь.
Тем не менее айрэс не собиралась отступать. Для начала, во-первых, надо убедиться, что Флёр именно хочет. Поэтому, уже оставшись с ним наедине, не торопилась садиться или вообще что-либо делать, только отдала ему бутылку, которую демон сразу же откупорил. После нескольких глотков он посмотрел на Рену:
- Можешь сама решить, стоит мне дальше одеваться или нет.
Не похоже было, что он позвал айрэс только для этого - чтобы она решила участь его рубашки. Конечно, это мог бы такой тонкий намёк, который она поняла бы, но весь вид Флёра, сидящего сейчас на кровати, не говорил о том, что сейчас он особенно жаждет заполучить Рену как женщину. К тому же мужчины ведь без лишних разговоров делают то, что хотят, и чаще всего сразу. А Флёр вместо этого не торопился и будто бы выжидал. Может, ждал, как поступит айрэс? Она, кстати, не стала стоять и просто смотреть на демона, а взяла рубашку и отложила её на кровать, в сторону, таким образом отвечая на слова Флёра действиями. Затем села рядом, но чуть полубоком, взяла лицо Флеуриса в руки и попросила.
- Сделаешь мне одолжение? Покажешь мне себя в том обличье, которое было, когда мы встретились в доме заклинателей?

+1

28

В голове у демона в который раз всё перемешалось. То ли Рена на него так действовала, то ли в целом он был настолько сам по себе сумбурен и непредсказуем, что терялся даже сам для себя. Сейчас он предложил девушке для начала снабдить его достаточной порцией алкоголя, а потом вернуться и составить компанию. Ну в распитии спиртных напитков ему компания не была нужна. Как заправский алкоголик, Флеурис вполне справлялся с этим заданием и в одиночку. Увидел, что Рена не прихватила стакан для себя, значит, не собиралась изначально присоединяться. А может, понадеялась, что и вовсе не придется тут оставаться. Что Флёр наклюкается до свинячьего визга и отключится. А айрэс спокойно и по-тихому уйдет, оставив его до утра просыпаться.
Но пока что Флеурис был трезв и несколько глотков не помутили ему рассудка. Так и не надев рубашку, демон смотрел на Рену и предлагал ей выбор. Это был действительно выбор, который она могла сделать сама. Либо скажет - одевайся, и тогда ничего не будет. Либо... всё наоборот. Хотя Флёр задавался вопросом, почему на этот раз он предоставляет такой выбор. Он ведь всегда делает всё, что хочет сам. И если он хочет Рену, хочет затащить ее в постель, раздеть и сделать ее своей женщиной, то всё равно добьется своего. И кто знает, может, тогда она перестанет смотреть на него этим своим айрэсовским взглядом, полным тумана и немого обожания, перестанет спускать все его проделки и попросту пошлет к черту. А если он предоставляет ей выбор, то так уже не получится. Если Рена сама захочет прыгнуть к нему в постель, то к набору айрэсовского взгляда добавится еще и некое собственичество. Мол, ты занимался со мной сексом, ты - мой мужчина, вот, на тебе мое клеймо. Флеурис мог бы с этим поспорить, клейма на себе он бы не разрешил ни по каким причинам поставить. И чтобы доказать, что девушка заблуждается (эта или любая другая), мог в любой момент улететь и никогда об этом не пожалеть.
В общем, Рена села рядом, отобрала из рук Флёра рубашку и отложила ее. Потом сделала странный для демона жест с обхватыванием его лица своими ладонями. Он же не сразу удержался от порыва отшатнуться. Это было не потому, что она вызывала какие-то негативные эмоции, а потому, что ему вообще чужды были всяческие проявления ласки и нежности. И сам он всегда слыл отменным грубияном.
- Увы, я не помню, в обличье кого был в тот миг, - это была маленькая ложь, потому что Флёр помнил. В общих чертах, конечно, всякие мелочи, вроде заплетенной в косичку бородки и различных украшений на теле, уже не упомнил бы. Это точно. - А что, таким я тебя не устраиваю? - это уж точно вопрос с подвохом и хитрецой. Сделав вид, что это задевает его до глубины души, демон высвободился из своеобразных объятий и снова взялся за бутылку.

+2

29

Состояние у Рены было необычное. По крайней мере для неё самой. Признаться, она, как представитель расы айрэс, часто находилась в одиночестве и не сказать чтобы ей это не нравилось. Наоборот, одиночество, тишина и полная гармония с собой - вот ключевые слова во всей её жизни. Она не нуждалась в ком-то так сильно, что не хотела покидать. Между тем ей было приятно иметь хороших друзей и знакомых. До большего, до более глубоких чувств не доходило. А если хотя бы кто-то начинал делать какие-то шаги, Рена сразу же, как говорится, шла на попятную. Ей была слишком дорога своя свобода, свобода своего духа. Она слышала человеческие верования в так называемые вторые половинки или, лучше сказать, родственные души, но не верила в подобное. Даже не все айрэс умудряются найти пару в пределах своей расы, что уж говорить о чём-то более масштабном.
Но рядом с Флёром Рена даже не думала о той сладости одиночества, которую она испытывала, когда не знала демона. Наоборот, одиночество и спокойствие казались ей уже наскучившими, ненужными чувствами, которые пора на время оставить и дать возможность появиться чему-то новому. Может, так на неё действовал демон с его образом жизни? Кто знает.
Сейчас, сидя рядом с ним и прося, чтобы он показал ей себя того, которого она хорошо помнит, она не думала о чём-либо другом. Однако, Флёр, увы, не смог удовлетворить её просьбу, ответив, что попросту не помнит то обличье. Рена и не подумала даже, что так получится, хотя в принципе демона вполне можно было понять. Имея она возможность изменять внешность в любую минуту, то тоже забыла бы, какой была, а какой нет. И всё же она немного расстроилась, поняв, что уже не увидит того Флёра.
- А что, таким я тебя не устраиваю?
Демона будто бы обидела его собственная выдумка, а потому он всё же отвернул голову, освобождаясь от прикосновений айрэс, и снова начал пить прямо из горла.
- Дело не в этом, - вздохнув, отвечала Рена, - всего лишь хотела вспомнить прошлое на мгновение. - После этих слов она перестала выглядеть немного удручённой, наоборот, теперь смотрела на демона как и прежде, добавила к тому же: - Но ты прав. Важен ты сам.
Она улыбнулась, а затем перевела взгляд на окно. Снаружи наверняка было холодно и ветрено, а тут тепло и сам ветер, только в человеческом обличье, сидит сейчас рядом с айрэс. И пьёт. Ничего не делает и пьёт. Она подумывала теперь, зачем же Флёр позвал её, если сам не знает, хочет он её сейчас или нет? Поговорить - точно нет, разговоров им хватает и так. А что тогда? Посидеть на одной кровати и помолчать? Глупо. Да к тому же она чётко дала понять, что она против наличия на нём рубашки, как будто согласна на самое интимное развитие событий. Но Флёр всё равно не спешил, а чего-то ждал. Или думал. Сама Рена слабо имела понятие о том, как следует поступить сейчас. Как говорится, и хочется, и колется. Однако она не собиралась уходить. А чтобы как-то изменить сложившуюся ситуацию, решила действовать, не сразу, а постепенно. Поэтому забралась на кровать, так, чтобы быть за спиной Флёра и принялась разминать его плечи, неторопливо, мягко. Точнее, поначалу она робко коснулась пальцами его плеч, одёрнула руку, как будто обожглась, но на самом деле просто не знала, правильно ли она делает, но потом всё же решилась исполнить задуманное. И всё это без слов, как будто так и надо было.

+2

30

- Воспоминания - это то, что никогда не вернется, - равнодушно заметил Флеурис. - И мне казалось, что я для тебя буду самым ярким примером в том, что внешность не играет никакой роли. Я могу быть кем угодно. И вот что странно, ты даже не спросила у меня, ощущаю ли я себя мужчиной? - как и большая часть того, что говорил демон, этот вопрос был с подвохом. И затем Флёр пояснил, почему задал такой вопрос, ведь по сути у них с Реной не было прямого разговора об их сложных взаимоотношениях, - я имею в виду, что ты даешь мне понять, что готова переспать со мной. Раз ты пришла сюда после того, что я сказал. Даешь мне понять, что согласна, но видишь ли ты во мне мужчину? Ведь я был и женщиной, и птицей, и насекомым, и собакой, - сейчас он перечислил те свои облики, в которых его могла видеть Рена.
Как обычно, Флеурис был убийственно прямолинейным и абсолютно не смущался никакой затрагиваемой темы. Если ему не нужно было что-то скрывать или ходить вокруг да около, то он всегда называл вещи своими именами. Секс- это секс. Желания - это желания. Возбуждение - это возбуждение. Отрывание голов - это отрывание голов. Да - это да. И вот всё, что сейчас делала Рена, Флёр идентифицировал для себя именно как "да". И отложенная рубашка, и эти нежности - может быть, айрэс сама в них нуждалась, однако она должна была понимать, что демон - черствая сухая ироничная и безэмоциональная сволочь, проще дождаться снега в пустыне, чем от него нежности.
Возможно, Рена попросту не знает, что сейчас следует делать. А Флеурис не собирался облегчать ей задачу. Он ведь дал ей выбор - делать то, что она захочет. Не намеками, вроде отложенной рубашки, а прямыми действиями. С другой стороны, уж не думает ли он, что девушка проявит инициативу и набросится на него с поцелуями и с явным намерением стянуть штаны? Инициативу бы проявил сам Флёр, если бы знал наверняка, что Рена всё прекрасно понимает, и в итоге их совместное времяпровождение не будет расценено как изнасилование.
Пока он пил и пялился безучастным взглядом в окно, айрэс сначала поерзала немного на кровати рядом, а затем перебралась за спину демона. Он не оглядывался - ему было достаточно обзора через отражение в окне. И эта робость, замешательство вызывали у Флёра усмешку.
- Что ты делаешь? - спросил он, когда Рена во второй раз коснулась его плеч. Затем потянулся к столику, поставил на него бутылку и развернулся к девушке лицом. - Если хоть каплю сомневаешься, уходи, - дав ей несколько секунд на размышления, он потянулся к завязкам на корсете, чтобы освободить Рену от этого ненужного элемента одежды.

+1

31

Рена не видела ничего криминального в том, что хотела посмотреть на Флёра таким, каким он был тогда, в доме заклинателей и потом, когда они оказались в его замке. Да, сама сущность Флёра одинаковая - что сейчас, что тогда. Но тогда у него было другое лицо, которое айрэс надолго запомнила. В общем, важно, что Рена сказала - вспомнить на мгновение. Вспомнить именно те дни, проведённые вместе с демоном, когда они друг друга начали узнавать и с других сторон. В этом не было ничего особенного, как ей казалось, тем более, что она понимала важное - Флёр есть Флёр, какое бы лицо у него ни было. Об этом-то она и сказала ему, но демон словно не услышал её слова. Мало того, что, фактически, перефразировал уже сказанное Реной, так ещё и задавал какой-то странный вопрос:
- И вот что странно, ты даже не спросила у меня, ощущаю ли я себя мужчиной?
Рене в голову пришла совершенно дурацкая мысль: уж не хочет ли Флёр сказать, что находится в облике женщины ему нравится больше да и быть в роли женщины в том же сексе ему тоже нравится больше? Такое заявление точно усложнило бы всю ситуацию. К счастью, что демон всё же пояснил.
- ...я имею в виду, что ты даешь мне понять, что готова переспать со мной. Раз ты пришла сюда после того, что я сказал. - Рена кивнула: - Даешь мне понять, что согласна, но видишь ли ты во мне мужчину?
Поистине, демон порой бывает не менее странен, чем кто-либо другой. Неужели он думает, что если бы айрэс не видела в нём мужчину, то пришла бы сюда по собственному желанию и думала бы сейчас о том, что надо разобраться, хочет её Флёр в данную минуту или нет? В общем, неожиданный и даже не совсем к месту вопрос, но раз уж прозвучал, то нужно ответить. Тем более, может, он действительно не на шутку волнует Флёра.
- Да, - она сделала небольшую паузу, после которой всё же добавила, - ты вызываешь во мне желание. Иначе я не сказала бы, что твоя.
Кстати, Флёру нужно было бы вспомнить о тех словах сейчас, тогда, возможно, он не стал бы спрашивать, видит ли айрэс в нём мужчину.
И всё же даже этот небольшой диалог не был столь странен, как вся ситуация в целом. Флёр тем не менее не говорил, что хочет Рену здесь и сейчас, к тому же не предпринимал каких-либо действий, а ждал чего-то. Может, он хотел проверить айрэс или сделать так, чтобы она первой начала все действия - неважно. Но у Рены создалось впечатление, что Флёр будто бы делает ей большое одолжение: что сидит без рубашки и смолчал, когда девушка её отложила, что гордо ждёт её первого шага или же каких-то определённых слов, что предлагает себя, такого особенного, в дар на одну ночь... В общем, особо желанной женщиной она себя не чувствовала. Скорее, подобием рабыни, которую любезный хозяин снабжает сексом ради собственного здоровья, а не потому что сам хочет этого. Отчасти из-за этих ощущений айрэс была несколько растеряна и не знала, как ей следует поступать сейчас. Ей казалось, что лёгкий массаж как-то изменит положение, но и это не помогло, только вызвало недоумение у Флёра.
- Если хоть каплю сомневаешься, уходи, - теперь он развернулся к ней, отставив бутылку.
- Не сомневаюсь, - без колебаний отвечала она сразу же, а демон приступил как раз к тем самым действиям, потому взялся за женский корсет.
В данную секунду Рене и вправду хотелось, и кололось. Хотелось - понятно, а вот почему кололось... Ну, наверное, немного не так она всё представляла. Нет, она ждала не ласки или каких-то особенных слов, скорее, простого взгляда, в котором отражалось бы мужское желание. Может, она плохо смотрела Флёру в глаза, может, были другие причины, но в любом случае Рена чувствовала себя неуверенной как раз потому, что...
Впрочем, прежде чем делать окончательные выводы, она всё же решилась на тот самый первый шаг, уже полноценный и не робкий, и потому, как только с корсетом было покончено, поцеловала Флёра в губы.

+1

32

Может быть, он неправильно выразился? Не сумел, как следует, донести до Рены ту мысль, которую хотел. У Флеуриса в голове сейчас творилась такая путаница, что немудрено, что выражался, как пьяный тролль во время сильного похмелья. А Флёр вдобавок еще и выпил, как обычно. Он не считал это чем-то ужасным, когда можно позволить себе выглушить хоть всю бутылку для расслабления, ведь на него алкоголь так сильно, как на обычных людей, не действовал. И когда Рена ответила, что находящийся перед ней мужчина вызывает у нее определенного рода желания, демон снова решил уточнить:
- Уверена? Эта внешность? Или я сам? И буду ли я вызывать в тебе те же желания, находясь в облике... например, той женщины, которую ты когда-то давно встретила в Мертвом лесу?
Для демона ответ кое-что да значил. А может быть, он просто пытался запутать Рену, ввести ее в заблуждение своими провокационными двусмысленными вопросами. Как знать.
И еще Флеурис был уверен, что она, как женщина, ждет от него чего-то другого. Не такой первой ночи с ним она хочет. Не этих ультимативных предложений - или да, или нет. Хочет нежностей, восторженных взглядов, теплоты, ласковых слов, комплиментов... Может, привыкла, что мужчины упиваются ее красотой и потому падают ниц, а она, как госпожа и королева, снисходит к ним, отдавая свое тело, как подарок небес. Вот только Флёр был не простым рядовым мужчиной, который мог бы находиться в толпе воздыхателей Рены. Сейчас они, похоже, поменялись ролями. И нельзя сказать, что демону нравилась эта роль. Лучше уж ему находиться в качестве героя-любовника, добивающегося расположения дамы. Но и тут есть побочные эффекты.. это же демон.
Как бы там ни было, он расправился с корсетом, и собирался с таким же невозмутимым видом продолжить это дело с рубашкой и штанами, однако Рена опередила его. И как будто не смогла дотерпеть до чего-то более глобального, решила поцеловать его. Флёру показалось это действие поспешным, будто айрэс опасалась, что он может передумать. Но раз уж демон предоставил ей выбор, то передумать могла только она.
Он ответил ей цепким, долгим, властным поцелуем, как целуют только сильные и харАктерные личности, которые привыкли добиваться своего железной волей и всеобъемлющим эгоизмом. Этот поцелуй не был схож с тем, первым, после которого Рена почти что возненавидела Флеуриса. Когда он показал ей, что берет, что хочет, и ничто не может ему в этом помешать.
На секунду он отстранился, чтобы посмотреть девушке в глаза. А после повторил этот поцелуй, безо всякой робости и стеснения, став более напористым, даже наглым, раздвигая языком ее губы и проникая внутрь. А руки быстро справлялись с застежками одежды.

+1

33

Сейчас этот разговор - интересует ли Рену Флёр как мужчина - был похож на разговор взрослого и ребёнка. Причём ребёнок - это демон, который то и дело уточняет что-то, боясь, что без этого напортачит в будущем. Теперь он решил поинтересоваться, точно ли именно сам Флёр вызывает желание и важна ли Рене его внешность. Признаться, до этого момента айрэс не думала, будет ли вызывать в ней желания та самая женщина, которую она когда-то встретила в Мёртвом лесу и которая потом оказалась тем самым мужчиной, который появился в доме заклинателей; не думала она и о том, будет ли её возбуждать большая белая собака только потому, что она знает - это Флёр. Но и теперь, как бы это странно ни было, она не стала долго над этим раздумывать. Ведь если бы она так поступила, то показала Флёру свою неуверенность по данным вопросам.
- Я уверена, что и образ той женщины вызовет во мне желание, - она пододвинулась ближе к демону и добавила, тихо, но уверенно, - тебя, Флёр, именно тебя я желаю. Неважно, как ты будешь выглядеть.
Конечно, мужчина может подумать, что это ещё палка о двух концах. Внешность, возможно, не главное, но и не какая-то мелочь, которую можно просто не замечать. Тем не менее Рена говорила чистую правду, в которую сама верила. Она знает Флёра, его характер; она узнает демона под любой личиной и только одна эта мысль заставит её и идти за Флёром, и расценивать его как... хм... объект страсти.
Когда же они перешли к делу, Рена не выдержала. Поцелуй мог бы всё прояснить, развеять все её мысли о том, что демон не очень-то её и хочет, а просто делает ей одолжение. И она не ошиблась. Своим ответным поцелуем Флёр показал, чего хочет: Рена принадлежит сейчас только ему и никому больше, он ни с кем не станет её делить и никому не позволит её у него отнять. В этом действии было столько власти и эгоизма, что в любой другой ситуации айрэс обязательно спустила бы демона с небес на землю; она бы доказала ему, что он не имеет никакой власти над ней, что она ни за что не станет его собственностью. Но правда роилась в том, что сейчас Рена полностью отдалась Флёру. Отдала себя и своё тело. Она ведь сказала вчера, что принадлежит ему, - так и есть, это она продемонстрировала, когда оба этих властных и страстных поцелуя вызвали у неё дрожь по всему телу, когда она, поддаваясь порыву, прильнула к Флёру и обвила руками его шею и, наконец, когда она в перерыве между первым и вторым поцелуем тоже посмотрела мужчине в глаза, и её взгляд выражал лишь покорность и в то же время дикое желание. Кроме того, Рена наконец получила опровержение своих прежних мыслей, и тоже благодаря тому моменту, когда их взгляды встретились. Она увидела, что Флёр всё же хочет её, что она желанна и к тому же нужна.
Он ловко освобождал её от одежды, не останавливаясь ни на секунду и к тому же не прерывая этот сладостный миг горячего и напористого поцелуя, который ещё больше возбуждал Рену. Вскоре она осталась в расстёгнутых брюках и лифчике, и только тогда спустилась на пол, чтобы окончательно освободить себя только лишь от нижней детали одежды - остальное она оставила Флёру. Затем, ещё секунду глядя Флёру в глаза, приблизилась к нему, снова поцеловала, теперь совсем без стеснения и волнения, прижалась к нему всем телом, давая к тому же возможность освободить от последней одежды на ней, и, наконец, опустила руки, чтобы собственноручно справиться с застёжкой на брюках демона.

+1

34

- Хорошо, - только так и ответил Флёр на слова Рены. Он ее за язык не тянул, в постель силком не затаскивал. И ничего не обещал, не давал никаких гарантий, что останется с ней после этой ночи. И что у них будут вообще какие-либо отношения, кроме прежних. На новый уровень ничего не перейдет. Демон не позволит, чтобы его подчинила та, которая должна была стать когда-то жертвой в ритуале. Какой парадокс. Причем судьба не раз сводила Флеуриса и Рену именно в подобных случаях.
Каждое движение мужчины было резким и несколько грубым, словно он хотел показать айрэс, что назад дороги уже не будет. Раз пришла, раз захотела, раз говорит так прямо все эти слова и не стесняется, то он не позволит ей завести его, возбудить, заставить ее желать, а после одурачить и испариться. Но откровенные и искренние порывы Рены чуть сгладили угловатость и настороженность действия Флёра. Может быть, ее сейчас ведет тоже одно лишь желание, а разумные мысли и вопросы "зачем я это сделала?" появятся после. Разница лишь в том, что Флеурис жалеть не будет. Он принимает всё, с чем ему приходится сталкиваться, как данность, с которой нужно или смириться, или бороться, но уж никак не жалеть. А взрывной характер явно свидетельствует о том, что демон по большему счету предпочитает именно бороться. Покорность - не его конек.
В том числе, и в сексе. И в этом занятии он был ведущим, лидером, уводящим партнершу в бурю ощущений. Он сам раздевал Рену, не давая ей проявить в этом инициативу. Разве что штаны, уже расстегнутые, она сбросила сама, соскочив на пол с кровати. Флёр развернулся к ней лицом. Безо всяких прелюдий дернул застежки нижнего белья, оголяя грудь. Если Рена смущается и сейчас робко прикроет свои прелести руками, то зачем вообще сюда приходила в таком случае? Они тут одни, они взрослые и умудренные прожитыми столетьями создания. Они друг у друга не первые в списке и, пожалуй, даже не в первой тысяче. И глупо изображать из себя невинного ребенка, который никогда не видел голого человека или не знает, откуда берутся дети.
Когда Рена в первом же порыве после этого прижалась к Флеурису, он дал ей время, чтобы ощутить свое тело кожа к коже с ее телом. А после таким же властным жестом отстранил на расстояние согнутой руки. Пока айрэс стояла рядом с кроватью, он рывком стянул с девушки последний элемент одежды и одновременно с этим запустил руку ей между ног, добираясь до тех мест, что обычно и скрываются нижним бельем. Этот жест был как детектор - проверка реакции тела девушки на всё происходящее, а заодно и дополнительная стимуляция, себя в том числе. И всё это при неотрывном взгляде глаза в глаза.
Затем он высвободился из своих брюк, а нижнего белья на нем отродясь не водилось, так что не пришлось совершать лишних действий. И Флёр потянул Рену за руки на кровать.

+1

35

Она понимала, что никакой эволюции после секса их отношения не претерпят. Всё останется так же, как и раньше. Разве что айрэс докажет демону, что держит своё слово и что действительно отдаёт ему своё тело, потому хочет этого ничуть не меньше, чем он сам. Её не удручала мысль, что завтра всё будет как всегда. Снова ссоры, снова недовольные взгляды, обмен любезностями и прочий негатив. Хотя сейчас всё проще - она не думала о завтрашнем дне и вообще о том, что будет после секса. Сейчас была она, Флёр и секс. Его резкие, властные, но безумно возбуждающие и будоражащие сознание действия. Рена толком и не заметила, как осталась без лифчика, как предстала перед демоном почти что обнажённой. Однако она не стеснялась: пусть смотрит и пусть знает, что у неё это не впервые и ей нечего прятать, что её тело именно в эту ночь полностью принадлежит ему. Он может смотреть сколько захочет, может дотрагиваться сколько захочет - он здесь ведущий, а она - ведомая.
Настал ещё один момент короткого сближения, такой ощутимый, когда тепло ещё больше разливается по всему телу. Затем Флёр снова увеличил расстояние между собой и Реной, когда она только покончила с застёжкой на его брюках. Он рывком сорвал с неё оставшееся бельё, вызвав при этом очередные мурашки по всему телу, а потом перешёл к более глобальным действиям. От его прикосновений у Рены едва не подогнулись колени. Точнее, по сути так и было. Сначала она выдохнула тяжело, потому что одно только движение Флёра между ног принесло ей удовольствие, а уже потом, когда этот процесс растянулся, Рена закусила губу, сдерживая тихий стон, но всё же не смогла устоять - колени на секунду предательски подогнулись, Рена тем не менее выпрямилась, но застонала, просяще и сладко, глядя демону в глаза. Она испытывала лишь удовольствие сейчас, не хотела торопиться, а потому, когда Флёр потянул её за руки на кровать, она поначалу послушно последовала за ним, а затем, как только оказалась сверху, тоже не стала больше церемониться - её рука без стеснения опустилась к мужскому паху и уже там вытворяла лишь самое откровенное. Сама Рена при этом смотрела на Флёра и пыталась понять, что он чувствует. Ей казалось к тому же, что Флёр торопится, будто не хочет, чтобы она вызывала у него сильное возбуждение. А она как раз хотела именно это у него и вызвать. К тому же сопротивляться другому своему желанию айрэс долго не могла. И уже через минуту она сама спустилась ниже, языком и губами проводя дорожку от шеи Флёра к его паху, а когда добралась до цели, то начала доставлять демону удовольствие оральными ласками. Она старалась сделать ему приятно, только чтобы он ещё больше возбудился. Казалось, она вообще готова на что угодно, только чтобы добиться этого.
Вскоре она снова вернулась своему партнёру и уже послушно следовала его желаниям. В конце концов, она доставляет удовольствие не только себе, но ещё и хочет, чтобы Флёр получил его как можно больше.

+1

36

Как бы там ни было, а это оказалось даже слишком просто - заволочь Рену в постель. Было бы куда интереснее, если б айрэс проявила норов и чудеса упорства, заставляя демона беситься и добиваться своего. Хотя тут, конечно, монета о двух сторонах. В одном своем настроении Флеурис мог бы добиваться всяческими способами, а в другом - просто плюнул бы и послал высокомерную гордячку, так трясущуюся над своей честью, куда подальше. Тут не угадаешь, под какую руку попадешь. Но еще вчера Рена ясно дала понять, а сегодня доказала это действиями, что добиваться ее не нужно, она и так желает того же, чего и Флёр. Правда, демон никак не мог взять в толк, то ли она сказала, что ей всё равно, в каком облике Флеурис, лишь потому, что боялась, будто другой ответ разозлит его. То ли действительно ее бы возбудил белый пес или насекомое с фасеточными глазами. Демон даже не хотел себе представлять, как бы всё происходило в таком случае...

Но сейчас можно было отрешиться от подобных мыслей. Сладко грело душу не только то, что он, наконец, добился того, чего не получил пятьдесят лет назад. Но и то, что айрэс не препятствовала Флёру быть властным и тут. Хотя, пожалуй, будь Флеурис потерпеливее и не так трусливее относительно каких-то чувств, выявляемых Реной к нему, то и пятьдесят лет назад наверняка затащил бы девушку в постель. До этого просто не дошло по времени за те несколько дней, что они провели в его шикарном дворце. Но и тогда эволюция отношений была налицо - от ярой ненависти до почти что немого обожания. Такого Флёру как раз и не было нужно. Равно как и сейчас. Сейчас они просто занимаются сексом, никаких чувств, никаких обязательств, никаких продолжений. Зато взаимное физическое притяжение и удовольствие.
Несмотря на то, что Рена пыталась периодически брать инициативу на себя, Флёр ее перехватывал, выдавая девушки всего лишь несколько минут. В том числе это касалось и позиции сверху, и всяких собственных прихотей по доставлению мужчине удовольствия. Не то чтобы ему не нравилось, но руководить и вести нравилось куда больше. Такой уж у него своеобразный характер, и подстраиваться демон ни в чем не собирался. Поэтому всяческие выкрутасы у Рены длились недолго, после чего он перебросил ее на спину и без особых прелюдий овладел ею. Несколько грубовато, ну так и знала, к кому приходила. Нежных рыцарей Флеурис из себя долго изображать попросту не мог, все эти ухаживаний и цветочки с комплиментами вызывали у него тошнотворный рефлекс. Вдобавок не хотел казаться таким для Рены, ведь она знала его давно и поняла бы, где он придуривается, а где - нет.
Это длилось долго, и Рена, и Флеурис были выносливыми и сильными экземплярами своей расы. Да и опыт сказывался, чтобы не заканчивать в два-три приема, а растягивать взаимное удовольствие на несколько часов.

+1

37

Наверное, о Рене можно было бы сказать - любит плохих парней. Иначе откуда у неё тяга к Флёру? К демону, который за всё время, что они провели вместе, сказал ей столько грубостей, что не пересчитать. При этом она добровольно остаётся с ним, терпит, хоть и психует, но каждый раз делает поблажки этому мужчине, как будто иначе она не может. Дело в том, что может. И дело в том, что любая другая адекватная женщина уже давно ушла бы от такого, как Флёр. Терпеть его выходки, возвращаться, прощать, забывать о плохом и при этом знать, что мужчина будет таким всегда - это насилие над собой. Никого нельзя переделать, а Рена этого к тому же не хотела, хотя и могла думать иначе. На самом деле ей нравился Флёр тем, что он индивидуален; не такой, как все. И пусть его индивидуальность уж слишком смещала Рену, а порой делала ей неимоверно больно - неважно, главное, что он есть и что хочется быть с ним. Может, это и есть то, о чём предупреждала Кирран?
Вот только Рена об этом совсем не думала в данную минуту. Она вообще не думала ни о чём - только хотела конкретного мужчину. И когда Флёр снова брал инициативу в свои руки, она лишь покорно исполняла его желания, тоже при этом чувствуя удовольствие.
Он наконец взял её так, как она себе представляла. Флёр не тот, кто будет чего-то выжидать, долго разглядывать свою партнёршу и ждать её мольбы, ждать её томного выдоха о том, чтобы он наконец овладел ею. Нет, наоборот. Если он захочет - он сделает. Сейчас так и было. И даже его лёгкая грубость не шла вразрез всему сделанному. Рена, кажется, действительно была слаба по части плохих парней, коим являлся Флёр, а потому только закусила губу и схватилась за одеяло, как только демон приступил к серьёзным действиям. Между тем она не позволяла себе громкого и продолжительного стона, как бы говорящего, что она уже на пределе, но всё равно хочет ещё. Она думала, что после оных мужчины слишком много о себе думают. Стоны как бы говорят "я твоя, я жить без и без твоего тела не могу, только ты один меня удовлетворяешь так, что у меня после секса с тобой ноги и руки трясутся ещё как минимум час". Она не хотела, чтобы потом Флёр был уверен, что он был единственным и неповторимым, тем, кого Рена будет вспоминать и сразу же возбуждаться от одного образа. Нееет. Может, Флёр действительно станет для неё именно таким, но она ни за что ему это не покажет и не расскажет. Пусть он будет в сомнениях, а сомнения - это дорога вперёд, это развитие, а не остановка.
В любом случае, сейчас Рена в такт двигалась вместе с Флёром, смотря на него самого снизу вверх и изредка словно проваливаясь куда-то в тот момент, когда движение демона доставляло ей неописуемое удовольствие.
Они занимались сексом долго и не в одной позе. Сначала Флёр был сверху, сзади; потом Рена упиралась руками в стену, а Флёр, придерживая ещё за грудь и талию, тоже овладевал ею сзади; они делали это сбоку, снова когда демон был сверху - в общем, как только Флёру было угодно. Рена получала удовольствие от любого его желания.
Флёр всегда вёл, всегда руководил, а Рена теперь не рвалась сделать ему ещё приятнее, потому что знала, что сейчас ему не менее хорошо, чем ей. И каждый раз, когда наступал этот миг блаженства, момент экстаза, оргазма, Рена не сдерживалась - с её губ всё-таки слетал пусть и тихий, но довольный стон-выдох, а кончики пальцев с силой впивались то в одеяло, то в подушку, то в стену, то в спинку кровати; не раз и Флёр мог почувствовать на себе остроту ноготков Рены.

Сна не было ни в одном глазу, да и до рассвета оставалось совсем немного времени. Айрэс лежала на спине, уставшая, но в то же время удовлетворённая, как будто даже полная сил, и всё из-за продолжительного секса с Флёром.

+1

38

Можно было задаваться целыми списками вопросов, почему Рена так над собой издевается. Почему она, несмотря ни на что, продолжает следовать за Флеурисом, терпеть его отношение, его эгоистичные царские замашки, его диктаторство и самодурство. Она ведь знала, что ничто не заставит его измениться, он не станет образцом нежности, вежливости и порядочности, не будет оберегать Рену, как бы ни относился к ней. Точнее.. как сказать... оберегать он ее будет, потому что считает своей собственностью, но делает это по-своему, что не всегда самой айрэс может прийтись по душе.
И этот поступок - принуждение Рены к близости - был результатом не каких-то чувств, притяжения, эмоций, хотя, может быть, они и были, но Флёр и себе ни в коем случае в этом не стал бы признаваться. Он бы сказал, что это результат того же самодурства. Показать Рене, что она ему принадлежит - и телом тоже.
Итог был таким, каким демон и хотел. Айрэс отдалась ему безоговорочно, без сопротивления. Еще и подкрепляла свое согласие словесно, говоря, что не может без Флеуриса находиться, хочет быть рядом, хочет его самого. Может, она боялась, что в случае отказа ему останется одна? Он умчится по своим делам один, ведь никто и ничто не может его удержать.
Но сейчас всё отошло на второй план. В миг физических удовольствий все мысленные терзания куда-то испаряются. Потом и Рена, и Флёр будут думать, зачем они так поступили, изменит ли это что, что за звоночки трепещут в их головах. Потом будут делать вид, что ничего не случилось, и стоически выдерживать заинтересованно-вопросительные взгляды Кирран. А сейчас они были единым целым. Сливались воедино организмами, доставляя друг другу блаженные минуты. И были друг другу противоположными контрастами - нежная, страстная Рена и грубоватый резкий порывистый Флёр.

Он тоже был уставший, взмокший, но эта усталость приятно отдавалась по телу. Рена лежала рядом, Флёр ближе к окну, отбросив в сторону одеяло. Сейчас и так было жарко, лунный свет, проникая через окно, высвечивал контуры обнаженных тел. Демон повернул голову и смотрел на айрэс долгое время. Вот, он своего добился. Получил ее тело, сломил сопротивление, дал понять, что запреты можно нарушить. Запретный плод перестал быть запретным. Чего она захочет теперь, интересно?
- А что, если я скажу, что хочу, чтобы Кирран к нам присоединилась? - внимательно изучая айрэс долгим взглядом, поинтересовался демон.

+1

39

Теперь, лёжа на спине без одеяла и глядя куда-то в потолок Рена думала. То, что секс с Флёром - просто секс и не более того - стало понятно ей как день. Да в целом эта простая мысль была понятна ей ещё тогда, когда она сказала те два слова.
Айрэс отдала своё тело ему спустя пятьдесят с лишним лет. Когда-то она кричала и позиционировала себя так, что ей даже дышать одним воздухом с демоном противно, а теперь... вот что вышло. И она не жалела. Если они этого хотели только с точки зрения инстинктов, то ничего такого не произошло. Они просто удовлетворили свои потребности, которые оказались одинаковыми. Секс не значил то, что теперь Рена привязана к Флёру навсегда, что после этой близости её чувства особенно сильно обострились, и она готова мурлыкать рядом с Флёром и тереться о его руку аки довольная и прирученная кошка. Нет, без сомнения, эта близость как-то повлияла на чувства Рены, которые, как она теперь поняла, у неё есть, но она догадывалась, что у Флёра всё куда проще, а потому свои изменения никак не показывала.
Возникал вопрос - как дальше им быть? Рена не станет ничего требовать, но и не позволит Флёру обращаться с ней как попало. Она уже говорила ему, что терпеть его выходки не будет. Пусть она отдала демону своё тело, однако, свою душу она не отдаст.
Наверное поэтому, когда он вдруг, прерывая её размышления, задал вопрос из разряда сексуальных фантазий, Рена сначала удивлённо воззрилась на него, а потом на её лице мельком появилась и тут же пропала гримаса то ли отвращения, то ли несогласия.
- Тогда я тебе отвечу, - начала она, - что ты неправильно понял смысл фразы "я твоя". Она не значит "я твоя рабыня и буду делать то, что ты скажешь".
Может, Флёр и придуривался, когда задавал этот вопрос. Или опять проверял, как айрэс отреагирует, согласится или нет. Вот как до секса, когда он спрашивал про то, вызывает ли у неё желание именно сам Флёр, у которого нет постоянной оболочки, или же исключительно его мужская ипостась. Тогда она ответила уверенно да к тому же чистую правду, так и теперь - она была вполне серьёзна и не врала. А чтобы закрепить свои слова, подытожила:
- Подобные развлечения не по мне. Женщине важно быть единственной для мужчины в постели. Я женщина и хочу быть единственной в постели. Ты с этим не согласен?
Мысленно Рена спрашивала себя, для чего Флёру всё это нужно? Он решил, что раз она отдалась, то его цель выполнена? Что ж, если так, то он глубоко ошибается.

+1

40

Если Флеурис неправильно понял смысл фразы "я твоя", то Рена, видимо, неправильно поняла смысл фразы "я тебя хочу". Это означало лишь то, что он хочет обладать ее телом. И ничего более. Он сделал это, добился своего. По логике вещей должен потерять к ней интерес. И если айрэс считала, что сейчас может ставить демону какие-то условия или предъявлять претензии, то глубоко заблуждалась. Он ведь назло ей мог творить такие вещи, от которых Рена бы сбежала сама и горько бы жалела, что поддалась на этот свой маленький соблазн.
То, как девушка поморщилась, вызвало у Флёра смех. Надо же, ведет себя как тысячелетняя девственница, которая впервые увидела голого мужика. Ну предложил он ей попробовать секс втроем, и что с того? Что за эдакий пафосный гонор? Могла бы просто сказать - не хочу. Но нет, надо раздуть целую трагедию из-за этого, возмутиться, как будто ей предлагают нечто такое ужасное и выходящее за рамки, что благочестивая айрэс и помыслить об этом не смеет, чтобы не покрыться багрянцем от стыда.
Ну а когда она еще и сказала о том, что жаждет быть единственной и неповторимой, то Флёр пренебрежительно фыркнул:
- В таком случае я тебя расстрою. Мы с Кирран давно спим в одной постели.
Его задело такое высказывание Рены. Да что она о себе возомнила? Задирает нос, королева доморощенная! А она еще и вопросы такие задает:
- Не согласен. Я считаю, что это может быть так только в том случае, если к этой единственной и неповторимой женщине есть какие-то чувства. А с тобой мы лишь занимаемся сексом. Как и с Кирран. И не вижу причин, по которым нельзя было попробовать совместить это занятие. Но настаивать я не стану. В любом случае, ты можешь одеваться и идти, - он махнул рукой в сторону двери, после чего с помощью магии подтянул к себе одеяло и накрыл им свое тело.
Рена ведь не рассчитывала на то, что будет встречать утро в объятьях Флеуриса? Или что он после секса почувствует, что полон нерастраченной нежности, и примется сюсюкаться с айрэс, выплескивая на нее эти свои эмоции? Ничего подобного. Он, как и говорил прежде, спать собирался один. А у Рены там, кажется, есть раскладушка.. или диван. Да хоть коврик у порога, демону всё равно.

+1

41

Флёр действительно предлагал Рене нечто, по её мнению, совсем ненужное и нецелесообразное. Он что, ожидал её согласия на предложение стать третьей? Флёр как будто первый день на свете живёт и совсем не знает женщин. Если он думал, что Рена из тех, кто захочет нетрадиционного секса с ним, то, увы, он ошибся. Рена была прямолинейна, сказала лишь простую истину, которую знают большинство женщин и мужчин, но Флёр, видимо, подумал, что она та ещё консерваторша, да к тому же ещё и скромница. Впрочем, айрэс это ни капли не беспокоило. Она донесла свою мысль, а как её понял Флёр - это уже ему решать, она за него не думает.
Она также знала, что у демона было полно женщин. Куда больше, чем у неё мужчин - это уж точно. Однако когда он сказал, что и с Кирран у него что-то было, то у Рены неприятно кольнуло внутри, будто маленькая и тоненькая иголочка добралась до самого больного места. И это чувство появилось у неё отчасти потому, что Флёр решил сказать об этом вслух непонятно для чего, отчасти потому, что Кирран ранее и словом про это не обмолвилась. Хотя с Кирран всё было понятно - она не обязана докладывать Рене о том, что между ними с Флёром. К тому же сама Рена говорила о своих эмоциях к Флёру тоже редко, а если всё же начинала, то скупо и без подробностей.
По сути она понимала, что её ничего не должно тревожить. Флёр есть Флёр. Он не будет кого-то выделять из толпы, пока не посчитает нужным. Рена же как раз была одной из толпы, не более того. Кстати, может, эта простая истина тоже её задевала.
В общем, видимо близость с Флёром как ни крути, а всё же повлияла на айрэс. Нет, себе она его сразу же не присвоила. Она всё понимала и принимала - секс не изменит их отношения. Вот только то, что она чувствовала сейчас... Да к тому же после других слов Флёра и того, как он её попросту отослал от себя.
Когда демон накрылся одеялом, Рена села на кровати и, опустив глаза, несколько секунд пыталась унять что-то, всколыхнувшее внутри. Она молчала, зная, что если сейчас заговорит, то её голос предательски дрогнет. Потом встала и начала неторопливо, даже немного апатично одеваться, как будто не хотела этого делать. Нижнее бельё, кофта - после этого айрэс остановилась и посмотрела на Флёра.
Сейчас она могла уйти, как он и сказал. Покориться его воле, отдать и её, как отдала тело. А могла остаться вопреки тому, что сказал Флёр. До рассвета оставалось буквально пару часов, и, может быть, за это время она успеет хоть на секунду выделиться из прочей толпы поклонниц демона. Выбрав второй вариант, Рена обошла кровать, подходя к половине Флёра, нагнулась и поцеловала демона. Секунда, две, три - примерно столько длился поцелуй, неясно что означающий. Он просто был нужен Рене для каких-то своих целей.
- Я не хочу уходить. Я хочу остаться с тобой.
Потом же айрэс, пока Флёр не успел толком опомниться, легла на свободную сторону кровати и тоже укрылась одеялом. При этом она крепко схватилась за него, как за некое спасательное средство, и с силой закрыла глаза.
Мысли одна за другой появлялись и тут же пропадали. Она догадывалась, что сейчас слетит с кровати, боялась, что Флёр снова уйдёт от неё, но тем не менее... Может, он поймёт, что она почувствовала после всего сказанного, и будет благоразумен?

Отредактировано Рена (18-01-2015 12:30:27)

+1

42

Возможно, для Рены слова демона показались чересчур жестокими. Конечно, она тут расслабилась после секса, надумала себе наверняка всего того, чего нет и не может быть, может быть, даже размечталась о каких-то чувствах. А теперь ее бесцеремонно выставляют за дверь после того, как переспали. Утилизируют отработанный материал, так сказать.
Флеурис считал, что она сама виновата. Он задал вопрос насчет Кирран из чистого любопытства, не рассчитывая тут же звать девушку к ним в пару третьей хотя бы потому, что сам устал и не был готов повторить очередной постельный подвиг. Этим вопросом он проверял Рену, если можно так выразиться. Проверял ее отношение к нему самому, и когда получил ответ, то был очень разочарован. Она ничем не отличается от других девушек. Считает, что раз отдала "свой цветочек" этому "самцу", то теперь он навеки к ней привязан или чем-то ей обязан. Но тут палка о двух концах. И Флёр мог бы с той же невозмутимой миной утверждать, что это он отдал себя этой "похотливой самке", и теперь она ему чем-то обязана.
Глупости вообще так думать. Секс - занятие обоюдное, тут нет каких-то одолжений или обязательств. Удовольствие получают оба, занимаются этим оба и по взаимному согласию. Так с чего же пошел этот глупый стереотип, что "я потратила на тебя лучшие годы жизни", "я отдалась тебе, а ты меня поматросил и бросил"?
"Бабы - дуры", - мысленно подвел итог своим изысканиям Флеурис. Он мог бы спорить с подобными заскоками, но стоит ли? У него есть свое устоявшееся мнение, и оно не изменится под воздействием чьего-то давления, и никаких компромиссов. Демон попросту не встречал еще существа, которое бы доказало в себе способность аргументативно и логически спорить. А большинство баб умеет только глаза закатывать и заканчивать разговоры сакраментальной фразой "ой, всё".
Пока Флёр раздумывал обо всем этом, прикрыв тело одеялом, Рена решилась на контрмеры. Уходить она и не думала. Конечно, какой стыд и позор - быть выгнанной из собственной спальни после того, как несколько часов она всеми силами ублажала мужчину. Теперь же она обошла кровать и наклонилась к демону, чтобы поцеловать его. Он никак не отреагировал. Не отдернулся, не отвернулся, но и отвечать на этот поцелуй не стал.
Затем она улеглась рядом, добавив при этом, что никуда уходить не собирается.
Флеурис подавил едкое желание подняться и уйти самому. Нет, он стоически переждал, пока захлестнувший гнев не отпустит, затем стянул с себя одеяло и бросил его в сторону Рены. Раз уж так вцепилась в него, что оно чуть ли не по швам трещит, то пусть забирает. Ему и без того неплохо.
Он не стал больше ничего говорить и предпринимать. По крайней мере сейчас. Не настолько же он ублюдок все-таки...

+1

43

Рена едва ли боялась подстерегающих её опасностей. Едва ли переживала за собственную жизнь, когда путешествовала одна. Смерти как таковой она тоже не боялась. И между тем сейчас ей было страшно из-за того, что Флёр не поймёт её, опять психанёт и уйдёт, что скинет с кровати без всяких слов, а потом заодно отправит айрэс в окно. Довольная странная расстановка приоритетов, и тем не менее всё было именно так. Может, она боится всего этого исключительно потому, что связано оно с Флёром? Демон дорог ей. Если он это так и не понял, то она поняла ещё несколько дней назад. А может и несколько лет назад.
И она не специально действует ему на нервы. Просто не понимает, почему Флёр может быть самим собой, а ей это категорически запрещено. Как она и сказала, рабыней она не станет. Она личность и хоть какая-то гордость у неё есть. Между тем Рена готова проявить себя иначе, согласись Флёр сделать то же самое по отношению к ней.
- Но нет, конечно, не согласится. Он не пойдёт на компромиссы, сто раз уже говорил.
Вот только печально, что этот замкнутый круг так и будет существовать, если они оба не захотят изменений. Как правило один в поле не воин. Так и сейчас Рена не могла самостоятельно найти с Флёром такой общий язык, чтобы при этом и ему было проще с Реной. Может быть, если бы он просто увидел в айрэс не обычную и ничем не примечательную девушку, а понял, что она делает ради него, то всё изменилось бы само собой.
А секс... Секс - это здорово. Они занялись им, потому что оба хотели. Никто никого не принуждал, Рена ни о чём не жалеет тем более.
И всё-таки она хотела бы стать для Флёра кем-то. Именно поэтому она проявила упрямство и не ушла, пытается как-то наладить с демоном контакт. А своими словами она тоже не собиралась говорить лишь, что не уйдёт. Важнее всего было именно "я хочу остаться с тобой". Однако для Флёра это были, видимо, лишь слова, смысл которых он даже не стал улавливать. Это немного огорчило Рену, ведь она как никогда раньше говорила с особым чувством. Кроме того и одеяло она не собиралась у него отнимать. Поэтому когда демон довольно зло кинул ей всю свою половину, айрэс наконец открыла глаза, разжала согнутые от волнения пальцы, а не потому что она не хотела отдавать одеяло мужчине, и посмотрела на Флёра. По его лицу было понятно - злится да ещё как.
- Ох...
Только и вздохнула Рена мысленно. Ей было невообразимо трудно с Флёром. Вот вроде бы... Он демон, может принимать любую личину, при этом спал не с одной женщиной, наверняка на ком-то был даже женат когда-нибудь, может, и семью имел, но сейчас ведёт себя так, словно не понимает, как вообще женщины смогли появиться на свет, а такие как Рена - особенно.
Она ещё буквально на секунду закрыла глаза. А потом вернула одело Флёру, накрыв мужчину, чуть повернувшись в его сторону. Снова полежала пару минут спокойно, раздумывая обо всём. Наконец откинула свою часть одеяла в сторону, в два счёта оказалась на Флёре, склонилась к нему, чтобы чётче видеть его глаза, и заговорила:
- Я как-то сказала, что буду тебя ждать, - она вспомнила последние слова, сказанные Флёру перед тем, как покинуть его горящих замок, - с тех пор не прошло и дня, чтобы я о тебе не вспомнила. - Рена вздохнула глубоко, делая паузу. Знал бы Флёр, каково ей сейчас. Волнуется, даже дрожит немного, продумывает в голове каждое своё слово, но тем не менее говорит урывками: - мы, может, постоянно будем друг друга не понимать и постоянно находить повод для ругательств, но это не значит, что между нами будет только плохое. Помнишь, на постоялом дворе я попросила тебя... дать нам шанс? И найти в своей жизни место для меня, - её руки всё это время покоились на плечах Флёра и как бы опирались на них, при этом после сказанного Рена прилегла ещё ниже, так, что между их носами оставался буквально сантиметр пространства, - я хочу этого и теперь. - Рена сделала буквально секундную паузу, а после - заключила: - А чего хочешь ты?
Вопрос особенно был важен потому, что основное демон уже получил, и Рене нужно было знать, что дальше. От ответа Флёра многое сейчас зависело.

+1

44

Проблему Рены можно было обозначить одной простой фразой - она слишком много хочет. К тому же она считает, что Флеурис ей чем-то обязан. Что обязан быть с ней, разделять ее убеждения и чувства, беречь ее если не тело, то уж душевный покой точно. Она считает, что если сама прилипла к нему, как банный лист до одного места, то и демон должен испытывать нечто подобное. Но она не видит разницы между ними. Флеурис не нуждается ни в ком, как бы кто ему не был по душе. Между какими-то своими эмоциями или подсознательным влечением и желанием оставаться самим собой он выберет последнее. Потому что считает, что никто не заслуживает того, чтобы он ради него шел на компромиссы.
Хотя сейчас, пожалуй, это был своеобразный компромисс - отбросить одеяло Рене, которое она так жаждет, и более не пытаться выставить ее за дверь. Но айрэс, как всегда, решила, что даже такой победы ей недостаточно. И раз получила бонус в виде того, что Флёр не стал настаивать и выгонять ее силой, то решила проявить еще чуть больше напористости.
Для начала вернула демону одеяло. А он в ответ посмотрел на нее как на полную дуру. Неужели она считает, что одеяло - камень преткновения их отношений, и стоит лишь передать его Флеурису, как всё станет хорошо?
- Прекрати это ребячество, - тоном, не предвещающим ничего хорошего, предупредил Флёр, во второй раз освобождая свое тело от мягких оков одеяла. Если Рена еще раз попытается сделать по-своему, то пусть пеняет на себя.
Но своим следующим действием айрэс выбрала другое. Она перебралась на демона, прижимая его собой. Как будто не знала, что он не любит такой позы, эдакого символа покорности, а он ведь никогда не позволит себя покорить.
Рена опять пустилась в рассуждения об их отношениях, начала вспоминать былое, снова заговорила о том, что хочет какой-то определенности, получить место в жизни демона, стать для него не одной из, а одной-единственной. По крайней мере, так Флёр расценил ее слова.
- А чего хочешь ты?
Флёр долго молчал, без улыбки глядя на Рену снизу вверх.
- Я хочу, чтобы ты прекратила свои попытки меня заарканить, - довольно жестко ответил он. - Я не твой и никогда твоим не буду. Я хочу, чтобы ты перестала пытаться мной манипулировать и взывать к каким-то моим чувствам. У меня их нет, и не нужно рыться в моей душе. Ты можешь спать со мной, можешь со мной путешествовать, но у тебя нет прав выяснять со мной отношения. Надеюсь, я понятно выражаюсь.

+1

45

Вести с мужчиной разговор, где хоть раз говорится о чём-то серьёзном, - смерти подобно. Мужчины так этого боятся, что их невозможно переубедить, сказав, что это просто разговор, а не серьёзный шаг вперёд через всю пропасть. А для такого, как Флёр, вообще, видимо, всякий разговор, где есть хоть намёк на некие чувства, сразу же кажется ему попыткой повесить на его шею петлю. Только самое интересное было в том, что Рена не говорила, что хочет от демона конкретного - его одного, чтобы он её на руках носил, вечной жизни с ним, чтобы без всяких ссор и прочих глупостей, семьи с ним, чтобы бегали по двору новенького и совместно выбранного дома детишки, которых на самом-то деле попросту не может быть. В общем, никакой конкретики, никакого определённого совместного будущего она не просила, потому что сама об этом не думала. Если же демон расценил слова - "найти для меня место в твоей жизни" как приговор, что ж... В этом все мужчины.
В любом случае, ответ на её вопрос всё же прозвучал. Довольно грубый, зато точно обдуманный и к тому же понятный. Упрекать Флёра в грубости было бы глупо, впрочем, как и в целом упрекать его за подобный ответ. Рена выслушала его без всяких возражений, не перебивая и толком не изменяясь в лице. Может быть, она ждала нечто подобное, учитывая, что демон в последнее время то и дело искажал смысл сказанных ею слов.
А когда Флёр закончил, Рена спокойно освободила его, села на край кровати и всё-таки решила ответить на весь этот яростный монолог:
- Я не пытаюсь тебя заарканить, сделать своим - тоже, - очень сложно второй раз повторять то, что айрэс уже говорила - что демон ей дорог и что она в какой-то степени не может без него. Это всё важные слова, которые, сказав однажды, должны получить ответ. Хоть какой-то. Но у Флёра тогда не было ответа и сейчас, если Рена повторится, тоже не будет. Он её просто пошлёт на все четыре стороны: - Впрочем, можешь думать, как хочешь, это твоё право. Мне должно быть наплевать, - вот только ей было не наплевать в итоге.
По крайней мере айрэс получила ответ на свой вопрос. И именно сейчас поступит так, как он того хочет. Отныне ни слова на тему их взаимоотношений, отныне исключительно совместное путешествие без какой-либо близости - телесной или духовной - не суть.
- В конце концов, у него есть Кирран. Вот и пусть продолжает с ней спать, а, может, и делиться душевными переживаниями тоже.
Рена начала одеваться, хотя и оставалось ей не так уж много. А когда закончила, то направилась к выходу из комнаты. Её рука коснулась ручки двери, однако, напоследок айрэс вновь повернулась к Флёру и сказала:
- Чтобы ты знал, я ни о чём не жалею, и наше общее путешествие не закончу.
Правда в любом случае повторения сегодняшней ночи Рена уже не допустит. Как она выяснила, для Флёра совершенно ничего не изменилось - секс или не секс, разговоры или не разговоры, действия или же не действия. Кроме того...
- Глупо соваться в жизнь того, кому ты не нужен и не будешь нужен.
Она уже покинула комнату, увидела Кирран в гостиной и, вместо того, чтобы лечь поспать ещё хотя бы пару часов, вышла из дома и села на скамью. В её понимании всё было слишком запутанно. Большая часть мыслей противоречили друг другу и вызывали диссонанс в её душе, однако, она была уверена в том, что не только лишь говорила, но и действовала. И это был для неё пусть небольшой, но всё же шаг вперёд, некий прорыв, изменивший в целом её восприятие по части отношений между двумя личностями.
- А Флёру просто никто не нужен.
Было ещё темно и к тому же прохладно, а Рена даже не подумала взять плащ или тёплое одеяло. Тем не менее она не стала покидать своего излюбленного места - именно на этой скамье она проводила бОльшую часть своего времени, когда останавливалась дома. Именно эта скамья была для неё своего рода личным пространством, где она часто предпочитала находиться в одиночестве.

+1

46

Может быть, Рене казалось, что она говорит то, что и пытается демонстрировать. Или так убедительно говорит, что и сама начинает в это верить. Или у нее мужчин было слишком мало, что она не успела изучить их жажду свободы и бунт против попыток ее ограничения. Или ей кажется, что она подбирает как раз к случаю слова... Да целую кучу "или" можно перечислить, и лишь одно будет правильно - спросить прямо. Но Рена упрямо твердит: нет, она не  пытается приручить демона, не связывает его обещаниями, не пытается просочиться в его чувства, ей не нужна его любовь и расположение, да ей вообще ничего не нужно, кроме места рядом с ним. Он не понимает. Пусть эта айрэс считает его твердолобым тугодумом, но он, мыслящий исключительно логикой и разумными доводами, не понимает этих эмоциональных экспрессий. Не понимает обиды, которая проявляется очень странным образом. Когда Флеурис кричит на Рену, когда выбрасывает ее в окно, когда до крови кусает ее губы и обращается с ней хуже, чем с драной кошкой, девушка терпит и прощает. Но когда он спокойно и уравновешенно пытается донести до нее, что он хочет ее потому, что хочет, потому что жаждет ее тело, а не потому что существуют какие-то невысказанные скрытые мотивы, Рена не понимает, надумывает себе чего-то сверху и в обиде уходит.
"Мать.. это ты создала этих глупых баб, скажи мне? - мысленно взмолился Флёр, глядя в потолок, как будто там мог узреть прекрасный лик богини. - И почему я, когда становлюсь женщиной, не превращаюсь в глупую бабу?"
Почему так сложно донести до женщины ту суть, которая мужчиной видится очевидной? Почему редкая женщина умеет правильно и конкретно выразить свои мысли, и почему Рена не такая? Почему Флеурису с ней так сложно? Она ведь наверняка считает, что это ей с ним ужасно тяжко уживаться и что она делает ему огромное одолжение, не посылая к черту каждый раз, как ей что-то не нравится.
Зачем всё усложнять? Чего она хочет?
Флёр закрыл лицо ладонями, позволил себе несколько раз с шумом вдохнуть и выдохнуть. Айрэс уже давно не было в комнате, и кто знает, чем она там занимается. Может быть, восприняла ситуацию с должным спокойствием и ушла спать на кушетку. А может, обняв колени, рыдает в каком-нибудь уголке, проклиная бессердечного и жестокого демона на чем свет стоит. Но почему он должен отвечать ей своей жертвой на ее жертву, если не согласен с этим?
Ладони сжались в кулаки. Флёр с усилием протер глаза. Потом выбрался из-под одеяла, натянул штаны и босиком пошлепал в общую комнату. Кирран спала на диване, завернувшись в одеяло по самые уши. Только макушка с растрепанными волосами торчала. Может быть, девушка и понимала, что происходит, и сейчас совсем не спала, а только притворялась, но вот ее мудрость в том и заключалась, что она умела, когда нужно, промолчать.
Демон вышел на террасу, поежился от ночного холода, только теперь ощутив, что обнаженному человеческому телу требуется одежда. И Рену увидел почти сразу же. Сидит, всеми обиженная, неприкаянная и отвергнутая... разве нужна ей сейчас чья-либо компания?
- Допустим, я скажу, что дам тебе место в своей жизни. И что дальше? Что это для тебя изменит? - спросил Флёр, притворив за собой дверь, чтобы эти вопросы достигли ушей лишь той девушки, кому адресовались.

+1

47

Ни о какой обиде сейчас не шло речи. По крайней мере Рена понимала, что обида здесь ни при чём. Ведь какой смысл обижаться на того, кто не может ответить взаимностью? Флёр не обязан понимать Рену, а она не обязана понимать его. Флёр также не обязан слушать Рену, принимать её желания, давать на них согласие. В общем, они ничего друг другу не должны. То, что Рена воспринимает всё, что между ней и Флёром, иначе, не значит, что сам демон обязан делать то же самое. Он ветер, он свободен: сейчас он здесь, а уже через секунду - далеко отсюда. В Альмарене же не существует того, кто мог бы обуздать Флёра, этот ветер, который не знает ничего, кроме свободы. И Рена, наконец это осознав, давала ему эту свободу. Хотя бы от себя.
Сейчас она сидела на скамье и пыталась что-то разглядеть во тьме впереди. Холод не смущал её, как и эта темнота. Между тем её раздирали противоречивые чувства по поводу того, что связано с Флёром. Да, у неё оставалось полно вопросов. Да, она совсем не была уверена в том, что поступает правильно. И, да, она сомневалась. В каждом сказанном ранее слове, в каждом жесте, даже в каждом вздохе. Но эти сомнения не доставляли ей неудобств. Словно так и надо было.
И если Флёр задавался самыми разнообразными вопросами о том, что не так с Реной и в целом с женщинами, то сама Рена недалеко ушла от него в этих мыслях. Почему она не может, получив отказ, просто стереть из своей памяти все воспоминания, связывающие её с Флёром? Нет. Почему она не хочет ничего, кроме как находиться с ним бок о бок? С ним, с демоном, полным самых разнообразных личин, самых разнообразных эмоций, из которых не узнаешь, что правда, а что ложь. С ним, с этим мужчиной, который вносит в её мирную жизнь не просто зерно, а целый мешок зёрен хаоса? Почему она не дорожит собственной свободой, собственном правом быть одинокой, но спокойной, живой и не думающей о подобных вещах?
- Не могу поверить. Кто это сделал со мной? Я сама или он?
Однако эти вопросы теперь не имели никакого смысла. Флёр чётко и ясно донёс до Рены свои желания. Она их поняла и приняла.
Вот только когда демон вдруг тоже пришёл на крыльцо, айрэс сначала посмотрела на него с немым вопросом, затем снова перевела взгляд в темноту, спрашивая себя, почему Флёр не остался в комнате и просто не наплевал на всё, что было сказано или не было.
- Допустим, я скажу, что дам тебе место в своей жизни. И что дальше? Что это для тебя изменит?
После того, как он ответил на важный для Рены вопрос, там, в комнате, теперь было как-то странно слышать от него подобное. Точнее... Сначала он озвучил свою позицию, а теперь создаётся впечатление, будто он резко передумал и решил уточнить детали запрашиваемого ранее. Вот только назад пути нет, как поначалу решила Рена. Однако прошла секунда, и она изменила своё решение, давая тем самым Флёру ещё один шанс.
- Если ты этого не хочешь на самом деле, то ничего не изменит, - негромко заговорила она, вздохнув предварительно. Затем сжала губы, как будто снова о чём-то раздумывала, и вновь начала: - Я не могу выкинуть тебя из головы, - и опять остановилась, но через пару секунд продолжила, - и не хочу. - Тем не менее она решила вернуться к главному - к ответу на вопрос Флёра: - Если ты найдёшь для меня место, если действительно захочешь, то мы... сначала посмотрим, что из этого выйдет.
Она не собиралась давить на Флёра. Он вправе сказать то, что думает, а потом вправе сделать то, что хочет. В конце концов, если он всё ещё придерживается своей позиции, о которой сказал несколько минут назад, то повторяться ему незачем. Достаточно будет просто сказать "а я этого не хочу" и уйти. А утром всё будет так, словно этой ночи вообще в их жизнях не существовало.

Отредактировано Рена (25-01-2015 00:38:49)

+1

48

Если бы Флеурис сейчас услышал, что это Рена дает ему шанс, то расхохотался бы ей в лицо и точно наплевал бы на все эти странные попытки что-то сделать. Он вообще не думал о каких-либо шансах, не считал отнюдь, что и сам Рене дает шанс. Это пафосные глупости. Главное - понять, чего она хочет, что скрывает, зачем утаивает свои мотивы. Потому что Флёр, панически опасаясь женского коварства, которое не предугадать, мог даже на самую светлую из всех светлых айрэс возвести напраслину. В том плане, что подозревал бы ее в тайных мотивах, попытках себя поработить, привязать, в чем-либо ограничить. И то, что Рена уклонялась от прямых ответов - опять же по мнению демона - было лишь ей в минус. И в копилку к демонической подозрительности.
Он, оставаясь у дверей, как будто это был его запасной план отступления, задал прямой и вполне конкретный вопрос. И ожидал услышать такой же конкретный ответ. Не переводы стрелок, не кучу возможностей со словом "если", а субъективную конкретику, которую сама Рена считает своей правдой. Может быть, Флёр слишком был придирчив и напорист, и не следовало выжимать из айрэс эти ответы, а махнуть рукой и оставить всё, как есть. А туманные фразы, на которые появляется еще больше вопросов, слышать демон не хотел.
- Меня такой ответ не устраивает, - жестко отозвался он.
Они ведь слишком разные. Противоположности. Флеурис прямолинеен и не беспокоится о чувствах других, зато никто не упрекнет его в том, что он изгаляется или чего-то не договаривает. Рена боялась что-то сказать и в ответ услышать насмешку или - хуже того - холодное молчание?
- В таком случае я ничего не стану менять, - проговорил демон после. - И с таким ответом ничего не изменится даже в случае, если я официально заявлю тебе, что будет тебе место рядом со мной. Только раз ты не уточняешь, что дальше, то и я не уточняю, какое именно место. И в чем оно будет для тебя заключаться, - Флёр поежился, чувствуя, как от холода по его телу пробегают мурашки. - Если надумаешь что-нибудь добавить, я буду в комнате, - после этих слов демон прямиком вернулся в спальню, снова сбросил с себя штаны и теперь уже залез под одеяло.
Он чувствовал злость на Рену. И за то, что она начинает подобные темы, не довольствуясь лишь тем, что им просто хорошо вместе заниматься сексом. И за то, что, как испуганный зайчонок, жмется в угол, боясь говорить то, что думает.

+1

49

Порой Рене казалось, что она разговаривает со стеной, а не с Флёром. Он будто не слышал её ответов. Может, игнорировал их, не принимал те маленькие и робкие откровения, которыми она делилась. Наверное, ему вообще было чуждо подобное поведение и вникать в смысл сказанного он не собирался. А, может быть, он просто боялся того, о чём Рена, пусть и не без труда, но всё же говорит вслух. Ведь он, всесильный демон, о таком никогда и никому не скажет, посчитав или излишним пафосом, или же глупостью. Также велика вероятность того, что он просто не будет иметь похожих эмоций. В общем, вариантов масса. Но в любом случае айрэс доставалось от демона как раз потому, что он лишь смотрел, что она делает, какое у неё выражение лица, каким голосом она говорит, как держится в целом. Он следил за действиями, не слушая слова. Точнее, что-то он улавливал, но понимал, что это опять разговоры и только, и потому как будто отключался, пока Рена продолжала откровенно говорить о своих чувствах. Однако порой и слова играют немалую роль.
- Меня такой ответ не устраивает, - именно поэтому столь резкий ответ ни капли айрэс не удивил. Она лишь глянула на Флёра буквально на секунду, а затем вздохнула.
- Как же надо выразиться, чтобы ты услышал?
Она нахмурилась, глядя перед собой и не двигаясь с места. К счастью, что Флёр не садился и не нарушал её некое личное пространство, не мешая тем самым сосредоточиться на своих мыслях по поводу всего, что было и есть.
Демон ушёл, перед этим очередной раз сказав, что ничего не станет менять. В ответ на это Рена лишь тихо и безэмоционально хмыкнула, так что Флёр уже не услышал бы, потому как зашёл обратно в дом.
- Значит, тебе нужна конкретика? И не пожалеешь ли ты о своём желании?
На самом деле у неё самой пока не было точного ответа. У неё не было сформировавшейся мысли о том, что она хочет от общения с Флёром и от проведения времени с ним. Поэтому пришлось ещё некоторое время посидеть на холоде, подумать об этом, что-то найти, откопать из глубин самых потаённого. Рена вспоминала все слова Кирран, чувствуя себя при этом маленькой девочкой, которая ищет выход из темноты. Но так или иначе...

Через какое-то время Рена снова появилась в собственной комнате, где находился и Флёр. Она, закрыв дверь, подошла к кровати, хотела было что-то ещё сделать, но всё же осталась стоять на месте и несильно сжала пальцы в кулак.
- Эта комната, - она обвела глазами помещение, - этот дом - это моё. Тут моё убежище, моё пристанище. О нём почти никто не знает. Потому что я не хочу водить сюда всех и каждого. Но тебе я хочу показать всё, что принадлежит мне. Я хочу поделиться всем с тобой, потому что... - она запнулась, сглотнула, но тем не менее продолжила, - ты для меня больше, чем просто кто-то из прошлого, о ком я периодически могу забывать и вспоминать. Ты больше, - и всё это она говорила, не двигаясь с места, глядя на Флёра, волнуясь, дрожа всем телом, - я не хочу тебя заарканить. Я просто... чувствую, что когда ты рядом, то мне уже не нужно прежнее одиночество. Мне нужен ты. И я... кажется, влюбилась. Да.
С одной стороны, было как-то по-детски слышать последнюю фразу от довольно взрослой женщины, которая живёт на свете не первый год. С другой стороны, описать иначе свои эмоции она не могла. Кирран была права - главное, не влюбиться в демона, но Рена поняла, что именно это она и сделала. Иначе не стала бы терпеть грубость Флёра и его жестокое обращение, не стала бы гоняться за ним, кидаться, не подумав, во всякие опасности, где сама может пострадать... В общем, слово "влюблена" очень хорошо объясняло все её глупые, по мнению Флёра, поступки, которые он к тому же и не понимал. Зато теперь он смог наконец-то услышать ответ и те самые мысли, которые Рена прятала в себе до самого конца.

+1

50

Флёр не думал, что Рена проникнется его словами и станет что-то отвечать. Он уже не первый раз пытался добиться от нее какой-то конкретики, и всё впустую. Может, она боится, может, просто не привыкла быть откровенной. Но тогда почему считает, что с ней должны быть откровенными другими? Вот демон, ничуть не опасаясь, прямиком вываливает на нее раз за разом гору неприятной информации. Этого-то он не боится. Не боится показаться козлом, не боится, что Рена его возненавидит. Даже наоборот, этого-то и добивается. Ему кажется, что куда уж лучше быть ненавистным, чем предметом обожания.
Ух, как же он не хотел таким становиться.
Это сложно объяснить. Наверное, не подберется и таких слов, чтобы можно было описать принципы Флеуриса. Нужно было влезть в его шкуру, прожить тысячи его жизней, узнать его мысли, чтобы понять его. Как бы Рена ни пыталась насильно втиснуться в его жизнь, у нее не получилось бы сделать этого, продолжай она в том же духе. Она не могла найти к нему подход.
Флёр ушел обратно в комнату и подумывал о том, чтобы уйти и вовсе. Ему никто не нужен, он всегда сам справляется со своими проблемами. Ему не нужно, чтобы кто-то лез в его душу, пытался устроиться там с комфортом и делать вид, что понимает и принимает. Хватит, было уже такое. И то дерьмо, которое оставили в той душе, пришлось долго выгребать лопатами.

Дверь открылась, пропуская внутрь айрэс. Видимо, у демона получается лучше подбирать слова, чтобы до Рены доходило то, что он хочет ей сказать. Он испытывающе смотрел на нее, ожидая какого-либо ответа. У нее был этот ответ, демон видел по выражению ее лица. Но появилась ли у нее сила духа? Рена остановилась перед вытянувшимся на кровати Флеурисом. Подбирала слова. Может быть, колебалась, выбирая меньше из зол. Мужчина, не меняя положения тела, терпеливо дожидался.
- Эта комната, - начала Рена, и Флёр, еще не дослушав, уже закатил глаза. Айрэс снова за своё. Выметайся, противный демон, тут буду спать я.
Он принял сидячее положение как раз к тому моменту, когда Рена перешла к рассказу о недостойных, которым нет места в этом доме.
"А, ну да... кровать, комната, дом... Зачем нужно было приглашать меня сюда в таком случае?" - пока что те слова, что Флеурис услышал, разочаровали его, и это было видно по изменившемуся выражению лица. Но стоило Рене продолжить говорить дальше, как Флёр оторопел.
- Стой.. - прошептал он, вот только это прозвучало то ли тихо, то ли айрэс уже настроилась сказать всё, что собиралась, а потому ее голос всё звучал.
- ...ты для меня больше, чем просто кто-то из прошлого, о ком я периодически могу забывать и вспоминать. Ты больше...
- Не нужно, - он поднялся, одеяло соскользнуло на пол, но Флёра внешний вид заботил сейчас в самую последнюю очередь. Он не хотел слышать того, к чему Рена вела. Он мог догадываться, мог подталкивать ее к откровенности, но все же считал, что девушка не рискнет изливать ему душу. Ему, жестокому и черствому демону, скорому на расправу и перемене своих желаний. Разве она не понимает, что ему нельзя доверять?
- Я не хочу тебя заарканить. Я просто... чувствую, что когда ты рядом, то мне уже не нужно прежнее одиночество. Мне нужен ты. И я... кажется, влюбилась. Да.
В итоге они оба молчали, глядя друг на друга.
- Рена, - медленно начал Флёр. Он не собирался ее успокаивать, рассказывая, что такое случается, что он ценит ее дружбу, любовь и теплое отношение, не собирался изворачиваться, чтобы как-то избежать разговора. Раз он уже состоялся, то теперь поздно что-то придумывать. Да и незачем. Флеурис прямолинеен, как бревно. Он не станет церемониться, в том числе и с чужими чувствами. - Если ты любишь меня, то ты еще большая дура, чем Кирран. Она хотя бы просто считает, что если спит со мной, то я ее не брошу. Послушай... любовь - это... - он с трудом подбирал слова, чтобы правильно выразиться и оказаться понятым с первого раза, - это чувство не зависит от взаимности. Но если ты говоришь, что я тебе нужен, то это собственничество. Ты не хочешь меня заарканить, и в то же время я тебе нужен. А я ведь не имел в виду "заарканить - значит женить меня на тебе". Если ты любишь кого-то, то ты просто любишь... ты погружаешься в это чувство, тебе не нужно требовать ответа. Это чувство не бывает эгоистичным, и когда ты кого-то любишь, то думаешь о нем, а не о себе и о том, как бы ты хотела, чтобы тебя любили взамен. Это не торговля.
В его словах впервые, кажется, проскользнула горечь, а не холодность. Отвернувшись, Флеурис подобрал свою одежду и принялся одеваться.

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ДОЛИНА АЛЬКОАТА » Чаща